Четверг, 23.11.2017, 06:24

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ГРАЖДАНСКАЯ ПОЗИЦИЯ » ПАРАЛЛЕЛИ ИСТОРИИ
ПАРАЛЛЕЛИ ИСТОРИИ
СфинксДата: Воскресенье, 27.08.2017, 01:26 | Сообщение # 11
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Петр ВАЙЛЬ

В АВГУСТЕ 68-ГО



Когда 21 августа 1968 года советские танки вошли в Прагу, мне было под девятнадцать. Хорошо помню себя того, хотя вспоминать малоприятно. Я слушал зарубежное радио, читал Самиздат, вроде всё понимал, но перебарщивал с попыткой понимания. Их, которые в Кремле, как все мои друзья, не любил. Но говорил о целесообразности с их точки зрения. Не оправдывал, конечно, но умничал и рассуждал, что надо пытаться понять их позицию — иначе необъективно. Кивал на «Расёмон» Куросавы, где одно событие четыре очевидца описывают совершенно по-разному. Большой релятивист был, каким и в девятнадцать быть неудобно. Повзрослев, понял, что мантра «у всех своя правда» — ложь: одна — правда, другая — притворяется. И другая мантра «чума на оба ваши дома» — враньё. Так не бывает: какой-то из домов всегда заслуживает больше чумы. Виноватых поровну — нет.

В то время и демонстрация протеста 25 августа на Красной площади не сильно поколебала: какой смысл? ведь ничего же не изменится. Как раз 25 августа Франция провела успешное испытание водородной бомбы в Тихом океане и стала пятой ядерной державой: кто ж заметит восемь человек с плакатами в Москве.

Сильный, оказавшийся решающим, толчок дал Александр Галич. Его песня:

Снова, снова — громом среди праздности,
Комом в горле, пулею в стволе —
Граждане, Отечество в опасности!
Наши танки на чужой земле!

Вопят прохвосты-петухи,
Что виноватых нет,
Но за вранье и за грехи
Тебе держать ответ.

За каждый шаг и каждый сбой
Тебе держать ответ!
А если нет, так черт с тобой,
На нет и спроса нет!

Тогда опейся допьяна
Похлебкою вранья.
И пусть опять — моя вина,
Моя вина, моя война,
И смерть опять моя!

В свои неполные девятнадцать я рассуждал о целесообразности.

Мой ровесник — моложе на 18 дней — студент Владимир Гнулик погиб 21 августа 1968 года от огнестрельной раны в грудь. Повар Ярослав Кубеш — на 19 дней меня старше — был раздавлен военным грузовиком. Студент Марио Мусих — на год старше — тоже. Строитель Милан Лампер — старше меня на два месяца — застрелен. Все они убиты 21 августа у здания Чешского радио в Праге на углу Бальбинова и Виноградской, наискосок от которого я прожил с 95-го одиннадцать из своих тринадцати с лишним пражских лет.

Возле радио тогда погибли шестнадцать человек. От 18-летнего автомеханика Ивана Лайты и 44-летнего железнодорожника Ярослава Швеца, убитых осколками танкового снаряда, до 72-летнего пенсионера Яна Баборовского, сгоревшего заживо в своей квартире в доме напротив, когда танки стали стрелять по жилым зданиям. 28-летний Иржи Клапка разбился, выпрыгнув из окна горящей квартиры на Виноградской.

Потом тоже погибали. 24-летнюю Марию Хароускову убили, когда она шла 28 августа по скверу в Кларове, через реку от концертного зала Рудольфинум и той площади, которая тогда еще не носила имя Яна Палаха. 10 сентября на улице Оплеталова, где в 1876 году впервые был полностью издан «Кобзарь» Тараса Шевченко, пьяный советский солдат застрелил 16-летнего типографского подмастерья Мирослава Беранека. 27 августа танк задавил на Смихове 70-летнюю пенсионерку Бедржишку Кадершабкову. 24 августа на Подольской набережной Влтавы были убиты 15-летний Карл Немец — выстрелом в сердце, и 15-летний Карел Паришек — выстрелом в голову.

108 человек погибли в Чехословакии при вторжении, около 500 были серьезно ранены.

Никого из них не тревожил вопрос о целесообразности. Одних — потому что их не спросили и они не успели об этом подумать. Другие не слишком задумывались, а просто знали, что им надо быть у здания Чешского радио, когда туда подходят танки.

Не задумывались — по-другому — и те, кто сидел в танках.

Александр Майоров, командующий 38-й армией, главной силой вторжения, вспоминает в мемуарах о совещании в Москве 18 августа, после которого к нему подошел командующий ВДВ генерал-полковник Маргелов: «Ну что, понял, Саша? — Так точно, Василий Филиппович. — А что понял? — осклабился воздушный десантник. — Действовать надо решительно и твердо управлять войсками. — Е..ть надо и фамилию не спрашивать — вот что надо!»

На том совещании министр обороны СССР Гречко сказал: «Огонь открывать только с моего разрешения». Дальше Майоров пишет: «Я взял на себя ответственность и приказал этим командирам (дивизий и передовых отрядов — ПВ) на выстрел отвечать залпом».

Вышедшие к Лобному месту на Красной площади 25 августа 1968 года задумывались и спорили. Ясно было, что действительно сейчас ничего не изменится, что затея — бессмысленная. Практически — точно. А по-другому — включаются другие критерии, не впасть бы в патетику. Господь, говоря о наказании Содома и возможном прощении города ради живущих там праведников, «сказал: не истреблю ради десяти» (Быт. 18:32). В Москве нашлись восемь человек. Поименно: Константин Бабицкий, Татьяна Баева, Лариса Богораз, Наталья Горбаневская, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Павел Литвинов, Виктор Файнберг. Они продержались на Красной площади с плакатами три минуты, после чего их арестовали, избили, приговорили к заключению и ссылке.

И тогда, и потом никто из них не приводил высоких доводов. И они сами, и их друзья, объясняя побудительные мотивы поступка, не сговариваясь, называют одну причину — было стыдно.

Это как раз то, о чем пел Галич. Мало быть без греха самому. За чужое вранье и за чужие грехи тебе держать ответ. Вина — моя, война — моя. Это называется — нравственность.

Какие кондовые слова — «целесообразность» и «нравственность». Из какого-то бухгалтерского лексикона, вроде «задействованности» и «востребованности». Российские деятели всех уровней любят еще и удваивать: «морально-нравственные» (ценности, например). В других случаях они к тавтологии не привержены: не говорят же «самолетно-авиационные» (перевозки, допустим) или «продуктово-продовольственные» (поставки, скажем). А тут — говорят, и становится ясно: не осознают, что произносят. И слова, и понятия — чуждые.

Пожалеть бы их, то есть нас — и тех, кто всё это творил, и кто одобрял, и кто молчал, и кто не хочет и не может покаяться, и кто говорил и говорит о целесообразности. Нет никакой целесообразности на свете. Есть добро и зло. И если ты не умеешь отличать одно от другого, то твое существование — нецелесообразно.

А о нравственности вслух не надо. Как писал Василий Розанов: «Я еще не такой подлец, чтобы говорить о морали». Надо делать. На длинной дистанции это оказывается выигрышно, даже если пока теряешь: как долгосрочное вложение — выгодно. «Когда не знаешь, как поступить, поступай по совести», — говорил Бродский.

Вот те восемь на Лобном месте так и поступили, ощутив стыд за себя и за других.

Источник: Российская газета, 20 августа 2008 г.
https://rg.ru/2008/08/20/avgust.html
Прикрепления: 2094925.jpg(75Kb)
 
СфинксДата: Воскресенье, 27.08.2017, 01:28 | Сообщение # 12
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Прикрепления: 4041853.jpg(50Kb)
 
СфинксДата: Воскресенье, 27.08.2017, 13:50 | Сообщение # 13
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline


25 августа 2017 года в Петербурге на Дворцовой площади представители различных демократических организаций города напомнили о «демонстрации семерых» против оккупации Чехословакии в августе 1968-го года, когда советские войска вторглись в эту страну для того, чтобы задушить «Пражскую весну» – движение её народа к свободе и демократии.

Вторжение произошло 21-го августа, а спустя 4 дня, 25 августа, 8 москвичей вышли на Красную площадь с демонстрацией протеста против агрессии СССР в суверенное государство, против подавления воли и свободы чешского и словацкого народов. Это была одна из самых значимых акций советских диссидентов.

Вот эти восемь человек: Константин Бабицкий, Татьяна Баева, Лариса Богораз, Наталья Горбаневская, Вадим Делоне, Владимир Дремлюга, Павел Литвинов, Виктор Файнберг. Они были моментально задержаны милицией и сотрудниками КГБ в штатском, избиты и доставлены в отделения милиции. Семеро из них были впоследствии приговорены к тюремным срокам или заключению в спецпсихиатрические «больницы». А Татьяну Баеву удалось представить следствию в качестве случайной прохожей, что позволило ей остаться на свободе. Поэтому, хотя участников антивоенной демонстрации было 8, за этой акцией утвердилось название «демонстрации семерых».

Подвиг этих людей не мог изменить политику советского руководства, но он стал той тонкой нитью, которая удержала от окончательной потери доверия жертв агрессии ко всему народу страны – агрессора. После «Демонстрации семерых» в пражской газете «Literární listy» писали: «Семь человек на Красной площади — это, по крайней мере, семь причин, по которым мы уже никогда не сможем ненавидеть русских».
В память о той демонстрации был сделан ремейк одного из плакатов демонстрантов 1968-го года по фотографии с максимальным приближением к оригиналу. Это плакат со словами – «За вашу и нашу свободу», которые сегодня снова звучат, как голос не умолкшей совести нашей страны. Это – потому что снова «наши танки на чужой земле», потому что снова – ложь и лицемерие, равнодушие и трусость подталкивают оправдывать или не замечать войну с Украиной, закрывать глаза на военные преступления против мирного населения в Сирии. Потому, что осознание ценности свободы, как таковой, утрачено до опасной черты, а тяжесть национальной вины, даже будучи осознанной, не подталкивает наших сограждан к действию.

Всякое действие, направленное против агрессивной внешней политики российской власти сегодня, начинает сегодня казаться заведомо лишённым смысла, в связи с малочисленностью людей, её не приемлющих. Но воздействие в 1968-ом году «демонстрации семерых» на сознание тысяч людей длится во времени до сих пор. Оно продолжает формировать отношение к нашей стране и память поколений. Это опровергает все доводы о бесперспективности протеста одиночек, бессмысленности их риска и жертвенности. И на Дворцовой площади в годовщину выступления против вторжения в Чехословакию участники акции напомнили об истинных героях нашей страны, одержавших моральную победу над тоталитарным советским государством. Кроме плаката с портретами всех восьмерых, этой цели служили листовки, рассказывающие об историческом событии и его участниках.


https://www.facebook.com/gradustv77/videos/1981922832052669/
 
СфинксДата: Суббота, 16.09.2017, 04:59 | Сообщение # 14
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Линия смены дат



1 сентября 1939 года, день начала Второй мировой войны, давно стал днем исторического и нравственного водораздела. Это день, который отделил советское сознание от человеческого. Советское - оно всегда сосредоточено на одном-единственном дне в скорбной военной летописи: 22 июня 1941 года, "вероломное нападение гитлеровской Германии на первое в мире государство рабочих и крестьян".

Советское сознание всегда употребляет именно это слово - "вероломное", но никогда не задается вопросом: а почему это большевистский диктатор Иосиф Сталин так беззаветно верил Адольфу Гитлеру, что отказывался верить в нападение недавнего союзника даже тогда, когда враг был уже на территории СССР? Почему Сталин не верил собственным соратникам, согражданам, даже собственной жене - а вот Гитлеру поверил? Может быть, потому что сама идея раздела мира, которой фюрер соблазнил доверчивого семинариста, была - и остается - главной мечтой Кремля. И когда появляется хотя бы призрак этой идеи, устоять невозможно.

Сталин уверил себя, что разделит мир с Гитлером, - и за это его безумие заплатили собственными жизнями десятки миллионов людей. Путин рассчитывает, что заставит Запад договариваться с собой о новом разделе, - и за это наследственное безумие еще предстоит заплатить.

Нежелание помнить о 1 сентября - это не просто игнорирование очевидных исторических фактов. Это еще и нежелание брать на себя ответственность за прошлое. Куда приятнее воображать себя жертвой агрессии, вопить "деды воевали" и торговать чужой болью - но для этого просто необходимо, чтобы война начиналась с 22 июня.

Понимать, что война началась с 1 сентября, что она стала прямым результатом советско-немецкого сговора, что Советский Союз до 1941 года и после 1945 года вел себя в Европе немногим лучше гитлеровской Германии, - это ответственность. Ответственность, которую неспособно взять на себя большинство россиян. Ответственность, которая может быть не только государственной, но и личной - собственно, с личной ответственности и начинается выздоровление государства.

Я не хочу прописывать рецепты этого выздоровления. Можно просто помнить, что 1941-1945 годы были временем героического сопротивления миллионов советских людей - и одновременно временем трагедии тех миллионов, кто оказался на оккупированной территории или избрал сторону Рейха. Но одновременно не забывать, что 1939-1941 годы, нападение на Финляндию, оккупация Латвии, Литвы, Эстонии, уничтожение Польши - это годы позора. А 1945-1991 годы - фактическая оккупация стран центральной Европы - десятилетия позора. Но это общие слова. А бывают ведь и личные переживания.

Я хорошо помню свое собственное. Это был 1991 год, поезд до Бонна. Мы разговорились с пожилым немецким профессором, специалистом по России, - и оказалось, что его отец был ранен в той самой битве на Курской дуге, в которой погиб мой дед. Я в очередной раз задумался о том, может ли денацификация и раскаяние отменить личные переживания.

А потом я подумал о другом моем деде, героическом офицере, который прошел всю Вторую мировую войну и скончался от последствий фронтовых ранений за несколько лет до моего рождения. Когда я был маленьким, я обожал рассматривать его награды, за освобождение и за взятие. И, конечно, я тогда не задумывался о том, что до 22 июня в жизни моего деда была финская война и был Львов.

И я понял, что поезд мог быть не до Бонна, а до Тампере или до Вроцлава. И я мог бы сидеть напротив внука финского или польского солдата, защищавшего родину от агрессора и погибшего в бою. Я отличался бы от немецкого профессора только тем, что в стране, которая тогда исчезала на моих глазах, не было ни денацификации, ни осознания ответственности. На могиле финского или польского солдата я замер бы в одиночестве.

Именно поэтому для меня так важно, что я оказался гражданином Украины, страны, в которой история войны отсчитывается с 1 сентября, а не с 22 июня. Это изменение даты - очень важный и очень непростой шаг к человечности и самоуважению. Чтобы иметь право чем-то гордиться, нужно научиться стыду.


Виталий Портников

Источник: https://allkharkov.ua/news/pro/liniia-smeny-dat-portnikov.html
Прикрепления: 9641536.jpg(9Kb)
 
СфинксДата: Воскресенье, 08.10.2017, 22:24 | Сообщение # 15
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Прикрепления: 5118539.jpg(54Kb)
 
СфинксДата: Воскресенье, 15.10.2017, 18:22 | Сообщение # 16
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Как Сталин помог приходу Гитлера к власти



Если бы не указание Сталина германской компартии, нацисты продолжили бы терять популярность, пока не вернулись бы к роли маргинальной партии.

В десятитомнике «Йехуизм» («Тоталитаризм») и монографии «Двойное убийство Сталина» я попытался на большом количестве исторических примеров показать ущербность внутренней и внешней политики Сталина для России. Я уж не говорю о его чудовищных преступлениях против народов, населявших СССР. Когда эти книги публиковались, историческая правда была погребена под толстым слоем фальсификаций, подтасовок и открытой лжи. Но историческую правду скрыть невозможно и постепенно — шаг за шагом, факт за фактом, — история СССР все больше освобождается от идеологических обманов и предстает, если можно так выразиться, в своей «первозданной красе».

Невыученные уроки истории неизбежно оборачиваются ростом «мирового зла». Сокрытие и замалчивание исторических преступлений открывает прямой путь к их повторению. В истории за все непотребства рано или поздно приходится расплачиваться, победы нередко оборачиваются поражениями, а завоевания — утратами. Лицемерие, подлость, алчность, безумство, мракобесие — негодные основания для культурно-исторических побед.

Историю невозможно скрыть, спрятать, изменить — рано или поздно тайное становится явным, и бывшие «герои» предстают пред потомками в своем дьявольском облике.

Недавно появились публикации о том, как Сталин своей глупостью споспешествовал приходу Гитлера к власти. Во многом это было результатом навязанного Коминтерну сталинского решения, запрещавшего западным коммунистам блокироваться с социал-демократами. Еще на VI Всемирном конгрессе Коминтерна (1928 г.) упор был сделан на стратегическую установку, согласно которой в капиталистических странах коммунистам противостоят две в одинаковой степени враждебные политические силы: открыто реакционная (фашизм, нацизм) и демократически-реформистская (социал-демократия). В соответствии с этой сталинской линией категорически отвергалась возможность союза коммунистов с европейскими социал-демократическими партиями и таким образом закреплялся раскол в рабочем движении.

Коммунистам запрещалось участвовать в совместных политических выступлениях с социал-демократами, вступать в предвыборные блоки с социал-демократическими партиями, объявленными «буржуазными рабочими партиями», и голосовать на выборах за кандидатов этих партий. Сталин с присущей ограниченным людям категоричностью утверждал, что «социал-демократия является основной опорой капитализма в рабочем классе в деле подготовки новых войн и интервенций», «главным противником коммунизма» и разновидностью «социал-фашизма».

Кстати, подобные оценки и прогнозы, не имевшие ничего общего с действительностью и представлявшие грубейшую дезориентацию коммунистических партий в политической обстановке, пыталась оспорить лишь немногочисленная часть конгресса, например, итальянская делегация во главе с П.Тольятти. По поводу тезиса о превращении социал-демократии в «фашистскую рабочую партию», Тольятти заявил: «Наша делегация решительно против этого смещения реальности».

Гитлер смог прийти к власти потому, что немецкие коммунисты во главе с Тельманом, следуя идеологии Сталина, фактически раскололи сильное социалистическое движение в Германии. Именно по приказу Сталина Коминтерн, в который входила КПГ, призвал германскую компартию «отвергнуть всякое соглашение с социал-демократами против фашизма и сосредоточить огонь на социал-демократах». Германская компартия выполнила эту директиву.

В 30-е годы Сталин поддерживал нацизм и фашизм в Европе. Они были необходимы ему для борьбы с социал-демократами, главными конкурентами коммунистов. Еще они были необходимы Сталину для завоевания нацистами капиталистической Европы: пусть Гитлер идет по Европе, говорил Молотов, чтобы готовить почву для мировой революции, о которой мечтали освободители-большевики. В фильме «Если завтра война» (1939 г.) прямо говорится, как мы будем эту самую Европу освобождать, правда, не сказано, от кого. Когда маршал Сталин даст сигнал, писал Байдуков в «Правде», «мы обрушимся на противника всей колоссальной силой социалистической справедливости и принесем счастье всему человечеству.Любая наша война освободительная и справедливая».

Какое-то время дружба двух тиранов казалась незыблемой
Советские газеты и журналы 1940-1941 гг. буквально пропитаны большевистскими призывами к разжиганию войны за «освобождение» мирового пролетариата от буржуазного ига.

Немного статистики, свидетельствующей в пользу такого утверждения. На выборах в Рейхстаг в мае и декабре 1924 года НСДАП получила соответственно 6,5 % и 3% голосов избирателей, а первое место в обоих случаях осталось за Социал-демократической партией Германии (20,5 % голосов).

20 мая 1928 года стали сокрушительным поражением НСДАП (2,6 % поддержки и всего 12 мест в парламенте из 491). Социал-демократы сохранили первое место.

На выборах 14 сентября 1930 года НСДАП с поддержкой в 18,25 % получила второе место (после социал-демократов, 24,5 %), а третье место на выборах заняла Коммунистическая партия Германии (13,1%). На этих выборах социал-демократы получили 8,5 миллионов голосов, а коммунисты — 4 миллиона (в сумме 12,5 миллионов, а национал-социалисты — 6,5 миллионов).

На выборах 31 июля 1932 года победу впервые одержала НСДАП (37,2 % поддержки), но на перевыборах 6 ноября 1932 года НСДАП утратила 4% голосов (33,1 % голосов). Популярность НСДАП начала снижаться. Но при этом коммунисты и социал-демократы вместе собрали 13,5 миллионов голосов, а национал-социалисты — 10,5 миллионов голосов. Даже в этот кульминационный момент истории нацисты не смогли завоевать абсолютного большинства в парламенте, а на президентских выборах Гитлер проиграл Гинденбургу. Попытка Гитлера переговорить с Гинденбургом о назначении его на пост рейхсканцлера окончилась провалом, потому что его партия не имела большинства в рейхстаге.

По итогам новых внеочередных выборов 5 марта 1933 года НСДАП получила максимальный результат за всю историю участия в свободных выборах в Германии. Ее поддержало 43,91 % избирателей. Далее шли СДПГ и КПГ, которые утратили часть своих голосов из-за царившего между ними и инициированного Сталиным «раздрая».

30 января 1933 года президент Германии Гинденбург, убедившись, что коммунисты и социал-демократы заняты взаимной грызней, поручил сформировать правительство Гитлеру. Адольф Гитлер был назначен рейхсканцлером Веймарской республики, а 3 февраля 1933 года в присутствии руководства рейхсвера он заявил в качестве цели своей политики «завоевание нового жизненного пространства на востоке и его беспощадной германизации».

Миф о том, что Гитлер пришел к власти демократическим путем, не имеет под собой никаких оснований. В Веймарской республике правительство формировал рейхсканцлер, назначаемый рейхспрезидентом по своему усмотрению. При этом не требовалось даже одобрения Рейхстагом. Как уже сказано, Гинденбург назначил Адольфа Гитлера канцлером из-за склок других политических сил. Что до результатов выборов, нацисты так и не получили большинства вплоть до захвата власти. И нет сомнений в том, что при нормальном развитии событий, если бы не указание Сталина германской компартии и не фатальное решение Гинденбурга, нацисты продолжили бы терять популярность, пока не вернулись бы к роли маргинальной партии.

После прихода Гитлера к власти и поджога нацистами рейхстага (27 февраля 1933 г.) были отозваны депутатские мандаты КПГ (8 марта), а 22 июня 1933 последовал запрет СДПГ, обвиненной в государственной измене. С этого момента игры нацистов в демократию прекратились. Кстати, после прихода Гитлера к власти в 1933 году многие немецкие коммунисты повалили в НСДАП.

Сталин не только содействовал приходу Гитлера к власти, но приветствовал сотрудничество с Германией вскоре после прихода к власти Гитлера. В 1934 году, питая глубокое презрение к «слабым» демократическим правительствам Европы, он в припадке симпатии воскликнул: «Вот это вождь!». А в декабре 1939-го, отвечая на поздравление Гитлера по случаю своего 60-летия, написал: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной» (Правда, 25 декабря 1939 г. — легко проверить: найдите и прочитайте!) 23 августа 1939 г. во время встречи с Риббентропом в Кремле Сталин произнес тост: «Я знаю, как немецкий народ любит своего фюрера. Я хотел бы поэтому выпить за его здоровье». Второй тост Сталин произнес за Гиммлера, «человека, который обеспечивает безопасность германского государства». Представляя гостю Берию, Сталин шутливо сказал: «Это наш Гиммлер». Риббентроп позднее делился «московскими впечатлениями» со своим итальянским коллегой графом Чиано: «Я чувствовал себя в Кремле, как среди старых партийных товарищей».

В это трудно поверить, но уже после захвата Гитлером половины Европы Сталин послал фюреру поздравительную телеграмму, в которой говорилось о «головокружительных победах вермахата», а в 1939-м Сталин лично поздравил Адольфа Гитлера с успешной операцией по оккупации Польши... Вплоть до нападения на СССР газета «Правда» не раз и не два воспевала мужественную борьбу немецкого народа против англо-французских плутократов.

Гитлер не остался в долгу: «Господину Иосифу Сталину. Москва. Ко дню Вашего шестидесятилетия прошу Вас принять мои самые искренние поздравления. С этим я связываю свои наилучшие пожелания, желаю доброго здоровья Вам лично, а также счастливого будущего народам дружественного Советского Союза. Адольф Гитлер» (Правда, 23 декабря 1939).

После заключения дьявольского пакта Молотова-Риббентропа Гитлер сказал Геббельсу, что теперь абсолютно уверен в благонадежности России. И добавил: Сталин за нас расстрелял своих генералов, так что непрофессиональная и обезглавленная Красная Армия теперь «работает» на нас.

Кстати, инициатором позорного пакта-сговора тоже был не Гитлер, а Сталин. В выступлении на XVIII партийном съезде весной 1939 года он тонко намекнул «партнеру», что не собирается «таскать каштаны из огня» для таких империалистических хищников, как Англия и Франция. Немцы мгновенно уловили сталинский намек. Германский министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп писал в мемуарах: «С марта 1939 г. я считал, что в речи Сталина мною услышано его желание улучшить советско-германские отношения... Я ознакомил фюрера с этой речью Сталина и настоятельно просил его дать мне полномочия для требующихся шагов, дабы установить, действительно ли за нею скрывается серьезное желание». Ни добавить, ни убавить.

Одержимый параноидальной идеей заговоров, Сталин, тем не менее, больше всех доверял Гитлеру, страшась объединения демократической Европы и США для борьбы с коммунизмом. Когда Черчилль написал Сталину письмо с предостережениями о близящемся нападении Германии на Россию, Сталин не ответил, а осведомил о письме самого Гитлера. Кстати, мечтой последнего было убедить Россию вступить в союз с Германией для войны с Англией. Он даже предлагал Сталину последующий раздел Британской империи между победителями. Что ответил Сталин? Он просил германского посла передать Гитлеру следующее: «Мы останемся с Германией друзьями, что бы не случилось».

Ярким символом советско-германского «военного сотрудничества» в 1939 г. стали «совместные парады» подразделений германских вооруженных сил и Красной Армии. Наши отрицают факт этих парадов, но немецкая военная хроника сохранила прямые и убедительные доказательства «братства по оружию» СССР и гитлеровской Германии, в частности фотографии, сделанные в Бресте 22 сентября 1939 г., на которых запечатлены комбриг Кривошеий, генерал Гудериан и группа офицеров, мимо которых движется военная техника. Кстати, этот парад упоминается Гудерианом в мемуарах, вышедших на русском в 1998 году: «Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией с обменом флагами в присутствии комбрига Кривошеина». Аналогичные совместные парады были проведены в Белостоке, Гродно, Львове и других городах «присоединенных территорий».

Какое-то время дружба двух тиранов казалась незыблемой. Заключая пакт с Гитлером, Сталин способствовал быстрому разгрому Польши и мафиозному разделу ее территории между «союзниками». Развязанная Гитлером в Европе война шла уже полным ходом, всем было ясно, что рано или поздно нам придется воевать с Германией. И именно в это время из России в Германию шли эшелон за эшалоном, всё более укреплявшие мощь потенциального противника. Эти эшалоны везли в Германию стратегические грузы и происходило это уже во время гитлеровского блицкрига против Норвегии, Голландии, Бельгии и Франции. Только в конце 1940 года, то есть за 6 месяцев до начала войны Германии и СССР было договорено об увеличении стратегических поставок России на 10%. Говорят, что последние эшалоны из СССР в Германию со стратегическими грузами, во многом способствовавшими блицкригу, прошли 21 июня 1941 года.


Источник http://nv.ua/opinion....45.html
Прикрепления: 5954807.jpg(35Kb)
 
СфинксДата: Суббота, 04.11.2017, 00:18 | Сообщение # 17
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Прикрепления: 7144558.jpg(41Kb)
 
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ГРАЖДАНСКАЯ ПОЗИЦИЯ » ПАРАЛЛЕЛИ ИСТОРИИ
Страница 2 из 2«12
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES