Понедельник, 19.11.2018, 06:11

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 7 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • »
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ГРАЖДАНСКАЯ ПОЗИЦИЯ » БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ (О преступлениях сталинизма)
БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ
СфинксДата: Суббота, 07.07.2018, 03:08 | Сообщение # 61
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1680
Статус: Offline
 
СфинксДата: Среда, 11.07.2018, 16:53 | Сообщение # 62
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1680
Статус: Offline


Массовые расстрелы в Беларуси
 
СфинксДата: Среда, 01.08.2018, 13:41 | Сообщение # 63
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1680
Статус: Offline


Самые яркие моменты из интервью с историком из Карелии Юрием Дмитриевым, которого преследуют по сфабрикованному делу за то, что он находил захоронения расстрелянных заключённых в Сандармохе и Красном Бору.
 
СфинксДата: Понедельник, 13.08.2018, 23:41 | Сообщение # 64
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1680
Статус: Offline
Пули для глухонемых



В августе 1937 года драмкружок Ленинградского общества глухонемых готовил к 20-летию Октябрьской революции спектакль по пьесе Островского «Как закалялась сталь». Во время генеральной репетиции в зал неожиданно вошли двое в штатском.

– Кто у вас тут Тагер-Карьелли? – сурово поинтересовались вошедшие. Кто-то указал пальцем на режиссера.

– Пройдем! – коротко приказали ему неизвестные, как оказалось потом, сотрудники НКВД. А затем стали делать обыск в театре и попросили показать рабочий кабинет Тагера.

– Почему у вас тут шпаги развешаны?

Арестованных инвалидов доставляли в Большой дом, как тогда называли знаменитое здание на Литейном. «Кто твои друзья?» – через сурдопереводчика спрашивали жертву следователи и, узнав новую фамилию, ночью забирали названного человека, приписывая ему 58-ю статью. Заставляли подписывать протоколы, в которых было написано то, что те не говорили, обещая за это освободить из-под стражи.

– Мы ставили «Отелло», «Ромео и Джульетту». Рапиры не боевые, а спортивные, – объяснили артисты.

– Понятно, оружие храните! – обрадовались находке чекисты.

Вскоре арестовали всех участников спектакля и увезли в Большой дом. Так, по воспоминаниям Давида Гинзбургского, в Ленинграде начали раскручивать так называемое «дело террористической группы глухонемых». Всего по нему было арестовано 55 человек. Их обвинили в создании фашистско-террористической организации, будто бы связанной с германским консульством в городе. Они якобы готовили террористические акты против руководителей партии и правительства СССР, которые планировали совершить на Красной площади в Москве и на площади у Смольного, а также распространяли в Ленинграде контрреволюционную литературу.


https://bessmertnybarak.ru/article/puli_dlya_glukhikh/

Прикрепления: 2556941.jpg(155.0 Kb)
 
СфинксДата: Четверг, 16.08.2018, 16:39 | Сообщение # 65
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1680
Статус: Offline
 
СфинксДата: Четверг, 23.08.2018, 12:34 | Сообщение # 66
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1680
Статус: Offline
КАТЫНСКИЙ РАССТРЕЛ: ЧТО ПРОИЗОШЛО НА САМОМ ДЕЛЕ



5 марта 1940 года власти СССР приняли решение о применении к военнопленным полякам высшей формы наказания – расстрела. Было положено начало катынской трагедии, одного из главных камней преткновения в российско-польских отношениях.

Пропавшие офицеры

8 августа 1941 года, на фоне начавшейся войны с Германией, Сталин заключает дипломатические отношения с новообретенным союзником – польским правительством в изгнании. В рамках нового договора, всем польским военнопленным, особенно пленникам 1939 года на территории Советского Союза объявлялась амнистия и право свободного перемещения по всей территории Союза. Началось формирование армии Андерса. Тем не менее польское правительство не досчиталось около 15000 офицеров, которые по документам должны были находиться в Козельском, Старобельском и Юхновском лагерях. На все обвинения польского генерала Сикорского и генерала Андерса в нарушении договора об амнистии Сталин отвечал, что все узники были освобождены, но могли убежать в Маньчжурию.

Впоследствии один из подчиненных Андерса описывал свою тревогу: «Несмотря на «амнистию», твердое обещание самого Сталина вернуть нам военнопленных, несмотря на его заверения, что узники из Старобельска, Козельска и Осташкова были найдены и освобождены, к нам не поступило ни единого призыва о помощи от военнопленных из вышеупомянутых лагерей. Расспрашивая тысячи возвращающихся из лагерей и тюрем коллег, мы ни разу не услышали сколько-нибудь достоверного подтверждения местопребывания узников, вывезенных из тех трех лагерей». Ему же принадлежали слова произнесенные через несколько лет: «Только весной 1943 года открылась миру страшная тайна, мир услышал слово, от которого до сих пор веет ужасом: Катынь».

Инсценировка

Как известно, катынское захоронение обнаружили немцы в 1943 году, когда эти области находились под оккупацией. Именно фашисты способствовали «раскрутке» дела Катыни. Было привлечено много специалистов, тщательно произведена эксгумация, они даже водили туда экскурсии местным жителям. Неожиданная находка на оккупированной территории дала повод к появлению версии о намеренной инсценировке, которая должна была исполнить роль пропаганды против СССР во время Второй мировой войны. Это стало важным аргументом в обвинении немецкой стороны. Тем более в списке идентифицированных оказалось много евреев.

Привлекали внимание и детали. В.В. Колтурович из Даугавпилса изложил свою беседу с женщиной, которая вместе с односельчанами ходила смотреть вскрытые могилы: «Я ее спросил: «Вера, а что говорили люди между собой, рассматривая могилы?» Ответ был следующим: «Нашим халатным разгильдяям так не сделать — слишком аккуратная работа». Действительно, рвы были идеально выкопанные под шнур, трупы уложены идеальными штабелями. Аргумент, конечно, двусмысленный, но не стоит забывать, что согласно документам, расстрел такого огромного количества людей был произведен в максимально короткие сроки. У исполнителей должно было просто не хватить на это времени.

Двойное обвинение

На знаменитом Нюрнбергском процессе 1-3 июля 1946 года катынский расстрел ставился в вину Германии и фигурировал в обвинительном заключении Международного трибунала (МВТ) в Нюрнберге, раздел III «Военные преступления», о жестоком обращении с военнопленными и военнослужащими других стран. Главным организатором расстрела был объявлен Фридрих Аленс, командир 537-полка. Он же выступил свидетелем в ответном обвинении против СССР. Трибунал не поддержал советское обвинение, и в приговоре трибунала катынский эпизод отсутствует. Во всем мире это восприняли как «молчаливое признание» СССР своей вины.

Подготовка и ход Нюрнбергского процесса сопровождались, как минимум, двумя событиями, компрометирующими СССР. 30 марта 1946 года погиб польский прокурор Роман Мартин, у которого якобы находились документы, доказывающие вину НКВД. Пал жертвой и советский прокурор Николай Зоря, который скоропостижно скончался прямо в Нюрнберге в своем номере гостиницы. Накануне он заявил своему непосредственному начальнику – генеральному прокурору Горшенину, что обнаружил неточности в катынских документах, и что он не может с ними выступать. На следующее утро он «застрелился». Среди Советской делегации ходили слухи, что Сталин приказал «похоронить его как собаку!».

Уже после признания Горбачевым вины СССР, исследователь по катынскому вопросу Владимир Абаринов в своей работе приводит следующий монолог дочери одного офицера НКВД: «Я вам вот что скажу. Приказ насчет польских офицеров поступил прямо от Сталина. Отец рассказывал, что видел подлинный документ со сталинской подписью, что же ему было делать? Самому себя подвести под арест? Или застрелиться? Из отца сделали козла отпущения за решения, принятые другими».

Партия Лаврентия Берии

Катынский расстрел невозможно поставить в вину лишь одному человеку. Тем не менее наибольшую роль в этом, согласно архивным документам, сыграл Лаврентий Берия, «правая рука Сталина». Еще дочь вождя Светлана Аллилуева отмечала необычайное влияние, которое оказывал этот «негодяй» на ее отца. В своих мемуарах она рассказывала, что было достаточно одного слова Берии да пары подложных документов, чтобы определить судьбу будущих жертв. Катынский расстрел не стал исключением. 3 марта народный комиссар внутренних дел Берия предложил Сталину рассмотреть дела польских офицеров «в особом порядке, с применением к ним высшей меры наказания — расстрела». Причина: «Все они являются заклятыми врагами советской власти, преисполненными ненависти к советскому строю». Через два дня вышло постановление Политбюро о перевозе военнопленных и подготовке расстрела. Существует теория о подложности «Записки» Берии. Лингвистические анализы дают разные результаты, официальная версия не отрицает причастности Берии. Тем не менее, заявления о подложности «записки» объявляются до сих пор.

Обманутые надежды

В начале 1940 года в советских лагерях среди польских военнопленных витали самые оптимистические настроения. Козельский, Юхновский лагеря не были исключением. К заграничным военнопленным конвой относился несколько мягче, нежели к собственным согражданам. Было объявлено, что пленных будут передавать нейтральным странам. В худшем случае, полагали поляки, их выдадут немцам. Между тем из Москвы прибыли сотрудники НКВД и приступили к работе. Перед отправкой пленным, искренне верящим в то, что их отправляют в безопасное место, сделали прививки против брюшного тифа и холеры — по-видимому, чтобы успокоить их. Каждый получил сухой паек. Но в Смоленске всем приказали готовиться к выходу: «С 12 часов стоим в Смоленске на запасном пути. 9 апреля подъем в тюремных вагонах и подготовка на выход. Нас куда-то перевозят в машинах, что дальше? Перевозка в боксах «ворона» (страшно). Нас привезли куда-то в лес, похоже на дачное место…», - это последняя запись в дневнике майора Сольского, покоящегося сегодня в катынском лесу. Дневник был найден при эксгумации.

Обратная сторона признания

22 февраля 1990 года заведующий Международным отделом ЦК КПСС В. Фалин сообщил Горбачеву о новых найденных архивных документах, которые подтверждают вину НКВД в катынском расстреле. Фалин предложил срочно сформировать новую позицию советского руководство по отношению к этому делу и сообщить президенту польской республике Войцеху Ярузельскому о новых открытиях в деле страшной трагедии.

13 апреля 1990 года ТАСС опубликовало официальное заявление с признанием вины Советского Союза в Катынской трагедии. Ярузельский получил от Михаила Горбачева списки этапируемых заключенных из трех лагерей: Козельска, Осташкова и Старобельска. Главная военная прокуратура возбудила дело по факту Катынской трагедии. Встал вопрос, что делать с выжившими участниками Катынской трагедии.

Вот что сказал Николасу Бетеллу ответственный работник ЦК КПСС Валентин Алексеевич Александров: «Мы не исключаем возможность судебного расследования или даже суда. Но вы должны понимать, что советское общественное мнение не целиком поддерживает политику Горбачева в отношении Катыни. Мы в Центральном Комитете получили множество писем от организаций ветеранов, в которых нас спрашивают, почему мы порочим имена тех, кто лишь исполнял свой долг в отношении врагов социализма». В результате, расследование в отношении лиц, признанных виновными было прекращено, в связи с их смертью или недостатком доказательств.

Неразрешенный вопрос

Катынский вопрос стал основным камнем преткновения между Польшей и Россией. Когда при Горбачеве началось новое расследование катынской трагедии, польские власти надеялись на признание вины в убийстве всех пропавших офицеров, общее число которых составляло около пятнадцати тысяч. Основное внимание уделялось вопросу о роли геноцида в катынской трагедии. Тем не менее, по итогам дела в 2004 году было объявлено, что удалось установить гибель 1803 офицеров, из которых 22 опознаны.

Геноцид в отношении поляков советским руководством полностью отрицался. Генерал-прокурор Савенков комментировал это следующим образом: «в ходе предварительного следствия по инициативе польской стороны проверялась версия о геноциде, и моё твёрдое утверждение — говорить об этом правовом явлении нет никаких оснований». Польское правительство осталось недовольно результатами расследования. В марте 2005 года, в ответ на заявление ГВП РФ, польский сейм потребовал признания Катынских событий актом геноцида. Депутаты парламента Польши направили резолюцию в адрес российских властей, в которой потребовали от России «признать убийство польских военнопленных геноцидом» на основе личной неприязни Сталина к полякам из-за поражения в войне 1920 года. В 2006 году родственники погибших польских офицеров подали иск в Страсбургский суд по правам человека, с целью добиться признания России в геноциде. Точка в этом наболевшем вопросе для российско-польских отношений не поставлена до сих пор.


Источник http://russian7.ru/post/katynskiy-rasstrel-chto-proizoshlo-na-s/
Прикрепления: 2335272.jpg(91.0 Kb)
 
СфинксДата: Вторник, 04.09.2018, 19:40 | Сообщение # 67
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1680
Статус: Offline
 
СфинксДата: Пятница, 07.09.2018, 20:46 | Сообщение # 68
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1680
Статус: Offline
 
СфинксДата: Суббота, 15.09.2018, 13:42 | Сообщение # 69
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1680
Статус: Offline
 
СфинксДата: Воскресенье, 07.10.2018, 00:48 | Сообщение # 70
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1680
Статус: Offline
"Нельзя просто сказать, что нет Сандармоха". Интервью арестованного краеведа Сергея Колтырина



Сергей Колтырин: "Время никогда не стирает память"

3 октября в Карелии по обвинению в совершении развратных действий в отношении ребенка арестовали директора Медвежьегорского музея Сергея Колтырина и его знакомого Евгения Носова. Многим ранее обвинения по той же статье были предъявлены в рамках второго уголовного дела историку-краеведу Юрию Дмитриеву, и Колтырин не раз выступал в его поддержку.

В 1990-е годы Юрий Дмитриев обнаружил в урочище Сандармох массовое захоронение расстрелянных в годы сталинского террора, и Колтырин следил за сохранностью этих захоронений.

За несколько месяцев до первого ареста Дмитриева (его задержали 13 декабря 2016 года) историки Петрозаводского университета Сергей Веригин и Юрий Килин выдвинули гипотезу о том, что в Сандармохе захоронены не жертвы массовых расстрелов 1937–1938 годов, а советские военнопленные, расстрелянные финнами. В августе 2018 года Российское военно-историческое общество (РВИО) – патриотическая организация, возглавляемая министром культуры России Владимиром Мединским, – начала раскопки в Сандармохе и, по словам ее участников, сразу же подтвердила "финскую" гипотезу. Сергей Колтырин, назначенный ответственным за раскопки РВИО от администрации Медвежьегорска, назвал это неправдой.

Историк Анатолий Разумов, много лет занимающийся историей сталинского террора, утверждает, что казус Сандармоха – продолжение истории с Катынью: советские власти до конца настаивали, что находящиеся там захоронения пленных польских офицеров – на самом деле могилы мирных жителей, расстрелянных нацистами.

Настоящее Время публикует интервью Сергея Колтырина, записанное незадолго до его ареста. Он рассказывает о строительстве Беломорско-Балтийского канала, сталинских репрессиях и задачах своего музея.

О Беломорканале: "Любой ценой, любыми жертвами"

Беломорско-Балтийский канал – внутренняя водная артерия, соединившая Балтику с Белым морем. Обычно задают вопрос, зачем это надо было и надо ли было это. Конечно, эта линия нужна была, потому что в это время уже идет формирование двух флотов – Северного и Балтийского, внутри страны нужна была достаточно быстрая, хорошая связь и, конечно, канал этот был военно-стратегическим объектом и остается таковым до сих пор.

Ходить вокруг скандинавского полуострова в то время было сложно, далеко и долго. Молодое советского государство не воспринималось как таковое скандинавскими странами, возникали проблемы. Нужно было найти выход, а пути решения уже давно были известны: еще до Петра I предлагалось построить такой канал, но этот вопрос все время отодвигался – не хватало иногда средств, иногда желания. Но вот возникла ситуация, когда нужно было построить этот канал. Это первое.

Второе. Канал имел также значение экономическое: в это время экономика молодой советской республики была на достаточно низком уровне, и нужно было ее как-то поднимать. Железнодорожная магистраль, которая шла на север из Петербурга до Мурманска, вокруг себя решала какие-то железнодорожные экономические вопросы, но в целом территория этой части Карелии была экономически неразвитой.

И вот канал как раз мог решить и решил вопрос экономического развития края. После его строительства оставшиеся здесь люди были использованы как научный, трудовой потенциал при возведении поселков, городов вдоль канала, каких-то сельскохозяйственных предприятий, промышленных, лесных комплексов и т.д. Все это стало развиваться.

Другой вопрос, каким способом строился канал: форсирование, скорость строительства – 20 месяцев. Это, конечно, очень быстрые темпы, он был очень сложным в условиях севера, когда полгода зима и темп низкий, а план нужно выполнять любой ценой, любыми жертвами. И эти жертвы находились, это была бесплатная рабочая сила. Ее было здесь настолько много, что она обеспечивала выполнение плана даже в условиях крайнего холодного зимнего времени.



На строительстве Беломорканала. 1932 год

Народ, который был задействован на этой работе, наверное, понимал, что выполняет важную задачу, что ее нужно будет сделать во что бы то ни стало. А если не понимали, то их заставляли понимать, потому что это было главное правило лагерей: обеспечить не только выполнение работ, но также и политическое перевоспитание. Врагом народа мог стать на канале любой и каждый, независимо от того, прибыл он сюда уже как враг народа или работал как вольнонаемный.

Это привело к тому, что много людей было погублено, много искалечено – как физически, так и морально. Ведь моральное убийство человека – это, наверное, даже больше, чем физическое убийство, потому что человек с этим состоянием психики идет дальше, ему трудно жить, и не каждый с этим может справиться, выйти из этого круга жизненного.

Здесь были ужасающие санитарные условия, минимизированный уровень питания, бесконечный рабочий день, необходимый для выполнения и перевыполнения этого сумасшедшего плана: на 200%, на 250%. Люди, работавшие здесь, постепенно выходили из строя, им на смену приходили новые, и этот постоянный поток давал возможность выполнять главную задачу: успеть за 20 месяцев построить этот канал. Его построили, сделали, не считаясь с ценой человеческой жизни, человеческих усилий.

Финансы были задействованы небольшие – по сравнению с тем, какие можно было задействовать при нормальных условиях, используя технику, еще какие-то вспомогательные элементы. Здесь всего этого не было, здесь не заморачивались на этих вопросах: есть человек, есть физическая сила – ее можно использовать по полной программе. Конечно, канал нужен был, он и сейчас нужен.

О первых расстрелах в Сандармохе: "Началось глумление над людьми"

Я думаю, что, наверное, были вдоль трассы канала такие действия. Привозили на работу строителей с тех же Соловков, использовали их как рабочую силу, а потом, когда они становились физически немощными и непригодными, в силу того, что они могли создавать определенные неудобства для НКВДшных работников, быть смутьянами в своем деле (они же ведь политзаключенные, они имели свое мнение, они могли народ настраивать), их могли просто-напросто убирать.

Вот, в частности, Сандармох. Здесь расстрелы проводились с 1934 года, канал уже вроде работал, но оставались люди, которых нужно было убирать, независимо от их воли и желания.

И вот здесь, в старом песчаном карьере, где когда-то они брали песок и камень, их потихонечку начали стрелять. Пусть это были и небольшие расстрелы, но у нас в списках есть люди 1934, 1935 и 1936 года расстрелов, еще до большого психоза, когда начался кровавый террор в 1937–1938 годах.



Мемориал Сандармох в Медвежьегорском районе республики Карелия

Поэтому когда мы говорим о Сандармохе, мы не должны забывать людей того времени, когда началось это глумление над людьми, когда убирали ненужных людей, вольнодумцев, которые по-другому мыслили, говорили, по-другому делали что-то. Они были неудобны, они были не нужны государству и руководству, их боялись, их нужно было убирать.

Это бывшие строители канала, затем некоторые партийные работники, которые, в общем-то, видели поглубже, чем простой человек, суть всей системы, и в их головах происходила перестройка, что называется. Их тоже могли убирать. Это партийные советские работники, несогласные с тем, что творила здесь группа людей, руководивших на территории этого ГУЛАГа.

О Большом терроре: "Время никогда не стирает память"

А потом уже пришел сложный период: это чистка, 1937–1938 годы, самый кровавый период, когда каждой территории раздавались разнарядки. Людей убирали, убирали вольнодумцев, проводили чистку в лагерях, тюрьмах, убирали интеллигенцию, убирали людей среди духовенства, среди представителей вооруженных сил и т.д.

Этот приказ выполнялся таким темпом, с таким усердием, что, в общем-то, даже превышало нормативы, определявшиеся для каждой территории. Сейчас сказать "норматив на убийство" – это, конечно, сверхчеловечно. Я понимаю: разнарядка, норматив на работу, отправиться куда-то надо. Но убить? Приехать в деревню, сказать: "Шесть человек из восьми, вы должны быть уничтожены"? И даже не сказать, а увести.

Это совсем не по-божески, не по-человечески, это кошмарно. Когда в 1997 году открывался мемориал в Сандармохе, ноябрь-месяц, было прохладно, уже выпал первый снег, и стояли свеженькие памятники у могил расстрелянных. 236 столбиков, как светики, стояли. Было очень много народу, это было шоковое состояние для нас всех. Люди пережили ужас: Сандармох – это не просто несколько человек убили и на этом закончили. Три с половиной тысячи жителей Карелии, еще четыре с половиной тысячи – спецпереселенцы, люди, которые когда-то строили канал, рубили лес, занимались обустройством нашей территории. И еще 1111 человек – Соловецкий этап, печально известный Соловецкий этап, отборный.



Меня часто спрашивают, почему Сандармох. Я не могу понять, не могу ответить. Можно ведь было где-то в море их утопить. Но когда их с Соловков везли морем до станции Кемь, там же были и сопровождающие НКВДшники. И они, конечно, боялись утонуть, потому что затопить баржу с людьми – значит самим тоже уйти на дно морское, поэтому они все делали для того, чтобы все-таки добраться до берега, хотя уже было холодно, осень глубокая, и там уже в это время, конечно, плавание небезопасно. Но тогда можно было найти место где-то в Беломорске. Нет, потащили сюда, в Медвежьегорск.

Наверное, это неслучайно, потому что палачи знали это место, они представляли, что сюда можно набивать до беспредела, до состояния, какое получили. Ну вот они сюда их притащили, привезли, отобрали сначала самых-самых: представителей Белой гвардии, духовенства, представителей других национальностей, ученых, драматургов, писателей, поэтов, врачей, учителей. Я не понимаю, за что, почему.

Да, они не сломались в Соловецких лагерях, да, они прошли все эти пытки, унижения, оскорбления, все равно остались честными до конца, верными своим мыслям, своим делам – ну вот их и определили на убийство. Тяжело об этом говорить, я всегда испытываю чувство большой тяжести и боли от того, что там совершено. Но не сказать об этом нельзя, потому что время никогда не стирает память, как бы ни хотелось кому-то это сделать.

О необходимости помнить: “Не дай Бог повторить!”

В музее мы говорим об этом периоде 30-х годов и говорим о войне. Это нужно современной молодежи, да и нам тоже, чтоб мы помнили все, что было. Мы не навязываем своего мнения. Вот я с вами поделился внутренним, сокровенным, но когда мы проводим экскурсии, мы просто фактами оперируем, не давая оценки.

Это нужно в первую очередь для того, чтобы мы не только помнили тяжелые 1940-е годы, когда шла война, когда мы отстаивали свою страну, Родину-мать, но помнили и период репрессий и не повторяли его. Не дай Бог повторить! Не дай Бог снова таких репрессий, когда кто-то определяет, кто должен жить, а кто не должен жить.

Поэтому мы и не убираем этот зал, не убираем эту тему. Да, можно его убрать, да, можно засыпать дорогу в Сандармох, не будут ходить. Но уже нельзя это никому объяснить, потому что слишком много прошло времени, 20 с лишним лет после открытия Сандармоха, его ж открыли в 1997 году!



Историк-краевед Юрий Дмитриев, открывший массовые захоронения в Сандармохе

Сегодня просто сказать, что нет Сандармоха, нет Красного бора, нет Черной речки, это будет неправда. Они есть, есть ведь и на Севере неоткрытые места, их найдут обязательно когда-нибудь, откроется и эта страница, но то, что мы сегодня имеем, уже нельзя забыть. Плох тот народ, плохо то государство, которое не помнит своих корней и истории.

Да, можно подстраиваться, да, можно подделываться под свое время, под новое руководство, но нельзя забыть, что девять с половиной тысяч человек лежат в Сандармохе. Нельзя забыть, что огромная армия людей строила этот канал и огромная армия людей погибла, пребывая в надежде, что о них вспомнят, что о них будут говорить и что они делали то дело, которое нужно было в то время. Вот эта уверенность, убежденность их в правоте своего дела, в том, что их не забудут, сегодня очень важна.

О поиске родных могил: "Он в этом лесу"

Это не безымянные люди – у нас есть не только имя, есть еще и фотографии. Благодаря спискам, фамилиям, фотографиям, мы приходим и кланяемся им, разговариваем. Я лично разговариваю, приходя в Сандармох, убираясь там или просто находясь там, я душевно разговариваю с ними и кланяюсь.

Эти списки лежат, и люди к ним обращаются, потому что приходят с вопросом: "А как узнать?" Мы говорим: "А вот посмотрите, может быть, найдете". И они находят – и слава Богу, и хорошо, что это для них вариант ответа. А потом спрашивают нас, как увековечить память этого человека, просят показать, где он лежит. А мы не знаем, потому что там 236 ям.

"Он в этом лесу, – мы объясняем. – В этом лесу человек ваш лежит, вы найдите, как вам подсказывает сердце, место, куда вам хочется табличку поставить". Там таблички раскиданы по всему периметру места захоронения, они даже и поглубже в лес, и поближе к дороге, и на деревьях, и на столбиках. Это говорит о том, что люди помнят своего человека, и им приятно, что они нашли его последний путь.



Мемориальный комплекс в Сандармохе

В этих могилах люди лежат беспорядочно: как они падали в эти ямы или как бросали их туда, расстрелянных. Они все расстреляны в затылок. Есть варианты, когда в лицо стреляли, но это был не главный метод. Основное было расстрелять в затылок, как делали это обычно палачи того времени, и они лежат беспорядочно, они лежат произвольно – кто как упал, тот так и остался.

Некоторых видно, что еще и пытали, мучали, есть разбитые кости. Ну известно, как это все происходило, я не хочу повторять, потому что это сложно. Это сложно представить! Трудно убить комара – маленькое божье создание, а тут человека. Как так вообще это можно – сначала над ним глумиться, издеваться, довести до состояния, когда он полуживой, практически труп, и еще в последнюю минуту ему говорить какое-то сквернословие, а потом из орудия, сделанного из металла, запустить последние граммы в голову, чтоб он больше не воскрес и не был?


Источник https://www.currenttime.tv/a/29526218.html
Прикрепления: 8303269.jpg(86.1 Kb) · 3239429.jpg(230.9 Kb) · 3724615.jpg(59.4 Kb) · 6708476.jpg(38.0 Kb) · 6036628.jpg(68.2 Kb)
 
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ГРАЖДАНСКАЯ ПОЗИЦИЯ » БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ (О преступлениях сталинизма)
  • Страница 7 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • »
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES