Воскресенье, 18.11.2018, 21:33

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Форум » ПОДВИЖНИКИ ДУХА » СЕМЬЯ РЕРИХОВ » ШАМБАЛА (Н.К. РЕРИХ)
ШАМБАЛА
МилаДата: Понедельник, 23.10.2017, 17:53 | Сообщение # 11
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline

Н. Рерих. Монхиган. (Сила), 1922 г.


РАДОСТЬ ТВОРЧЕСТВА


Разве наша эпоха не одна из самых значительных? Разве са­мые удивительные открытия не вошли в нашу повседневную жизнь? И разве мы не знакомимся с некоторыми самыми тонкими энергиями? Не счастье ли это — не только знать об этих энергиях, но и быть в состоянии использовать их на самом деле в жизни? Пе­ред самыми нашими глазами все трансформируется. Мы уже знаем, как разделить наши энергии между индивидуальностями и миллио­нами. И мы знаем, где и как достичь миллионов и как использовать нашу энергию в случае с индивидуумом.

Границы духовной жизни расширяются. И физические гра­ницы становятся гибкими и вибрирующими. Идея Востока и За­пада — идея близнецов, которые никогда не встретятся — для нашего ума уже закостеневшая идея. Мы уже не должны верить в то, что искусственные стены могут разделять лучшие импульсы человечества, импульсы творческой эволюции. И теперь перед нашими глазами стоит так называемый Запад и так называемый Восток. Они смотрят проницательно друг на друга. Они проверя­ют каждое движение друг друга. Они могут быть ближайшими друзьями и сотрудниками.

Запад может легко понять основные принципиальные идеи Во­стока и хранить вечную мудрость, которая исходит из той части мира, откуда фактически произошли все религии и все вероучения. А великий Восток следует открытиям Запада и ценит достижения этих творческих умов. На Востоке жаждут плодов цивилизации. Я избегаю сомнительного выражения "механическая" — потому что, по-моему, ничего нет механического, когда мы знаем, что материя и дух — это энергия, и мы, как наши дальневосточные друзья, го­товы принять благословение прогрессивной эволюции. Но жизнь из-за невежества полна непонимания. Они не враги.


Н. Рерих. Монхиган, Мэн (Надежда), 1922 г.


Нет врагов эволюции — есть непонимание; непонимание семьи; непонимание секса; непонимание возраста; непонимание стран, континентов, миров. И только через открытую созидаю­щую мысль мы можем преодолеть ее, если мы думаем не о себе, а о будущих поколениях. Я повторяю, что Восток может быть близким другом, самым искусным сотрудником, но этот милли­ард людей так же легко может стать врагом из-за непонимания. Разве не прекрасная задача для нашего поколения решить про­блему непонимания, если мы чувствуем всеединство великой Энергии? Импульс улучшения, духовного подъема, творчества является одним и тем же для всего человечества. Одной и той же рукой мы можем дать наше благословение и ею же совершить убийство. Я не верю в так называемые различные условия. Одно условие существует для всего человечества — общий язык серд­ца, и владея этим языком, вы разрушаете все непонимание, по­тому что вы действуете с полной искренностью. Вы можете дей­ствовать, вы можете преодолевать трудности, потому что вы зна­ете, для какой объединяющей цели вы работаете. Мы так часто говорим о вечном мире, но откуда проистекают войны? Из непо­нимания. И если мы так искусны в своих открытиях, разве не са­мое важное открытие определить, как решить проблему непони­мания через язык сердца? Я не говорю о чем-то метафизическом. После 40 лет деятельности я утверждаю, что все — не эфемерно, и, если каждая энергия может быть открыта, измерена и взвеше­на, то таким же образом наша мысль также является материаль­ной эманацией. И сила мысли без каких-либо метафизических сил может подойти самым дружественным образом к каждому
непониманию. Следовательно, с высоты, из будущего мы можем рассмотреть нашу действительность. И наш оптимизм не являет­ся продуктом далеких мечтаний, но результатом изучения дюжи­ны стран и широких подходов к различным народам с совершен­но разной психологией. И в конце концов, несмотря на все раз­личия, они едины. И язык сердца, язык любви один и тот же.


Н. Рерих. Монхиган. Мэн, 1922 г.


Если знак злобы минус, острый, как пронзающая стрела, то знак любви плюс, вечный пылающий крест, который с незапамят­ных времен проливал свет на сознание и содействовал подъему жизни.

Среди ледников Гималаев кто-то спускается с вершин. В руках он несет чашу. Откуда он пришел? И где он исчезнет в отвесных скалах, этот молчаливый одинокий пилигрим? Таковы незабывае­мые воспоминания о Гималаях. Гонцы вестей Шамбалы воскреша­ют связи между великими традициями прошлого и нашими стрем­лениями к будущему. Он вестник Ригден-Джапо, правителя Шам­балы, правителя будущего, предопределяющего наступающие до­стижения человечества, который посылает своих вестников по все­му миру.

От многих народов пришли эти вестники. Преданно и благого­вейно они несут священную весть грядущей эволюции.


Н. Рерих. Весть, 1919 г.


Что это за весть? По всему миру бьются миллиарды сердец. Что свяжет их вместе? В моей статье "Красота-Победительница" есть мысль, что лучший путь приблизиться к незнакомому жили­щу — это песня. Не ночью, не с закрытым лицом.

Безграничное искусство, непредубежденная наука несут улыбку понимания. Великие традиции прошлого и будущего, вы­сокое Учение, которое исходит из вечных высот, позволяют до­стичь священные пространства в объединенном понимании. За­тем открываются сердца и начинается необъятная благословен­ная работа.

Не войну, не ненависть, но лучшие созидательные идеи прине­сут всему миру вестники Ригден-Джапо, правителя Шамбалы. Же­лезные птицы, предсказанные Буддой, уже летят, мирно ломая ус­ловные границы. В прекрасных научных лучах Агни Йоги эволю­ция cтучится в двери. Вестники Ригден-Джапо спешат, и благосло­венные открытия несут свет и благословение всему человечеству.

В двадцати пяти странах мы видели бесчисленное количество сердец, которые считают искусство, красоту, знание самыми объе­диняющими силами. Воистину, это цель для великого достижения, поэтому так много народов считают красоту и знание великой по­будительной силой, которая укладывает камни для грядущего про­гресса.

Почему мы вправе считать красоту и знание реальными побу­дительными силами? На какой-то момент представьте себе историю человечества без сокровищ красоты и знания. На какой-то момент вычеркните из памяти величественные изображения Египта и Ассирии. Давайте забудем красоту готских примитивов, очарование буддийского искусства и классической Греции. Давайте лишим эпи­ческих героев и правителей одежд красоты. Какими грубыми стали бы страницы истории! Воистину, ни одно героическое достижение, ни одна созидательная победа не может быть представлена без чув­ства красоты. Форма жизни есть синтез эволюции. Разве не вдох­новляет осознание того, что эволюция человечества имеет высшее выражение в красоте. Концепция красоты жизни растет в Америке и по всему миру. Человечество начинает постигать, что искусства и знания являются самым благороднейшим венцом наций.

Когда мы начинаем думать о чем-то созидательном, строи­тельном, смотрящем вперед, неслучайно на ум приходят высокие башни Северной Америки, величественные очертания Южной Америки.

Неслучайно в этих местах самой древней культуры растут зер­на новых мирных завоеваний и созиданий. Пан-Америка стоит как равновесие Азии. Сейчас наиболее поучительно знать, как на мес­тах самых древних достижений растут новые цветы человеческих знаний. Даже с хладнокровной научной точки зрения мы уже при­выкли говорить о токах, лучах и эманациях. Эти эманации культу­ры удобряют почву и, кто знает, вероятно, они обеспечат реальный подъем конструктивного духа.

Я никогда не был в Южной Америке. Но в духе я чувствую эту физически невидимую дружбу и взаимное понимание. Откуда это идет? Ну, хорошо, некоторые спрашивали меня, действительно ли корни нашей семьи в Испании, поскольку ветвь нашей семьи нахо­дится в Барселоне. Вероятно, общечеловеческие чувства прогресса, поиска и созидания глубоки в каждом человеческом сердце. Веро­ятно, священное чувство риска в поисках великих решений вошло в мое существование с первых лет сознания, когда охотясь, мы бро­дили целыми днями по необъятным лесам России, конечно, не со­бираясь убивать, но с чувством дружбы к природе, как нашей путе­водной звезде.

Когда мы изучали старинные строения Индии, Китая и Тибета, нашим первым сравнением было сравнение с остатками культуры Майя. И в моей старой статье "Радость искусству" я не мог закон­чить свои размышления ничем иным, как ссылкой на древних майя. Таким образом, то, что было самым древним и самым пре­красным, пришло в голову.

Вот сейчас я смотрю на кольцо из Азии с надписью о приходе Века Майтрейи. И я не могу забыть, как одна женщина, которая изучала развалины Юкатана, увидела такую же надпись там, со значением Союза Огня. Теперь решение приходит в такой формуле: "Наша духовная невидимая дружба и преданность — не идет ли это из всеохватывающего элемента огненного пространства? В этом все­охватывающем благотворном огне наши сердца освещаются и через них мы узнаем наших друзей, искренность и сотрудничество."

Разве это не Союз Огня, который сейчас освещает строителей Пан-Америки? И Азия, когда она говорит о благословенной Шам­бале, об Агни Йоге, Учении Огня, знает, что святой дух огня может объединить человеческие сердца в блистательной эволюции.

В марте 1914 г. я выставил серию картин, в которых было предвидение войны; сейчас я счастлив принести в Америку виде­ние Азии — Агни Йогу, Учение Огня, ту самую идею, обозна­ченную мудростью старого юкатанского мудреца, идею Союза Огня.

Снова одна из Великих Истин приходит к нам, и эта Истина объединяет всех носителей огня сердца, чтобы осветить землю мир­ным и прекрасным трудом. Абстрактная идея любви может снова трансформироваться в благодетельное действие, потому что без конструктивного действия любовь мертва. Но в новой Эре ничто не мертво, все живет, вознесенное просвещенным трудом и энтузиаз­мом. Когда я слышу прекрасные песни Испании и Южной Амери­ки, они открывают мне великий Восток.

Где Восток и Запад? После Азии вы едете в Грецию и чувст­вуете мудрость Востока; вы прибываете в Италию, и та же муд­рая романтика пронизывает вас; Корсика, Испания — во всех этих местах до сих пор есть что-то от Великого Востока. И зна­мена Фердинанда и Изабеллы близки мавританским орнаментам. Вы приезжаете в Нью-Мехико и на просторах этой прекрасной страны снова звучит для вас гимн Востока; и вы знаете, что в Мексике, в Юкатане, во всех замках Южной Америки та же са­мая нота великой романтики, великого видения, великой мудро­сти будет повсюду.

Я не умаляю ни запад, ни юг, ни север, ни восток — потому, что на практике разделения не существует, и весь мир разделен только в нашем сознании. Но когда при этом сознании приникает пространственный огонь, тогда создается Союз Огня, и Огонь Энтузиазма непобедим.

С этим священным знаменем мы можем достичь самых пре­красных земель и можем пробудить древние культуры для новых достижений и для нового величия.

На одном из самых древних друидических изображений дале­кой Монголии я увидел в руках каменного великана пламенную ча­шу. Пионеры великих переселений помнили также о святом духе огня. И, конечно, этот неугасимый факел мог провести их через все пространства Азии, Европы и через все океаны. На памятниках Юкатана записаны древние заветы об огне. Во имя этого объединя­ющего великого мудрого символа я приветствую вас, мои невиди­мые друзья из Южной Америки.

Какая радость видеть снова башни Нью-Йорка! Как часто в пу­стынях Азии и особенно в Тибете мы вспоминали небоскребы, ин­дейцев пуэбло и древние города Италии и Испании! Многоэтажные тибетские здания вызывают образы небоскребов. Лабиринты глинобитных стен обычного азиатского жилища напоминают пуэбло Нью-Мехико и Аризоны. Монастыри, гордо стоящие у вершин, по­хожи на орлиные гнезда Италии. Когда я увидел снова башни Нью-Йорка, я вспомнил радостные восклицания, которые вызывали в Азии фотографии этих твердынь человеческих достижений.

Никогда мы не слышали более восторженного восхищения при виде открыток и фотографий Нью-Йорка, чем в городах и кочевых стоянках Центральной Азии. Жители глинобитных домов и юрт вырывали эти сувениры из рук друг друга и восклицали: "Это зем­ля Шамбалы!".


Н. Рерих. Шамбале Лам.


Что может быть более священным для сына Азии, чем это са­мое сокровенное понятие, в котором объединены все его надежды и стремления? В молитвах Азия ждет Шамбалу — эту новую эру че­ловечества; поэтому каждое сравнение с Шамбалой действительно является высочайшей наградой.

Жители Азии добавляют: "Америка — chichab всех стран!"

И "chichab" означает "защитник".

Сколько фотографий башен Нью-Йорка осталось в пустыне! И все они хранятся в святых углах домов, где собраны самые почита­емые предметы.

В отдаленных юртах Азиатских пустынь президента Гувера считают великаном, спасителем голодающих народов. Форда назы­вают символом движущей силы. Монголы считают американских индейцев своими потерянными родственниками. Все наши послед­ние открытия рассматриваются на Востоке как знаки эры Шамба­лы. Космический луч Милликана, теория относительности Эйнш­тейна, музыка Термена из воздуха принимаются в Азии как знаки эволюции человеческого сознания, подтверждаемые ведическими и буддийскими традициями и учениями Шамбалы. Согласно этим древним учениям сороковые годы нашего столетия считаются эрой космических энергий и расширенного сознания.

Эти трогательные воспоминания возникают у меня, когда я снова вижу башни Нью-Йорка! И среди старых друзей я заметил так много новых твердынь, которые поднялись за последние пять лет.

Такое неостановимое творчество приносит настоящую радость.

Когда 30 лет назад я подготовил первую выставку картин ху­дожников США в России, я выразил твердое мнение, что искусство в этой великой стране распространится широко, как и вся ее энер­гичная деятельность.

Восемь лет назад, подводя итоги развития искусства в Амери­ке, я написал статью "Собиратели", наблюдая колоссальные завое­вания культурных принципов, достигнутые Америкой. В 1923 году, уезжая в мою долгую Центрально-Азиатскую экспедицию, я мог услышать о росте и движениях в искусстве Америки только из слу­чайных газет, вырезок из журналов или из писем, которые редко доходили до нас. Конечно, можно было почувствовать, что культурно-художественная и научная работа растет с каждым годом и что появляются новые сотрудники и поклонники. Но, вернувшись в Америку и сейчас входя в ее культурную жизнь, я должен выра­зить искреннее удивление!
Прикрепления: 1107025.jpg(20.6 Kb) · 3927824.jpg(28.8 Kb) · 6071491.jpg(62.4 Kb) · 8272895.jpg(91.9 Kb) · 9329771.jpg(20.8 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Понедельник, 23.10.2017, 17:55 | Сообщение # 12
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline

В истории достижений человечества Америка является уни­кальным примером изумительного прогресса. Не связанная услов­ностями и старыми формами, без предубеждений, Америка постро­ила свою жизнь мощными руками труда. Естественно, вопрос мате­риального существования и жизни должен был быть решен первым. Затем внимание было повернуто к проблемам технических нужд и социальной жизни.

Построив фундамент цивилизации, Америка начала стремиться к твердому созданию культурных принципов. Знание и Красота стали настоятельной потребностью в жизни молодой страны. Самы­ми неожиданными путями, заслуживая великое восхищение, росли завоевания Искусства и Науки. Качество продукции все улучшает­ся, а это всегда знак роста национального творческого гения. Ши­рокий рост промышленности достигает поэзии созидания.

Деловая жизнь обогащается истинными друзьями духовных книг и произведений искусства. Все ступени культуры ведут, как они и должны, за пределы национальных границ. А другим законом истинной культуры является тот факт, что то, что достигнуто, не хранится только для личного использования. Сокровища достиже­ний открыты всему обществу.

Самые стремящиеся и жизненные силы всех наций собрались в Америке, внося свой вклад в гигантский рост страны. Добровольны­ми, преданными, а иногда даже анонимными руками строятся ог­ромные институты Америки.


Н. Рерих. Монхиган. Мэн


Пусть свет, который осветил человеческие сердца, сияет для всех. Эти результаты добровольного и сознательного человеческого стремления высоко поучительны. Ими можно измерить особую цен­ность сотрудников общего блага. Также особенно интересно отме­тить, как развиваются американские организации и учреждения. Наблюдается не ограниченная специализация, а широкий взгляд, не боящийся предубежденного мнения. Чувствуется, что свобода и истинное благо не испытывают помех ни со стороны шовинизма, ни со стороны допотопных систем.

Очень ценно убедиться для себя, как расширяется художест­венное творчество Америки, и как вдобавок к старым известным патронам искусства, многие новые и мощные собиратели радушно принимают это творчество.

Существует поговорка: "Цветы не растут на льду". Художест­венные и научные достижения, музеи и школы — необходимы. Но существенным является широкий отклик народа. Необходимо иметь тех преданных энтузиастов, которые понимают, что стремление к культуре — высочайший долг и радость человечества.

Можно заметить, что часто колоссальные суммы платятся за художественные работы и книги. Разве это не разумно со стороны коллекционеров или еще что-то, что является результатом осужде­ния? Когда человечество станет столь созидательным, что духов­ный и творческий гении станут высочайшими достижениями и ве­хами в истории народов, цены на эти работы станут особым инди­катором. В нашей жизни как мы можем оплатить труд творческого гения? Деньгами? Но только недавно человечество имело возмож­ность убедиться, какой изменяющейся и ненадежной вещью явля­ются деньги. Поэтому цена за работы творческого гения очень от­носительна. Если мы слышим, что где-то платят высокую цену за произведения культуры, то мы знаем, что там культура ценится. И этот факт остается на страницах истории как свидетельство роста этого народа.

Люди могут высоко оценить результаты труда создателей куль­туры. Люди могут желать иметь у себя лучшие образцы творческо­го гения прошлых веков. Нужно приветствовать каждое стремление мысли в этом направлении. В жизни все относительно; могут слу­читься ошибки, но это направление мысли очень ценно. В настоя­щее время, когда старые формы превращаются так быстро и мощно в новые, направление народной мысли чрезвычайно драгоценно.

Америка следует в своем развитии дорогой истинного прогрес­са. В течение нескольких последних лет Америка стоит особняком в создании новых музеев, обществ, агентств, лекториев, театров... Поражаешься колоссальным ресурсам страны, которые поглощает этот богатый поток творческой силы. Найдена возможность как для развития национального искусства, так и для собирания сокровищ всего мира. Есть множество людей, которые доброжелательно при­ветствуют художественные события и откликаются на них.

Читая страницы истории самых культурных народов, мы рады отметить те, когда народ поворачивается к ценностям науки и кра­соты. Это всегда происходит в моменты расцвета нации. Сейчас, когда я вернулся из длительного путешествия, допустимо выразить радость по поводу художественного и научного роста американско­го сознания. Это то самое, во что я верил. Когда меня обвиняли в чрезмерном идеализме, я утверждал, что, напротив, моя вера была реальной и практичной. И я был прав, потому что именно самые практичные люди высоко оценивают достижения культуры.

Творчество является ее реальной и надежной сущностью. Твор­ческая нация не может ограничить свою деятельность узкими ци­вилизованными дорогами. Расширенное сознание ведет к синтезу всей жизни. Самые высочайшие импульсы и решения становятся реальными и убедительными.

Америка воодушевляет сознание широкими решениями; в сво­ем великодушии она хочет иметь лучшие предметы и хочет слы­шать лучшие слова и стремится сделать своих детей будущими со­зидателями. Государственные деятели Америки и ее прекрасные руководители в то же время являются собирателями самых разнообразных образцов творческого гения. Там, где руководители и где великие люди посвящают лучшую часть своего ума произведениям творчества — там массы также выражают те же стремления и будут думать в том же направлении истинной эволюции.

Не связанные предубеждением или суеверием люди хотят иметь не только удобную, но также прекрасную жизнь. Малые привычки не висят на спине строителя жизни. И за его успехом придет новый прогресс и даже сами препятствия станут рычагами энергии.

Я верю, что Секретарь Труда, м-р Джеймс Дэвис, не будет возражать, если я процитирую отрывок из его письма, посланного в Музей Рериха 24 марта 1929 года по случаю его основания:

"Поскольку наше материальное богатство растет, то все более необходимо сохранить живыми наше знание и любовь к прекрас­ным предметам духа и ума, иначе нам грозит опасность выиграть мир, но потерять наши души. Нужно благодарить каждого высоко мыслящего американца, который несет судьбу своей страны в серд­це, и заручиться его поддержкой в сохранении культуры и интел­лектуального потенциала народа и организаций таких же влиятель­ных, мощных и целеустремленных, как ваша.

Куда бы ни были направлены ваши усилия, я желаю вам вели­кого и постоянно растущего успеха на долгие годы. Хотя наше вре­мя опасно для творений духа, оно имеет и другой аспект. Цивили­зация достигает своих высочайших пиков только после того, как она накопит материальные средства, которыми вознаграждают ху­дожника и мыслителя. Эти обильные средства у нас есть. Необхо­димо, чтобы только руководители востребовали это богатство и увидели, что оно пошло для культурных достижений. Вы и ваши соратники и есть руководители. Желаю вам построить не только это здание, но и заложить у нас великое новое движение, воспиты­вающее любовь к прекрасному, и пусть то и другое служит нашему народу и принесет еще больше света в их жизнь".

Это действительно замечательные строки из высказываний го­сударственного деятеля! Там, где народ думает таким образом, там страна находится на пути счастливых достижений.

Когда вы приезжаете с гор и пустынь, где древняя культура ле­жит, спрятанная в тени веков, чрезвычайный рост художественной и научной деятельности в Америке глубоко поражает вас и прино­сит вам великую радость. Овладение культурой не проходит неза­меченным. Она создает тонкость мысли — творческое воображение и способность воспринимать новую волну прогресса.

Эра счастливых достижений предсказана Америке. Как быстрое движение огромного корабля притягивает все движущееся, так и неотразимое развитие Америки объединилось самым высоким и лучшим.

Нью-Йорк, 1929
Прикрепления: 7339171.jpg(29.1 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 31.10.2017, 00:00 | Сообщение # 13
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline

Н. Рерих. Чингиз-хан (Всадник. Монголия), 1937



ВОЖДЬ


Таково предание о Чингис-хане, вожде Темучине.

Родила Чингис-хана нелюбимая ханша. Стал Чингис-хан немилым сыном отцу. Отец отослал его в дальнюю вотчину. Собрал к себе Чингис других нелюбимых. Глупо стал жить Чингис-хан. Брал оружие и невольниц, выезжал на охоту. Не давал Чингис о себе вестей.

Вот будто упился Чингис кумысом и побился с друзьями на смертный заклад, Что никто от него не отстанет! Тогда сделал стрелку-свистунку Чингис. Слугам сказал привести коней. Конными поехали, все его люди. Начал дело свое Чингис-хан.

Вот Чингис выехал в степь, Подъезжает хан к табунам своим. Нежданно пускает свистунку Чингис. Пускает в лучшего коня десятиверстного. А конь для татар - сокровище. Иные убоялись застрелить коня. Им отрубили головы.

Опять едет в степь Чингис-хан.

И вдруг пускает свистунку в ханшу свою.
И не все пустили за ним свои стрелы.
Тем, кто убоялся, сейчас сняли головы.
Начали друзья бояться Чингиса,
Но связал он их всех смертным закладом.
Молодец был Чингис-хан!

Подъезжает Чингис к табунам отца. Пускает свистунку в отцовского коня. Все друзья пустили стрелы туда же. Так приготовил к делу друзей, Испытал Чингис преданных людей. Не любили, но стали бояться Чингиса. Такой он был молодец!

Вдруг большое начал Чингис.
Он поехал к ставке отца своего
И пустил свистунку в отца.
Все друзья Чингиса пустили стрелы туда же.
Убил старого хана целый народ!
Стал Чингис ханом над Большой Ордой!
Вот молодец был Чингис-хан.

Сердились на Чингиса Соседние Дома. Над молодым Соседние Дома возгордились. Посылают сердитого гонца:

Отдать им все табуны лучших коней, Отдать им украшенное оружие,
Отдать им все сокровища ханские! Поклонился Чингис-хан гонцу. Созвал Чингис людей своих на совет. Стали шуметь советники;

Требуют: "идти войною на Соседний Дом". Отослал Чингис таких советников. Сказал: "Нельзя воевать из-за коней", И послал все ханам соседним. Такой был хитрый Чингис-хан.

Совсем загордились ханы Соседнего Дома. Требуют: "Прислать им всем ханских жен". Зашумели советники. Чингис-хана, жалели, жен ханских и грозились войною. И опять отослал Чингис советников. И отправил Соседнему Дому всех своих жен. Такой был хитрый Чингис-хан.

Стали безмерно гордиться ханы Соседнего Дома. Звали людей Чингисовых трусами, Обидно поносили они ордынцев Большой Орды, И в гордости убрали ханы стражу с границы. И забавлялись ханы с новыми женами. И гонялись ханы на чужих конях. И злоба росла в Большой Орде.

Вдруг ночью встал Чингис-хан.
Велит всей Орде идти за ним на конях.
Вдруг нападает Чингис на ханов Соседнего Дома.
Полонил всю их орду.
Отбирает сокровища и коней и оружие.
Отбирает назад всех своих жен,
Многих даже нетронутых.

Славили победу Чингиса советники. И сказал Чингис старшему сыну Откаю:
"Сумей сделать людей гордыми. И гордость их сделает глупыми. И тогда ты возьмешь их". Славили хана по всей Большой Орде;

Молодец был Чингис-хан!


Н. Рерих. Мать Чингиз-хана, 1931-1933 г.г.


Положил Чингис Орде вечный устав:

"Завидующему о жене - отрубить голову, Говорящему хулу - отрубить голову, Отнимающему имущество - отрубить голову, Убившему мирного - отрубить голову, Ушедшему к врагам - отрубить голову". Положил Чингис каждому наказание.

Скоро имя Чингиса везде возвеличилось.
Боялись Чингиса все князья.
Как никогда богатела Большая Орда.
Завели, ордынцы себе много жен.
В шелковые одежды оделись.
Стали, сладко есть и пить.
Всегда молодец был Чингис-хан.
Далеко видит Чингис-хан.

Приказал друзьям разорвать шелковую ткань, и прикинуться больными от сладкой еды. Пусть народ по-старому пьет молоко, Пусть носит одежду из кож, Чтобы Большая Орда не разнежилась. У нас молодец был Чингис-хан!

Всегда готова к бою была Большая Орда, И Чингис нежданно водил Орду в степь. Покорил все степи Таурменские. Взял все пустыни Монгкульские. Покорил весь Китай и Тибет. Овладел землею от Красного моря до Каспия. Вот был Чингис-хан-Темучин!

Попленил Ясов, Обезов и Половцев, Турков, Косогов, Хозаров, Аланов, Ятвягов разбил и прогнал. Тридцать народов, тридцать князей обложил Чингис данью и податью. Громил землю русскую, угрожал кесарю. Темучин-Чингис-хан такой молодец был.

1904

Прикрепления: 7357480.jpg(47.4 Kb) · 8127760.jpg(11.2 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 14.11.2017, 22:41 | Сообщение # 14
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline

Н. Рерих. Клад захороненный, 1947



КЛАДЫ ЗАХОРОНЕННЫЕ


По необъятным просторам Сибири многие древние путники разбросали свои сокровища. Многие племена непрекращающимся потоком наполняли землю Монголии, Минусинска и Алтая. В Алтае они вспоминали зов других далеких гор и опять устремлялись вперед, не считая ни дней, ни лет, ни веков своих странствий.

Память людей сохранила священные рассказы о реликвиях этих великих путников. А фантазия украсила их самыми красивыми гирляндами.

О, эти захороненные сокровища! Какое стремление направляло к ним!
Не просто страстное желание стать обладателем богатств. А вечное стремление к тайне земли.

Много рукописей прошло через людские руки. Странствующие певцы, поэты, монахи и нищие несли чудесные сказания, написанные своеобразным тайным языком. И почему они не овладевают богатствами сами? У них всегда есть оправдание: тайный язык должен быть понятен...

Временами вы можете увидеть эти странные письмена на пожелтевших листах, уголки которых потерлись от долгого употребления. Через многие деревни и становища прошли свой путь такие письмена. Они были написаны старинным почерком, иногда, подобно старинным молитвенным книгам, с необычными завитушками и орнаментом. Действительно, нелегко расшифровать эти еле заметные знаки. Многие пытались следовать их указаниям. Правда, некоторые места указаны правильно. Некоторые типичные детали обозначены. Но неизвестно точно, были ли найдены сокровища в этих местах. То ли точное сказание было скрыто, то ли удачливые открыватели имели причину хранить молчание. С самых древних времен старые могилы и курганы были разграблены. Явно, что люди, которые еще жили во время их сооружения, совершили это святотатство. Кажется, что осквернители знали хорошо все подходы и проходы к местам захоронения. Старый обычай убивать всех, кто совершил захоронение, имеет свою особую причину. Но мы не говорим сейчас о захоронениях, а о сокровищах; о сокровищах, чье происхождение и судьба так таинственны. Мы говорим о сокровищах.

Помним величественные захоронения в курганах под огромными золотыми пластинами. Сколько их было разграблено! Я помню, как в степях мальчик-пастух заметил на склоне холма искру золота. Это привлекло его внимание, и он был справедливо вознагражден. Он нашел двести фунтов золота в древних сосудах.
Давайте посмотрим, как указаны сокровища в книге искателей сокровищ: "От Красного поля пойдешь на зимний восход. Следуй этой дорогой, пока не увидишь могильный бугор. Поднимись на этот бугор и поверни налево, и иди до Ржавого ручья. И затем иди вверх по ручью, пока не увидишь огромный серый камень. На камне найдешь след лошадиного копыта. Пройдешь камень и иди от этого следа до тех пор, пока не придешь к малой мшаге. Ты должен знать, что странные незнакомые люди захоронили там пять больших кусков золота...".


Н. Рерих. Клад захороненный, 1917

"В лосином бору на просеке стоит огромная рогатая сосна. Сосна оставлена здесь неспроста. Тот, кто ищет, может найти на ней зарубки. Стань спиной к этим зарубкам и иди прямо через моховое болото. И, пройдя, увидишь каменистое место. Два камня будут больше других. Стань меж ними в середину и отсчитай на весенний закат сорок шагов. Там большой бочонок золота схоронен еще при царе Грозном...".

Или еще лучше:

"На реке Пересня найди брод. Называется Княжим бродом. От этого брода иди опять на весенний закат. А когда пройдешь 300 шагов, поверни в полгруди. И пройди тридцать шагов направо. И будет там ров старый. И позади рва увидишь большой пень. И там захоронен великий клад. Золотые крестовики (большие золотые монеты) и разные золотые доспехи. И нельзя сосчитать весь золотой клад. И этот клад был захоронен во время монгольского разорения...".

Тоже хороший клад:

"На самом береге Иртыша найдешь городище. И на городище старинная часовня. И за ней увидишь старое кладбище. Среди могил - курганчик. Под курганчиком, говорили старики, глубокий подземный ход.

И ведет ход в пещерку, и там найдешь несказанные богатства. И на этот клад есть старая запись в Софийском соборе. И сам высокий митрополит раз в год дает ее читать пришлым людям".

Сейчас я скажу вам самое трудное:

"Этот клад был захоронен со смертным зароком. Если решишь пойти за ним, то будет головная боль и великое смятение души. И в полночь услышишь ужасные голоса. И колокол зазвонит над тобой, как на похоронах. Но если преодолеешь смертные ужасы, если сердце решит идти против всякого страха, тогда будешь удачлив.

Место называется Великая Грива. С горы там течет золотой ручей, и в ручье грабители утопили неисчислимое количество золота. И над этим местом всегда летают крошечные птички. Говорят, что души прежних владельцев этого золота превратились в птиц. И когда слышишь щебет птиц и созерцаешь это место, закрой уши и посмотри в ручей. Если увидишь, что смотришь не один, не волнуйся. Увидишь на дне ручья большую плиту. И в эту плиту ввинчено железное кольцо. А поверх ее с горы течет вода, и кажется в ряби, что эта плита дрожит, а кольцо исчезает. Не беспокойся, а начни читать священную молитву Святой Деве Марии. А после скажи: "Всемогущая! На твоей ризе вытканы все исцеляющие травы. Будь милосердна! Пошли мне из этих трав траву силы!"

И тогда узнаешь, как поймать свою удачу. Если сумеешь воду от земли отвести и плиту заколдованную откопать, и успеешь схватить вовремя кольцо, тогда удача несказанна и невыразима".

Многие сокровища захоронены повсюду. Я не говорю напрасно. Наши деды много писали о них. Недавно в нашей кузнице проезжий чинил колесо. Он говорил, и я подслушал:

"Под землей в Сибири,- сказал он,- много богатств захоронено. Охраняй Сибирь!"

Он был особой наружности, этот мужчина.
От деда я знаю это. Иногда, накануне великого праздника, он рассказывал нам, зажигая свечи перед иконами.

Он говорил так: "Для каждого человека клад захоронен. Только нужно знать, как добыть эти клады. Предателю клад не дается. Пьяница не знает, как к нему приблизиться. Не ищи клад со злыми мыслями. Клад знает себе цену. Не подумай испортить клад. Клад жалеть надо. Много кладов упало со звезд. Ангелы стерегут многие клады. Хоронили клады не с глупым словом, а с молитвами и заклятиями. Заклятия благоговейно-вдохновенные. И если есть кровь на сокровище, то лучше не приближаться к нему.

Сам сатана и с ним все дьяволы охраняют кровавое золото. И если твое сердце решило идти за сокровищем, иди осторожно. Перед приближением зря не болтай, не открывайся; свою Думу думай. Будут страхи, но ты не бойся. Покажется что-нибудь, не смотри. Не слушай криков. Не спотыкайся. Потому что брать клад - великое
дело.

Над кладом работай быстро.

Не смотри вокруг, а, прежде всего, не отдыхай. Потому что для каждого отдых предопределен на земле позже. И если захочешь подать голос, запой молитву Деве. Помни, никогда не бери с собой товарищей для кладов.

Если пришла твоя удача и возьмешь клад, никому про него не болтай. Пусть люди думают, что неудача заставляет тебя молчать. Будь молчалив, имея удачу... Не открывай сразу людям твой клад. Потому что глаз людской - тяжелый. Клады необычны для людей. Клады долго лежат в настоящей земле. Если откроешь людям, они снова уйдут в землю. И не будет клада ни у тебя, ни у кого другого. Много кладов люди сами испортили из-за своей мелочности".

"А где твой клад, кузнец? Почему ты не взял свой клад?" "И для меня лежит клад захороненный. Я один знаю, когда идти за ним".

И кузнец больше не говорил о кладах.
Прикрепления: 7049187.jpg(32.6 Kb) · 6980183.jpg(67.7 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Суббота, 02.12.2017, 20:45 | Сообщение # 15
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline

Н. Рерих. Заклятие огня [эскиз декорации], 1907


ЖАЛЬНИК, МЕСТО СОСТРАДАНИЯ


На высоких склонах Алтая старые сосны и ели заняты мирным общением. Они знают много - эти горные леса. Они стоят в изумлении перед снежными хребтами гор. Их корни знают, какие богатства, какие неисчислимые минеральные сокровища хранятся в каменных глубинах гор для будущего процветания человечества.

И корни этих гигантских деревьев нежно обнимают серые камни. Эти камни являются "местом сострадания".

Кто знает, кто положил их сюда? И кто видел людей, благоговейно распростертых у подножья этих каменных нагромождений? Слышал ли этот народ о будущих богатствах этой страны? Знали ли они о Звенигороде, Городе Колоколов? Были ли они теми, кто постиг сагу о реке Катуни, о событиях, произошедших на берегах этой реки, которая катит огромные камни с Белой Горы, Белухи?

Были ли эти люди поселенцами или странниками?

Старая бабушка Анисья знает кое-что об этом месте.

Она приходит сюда сказать свои моления и заклятия. Не бойтесь! Она не колдунья, она не шаманка. Никто не должен говорить плохо о бабушке Анисье. Но она знает много драгоценных вещей. Она знает целебные травы; она знает заклятия, которые как молитвы; она научилась им от своей бабушки. Столетие назад эти же камни и этот же лес стояли здесь, как сейчас.


Н. Рерих. Заклинатель, 1922


Бабушка Анисья знает заклятия против всех зол. Никто, кроме нее, не знает, что кирик-камень из гнезда удода - лучшая защита против измены. Никто, кроме нее, не знает подходящее время, чтобы найти такое гнездо и достать камень.

Она может рассказать вам, как тяжелы теперешние времена, и что вы спасетесь только заклятиями. В наше время надо помнить три заклятия:

Первое из них от врагов, от воров и злых людей. Второе - не забудь! - от смертного оружия. Третье - помни крепко! - от молнии, от всех громов небес и земли! Гром земной гремит, и небесные силы поднимаются.

Помни первое:

"На море, на океане, на острове Буяне стоит железный сундук, и в железном сундуке лежат ножи булатные. Подите вы, ножи булатные, к нашему супостату, рубите его тело, колите его сердце, чтобы он воротил покражу, все выдал, не утаил. Будь ты, вор-супостат, проклят моим сильным заговором в землю преисподнюю, за горы Араратские, в смолу кипучую, в золу горючую, в тину болотную, в бездонный дом.

Будь прибит осиновым колом, иссушен суше травы, заморожен пуще льда, окривей, охромей, ошалей, одеревеней, обезручей, оголи, отощай, с людьми не свыкайся, не своею смертью помри".

Вы видите, какими мощными силами владеет бабушка Анисья! Кто может устоять против таких заклятий!

И она не только не говорит резким голосом, но также держит она в руке еще тонкую палочку и, когда она говорит о смерти врага, она ломает эту палочку, так же, как должна быть сломана жизнь ее злого противника. И никогда он не узнает, от какого холма, от какой горы пришла эта непобедимая сила.


Н. Рерих. Заклятие. [Заклятие. Терафим], 1940


Второе заклятие - против оружия. Каждый воин должен знать это заклятие. Слушай и запоминай!

"За дальними горами есть море железное, на том море есть столб медный, на том столбе медном есть пастух чугунный, а стоит столб от земли до неба, от востока до запада, завещает тот пастух своим детям: железу, укладу, булату красному и синему, меди, свинцу, олову, серебру, золоту, пищалям и стрелам, борцам и бойцам большой завет:

Подите вы, железо, медь и свинец в свою мать-землю от ратного человека, а дерево к берегу, а перья в птицу, а птицы в небо сокройтеся, а велит он мечу, топору, рогатине, ножам, пищалям, стрелам, борцам быть тихими и смирными.

А велит он не давать выстреливать на меня всякому ратоборцу из пищали, а велит схватить у луков тетивы и бросить стрелы в землю.

А будет мое тело крепче камня, тверже булата, округа - крепче куяка и кольчуги.

Замыкаю свои слова замками, бросаю ключи под белгорюч камень Алатырь.

А как у замков смычи крепки, так мои слова крепки".


Н. Рерих. Заклятие земное, 1907


Никто не захочет быть в положении заклятого врага. Какое оружие может помочь против этого всесильного заклинания! Сам Белый Пламенный Камень, Великий Алатырь служит свидетельством этой неизменной силы. И снова не только слова летят в пространство, но бабушка Анисья держит четыре камня в руках и бросает их на четыре конца земли.

Но третье заклинание самое грозное. Оно от молнии, от громов небес и земли:

"Свят, Свят, Свят! Седый во грому, обладавый молниями, проливый источники на землю, Владыко грозный! Сам суди окаянному дьяволу с бесы, а нас грешных спаси.

Ум преподобен, самоизволен, честь от Бога, отечеству избавление ныне, и присно, и во веки веков.

Боже страшный, Боже чудный! Живый в Вышних, ходай во громе, обладай огнем! Боже чудный! Сам казни врага своего диавола; всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь".

Это - самое мощное. Высочайшая небесная сила призвана. Из горного потока бабушка Анисья берет пригоршню чистой воды и брызгает в пространство. И сверкающие брызги, как небесные молнии, окружают заклинательницу.

Заклятия кончились. И сила уходит от бабушки. Она становится маленькой и согнутой. И маленькая старушка уходит за холм. От жальника - места сострадания - к озеру у подножья горы, через поля пшеницы, в дальнюю деревню идет она. Не для себя приходила бабушка издалека вызывать высокие силы. Бабушка посылала заклятия всем людям, дальним воинам, новой жизни. Но она также молилась за неизвестных, замолкнувших, которые похоронены под камнями и корнями сосен. Она приносила священное масло для святых. Потому что на самой высокой сосне в коре вырезана старая икона, и говорят, что икона появилась сама.

На вершинах Алтая, на хребтах Урала, далеко, на самых холмах Новгорода, высятся еловые и кедровые рощи. Издалека-далёка можно видеть их тёмные шапки. Под корнями елей великим трудом собраны камни. Прекрасные места! Древние места! Как они оказались здесь? Были ли это неизвестные пилигримы, которые их построили? Были ли это монголы? Был ли это Царь Грозный? Или же они со времен смуты? И ли от войн и вторжений чужестранцев? Все они однажды появлялись здесь.

И хранящие молчание лежат, похороненные здесь. Лежат тихие, покойные, никому неведомые деды. Молитесь за них!

За известных и неизвестных, за воспетых и невоспетых, за легендарных и простых...

"Жальники", места сострадания - так названы эти прекрасные места молчания. Они также называются Дивинец-диво-город. Дивинец, место чудное, звучит с восхищением. Но "жальник" - место сострадания - ближе сердцу. В этом выражении есть много любви, деликатного жаления, так много покоя и слов вечных. Гигантские сосны охраняют это место своими могучими ветвями. Только верхушки шелестят. Ниже - тишина и тень. Седой можжевельник. Только две или три былинки травы. Повсюду черника и сухая хвоя. Высоко на сосне сидит старый ворон. Он настолько стар, что у него когти не только на лапах, но даже на крыльях. Поскольку мы смотрели на него с благоговением, как на доисторическую реликвию, он упал замертво. Камни установлены рядами и в круги. Все они напоминают морены ледникового периода. Белые, сероватые, фиолетовые, голубоватые и почти черные. От Востока до Запада можно видеть эти камни, покрытые белым лишайником. Повсюду седой мох. Повсюду древняя седина. В седине спят "тихие". В белом - "покойные".

О, через какие страдания они прошли! Свидетели многому они были. Знают мудро и без смятения!

"Как на небесах, так и на земле". Как вверху, так и внизу. Что было, то будет опять.
Прикрепления: 3367883.jpg(197.2 Kb) · 8030123.jpg(26.8 Kb) · 5062738.jpg(5.8 Kb) · 8239351.jpg(197.3 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Среда, 13.12.2017, 22:41 | Сообщение # 16
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline

Н. Рерих. Знамение, 1915


ЗАПОВЕДЬ ГАЙЯТРИ


Птицы Хомы прекрасные. Вы не любите землю. Вы на землю никогда не опуститесь. Птенцы ваши рождаются в облачных гнездах. Вы ближе к солнцу. Размыслим о нем, сверкающем.

Но Дивы земли чудотворны. На вершинах гор и на дне морей прилежно ищи. Ты найдешь славный камень любви. В сердце своем ищи Вриндаван - обитель любви. Прилежно ищи и найдешь.

Да проникнет в нас луч ума. Тогда все подвижное утвердится. Тень станет телом. Дух воздуха возвратится на сушу. Сон в мысль превратится.

Мы не будем уносимы бурей. Сдержим крылатых коней утра. Направим порывы вечерних ветров. Слово Твое - океан истины.

Кто направляет корабль наш к берегу? Майи не ужасайтесь. Ее непомерную силу и власть мы перейдем.
Слушайте! Слушайте! Вы кончили споры и ссоры?"

Молился Сурендра Гайятри. От камней города ушел он под сень Араньяни. В благостной тишине он остался.
Но брань воздвигалась. Цари старой земли замыслили разбить священный сосуд. Погибнуть должна была мудрость Нильгири. Гхат и Кхунда хребты должны были поникнуть. Город Гайя погибнуть. Фальгу-река зарасти.

Нет средств ужас разбить. Огонь и стрелы. Яд и смертельные громы льются и сверху, и снизу. Летят черные птицы.

Люди нашли Гайятри. Люди к нему приступили. Люди требуют помощь. Люди в беде принуждают Гайятри изменить благую молитву.

"Забудь благую молитву, Гайятри. Ищи смертное слово. Смертный глаз ты найди. Проси заклятье победы!"
"Прощай, Араньяни! Прощай, серебро и золото неба! Прощай, дубрава тишайшая!"


Н. Рерих. Неведомый старик, 1941

Гайятри слышит зовы. Гайятри оставляет леса. Гайятри идет на вершину. Гайятри остался один. Гайятри лучом окружился. Гайятри всею силою молит:

"Лев и лебедь! Орел и олень! Бык, лев, орел! Бог земли! Бог звезд и луны! Бог света и солнца! Индра!
Не дай черный век. Истощились силы. Уснул священный алмаз! Не отражает блуждающих духов. Не отвращает врагов.

Дай заклятье на злобу! Дай заклятье на силу! Заговор на победу!

Дай врага отразить. Скажи слова Нагаима. Дай силу Екзола. Дай смертное слово. Глаз смертный открой.
Ракшазы людей побеждали. Самьяза, вождь сынов неба, бог-змий, и тот учил силе. Азазиель, и тот научил оружье ковать. Амазарака, и тот открыл тайные силы трав и корней. Они темные, злые. Ничтожные.

А Ты можешь. Сила в Тебе.

Аллелу! Аллелу! Аллелу!"

Бог слышит Гайятри. Бог просьбу Гайятри исполнит. Бог не даст погибнуть Нильгири. Бог любит мудрость вершин. Бог совершит испытание.

"Не дам тебе ни Екзола, ни Нагаима. Ни против войска, ни для удачи. Не дам тебе Заадотота, ни Аддивата, ни против вражды, ни для отмщения. Не дам тебе ни Каальбеба, ни Альсибена, ни против злобы, ни для вреда и разрыва. Не дам тебе смертное слово. Смертный глаз не открою.

Заклятия все соберу.

Альшиль! Альзелаль! Алальма! Ашмех!
Каальдальбала! Каальда! Кальдебда!
Оставлю! Забуду!
Анакс! Алюксер! Атаия! Атарс!

Покончу! Покину!
Дам другое. Вот имеет отражения силу. Власть никому не откроет. Слушай!
Идет один. Идет мирным. Идет в белой одежде. Идет без меча.

Все сделанное тебе на них обратится. Все желаемое тебе да получат. Зло и добро. Хотящий зло - да получит. Хотящий добро - да примет. Воздается каждому. Иди. Не медли. Испытание конца я свершу. Альм! Альм! Альгарфельмукор!"

Что случилось?

Идет Гайятри. Идет белый и тихий. Без копья и меча. Без зла и угрозы.

Что случилось?

Пустили враги в Гайятри стрелы, натертые ядом. И стрелы их самих поразили. Другие метнули копья в Гайятри и упали пронзенными. Ядом плеснули и попадали в корчах.

Что случилось?

Полчища гибнут своею рукою. Злобою дух переполнен. Местью сердце раздулось.

Что случилось?

Рушат и жгут. Отравили озера и реки. Бросили огненный дождь. Прокричали проклятья. Горят и тонут. В корчах чернеют. Режут и душат. Сами себя.

Что случилось?

Забыли добро. Утеряли добрую встречу. Добрый глаз затемнили. Слово ласки убили.

Вот случилось!

Погибли безумные. Силой врагов прошел Гайятри царство старой земли. Прошел врата и дворцы, мосты и селенья. Замолчало старое царство. Погибли безумные.

Гайятри стоит.

Снять власть он не знал. Силу открыть он не мог. К своим обратиться не смел.

Сложит Гайятри костер. Власть огню передаст. Власть по ветру рассеет.- "Пепел священный! Блаженства легкий покров. Ты покрываешь. Ты очищаешь. Освобождаешь".

Но Бог не медлит:
"О пепле не мысли. К своим обернись. Встреть ребенка. Неси перед собою. Учи. Во имя Бога двое бороться не могут. Один из них темный. Темного ты порази.

Я совершил испытание. Опущу в пучину старую землю. Низвергну негодную. Подниму вершины опять.
Подниму. Испытаю. На небе и на земле.
Закон я свершу".

Гайятри ребенка нашел. Несет ребенка Гайятри. Вернулся в Нильгири. Гайятри забыл Араньяни. Оставил дубраву. Гайятри молит глаз добрый открыть. Найти доброе слово.

Слышите, люди!

Около 1916

Прикрепления: 6618031.jpg(79.7 Kb) · 4927864.jpg(27.6 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 19.01.2018, 23:08 | Сообщение # 17
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline

Н. Рерих. Прокопий Праведный отводит тучу каменную от Устюга Великого. 1914


СОН


Перед войною сны были:

Едем полем. За бугром тучи встают. Гроза. Сквозь тучу, стремглав молнией, в землю уперся огненный змей. Многоглавый.

Или: едем серой равниною. Холм высокий темнеет. Смотрим: не холм, а змей серый клубом завился.
Еще задолго были заклятия. Заклинали лихих. Заклинали кривду. Заклинали и зверем, и птицею. Заклинали землей и водой. Не помогло. Выползли гады.

Потом были знамения. Не усмотрели их. Не поверили. Не додумались. Толпой растоптали.

И проснулся змей. Поднялся враг рода человеческого. Пытался злословно мир покорить. Города порушить. Осквернить храмы. Испепелить людей и строения. Поднялся себе на смерть.
Были заклятия. Были знамения. Остались сны. Сны, которые сбываются.

Лег ночь переспать.

Думал: увижу волхвов великих. Хотел посмотреть, что у них в тороках увязано. Какою они едут дорогою? Чтобы показали, куда и откуда.

Но не показались волхвы. Верно, рано еще. Не выехали.
Показались двое других.

Один - средовек, в старой синей рубахе. В кафтане темном, тоже ветхом. Волосы длинноватые. В деснице - три кочерги. Держит их концами вверх. Замечайте: вверх.

Прокопий Праведный - тот, что увел тучу каменную от Устюга Великого. Тот, что за неведомых молился.

А другой - белый и старый. С мечом и со градом.
Конечно, Никола Святитель!


Н. Рерих. Святой Николай. 1920


Вместо волхвов со звездою эти пришли.

Прокопий говорит:

"Не удаляйтеся Земли. Земля красная, злом раскаленная. Но жар зла питает корни Древа, а на нем свивает Добро Преблагое гнездо свое. Принимайте труд на Земле. Восходите к океану небесному, нам темному.

Берегите Благое Древо: на нем Добро живет. Земля есть источник горя, но из горя вырастают радости. Высший всех знает время радостей ваших.

Не удаляйся Земли. Посидим, о дальних странствующих подумаем".

Другой, седоватый, меч поднял; а к нему люди подвинулись. Много их выступило: "Никола Милостивый! Ты - Чудотворец! Ты - Могущий! Ты - Святитель воинствующий!

Ты - сердца побеждающий! Ты - Водитель мыслей истинных! Силы земные Ты знающий!
Ты - меч хранящий! Ты - городам Заступник! Ты - правду зрящий! Слышишь, Владыко, моления?
Злые силы на нас ополчилися. Защити, Владыко, пречистый град! Пречистый град - врагам озлобление!

Прими, Владыко, прекрасный град! Подвигнь, Отче, священный меч! Подвигнь, Отче, все воинство!
Чудотворец! Яви грозный Лик! Укрой грады святым мечом! Ты можешь! Тебе сила дана!
Мы стоим без страха и трепета".

Прикрепления: 9894209.jpg(51.8 Kb) · 7702955.jpg(50.5 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 19.01.2018, 23:12 | Сообщение # 18
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline

Н. Рерих. Тян Шан. 1935-1936


ПИСЬМО


Большие знамена. Огромное количество многоцветных знамен различных форм: длинные, треугольные, квадратные. Большинство из них - красные с огромными золотыми, черными и белыми китайскими надписями. За ними слышится звук гигантских барабанов. Здесь марширует армия ужасного Ян-ду-ту! Правитель Туркестана готовится защитить Синьцзян от амбаня Синина. Ходят слухи о том, что старый амбань Синина хочет отомстить за убийство своего брата, старого Ти-тая из Кашгара. По приказу Ян-ду-ту Ти-тай из Кашгара был убит самым жестоким способом дао-таем Хотана. И сейчас дунгане Синьцзяна полны страха перед возмездием. Но, в соответствии с другими слухами, Ян-ду-ту забрал в солдаты десять тысяч человек, чтобы отразить возможное нападение Фэна. Пусть будет так, армия собирается идти на Хами или, более точно, насколько велика армия, настолько можно достичь Хами.

Странная армия: одетая в лохмотья, с трудом передвигающаяся, нечистая на руку, подслеповатая, похожая на курильщиков опиума, и картежников, и нищих. Но это не удивительно: этих солдат набирали на базарах. Они вербовали их повсюду, где только могли. Игорные притоны и опиумные логова поставляют большинство солдат. Всякий, кто не может удостоверить точно, что он владеет собственностью или не может купить свою свободу за обычную взятку - по мановению магического кивка Ян-ду-ту превращается в солдата. Конечно, где возможна "магия", там нет смысла в обычной технической процедуре. Зачем нужно иметь долгую практику в стрельбе и военное обучение, если без этого большая армия может возникнуть как из-под земли? Ничего не значит, если даже еще до похода к городским воротам эта армия начинает так же, как по волшебству, сокращаться. Армию сопровождают несколько мальчишек, каждый из которых несет два или три ружья. Конечно, ружья самые разные по своим системам. Но где сами солдаты? Конечно, они не пропускают ни одной возможности и уже исчезли в узких аллеях и потайных углах обмазанных глиной дворов, пользуясь каждый раз случаем отдать свое оружие случайным прохожим. Если десятая часть армии достигнет Хами, это уже поразительное дело. Но в связи с этими обстоятельствами у Ян-ду-ту есть свои соображения. Иногда армия движется на повозках, и тогда можно увидеть по краям повозки целые ряды палок, на каждой из которых висит солдатская фуражка!.. Почему должен солдат иметь руки и ноги? У солдата есть голова, и основной частью его головы является, по-видимому, его фуражка. Если солдат исчезнет или даже никогда уже не материализуется, есть всегда прекрасное средство: военный департамент считает фуражки, каждая из которых принимается за солдата. И поэтому усердный Ян-ду-ту получает соответствующее вознаграждение.

Кроме того, Ян-ду-ту отдает себе отчет, что армия сининского амбаня набирается именно таким образом. Итак, традиции жизни уравнивают силы противников.

Как я уже упомянул, Ян-ду-ту - опытный правитель. Он знает, как перевести в нужное время в иностранные банки все свои накопленные миллионы, и он же решает судьбу своих подданных с помощью петушиного боя... С кумирами, как известно, Ян-ду-ту очень груб. Он стегает их и топит их, и отрезает им ноги и руки. А потом он заменяет виновного бога местным демоном, которому он только что даровал новый титул. Суровый правитель Синьцзяна управлял провинцией в течение 16 лет; он знал, как спастись от яда, понижения в должности и гибели на войне со своими соседями. Грубая медная статуя Ян-ду-ту была возведена еще при его жизни. Конечно, она была подарена "благодарными" подданными Синьцзяна, которые получили специальное предписание от местных амбаней. Чиновники говорят о Ян-ду-ту: "Он хитрый, наш Ян-ду-ту". Другие говорят: "У нашего правителя маленькое сердце". А люди добавляют в сердцах: "В любом случае он не будет жить очень долго".

Но крайне странно, на улице появился отряд всадников, совершенно не похожих на оборванную армию, которая только что прошла. У них нет огромных зобов, так характерных для жителей Синьцзяна. Они лучше одеты, и по их посадке на конях чувствуется, что они всадники от рождения. Это калмыки, отряд Тоин-Ламы, хана торгутов.

Старый хан торгутов, владелец карашарских земель, также попал под власть Ян-ду-ту всесильного, и в минуту странного импульса передал право наследования китайскому чиновнику, которого к нему прислали. Чиновник поспешил домой в столицу Синьцзяна с этими драгоценными документами, но калмыки узнали о странном поступке своего хана. Каждая горная тропа хорошо известна калмыцким наездникам. И куда китаец добирается за несколько дней, карашарские всадники смогут за день. Караван китайского посланника исчез, а также исчез сам посланник со всеми письмами и документами. Велик Тянь-Шань, Небесные горы, и не только караван, но и целая армия может быть похоронена на их перевалах. Таким образом, калмыцкие всадники нашли путь, как сохранить свою независимость. Вернувшись домой, старейшины решили, что хан, который добровольно отдает свою власть, потерял рассудок. Поэтому они назначили своему хану успокаивающий напиток, который успокоил его навеки.

У этого неудачливого хана остался совсем юный сын. И вместо хана бразды правления взял его дядя, Тоин-Лама - тот самый Тоин-Лама, в котором воплотилась душа тибетского министра Санген-Ламы. Что касается физической тождественности этого воплощения, то Тоин-Лама имел характерную деформацию колена, точно такую же, как у покойного тибетского министра.
Даже сейчас торгуты считаются полунезависимыми. Тоин-Лама обучил особый отряд всем приемам сибирских казаков. Однако Лама оробел, когда Ян-ду-ту потребовал, чтобы он прислал ему весь отряд. И единственная гарантия независимости торгутов была отослана согласно требованию. Ян-ду-ту приказал затем самому Тоин-Ламе явиться жить в столицу Синьцзяна, и был построен специальный дворец для знатного узника. И снова требование Ян-ду-ту было выполнено.


Н. Рерих. Китайские башни. 1935-1936.


Ян-ду-ту однажды спросил: "Откуда появляются все эти недовольства правителем?" Его прислужники ответили: "Из газет". Решение Ян-ду-ту было, как всегда, готово: "Поэтому запретить все газеты". Ян-ду-ту спрашивает: "Какие причины заставляют иметь в стране ненужные внешние связи и как очистить хижины от мусора?" И снова приходит быстрый ответ: "Автомобили возбуждают людей своей скоростью, и трудно уследить за лодками". Мера самоочевидна: запретить во всем Синьцзяне пользоваться автомобилями и лодками всем, кроме самого правителя. Несмотря на это, начальник почтового отделения Синьцзяна, итальянец по имени Кавальери каким-то чудом сохранил свой автомобиль. Он также снабжает пекинскими и шанхайскими газетами должностных лиц Ян-ду-ту. Но, конечно, это делается достаточно секретно.

Как долго будут американские и немецкие фирмы продолжать торговать внутренностями и шкурами в Синьцзяне? Они должны быть очень осторожными, чтобы избежать все подводные камни, созданные этим капризным правителем, имеющим довольно странный вид с его типичной узкой китайской седой бородкой и громоподобным кашлем, который заглушает все возражения.

Предназначенные для чужих стран тюки шерсти, зашитые в белые шкуры, свалены возле отдыхающих верблюдов:

- Кто идет?

- Караван Бельян-хана.

- Куда вы идете?

- Прямо в Тяньцзин.

- Как долго вы будете в дороге?

- Вероятно, шесть месяцев.

И звоночки верблюдов звенят весело, невнятно рассказывая о далекой Америке.

Что такое эта Америка? Это далекая-предалекая страна, страна, взятая из волшебной сказки, страна, где все возможно - где для колбас требуется больше кишок, чем имеется у всех овец сартов, и где нужна шерсть со всего мира; где люди двигаются и говорят, и пишут при помощи машин; где люди не считают деньги на счетах, а машины сами делают все подсчеты.

Каждый сарт мечтает о торговле с Америкой: шелк, шерсть, овечьи внутренности, сухие фрукты, - все, что составляет его единственное богатство, сарт хотел бы предложить Америке, но опять же тот же самый Ян-ду-ту препятствует ему. Сарты спрашивают: "У вас нет картинок Америки?" - и, борясь друг с другом, они выхватывают открытки Нью-Йорка из наших рук. И они огорчаются, если не могут иметь эти картинки. Им кажется, что в этих гигантских небоскребах должны жить гиганты, которые летают по воздуху на мелькающих гигантских железных птицах. Местное население до сих пор помнит старинные пророчества о том, что когда-нибудь будут стальные птицы и что железные драконы соединят все страны. Эти люди также слышали о таинственных городах святых существ, которые знают все. И снова они спрашивают: "Можете ли вы дать нам книгу об Америке? - книгу, которая написана или по-тюркски или по-арабски? Иначе наш мулла не сможет прочитать их. Дайте нам виды Америки!"

И не только каждая фотография небоскребов бережется, но даже каждая цветная наклейка подбирается и хранится как знак далекой Америки.

В песках Хотана длиннобородый мусульманин спрашивает:

"Ну, скажите мне, может ли форд проехать здесь по старой китайской дороге?" В Кашгаре люди добиваются: "Нельзя ли старый участок лесса вспахать с помощью форда?" А калмыки задают вопрос: "Ездит ли форд быстрее, чем их лошади?" А седобородые староверы на Алтае мечтают: "О, если бы мы могли иметь форд здесь!"

Говоря об этом, имеют ли они в виду человека, машину, здание или абстрактную идею? Для Азии это - двигающая сила. Форд - носитель нового движения, новых возможностей, новой жизни. Его первое имя давно утрачено. В глубинах Азии нет информации о повседневной жизни этого удивительного человека, но их представление о нем слилось с идеей движущей силы, таким образом, расширяется понятие самой идеи. И так случилось, что по мысли Азии, Форд может сделать все.

И еще другое американское имя вошло в память народов в глубинах Азии.

В далеких Алтайских горах, в самом почитаемом месте, где держат старые святые образы, наше внимание привлекла фотография знакомого лица, вырезанная из какого-то журнала. Мы подошли ближе и узнали Гувера. Старовер заметил:

"Это тот, кто кормит людей. Да, есть замечательные люди в мире, которые кормят не только свой народ, но даже могут кормить другие нации". Сам старик не получил ничего от АРА, но эта живая легенда проложила свой путь через реки и горы, повествуя о щедром гиганте, который добросердечно посылает нужные продукты голодающим людям по всему миру.

И даже в далекой Монголии, куда, можно было думать, не дойдет легенда, в пустой юрте монгол опять рассказывает нам, что где-то живет великий человек, который может накормить все голодающие народы - с великим трудом он произносит имя, которое напоминает что-то между Гувером и Куверой, почитаемого буддийского божества удачи и богатства.

Даже в эти бескрайние пустыни какой-то заинтересованный путешественник занес возвышенную легенду о великом человеке, который работает для "Общего Блага".

Третье выдающееся культурное имя - широко известное на просторах Азии - это сенатор Борах. Письмо от него считается прекрасным пропуском повсюду. В Монголии ли, на Алтае ли или в Китайском Туркестане вы можете услышать странное произношение его имени:

"Бория - могучий человек!"

Таким образом люди оценивают великих лидеров нашего времени.

Это так приятно слышать. Так приятно знать, что эволюция человечества несказанными дорогами пробивает свой путь в будущее.

И вдруг вы получаете письмо из Америки, успешно прошедшее все испытания китайской почтой. Конечно, письмо было вскрыто и очень небрежно закрыто опять, но в этом амбань не увидел ничего ужасного. Амбань не счел вредным, что вы, мои друзья, начали строить новое здание. Конечно, ему могло показаться довольно странным, что это здание будет двадцатичетырехэтажным, в то время как сам могущественный Ду-ту не нуждается в доме более одного этажа. Конечно, он считает все ваши предложения о школе, лекциях и книгах весьма опасными, но он прошел мимо них с улыбкой.

Народ в Америке имеет много денег и может занимать себя картинами. Но теперешний амбань не интересуется такими пустыми делами и не знает ни одного имени какого-либо ученого или художника современного Китая. И если бы вы спрашивали его об этом более настойчиво, то явно потеряли бы в его мнении. Позвольте ему думать, что в этом мире имеются все типы чудаков, занятых самыми странными делами. "Но эти занятия безобидны, насколько они касаются Ян-ду-ту; почему же мы должны мешать этим чудакам; давайте вернем им их письма", - так думает амбань.
Может быть, при помощи какого-нибудь сарта или турецкого купца, или через китайского переводчика амбань также прочтет это письмо. И, может быть, ему не понравится, что я сказал о калмыках и о петушиных боях, устраиваемых Ян-ду-ту. Но видя, что каждый амбань считает своим долгом ненавидеть Ян-ду-ту, он может улыбаться, читая письмо, и может сказать: "Хорошо, пусть они знают в Америке о нашем старике - у него маленькое сердце".

Но теперь амбань будет достаточно ошеломлен: мы будем говорить на языке совершенно ему незнакомом.

Мои дорогие друзья, в новом году повернули ли вы назад или устремились вперед? Доброго года! Не пожелание, а приказ содержится в этом призыве! Он должен быть добрым для тех, кто желает работать, кто посвящает себя образовательной работе.

Поздно ночью 17 декабря 1916 года отошел поезд. Его не отапливали. Родственники думали, что наша поездка - безумие. Святослав помнит точно, как мы завернулись во все наши одеяла при 25° ниже нуля. Мечта действия! И покрытые снегом скалы Финляндии возникли перед нами, как первые вестники будущих Гималайских высот. Е.И. так не терпелось поехать; она хорошо знала трудности пути, но ничто не могло остановить ее.

И вы сейчас стали такими гибкими и так хорошо защищены против препятствий и нападений, как будто они лишь неизбежные камни и пыль на вашей тропе. А до этого вы являлись предметом клеветы и наветов. Вы становитесь тверже и не принимаете к сердцу нападки в прессе. Вы знаете, что все это имеет свое особое значение. И основная причина - невежество, то невежество, которое открывает вход темноте и клевете. В 1918 году у меня был забавный случай: я был явно похоронен в Сибири; я даже не был там в это время. Были пропеты реквиемы и написаны некрологи. Конечно, во время нашего далекого путешествия можно представить, как много было ложных истолкований. Мне показали вырезку интервью с А.Н. Бенуа. Даже Бенуа был введен в заблуждение, повторил парижскую сплетню и рассказал об анафеме Папы Римского. В это время, когда, согласно интервью Бенуа, я был в Лхасе, я на самом деле шел по Алтаю. Занимательно!

Главное, что касается друзей. Я радуюсь вашей информации о Зулоаге, Местровиче, о Такеучи, этом невидимом активном друге! Как "Адамант" выглядит в Японии? Приветствую идею Сторка о международном литературном конкурсе.

Друзья, вы все такие разные, тем не менее все устремленные. Америка, Южная Америка, Индия, Китай, Египет - все объединяются и теряют свои случайные границы. Ваши внезапные пути в Азию и мой последний неожиданный приезд в Америку! Все эти разнообразные эпизоды становятся неописуемыми, но и совершенно незабываемыми.

Помню неистовые дожди на Алтае, когда 3., хотя героически и признававшая необходимость путешествия, вся намокшая и тоскливо молчавшая, вдруг сказала в пространство: "Будет ли этому конец?" Или Нетти на "море льда" в Шамуни. А появление Френс среди танцующих американских индейцев в Санта Фе! А соколоподобные решения Л. в Монхегане. А героическое решение О. в Женеве! А С.М. с монетой Илии. Или Св., едущий верхом на лошади по горной тропе Сиккима с книгой в руках. Или прощание на железнодорожной станции Берлина и Тч., спрашивающий: "Каким образом это случилось?" А Тат. и Юр. в Париже на Рю-де-Мессин: "Могли они ждать?" Или В., который, хотя и согласился встречаться с неожиданным, однако в Индии ожидал рева тигра. Или напряжение Ш. на вокзале в Лионе. А философ-воин Р. в Риме. А беспокойство Небб.: его аппарат, испортившийся при переходе через Яркент-Дарья. А Ав., который мужественно прошел по палубе корабля, когда море вздымалось, как горы. А ласковое приближение Б.

А помните вечер 9 декабря 1924 года и все, что произошло около статуи Святого Рока? Случай возникал за случаем, и поэтому все так расцвело. Всем друзьям привет! Стройте постоянно! Стройте высокие башни!

Снова мы уходим от почтовых связей и желаем видеть вашу работу, направленную только в будущее. Направленную к тем массам, в среду которых искусство проникает с таким трудом. В университеты, школы, в народные и рабочие клубы, библиотеки, деревенские коммуны, вокзалы, тюрьмы, больницы, сиротские приюты. Растет новое сознание. Они ждут. Творчество растет вместе с трудом. А все препятствия - только рождают возможности.

Говорите людям о творчестве в любом виде труда. Говорите, что ничто не должно мешать им, что каждое препятствие должно быть превращено в счастливую возможность. Я, бывало, говорил ученикам: "Представьте на минуту, что вы - Рафаэль, а я - Римский Папа. Я создам все условия для вашего произведения, а вы все будете помнить, и вашим свободным сознанием будете творить, несмотря на все препятствия. Если сознание живет в вас свободно, ничто не унизит его". И позвольте всем ученикам творить во всех областях - в искусстве, в балете и в пении. До тех пор, пока они вдруг не запоют свою собственную песню и не создадут свой собственный танец. Всеми средствами разрешайте им оттачивать творческую одаренность.

В 1924 году статья "Звезда Матери Мира" заканчивалась так: "Ведь не "сидение на тучах" и "не играние на арфах", и не "гимны неподвижности", но упорный и озаренный труд сужден. Не маг, не учитель под древом, не складки хитона, но рабочая одежда истинного подвига жизни приведет к вратам прекрасным. Приведет в полной находчивости и непобедимости".

С тех пор прошло два года. Вы сражаетесь на всем разнообразном поле просвещения. Работа призывает вас идти вперед. Не желание, но уверенность должна двигать вашу работу; вы никогда не остановитесь; другими словами, никогда не состаритесь.


Н. Рерих. Конфуций Справедливый. 1925


Но не думайте, мои друзья, что, начав письмо с Китая, я числю себя среди врагов Китая. Вы хорошо знаете мое восхищение старым китайским искусством и философией, а также чудесными конфуцианскими псалмами, которые не так давно мы слушали в Нью-Йорке. Но если на спине прохожего вы видите скорпиона или тарантула, ваша обязанность сказать ему об этом. Сегодня Китайское море так волнуется, что в бесформенной пене шторма вы не можете увидеть опор фундамента; а вместо глубокой чистой воды - все мутно. Но я продолжаю верить, что искреннее описание всех отживших форм и суеверий принесет только добро.

Амбань может, если ему нравится, читать эти мои пожелания. Несомненно, он также скоро поймет, что, когда мы говорим об искусстве, науке и красоте, и культуре, мы касаемся лучших и самых жизненных движущих сил человечества. Я надеюсь, что это письмо, даже если не очень скоро, дойдет когда-нибудь до вас, и мы снова почувствуем единство, и расстояния между нами исчезнут.

Привет всем друзьям!

Улан-Батор Хото, 1927
Прикрепления: 9470756.jpg(245.9 Kb) · 5519664.jpg(22.9 Kb) · 7980559.jpg(163.6 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Понедельник, 29.01.2018, 20:50 | Сообщение # 19
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline

Н. Рерих. Гималаи. Розовое облако над вершинами.1935-1947



УРУСВАТИ


Vade, filii ad Monies India; et ad cavernas suas, et accipe ex cis lapides honoratos qui hquefiunt in acqua, quando commiscenturei" - "Иди, мой сын, в горы Индии и иди в их каменоломни и возьми там наши драгоценные камни, которые растворяются в воде, когда они смешаны с чем-то".

Так говорит блестящий Хали, араб, упомянутый Парацельсом. Давайте пойдем в горы Индии!

"Sophias cum Moria Certamen", опубликованная в Summum Bonum, рассуждает о горах и сокровищах, содержащихся там. И снова старый Парацельс справедливо уверяет нас: "Nihil est opertus quod nont revelabitur". "Lumen de Lumine" описывает особые условия пути к таинственной горе: "К этой Горе пойдешь в определенную ночь, когда она наступит, самая длинная и темная, и подготовишь себя молитвой. Настойчиво устремляйся по пути, который ведет к Горе, но не спрашивай ни у кого дорогу. Только следуй за Проводником, который предложит себя сам и встретит на пути. Но ты не будешь знать его. Проводник приведет тебя к Горе, когда все безмолвствует. Тебе не нужен ни меч, ни другое физическое оружие. Когда ты найдешь Гору, первым чудом, которое возникнет - неистовый ветер, который будет трясти Гору и раскалывать скалы на куски. Тебя также встретят львы и драконы и другие страшные звери; но не бойся никого из них. Будь непоколебим и не думай, что не вернешься, ибо Проводник не допустит, чтобы какое-либо зло случилось с тобой. Что касается сокровища, оно еще не найдено, но очень близко. После ветра начнется землетрясение, которое уничтожит все, что ветер оставил нетронутым. Но будь уверен, что не упадешь. После землетрясения последует огонь, который поглотит земное нутро и раскроет сокровище. Но ты еще не увидишь сокровище... Потом, ближе к рассвету, наступит великая тишина; ты увидишь, что взошла утренняя звезда, и начнется рассвет, и увидишь великое сокровище. Главное и самое совершенное - тонизирующий эликсир...".

Эту историю поведал Томас Воган, который погиб во время взрыва, когда проводил исследования во имя человечества.

Такую же "историю" вам расскажет проводник в Гималаях, когда будет говорить о том, как найти черный аконит, как вы должны идти бесстрашно ночью в горы, чтобы найти этот светящийся цветок.

Это ничего не значит, что легенда о таинственном цветке живет во всем мире. Но так называемая "фантазия" наполнена реальностью Гималаев. Продавец аконита расскажет вам точно об этом же, не зная, что он повторяет легенду, известную во всем мире и которой посвящено так много преданий различных народов. Чтобы превратить "сказку" в действительность, вы должны отправиться в Гималаи.

И из другой части света до нас доходит голос Афанасия Никитина Тверского, московита 15-го столетия. Он добавляет еще один аспект к словам Парацельса после своего путешествия в Индию, когда восклицает: "И я от многих тревог отправился в Индию!"

В сказочном, похожем на цветок, Ярославле на фресках орнаментов шестнадцатого и семнадцатого веков была открыта красота цветов Востока. Эти прелестные фрески старых храмов поют о драгоценных дарах Индии, силе камней и трав.

"Война залила мир кровью. Засуха и дожди нарушили вечный порядок. Голод показал свое лицо", и опять с высочайшей горы, с горы "пяти сокровищ", в ветре и громе, в сверкании молнии мы слышим забытое: "От многих тревог давайте отправимся в Индию".


Н. Рерих. Ладакх (Кашмир). 1941

В ведической мудрости предписываются многие целебные травы и дано много мудрых советов. Конечно, они скрыты символами. Но древняя мудрость снова возрождается, и те, кто ощущает величие грядущей эволюции, готовы служить человечеству самым практическим образом в восстановлении здоровья.

Люди спрашивают, где найти средства от болезней? И снова издалека приходит ответ: "В Гималаях".
Поднимаясь над видимым, мудрец Риг-Вед поет гимн творения: "Не было ни смерти, ни бессмертия; ни сверкания ночи, ни света дня. Единый вздохнул, не дыша, лишь внутренней силой; кроме Него, истинно, ничего не существовало".

В этих строках Риг-Вед ведический мудрец отодвигает в сторону всю мифологию и достигает монизма конечного причинного принципа. Это реальный "Гимн творению" - как он был назван. Поэтому мы не удивляемся, когда слышим лекцию д-ра В.Р. Кокатнура, индийского химика, в которой он приводит факты о том, что Кавендиш и Пристли не были первыми, кто открыл водород и кислород, но что мудрецы древней Индии знали эти великие газы:

"Известно, - говорит он, - что наша почти совершенная система исчисления была первоначально открыта индусами и завезена в Европу арабами, от которых она и получила свое название. Мир также обязан десятичной системой индусам, которые научили ей сначала арабов. Алгебра (Виджатанита) была уже развитой наукой при древних индусах. Индусские математики развили тригонометрию, великая работа Бхаскара "Лилавати" показала глубокое понимание того, что сейчас называют "высшей математикой", а Брахмагупта показал даже большую оригинальность и ученость".

Древняя Арьяварта совсем недавно открыла нам реликвии древнейшей культуры Индии. Но мы не удивляемся, потому что знаем, что даже Пифагор получил ключи мудрости из Индии. В этой стране, лежащей в окрестностях Гималаев, эоны назад высокий разум уже спустился до дна земли и поднялся, касаясь тончайших энергий. На каждом склоне, каждой вершине, на каждом дереве обнаруживаются щедро целебные растения. Вспомните заклинания Атарва Вед: "Мы носим противоядие Вишканды (ревматизм), амулет Джангида (чеснок), амулет тысячи сил. Джангида спасает нас от боли и от воспалений, от ревматизма и мучительной боли".

Древняя прогулка по Гималайским склонам и долинам потрясает: "Природа ждет здесь, полная даров. Приходи и исцеляйся. Чаррура, Паррура, Оррура - три важных целительных плода от кашля, простуды и жара. Чаррура похож на желтую вишню; Паррура - на зеленый каштан, а Оррура на желтовато-зеленое дикое яблоко. Все они острые на вкус и полны танина. Здесь есть красная кора Аку Омбо - для лечения ран. Средство против жара - это Серги Пруба, подобный сухому гигантскому бобу. Чута - сухой горький корень, вылечит опухоль и исцелит горло. Бассак - коричневый порошок от простуды. Красно-стебельчатый Тзе даст фуксин; горькая Пурма - для аромата. Бульон из корней Бесекуро очень помогает при женском нездоровье. Цветы Дангерро исцеляют желудок, так же как и цветы красного Рододендрона, в то время как лист Дисро дезинфицирует раны. Мемшинг Пати - священное растение Непала, где оно используется для головных украшений на празднествах. Бесконечны полезные растения, которые ждут самого лучшего применения и изучения". Эликсир дамиана, датура, аброма, агуста; экстракты арджуны, ашоки, асвагандхи, аяпана, чаттима, гокхура, гуланча, калмега, камала, кантикери, кхетпапра, курчи, пунорвана; сироп брихми и васака, настойка миробалана...

Это не таинственные заклинания. Это просто названия лекарств, которые сейчас готовятся из целебных веществ Индии. Я вспоминаю беседу с Бхатачарья. Я вспоминаю тех, кто приложил усилия, чтобы провести исследования целебных сокровищ, хранящихся около Гималаев. Это не сказка, не "Небесный огненный цветок", не Огненная Птица мечты. Это земная созидательная мысль. Это земной труд для мирного очищения человечества. Больные и голодные не могут думать о славе тончайших энергий.

Калидаса говорит: "Посредственности не осмеливаются начинать благородную работу с того момента, как только они предвидят препятствия.

Но для смелых не существует никаких препятствий. Все препятствия превращаются в блестящие возможности для них. Адити - Изначальный Свет - будет освещать их путь.

Дэвы и Риши, Огонь и Пламя и сорок девять Агни древних Арья отдадут свою мощь тем устремлениям, которые полезны человечеству".

Урусвати, место исследований, место науки, должно быть построено в Гималаях, в границах древней Арьяварты. Снова человеческий дух, очищенный непрерывными токами Гималаев, будет искать в неустанном труде. Целебные травы, медицинские исследования, чудесные магнитные и электрические токи, неповторимые условия высот, неповторимое свечение планетарных тел с астрохимическими лучами, радиоактивность - и все несказанные сокровища, которые сохранены только в Гималаях...

Урусвати - значит Утренняя Звезда. Разве не утро, славное для нового труда и достижений - вечное исцеление, вечный поиск, вечное достижение? В этих местах, где была выкристаллизирована великая мудрость Риг-Вед, где прошли сами Махатмы, здесь, в пещерах и на вершинах аккумулировалась сила человеческой мысли!

Не принимайте это за идеалистические мечтания. Принимайте это в полной реальности. Как реально, как великолепно сияют вершины Гималаев! Воистину, только здесь, только в Гималаях, существуют уникальные, беспримерные, спокойные условия для целебных результатов. Условия научных исследований, нетронутые стремительным натиском современных городов, существуют только здесь, где даже планетарные лучи кажутся чище и более проникающими.

Когда вы видите минеральные краски гор, когда исследуете огромные гейзеры, полные различных минеральных солей, когда вы видите все типы горячих источников, вы понимаете характер изобилия этой части мира, которая еще не тронута и являлась свидетельницей столь многих космических катаклизмов. Это и есть такое место. Это уникальное место для многих научных исследований. Здесь вы чувствуете праздник знаний и красоты.

Великий индийский биолог сэр Джагдиш Бос говорит: "Золотой век это не наше прошлое, а будущее". И он мудро советует, что опасность настоящего положения человечества - как на тонущем корабле, и без лишних слов надо объединиться в целях борьбы против общей опасности. Он верит, что мы получаем все откуда-то, и поэтому мы должны отдавать свободно, с благородными намерениями.

Этот мудрый ученый также знает ценность великого значения Учителя, и тот, кто знает это, может радостно смотреть в будущее.

С радостью я замечаю распространение высоких интеллектуальных и художественных сил в Индии. Высокоодаренные индивидуальности сейчас стоят во главе университетов, институтов и школ, а имен Тагора, Боса, Рамана и других мужей науки и искусства являются живым мостом между сегодняшней Индией и глубокими корнями ее прошлой культуры.

Итак, следуя лучшим вехам, мы достигаем высочайших путей.

Великий Вивекананда, когда его спросила преданная последовательница, что ей делать в Индии, ответил:

"Любите Индию!"
Великие учения Вед, заветы Будды, Апполония Тианского, Парацельса, Томаса Вогана, Рамакришны, бесчисленные зовы веков и всех народов направляют нас к великой горе Индии, которая охраняет сокровище.

Любите Индию!

Горы Индии охраняют целебные листья и корни.

Горы Индии собрали мощные энергии и напрягли лучшие токи для укрепления тела и духа.

Любите Индию!

"Lapis exilis dicitur ongo mundi".

Ладак и Кашмир, Кангра и Лахул, Кулу и Спити особенно примечательны в историческом, геологическом и научном отношении. Здесь, прочерчивая свои пути достижений, прошли Махатмы и Риши, короли и герои; здесь упоминаются имена Нагарджуны, Падмы Самбхавы и Санта Ракшита.

Здесь случались кровопролития. Здесь возникли города и храмы, чьи руины еще украшают горные хребты Гималаев.

Гималаи в своей полной мощи пересекают это высокогорье; за ними поднимается Кайлас, а еще дальше - Каракорум и горное царство, увенчанное на севере Кунь-Лунем. Здесь идут пути к священному озеру Манасаровар; здесь самые древние тропы священного паломничества. В этом же районе расположены озеро Нагов и озеро Равалсар, жилище Падмы Самбхавы. Здесь также пещеры Архатов и самое великое - жилище Шивы, пещера Амарнатха; здесь находятся горячие источники; здесь находятся 360 местных божеств, число которых подтверждает, как существенны эти самые места, аккумулировавшие человеческую мысль в течение многих веков.

Но Кашмир изолирован, а также и Ладак. Голые скалы громоздятся в Лахуле и Спити. Летний жар здесь чрезмерен и жесток мороз зимой.


Н. Рерих. Ладак.Бирюзовое озеро в горах. 1943


Небезопасна вулканическая почва прекрасной Кангры, а в соседнем Манди есть много руин от прошлых землетрясений.

После великого землетрясения 1905 года японские геологи, специально приглашенные исследовать почвы, обнаружили, что пояс сейсмичности проходит через Кангру.

Но между суровой Спити и Лахулом, с одной стороны, и небезопасной Кангрой и Манди, с другой, к северу от Симлы, вдоль речного русла Беаса лежит древняя долина Кулу. Это - та самая Беас, или Хипатос, которая стала границей устремления Александра Великого. На этой реке завоеватель остановился. Та же самая Хипатос связана с именем Апполония из Тианы.
Прикрепления: 1910194.jpg(189.2 Kb) · 2810486.jpg(8.7 Kb) · 2281030.jpg(245.1 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Понедельник, 29.01.2018, 20:50 | Сообщение # 20
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline

Н. Рерих. Закат. Кашмир. 1943

Через Амритсар железная дорога ведет к станции Патан-кот. За час перед тем, как вы прибываете в этот маленький поселок, появляются на северо-востоке снежные горы. Из Патанкота можно ехать по широкой дороге через Палампур, Кангру, Манди, где скалы украшены острыми очертаниями древних руин. Сейчас железная дорога медленно строится в этом направлении. В данное время она достигла Джо Гиндар-Наггар. Обследование было проведено до Манди. Но Серебряная долина Кулу еще не хочет заменять свою свободную автодорогу на железные рельсы.

Через долину Кулу проходит древний путь на Ладак и Тибет. И жители долины еще столетия назад оценили благотворные свойства этого особенного места.

Горные хребты Чота и Бара Бхагал, параллельные Гималаям, отделяют долину Кулу от Кангры, служа ей благотворно в двух самых важных аспектах. Эти горные хребты охраняют Кулу от пояса сейсмичности. В Кулу не было землетрясений, равных по силе соседней Кангре. Здесь были толчки, но без разрушительных последствий. Также высота, вычисленная генералом Брюсом, - почти двадцать тыс. футов - защищает Кулу от чрезмерных муссонов. Хотя в Дальхузи и Кангре муссон достигает ста двадцати дюймов, в Кулу - только сорока дюймов, давая ей все преимущества сухого климата.

В то время, как в Кангре жара поднимается до ста десяти градусов по Фаренгейту, в Кулу - не более, чем восемьдесят градусов. Конечно, эти данные меняются в соответствии с высотой; на склонах над пенящимся Беасом можно найти области высотой от пяти до десяти тыс. футов. В более высоких местах, естественно, только один урожай, но на более низких полях, как правило, два урожая, и даже земля, лишь слегка обработанная, дает необычный урожай. Почти все виды европейских и американских яблок, груш, вишен, слив, гладких и обычных персиков и абрикосов, орехов, разнообразных ягод и медицинских трав родит эта плодородная долина. Гражданский инженер господин Вернадский, который приехал в эту долину на пару дней и остался здесь более чем на шесть лет, говорит, что он попробовал двести тридцать пять видов растений в долине Кулу, и все пробы оказались изумительными. Север Кулу в вечных снегах сверкающих хребтов Гималаев напоминает своей белизной об особых условиях, окружающих эти необычные места.

Было отмечено, что электрические и магнитные явления особенно ярко выражены на этих высотах. Последние обеспечивают исключительные возможности для изучения особых токов, и можно представить, какие новые исследования могли быть проведены здесь нашим великим физиком Милликеном в продолжение его недавних чудесных открытий.

Замечательно, как вся собранная информация увеличивает важность этих мест, где плодородие почвы сочетается с необычным феноменом высот и историческим героическим прошлым.

Давайте послушаем, что говорят о Кулу другие путешественники, такие как исследователь Гималаев и руководитель экспедиции на пик Эверест генерал Брюс и капитан Энрике, которые обошли всю Кулу и ее округу; А.Х. Франке, хорошо известный исследователь этих мест, и врачи А.Р. и К.М. Хеберы; и давайте вспомним Л.Х. Шатлеворс, который с энтузиазмом писал о Кулу в Географическом журнале, и чей брат, который рассказывал об уникальности этой долины в университете Бостона, называл Кулу "Серебряной долиной".

Достопочтенный генерал Брюс пишет следующее в своей книге "Кулу и Лахул":

"Наше знакомство с настоящей долиной Кулу вчера было очень приятным. Прогулка из Султанпура в Катрайн, хотя ни в коем случае и не равна по красоте более высоким местам Кулу, очень характерна; широкая и не очень быстрая Беас похожа на лососевую реку. Огромные рощи ольховых деревьев, окаймляющие берега, широкие открытые склоны холмов, также незнакомые горцы, переполняющие дороги, время от времени попадающиеся ярмарочные торговцы из Тибета и Лахула, - все было интересно для нас.

Беас пересечена рядом прекрасных мостов, так что мы могли пройти по любому берегу. Вид прекрасен как с одного, так и с другого берега.

Во время одного из наших походов мы прошли через два или три очень известных в Кулу фруктовых сада, но не смогли рассмотреть их как следует, однако сделали это позже. Получая хорошие транспортные возможности, плодовая промышленность Кулу должна великолепно процветать. Несколько европейцев, которые поселились в долине и занялись производством фруктов, получили блестящие результаты. Они вырастили лучшие яблоки и груши, такие же, как в любой части мира, но, вероятно, с наименьшей затратой труда. Если же учесть, что все эти фрукты приходится отправлять за 150 миль до ближайшей
железнодорожной станции, становится ясно, какие препятствия испытывает торговля. Например, несколько сортов фруктов, наиболее высоко ценимые в Индии, такие, как вишня, смородина и персики, страдают так сильно при перевозке, что нет смысла выращивать их для рынка, а только в небольших количествах для домашнего потребления.

Вскоре перед нашим въездом в Катрайн, после того, как мы миновали фруктовую ферму м-р. Дональда в Доби, мы пересекли реку Фиранг и увидели во всей красоте эту долину. Как это бывает ранним маем, все верхние пастбища и малые поселки были еще под снегом, и контраст между великолепными темными массами типичного леса Кулу и белыми вершинами, днем наполненными красками, был очень приятным и поражающим зрелищем.


Н. Рерих. Деревня Карданг. Лахул. 1932


Часто думают, что прекрасно ухоженные лесные долины на фоне снежных гор представляют однообразное зрелище. Кашмир полон ими, как и другие схожие местности, но, несмотря на это, каждая имеет свой собственный характер. И этот особенный вид, который открылся нам, я никогда не приму за Кашмирский. Это было чем-то совершенно новым. Напротив Катрайна, на левом берегу реки мы увидели замок Наггара, резиденцию помощника комиссара Кулу; несколько же других зданий, прекрасно расположенных и господствовавших на местности, ускользнули из поля зрения при наблюдении снизу. Чудесным является местоположение правительства, имеющего перед собой такой величественный вид.

Красочность долины Кулу почти невозможно выразить словами. Художники должны сделать это по-своему, как они часто делали это в Кашмире. Но снова я повторяю, что цвета Кулу - особые, и их богатство и блеск создают ее необычное очарование и характер.

Почувствовав однажды аромат Кулу, как в красоте, так и в занимательности, я понял, как трудно покинуть ее.

Спуск в направлении Кулу был просто прекрасным... Стоял глубокий сентябрь, пышные краски осени тронули верхние склоны, и лес внизу своими темными тонами еще ярче подчеркивал богатство зелени после дождей. По дороге вниз на площадках было много тибетских стоянок, всегда живописных с их палатками с синим верхом. Я редко наслаждался переходом больше, нежели те последние пять миль, ведущих в Рахлу. Кулу была во всей красе... Мы любовались прекрасным видом грозного пика "М."". Долина к югу была великолепна. Урожай уже созрел, и смесь малиновых оттенков амарантовых полей создавала богатый эффект приветственного цвета после более приглушенных тонов Лахула. Я не думаю, что когда-либо видел такое количество красок, как по нашей дороге вниз.


Н. Рерих. Гора М. 1931


Крестьяне повсеместно в Кулу, возможно, не очень искусны в работе, но они, несомненно, выращивают великолепные урожаи. Поля также хорошо орошены. Почва, несомненно, очень хороша и щедро вознаграждает самое небольшое внимание. Но что смогли бы сделать из этой страны действительно тяжело работающие альпийские крестьяне! Жители не хотят улучшить своего положения. Они могут получить все, что им действительно требуется при минимуме усилий... Я не упрекаю их, в частности, если у них есть все, что они желают, и они счастливы, и это действительно факт. Я только сожалею о более или менее потерянных возможностях такой страны.

Случайно ли или благодаря чувству прекрасного, строители храмов в Кулу очень редко ошибались в выборе места; они почти всегда хорошо расположены. После храма две тысячи футов подъема ведут к главной долине Хамта, и тропа петляет по прекрасным лесам и открытым полянам, углубляется в траву, полную цветов, даже в такое позднее время, как время нашего визита. Правый берег долины очень обрывист и прекрасно вылеплен и является обиталищем таров, гималайских диких коз... Мы прошли прекрасные пастбища на нашем пути вниз и обошли большое количество березовых рощ, где обитали фазаны... Помимо богатого подлеска, здесь было много цветов, особенно густых рощ розового бальзамина высотой до восьми футов, со стеблями толстыми, как мужское запястье. Окрестности были великолепны и красочны. Много дубов темно-медного оттенка четко выделялись на фоне осенних красок, на склонах выше леса были все цвета, травы и кусты добавили к этому все оттенки красного и желтого и бурого. Всегда приятно ехать верхом или гулять вдоль Беаса по бесконечным просекам прекрасной ольхи, более прекрасной я никогда не видел...

Во время великого передвижения, когда все стада овец направляются через перевалы Ротанг и Хамта к голубым пастбищам Лахула и в долины Лингти и Спити, около двухсот тысяч овец проходят через Кулу, не считая местных овец, принадлежащих крестьянам Кулу. Я слышал о более высоких цифрах, но я, вероятно, не очень ошибся в приблизительных цифрах, которые я дал...

Подход к Наггару со стороны Катрайна очарователен. Здесь главное течение Беаса пересекается прекрасным висячим мостом, и долина широка и похожа на парк, и ольховые рощи великолепны. Затененная дорога ведет к Наггарскому замку. В прежние времена он был королевским центром Кулу, но потом столица была переведена в Султанпур.

Наггар прекрасно расположен, на хорошей высоте над рекой и долиной, с которой открывается просторный вид. Он также имеет большее значение, чем Султанпур.

Говорят, что Наггар был местом, где находились раджи Кулу - свыше шестидесяти поколений, современный же дворец был построен на месте древних развалин.

Это очень красивое старое здание, построенное из потемневшего от времени дерева и камня без какого-либо раствора. В три этажа высотой оно стоит на впечатляющем месте, позади него находится дубовый храм, а вокруг - радостный сад цветов. В это время года краски как садовых клумб, так и окружающего ландшафта были просто сверкающими, и не только цветы и поля, но и каждая крыша крестьянского дома светилась богатым янтарным цветом индийской кукурузы, разложенной для просушки, а ниже румянец амаранта покрывал долину широкими мазками, в то время как синий индиго далекого склона и лес были освещены желтизной деревьев и травы. Снежные вершины завершали картину.

Нам повезло увидеть как весенние, так и осенние виды, и хотя снег на склонах в раннем сезоне создает больший контраст и оттеняет лес и долину, все же мы оба сошлись в предпочтительности осенних красок. Я никогда не видел ничего более сверкающего в таком огромном масштабе".

Капитан С.М. Энрике пишет в своей книге "Царство Богов" следующее: "Наггар - большая деревня. Сады полны роз, фруктовых деревьев и овощей. Груши и яблоки Кулу знамениты. Клубника, артишоки, капуста, аспарагус, ревень и салаты - все растет прекрасно. В долине есть деодары, ольха и фруктовые деревья, а в горах, спускающихся прямо к долине, есть деодары (pinus excelsa) и голубые сосны (kial). Великолепные снега полностью окружают это особое место. Многие из окружающих вершин имеют четырнадцать тысяч футов высоты. Те, что вверх по долине, закрывающие Лахул, значительно выше; пик Гепанг - почти двадцать тысяч футов. Последний зимний снегопад был самым большим, известным за многие годы, и даже перевал Бубу, который имеет только десять тысяч футов, еще не открыт для пони. Наггар возвышается на пять тысяч девятьсот футов над уровнем моря.

Такова Кулу, земля великой красоты, прохладных бризов и сладких фруктов - идеальная земля для отпуска. Форель водится в ее ручьях. Цикорий и муиал в большом количестве растет на холмах. Можно охотиться за четырьмя видами фазанов. В лесах водится множество черных медведей, а ниже снегов можно найти даже и бурого медведя. Бурых медведей не так много, как бывало, но хорошие спортсмены Кулу уверяли меня, что другие виды охоты сейчас приносят более многочисленные трофеи, чем было 20 лет назад. Для художника Кулу предлагает неограниченный простор, а натуралист получит наслаждение от лицезрения бабочек и райских птиц. За пределами главной долины тянутся мили лесного высокогорья, которые ждут исследователей.

В Кашмире есть буквально несколько мест более привлекательных, чем верхние части Кулу".

В "Древностях Индии и Тибета" А.Х. франке мы читаем следующее: "Позвольте мне добавить несколько заметок о Манди, собранных из тибетских исторических трудов.

Не может быть сомнений относительно отождествления тибетского Захора с Манди; во время нашего визита в Равалсар мы встречали многочисленных тибетских пилигримов, которые сказали, что идут в Захор, указывая при этом на княжество Манди, если не на город. В биографии Падмы Самбхавы и в других книгах, относящихся к этому времени, Захор часто упоминался как место, где жил этот Учитель (750 г.). Знаменитый буддийский Учитель Санта Ракшита, который ходил в Тибет, родился в Захоре. Снова во времена Рал-па-гана (800 г.) мы находим утверждение, что во время царствования его предков было привезено много религиозных книг в Тибет из Гайя (Индия или Китай), Ли, Захора и Кашмира. Затем Захор был, очевидно, местом буддийской учености и даже установлено, что при том же короле Захор был захвачен тибетцами. Но при его преемнике, короле-отступнике Лангдарме, много религиозных книг было перенесено в Захор наряду с другими местами, чтобы спасти их от уничтожения.

Среди жителей Тибета еще живет предание о спрятанных книгах в Манди, и эта традиция, по всей вероятности, связана с вышеупомянутыми книгами. М-р Хауелл, помощник комиссара Кулу, рассказал мне, что теперешнему Тхакуру Келонга (Лахул) один высокий лама из Непала поведал, где спрятаны книги. К сожалению, Тхакур полностью забыл название места. Мои вопросы о месте были бесполезны, поскольку ни ламы, ни тибетские миряне не могли или не хотели сказать, где были спрятаны книги. Я могу предположить лишь единственный путь найти истину. Денежная награда должна быть предложена Тхакурам Келонга, чтобы побудить их сделать еще одну попытку найти старые книги".

И два доктора А.Р. и К.М. Хеберы в своей книге "В Гималайском Тибете" ссылаются на Кулу следующим образом: "Наши дальнейшие путешествия по Кулу и княжеству Манди проходили по более известным местам и не нуждаются здесь в описании, кроме того, что нельзя удержаться от замечания о стране, как наиболее прекрасной среди творений нашего Создателя".

Такими вдохновенными словами опытные исследователи описывают прекрасную долину Кулу.
Серебряная долина! Серебряная руда выявлена. Сурьма выявлена. Многие химические процессы проходят под плодородной почвой.

Великий Арджуна проложил подземный ход от Наггара до Маникарана - от Серебряной долины до Огненного источника.

В Баджауре есть старый храм, основание которого относится к буддийским временам. Говорят, что Благословенный Ригден-Джапо, преследуя своих врагов из Ладака, настиг и разбил их при Баджауре. Таким образом, это великое имя связано с долиной Кулу.

Деревня Манали получила свое название от первого законодателя Ману. На скалах Лахула есть два изображения, мужчины и женщины, высотой около девяти футов. В легенде говорится, что это изображение древних обитателей этого места. Такая же легенда, как хорошо известно, относится и к гигантским изображениям Афганского Бамиаиа. Таким образом, много великих традиций связано с древней долиной Кулу. И сами Пандавы после великой войны Махабхараты, считая Наггар самым лучшим местом, поселились там. На высоком холме над храмом Тхата можно видеть руины замка этих великих воинов.

Долина Кулу имеет своего героя-защитника - Нарасимху, раджпутского раджу. Прекрасная легенда связана с именем Нарасимхи. Раджа должен был бежать из Раджпутаны. Как скромный кули, образованный правитель спрятался в долине Кулу. Под плащом простого рабочего он скрыл свою личность, но его огромная эрудиция не дала ему остаться незамеченным. Свет его справедливости и знаний освещал всех его соседей. Люди догадались, что не обычный человек появился среди них, и они по собственной воле стали считать Нарасимху своим раджой. Развалины замка Нарасимхи до сих пор еще стоят в Mаггаре, а изображение героя воздвигнуто под старым деодаром. В соответствии с легендами Нарасимха охраняет долину Кулу. И проклятие тому, кто вызовет справедливый гнев героя-раджи. Как величественный белобородый пророк он, говорят, посещает свою страну ночью, и многие видели его и были благословлены правителем.

Нарасимха охраняет богатые урожаи. Он наполняет долину благоухающими цветами, и по воле героя деревья покрываются сладкими фруктами. Теперь он будет охранять Урусвати, наш Гималайский Исследовательский Институт!

И над изображением Нарасимхи возвышается Белая Вершина Гуру Гури Дхар - Путь Духовного Учителя.


Н. Рерих. Гуру-Гури-Дхар.1929-1930


Наггар, 1929

Прикрепления: 5794590.jpg(34.8 Kb) · 9604324.jpg(215.1 Kb) · 8205168.jpg(67.1 Kb) · 8563736.jpg(32.6 Kb)


Господь твой, живи!
 
Форум » ПОДВИЖНИКИ ДУХА » СЕМЬЯ РЕРИХОВ » ШАМБАЛА (Н.К. РЕРИХ)
  • Страница 2 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES