Понедельник, 22.10.2018, 05:13

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 9
  • 1
  • 2
  • 3
  • 8
  • 9
  • »
Форум » ПОДВИЖНИКИ ДУХА » СЕМЬЯ РЕРИХОВ » Ю.Н. РЕРИХ (Воспоминания, фото, видео-материалы.)
Ю.Н. РЕРИХ
ЮлияДата: Четверг, 18.10.2012, 11:04 | Сообщение # 1
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4226
Статус: Offline


16 августа 2012 исполнилось 110 лет со дня рождения
Юрия Николаевича Рериха.


Масштабы личности Юрия Рериха ещё не во всей полноте осознаны нами. Единственный из всех Рерихов вернувшийся в СССР, он, в силу своей скромности и той внутренней духовной жизни, которой жил, а также стоявших перед ним задач, как бы оставался в тени. Больше всего мы узнаём о Юрии Николаевиче как об учёном и человеке из воспоминаний его близких, учеников и сотрудников.

Работая в институте востоковедения в Москве, Ю.Н. Рерих воспитал плеяду молодых учёных, пополнивших ряды востоковедов, весьма поредевшие во время репрессий 1937 года, и возродил отечественную школу классической индологии.

Он вернул Родине имена своих великих родителей, организовал выставки произведений отца и брата. В дар России Ю. Рерих передал около 400 полотен Н.К. Рериха и свои научные труды.

Юбилейные даты Ю.Н. Рериха широко отмечаются в России всеми, кому он близок как носитель высочайшей культуры, претворивший в жизни заветы Живой Этики, как выдающийся учёный и Учитель.

Индийский учёный Нирмал Сингх так сказал о Ю.Н. Рерихе: «Он выковал золотое звено связи не только между Индией и Россией или между Востоком и Западом, но и между всеми народами всех стран и времён.

Юрий Николаевич Рерих как человек был даже ещё более велик, чем Юрий Николаевич Рерих как учёный».
Прикрепления: 3072204.jpg(49.5 Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Четверг, 18.10.2012, 11:59 | Сообщение # 2
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4226
Статус: Offline
ЗВЕЗДА ГЕРОЯ


Н.к. Рерих. Звезда Героя. 1933


На картине Н.К. Рериха «Звезда героя» (1936 г.) изображён герой, готовый к несению подвига, и комета на ночном небосводе – знак, что пришла пора действовать.
Николай Константинович посвятил эту картину своему старшему сыну – Юрию Рериху, зная о его миссии...

Юрий Николаевич говорил, что родители «подвигнули его на стезю науки и с детства вдохнули в его душу жажду новых открытий и исканий». С детства Юрий превосходно рисовал. Сохранились его детские рисунки, портреты отца и брата. Но он не выбрал стезю художника.

В 21 год Юрий Николаевич окончил лучшие школы востоковедения трёх университетов: в Лондоне, Гарварде и Париже. Одновременно получил экономическое, юридическое, а также специальное военное образование.
Благодаря знанию Юрием Рерихом языков и местных наречий, смогла состояться Центральноазиатская экспедиция (1923-1928 гг.), руководимая его отцом. Юрий был и бессменным переводчиком, и начальником военной охраны экспедиции, которая умело отражала атаки местных банд.

В книге «По тропам срединной Азии» Юрий Николаевич ярко описывает один из опасных эпизодов: «...Всадники неслись наперерез тропе, плато гудело под копытами лошадей. В их руках были винтовки и сабли, а у некоторых пики. Наш монгольский проводник, бледный, размахивая руками, бросился к реке и закричал: «Аранган, аранган!» («Грабители!»). Он был единственным, кто струсил; все остальные проявили необычайную выдержку.

Николай Константинович Рерих приказал нам занять позицию на гребне холма... Столкновение казалось неминуемым. Мы прицелились и ждали команды, чтобы открыть огонь. Но всадники, кажется, дрогнули. Подняв лошадей на дыбы, они остановились, и мы увидели, как несколько человек спешились и стали совещаться. Видимо, грабители поняли, что из их затеи ничего не выйдет. Вскоре мы разговаривали с их парламентёрами. Никогда ещё мне не приходилось видеть таких злобных, изуродованных жестокостью лиц. Большинство в банде составляли молодые люди, но главарём был седобородый старец. Превосходство нашего вооружения заставило его изменить намерение...»


Ю.Н. Рерих около 30 лет прожил вместе с родителями в Индии; на протяжении 10 лет он возглавлял Институт гималайских исследований «Урусвати».
Учёный-востоковед с мировым именем, автор блестящих научных трудов, полиглот, знающий более 30 языков, историк, философ, искусствовед, знаток религий и национальных культур Востока, Юрий Николаевич, как и его родители, хотел работать для России. Но все они тщетно хлопотали о документах на возвращение. И только во время визита Н.С. Хрущева в Индию Юрий Рерих получил лично от него разрешение вернуться на Родину.
К тому времени Рерихов-старших уже не было в живых...

В августе 1957 г. Ю.Н. Рерих возглавил сектор в Институте востоковедения Академии наук СССР. За неполных 3 года, в сложнейших условиях, он возродил отечественное востоковедение и сделал невероятно много для пробуждения духовной культуры.

Выполняя наказ родителей, учёный привёз в дар русскому народу более 400 картин Н.К. Рериха, огромную библиотеку, часть рукописного архива Н.К. и Е.И. Рерихов, старинные иконы семьи, коллекцию произведений искусства Востока. Юрий Николаевич организовал выставки работ Н.К. Рериха в Москве, Ленинграде, Киеве, Тбилиси. Пробудился массовый интерес к творчеству Н.К. Рериха, и Ю.Н. Рерих много выступал с лекциями. Он добился того, чтобы публиковалось литературное наследие Н.К. Рериха, издавались альбомы, репродукции. По сценарию Юрия Николаевича был снят фильм о Н.К. Рерихе, вышли передачи на радио и телевидении.
Ю.Н. Рерих не пропагандировал, а нёс в себе и применял в жизни высокие принципы Учения Живой Этики, поэтому к нему тянулись люди, и общение с ним приносило им истинную духовную радость.

К.А. Молчанова, председатель Эстонского Рериховского общества, встречавшаяся с Юрием Рерихом в Москве, вспоминает: «В тишине молчания встречи Юрий Николаевич ответил на мой безмолвный вопрос о смысле жизни. Его душа улыбнулась улыбкой понимания, а моя – оказалась на Солнце в лучах тепла и Света. Мой дух обогатился знанием огненной основы, разлитой во всей Природе. Учёный – Иерарх Знания дал мне лучшее из того, что имел, – улыбку Истины. ...Он отвечал бережно и с доброй улыбкой. Стройность внешнего облика Юрия Николаевича сочеталась с душевной гармонией. В нём не было ничего, что не соответствовало бы его внутреннему содержанию. Я наблюдала воплощение совершенного Человека, в котором господствовал синтез духа и сердца, проявлялась удивительная чуткость в общении.

Влияние личности Юрия Николаевича распространялось, как мощная незримая сила. Поэтому можно утверждать, что в лице этого Учёного наука не была отделена от высших Основ Бытия. Он владел искусством знания жизни и человека, культурой духа и мысли. Только такой учёный мог беззвучно ответить на незаданный вопрос о смысле жизни. Юрий Николаевич показал мне возможности человеческого организма, научные возможности будущего, Великим Вестником которого он был»
(из материалов конференции к 100-летию Ю.Н. Рериха. М, МЦР, 2002).

Академик РАН Г.М. Бонгард-Левин, ученик Ю.Н. Рериха, утверждает: «Юрий Николаевич прошёл через всю мою жизнь, и я безмерно благодарен за это судьбе» (Там же).

О своём учителе монгольский академик Шагдарын Бира говорит: «Я встретился с учителем, который помог мне найти то, что я искал и чему мечтал посвятить энергию своей молодости и впоследствии всю жизнь.
Я был свидетелем того, каким огромным научным авторитетом он пользовался у научной молодежи, да и не только у молодежи, но у всей советской творческой интеллигенции, хотя находились и такие люди, которые относились к нему настороженно, с недоверием и даже мешали ему в работе...»
(Там же)

С.Н. Рерих в «СЛОВЕ О БРАТЕ», к 60-летию Ю.Н. Рериха направленном в институт востоковедения АН СССР, писал: «Трудно в нескольких скудных словах передать многогранный, глубокий, сложный и в то же время такой простой и прекрасный образ моего брата Юрия Николаевича.

Образ человека, отдавшего каждый момент своей жизни любимой науке, всегда старавшегося всё сделать как можно лучше, как можно правильнее. Посвятившего себя на служение ближним. Истинно, светлый образ. Всегда отзывчивый, добрый, заботливый и в то же время мужественный и сильный. Исключительной чистоты и честности.

...Юрий Николаевич – это образ истинного вдохновенного учёного, мыслителя, человека исключительной духовной гармонии. Он прекрасно понимал, что высшее достояние человека лежит в самоусовершенствовании личности, что только постоянно работая над самим собой и развивая в себе качества, присущие человеку стремящемуся к более совершенной жизни, он мог всесторонне обогатить свою специальность и поднять её над уровнем повседневности.

...Он был истинным, глубоким патриотом, всем сердцем любившим свою Родину.
...Его глубоко радовали кадры молодых учёных, которые росли на Родине, и он мечтал передать им всё, что им было накоплено.

Его многочисленные труды – драгоценный вклад в сокровищницу науки, его светлая жизнь – пример молодым, идущим на смену...»


Юрий Николаевич считал главной задачей жизни самоусовершенствование и называл его труднейшим подвигом.


21 мая 1960 года Ю. Рериха не стало...
Незадолго до ухода из жизни Юрий Николаевич сказал близким друзьям, что свою миссию он выполнил.

Воистину, он принёс Родине новые духовные ориентиры, новое мировоззрение и новую науку и огнём своего сердца осветил путь искателям Общего Блага.

Культурное наследие семьи Рерихов стало достоянием народа.

Прикрепления: 9869552.jpg(71.4 Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Суббота, 20.10.2012, 12:15 | Сообщение # 3
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4226
Статус: Offline
К 110-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ Ю.Н. РЕРИХА


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Среда, 12.12.2012, 16:34 | Сообщение # 4
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4226
Статус: Offline
Из письма Н.К.Рериха к И.Э.Грабарю
(2 апреля 1947 г.)

Как нужен Юрий — индолог, санскритист, тибетолог и монголист, не только глубоко изучивший источники, но и владеющий языками, — небывалое соединение, так нужное при возросшем значении Азии. На днях он читал нам свой последний труд "Задачи тибетоведения", основанный на новых данных. Огромно значение тибетской исторической литературы. Индию, Китай, Монголию, Афган, Непал, Бутан — словом, все восточные страны нельзя полностью изучать, не ознакомившись с историческими источниками Тибета — великое перепутье, еще недавно совершенно забытое. Да, наша Родина пойдет по новым путям, вооруженная новым знанием.

Ты пишешь, что Академия Наук издает теперь множество трудов — радостно слышать! Долго ли под спудом будут труды Юрия — "История Средней Азии", "История Тибета", Тибетский словарь, исследования о наречиях, об искусстве, о нашей экспедиции, о зверином стиле, о Гессаре и многие сообщения, сделанные в Азиатском обществе. Чего ради весь этот ценный материал, накопленный в течение четверти века, должен лежать под спудом, а не радовать нашу Родину. Азиатское общество сейчас издает большой труд Юрия (1200 страниц), но по-английски. Когда же по-русски? Я как патриот негодую. Всё для Родины!


(Н.К.Рерих. Из литературного наследия, Москва, "Изобразительное искусство", 1974, стр.428).



И.Рудзите. Портрет Ю.Н. Рериха

Ю.Н. Рерих

ЮГО-ЗАПАДНАЯ ГОБИ

30 апреля 1927 года.

...Перед заходом солнца мы спустились с возвышенности и остановились на северной стороне равнины, покрытой гравием и густо поросшей кустарником саксаула. Начали разбивать лагерь, как вдруг холодный порыв ветра, за которым последовал отдалённый шум в горах, где-то к северо-востоку от стоянки, возвестил о приближении монгольского урагана. Спустя несколько мгновений ураган бушевал над лагерем. К счастью, он длился недолго — поднимая тучи песка, ураган пронёсся по равнине на юго-запад. Ночь прошла спокойно: мы приняли все меры предосторожности и, насколько было возможно, покрепче закрепили палатки. Для путников такие ураганы и песчаные бури всегда великое бедствие. От них совершенно невозможно защититься. Ураган ломает опору палатки, разрывает и разбрасывает её, заносит толстыми слоями песка настил палатки и постель.

На следующий день мы снова продолжали путь по сухому руслу реки, стекавшей когда-то с гор в южную часть равнины. Дни становились заметно жарче, и у верблюдов начала выпадать клочьями шерсть. После восьмичасового перехода по покрытой гравием равнине мы остановились на ночёвку в пустыне, у колодца с солоноватой и неприятной на вкус водой. Повсюду вокруг возвышались невысокие дюны. Далеко на юге виднелись горы Шapa-Хулсун — таинственное место, которое всем нам очень хотелось увидеть. Наши проводники говорили, что Шара-Хулсун — узкое, покрытое лесом ущелье с небольшой горной речушкой на дне его. Рассказывалось много всяких историй об этом одиноком оазисе, расположенном в самом сердце пустыни Гоби.

...Пятого мая мы решили выехать очень рано, чтобы добраться до оазиса Шара-Хулсун и дать возможность нашим верблюдам как можно дольше попастись в кустарниках оазиса. День выдался исключительно жарким. Два часа верблюжья тропа вела нас по широким островкам спёкшегося песка и пыли. Поверхность равнины была пересечена невысокой грядой известковых гор и дюн. Мы продвигались очень медленно, так как почва на низинах была топкой и верблюды часто проваливались в пески.

Оставив позади песчаную гряду, мы выехали на широкую долину, постепенно поднимающуюся к юго-западу. Около шести миль тропа шла по сухому руслу реки с многочисленными нагромождениями нанесённых с соседних обрывов обломков песчаника. Затем она вышла опять на гравиевую равнину, плавно поднимающуюся по направлению к горам Шара-Хулсун, уже чётко вырисовывающимся на фоне неба. Валуны, обломки горных пород и сухие стволы деревьев преграждали путь.

Около четырёх часов дня, когда люди и животные совершенно изнемогали от непривычной жары, мы увидели несколько тёмных точек у подножий гор и у входа в узкое ущелье, скрытое за длинным уступом горы. Кто-то из караванной колонны закричал: «Деревья!» Мы не могли поверить своим глазам, так как большинство из нас были твёрдо убеждены, что в лучшем случае мы увидим только жалкие кустарники можжевельника. Но вдали были настоящие деревья: пустынный тополь, растущий по берегам реки. Все почувствовали прилив сил при мысли, что можно отдохнуть под сенью деревьев и разбить лагерь на зелёных луговинах.

Мы разбили лагерь в роще на берегу речушки, а караванных животных погнали вверх по течению реки в густые заросли кустарника.

Расположенное недалеко от монгольской границы ущелье всегда было излюбленным убежищем грабителей. За месяц до прихода экспедиции большой верблюжий караван по пути в Кучинг был ограблен здесь и один из погонщиков убит. Проводники-монголы советовали нам быть настороже и ночью выставить караул.
Было уже довольно поздно, около девяти часов, и совершенно темно, как вдруг один из наших монголов, погонщиков верблюдов, охранявший животных в ущелье, ворвался в лагерь с тревожной вестью, что в ущелье он видел вооружённых всадников. Во что бы то ни стало нужно было узнать, кто эти люди. В тот момент, когда мы решали, что предпринять, раздался громкий ружейный выстрел, и эхо его прокатилось по ущелью. За первым выстрелом последовал второй. Наш часовой на другом берегу дал сигнал тревоги, и все бросились к оружию. Часовой заметил в темноте двух вооружённых всадников, один на белом коне выехал из кустов и выстрелил. Какие цели у всадников? Было ясно одно, что они нападают на наш лагерь.

Прошло несколько долгих напряжённых минут: стрельба стихла, но по доносившемуся шуму мы заключили, что большая группа людей и животных передвигается по ущелью и приближается к лагерю. Трудно было удержать наших; им хотелось стрелять в каждое тёмное пятно, появляющееся вдали. Нужно было срочно установить, кто были нападающие и где они. Я принял решение отправиться с группой разведчиков под прикрытием стрелков. Тибетец вызвался идти в разведку и исчез в кустах.

После продолжительного отсутствия тибетец вернулся. Он рассказал, что перед нами большой караван из Коко-хото, направляющийся в Кучинг и Урумчи. Когда тибетец подошёл к их лагерю, все люди, сидящие у костра, вскочили, погасили костёр и приняли его в полном молчании. Затем они начали умолять пощадить их, так как уверились, что пришедший был из большой шайки бандитов, разместившейся в ущелье. Они даже обещали ему большое вознаграждение деньгами или товарами. Караванщики были чрезвычайно напуганы, и тибетцу стоило большого труда объяснить им, что мы научная экспедиция.


Н.К. Рерих. Монголия. 1935-1936

Суббота, 7 мая.

День обещает быть жарким. Над горизонтом нависли тучи. Повсюду песок: дюны простираются далеко на юг. Мы начали готовиться в путь около полудня. Монголы-погонщики поят верблюдов, подгоняют сёдла и смазывают мазью кровавые раны на боках животных. Шерсть скатывается под седлом, и от постоянного трения стирается кожа. Раны увеличиваются и становятся открытыми, и тогда лечение почти невозможно. Около двух часов дня весь караван в три колонны начинает марш по направлению к югу. Пройдя пояс дюн, простирающийся до края горного кряжа Гоби, караван идёт по необъятной, покрытой гравием равнине. Чёрная поверхность каменной пустыни сверкает таинственными опаловыми оттенками. В раскалённом воздухе дрожат миражи — озёра, острова с берегами, поросшими зеленью.

Впереди три дня пути по безводной пустыне, и люди и животные каравана уныло идут по едва заметной тропе. Сохранить силу верблюдов — главная забота во время долгих переходов по пустыням.
В противном случае грозит великая опасность. Мы проходим через узкое ущелье, заваленное огромными валунами, затем низкий песчаный кряж изрезанных гор, известных под названием Хан-иннуру, который, как и большая часть горных цепей юго-западной части Гоби, простирается с северо-запада на юго-восток. По обеим сторонам тропы круто поднимаются гранитные утёсы, чередующиеся с тёмными, почти чёрными массами базальта. Вершины гор увенчаны фантастическими образованиями выветренных горных пород, принимающих формы неприступных замков или крепостей, охраняющих караванный путь.

И снова чёрный гравий Гоби. Верблюды движутся мерным шагом, уныло покачивая головами, как будто ищут конца пути по каменистой пустыне.

Мы пытаемся пройти как можно больше. Как величествен бывает рассвет и закат в пустыне! Вдруг закат начинает сверкать тёмно-пурпурными красками, и необъятная равнина искрится ослепительным багровым светом. Ещё несколько секунд интенсивного яркого блеска, затем краски постепенно исчезают, и огромное пространство пустыни погружается в тёмно-лиловую тьму. Появляются звёзды на удивительно тёмном небе. В атмосфере, почти полностью лишённой влажности, звёзды кажутся необычайно яркими, словно тысячи ламп, горящих вокруг невидимого алтаря. К одиннадцати часам восходит луна и мягким голубоватым светом освещает пустыню — мёртвое сердце Азии, — покрытую гнетущим чёрным камнем. К полуночи караван останавливается, разбиваются палатки, и верблюдов привязывают недалеко от лагеря.


Н.К. Рерих. Чантанг. Тибет (Тибетский стан). 1943


Отрывок из: Ю.Н. Рерих. "Пустыня покоряет сердце". Напечатано в журнале «Вокруг света». 1972, № 4. (Текст воспроизведён в журнале "Восход" № 9, 2012)
Прикрепления: 9800081.jpg(64.9 Kb) · 5522195.jpg(61.6 Kb) · 6434009.jpg(59.2 Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Воскресенье, 20.01.2013, 16:05 | Сообщение # 5
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4226
Статус: Offline

Фото: Ю.Н. Рерих - директор института Урусвати

ЮРИЙ РЕРИХ

ВЕРШИНА СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ*


Постижение основных путей развития человечества - это шаг к пониманию собственной личности. Обращаясь к прошлому, мы раскрываем для себя настоящее. Поэтому археология и связанные с ней науки имеют огромное значение для всех современных исследований.

В Северном Пенджабе, в Индии, в Урусвати находится Институт гималайских исследований, имеющий тесные связи с американской наукой и помогающий раскрыть секреты древних цивилизаций Центральной Азии. В Урусвати рождается новый тип научного исследования, основанный на археологическом поиске и погружении в естественные науки, который уникально продуктивен и практически не приносит напрасных издержек.

В Урусвати будут постоянно действовать научные лаборатории, библиотеки и музей, работать исследовательские экспедиции. Всё будет оборудовано для круглогодичного изучения древних культур Востока, для детального знакомства с цивилизацией Гималаев и для ботанических изысканий, которые могут принести успех развитию современного мира.

* * *


Если взглянуть на север - до самого горизонта простираются Гималаи. Если посмотреть на юг - горы постепенно опускаются всё ниже и ниже, к долинам Индии.
В горах скрыта забытая цивилизация, которая хранит древнюю мудрость и культуру. Именно здесь зашедшая в тупик наука может найти своеё обновление. Древняя мудрость - это ключ, которым археолог и натуралист открывают секреты культуры Востока.

В долине Кулу, в которой расположен Институт "Урусвати", горный воздух пронизан тёплым солнцем. Здесь бок о бок существуют разные расы, культуры, языки, религии, искусства и природные явления. Здесь воплощён земной рай, который не подвластен пониманию человека, живущего настоящим моментом, но который раскрывается во всей своей первозданной красоте тому, кто осознает сущность многовекового союза человека и природы. В Азии не так много мест, подобных долине Кулу, - мест, в которых сохранился глубокий след, оставленный прошлым.

Урусвати - это средоточие Института гималайских исследований, который был основан 12 июля 1928 г. создателями Музея Н. Рериха в Нью-Йорке. В Урусвати идут письма со всех концов мира, и на конверте стоит адрес: "Наггар, Кулу, Северный Пенджаб, Индия". Человек, которому не довелось побывать в долине Кулу, может представить её как высокий порог, через который надо перешагнуть, чтобы оказаться в Центральной Азии.

Западная часть долины Кулу примыкает к горам Афганистана. Север соседствует с Кашмиром, а юг и восток лежат рядом с Непалом. На высокогорных плато свирепствуют ветры, воздух так разрежён, что у людей кружится голова, а животные погибают. Нужно приложить очень много усилий, чтобы перебраться через Гималаи и достичь Тибета, Гоби и далекой Монголии. Однако долина Кулу соотносится в нашем сознании не с трудностями и опасностями, а с новыми принципами развития науки и с новой главой в истории человеческого самопознания.

Вновь наступает время, когда восточное знание проникает в нашу жизнь и подчиняет себе науку. Научные исследования Запада базируются на культуре Востока, что мы можем увидеть на примере Института гималайских исследований.

Наггар - это ядро современной передовой научной мысли. Долина Кулу и её древние культуры - вот главный итог уникальной Центральноазиатской экспедиции художника и ученого Николая Рериха, которая прошла около 12 000 миль. Глава экспедиции в сопровождении Елены и Юрия Рерихов долгое время проводил исследования в долине Кулу и через 5 лет снова вернулся туда, чтобы основать там Институт гималайских исследований и продолжить научную работу в различных областях.

Суть концепции продуктивного метода исследований известна каждому из навещающих этот центр передовой научной мысли, который получил название "Урусвати" - "Утренняя звезда". Урусвати имеет связи со всем научным миром. Главный акцент в науке ставится на археологию, филологию, ботанику, биохимию, астрономию и метеорологию. В научном центре каждый желающий будет иметь возможность круглый год посвящать себя этим дисциплинам. Кроме того, из Урусвати будут регулярно отправляться экспедиции в наиболее интересные места земного шара.

Проект Института гималайских исследований был составлен Николаем и Юрием Рерихами. Он предполагал развитие научной мысли в форме конференций, лекций, совещаний и семинаров по двум основным направлениям. Первая линия действия - это археология плюс все науки и искусства, имеющие к ней отношение.

Второе направление - это естественные науки плюс практические исследования. Когда библиотека и музей Урусвати будут оборудованы по последнему слову техники, к функции научного центра прибавится учебная программа для желающих. Научные открытия, происходящие в Урусвати, станут известны всему миру благодаря публикациям периодики.

Гималаи в течение веков приносили вдохновение как приверженцам индуистской религии, так и буддистам. В уникальной и великолепной долине Кулу выросло множество священных рощ, посвященных 360 богам. Однако долина Кулу - это ещё не сердце Гималаев. Средоточие гималайской культуры находилось в Туркестане, где сохранилось множество полуразрушенных городов. Лишь в нескольких древних городах были проведены раскопки, и исследователи смогли обнаружить следы неизвестных доныне языков и скрытой культуры, ибо высокие горы таят в себе множество тайн.

Археологические проекты

Институт гималайских исследований в первую очередь составил планы относительно работы в Китайском Туркестане. Раскопки будут проводиться в ранее нетронутых местах. Археологи согласовывают свои маршруты с правительствами тех стран, куда они направляются. Гималайский исследовательский институт тесно связан с Индийским археологическим обществом и подписал рабочее соглашение с Археологическим институтом в Америке. Студенты и преподаватели этого института имеют возможность работать в Центральной Азии, в Урусвати.

Особенно перспективными ученые считают некоторые места в Северной Индии, такие, как Таксила, Мохенджо-Даро, Хараппа и Наланда. Тибет, как страна в Центральной Азии, хранит в себе множество секретов древней культуры. Урусвати может стать центром изучения тибетской цивилизации. Культура Тибета проникла в долину Кулу, в которой Николай, Елена и Юрий Рерихи основали "Урусвати". Для горных стран смешение культур, языков и национальностей считается абсолютно естественным.

Большинство предметов, привезённых из археологических экспедиций, находятся в Урусвати, поскольку тёплый климат благоприятствует хранению древних манускриптов. Если их попытаются перенести в другое место, они начнут разрушаться.
Этнография

Горы Азии скрывают от современной цивилизации древние культуры и религии, в которых этнографы могут найти неисчерпаемые источники для исследования. Чего стоят костюмированные праздники, ритуалы, обычаи и символы, священные рощи и народные предания, которые представляют огромный интерес для любого этнографа! В долине Кулу постоянно ведётся изучение фольклора, диалектов, языков и физических особенностей народа, живущего у порога Гималаев.

Ботаника и старые медицинские традиции

Долина Кулу носит название Серебряной долины. Достаточно посмотреть на серебристые шапки снегов на гималайских вершинах или окинуть взором цветущие деревья долины, словно осыпанные снегом, чтобы понять, что её недаром назвали таким именем.

Обилие воды и вулканическая почва - прекрасные условия для всевозможных трав и кустарников. В долине Кулу можно встретить огромное количество растительных зон - от альпийской до субтропической.

В Урусвати растет до 60 видов яблонь, груш и других фруктовых деревьев. Ни одна европейская разновидность не станет приносить столько плодов, сколько приносят деревья в Урусвати.

Неудивительно, что в VII в. китайский паломник Сюань Цзан восхищался знаменитыми лекарственными травами Кулу. Они знамениты и поныне. Сборщики трав находят их в изобилии на высокогорных лугах. Современной медицине не мешало бы почерпнуть некоторые знания из древних традиций тибетских лам, собиравших лекарственные травы в долине Кулу.


Фото: Ю.Н. Рерих с сотрудниками института

Биохимические исследования

Проекты основателей научного центра в Урусвати предполагают планомерное развитие ботаники, физиологии и биохимии на основе традиций древней фармакопеи, что может принести огромную пользу всему человечеству. Современная медицина не имеет понятия о многих древних лекарствах, поэтому ей нужно сотрудничать со старой врачебной техникой Индии и Тибета.

Биохимия предполагает изучение древних секретов целительства на современной базе, в условиях прекрасно оборудованной биохимической лаборатории. Лекарственные травы долины Кулу - прекрасный объект для изучения. Выращивание лекарственных растений может быть поставлено на должный уровень. В библиотеке Института гималайских исследований, что размещена в Наггаре и в Нью-Йорке, находится огромное количество трудов по медицине. Их предполагается изучать и публиковать.
Исследователям из биохимической лаборатории нужно завязывать контакты с народными целителями и использовать накопленный ими опыт в своих исследованиях.

К плантациям лекарственных трав необходимо присоединить и основные плантации, принадлежащие ботанической лаборатории, на которых будут работать исследователи-ботаники.

Предполагается заниматься систематическим изучением местной флоры. Заведующим лабораторией будет доктор Вальтер Кольц; он участвовал в экспедиции в Арктику, в национальной географической экспедиции в Гренландию и долгое время преподавал в американском университете штата Мичиган.

Астрономия и метеорология

Программа Отдела естественных наук в Институте гималайских исследований включает в себя строительство астрономической и метеорологической обсерватории, исследования в области физики и астрономии. Экспедиции института будут проводить обширную работу в этой области в тех странах Среднего Востока, с чьими правительствами будет налажена связь.

Дополнительные проекты

Институт гималайских исследований располагается в двух каменных зданиях на нескольких акрах земли, полученных в дар от Николая Рериха. С просторных веранд открывается великолепный вид на Гималаи. Здесь находятся институтские помещения, библиотека и офис. В этих же зданиях предполагается разместить ботаническую лабораторию.

Полная программа института требует затрат в 100 тысяч долларов. Она включает в себя двухлетние исследования и строительство лаборатории, проект которой уже существует. Лабораторию предполагается построить неподалеку от главного здания. Это будет каменный дом из семи комнат, в которых разместятся библиотека для исследователей и сама лаборатория, где будут проводиться различные эксперименты.

Для научных работ необходима электрическая энергия, поэтому вода небольшой речки, падающей с высоты 50 футов, будет вращать турбину малой гидроэлектростанции.

* * *

Существование Института гималайских исследований всецело зависит от помощи и поддержки со стороны человечества. Мы рассчитываем, что вы поймёте замысел основателей "Урусвати" и будете способствовать выполнению миссии научного центра, который должен принести большую пользу науке и человечеству.


Фото: здание института Урусвати

_______________________________________________
* Статья была впервые опубликована в американском журнале "A New Outpost of Science New York" в 1930 году.

Текст статьи: http://lebendige-ethik.net/4-JNR-Nauka.html
Прикрепления: 9079629.jpg(36.2 Kb) · 0910275.jpg(34.4 Kb) · 3759759.jpg(57.6 Kb)


Гори, свети и освещай.
 
МилаДата: Пятница, 22.03.2013, 22:02 | Сообщение # 6
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7666
Статус: Offline


ВОСПОМИНАНИЯ
О Ю.Н. РЕРИХЕ


По материалам конференции в Новосибирске, посвященной 90-летию со дня рождения Юрия Николаевича Рериха
Новосибирск
Сибирское Рериховское Общество 1994


Н.Д. СПИРИНА

Бессмертные дары

Слово ко Дню рождения Ю.Н. Рериха


Всего три года был он с нами в нашей стране. Мало это или много? определяется ли значимость пребывания только временем? Можно прожить длинную жизнь и не оставить после себя ничего. Можно пребывать в этом мире малые годы и насытить его на века. Эти насыщения непреложно дают свои всходы в будущем.
Кто-то даже от одной встречи с Юрием Николаевичем многому научился; другие не прозрели и не разглядели величие его духа и мощь его разума.
В пространстве остаётся всё, оно хранит и передаёт хранимое тем, кто может эти дары взять.
Прочитаем "Памятку", оставленную нам Юрием Николаевичем, и постараемся приобщиться через неё к нему.

Ю.Н. Рерих

Памятка другу и члену общества


Надо забыть всё прошлое, не надо думать о причинённых тебе обидах, лишь бы можно было сотрудничать. Также и народ должен забыть о своих обидах. Будущее светло, надо всё принести ему.
Надо перекинуть мост в будущее, не надо оглядываться назад. Если ты совершил ошибку, подумай, как надо было поступить, и в следующий раз так не поступай. Не надо жалеть прошлого. Изменяются отношения, изменяется и аура.

Каждый день для развития мышления надо брать какой либо вопрос и рассматривать его со всех сторон и сопоставлять с другми вопросами. Советовать это другим.

Надо изучать психическую энергию, наблюдая за её выявлениями, записывать.

Надо следить, чтобы каждое действие, даже малейшее, было сознательно. Если я беру книгу ил протягиваю руку, надо чтоб это происходило сознательно.

Надо построить свой внутренний устав или правила поведения, чтобы знать, чем руководствоваться.
Живая Этика - норма поведения, приложенная в жизни.

Выбери себе несколько раз в день время для молчания духа, в безмолвии откроем сердце Указу Владыки. Иногда своими желаниями мы заграждаем голос Учителя.
Если случайно является новая мысль, новое настроение, переживание, надо записывать, потом конкретно явится ответ в жизни. Особенно внимательным надо быть к повторным мыслям.

Вечером надо подумать, что сегодня сделал по Учению. Не то, что уже по твоей натуре согласно с Учением, но то, что ты по Учению совершил наперекор твоей натуре.

Самое главное - выдержка во всём. Мы многое хорошее начинаем, но не кончаем.

Когда человек начинает заниматься Учением, происходит будто сгущение теней. У каждого выявляются сильнее его его плохие качества. Так же, когда вспахивают землю, появляются сорняки. Происходит переоценка. Потому надо знать свой путь и обрести терпение.

Самая сердечная беседа - это с глазу на глаз. Так любят беседовать на Востоке. Не надо читать вместе, но отдельно, потом делиться.

Требовать,приказывать другому не надо, но высказывать так, чтобы другой понял. Найти такую форму, которую другой принял бы.
Убедить личным примером.
Важно подобрать слова, чтобы не увеличить самость другого, а то вместо помощи можно ухудшить дело.

Кто руководит, должен иметь чуткость, чтобы видеть, хватит ли у другого огня и сил для дальнейшего развития. Каждый приходящий приносит свою ношу - карму. Прежде чем приобщить, надо узнать, кто он.
Что же делать? Принимая во внимание теперешние условия, возможности, стараться говорить на понятном языке.

Надо путём науки, искусства, морали воздействовать на окружающее и поднимать энтузиазм и героизм. Надо во всём и всегда поддерживать энтузиазм, если он направлен на Общее Благо.

Западные философы говорят высокие слова, но живут обыденной жизнью. А оттого Запад не преуспевает. Напротив, Восток сразу применяет в жизни.

Вряд ли западным путём можно освободиться от своих ошибок. Запад советует раскаяние, но это - не цель. Восток же не думает об ошибках, но сразу, всем существом, старается жить так, как надо.


Записала Бируте Валушите
в Москве в 1958-59 гг.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 22.03.2013, 23:09 | Сообщение # 7
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7666
Статус: Offline
АВТОБИОГРАФИЯ ЮРИЯ НИКОЛАЕВИЧА РЕРИХА


Родился 3/16 августа 1902 г в м. Окуловка, Окуловского района, Новгородской области. Сын академика Н.К. Рериха (1874-1947) и Е.И. Рерих (урожд. Шапошниковой, 1879-1955). Среднее образование получил в гимназии К.И. Мая в Петрограде. В 1917-1919 гг. проживал в Финляндии. Высшее образование получил в школе восточных языков Лондонского университета (индо-иранское отделение), 1919-1920. Со второго курса перешёл в Гарвардский университет, США, который окончил со степенью бакалавра по отделению индийской филологии. В 1922-1923 гг. работал в Парижском университете на Среднеазиатском, Индийском, Монголо-тибетском отделениях (работал с проф. Пеллио, Бако, С. Леви и Мэйэ). Одновременно занимался на военном и юридическо-экономическом отделениях и слушал курс китайского и персидского (работал с проф. В.Ф. Минорским) языков. Магистр индийской филологии. В 1924-1925 вёл исследовательскую работу в Индии, Сиккиме и Кашмире, занимаясь санскритским и тибетским языками. В 1925-1928 гг. работал с экспедицией Н.К. Рериха в Ладакхе, Синьцзяне, Монголии, Китае и Тибете. С 1930 г. состоял директором Института гималайских Исследований в Индии. В 1931-1932 гг. работал в Западном Тибете. В 1934-1935 гг. работал в Маньчжурии, Монголии и Китае. С 1935 г. вёл научную работу в Индии. С 1949 г. работал в Калимпонге, Западный Бенгал, где руководил индо-тибетским семинарием для оставленных при университете для подготовки к профессорскому званию, а также заведовал курсами китайского и тибетского языков. Состоит членом Королевского Азиатского общества в Лондоне и Азиатского общества в Бенгале. В августе 1957 г. вернулся в СССР.

Архив ИВ РАН


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 22.03.2013, 23:21 | Сообщение # 8
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7666
Статус: Offline
И. Р. Рудзите

ПРИМЕР ЖИЗНИ ЮРИЯ НИКОЛАЕВИЧА РЕРИХА КАК АГНИ ЙОГА

Когда все собрались в последний раз в маленькой столовой, Юрий Николаевич ни за что не захотел сесть на почетное место. Как вспоминали потом мой отец и сестра Гунта, слушали только что подаренную Юрию Николаевичу пластинку с записями героической вагнеровской оперы "Парсифаль". На другой стороне пластинки был "Траурный марш", почемуто поставили и его. А в карих глазах Юрия Николаевича появился синий блеск печали. Почему-то одна из сотрудниц подарила ему альбом о Братском кладбище в Риге, на фотографиях которого изображена статуя Матери, у ног ее покоятся солдаты всех войн. Почему-то Юрий Николаевич говорил о дальней поездке в ближайшем будущем, и все думали, что в Бурятию...
Елена Ивановна Рерих перед своим уходом сказала Юрию Николаевичу: "Когда появится новая звезда, тогда время ехать".
Картина Николая Константиновича "Звезда Героя" посвящена Юрию Николаевичу, человеку, готовому пойти на очередной жертвенный подвиг, и появление кометы было ему знаком того, что наступил срок для нового подвига. Тогда, перед приездом Юрия Николаевича на Родину, в Индии видели новую звезду. Об этом, в частности, в то время читал в латвийской газете "Циня" мой отец, Рихард Яковлевич Рудзитис.
По словам Богдановых, Еленой Ивановной было сказано, что Юрий Николаевич едет в Россию на три года.
Очевидно, он знал срок своего ухода. Выполнив свою миссию, он ушел 21 мая 1960 года. Еще одно большое сердце приняло чашу яда эгоизма человеческого.Мой отец с августа 1957 г. по май 1960 г. встречался с Юрием Николаевичем Рерихом около двадцати раз, был обмен письмами, которые хранятся в архиве Гунты Рудзите в Риге, ксерокопии имеются у меня.
Обычно отец брал в Москву нас с сестрой. Гунтой (теперь председателем Рижского Рериховского общества). По причине болезни я не участвовала в первых и последних встречах, но мы с сестрой иногда встречались с Юрием
Николаевичем и без отца.
После каждой встречи мы втроем вспоминали, и отец записывал содержание разговоров, что составило дневник отца, который начал печатать латвийский журнал "Свет Огня" в ноябрьских номерах 1980 и 1981 годов.
Сегодня на основе своих воспоминаний и наблюдений я хотела начать разговор об образе Юрия Николаевича Рериха, как жизненном примере человека, которого можно было бы охарактеризовать как Агни Йога.
Пришло время назвать Юрия Николаевича по праву новым определением - Агни Йогом - именно потому, что многие, читая книги Агни Йоги, все же мало представляют, что это реально значит.
Вокруг нас расплодилось столько лжейогов, лжеучителей, лжепророков! Около Учения Живой Этики, около
Рериховских обществ появилось столько праведников, считающих себя почти Адептами, но с характерным для них признаком - ни малейшей сердечности в глазах. Или еще хуже - на моем пути встречалось бесконечное число медиумов с разными "сверхспособностями": "видением" тонкого мира, "слышанием" голосов, диктующих всевозможные "новые учения", или владением так называемым "автоматическим писанием", "ясновидением" и даже "умением летать на другие планеты"!
Юрий Николаевич ничего из названных выше способностей не имел (а мой отец его очень хорошо знал и поддерживал с ним очень близкие отношения как один из самых близких друзей семьи Рерихов).
По своему образу жизни, нормам поведения, в общем, Юрий Николаевич ничем особенно не выделялся среди окружающих. Как сказано в книге "Агни Йога": "Если Агни Йога должна быть введена в жизнь, то носители ее не должны отличаться от внешней жизни. Агни Йог входит в жизнь незамеченным..." (Агни Йога, 187). Единственно, Юрий
Николаевич соблюдал некоторую аскезу: был неженатым, не курил, не пил, питался довольно скромно, обыкновенно вегетарианской пищей, спал на простой раскладушке и т.д. По поводу курения вспоминается случай: на выставке картин
Николая Константиновича какой-то молодой человек поинтересовался, как они смогли работать на такой высоте, на что
Юрий Николаевич ответил, что для этого нужна некоторая подготовка, например, нельзя курить, пить. Услышав это, юноша опустил глаза.
В Москве, когда в последний год Юрий Николаевич почувствовал усталость, и у него, и у Богдановых снизился гемоглобин в крови, Юрий Николаевич вставал очень рано и до рассвета прогуливался по ближайшему скверу. Раньше в
Кулу он каждое утро совершал прогулки верхом.
Одевался Юрий Николаевич чисто, аккуратно, но обыкновенно: европейский костюм, светлые рубашки, галстук.
Привез из Индии и одевал, путешествуя, походный костюм, состоящий из кителя и брюк-галифе песочного цвета с коричневыми кожаными пуговицами.
Я видела Юрия Николаевича неоднократно; что меня больше всего поразило? Во-первых, то, что ни одна фотография, даже фильм, который снял его ученик А. Н. Зелинский, не смогли отразить подлинную огненность глаз, движений, мимики и рук. Все его существо излучало особую энергию, неисчерпаемую внутреннюю силу, вместе с особым обаянием и чуткостью.
В начале рассказа о нем хотелось поделиться несколькими фрагментами из моих мемуаров, касающимися описания его внешности. "В дверях противоположной комнаты появляется среднего роста крепко сложенный человек. Светлое, с выступающими скулами овальное лицо, коротко стриженая седая бородка. Взлет черных крылатых бровей, несколько секунд как бы пронизывающий меня насквозь проницательный взгляд. А уже через полминуты его большие миндалевидные карие глаза озаряются обаятельной улыбкой, и на его щеках появляются выразительные глубокие ямочки. Он идет нам навстречу, обнимает отца и тепло обеими руками сжимает мои и Гунтины ладони, здоровается он со мной так, как будто и мы давным-давно самые близкие друзья. С тех пор я никогда больше не чувствовала, на себе его испытывающего взгляда". "Юрий Николаевич сидел в своем кресле у письменного стола, спокойно положив руки на подлокотники, временами скрещивая пальцы, и только по постоянно меняющемуся выражению его лица, по тому, как временами то высоко взлетали, то спокойно опускались его густые дугообразные брови, как в больших карих глазах временами то играло лукавое веселье, то появлялась затаенная грусть, то вспыхивало неожиданное сияние, я понимала, какое богатство души скрыто в этом, казалось бы, внешне таком скромном человеке". "Когда говорили о самом сокровенном, самом близком, его глаза становились какими-то бездонными, уходящими в беспредельность тысячелетий, напоминающими таинственные огромные черные зрачки статуй египетских саркофагов".
Когда Юрий Николаевич вернулся на Родину, он включился в работу с большим напряжением. В течение трех лет, пока он жил в России, он сделал невероятно много для пробуждения подлинной духовной культуры. Надо сказать, что это были невероятно трудные годы "хрущевщины", прошло всего три года после смерти Сталина, и вся деятельность великого ученого проходила под позорным надзором КГБ. Не буду перечислять всего того, что он сделал, укажу лишь немногое из того, чем он делился с нами в разговорах и письмах.
Теперь трудно представить, какие невероятные преграды, особенно со стороны художников, ему надо было преодолеть, прежде чем после семи с лишним месяцев открылась первая выставка картин Николая Рериха в Москве, за которой последовали выставки в Ленинграде, Риге, Киеве, Тбилиси и др., а в 1960г. состоялась выставка брата -
Святослава Николаевича. Он добился того, что начали публиковать литературное наследие Николая Константиновича, издавались репродукции, альбомы, монографии, был снят фильм, вышли передачи на радио, по телевидению. Сам он прочел огромное количество лекций об отце, о его живописи, литературных трудах, философии и экспедициях. Своими лекциями он начал вносить ясность в вопросы о восточных йогах, и очень много читал лекций по вопросам восточной литературы, философии и религии, начал издавать серию книг буддийской классической литературы, чему в большой мере препятствовали атеистически настроенные коллеги. Готовил для издания свои работы, обучал в Институте
Востоковедения новых исследователей-аспирантов.
Юрий Николаевич побеждал препятствие за препятствием, созидая по мере сил и возможностей. Вот еще одна веха
Агни Йога. "Около Агни Йога всегда найдете построения. Самая трудность созидания будет ступенью одоления несовершенства" (Агни Йога, 403).
Ученый работал напряженно, но гармонично, без суеты, бережно используя свое и чужое время. Ему была очень непонятна большая трата времени на частые бессмысленные собрания в душных и накуренных помещениях, на что он в последнее время жаловался.
В книге "Сердце" читаем: "Агни Йог ко всем бережлив не по скупости, но зная ценность энергии, проливаемой сверху.Так он бережет как свою, так и окружающую энергию" (Сердце, 37).
Жизнь Юрия Николаевича - путь жертвенности, путь труда на Общее Благо. Мало кто знал о духовном одиночестве
Юрия Николаевича, сильной утомляемости от большого города, беспрерывных трудностях и препятствиях, бытовых неудобствах. Иногда сестрички, так звали Богдановых, спускались в магазин за продуктами и не могли выстоять огромные очереди, возвращались с пустыми руками. Приходилось заменять их самому ученому.
Все приходили к нему за помощью, за советом, за энергией, за радостью. "Агни Йог не только является магнитным центром, но он следует как оздоровитель местности... Агни Йог принимает на себя токи пространственные" (Мир
Огненный, ч.1, 286).
Мало кто понимал, как часто Юрий Николаевич страдал от дисгармонии людей. "...Каждый может отяготить его, но помочь могут лишь немногие" (Мир Огненный, ч.1, 286).
И все же почти никто не видел в нем признаков усталости, и каждый получал большой заряд энергии. "Конечно, высший Агни Йог творит, не уставая духом" (Беспредельность, 263).
И все же - что являлось источником, казалось, неисчерпаемой силы и непрестанного обновления этого человека?
Юрий Николаевич действительно был "восточным" человеком и никогда не говорил о сокровенном или говорил так просто, как будто незаметно, что можно было услышать это, а можно было и пропустить. По словам ученого, "восточные люди очень боятся произнести сокровенное. Лучше даже солгут, чем предадут".
Из дневниковых записей Николая Константиновича и Юрия Николаевича мы знали о встречах с Махатмами и о посещении Рерихами Гималайских Ашрамов.
Наша знакомая Г. (Голубкина) рассказывала, что однажды, когда Юрий Николаевич выходил из выставочного зала, к нему подошла женщина и задала вопрос: "Существует ли Шамбала?" На что Юрий Николаевич, посмотрев женщине в глаза, после некоторого молчания ответил: "Да, я сам там был".
На следующий день после закрытия первой выставки Николая Константиновича, к Юрию Николаевичу, кроме нас, пришли еще и другие друзья из Риги - Г. Ф. Лукин и Бр.Якобсон. Заговорили о личностях, по духовным качествам близких Белому Братству, и Гаральд Феликсович спросил в этом отношении насчет Р. Вагнера и получил исчерпывающий ответ: "Да, Вагнер смог бы подойти близко, но тяжелые стороны его жизни его отдаляли. Вагнер - человек тяжелого характера. Бетховен по своим огням мог быть кандидатом ближе, чем все другие. В искусстве человек не всегда соответствует своему внутреннему облику. Надо оценивать по внутреннему облику. У Лермонтова зачатки уже ближе. Пушкин - большой талант, но Лермонтов по внутреннему облику выше, чем Пушкин, если сравнивать у обоих одноименные стихотворения "Пророк". В русской литературе в это время больше всех как человек выдвигается Чаадаев.
Герцен как-то говорил, что Чаадаева не заметить в толпе было просто невозможным, даже по его глазам... У Рафаэля тоже свои слабости". "Главное - внутренний облик" - еще и еще раз повторял Юрий Николаевич. "Подвижники - те, у кого все стороны характера уже соответствуют их Credo". И я поняла, что это самое можно сказать и об Агни Йоге.
Что составило Credo этого человека? -Это внутреннее видение и слышание всей жизни, это особая восприимчивость качеств его сердца, что в большой мере соответствует параграфу 774 из книги "Беспредельность": "Каждое утонченное ощущение дает соприкасание с пространственным огнем. Потому только высший Агни Йог передает человечеству высшую восприимчивость. Вся эволюция зиждется на утончении".Его сердце было настолько развито, что он видел и чувствовал в кажущихся обычных явлениях знаки, на которые ориентировался, которые определяли его выбор в решающие моменты. "Много знаков дается человечеству, нужно лишь не забывать их. Каждый из нас помнит эти вехи, разбросанные в разных годах жизни. Когда Скрижали явлены, тогда нужно лишь читать их и в мужестве следовать к Свету" (Мир Огненный, ч.1, 648). "Но только огненное сердце поймет скрытое значение тонких знаков. Пусть сотрудники поймут, что каждый знак имеет назначение. Сколько Высоких Существ посылают моления и надеются, что будут поняты" (Мир Огненный, ч.2,178)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 22.03.2013, 23:25 | Сообщение # 9
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7666
Статус: Offline
Например, в письме от 8 декабря 1959г. он пишет Рихарду Яковлевичу: "Будущий год вообще обещает быть значительным. За последнее время было много разных знаков". О многих знаках он рассказывал и в беседах с нами.
Многократно удачу и Помощь в своих делах он предвидел, когда, по его словам, он отметил "хорошие знамения" в различных знаках Шамбалы, например, у кого-то знак в медальоне на груди, или как-то увидел напечатанные в это время книги о Шамбале... "Так во всем можно видеть движения под знаками. Понятие символа не что другое, как напоминание о знаке. Успех целых народов происходит под символом.
Считаю, можно среди самых опасных переходов дойти под Высшим Знаком" (Аум, 126).
Эти знамения, в разной форме и разного содержания, которыми руководствовался Юрий Николаевич, часто означали присоединение к проводу Космического Огня, проводу Космического Магнита - Разума. "Прикасание к проводу Космического Огня дает устремление духу, и жизненные действия напрягаются этим жизненным огнем. Поэтому Огненный Агни Йог чует все космические пертурбации и напрягает все нити пространственные" (Беспредельность, 864).
Юрий Николаевич оценивал людей по внутреннему огню, который он просто называл энтузиазмом, другими словами
- по способности бескорыстно отдать себя работе на Общее Благо. Когда многие обращались к нему с вопросом "Что делать?", он отвечал просто: "Надо поднимать энтузиазм и героизм. Надо во всем и всегда поддерживать энтузиазм, если он направлен на Общее Благо".
Что еще поражало в нем при наших встречах? Это энциклопедичность знаний, широта взглядов, интерес ко всему.
Каждая встреча была настолько воспитательна, что дневник отца, который фиксировал в основном лишь то, о чем мы говорили, составил около 150 страниц.
Широта знаний, развитость мышления, неоспоримо - одни из главнейших качеств Агни Йога. "Так знание есть путь огненный. Разве не вдохновительно знать, как близок путь к Миру Огненному?" (Мир
Огненный, ч.З, 497).
Думаю, что необходимо коснуться одной стороны жизни семьи Рерихов, по поводу которой я часто встречала непонимание и кривотолки, - это отношение Юрия Николаевича и всей семьи Рерихов к религии и, в частности, к православию. Вся семья Рерихов была глубоко православна. Об этом мне лично говорили "сестрички", что, в частности,
Юрий Николаевич всю жизнь носил крест и соблюдал обряды, когда посещал церковь,- крестился, ставил свечи. Он многократно ездил в Троице-Сергиеву Лавру, и я помню, как он с радостью делился с нами о том, какое неизгладимое впечатление это у него оставляло: "Храм Святой Троицы великолепный, хор звучал мощно, было много молодежи и солдат".
В тот же раз он с теплотой рассказал, что картина отца "Святой Сергий трижды спасет Россию" из пражской коллекций была передана в Третьяковскую галерею, где хранится в залах запасников. Местные сотрудники, когда идут в этот зал, говорят:"Пойдем к Сергию". Некоторые крестятся, а другие молятся на коленях.
Историческое открытие первой выставки Н. К. Рериха было назначено на воскресенье, 12 апреля 1958 года в 16 часов, в день православной Пасхи. Мы с сестрой пришли к Юрию Николаевичу с цветами и подарком уже утром, одни, без отца. Так получилось, что мы одни с Юрием Николаевичем и сестричками Богдановыми обедали с куличом, пасхой и крашеными яйцами, и помню, как Юрий Николаевич, оценивая потерю внутреннего содержания обрядов, с горечью отметил, что в России от Пасхи остались лишь яйца да куличи. Когда на такси ехали с Юрием Николаевичем на выставку, я была свидетелем его необычно быстрой реакции на окружающее, когда он несколько раз обращал наше внимание на толпы людей, стоявших у переполненных церквей в переулках, чего, в отличие от него, не заметила.
Действительно, у Юрия Николаевича была удивительная внутренняя подвижность, можно сказать, он имел "орлиный глаз", - в сочетании с большим спокойствием и гармонией. И так как у меня лично это качество не развито, потому-то меня это многократно в общении с ним так поражало! Так, однажды , на переполненной людьми выставке Николая
Константиновича в Ленинграде мы с отцом должны были найти Юрия Николаевича. Рихард Яковлевич плохо чувствовал себя и сидел в стороне, и я несколько раз прошла через всю выставку и, не найдя Юрия Николаевича, уже собиралась идти обратно к отцу, как совсем неожиданно чьи-то теплые руки сердечно обняли меня за плечи сзади и повернули к себе. Это был Юрий Николаевич. Он не знал, что мы здесь и что его ищем, но он легко мог воспринимать наши мысли и мысли других.
Помню, что однажды он почувствовал, что к нему поднимались на квартиру люди, но не позвонив, вернулись, и в недоумении он спрашивал нас, кто это. Оказалось, что двое из Риги (чета Калнс) поднялись к нему, но в последний момент постеснялись его тревожить и вернулись обратно. Он прекрасно чувствовал излучения людей, и помню, как просил отца его не беспокоить, если человек известен как медиум, психист или явно с личными претензиями к нему и пр.
Я заметила, что у всех людей, которые общались с ним, в том числе и у меня, в его присутствии растворялись любые волнения, напряженность, застенчивость и пр., и человек начинал чувствовать себя особенно хорошо, как будто наравне с ним. Это поистине признак великого человека, вмещающего всех людей независимо от их возраста, образования, уровня культуры, национальности, религиозной принадлежности.
Несмотря на свой высокий интеллектуальный уровень, он не выставлял свои знания напоказ. Все получали от него духовную теплоту и внутреннюю радость. "Дух, насыщенный устремлением огня, дает притяжение всем жизненным импульсам. Как каждая энергия достигает своего тождественного элемента, так дух Высшего Агни Йога достигает сердца устремленных к Истине. Так каждая энергия сердца творит людей. Рычаг сердца дает все напряженные устремления. Потому люди тянутся к огненному сердцу Агни Йога. Так мощь сердца утверждает устремление явления Агни Йога. Так творчество сердца может создать ручательство Света. Утверждаю!" (Беспредельность, 638). Сказано как будто о Юрии Николаевиче!
Юрий Николаевич был исключительно великодушным человеком. Он никого не осуждал, а внимательно оценивал.
Так, когда Гаральд Феликсович яро стал нападать на личность Наполеона, ученый остановил его, говоря, что Кутузов хорошо отзывался о Бонапарте и какому-то офицеру выразил упрек: "Кто вам дал право его осуждать?" Отец добавил, что когда он был в Париже, в Пантеоне Наполеона, он чувствовал, что все французы его очень уважают.
В другой раз моя сестра Гунта пожаловалась на экскурсовода, который рассказывал нелепые вещи о картинах Николая
Константиновича, на что Юрий Николаевич лишь улыбнулся и в ответ упомянул анекдот из царских времен, когда на выставке какой-то генерал совсем не понял и уничтожающе отозвался о какой-то картине Николая Константиновича, но когда узнал, что Рерих является директором школы Императорского общества поощрения художеств, извинился и полностью изменил свое мнение. В первых беседах я не участвовала из-за болезни, но послала Юрию Николаевичу длинное письмо, на которое он ответил мне потом, как будто незаметно и постепенно, в течение многих бесед.
Буквально в каждой встрече, в каждой беседе Юрий Николаевич касался Алтая, и очень больно, что люди до сих пор не оценивают всего значения Алтая и не понимают то глубокое основание, ради которого вся семья Рерихов после возвращения на Родину хотела поселиться именно в Горном Алтае.
Юрий Николаевич хотел, чтобы Алтаю были выделены лучшие картины для специального Музея Рериха. Это, к сожалению, до сих пор не сделано, и алтайские музеи оригинальных картин до сих пор не имеют.
Юрий Николаевич сам уже тогда хотел переехать работать в Сибирское отделение Академии Наук.
В конце выступления хотелось бы привести несколько мыслей Юрия Николаевича,которые показались мне очень актуальными: "Многие мечтают о свободе. Внутренний человек всегда свободен. Главное - внутренний человек". "Для меня тайн не существует. Я ни в чем не скрываюсь. Самое лучшее - действовать совершенно открыто". "Не печальтесь о работе, ее для всех будет достаточно. Новые люди появятся, когда будут соответствующие обстоятельства". "Все повернулось. Пути обратно нет". "Будут большие сдвиги, по-моему, большие энергии спускаются на Землю", "Восток говорит о рождении Новой Эры, которая, может быть, начнется катаклизмами, а сектанты говорят о конце мира".
Когда Юрий Николаевич открыл первую выставку своего великого Отца, мы с сестрой написали в книге отзывов над всеми надписями:"С новой Эрой, друзья!"
И действительно, Юрий Николаевич вернулся на Родину с миссией открыть России врата в будущее, врата в Новую Эру, и нам казалось, что в воздухе наконец-то загудели колокола, возвестившие о начале воскресения России.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 22.03.2013, 23:29 | Сообщение # 10
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7666
Статус: Offline
Г. Р. Рудзите

ВСТРЕЧИ С ЮРИЕМ НИКОЛАЕВИЧЕМ РЕРИХОМ


С Юрием Николаевичем я познакомилась 15-ти лет на чердаке нашего дома в Межапарке в г. Риге и... полюбила его на всю жизнь. Там лежали тщательно уложенные ящики с архивом бывшего Латвийского Общества Рериха. Наверху одного - две толстые тетради в коленкоровом переплете, написанные детской рукой. Одна из них - сочинения по русскому, другая - списки монет маленького нумизмата. На первой странице: "Ученик... класса Ю. Рерих". Покрыт ящик был журналом "Индиа Магазин", где на одной странице я нашла и фото Юрия в тибетской одежде вместе с отцом, совсем еще юного, застенчивого, но с прямым смелым взглядом.
Эти же глаза смотрели на меня поздним вечером 27 августа 1957 года, когда мы с моим отцом Рихардом Яковлевичем
Рудзитисом пришли к Юрию Николаевичу на дом, в еще не достроенном квартале на Ленинском проспекте в Москве. На его лице чередовались черты матери и отца, а глаза, по сути серые, всегда казались черными, такой в них горел огонь.
Началось самое чудесное время и в моей жизни, и в жизни моего отца. Около двадцати встреч, письма, книги, вести, переданные через друзей. Три года, свет которых освещает всю жизнь. Когда Светоч угас, он погасил и моего отца, его не стало через полгода после ухода Юрия Николаевича.
Впервые я познала наяву, реально, в жизни Елену Ивановну и Николая Константиновича, - их воспитание, их мысли. Эмоциональный, даже пылкий по природе, Юрий Николаевич все умел сохранить в себе. И в беседе, и в книге его слова обдуманны, сдержанны. Правда, один раз его глаза воспламенились огнем - при встрече с глазами Учителя на сокровенном портрете, и весь он загорелся, как пламя.
Общался Юрий Николаевич без лишних слов, движений. Он твердил, что рука должна быть протянута с определенной целью. Но был замечательным собеседником, создававшим зримые образы перед глазами слушавшего. О трудностях чаще говорил с юмором. Он нам передал много удивительного из жизни родителей и брата.
Юрий Николаевич терпеливо и охотно отвечал на многочисленные вопросы моего отца. Старался коснуться и тех проблем, которые были задеты в разговоре с недавно побывавшими друзьями.Отличался он удивительной интеллигентностью и культурой, был не просто полиглотом; но общался на большинстве языков, которые знал, "без акцента". Работал не спеша, в особом ритме, распределяя силы на весь день.
Юрий Николаевич не терпел боязливости, показухи, мещанства, неисполнения обещаний. Обычно терпеливый, мягкий, он мог стать суровым. И я на себе испытала всю гамму его чувств, хотя он нас баловал неимоверно. Он не поучал, чаще он старался передать свои мысли ненавязчиво, как бы невзначай, даже примером в разговоре с другим.
Для меня было приятным открытием то, что он, в отличие от большинства читающих Живую Этику, не бросался цитатами из Учения. Незнающий даже мог подумать, что он к ней непричастен, - он, самолично получающий прямые
Указания! Юрий Николаевич передавал суть мыслей Живой Этики в своем мышлении, в своих поступках. Уловивший однажды мой удивленный взгляд, он при первой возможности тихо пояснил: "Мы, восточные, не говорим о сокровенном, дорогом для нас".
Он ненавидел ложь, иногда удивительно откровенно отвечал на весьма сокровенные вопросы. Например, на вопрос одной женщины на выставке: "Видели ли вы Учителя, были ли вы в Шамбале?", ответил: "Да". Но если надо было охранить сокровенное, то ничто в его лице - ни один мускул - не выдавало тайны.
Строго избегал Юрий Николаевич людей с астральными наклонностями ("видениями", "голосами", "автоматическим письмом") астральных "гуру", а также их друзей и знакомых.
С первого момента приезда в Москву Юрий Рерих весь был сосредоточен на том, чтобы понять, познать советскую действительность, весьма трудную для каждого живого свободного ума. Он же приехал, чтобы передать Родине наследие родителей. Довершить то, что они не смогли, находясь вдали.
Таким же преданным Великому Делу родителей он был всю жизнь. Прекрасный художник в молодости, всесторонне одаренный, он изучает то, что нужнее всего для экспедиции - восточные языки, культуру. На вопрос моего отца, был ли он женат, он ответил: "Я же не мог... подвергать семью всем опасностям путешественника и воителя".
Приехал Юрий Николаевич по приглашению руководства страны, Никиты Сергеевича Хрущева. Но по воле его был помещен "поближе", в Москве, а не в Ленинграде - милом Петербурге - где прошли молодые годы Юрия Николаевича и где был известный Институт Востоковедения. На каждом шагу он сталкивался с чужой, непонимающей, но всесильной волей. Наследие отца, даже имя его было встречено с недоброжелательностью и страхом. Сколько энергии и находчивости потребовала первая выставка вновь привезенных 400 картин Н. Рериха,в конце концов разрешенная лишь в
Малом зале на Кузнецком Мосту. Как все охали о геройстве К. Юона, который наконец взялся написать предисловие к каталогу, - "все-таки Юон сотворил предсмертный подвиг". Небольшие размеры помещения дали экспозиции особую силу напряженности света красок. А длинные очереди притягивали особое внимание. Выставка обошла все крупные музеи Союза. И... залегла в запасниках Русского музея.
Много было боли. Лучшие картины Николая Константиновича должны были быть переданы Алтаю. Но отбор картин прошел за спиной Юрия Николаевича. Весьма возмущенный, он все-таки облегченно вздохнул, что 60 отобранных картин не были из худших.
Картины отца - наследственная часть Юрия Николаевича - были даром, преподнесенным лишь с одним условием, чтобы они находились в постоянной экспозиции. Начало казалось обнадеживающим. Шел спор о месте Мемориального музея Н. Рериха. То думали о дворцах Подмосковья в Архангельском, то о постройке нового здания где-то в центре
Москвы. Наконец остановились на бывшем доме Общества Поощрения Художеств в Ленинграде. Осенью 1959 г. Юрий
Николаевич все сам осмотрел и дал согласие. А пока, временно, картины были помещены в Русском музее (после пылкого спора между Третьяковкой и Русским музеем). В последний момент, после разговора с директором Русского музея, Юрий Николаевич изменил список и часть лучших картин, сколько позволила площадь стен в квартире, оставил у себя. Временно. Он боялся, что не все картины будут выставлены. Стены квартиры Юрий Николаевич обил серым нейтральным полотном и каждый свободный сантиметр между книжными полками покрыл картинами. "Гессэр-хан", "Св. Сергий Строитель", Гималайские пейзажи, "Держательница Мира". Пока, конечно, пока они здесь. Они все - дар
Николая Рериха Родине. Но лишь при одном условии. Чтобы служили людям. Как сами Рерихи - в вечном труде. Но картины до сих пор ждут, чтобы их подняли из запасников Русского музея.
Юрий Николаевич привез, кроме своих трудов, тяжелый трехтомник - манускрипт отца "Моя жизнь", 999 очерков, начатый Н. Рерихом уже в 1937 годул Первая часть манускрипта должна была быть издана еще до войны Латвийским
Обществом Рериха, но осенью 1940 года Общество было ликвидировано советскими властями и имущество конфисковано. (Там же предполагалось издать и Дневники путешествия 1925-1928 гг. Н. К. Рериха и Ю. Н. Рериха). "Моя Жизнь" Н. Рериха, оказалось, никому не была нужна. С великим трудом несколько очерков в сокращенном виде напечатал журнал "Октябрь" 1958, №10. После не раз они печатались отрывками, искромсанные, то в книгах, то в газетах и в журналах, но в полном виде, в редакции автора - никогда.
Третье желание Николая Константиновича было видеть обновленным буддийский храм в Петербурге, у колыбели создания которого он стоял. Это отчасти исполнилось.
Росли горы папок на письменном столе Юрия Николаевича. Росло напряжение, тревога. Множество ненужных дел, собрания в накуренных помещениях. Упреки, выпады со стороны истинных советских представителей в адрес "буржуазного ученого". Никому не нужным оказался и труд Ю. Н. Рериха "Средняя Азия", который он сам весьма ценил. Весной 1960 года Юрий Николаевич мечтал о побеге и отдыхе в степях родной Монголии, просто в палатках.
Решил перейти работать в Бурятию, в Улан-Удэ - летом прочесть там ряд лекций и тогда же договориться о переезде.
Не успел. Ушел. Ушел, не попрощавшись. А может быть, не совсем так. За неделю перед уходом он совершил последнюю трапезу с самыми близкими друзьями. Посадил моего отца на свое место. Просил всех сблизиться, сотрудничать.
20 июля 1992 г.


Господь твой, живи!
 
Форум » ПОДВИЖНИКИ ДУХА » СЕМЬЯ РЕРИХОВ » Ю.Н. РЕРИХ (Воспоминания, фото, видео-материалы.)
  • Страница 1 из 9
  • 1
  • 2
  • 3
  • 8
  • 9
  • »
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES