Четверг, 21.09.2017, 00:56

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА » ВТОРЖЕНИЕ В КРЫМ: ОКРУЖЕННЫЕ ТАНКАМИ (Татьяна ЖУРИДОВА)
ВТОРЖЕНИЕ В КРЫМ: ОКРУЖЕННЫЕ ТАНКАМИ
СфинксДата: Четверг, 14.09.2017, 23:48 | Сообщение # 1
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1040
Статус: Offline
Татьяна ЖУРИДОВА

ВТОРЖЕНИЕ В КРЫМ: ОКРУЖЕННЫЕ ТАНКАМИ



Часть 1. Перед вторжением

1

В тихой солнечной Евпатории жизнь текла мерно и неторопливо: спокойное море, доброжелательные неспешные люди. Февраль стоял тёплый, безветренный. Море медленно катило свои волны на пологий песчаный берег, нежно омывая и лаская его в полудреме. Море отдыхало, набираясь сил, чтобы потом, летом, принять в свои объятья, баюкать и лелеять малышей, возвращать силы взрослым, беречь стариков и инвалидов, старательно напитывая всех своей живительной силой, одаривая здоровьем и счастьем.

"А в чем же ещё счастье? - часто думало море. - Конечно, в здоровье и в самой жизни - в жизни, которая всегда, несмотря ни на что, побеждает смерть".
И в этом море видело смысл своей собственной жизни: беречь любую и каждую жизнь, презирая смерть. Море уважало тех, кто даёт и сохраняет жизнь, и смертельно ненавидело всех, кто несёт смерть живущим.

Февраль. До курортного сезона ещё далеко, торопиться некуда. Море отдыхало и расслаблялось, и также спокойны и неторопливы были люди, живущие на берегу: украинцы и русские, татары и греки, белорусы, армяне, караимы, крымчаки, евреи - разные люди жили здесь, в Евпатории, и все - мирные и дружелюбные, как само море.

Там, далеко, в Киеве, стоял и гремел Майдан, здесь молились за восставших, уверенные в скорой их победе и благостном присоединении Украины к Евросоюзу.
- Уже скоро будем жить, как в Европе, по закону! - мечтали люди.
- Там воров в тюрьму сажают, а здесь аксеновцы всех рэкетом обложили! - говорили многие. - Бандиты правят бал! Ну, ничего, Янукович евроассоциацию подпишет, и всех воров посадят!
- Сразу санатории отремонтируют! Отдыхающих ещё больше будет! Крым наш - курорт! Не хуже Турции или Италии станем!

- Точно! От Янука одни только поборы! Деньги с Украины тянет и в Москву отправляет - а на развитие Крыма ничего не остаётся! - возмущались все.

- Думаете, подпишет?! - сомневался кто-то.
- А куда он денется?!
- И как это он не подпишет?! Ведь обещал! Его за одно это президентом-то и выбрали! Первым пунктом в предвыборной программе была евроассоциация!

- Верно! Если бы не было, его никогда не выбрали бы! Я бы за него не голосовала! И никто бы не голосовал!
- Да! Конечно! Невозможно уже так жить, под бандитами-ворами! Сколько можно терпеть!
- Подпишет! Конечно, подпишет! Обещал же! Перед всем миром, перед всей Украиной обещал!

- А не пiдпише - пiд зад колiном його! Що? Хiба у Украiни iнших хлопцiв немае? Iншого оберемо! (укр.) - предлагал рослый мужчина.

- Как жрать за счёт народа да обещать - то вiн горазд! А как свои обещания выполнять - в кусты?! - угрожающе ревел другой. - Не выйдет! Нас за дурнiв держать?! Вечно за нос водить?! Не вийде! (укр.)

- Не шумите! Заспокойтеся вже, будь ласка! - успокаивали женщины разошедшихся мужчин. - Все подпишет! Или переизберем, если свои обещания выполнять откажется! Переизберем спокiино, да и все! Чего горячиться-то?!

Большая часть людей говорила по-русски, кто-то - по-украински или по-крымско-татарски, кому как удобнее, но все давно уже прекрасно понимали друг друга, часто заимствуя и используя слова из языка соседей.

- Конечно, должен подписать! Правильно, что стоит Майдан! Не уступает! Молодцы!
- А я так и не сомневаюсь. Не может президент страны отказаться от своих собственных слов - не по-человечески это было бы! Не по-мужски!

Были, конечно, и сомневающиеся.
- Думаете, хорошо в Европе?! Да они же нас как рабов использовать будут! - волновался кто-то.
- Ладно тебе, страшилками пугать! Литва присоединилась, и никаких рабов там нет! - отвечали ему. - А в Польше как живут!
- Поезжай лучше в Европу, сам посмотри: рэкета, гоблинцев там нет, дороги ровные, а больницы какие! А старики какие ухоженные! Разве у нас такие?!
- И студентам у них льготы на проезд везде! Даже в самолетах! А студенты - это же будущее страны!

- Может, ты хочешь жить не как в Европе, а как в Краснодарском крае?! - смеялся кто-то. - В самом деле?!
И все улыбались этой шутке, ведь бывали там и не раз: вот он, Краснодарский край, прямо за Керченской переправой, и все прекрасно знали, что Краснодар держит первое место в России по алкоголизму из-за безработицы, нищенских зарплат и коррупции.

- Обязательно должен был встать Майдан! - говорил компетентный мужчина. - Янукович людям работать не дал! С прошлого января ввёл такие налоги на малый и средний бизнес, что все частные предприятия закрылись. Весь малый бизнес уничтожил! А это — хлопцы молодые! Энергичные, умные, волевые! Им зарабатывать, детей кормить, а он вынудил их своё дело закрыть. Год промучились случайными заработками, сбережения проели - вот и вышли осенью на Майдан за евроассоциацию! Чтобы и законы для бизнеса, и налоги - все, как в Европе! - говорил мужчина, и нечего было ему возразить.
Всех удивляла глупая и преступная политика Януковича и его неумение понять собственный народ.

В Евпатории собирали по городу старые покрышки и везли на Майдан, передавали туда продукты для восставших, а молодежь, отпросившись с работы, отправлялась в Киев стоять за правду там, на месте. Все помогали, кто чем может, и, в душе сочувствуя Майдану, продолжали работать, воспитывать детей - жить своей обычной повседневной жизнью. "Русское единство" пыталось набирать антимайдановцев для отправки в Киев, в Марьинский парк, для противостояния Майдану, обещали по 100 - 200 гривен в сутки и бесплатную кормёжку, но желающих почти не было.

Анне теперь часто звонила Лариса Петровна, с которой она как-то случайно познакомилась на набережной. Бывшая киевлянка, Лариса Петровна рассказывала о событиях на Майдане, узнав новости по телефону из первых рук от знакомых из Киева, восхищалась, гордилась: стойко переносят восставшие лютые морозы, а учителя из школы, в которой она раньше работала, возят каждый день по очереди горячий борщ на Майдан, подменяя друг друга на уроках.
Об этом же рассказывали и украинские СМИ, а вот по российским каналам о протестующих почему-то всегда говорили резко негативно и называли их не иначе, как радикалами. Такая некомпетентность изумляла Анну: "Если не разобрались, зачем по телевизору глупости говорить?! Люди же в России слушают и могут поверить!" - возмущалась она.
Вместе со своим братом-инвалидом Анна, как и большинство жителей Крыма, тяжело переживала жестокое избиение силовиками безоружных студентов в ту послевильнюсскую ночь в ноябре в Киеве, с которой , собственно, и начался Майдан, гибель Нигояна - первого погибшего на Майдане от пуль силовиков, смерть белоруса Жизневского, приехавшего в Киев из Беларуси поддержать европатриотов, похищение Вербицкого и Луценко. Вся Украина тогда ждала сообщений о похищенных неизвестными прямо из киевской больницы. И когда тело львовского учёного-геофизика Вербицкого было найдено в лесу со следами ужасных пыток, стало понятно, что противники Майдана - просто какие-то садисты.
Переживала и Лариса Петровна. Она звонила и очень эмоционально восклицала:
- Что творят враги народа в моей Украине?! Прямо сердце разрывается! Такие хлопцы гибнут! Сергей Нигоян - двадцать лет, совсем молодой! А как он стихи Шевченко на Майдане читал, вы слышали, Анечка?
- Да, конечно, слышала! Вся Украина слышала! Потрясающие стихи!
- "Борiтеся i поборете, вам бог помогае!" (укр.) - цитировала Лариса Петровна по-украински. - "За вас правда, за вас слава i воля святая!"
- А как "Беркут" над Гаврилюком издевался! На морозе до гола раздели из-за его казацкого чуба! Избили безоружного! "Доблестная" милиция, называется! «Защитники» народа! Президент - вор, и милиция - садисты! - негодовала Анна.
- Вы правы, Аннечка! Вы совершенно правы!

По украинскому телевидению выступил известный и любимый в Украине композитор Слава Вакарчук, рассказал о Майдане, что стоят там обычные люди разных возрастов: есть женщины в дорогих шубах, студенты, рабочие, пожилые крестьяне, приехавшие из сел - какие же это радикалы?!

Но по Москве по-прежнему продолжали всячески ругать протестующих и призывали Януковича к силовым действиям против украинского народа. Чего только ни говорили?! Позорили его, унижали, как могли: и тряпкой называли, и что позволяет вытирать о себя ноги, и что он - не мужчина! Открыто, не стесняясь призывали танками давить мирных людей.
- Кто допустил их к эфиру? - не понимала Анна. - Призывы к кровавым расправам! Разжигание ненависти и вражды! Это же уголовное преступление! Разве они не понимают, что позорят Россию этими своими призывами?! Что выступают в роли обычных провокаторов?! И вообще, какое дело Кремлю до событий в Украине?! Россия граничит с восемнадцатью странами! Так что же теперь, в жизнь каждой из этих стран Кремль будет вторгаться? Просто потому, что сосед?! Вон, другие же страны не вмешиваются, не лезут со своими советами! Ни Польша, ни Литва, ни Беларусь - никто не подстрекает к военным действиям против митингующих, никто, кроме России! Какой позор этим экстремистам из российских центральных СМИ!
- Поговорят и перестанут! Что ты их слушаешь?! Дураков на свете много, - успокаивал брат.

И все-таки Янукович не выдержал, поддался призывам Кремля и отдал силовикам приказ разогнать Майдан. Спецназ милиции - "беркутовцы" напали на протестующих, стали избивать их милицейскими дубинками, бросать в людей свето-шумовые гранаты почти в упор, обливать их водой из водометов.
- Что же это они творят?! - Анна была потрясена. - Зима ведь, сильный мороз! Двадцать градусов в Киеве! А они - водой на людей! В ледяные глыбы их превратить?! Как Карбышева?! Ведь это фашисты только так делали?! Янукович такое приказал?! Вместо того, чтобы просто выйти к людям и поговорить! Да, какой же он президент после этого?!

Майдановцы в ответ начали бросать в "беркутовцев" камни, булыжники - оружие пролетариата, «салюты» и "коктейли Молотова". Что еще могли противопоставить вооруженным спецназовцам простые люди с палками и самодельными деревянными щитами в руках? Силовики продолжали их атаковать, стреляя из травматики. Киевскому "Беркуту" помогал крымский "Беркут", который организованно отправляли из Симферополя и Севастополя на автобусах вместе с "титушками"- радикалами из "Русского Единства". Аксеновские радикалы сами несколько раз пытались устраивать в Киеве антимайдан, но ничего не выходило, и они быстро отступали под напором превосходящего числа европатриотов.

А потом расстреляли Майдан. Расстреляли подло - безоружных! И люди изумлялись, возмущались: за что? ведь мирные протесты! мирные!
"Совсем идиот - Янукович! - думала Анна. - Людей ни за что расстреливать! Ну, подписал бы эту евроассоциацию в конце концов, раз все люди так его просят! Или ушёл бы в отставку! Неужели без президентства не проживет? Другие - живут! Но людей вот так просто убивать?! Ни за что! А ты их рожал? Ты их растил? Своего сына отправляй на смерть - только своего! Да и то.... и его жизнью ты не можешь распоряжаться, даже жизнью собственного ребенка! А тут - чужие жизни, студенты, женщины, дети... Мирный протест!" Это не укладывалось в голове!

На следующий день расстрелы и избиения протестующих продолжались, но люди продолжали стоять. "Их не одолеть силой! - думала Анна. - Людей не сломить, если они вышли на протест. Долго терпели, молчали. Но раз вышли - их уже не сломить! Теперь они добьются своего... ценою жертв... многих жертв, может быть, но добьются. Не остановятся.
Народ всегда действует, как единый организм. Если он выступил против власти, значит, власть его предала. И значит, он сбросит эту власть, хочет она этого или нет. Сбросит и выберет новую, и ее сбросит, если она не справится, и опять выберет. Народ - это не отдельные особи, это всегда - единое целое. Власть может думать, что она сильна оружием, но это - ее иллюзия. Оружие держат руки народа, силовики - это тоже народ. Народ всегда цельный и монолитный. Он способен долго терпеть и даже оправдывать свою власть, ведь любой народ миролюбив! Но если власть заставила людей ненавидеть себя, если умудрилась довести свой народ до протестов - ей конец! Самые изворотливые побегут первыми. Но есть ли место на земле, где они могли бы спрятаться? И спасёт ли их побег, если они посмели расстреливать невиновных?!"

Количество убитых на Майдане уже приближалось к ста, более пятисот - ранены, среди силовиков убитых - шестнадцать человек. Естественно, они же вооружены и атакуют безоружных! Многие активисты были похищены, некоторых потом находили убитыми со следами пыток. Выжившие сообщали, что их мучили неизвестные люди в масках, говорившие по-русски мягко, без акцента, и что у всех спрашивали одно и то же: кто финансирует Майдан?
"То есть, получается, - думала Анна, - что какие-то злые силы категорически против ассоциации Украины с ЕС, и они пытаются найти руководителей протестов на Майдане, чтобы воздействовать на них. Но руководителей-то нет! Народ вышел сам, безо всякого руководства, стихийно, просто потому, что не может больше терпеть беззаконие!"

2

Их привезли в микроавтобусе в Киев, в самый центр. Денису, Артему и ещё двоим велели быстро переодеться, выдали форму и спецсредства, остальных куда-то увели. Это была форма украинского "Беркута". Предупредили: без крайней необходимости в разговоры с местными не вступать - акцент выдаёт, нельзя, чтобы кто-то узнал, что из России.
- Мы так сильно отличаемся от местных? - удивился Денис. - Мы ведь такие же русские!
- Нет, сильно отличаетесь.

Потом стояли вместе с "Беркутом", стояли и стояли почти на одном месте. Сдерживали митингующих, не допускали их к администрации президента. Силовики с минуты на минуту ждали приказа наступать. Приказа все не было.

(Продолжение следует)
Прикрепления: 4328031.jpg(36Kb)
 
СфинксДата: Четверг, 14.09.2017, 23:51 | Сообщение # 2
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1040
Статус: Offline
3

На подступах к Киеву на всех дорогах - посты милиции с секретным приказом Януковича: не пропускать в столицу мужчин, едущих группами на поддержку Майдану со всех концов Украины с шинами и с самодельными средствами защиты.

В это время на одном участке Майдана под действиями силовиков, много дней пытающихся выдавить протестующих, оттеснить их, силы протестующих иссякали. Эта группа уже значительно поредела: выбывали, раненые гранатами и дубинками силовиков, отравленные слезоточивым газом, но оставшиеся продолжали отчаянно сопротивляться, а подкрепления не было. И тут вдруг, в самом конце улицы началось какое-то движение.
- Окружают! Оточують! (укр.) - шелестом пронеслось среди митингующих.
Застыли. Спереди - "беркуты"плотной стеной, сзади быстро приближались сильные крепкие мужчины - и как много! Антимайдановцы? Провокаторы?
У протестующих похолодело внутри. Страха не было, только отчаяние - неужели, протест не удался? И это - конец протеста?! Но все равно, решили стоять до конца.
И тут, когда расстояние уже значительно сократилось, бежавший первым высокий крепкий пожилой мужчина вдруг упал на колени:
- Хлопцi Пробачте нас! - на чистом украинском языке закричал он. - Ми зi Львова! Пробачте, що так довго iхали! Всюди кордони ментовськi! Зупиняють! Ось i припiзнилися! (укр.)
- Вставай, батько! Дай тобi, боже! - кинулся к мужчине совсем юный парнишка-майдановец. - Це ж допомога! Хлопцi!! Реальна допомога! Зараз ми точно переможемо! (укр.)
Это добралась, наконец, в Киев, через все препоны януковичевской милиции большая группа европатриотов из Львова и львовской области. Их останавливали ДАИ на всех блокпостах по дороге в Киев, задерживали под надуманными предлогами. На окраине Киева они бросили свои автобусы и дальше добирались пешком и на попутках. Многие киевляне в те дни
по личной инициативе на своих автомобилях бесплатно подвозили в центр Киева жителей Украины, которые самостоятельно и неорганизованно прибывали из разных городов и сел страны для поддержки Майдана.

4

"Беркутовцы" удерживали позицию долго. Плечом к плечу, в полной амуниции, в современных кевларовых бронежилетах и шлемах, надёжно защищенные алюминиевыми щитами. А на той стороне, Денис хорошо видел это, какие-то студенты неорганизованные, без оружия, с самодельными деревянными щитами в руках, и даже девчонки среди них.
Денис вглядывался в ряды протестующих, пытаясь отыскать тех радикалов, фашистов, с которыми, как говорил им по дороге подполковник Николай, им предстоит сражаться и "не посрамить русское оружие", но радикалов не было, только молодежь обычная, в мотоциклетных или строительных касках и, надо же, вышли против вооруженного спецназа! Но держались все они стойко, лица серьёзные, суровые. Если милиция начинала их теснить, дубинками работать, бросать светошумовые или слезоточивые гранаты, протестующие сразу отвечали булыжниками и "коктейлями Молотова", в основном же стояли практически на одном месте. Требовали, чтобы Янукович вышел говорить с народом и подписал закон о евроассоциации, чтобы отдали под суд тех, кто в ноябре расстрелял студентов. Денис видел на той стороне желто-синие флаги, синие флаги с золотыми звёздами и плакаты: "Украiна - це Европа!"
- Че за флаг? - мотнул он головой на желто-синий флаг, обращаясь к ближайшему "беркутовцу". - Радикалов?
Синий с золотыми звёздами - это флаг ЕС, его Денис узнал, флаг ЕС по телевизору показывали.
- Це ж - прапор Украiны, жовто-блакитний. (укр.)
Силовик быстро окинул взглядом точно такую же, как у него самого, форму Дениса и Артема и подозрительно спросил:
- А ви звiдки, хлопцi? (укр.)
И увидев, что они не поняли вопроса, повторил по-русски:
- Откуда приехали?
- Где были, там нас нет! - усмехнулся Артем и весело подмигнул силовику. - Поможем братскому народу победить фашистов! Вместе мы - сила!
Силовик окаменел лицом и отвернулся.
- Блин. Они что, тут все по-украински говорят, даже менты? - удивился Денис.
- Так здесь же - Украина, - пожал плечами Артем.

Вдруг неожиданно силовикам пришёл приказ отступить. Зачем? Хорошая позиция, можно было бы ещё долго успешно удерживать. Пришлось подчиниться приказу. Отступили. На освободившееся, такое выигрышное место, естественно, сразу бросились студенты, и почти тут же загремели выстрелы. "Это уже не травматика," - понял Денис.
Студенты начали падать - с удивленными, не понимающими лицами: за что? мы же ничего плохого не сделали? просто стояли!

Не успел Денис удивиться, как вдруг рядом с ним упал от пули "беркутовец", за ним - ещё один. У второго пуля пробила бронежилет, прошла на вылет. "Это какое же оружие у снайпера должно быть?! - пронеслось в голове. - Чтобы бронежилет насквозь пробить! С(....)*, отстреливает, как в тире!"
Раненых стали оттаскивать в сторону. Третий раненый упал прямо на Дениса, захрипел и затих ещё до того, как Денис успел вытащить его из зоны обстрела снайпера. "Вот урод! Ублюдок! - подумал о снайпере и, охватив взглядом атакованные снайпером позиции, понял, откуда стреляют.

Почти сразу за атакой снайпера и "Беркут" открыл огонь по протестующим: получили, наконец, приказ. Люди на той стороне стали падать уже просто все подряд, закрывались фанерными щитами, наивные. Денис, оттаскивая раненого "беркутовца" видел, как падают в протестных рядах: вот упал пожилой мужчина, и бегущий парень вернулся, нелепо закрываясь своим деревянным щитом, пытался подхватить пожилого, кричал: "Не стреляйте! Здесь раненый!' и тут же сам упал рядом. Вот упала на землю девушка с красным крестом на рукаве. "А её зачем?" - успел подумать Денис, но сам с раненым "беркутовцем" уже оказался в стороне, и ничего больше теперь не мог видеть, только недоумение осталось в душе от всего произошедшего - огромное, давящее недоумение и ненависть к стреляющим снайперам.

Бой затих, как по команде - видно, дали "отбой", и силовики остановились, начали перестраиваться, а на той стороне, сначала осторожно, потом смелее побежали люди к упавшим, поднимать, уносить, пытаться помочь тем, кто ещё жив...

- Ну, в бою побывали! Теперь я за вас спокоен, - весело произнес подполковник Николай, неожиданно появившись у них за спиной.
Денис посмотрел серьезно-внимательно ему в лицо и задумался надолго.

Вскоре Денису, Артему и ещё нескольким приказали переодеться в гражданку, сдать форму и снаряжение и садиться в автобус.
- Поедете в Крым! - объяснил задачу подполковник. - Здесь теперь и без вас справятся, а там вы очень нужны - русским помочь. До Симферополя - в автобусе с "титушками", дальше на обычной маршрутке до Евпатории, санаторий "С............, адрес: ул. , от автовокзала Евпатории маршрутки номер....., ", там бронь для вас. Спросите майора Сергея. Вон там автобусы стоят! - указал он в сторону автобусов, стоящих за ближайшим зданием. - В первых трёх автобусах - руководители группы, крымский (Симферопольский) и севастопольский "Беркут", а в четвёртом и пятом - "титушки". Они из разных городов, не все друг друга знают, так что сядете среди них. Вот денежное довольствие на дорогу - местные деньги - гривни, - подполковник протянул деньги. - И ещё, с местными не общаться! Без необходимости в разговоры не вступать, - опять напомнил он. - Все понятно?
- Так точно.
- Товарищ подполковник, разрешите обратиться.
- Обращайтесь.
- Кто такие "титушки"?
Офицер удивлено посмотрел на Дениса: ну, да.... ведь только что прибыли в Украину, откуда же им знать?

- "Титушками" здесь провокаторов называют, наемников для силовых акций, - пояснил он. - По фамилии одного их организатора Вадика Титушко. За деньги потасовки устраивают. Могут женщин безоружных избить - обычные подонки, - заключил подполковник. - Но мы их используем, - он помолчал, - в своих целях.
- А как нам их различать? - уточнил Денис.
- Кого - их?
- Ну, тех "титушек", что за Майдан, и тех, кто против? Наших, антимайдановских "титушек", как отличить?
- Нет! - засмеялся майор. - "Титушки" - всегда наши. Европатриоты - они все идейные, б(...)*, за идею стоят! В Европу сбежать захотели! Всей страной, б(..)*! Да кто ж их отпустит?!! Под Кремлем будут, как миленькие! А "титушки" - в спортивных костюмах обычно, но могут и в джинсах, и куртках быть, и в камуфляже, в масках.
Денис посмотрел на свою одежду: джинсы и куртку, на спортивные костюмы Артема и остальных.
- Так что с ними и поедете. Вот маски, - протянул подполковник.
______________________________
(...)* - ненормативная лексика. Админ.

(продолжение следует)
 
СфинксДата: Суббота, 16.09.2017, 04:43 | Сообщение # 3
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1040
Статус: Offline
В автобусе стояла суета. Все старались быстрее занять места, силовик в милицейской форме покрикивал, торопил. Со всех сторон слышалась матерщина. Наконец, поехали.
За окном - Киев. Денис был здесь впервые, смотрел с интересом, любовался: вот это город! Могучий, величавый. И такой чистый, сияющий!
Люди спешили по своим делам, мамы прогуливались с колясками, детвора шла из школы, и, если бы не расстрелы в центре, не ужас и кровь в последние два дня, могло бы показаться, что в стране вообще все спокойно и мир.
- "В бою побывали", - повторил Денис фразу подполковника. - Они это здесь боем называют - стрелять в мирных протестующих.
- Прям, мирных! - не согласился Артем. - Камни вон, «коктейли Молотова»!
- Так, а что им, с голыми руками - под гранаты? Хоть и светошумовые, а если прямо под ноги жахнет?! И дубинки, опять же. Сами вон в бронниках, в шлемах, со щитами.
- Ты чего?! Они же шестнадцать ментов попалили! Огнестрелы!
- Неизвестно ещё, кто их попалил. И кто первым стрелять начал, - хмуро заметил Денис.
- Ну, да, вообще-то...
Оба, одновременно вспомнив увиденное, переглянулись.
- Ясно, кто. - пожал плечами Артем. - Те, кому потасовка эта выгодна была.
- Ну, да. Именно. Кому она выгодна была, - повторил Денис и замолчал, хмурый.

Загрузились в автобусы и двинулись. Крымский "Беркут" после боев в Киеве лихорадочно, спешно возвращался в Крым, хотя противостояние в Киеве ещё не закончилось. Более всего это было похоже на бегство - организованное бегство по чьей-то команде. Но вокруг Киева уже возникли стихийные блок-посты европатриотов: искали убийц, расстрелявших Майдан, улики, оружие, проверяли каждую машину.
Проскочить крымчане успели только до Мироновки. Здесь на блок-посту пришлось остановиться. Сначала испугались сильно, потом поняли, что патриотов меньше и сразу атаковали. Выскочили из машин и дружно, прямо радостно набросились на гражданских. Видно было, что те - не подготовленные. Совсем. Да и оружие - палки. Избили их жестко. Обыскали, забрали деньги, мобильники, ценные вещи, всех уложили в кювет, действовали профессионально и слаженно.
В "титушках" этих все удивляло Дениса: и страх при подъезде к блокпосту, и эта вот звериная жестокость, совершенно ничем не оправданная: ну, остановились бы, да и дальше поехали. Притащили зачем-то трёх местных, бросили в автобус. Один стонал, теряя сознание. Денис увидел у него кровь на джинсах - ножом пырнули. Сказал:
- Надо бы перевязать.
Но услышал в ответ матерную брань, дескать, сдохнет и чёрт с ним. Выбросим из автобуса, да и все.

Дальше братва ехала радостно: хвастались друг другу добычей - отнятыми у украинцев деньгами и мобильниками, горланили пьяными голосами песни, пили водку из горлышка из бутылок, которые прихватили в магазинчике по дороге. Денис заметил, что, сидящие перед ними "титушки" подсыпают себе в водку какой-то порошок. Раненый не подавал признаков жизни, видимо, опять потерял сознание.
Денис притворился, что спит, чтобы не удивлялись, почему не пьёт. Выпивку он никогда не любил, в семье его не пили. Но вот автобус остановился - ехавшие впереди автобусы встали. Их окружили гражданские парни, в руках - деревянные палки.
- Долго едете! Мы вас уже часа три ждём! Вылезайте!
- А чего там, впереди? - спросили из автобуса.
- Разбираются.
- Виходьте! (укр.), - уже более настойчиво.
- Не-а... не... будем ждать: команды не было!
Двери открывать не стали, вглядывались через окна:
- Мать честная! Блин! Сколько их!
- Ничего, "Беркут" нам поможет, - вопили в автобусе. - У "беркутов" - оружие! Винтовки, «калаши»! Живо эту шваль местную разгонят!
От этих слов немного успокоились, приутихли.

Через некоторое время от впереди стоящих автобусов отделился один "беркутовец", подошёл к их автобусу, деловито сообщил:
- В общем так: мы свою амуницию им отдали, и они нас отпустили. Уезжаем в Симферополь.
- А как же мы? Мы - как же? - заорали из автобуса перепуганные "титушки".
"Беркутовец" пожал плечами:
- Теперь каждый за себя.
Повернулся, и пошёл прочь. Не жалко ему было этих подонков, ничуть не жалко. Видел, как они на Майдане битами с гвоздями избивали безоружных и даже девчонок! За 250 гривен в день! "Может, это и политика, - думал он, - я - не политик. Но пускай хоть раз получат, что заслужили! Убить, конечно, никого не убьют, старшой договорился, но трохи поучат их - только на пользу, - подумал удовлетворенно. - Я - мент, порядок охраняю, по приказу действую, а они все - мрази недобитые, помощники бандитов!"

В автобусе увидели, что на этот раз европатриотов намного больше, испугались, начали визжать, орать, заклинили дверь, чтобы снаружи ее нельзя было открыть.
- Они же нас сейчас расстреляют! Сожгут! Им "беркутня" свое оружие отдала! - визжала братва.
Денис смотрел на все это с удивлением. С улицы опять послышалось:
- Виходьте! Швидше! Здати зброю! (укр.)
- Де нашi хлопцi ? Вiддайте заручникiв! (укр.)
И тут же кто-то по-русски:
- Сдавайте оружие! Быстрее! Выпустите заложников!

Услышав требование, один из "титушек" пнул ногой заложника:
- Из-за этой падали всех нас порешат! И (...)* было их брать?!
- (...)*?! Старшой позвонил, приказал! - заорал на него кто-то из автобуса. - Заткнись!
Раненый очнулся от удара и застонал.

На предложение выйти из автобуса "титушки" стали бросать из окон светошумовые гранаты в майдановцев, стараясь попасть в кого-нибудь. Вот граната разорвалась прямо возле одного из парней. Европатриоты, до этого спокойно стоявшие вокруг автобуса, разозлились, начали бить окна автобуса битами и кричать, требуя выйти и вернуть заложников. Разбивали окна, двери, вытаскивали "титушек" наружу, обыскивали и разоружали. Те, кто вел себя агрессивно, получали тычки. Досталось и тем "титушкам", у кого нашли окровавленные ножи и окровавленные биты. Позабирали оружие: ножи, дубинки, кастеты, деревянные биты, утыканные гвоздями, всех переписали.

Вывели заложников, раненого осторожно вынесли и стали вызывать по мобильному скорую:
- "Швидка допомога"! (укр.) услышал Денис. "Допога" - наверное, "помощь", - догадался он. - "Швидкий" - это "быстрый", что ли?" Он слышал, как, вытаскивая "титушек" из автобуса, кричали: «Рухайтеся швидше!» «Швидше!», наверное, "быстрее".
Им с Артемом пришлось подчиниться и тоже выйти из автобуса. Всем сказали встать на корточки и собирать с дороги побитое стекло и мусор, руками собирать и выбрасывать в придорожную канаву.
- А куда нам стекло собирать? - заорал кто-то из "титушек".
- Да, хоть в карманы! - услышал в ответ. - Живо убрали за собой, твари, чтобы мусора на дороге не было! Как другим машинам по вашему стеклу ездить?!

На милицейской машине подъехал начальник, вылез, заорал на парней:
- Вы что творите? Что вы здесь устроили?
- Ми заручникiв звiльняли! - стали ему объяснять. - У них ножi в кровi наших хлопцiв! Ось ножi ! Подивiться! (укр.)
- Они наших братьев на Майдане резали!

- Всех освободить! Немедленно! - распорядился милиционер.
- Вони наших побратимiв на Майданi вбивали! (укр.)
- Ми знайшли закривавленi щити чотирнадцятоi сотни Майдану. Це - докази! (укр.) - стали показывать ему отобранное у "титушек" оружие.
- А автобус зачем сожгли?!
- Так вiн порожнiй був! Щоб бильш не приезжали зi зброею к нам из Крыма! (укр.)
- Пустой автобус сожгли? Ладно. Всех переписали? Это - хорошо!- Начальник местной милиции взял списки. - Всех до одного отправить в Крым! Нах... они тут нужны!
- Як ми iх в вiдправимо? Вони по полях розбiглися! (укр.)
- Собрать! Найти в полях! Всех! Живо! Отвезти на вокзал! Купить всем билеты! На свои деньги! Это же провокация была! Они специально вас провоцировали, чтобы показать по телеку по Москве, що здесь, в Украине, е радикалы! Всех до одного в поезд посадить и отправить в Крым, нах..!
- Ясно. Добре. Знайдемо. Посадимо (укр.), - согласились хлопцы.

"Титушки" стояли на корточках, в полуприсядь, руки за голову.
Подошёл европатриот сказал, чтобы пообещали, что не будут больше сюда приезжать с оружием, и тогда их отпустят.
- Вот ты, вроде, адекватный! Давай, скажи на камеру!
- Что?
- Да, что хочешь говори! Будете ещё сюда к нам, в Киев, с битами приезжать? Скажи!
Парень с трудом понял, что их действительно отпускают без всякого наказания за содеянное, встал и, запинаясь, произнес:
- Мы никогда больше... не будем... сюда... приезжать с оружием... в Киев из Симферополя. Обещаю.

Всех организованно доставили на вокзал, купили им билеты. В зале вокзала перед посадкой в поезд предложили спеть гимн Украины. Понурые, присмиревшие, "титушки" угрюмо пели: "Що не умерла в Украине ни слава, ни воля..." (укр.) Слова гимна, как оказалось, они хорошо знали. Денис и Артем тоже пытались подпевать, стараясь попасть в такт.
В Симферополь доехали без приключений и, уже автобусом - в Евпаторию. В санатории "......." в Евпатории неожиданно встретили россиян.
- Откуда?
- Тольятти, а вы?
- Подмосковье.
- Тамбов.

Майор Сергей в холле смотрел телевизор:
- Доехали? В Корсуне в погром попали?
- Да, какой там погром?! Так, попинали маленько, - ответил Артем, - вспомнив куда более кровавые потасовки по вечерам и на танцах в родном Тамбове. - Особо борзые сразу по башке получили. Кто не ерепенился, того не трогали.
- Обыскали, оружие: ножи, биты, мачете - забрали. Мусор с дороги убрать заставили. Кричали: "Ганьба!" - вспоминал Денис.
- Они наши автобусы сожгли?
- Так точно, товарищ майор. Сожгли один, пустой. За заложников мстили.
- Понятно. Будете пока здесь службу проходить. Надо русским помочь. Вам задачу уже объяснили?
- Так точно, товарищ майор.
- Располагайтесь.
- Есть.
- Так точно.

Вечером в холле санатория смотрели телевизор, российский канал. Показали Украину, эпизод про корсунь-шевченковские события. Диктор эмоционально рассказывал, что "ехавших из Киева мирных и безоружных крымских антимайдановцев", которые "просто приезжали в Киев из Крыма выразить своё отношение к Майдану", якобы, "избили националисты-радикалы" и даже "заставили есть стекло". Артем, развалившись в кресле и потягивая пиво из банки, громко заржал:
- Во, дает Москва! Во, придумали! Стекло нас есть заставляли!! - гоготал Артем.

А Денису противно стало. Он отвернулся, встал и вышел на балкон. Несколько зданий по сторонам их корпуса и море - очень тёмное, почти чёрное, оно виднелось впереди, совсем рядом. Балкон оказался низко, над самой землёй. Денис спрыгнул вниз и двинулся к морю.
Огромное чёрное пространство, уходящее куда-то вперёд и в стороны, вдалеке сливалось с таким же тёмным небом. Море было недвижным. Застыло. И молчало. Что было в этом молчании? Гнев? Отчаяние? А может, досада?
Море было чужим... Для него, выросшего среди лесов и рек, все здесь было чужим: и эта странная, давящая тишина моря, и его неохватная громада, и сегодняшняя бесконечная крымская татарская степь, по которой ехали сюда, когда пусто во все стороны до самого горизонта и непонятно: где ты? что ты? зачем ты здесь? И есть ли вообще на земле ещё люди или ты один остался в этом вот автобусе посреди пустой, как ему казалось, широко раскинувшейся, непонятной этой вот степи?.. И не привычно огромное небо над головой, над всей степью.
А потом - Евпатория и - море. О котором он давно мечтал, и которое видел раньше только на картинках: на репродукциях с картин Айвазовского - грохочущим, пенным, сильным, в слепящих сполохах молний или ярко-бирюзовым, солнечным и манящим на различных рекламных фото, а здесь, в жизни, оно было иным. Начиналось вдруг, прямо возле корпуса санатория, у самых его ног и застыло молча, не двигаясь, почти не дыша.
Земля здесь - прибрежный песок, и плавно, очень плавно этот песок подходит к морю и уходит вниз, под него, сливаясь. Вот оно, море - тёмное, огромное, непостижимое. Денис смотрел на него - оно молчало, еле слышно, чуть заметно шевеля волнами. Или это оно смотрело на Дениса, пристально вглядываясь в него: зачем ты здесь? для чего? что принёс ты, лично ты, на древнюю землю Крыма?

________________________________________________
(...)* - ненормативная лексика. Админ.
 
СфинксДата: Суббота, 16.09.2017, 04:45 | Сообщение # 4
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1040
Статус: Offline
5

Накормив брата и переделав домашние дела, Анна включала телевизор - посмотреть новости. В Киеве продолжались народные протесты против воровской власти Януковича. Избивать людей силовикам помогали"титушки"- молодые мужчины в спортивных костюмах, вооруженные битами и дубинками, с полосатыми черно-желтыми ленточками на рукавах. Анна не знала, что означает цвет полосок, но заметила, что люди с такими ленточками всегда нападают первыми и жестоко избивают безоружных майдановцев.
Начался штурм баррикад бронетехникой. БТР врезался в баррикаду, в ответ полетели камни, салюты и "коктейли Молотова".
В центре Киева уже сотни убитых и раненых. Передавали, что в больницах и поликлиниках милиция угрожает врачам оружием и заставляет их сообщать о пострадавших демонстрантах, и что по приказу Януковича служба безопасности ворует раненых из больниц и везёт на допросы, и пострадавшие на Майдане боятся обращаться в больницы, идут к знакомым за медицинской помощью. Михайловский монастырь опять, как в ноябре, после той "кровавой субботы", спасал пострадавших.
В это время на зимних олимпийских играх в Сочи украинские лыжницы отказались участвовать в Олимпиаде в знак протеста против действий Януковича, приказавшего расстреливать Майдан.
- Смотри, Янукович, получается, нарушил главный принцип Олимпийских игр: "Мир во время игр!", когда отдал приказ силовикам стрелять в протестующих, - заметила Анна.
- Вор, - ответил брат. - Вору плевать на олимпийские принципы.
- Да, вор, и принципы у него воровские, - она согласно кивнула.

Подчиняясь указу Януковича, министр МВД Украины Захарченко приказал выдать силовикам боевое оружие и применять его против собравшегося народа. Бойцы "Беркута", не скрываясь, стреляли теперь по протестующим из автоматов и боевых винтовок, и уже не говорили, как раньше, что у них "только травматическое оружие". Количество убитых и раненых резко возросло. Силовики стреляли даже в девушек-медсестер с красным крестом на одежде! Люди падали, кричали, и эту бойню фиксировали и показывали все мировые СМИ.
- Ничего не возможно скрыть в двадцать первом веке! - заметила Анна. - Значит, скоро все войны закончатся! Не станут люди мириться с таким злом!

И действительно, в Раде депутаты один за другим начали сразу резко выступать, осуждая насилие и заявляли о выходе из януковичевской «Партии регионов». В мэриях городов Украины люди срывали со стен портреты Януковича, бросали на пол, разбивали, а работники правоохранительных органов переходили на сторону протестующих - расстрелы потрясли всех.
И тут же по всем каналам - срочное сообщение из Верховной Рады: Рада приняла постановление, осуждающее применение насилия, приведшее к человеческим жертвам и потребовала остановить кровопролитие и отменить силовую операцию!

- Наконец-то, волевое решение! Слава богу, парламент - с народом! - обрадовалась Анна. - Долгое, многомесячное противостояние закончилось!!!

Янукович оказался в одиночестве. Каждый день все больше силовиков переходило на сторону народа. Заместитель командира "Альфы", получив приказ стрелять в протестующих, тут же увел свой отряд на сторону Майдана.
Закарпатская милиция тоже перешла на сторону народа, а начальник Василий Варцаба публично заявил: "Я, Варцаба Василий Николаевич, перехожу на сторону народа". Такое же заявление сделал и начальник закарпатского "Беркута" прямо на площади перед зданием госадминистрации в Ужгороде. «Как жаль, что по Москве этого не показали, - думала Анна. - Россияне не узнают, что и силовики, и администрация в городах - все поддержали народ, а не власть Януковича».

По приказу силовики покидали центр Киева и возвращались к местам постоянной дислокации.
В Киеве опять заработало метро - все станции, даже центральные, закрытые во время протестов.

Из других новостей сообщалось, что ночью кто-то пытался поджечь Симферопольский офис общественного движения "Евромайдан - Крым", и что Владимир Константинов, спикер Верховной Рады Крыма, сделал в Москве неожиданное заявление - предложил денонсировать договор Верховного Совета СССР о передаче Крыма из РСФСР в состав УССР.
- Странное предложение! - удивилась Анна. - Отменять давным-давно подписанный договор! Интересно, а его кто-нибудь уполномочил делать такие заявления? Или это только его личное мнение? Эдак, каждый примется ездить по разным странам и все прошлые государственные договоры отменять! А право у него на это есть?! Ведь хаос начнётся! И вообще, почему он в Москву полетел? Он же сейчас в Симферополе должен быть!
- Что ты из-за глупых слов всяких придурков так переживаешь, - пожал плечами брат. - Константинов - всего лишь спикер, глава Крыма - Анатолий Могилев.

Лидер Меджлиса Рефат Чубаров возмутился заявлением Константинова: "Подобное заявление, тем более от чиновника, находящегося на государственной службе - это государственная измена!"- заявил он.
- А ведь верно - измена! - заметила Анна. - Чубаров точно сказал!
- Да, все нормально будет, - не сомневался брат.

А в шесть вечера премьер-министр Крыма Анатолий Могилёв официально заявил: "Крым - это неотъемлемая часть Украины. Это исторический факт, который существует вне зависимости от чьего-либо желания или нежелания, - Анна слушала слова главы крымского правительства и постепенно успокаивалась.

По Украине рассказали о происшествиях в Мироновке и под Корсунь-Шевченковским, об инциденте при освобождении заложников, взятых в плен крымскими "титушками". Показали, как у крымских антимайдановцев забирают окровавленные ножи, мачете, щиты четырнадцатой сотни майдана с их, известной всем в Украине, эмблемой - буквой "V"( "Вiльни люди"). И щиты эти - тоже окровавленные! Показали видео, как разгневанные найденными уликами, европатриоты сжигают пустой автобус крымчан с призывами не приезжать больше в Киев "зi зброею" (укр.: "с оружием"), а приезжать мирно. И как крымские "титушки"просят у них прощение и перед посадкой в поезд на вокзале хором поют гимн Украины.
- Не удались "Беркуту" и "титушкам" провокации в Киеве, так решили в Мироновке отыграться?! - покачала головой Анна.

По России тоже сообщили про корсунь-шевченковские события, но назвали их "погромами", видео с места событий показали выборочно, короткими отрывками: горящий автобус, интервью очевидца. Анна видела уже это интервью по Украине и сразу отметила: обрезано.
"Они там что, время экономят? Но ведь совсем другой смысл получился!"
Не понятно было, почему не разобравшись в событии, начали что-то нелепое кричать про националистов и про "Правый сектор". А где красно-черные флаги "правого сектора"? Флагов там не было! И красно-чёрных повязок на рукавах тоже не было. То есть, "Правого сектора" там не было вообще! Получается, что для российских телевизионщиков - лишь бы повод найти покричать про "фашистов" и "радикалов", а правда - не правда - они выяснять не собираются?! Это было досадно: по Москве так часто не верно отражали события! И Анна переключила опять на украинский канал. "Эдак, скоро украинский язык учить придётся, чтобы правдивые новости узнавать", - подумала. В украинском очень многие слова были ей не понятны, и приходилось смотреть их перевод в словаре.

В Киеве теперь происходило множество событий, однако московские телеканалы упорно возвращались к корсуньскому столкновению, "приукрашивая" историю какими-то несуществующими ужасами о, якобы, "десятках убитых и раненых", о «расстрелянных крымчанах», многократно повторяя слова "украинские националисты" и изо всех сил стараясь придать этим словам негативный оттенок. Московские тележурналисты явно не знали, что слово "националист" в украинском языке означает "патриот, отстаивающий независимость своей родины на её территории" и совершенно не имеет того негативного значения, которое слово "националист" имеет в русском языке - человек, ненавидящий другие национальности. Очевидно было, что журналисты российского телевидения вообще не имеют представления о том, о чем говорят. Они так часто перевирали события, что в результате только возбуждали ненависть между украинцами и русскими. Это было досадно.

Вернувшийся из Киева крымский "Беркут" встречали в Симферополе и Севастополе. Новостной канал Крыма "15 минут" комментировал встречу в Симферополе словами "радостная встреча героев на родной земле", однако в кадре хмурые "беркутовцы" не поднимали глаз, видно, стыдно им было за то, что творили на Майдане, вот и шли молча. Одна женщина средних лет долго, не останавливаясь, хлопала и хлопала в ладоши, как по заданию, и лицо у неё при этом тоже было злое и хмурое. А вокруг и вдалеке - ни одного гражданского, только "титушки", радикалы. Из их рядов несколько раз выкрикнули: "Слава "Беркуту!" Но даже на эти крики никто из бойцов не улыбнулся и не поднял головы. Опозорили Крым!

В Севастополе "Беркут" встречали три десятка пожилых женщин и мужчин, несколько молодых девушек и парни в камуфляжной форме. Вдруг одна пенсионерка неожиданно схватила микрофон и запела:"Москва - третий Рим!", громко повторяя это несколько раз. У неё тут же отобрали микрофон, и её нелепые выкрики прекратились.
Здесь "беркутовцы" выходили из автобусов в чёрных масках. Им дарили гвоздики, обнимали. Потом встречающие запели: "Севастополь - город русских моряков!"
- А, так их встречают семьи российских военных, вот в чем дело! - догадалась Анна.
Все в Крыму знали, что в Севастополе по договору с Украиной находится двадцатипятитысячная группировка моряков Черноморского флота России, здесь живут и их семьи. Но из всех жителей трехсоттысячного Севастополя встречать возвращение "беркутовцев" пришли всего лишь несколько десятков семей российских военнослужащих.

На следующий день Верховная Рада Украины отстранила министра МВД за "превышение полномочий и противоправные указания силовым структурам". Сразу было снято оцепление с центральных кварталов Киева, здания Парламента и Администрации президента.

Верховная Рада Украины почти единогласно проголосовала за возвращение к конституции 2004 года, и теперь парламент страны, то есть сама Рада получила право назначать всех министров: и премьер-министра, и министра обороны, министра иностранных дел и председателя СБУ. После этого первым делом сняли министра МВД.
- А, не надо было преступные приказы отдавать - стрелять из боевого оружия по невооруженным людям! По народу! - говорила Анна о наказании злодея.
Сама - дочь военнослужащего, Анна, воспитанная с детства в военных городках на идеях защиты мирного населения от любой агрессии, была потрясена тем, что министр МВД отдал приказ стрелять по простым людям.
- Конечно, нет ему оправдания! - гневно говорила она брату. - Ему государство оружие доверило для защиты народа от бандитов, а он взял и народ расстрелял! Милиционер, называется! Как обычный бандит! Только бандиты по невооруженным людям стреляют.

Милиция Львова и Волыни перешла на сторону народа.
В разных городах Украины проходили стихийные митинги о признании народом новой киевской власти. Такой митинг состоялся и в Севастополе, где митингующие отчетливо заявили: "Большинство жителей Севастополя против диктаторского режима Януковича и против насилия", "Бандиты должны уйти с государственных должностей!" К сожалению, по московским новостям об этом митинге не сказали ни слова. Вообще, Анна заметила, что российские СМИ охотно показывают любые, даже самые малочисленные протесты против Майдана, но совершено не показывают тех, кто в Украине поддерживает майданное движение. Ей, конечно, не приходило в голову, что это могло делаться осознанно, и она объясняла такое однобокое освещение событий некомпетентностью журналистов российских сми.

6

На следующее утро их сразу организованно повезли в Симферополь. Дениса, Артема, других российских военных, проживавших в этом санатории, переодетых в штатское, погрузили в автобусы и привезли прямо к зданию Верховной Рады Крыма. Подъехали. Здесь уже собралось множество людей с украинскими флагами, с флагами Евросоюза и с плакатами: "Крым - это Украина!"
На выходе из автобуса всем раздали российские триколоры и отпечатанные в типографии одинаковые плакаты: «Крым - Россия - навсегда» и черно-желтые георгиевские ленточки - повязать на левое предплечье. "Чтобы своих от чужих отличать," - деловито пояснил майор Сергей и показал, где встать: прямо напротив митингующих, рядом с реденькой группкой людей, держащих российский флаг.
Митингующие - люди с украинскими флагами и транспарантом: "Евромайдан - Крым", в основном интеллигенты, спокойные, опрятно одетые - несколько пожилых и среднего возраста и много молодёжи. Денис с Артемом переглянулись - девушки здесь улыбающиеся, нарядные, с веночками и желто-синими лентами в волосах. В руках у них - самодельные плакаты с рисунками солнышка, цветов и сердечек и надписями: "Крым - це Украiна! ( по-украински), "Крым - это Украина!" (по-русски), и еще: "Наша родина - Украина!" и "Крым и Украина - вместе!" Плакаты все были разного размера, явно самодельные, не профессиональные, написанные и разрисованные от руки разноцветными фломастерами разными людьми, очень искренние и жизнерадостные.

Вскоре к этим пожилым интеллигентам, к нарядным девушкам в веночках, к спокойным опрятно-одетым юношам подошли "титушки", помятые, с нетрезвыми лицами, и начали агрессивно выкрикивать оскорбления, кричать и толкаться, стараясь спровоцировать людей на драку, оттолкнуть их в сторону и вытолкнуть с места проведения митинга. Все нападающие грязно матерились. Митингующие, не обращая на них внимания, продолжали выступать, говорили о неделимости Украины, но радикалы старались заглушить их выступления громкими криками и не давали говорить.

Денис слышал слова пожилого человека на чистом русском языке:
- Послушайте, что они говорят! - указывал человек на "титушек". - Разве это люди?! Посмотрите на их лица! У них на лице ничего человеческого нет. Что они кричат?! Мы говорим: "Мы хотим мира!", а они кричат: "Давайте войну!" Они же - бешеные. Нельзя называть пятнадцать - двадцать миллионов украинцев террористами! Вот они, эти сумасшедшие, которые хотят развязать здесь, в Крыму, войну.
- Мы - за мир! Мы - за единую Украину! - поддержали его многие голоса европатриотов.
"Титушки" напирали сильнее, размахивая битами. Милиция не вмешивалась, молча наблюдая, стоя в стороне. На слова одного из выступающих: "Не забороняйте нацию" (укр.), пожилой мент процедил сквозь зубы: "Украинской нации не было никогда!"
- Как это, не было? - опешил Денис, удивляясь дремучести здешнего мента.
Сам он с детства знал о существовании украинской нации: бабушка часто пела "Червону руту". Слов он не понимал, и бабушка объясняла: «Это - украинская песня, на украинском языке». Что значит "не забороняйте", Денис не понял, и это слово вопросом осталось в его памяти.

- Мы же видели вчера, видели, как "беркутовец" бежит: сначала стреляет в баррикаду, потом поворачивается и стреляет... по мальчикам стреляет, это - провокация! - говорил митингующий. - Мы что, не понимаем, что это - провокация?! Мы - за мир против войны! Мы не хотим войны на территории Украины! Не хотим раздробленной Украины! Мы - за сильную единую Украину!

- Сто - двести пророссийски настроенных человек, специально привезенных в автобусах в Киев из Крыма, говорят, что они представляют весь Крым! - возмущались митингующие. - В Крыму - более двух миллионов жителей! И большинство здесь - за неделимую Украину! Война здесь никому не нужна!

- Не будь "титушкой"! - укоризненно выговаривал человек с длинными волосами радикалу с черно-желтой лентой на рукаве.
- Вы - бандерлоги! - орал в ответ пьяный радикал с бордово-красным лицом. - Все вы - бандерлоги!

Не удалось радикалам оттолкнуть митингующих и устроить драку. Евромайдановцы стояли спокойно, не реагировали на их оскорбительные выкрики и провокации. Тогда по команде майора Сергея радикалы напали на митингующих и начали избивать их. Денис и Артем оказались в ряду тех, кто должен был теснить европатриотов, стараясь выгнать их с площади.
Митингующие не отступали и громко запели гимн Украины, стали кричать: "Слава Украине!", "Героям слава!" А Денис вспомнил вдруг поразительно похожую на эти события сцену из кинофильма про войну, когда гитлеровцы избивают советских людей, а те не сдаются, смело стоят и поют. Сейчас он видел здесь тоже самое, только в роли тех, кто пытался разогнать поющих крымчан, оказался он сам и другие люди с российскими триколорами. Неожиданно и странно.

В стороне радикалы с желто-черными лентами на рукавах избивали безоружного, повалив его на землю, ногами и битами. Денис рванулся было остановить, но майор Сергей не позволил:
- Сами разберутся! Вон там помоги ребятам! - переключил он его внимание в другую сторону. = Тесните, тесните их с площади!
И Денис подчинился приказу старшего по званию.

Многие крымчане снимали происходящее на мобильники, на видео, чтобы выложить в сети, поделиться, показать, что в Симферополе пьяные радикалы избивают крымчан за то, что они поют гимн Украины, а милиция не вмешивается. Демонстративное бездействие милиции возмущало всех, и люди негодующе кричали милиционерам:
- Почему стоите в стороне?! Остановите же этот беспредел!

(продолжение следует)
 
СфинксДата: Воскресенье, 17.09.2017, 16:45 | Сообщение # 5
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1040
Статус: Offline
7

В Крыму молились за погибших на майдане. В Севастополе и в Симферополе прошли митинги против войны в Украине. Их широко освещали украинские СМИ. Везде лозунги и на русском, и на украинском языках: «Не забороняйте нацiю», «Крым - это Украина!», «Украина - мы с тобой!»
Однако, переключив на Москву, Анна увидела, что, к сожалению, по кремлевским СМИ эти митинги вообще не показывают, а сосредоточили все внимание телезрителей на вбросе о, якобы, "восьми убитых под Корсунь-шевченковским", ничего совершенно не упомянув об опровержении, которое уже на следующий день, официально сделали украинские правоохранительные органы, заявив, что "убитых не было, ни одного"! Обвинения о, якобы, «убитых в Корсуне крымчанах», оказались полностью голословными, ни одной фамилии пострадавших никто назвать не смог!
"Кому и зачем привиделись трупы крымских антимайдановцев?"- пытались выяснить в своих репортажах украинские журналисты. Но по России ничего об этом не сообщалось, очевидно, никому из российских журналистов это интересно не было!

- Ну, почему ни сказать про опровержение?! Почему правду людям не сказать?! - негодовала Анна. - Ведь люди же в России переживают! Думают, что и правда, крымчан в Корсуне убили, и что, значит, в Украине вдруг появились "фашисты"! А никаких фашистов здесь нет! И не было! Ведь люди же им верят - нашим, российским СМИ!

Тут же и Жириновский подхватил, словно только этого и ждал, закричал: "Мы введем войска для защиты русских Крыма!" Звук был настолько резким, неожиданным и громким, что брат попросил недовольно:
- Сделай, потише!
- Да, конечно, - поспешила Анна уменьшить громкость. - Жириновский - как всегда! Помнишь, как он кричал при отделении Латвии?!
- Что всех латышей в землю закопает.
- На границе! Всех зароет! Потому что русские, кричал он, не хотят учить латышский язык, а латыши их заставляют. А в Латвии тогда, наоборот, многие родители жаловались, что мало латышского в школах! И что дети из-за этого при поступлении в вузы не смогут на равных конкурировать с детьми из латышско-говорящих семей! Помню, в нашей школе родители даже писали директору, просили увеличить количество уроков с преподаванием на латышском языке, особенно в старших классах. А Жириновский, у него - все наоборот!
- Да, кто его слушает?! Не переживай! - отозвался брат.

В двенадцати автобусах вернулись домой в Винницу бойцы винницкого "Беркута", внутренних войск и спецподразделения "Ягуар". Именно винницкие «ягуаровцы» издевались в январе над майдановцем Гаврилюком, заставив его раздеться на морозе при минус 20°, избивали безоружного и снимали издевательства на видео. Это потрясло тогда всю Украину, и сейчас их встретили коридором позора и криками: "Вбивцi" (укр.: "Убийцы!"). И каждый из них теперь на коленях, перед свечами, зажженными в память о погибших на Майдане, просил у народа прощение.

Командующий ВДВ Украины и начальник "Альфы" заявили, что служат народу, конституции и закону, а не политикам, и в политическом конфликте участвовать не будут, и что их подчиненных не было на Майдане 20 февраля. Минобороны также заявили, что армия остаётся верной народу. Охрана зданий правительственного квартала сразу была отозвана из центра.

И тут Янукович сбежал, неожиданно и подло. Сбежал, как только была снята охрана. Он не сделал самого простого - не подписал того, что обещал, не вышел к народу - поговорить, обсудить ситуацию, он отдал приказ стрелять по протестующим, а потом предпочел просто сбежать и вообще не руководить страной. Это был его выбор. Ну, что ж, значит, и без него обойдутся, раз он сам отказался быть президентом.
По телевизору в прямом эфире транслировали записи с видеокамер, как поздно ночью из резиденции Януковича в Межигорье выносят ящики и грузят в вертолёты, как взлетают эти вертолёты - Янукович вывозил награбленное, спасал свое барахло, открыв всем своё истинное лицо, а вся страна молча смотрела на этот позор - бегство президента Украины. Никто не стал ему мешать, никто не остановил.

И тут же ночью Путин созвал срочное совещание Совета Безопасности России.
- К чему это? А он тут при чем? - удивилась Анна. - Другая же страна! Вон, ни Литва, ни Беларусь, ни Польша совбезы не проводят! Только Путин! Какое ему дело до Украины?! Наш Кремль - в каждой бочке затычка! - подытожила с досадой.
8

Их каждый день теперь куда-нибудь возили: то - в Севастополь, то - в Симферополь, в Феодосию. Подвозили всегда прямо к началу митингов евромайдановцев. Везде надо было стоять, изображая толпу местных жителей, отталкивать митингующих, выдергивать у них из рук украинские флаги и самодельные плакаты и время от времени кричать: "Россия! Россия!" и "Крым - Россия - навсегда!"- в общем, ничего сложного. Кормили здесь, в Крыму, очень хорошо, даже пиво давали. Вечером — горячий душ, телевизор, никаких построений.
- Не служба - отдых! - улыбался Артем. - Кому скажи - не поверит! Повезло! И приехали не зря: надо же русским помочь!
А Денис на это пожимал плечами: ему здесь многое еще не понятно было.

Из других городов в Евпаторию возвращались всегда по чистым ровным дорогам, и везде, что безмерно удивляло Дениса, везде таблички: "Спасибо за чистые обочины!" Такого он раньше, до Крыма, нигде не встречал. Увидев в первый раз такую табличку, Денис кивнул Артему: а ведь обочины и правда чистые! Надо же. В России таких не увидишь.
В этих обращениях не было привычных для них, как в России, запретов: "Не бросать!", "Не сорить!", запретов в форме гневного одергивания и понукания, а была благодарность. Значит, здесь к человеку относились не так, как на их родине в России, здесь не предполагали, что человек - это глупое и ничтожное существо, которое надо постоянно ругать, понукать и запугивать. Здесь человека, наоборот, считали умным, хорошим, уважали и не ругали его, а благодарили за то хорошее, что он, наверняка, будет делать. Благодарили! Верили в людей! И это было самым сильным из всего, что произошло с ними в Крыму. "Да, здесь - не Россия! - думали они. - Здесь уже - настоящая Европа!"

И всегда евромайдановцы кричали: "Ганьба!", как тогда в Корсуне. Как-то Денис не выдержал и спросил:
- А это что значит - "ганьба"?
И услышал в ответ:
- Позор.
- Что, "позор"? - не понял Денис.
- "Ганьба" - это по-украински "позор".
- И всего-то?! - удивился Денис.
Ему-то слышалось что-то созвучное слову "борьба", и поэтому он воспринимал эти крики, как призывы к свержению существующей власти, как радикальные, антиправительственные крики, а оказалось, это просто критика действий правительства и ничего больше. Подумаешь! Да кто же не критикует свое правительство?! Обычная словесная критика - это ведь не криминал.

Следующим утром Дениса, Артема и остальных срочников подняли необычно рано и повезли мимо Симферополя и Феодосии - прямо в Керчь! Далеко! Привезли на местный стадион. Сюда уже подъезжали автобусы из других городов, из них бодро выпрыгивали гопники с трубами и битами в руках. Готовилось что-то серьезное. Раздали георгиевские ленточки - приколоть на грудь или привязать на руку выше локтя. Все подчинялись одному местному авторитету и по его команде двинулись на центральную площадь.
Здесь уже начался митинг памяти всех погибших - и европатриотов, и «беркутовцев». За небольшой переносной трибуной, покрашенной в желто-синие цвета - в цвета украинского флага, молодой парень говорил в микрофон:
- Мы сегодня хотим почтить память погибших в Киеве с обеих сторон противостояния. Один из погибших на Майдане - наш земляк, уроженец Керчи Сергей Кемский.
Заиграл гимн Украины. И в этот момент все началось. Неожиданно первой вдруг громко, перекрикивая музыку гимна, истерически закричала пожилая женщина:
- Смерть фашистам! Пошли вон!
Денис обернулся, чтобы увидеть фашистов, на борьбу с которыми их сюда прислали из России, но вокруг него везде были все те же гопники и "титушки", а возле трибуны спокойно стояли люди с украинскими флагами.

Истошные крики женщины подхватили стоящие вокруг неё радикалы. С дикими воплями они, как по команде, начали забрасывать выступающих сырыми яйцами, которые кто-то подвез специально для этой цели. Грязно матерясь и выкрикивая угрозы, радикалы рванулись к трибуне, оттолкнули выступающих, сломали микрофон, стали оттаскивать в сторону трибуну и усилительные колонки.
Громко, не сдаваясь, продолжал играть гимн Украины. А «титушки» кричали на тех, кто пришел почтить память павших:
- Вон из Крыма! Вы - фашисты! Вы не имеете права здесь находиться!

Разбили аппаратуру. Какой-то совсем пьяный гопник орал матом:
- (...)* с Крыма! Бендеры, (...)*!
Сильно качаясь, он сделал несколько нетвердых шагов, потом, оборачиваясь, увидел человека с российским флагом, радостно улыбнулся ему во весь рот, закричал: "Ура!", пытался шагнуть к нему навстречу и тут же упал, не удержавшись на ногах, прямо лицом в землю.

Рослые, сытые милиционеры стояли вокруг, как бы охраняя мероприятие, но в безобразие, устроенное гопниками, не вмешивались, и не отгоняли хулиганов.

Люди стали расходиться с несостоявшегося митинга. В это время несколько сотен хулиганов, бросив сломанное оборудование, с криками: "Бендеры, (...)*!" и "Бей, фашистов!" погнались за ними, напали на безоружных. Группы гопников догоняли активистов на соседних улицах, сбивали с ног и избивали ногами, палками и битами людей, уже лежащих на земле.
Денис вопросительного посмотрел на стражей порядка. Милиционеры стояли с безразличным видом. Они не были удивлены происходящим, значит, заранее знали о провокации гопников и получили приказ не реагировать. Денис был потрясен и обескуражен.

_______________________________
(...)* - ненормативная лексика. Админ.
 
СфинксДата: Среда, Вчера, 03:27 | Сообщение # 6
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1040
Статус: Offline
9

Сразу после бегства Януковича госохрана покинула Межигорье. С утра вход в резиденцию президента стал открытым для всех. Желающих оказались тысячи. Людей удивляло немыслимое обилие золота и роскоши - на украденные у народа деньги, при том, что народ в это время страдал от малых зарплат, плохого медицинского обслуживания и нищенских пенсий. Но более всего поразил людей "золотой батон" на столе у Януковича - батон в натуральную величину, сделанный из чистого золота. Явная бесполезность потрясла всех. "Это сколько же полуголодных старушек, стариков, детей-сирот можно было бы накормить досыта! Инвалидам помочь! А он, падлюка, "батон" из золота сделал! - слышались многие осуждающие голоса.
Возле Межигорья, в небольшом заливе нашли горы выброшенных в воду документов, ведомости с секретными доплатами силовикам, в частности, работникам ГАИ по триста - пятьсот долларов в месяц. Ведомости выловили из воды и разложили на берегу сушиться. А неподалёку в лесу обнаружили кострище и много пепла от сожженных документов. К сожалению, об этом ни слова не сказали по российским СМИ, наверное, опять посчитали это несущественным.
"Но ведь это же очень важно! Разве это - честный президент был, как о нем по Москве говорят?! Или все-таки бандит, заметавший при побеге следы своих преступлений?!" - возмущалась Анна.
Также не рассказали по Москве и о том, что в Киеве обнаружен центр по отмыванию денег "семьи" Януковича. Сюда много лет стекались откаты, дань, взятки. Вообще, все нелицеприятные факты о бывшем президенте Украины, как заметила Анна, московские журналисты старались обходить стороной. На стенах пустого теперь уже офиса красовались портреты Януковича и Сталина.
«А Сталин тут при чем? - изумилась Анна. - И какое отношение он имеет к Украине? Разве что этот, осужденный всеми тиран и убийца народов, был для Януковича кумиром? И именно туда, к сталинизму, хотел привести сбежавший президент свою страну в двадцать первом веке?!»
Из партии регионов продолжали выходить депутаты. Многие в Украине уже осознали преступность бывшей власти.
А вот в Севастополе произошел дикий инцидент: радикалы избили активиста Виктора Неганова. Днем, в центре города, на площади - за то, что Неганов спросил у чиновников из администрации, будут ли они ставить вопрос об отделении Севастополя от Украины. Ему не ответили. Бандиты сразу начали избивать его тут же в присутствии городских чиновников и милиции, били, пока он не потерял сознание. Милиция подошла тогда, когда Неганов, лежа на земле, перестал подавать признаки жизни. У избивавших были флаги РФ и георгиевские ленточки.
В Симферополе простились с погибшими в Киеве. Глава Крыма Анатолий Могилев выразил соболезнование семьям погибших - и евромайдановца, и "беркутовцев".
По Украине объявили, что не могут найти президента Януковича, что поздно ночью, тайком, ничего никому не объясняя, он вывез своё имущество и покинул Киев, и никто не знает, где он. В Верховной Раде удивились, конечно, бегству президента, но признали его "самоустранившимся" и вынуждены были проголосовать за его отставку. Тут же и спикер Верховной Рады при Януковиче Рыбак сам подал отставку. Приняв его добровольную отставку, депутаты вместо него большинством голосов выбрали спикером Турчинова. Все это спокойно и открыто, в рабочем режиме, освещали десятки журналистов различных телеканалов из разных стран мира, находящиеся в зале.
На следующий день депутаты Верховной Рады голосовали, выбирая того, кто будет временно замещать сбежавшего президента Януковича. После дебатов, большинством голосов, по закону, проголосовали за спикера Верховной Рады Турчинова. Значит, теперь Турчинов будет временно исполнять обязанности президента Украины.
Анна посмотрела в википедии: Турчинов - баптист (а они всегда за мир), так что он свой народ уж точно расстреливать не станет.
Позвонила Вера, знакомая. Голос радостный:
- Ты уже знаешь? Выбрали Турчинова, все хорошо!
- Да, слышала. Он вроде спокойный такой, серьёзный. Вот только что прочла, институт в Киеве создал, много лет руководил - образованный.
- Да уж, в тюрьме за групповое изнасилование не сидел, как Виктор Федорович!
- Ой! Точно! Как подумаю - ужас берет! Бандит, уголовник - президентом в Украине был и своих донецких, говорят, везде ставил.
- Да, сколько веревочке ни виться...
- Баптист… Баптисты, они - за мир. Им воевать нельзя. Ну, и слава богу! В Украине мир теперь будет! И евроассоциацию, наконец, подпишут, как люди просили. На море не собираешься?
- Да, что ты! Времени совсем нет, - заспешила Вера, прощаясь: - Внучку иду встречать! Уже пора выходить.
Так все и успокоилось. Все законно: пока Турчинов будет исполнять обязанности президента, а выборы нового президента назначены на май.
"Ну, да, к выборам же нужно всей стране подготовиться. Все уже хорошо в Киеве, - думала Анна. - Здорово, что и Крымский парламент сразу признал законность выбранного в Киеве правительства", - обрадовалась она, услышав по ТВ, что глава крымского парламента Анатолий Могилев выступил с заявлением в поддержку решений Верховной Рады в Киеве. В это же время депутаты Партии Регионов общим голосованием исключили Януковича из своих рядов, а многие их них все продолжали выходить из партии в знак протеста против расстрела мирных протестующих.
В Крыму в поддержку решений Верховной Рады Киева люди стали собираться в городах на митинги. Эти митинги европатриотов разгоняли "титушки" при молчаливом невмешательстве милиции, но разгоны митингов ничего не могли изменить. В Крыму, где все жители давно уже, за двадцать три года после распада СССР, все для себя решили и десять раз перерешили: кто хотел - уехал в Россию, кто не захотел жить в России - остался здесь, в Украине, в Крыму люди в большинстве своём следили за событиями по телевизору, сочувствовали, переживали, ждали, абсолютно уверенные в том, что судьба крымчан решается в Киеве вместе со всей Украиной.
10
Двадцать третьего февраля, в праздник их с утра повезли в Севастополь. Служащие здесь моряки Черноморского флота России праздновали День Защитника Отечества. Праздник совпал с воскресным днём, и людей на улицах и в центре города было довольно много.
Автобусы остановились рядом с площадью. Денис прочёл на табличке: "Площадь Нахимова". Майор Сергей одернул: не смотреть по сторонам, работать:
- Ты здесь на службе, блин, или глазеть на Крым приехал за государственный счёт?!
Сказал побыстрее выносить из автобуса флаги и транспаранты и раздавать местным. Это были флаги России и ещё почему-то флаги давно уже распавшегося СССР. На плакатах и транспарантах лозунги: "Крым - Россия!", "Не признаем киевскую власть!", "Нам с Киевом не по пути!"
На площади собралось несколько тысяч человек. Денис после событий в Киеве внимательно приглядывался ко всему, что происходит, пытаясь понять. Российских военных сразу видно было по выправке, да и по выражению лиц - суровых, с готовностью в любую минуту выполнить любой приказ. Это резко отличало их, профессиональных военных, от всех остальных мужчин , хоть они и пришли на митинг в гражданке.
Рядом группа мужчин, видимо, рабочих, обсуждала будущее своего предприятия: "Таврида - электрик". Один убеждал остальных, что, если проголосовать за отделение Севастополя от Украины, то зарплаты на предприятии увеличатся вдвое. Остальные мужчины возражали ему.
- Чалый обещал! - повторял он.
- Да, брось! Не верю! - отвечали ему.
- Чалый грозился уволить, если сюда не придем! Ну, пришли и что?!
- Раз с угроз начал - ничего хорошего не жди!
Из толпы время от времени раздавались отдельные выкрики: "Фашизм не пройдёт!" и "Киев Севастополю не указ!" "Титушки" - безошибочно определил Денис, взглянув на кричащих. Они крыли матом и Януковича, и местную власть, требуя раздать оружие для обороны города.
- Ничего себе! Оружие захотели! Грабить, что ли, собрались?
- "Для обороны", говорят, - пожал плечами Артем.
- Обороняться? От кого?
Он вспомнил лица парней в Киеве на той стороне Майдана и ещё лица евромайдановцев в Симферополе: интеллигентов профессорской внешности и девушек в веночках с цветами и разноцветными лентами. А потом память опять услужливо прокрутила ту сцену, и ту девушку с красным крестом на куртке, падающую от пули снайпера, с удивленным, изумленным лицом. И так мерзко сразу стало на душе, и праздник померк, а мир окрасился в тёмно-серый цвет, словно это он сам был виноват в том, что замертво упала та девушка. Но он-то знал, что не виноват, что он тут совсем ни при чем. Так отчего же тогда так гадко на душе? И какая-то отчаянная безысходность сразу наваливается на плечи… И горечь...
 
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА » ВТОРЖЕНИЕ В КРЫМ: ОКРУЖЕННЫЕ ТАНКАМИ (Татьяна ЖУРИДОВА)
Страница 1 из 11
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES