Вторник, 16.01.2018, 12:37

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 100«1234599100»
Форум » ПОДВИЖНИКИ ДУХА » Е. П. БЛАВАТСКАЯ » СФИНКС 19-ГО ВЕКА - УПАСИКА (Е.П. Блаватская - биография, письма, статьи, фото)
СФИНКС 19-ГО ВЕКА - УПАСИКА
ЮлияДата: Четверг, 22.11.2012, 12:47 | Сообщение # 21
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline
ОКОНЧАНИЕ ...............................

В состоянии ли теософия выполнить свои обещания? Ответом на это служит более чем 30-летнее существование Теософского общества. Такая проверка уже давно обнаружила бы ее несостоятельность; но союз теософов продолжает крепнуть и расти, несмотря на то, что он не имеет никаких внешних форм, никаких догматов, ничего - с обыденной точки зрения - завлекательного, даже не требует никаких обетов; невидимая духовная связь, соединяющая ее членов, оказывается настолько крепкой, что в состоянии связать в одну семью людей различных национальностей, говорящих на разных языках, принадлежащих к различным религиям и культурам. Другим ответом на тот же вопрос служит большая, блестящая теософская литература, имеющая своих талантливых представителей во всех странах мира, хотя прошло еще так немного времени с тех пор, как Е. П. Блаватская заложила фундамент этой литературы двумя своими трудами, написанными на английском языке: "Разоблаченная изида" (изд. в 1877 г.) и "Тайная Доктрина" (в 1888 году).

В чем же сила теософии? Приносит она новую религию или, как некоторые думали, вводит к нам в замаскированной форме буддизм?

Сила теософии в том, что она дает сокровенные учения древних, Мудрецов, знания которых обнимают весь цикл эволюции нашей расы до конца. Вот почему она в состоянии дать ответы на все запросы нашего современного сознания, вплоть до мучительных загадок жизни и смерти, которые стояли до сих пор неразрешенными перед человеческим сознанием. Я не могу вдаваться в изложение самих учений, но могу указать интересующимся на обширную теософскую литературу, которая разрабатывает со всех сторон отдельные положения древней Мудрости: дав себе труд и время, читатель имеет полную возможность проверить мои слова. Прибавлю лишь несколько слов для тех, которые - по недоразумению - могут подумать, что теософия зовет человечество назад, в его младенческое состояние.

Да, она зовет его назад, но только в том смысле, в каком каждый человек возвращается к тем высоким истинам, которые он в детстве воспринимал бессознательно, от которых в молодости отступал потому, что они были слишком глубоки для него, которые позднее пропускал через критическую оценку, а в зрелом возрасте принимал уже сознательно и добровольно. Каждый законченный эволюционный цикл обегает такой полный круг, и наше сознание близится к тому, чтобы обойти свой полный круг и, после огромного опыта, растянувшегося на многие тысячелетия, прошедшего через многие цивилизации, через восхождения и падения, расцвет и утомление, -- повернуть назад к исходной точке своего отправления и слиться с ней, но уже сознательно и добровольно.

В заключение, мне хотелось указать на те результаты миссии Е. П. Блаватской, которые успели уже обнаружиться.

За последние два десятилетия все интересующиеся Индией наблюдают различные признаки пробуждения среди коренного населения Индии и небывалое прежде стремление к объединению. Совершенно не причастные к теософии наблюдатели, стоящие на противоположном полюсе мысли, и те соглашаются, что в основе современного движения в Индии лежит недавно возникшая тенденция к религиозному объединению. В жизни Индии религия играла всегда первенствующую роль; множество сект и подразделений, на которые разбились шесть основных религиозных систем браманизма, и распадение буддизма на северный и южный отделы поддерживали дух разъединения и в среде индусов.

Поворот к единству и толчок к внутреннему возрождению, о котором сейчас упомянуто, был дан впервые Е. П. Блаватской, ее обнародованием общего всем расколовшимся религиозным верованиям единого эзотерического начала и ее энергичной пропагандой - совместно с Генри Олькоттом - религиозного объединения Индии.
Покойный президент Теософского общества был выдающийся организатор; он чрезвычайно удачно работал среди индусов в пользу названного объединения, создал много школ, где обучение велось в том же духе, собрал множество драгоценных манускриптов, которые благодарные индусы не переставали приносить в дар теософской библиотеке, и неутомимо популяризировал красоту и высокий идеализм древних религиозных учений Индии.

Подъем религиозного сознания, который был вызван этим непривычным для индусов любовным вниманием к их духовным сокровищам, продолжается и до сих пор, а за последние годы возрождение древнеиндусской самобытности приняло очень широкие размеры благодаря неутомимой деятельности настоящего президента Теософского общества г-жи Безант; ее стремления направлены к тому, чтобы положить в основу воспитания индусского юношества лучшие заветы древней Индии, и с этой целью она создала несколько колледжей, в которых индусские юноши знакомятся с неисчерпаемыми богатствами древнеарийской религиозной мысли.

Возрождение древнего Востока и пробудившийся на Западе интерес к его духовным сокровищам сыграет великую роль в ближайшем будущем и поможет человеческому сознанию подняться на высшую ступень.

Трудно даже представить себе все последствия, которые могут произойти от слияния широких объединяющих идей древнего Востока с точным анализом европейского Запада, его высокого научного развития с глубиной религиозного сознания древности.

Начало этого слияния совершается на наших глазах благодаря эзотерическим учениям, которые Е. П. Блаватская принесла западному миру, как дар от древнего Востока.

Учения эти, которые на современном языке вернее всего назвать религиозно-научным синтезом, приводят в гармонию все стороны человеческой жизни, согласуя материальные задачи человека с его духовными запросами.

А кто станет отрицать, что самая повелительная задача нашего времени, от верного решения которой зависит все будущее человечества, есть приведение в гармонию этических проблем с проблемами социальными, нравственного идеала человека с его жизненной практикой?

Вся сила теософии и состоит в том, что ее учения в состоянии разрешить эту задачу, не убивая земных интересов. Теософия должна стать впереди человеческий мысли потому, что она соединяет в себе всю полноту опыта современного Запада и древнего Востока, полный круг сознания арийских народов, как религиозного, так и научного, дающего в соединении - Мудрость.

Если спросят, почему именно Е. П. Блаватская была избрана для такой высокой миссии? Потому, что она одна из всех современников обладала соединением той тонкой психической организации, которая необходима для общения на высших ступенях сознания, и тех нравственных качеств, без которых великие духовные задачи не могут быть доведены до конца. Она обладала исключительной отзывчивостью на духовные влияния и в то же время могучей волей и необыкновенной силой терпения; пламенный энтузиазм и преданность идее, которой она служила, соединялись в ней с безграничным самоотвержением; вот что давало Елене Петровне Блаватской право на ее высокое полномочие и на глубокую благодарность всех, кто знал и понимал ее.


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Среда, 12.12.2012, 18:10 | Сообщение # 22
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline


Е.П. БЛАВАТСКАЯ

Общее происхождение всех людей


Из книги "Ключ к теософии" (1889)

Спрашивающий. Каким образом?

Теософ. Просто продемонстрировав логические, философские, метафизические и даже научные основания того, что: а) Происхождение у всех людей, как духовно, так и физически, одно и то же, что является фундаментальным положением теософии; б) Поскольку человечество по сути едино, и эта суть его одна – бесконечная, несотворенная и вечная, называем ли мы её Богом или Природой – ничто, таким образом, не может повлиять на одну нацию или одного человека, не повлияв на все другие нации и всех других людей. Это так же достоверно и очевидно, как то, что камень, брошенный в пруд, раньше или позже, приведет в движение каждую каплю воды в нем.

Спрашивающий. Но это же не учение Христа, а скорее, пантеистические взгляды.

Теософ. Вот в этом и ваша ошибка. Взгляды эти – чисто христианские, хотя и не иудейские, поэтому ваши библейские нации предпочитают их игнорировать.

Спрашивающий. Это огульное и несправедливое обвинение. Где ваши доказательства для подобных заявлений?

Теософ. Они у нас под рукой. Считается, что Христос сказал: «любите друг друга» и «любите врагов ваших», «ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?[12] И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так ли поступают и язычники?» Это слова Христа. Но в Книге Бытия (гл. 9, ст. 25) говорится: «Проклят Ханаан; раб рабов будет он у братьев своих». Но, тем не менее, библейские христиане предпочитают Моисеев закон Христову Закону Любви. Они опираются на Ветхий Завет, который потворствует всем их страстям, с его законом порабощения, захвата и тирании всех рас, которые они называют низшими. Какие преступления совершались силой этого дьявольского (если оно понято буквально) высказывания Книги Бытия, может поведать нам только история, хотя представление это будет и неполным.[13]

Спрашивающий. Я слышал, вы говорили, что тождество нашего физического происхождения доказано наукой, а духовного – Религией Мудрости. Но пока мы не находим, чтобы дарвинисты демонстрировали великую братскую любовь.

Теософ. Вот именно. Это и демонстрирует несостоятельность материалистических систем и доказывает, что мы, теософы, правы. Тождественность нашего физического происхождения не взывает к нашим высшим и более глубоким чувствам. Материя, лишённая души и духа, или своей божественной сущности, не может воззвать к человеческому сердцу. Но тождество души и духа, истинного бессмертного человека, как учит нас теософия, будучи раз доказанным и глубоко укоренившись в наших сердцах, поведет нас далеко по пути истинного милосердия, братства и доброй воли.

Спрашивающий. Но как теософия объясняет общее происхождение всех людей?

Теософ. Учением о том, что корень всей Природы, объектной и субъектной, и всё, что вообще существует во Вселенной, видимое или невидимое, было, есть и всегда будет навсегда одной абсолютной сущностью, из которой всё исходит и к которой всё возвращается. Это арийская философия, вполне представленная лишь в системах ведантистов и буддистов. С учётом первой нашей цели, долг всех теософов – любыми практически доступными путями, во всех странах, способствовать распространению несектантского образования.

Спрашивающий. Что же предписывают уставы вашего Общество своим членам кроме этого? Я имею в виду, на физическом плане.

Теософ. Чтобы пробудить среди народов братские чувства, мы должны способствовать международному обмену товарами и технологиями, помогая советами, предоставлением информации и взаимодействием со всеми заслуживающими внимания личностями и ассоциациями, однако, при условии, добавляет Устав, что «Общество или его члены за эти услуги не должны получать никакой прибыли и процентов». Возьмем практический пример. Организация Общества, отраженная Эдвардом Беллами в его великолепной книге «Оглядываясь назад», прекрасно представляет теософическую идею о том, каким должен быть первый большой шаг в направлении полной реализации идеи всеобщего братства. Состояние вещей, которое он рисует, далеко от совершенства из-за эгоизма, всё еще существующего и владеющего сердцами людей. Но, в основном, эгоизм и индивидуализм преодолевается чувством солидарности и всеобщего братства; и схема жизни, там описанная, способствует сведению причин, ведущих к возникновению и воспитанию эгоизма, к минимуму.

Спрашивающий. Тогда вы, как теософ, будете принимать участие в усилиях по воплощению этих идеалов?

Теософ. Конечно, и мы доказали это на деле. Разве вы не слышали о Национальных клубах и Партии, которые возникли в Америке со времени публикации книги Беллами? Их деятельность становится все более и более заметной и со временем будет ещё расти. Так вот, эти клубы и эта партия начали свою деятельность прежде всего под влиянием теософов. В Национальном Клубе Бостона, одном из первых, теософами являются президент и секретарь, и большинство его правления принадлежит к Теософическому Обществу. В Уставах всех этих клубов и партии, которую они образуют, влияние теософии и Общества очевидно, поскольку все они берут за основу первый и фундаментальный принцип – братство человечества – как тому учит теософия. В своей Декларации Принципов они провозглашают: – «Принцип братства человечества – одна из вечных истин, ведущих мировой прогресс по путям, отличающим человеческую природу от животной». Что может быть более теософичным, чем это? Но и этого недостаточно: что еще необходимо внушить человеку, так это мысль, что раз корень человечества един, то должна быть, также, единая истина, которая находит выражение во всех религиях, при всём их разнообразии – кроме иудейской, в которой вы не найдете её в выраженном виде даже в каббале.

Спрашивающий. Это относится к общему происхождению религий, и здесь вы может быть правы. Но как это применимо к практическому воплощению братства на физическом плане?

Теософ. Во-первых, то, что верно на метафизическом уровне, должно быть правдой и на физическом. Во-вторых, нет более благодатного источника раздоров и ненависти, чем религиозная рознь. Если та или иная партия считает себя единственной обладательницей абсолютной истины, то это лишь естественно, что она считает своего соседа находящимся полностью во власти Заблуждения или Дьявола. Но дайте людям однажды увидеть, что ни одна из них не обладает всей истиной, но что они взаимно дополняют друг друга; что полная истина может быть найдена только в совмещении всех взглядов, после того как всё ложное в них будет отсеяно – и тогда настоящее братство религий будет установлено. То же приложимо и в физическом мире.

Спрашивающий. Пожалуйста, поясните подробнее.

Теософ. Возьмем такой пример. Растение состоит из корня, стебля и множества побегов и листьев. Поскольку человечество, как целое, является стеблем, растущим из духовного корня, то стебель и составляет единство этого растения. Повредите стебель – и, очевидно, пострадает каждый побег и лист. Так же и с человечеством.

Спрашивающий. Да, но если вы пораните лист или побег, вы же не повредите всё растение.

Теософ. И поэтому вы думаете, что нанося вред одному человеку, вы не вредите всему человечеству? Но откуда вы это знаете? Известно ли вам, что даже материалистическая наука учит, что любое повреждение, нанесенное растению, как бы мало оно ни было, будет влиять на весь ход его будущего роста и развития? Следовательно, вы ошибаетесь, и аналогия совершенная. Если вы же упустили из виду, что порез на пальце может заставить страдать всё тело и вызвать ответную реакцию всей нервной системы, тем более я должна напомнить вам, что вполне могут быть другие, духовные законы, действующие на растения и животных, а также и на человечество, хотя, если вы не признаёте их действия на растениях и животных, вы можете отрицать их существование.

Спрашивающий. Какие законы вы имеете в виду?

Теософ. Мы называем их кармическими, но вы не сможете понять полный смысл этого термина, если не изучали оккультизма. Однако, моя аргументация была основана не на допущении, что эти законы существуют, а именно на аналогии с растением. Распространите эту идею, доведите её до всеобщего приложения, и скоро вы обнаружите, что в настоящей философии каждое физическое действие имеет свои нравственные последствия, которые остаются навсегда. Заставив человека страдать, нанеся ему телесное повреждение, вы можете думать, что эта боль и страдание никоим образом не распространятся на его ближних, и менее всего – на людей других наций. Мы же утверждаем, что в должное время это свершится. Потому, говорим мы, что если каждый не поймет и не примет за незыблемую истину то, что причиняя зло одному человеку, мы вредим не только себе, но в конечном счёте и всему человечеству, никакие братские чувства, проповедовавшиеся всеми великими реформаторами, и в первую очередь, Буддой и Иисусом, на Земле невозможны.
Прикрепления: 4078094.jpg(74Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Пятница, 21.12.2012, 14:52 | Сообщение # 23
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline

Фото. Е.П. Блаватская на пути из Нью-Йорка в Индию. Около 1878

Письмо Е.П. Блаватской к её тёте Н. Фадеевой

НЬЮ-ЙОРК, 19-[1877].

Друг души моей, Наденька,
Не удивляйтесь, что пишу Вам не на почтовой бумаге. Я делаю это, потому что с того самого дня, как я получила Ваше письмо, я чувствую, что мне просто необходимо очень серьезно с Вами поговорить. Я все время, все время об этом думаю, и вот, наконец, решила написать Вам всю правду, ничего не скрывая. Я открою Вам весь свой внутренний мир: свою душу, своё сердце, свой ум - и, будь что будет! Если Вы поймете меня - слава Богу, значит, судьба благоволит мне; если же нет, если Вы рассердитесь, это меня глубоко опечалит и обеспокоит.

В другом мире, в будущей жизни, в которой мы обязательно встретимся, всё прояснится, и мы узнаем, кто был прав, а кто - нет; но, между тем, поскольку мы обе искренни, повинуемся своей совести и никого из-за страха или трусости не обманываем, как бы мы ни ошибались в своих предположениях, мы все равно остаемся честными людьми. Если бы на Вашем месте была Госпожа Ган (Ghan) или этот глупый Романов, я бы не стала писать о подобных вещах. Но Вы ведь сами знаете, насколько Вы умны и насколько превосходите меня в эрудированности, ибо Ваши знания являются устойчивой эманацией Вашего собственного ума и понимания, а мои знания всего лишь наследство, доставшееся мне от других. Я есть не более чем отражение некоего неизвестного, яркого света. Не знаю как, но этот свет постепенно смешался с моим естеством, растворился во мне, по сути, пронзив меня насквозь; следовательно, все эти идеи проникли в мой ум, достигли самых потаенных глубин моей души, и я ничего не могу поделать; я остаюсь искренней, хотя, может быть, я и не права в остальном.

Столь пространное предисловие вызвано тем, что Вы и Ваш дядя, по доброте душевной и из родственных чувств, хотите получить 2 экземпляра моей книги. Первый ее том, "Против точных наук", несомненно, сильно заинтересует Вас. Но я испытываю опасения относительно второго тома - "Против теологии и за Религию". Я знаю, как искренни Вы в своей преданности Богу, как чиста и непорочна Ваша вера, и я лишь надеюсь, что Вы поймете, что мои книги написаны не против религии, не против Христа, а против трусливого лицемерия тех, кто убивал, сжигал людей на кострах во имя Всемогущего Сына Божьего, начав это делать практически сразу же после Его смерти на Кресте за все человечество целиком, особенно за грешников, за Падших, за язычников, за падших женщин и за тех, кто сошел с прямого пути - и все зверства совершались во Имя Его! Где Истина? Где ее можно найти? В трех крупнейших, т.н. "христианских" Церквях? - в Англии, Германии и других протестантских странах насчитывается 232 секты, в Америке - 176; каждая из них требует, чтобы ее уважали, и хочет, чтобы именно ее догмы признали истинными, а истинность других сект отвергли.

"Где истина - и что это такое?" - 1877 лет назад спрашивал Пилат у Христа. Где она? Я, бедная грешница, тоже задавала этот вопрос, и нигде не нашла ответа. Повсюду лишь обман, неправда, жестокость - печальное наследие Иудейской Библии, которое обременяет христиан, и из-за которого половина христианского мира буквально задушила даже учения самого Христа. Поймите: я не говорю о нашем русском православии. В моей книге о нём не упоминается. Я раз и навсегда отказалась от попыток анализировать его, ибо хочу сохранить хотя бы маленький уголок своей души, в который еще не проникло сомнение - чувство, которое я гоню от себя изо всех сил.

Подавляющее большинство православных искренно; их вера может быть слепа, невежественна, но она ведёт народные массы к добру. И хотя наши священники ("попы") часто пьяницы и воры, а иногда просто дураки - их вера всё же чиста и не может не вести к добру. Учитель признаёт это; Он говорит, что единственный народ мира, чья религия не является спекуляцией, это православные. Что же касается наших привилегированных классов, то пусть они катятся к черту. Они всегда и везде остаются все теми же лицемерами. Они не верят ни в Бога, ни в черта, их голова забита нигилистическими идеями и убежденностью в материальной природе всего сущего. Но дело, опять же, не в них, а во всемирных религиях. Какова, в конечном счете, суть любой религии? "Возлюби ближнего своего как самого себя, и Бога превыше всего".

Разве это не слова Иисуса? Оставил ли Он после Себя хоть одну догму, учил ли Он хотя бы одному из той тысячи догматов веры, которые были изобретены впоследствии Отцами - основателями церкви? Ни единому. На Кресте Он молился за Своих врагов, но после этого во Имя Иисуса Христа, так же как во имя Молоха, от 50 до 60 миллионов человек были сожжены на кострах. Иисус выступал против еврейской Субботы и нарочно принижал ее значение, а здесь, в свободной Америке, за нарушение Субботы (Суббота - день отдыха) налагаются штрафы, и можно даже - оказаться в тюрьме; и хотя они перенесли этот день на воскресенье (день Воскресения Христа), что это изменение означает? Сатурн (англ. "Saturday" от "Saturne - "Сатурн") заменили на Солнце (англ. "Sunday" - "воскресенье"; "sun" - "солнце"), Dies Solis, день Солнца и Юпитера.

В русском языке само слово "воскресенье", по крайней мере, напоминает людям о дне Воскресения Христа; у этих же язычников - протестантов и католиков - это всего лишь день Солнца ("Sunday"). Св. Павел ясно говорит, что каждый поступает по своему выбору: для одних это день удовольствия и радости, для других - что-то еще. Святой Юстиниан Мученик выступал против соблюдения Воскресного дня, потому что для язычников воскресенье - день поклонения Юпитеру; но, несмотря на все это, люди здесь попадают в тюрьму. Если мы верим в Новый Завет, то верить в Ветхий Завет невозможно. Иисус, Ветхий Завет и древние книги говорят совершенно о разном. Его Нагорная проповедь (см. Евангелие от Марка) содержит учение, диаметрально противоположное Десяти Заповедям, полученным Моисеем на горе Синай. В книгах Моисея встречаются высказывания вроде "Зуб за зуб", в противовес "Но я говорю вам"... - и тому подобные.

Не восстание ли это против древних традиций Синагоги? Все Церкви могут быть против меня, человечество может проклинать меня, но Бог, великий и незримый Бог видит, почему я восстаю против учения Церкви. Я никогда не поверю, что Христос, отличавшийся абсолютной чистотой личности, был сыном еврейского Иеговы, того злого, жестокого Иеговы, который специально пробуждает жестокость в сердце Фараона, чтобы затем поразить его за это; который искушает еврейский народ, сам же искушает его и, спрятавшись за облаками, бросает в людей камни как испанский разбойник; а затем материализуется в трещине на камне. Если бы Христос верил в Иегову, Его бы не распяли. Разве Он когда-нибудь, хоть один раз, произносил своё имя? Иегова не больше чем национальный бог евреев, и они никогда не признают, что он мог бы быть Богом кого угодно, только не "избранного народа". Иегова - это просто Бахус, и доказать это так же легко, как и то, что дважды два - четыре. Бахуса называли Саваоф и Эл, одним из его имен было также "Дионис", "ДиоНис", - "Бог Нисса", то есть горы Синай, ведь Египтяне называли гору Синай Нисиель. А что мы находим в Библии?
"И устроил Моисей жертвенник, и нарёк ему имя: Иегова Нисси". Мы обнаруживаем, что все имена Иеговы принадлежат языческим богам, все, включая и последнее. Соломон не имел о Иегове никакого представления, а Давид взял это имя от финикиян. Яго был одним из четырех богов Кабири - скрытых богов, принимавших участие во всех мистериях. Все их книги - суть апокрифы. Какое издание священной книги евреев является самым ранним из известных нам переводов? Септуагинта.

Этот перевод был сделан по приказу египетского фараона Птолемея семьюдесятью переводчиками; кто упоминает об этом? Только Иосиф [Josephus], который защищал евреев, как только мог, и который был великим лжецом. Почему же эта история о семидесяти переводчиках ни разу не упоминается ни в трудах греческих авторов, ни в каких-либо иных архивах или документах? Кто лучше греков и римлян мог рассказать о деяниях Птолемея?...

Геродот, наиболее точный и аккуратный из всех авторов, путешественник, историк, каждое слово, каждое указание которого сегодня подтверждено данными археологии, палеологии, философии и естествознания, родился в 484 году до Р.Х.; он путешествовал по Ассирии и Вавилонии при жизни Кира.
Путешествовал всего лишь через полстолетия после того, как пророк Даниил превратил Навуходоносора в быка; после семи лет, на протяжении которых царь мог разве что мычать; после того, как 42 тысячи евреев под предводительством Зоровавеля вернулись в Иерусалим из изгнания (538 г. до Р.Х.), чтобы построить храм; более того, Геродот прожил здесь несколько лет. И вот, этот выдающийся историк, который очень точно, зачастую с утомительными подробностями описывал правление Навуходоносора после завоевания им Иерусалима, написавший о Кире, Дарии и Артаксерксе, ни разу не упоминает ни об этом массовом переселении евреев, ни о пророках, ни о каких бы то ни было евреях вообще. В нескольких строчках он упоминает лишь о том, что населявшие Палестину сирийцы переняли у египтян традицию обрезания - и ни слова больше. Воз-можно ли это? Разве такое крупное событие, как превращение царя в быка верховным Магом (Даниилом), могло остаться незамеченным и не попасть в работы других историков хотя бы в виде легенды?

Если хронология Библии, установленная нашими учеными и богословами, верна, то как же можно примириться с тем, что пророк Иезекииль, который писал в 605 году до Р.Х., несколько раз говорит о Данииле как о древнем мудреце, когда Даниил к тому времени даже еще не родился?
Если в Иудее жил народ, которым правили Соломон, Давид, Саул, то почему до сих пор не найдено ни одной древней монеты с надписью на иврите, то есть иудейской монеты, хотя уже обнаружено несколько монет самаритян? Как могли евреи, ненавидевшие самаритян, согласиться использовать монеты своих врагов и не отчеканить своих собственных денег?

Археологи снова и снова находят монеты, пролежавшие в земле тысячи лет; открыты захоронения людей, живших еще до Моисея, и есть свидетельства, подтверждающие их существование. Но после еврейской нации не осталось ничего. Ни могил, ни монет - ничего. Можно подумать, что все следы ее существования просто испарились, исчезли как по волшебству. Остались только Священные Книги (Бога этих Священных Книг сами же евреи и убили), в которые человечество должно слепо верить. Однако от таких событий, как исход из Египта почти трех миллионов человек (кстати, за 150 лет до этого Иаков увел за собой лишь 70 человек, и если сопоставить эту цифру с тремя миллионами, то получится, что люди размножались быстрее сельди - все это легко подтверждается законами статистики!) обязательно остался бы какой-нибудь след, хотя бы в виде надписей на надгробных плитах и могилах или древних рукописей. Но никаких следов не найдено - мертвая тишина! Нигде ни намека, ни малейшего доказательства! Невероятно! А сами писания! - где исторические свидетельства, подтверждающие их существование еще за 200 или даже 150 лет до Р.Х.?

Древнееврейский язык, или тот язык, который мы обычно называем ив¬ритом, никогда на самом деле не существовал; это язык, не имеющий единого языка-предка и составленный из элементов греческого, арабского и халдейского происхождения. Мне удалось доказать это профессору Росону [Rawson] из Йельского университета. Возьмите любое слово древнееврейского языка, и я докажу, что оно происходит из арабского, греческого или халдейских языков. Иврит напоминает пестрый, составленный из разноцветных кусков костюм арлекина. Все библейские имена состоят из иностранных корней, их структура говорит сама за себя. Это арабско-эфиопский диалект с примесью халдейского языка; халдейский же язык уходит корнями в санскрит. Сегодня уже доказано, что Вавилония одно время была населена браминами и имела школу санскрита. Наши ассириологи признают, что жители древнего города Аккад (по данным Ролинсона) пришли туда, по всей вероятности, из Армении, научив Магов духовному языку, который представлял собой нечто вроде священного языка. Иными словами, это были те самые арийцы, с языком которых также связано и происхождение нашего славянского языка.
Прикрепления: 9639982.jpg(100Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Пятница, 21.12.2012, 14:52 | Сообщение # 24
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline
ОКОНЧАНИЕ ................................

В качестве примера (извините за отклонение от темы) хочу привести строчки из "Риг-Веды": "Dyaurvah pita prithvi mata somo bhrata-ditih svasa" и их перевод:
"Небо - ваш отец; земля - ваша мать; Сома - ваш брат; Адити - ваша сестра". Вот почему смешно требовать от людей поверить в то, что древнееврейские рукописи являются древними откровениями или Словом Божьим.

Бог никогда бы не написал и не продиктовал ничего такого, что дало бы повод созданным Им земле, человечеству, науке и так далее обвинить Его во лжи. Безоговорочно верить в еврейские Писания и, одновременно, в небесного отца Иисуса, - это абсурд; хуже того, это святотатство.

Если бы Отцу Неба и Земли, Отцу всей безграничной Вселенной, действительно пришлось что-то написать, Он бы ни за что не допустил, чтобы в Его книге содержались противоречия, нередко совершенно бессмысленные, дающие основание людям обвинять Его. Общество "исправления Библии" выявило в ней 64900 ошибок, и после того, как все они были исправлены, Библия все еще содержала столько же других противоречий. Все это было проделано иудейским Массорахом.

Да, самые образованные Раввины утратили секрет своих книг и не знают, как исправить их. Не секрет, что евреи из Тиберии постоянно вносили поправки в свою Библию, изменяя слова и цифры, то пользуясь советами Отцов-основателей Христианской Церкви, то обвиняя их во время каждой дискуссии в дурной склонности фальсифицировать содержание текстов и их хронологию, чтобы взять верх над своими оппонентами. В результате они только все запутали, поскольку самые древние из найденных рукописей Ветхого Завета датируются Х веком. Из них самым ранним считается "Бодлеанский Кодекс". Но кто может гарантировать его точность? В своем учебнике истории Тишендорф утверждал (и ему удалось убедить всю Европу поверить в это), что он нашел в Синае так называемый "Синайский Кодекс". Но, на самом деле, двое других исследователей (один из которых является членом нашего Теософского Общества), проживших в Палестине в районе горы Синай несколько лет, сегодня готовы доказать, что такой "Кодекс" никогда даже не существовал в библиотеке. На протяжении двух лет они проводили различные исследования; вместе с монахом, который жил в этой стране уже 60 лет и знал Тишендорфа, они посетили все укромные уголки этой земли. И этот монах клялся, что за многие годы он изучил каждую рукопись, каждую книгу и знает их все наперечет, однако он никогда не слышал об упомянутом выше Кодексе. Совершенно очевидно, что этого монаха заставят исчезнуть, а что касается Тишендорфа, то Русское правительство просто ввело его в заблуждение откровенной ложью. Из 260 рукописей Ветхого и Нового Заветов на древнееврейском, греческом и других языках вы не найдете и двух одинаковых. Разве это не удивительно?

Книги Моисея были утеряны, и на протяжении нескольких веков никто не мог их найти. Однако в 600 году до Р.Х. Иезекииль неожиданно находит их. Но вот храм Соломона разрушен, а его люди изгнаны из города... (4-я Царств., 23) и вновь все Книги Моисея исчезают. В 425 году до Р.Х. Ездра по памяти восстанавливает 40 книг за 40 дней (!); и вновь они теряются. В 150 году до Р.Х. Антиох Епифан сжигает их все, после чего они опять чудесным образом обнаруживаются. Все это не более чем легенда, не подкрепленная ни одним историческим фактом. И тут появляется знаменитый Массорах.

С помощью Массоритов имя Иегова меняется на Адонис, а затем на Адонай - с той же легкостью, используя свои хитрые уловки, они могли назвать своего бога не Адонай, а скажем, Иван Петрович. В то же самое время, их Каббала и Онкелос, самый знаменитый Раввин Вавилонии, учат, что Иегова это не Бог, а Немро - слово, которое в переводе (означает "Логос" ("слово"). Проанализировав слово "Iodhevau", мы легко устанавливаем, что оно относится к Адаму и Еве, поскольку Иегова есть первый Адам (не второй), властелин мироздания, не тот земной Адам, о котором говорится в Библии, а первый и наивысший Элохим ("бара"), соединявший в себе мужские и женские качества. Был создан человек, который есть Адам Кадмон, удивительное двуполое существо, чье имя состоит из букв имени Иод [Iod] и трех букв имени Ева [Eve] [сравни Iodhevau].
Итак, мы видим, что Иегова является всего лишь олицетворением грешного человечества - но довольно всех этих еврейских басен!
Видите ли, моя дорогая, я боюсь, что Вы отвергнете меня из-за всего написанного мной; да убережет меня от этого Господь - но я не могу изменить факты. Я верую по-своему; как я уже писала Вам, я твердо верю, что с момента сотворения мира (то есть не с самого сотворения мира, а с момента начала прогрессивной эманации или эволюции мира в его духовном аспекте) воплощение Бога в человека повторяется через каждые несколько тысячелетий или веков. Избранный человек становится храмом Господа; в него входит чистый и святой Дух, который объединяется с ду¬шой и телом человека, и, таким образом, на земле снова появляется Тро¬ица. У браминов тоже есть свой Христос-Христна или Кришна, который также представляет собой Троицу - Три Мурти. Если бы первые христиане не верили в эти периодически повторяющиеся инкарнации, то в случае ре¬ального осуществления подобной инкарнации их положение стало бы небе¬зопасным с учетом их веры в Антихриста и Второе Пришествие Христа.
Я верю в незримого и всеобщего Бога, в абстрактный Дух Божий, а не в антропоморфное Божество. Я верю в бессмертие божественного Духа в каж¬дом человеке, но я не верю в бессмертие каждого человека, ибо я верю в справедливость Бога. Человек должен завоевать право вхождения в Царство Божье добрыми делами и праведной жизнью; но я не могу поверить, что любому негодяю, любому атеисту, любому убийце в кульминационный момент его борьбы достаточно воскликнуть, повинуясь чувству страха: "Я верую! Я верую, что Сын Божий умер за меня на Кресте", - и он будет поставлен наравне с добрым и праведным человеком. Эта догма Христианской Церкви губительна для человечества. Мы лишь оскорбляем Бога своей верой в то, что мы можем убивать, наносить обиду окружающим, делать многие другие ужасные вещи и возлагать ответственность за все это на и без того перегруженные плечи Иисуса Христа; в результате, здесь, в Америке, каждую неделю, когда людей вешают за самые ужасные преступления, протестантские или католические священники уверяют людей, собравшихся перед виселицей преступника, который перед смертью обратился к Богу, что теперь ему больше нечего бояться. Так тем лучше! Тот, кто не боится смерти, может убивать и грабить, сколько заблагорассудится. Эта вера даже ободряет его перед казнью; если бы он не убивал, то не пришел бы к Богу столь торжественно и не получил бы пропуск в Рай. А как же его жертвы? Это ли божественная справедливость? Если бы в момент обращения преступника к Богу прощение его грехов возвращало жизнь его жертве, а его имущество переходило сиротам, то есть, если бы полностью восстанавливалось равновесие между добром и злом, то тогда во все это еще можно было поверить. Но что же происходит на самом деле?

Представьте себе озеро или море - огромное и безбрежное, с гладкой зеркальной поверхностью, подводными камнями и рифами, течениями и прочими присущими водоему явлениями; все следует установленному порядку, каждый элемент системы, кажется, занимает присущее ему место, все идет своим чередом - так и человечество: человек рождается, живет и умирает; жизнь каждой капли в этом озере (то есть каждого человека) в значительной степени зависит от внешних обстоятельств, но, прежде всего, она зависит от самой капли, ибо, благодаря метафоре, воображение должно признать наличие у каждой капли свободы воли и индивидуальности. Но вот на берегу озера появляюсь я, беру камень и бросаю его в воду! Камень создает волнение на поверхности воды, сила которого зависит от его размера; одна волна порождает другую, которая, в свою очередь, делает то же. Круги распространяются по поверхности воды, один за другим, и движение воды передается нижним слоям атмосферы. Повсюду пробуждаются дремавшие прежде силы, и, насколько хватает глаз, это движение распространяется от одного атома к другому, переходит от первого слоя к следующему и, наконец, исчезает в бесконечном и безмерном пространстве. Всему движению был дан начальный импульс, и импульс этот, как подтвердят врачи, вечен в своих последствиях.

То же самое происходит при совершении каждого преступления, каждого дурного поступка и при совершении любого доброго деяния. Так стала бы Божественная Сила, установившая вечные и неизменные законы Природы в физическом и духовном мирах, приостанавливать действие этих законов, отменяя и "вычеркивая" из бытия то, что уже однажды произошло, даже если бы это было возможно? Может ли уже брошенный камень вернуться в руку того, кто запустил его в воду? Может ли движение воды, так же как естественное действие духа и материи быть остановлено? Преступник может получить прощение от Бога - а как же жертва? Более того, тот факт, что человек в какой-то момент становится жертвой, ничто по сравнению с последствиями этого события. Кто думает о бесчисленных жертвах того, что кто-то становится той самой первой жертвой? Человека убивают, а значит та работа, которая с ним проводилась, насильственно прерывается. И каждый человек, каким бы незначительным он ни был, является в своей сфере связующим звеном, соединенным с неким последующим элементом этой сферы; если это звено выпадает, все Другие звенья также подвергаются воздействию, и нарушается целостность всей системы...
Нет, мадам, с нашей точки зрения, то есть с точки зрения теософов, прощение грехов, включая уничтожение последствий преступления, не может быть высшей справедливостью. Бог - это нечто настолько великое, настолько непостижимое для нас, ничтожных земляных червей, что не стоит тратить время на споры о Божественной Сущности. Ее проявлением стало появление на земле Бога, ставшего человеком: "Ecco Homo", следуйте за Ним, ступайте по Его пути. И пока он живет, просите Его о помощи; в это я верю безоговорочно - но только не в помощь Великого Бога - что мы собой представляем в Его глазах? А в помощь Его Сына, представляю¬щего человеческий род и каждую секунду умирающего на кресте за все зло мира. Он указал нам путь, но не в синагогах или храмах, как это делали фарисеи, а в Его собственном Храме, то есть в глубине нашего собствен¬ного сердца, сердца каждого из нас. "Разве не знаете, что вы суть Храм Божий?" - спрашивал Святой Павел. Постарайтесь искупить свои грехи де¬лая добро, небесполезным раскаянием, а делами своими, и тогда карающий закон не тронет вас. Во время своей хрупкой земной жизни, не жалея сил, старайтесь как можно теснее сблизиться со своим собственным, личным Богом, со своим божественным Духом, тогда ваша душа станет бессмертной; разрушая же узы, связывающие вас с Ним, вы отворачиваетесь от Божьего посланца, от Христа, и Он, в свою очередь, отворачивается от вас. Душа ваша будет обречена на страдание, но не в аду с печами, топящимися дубовыми и сосновыми поленьями, не в аду с "рогатыми и хвостатыми" кузнецами, а в том вечном Аду, где плач и скрежет зубов. Это означает, что ваша душа (или астральный дух), ваше второе эфирное Эго или то, что Святой Павел называет Духовным телом, останется лишь полубессмертным, если оно не было тесно соединено с Духом, и после смерти тела должно будет распасться на первоэлементы - огонь, воздух, землю и воду, из которых состоят мир и человеческая душа.

Только субъективное вечно, все объективное приходит к концу, и, поскольку человеческое тело, сколь бы ни был силен его эфирный компонент, имеет также форму и цвет, оно не может быть вечным. Значит, вот что такое ваш Ад! Ад будет нашими муками совести, нашими скитаниями по земле и по тем местам, где мы, прямо или косвенно, причинили кому-то зло, и, в конечном счете, полным исчезновением нашей личности.

Вы правы в ваших суждениях относительно белых и черных сил. По-другому и быть не могло. В нашем мире действуют центробежные и центростремительные силы, существует правое и левое, внутреннее и внешнее и т.д. Если бы не было ночи, мы бы не знали, что такое день, если бы не было зла, не было бы и добра; что же касается дьявольских индивидуальностей, т.е. дьяволов по происхождению, то это, по-моему, невозможно, ибо тогда у Бога-Творца появились бы соперники. Дьявол, или скорее, идея о силах сопротивления, архимедов рычаг, на котором поворачивается мир - все это поле, на котором растет "добро", ибо злаки лучше всего растут там, где в почве больше всего удобрений. Если бы я не была когда-то просто черт его знает чем - к моему несчастью и великому стыду (прошлое невозможно переделать, его можно только вычеркнуть из памяти по мере сил), если бы в свои молодые годы я не совершала глупостей, я бы никогда не смогла добиться того, чего я добилась сегодня - вернуть семерых человек на путь истинный. Ибо Олькотт, первый из этих семи, еще три года назад не верил ни в Бога, ни в черта; он вел распутную жизнь, напивался в клубах, содержал любовниц; сегодня же он чист и непорочен; он боится моего взгляда, он убежден, что мне сразу же становятся известны его самые сокровенные мысли; он как трехлетний ребенок. То же самое можно сказать о Гидзе и Коббе, и Харли, и Марбле, и лондонском профессоре Стейнтоне Мозесе. Тень последнего или его двойник, дважды появлялась перед нами; в трех же случаях из пяти эксперимент потерпел неудачу. Я постараюсь сама появиться перед Вами, только прежде мы должны тщательно рассчитать, чтобы Вы были в своем кабинете одна или, в крайнем случае, с Вашей тетушкой. Ибо если дети увидят меня и закричат, они могут убить мое физическое тело, в которое я не смогу вернуться достаточно быстро.
Все действительно так, как Вы предполагали. Я пишу о Стороженко и доказываю возможность существования вампиров. В книге ("Разоблаченная Изида") приводится много таких историй, и я стараюсь ответить на все "как" и "почему". Я лишь опасаюсь за три главы ее второй части, потому что в них я нападаю на католиков и протестантов, а также на их живых и мертвых святых, и я принимаю сторону философов, браминов и древних буддистов. Русскую же Православную Церковь я вообще не упоминаю. Тем не менее, пропустят ли книгу через таможню? Как мне ее Вам переслать? Деньги и стоимость пересылки не имеют никакого значения; главное, чтобы ее не конфисковали. Но, может быть, после всего того, что я Вам здесь написала, у Вас пропало желание получить ее? Я очень боюсь расстроить Вас, Надежда Андреевна, я так люблю Вас и всю Вашу семью, но, так или иначе, я пишу Вам правду. Простите меня за столь пространное письмо.

Да благословит Вас всех Всевышний.

Елена.

Блаватская Е.П. Письма. Москва: Издательство Ассоциации Духовного Единения "Золотой Век". 1995.
Прикрепления: 2852459.jpg(100Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Понедельник, 14.01.2013, 21:24 | Сообщение # 25
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline


Е. П. Блаватская

"ЧТО ЕСТЬ ИСТИНА?"


[Впервые опубликовано в журнале "Lucifer", vol. I, № 6, Feb. 1888].


Истина — Голос Природы и времени,
Истина — в нас затаенный наставник —
С неба ниспослана, мир весь объемлет,
Солнечный свет, всех ветров дуновение...
У. Томпсон Бэкон

...солнце Светлой Истины бессмертное
Может спрятаться за тучами; но свет его
Не изменится от этого, лишь скроется
За моим несовершенством, слабой верою
И за тысячью причин, не позволяющих
Людям укрепиться в добродетели.
Ханна Мор


"Что есть Истина?" — спросил Пилат у того, кто должен был знать ответ на этот вопрос (конечно, если учения христианской церкви хотя бы отчасти верны). Но Он ничего не сказал. И истина осталась нераскрытой для его будущих последователей так же, как и для римского наместника. Однако молчание Иисуса в этом и во многих других случаях не препятствует его нынешним приверженцам действовать так, как будто им известна окончательная и абсолютная Истина, — полностью игнорируя тот факт, что открытые им Слова Мудрости содержат в себе лишь часть истины, изложенной к тому же в притчах и весьма туманных, хотя и благозвучных, изречениях.*
___________
* Иисус сказал "двенадцати": "Вам дано знать тайны Царствия Божия, а тем внешним все бывает в притчах" и т.д. (Mapк, IV, II).

Подобная политика не могла не привести к голословным заявлениям и догматизму. И теперь мы наблюдаем догматизм в церкви, догматизм в науке, догматизм повсюду. Предполагаемые истины, едва угадываемые в мире абстракции, — как и те, что обнаруживаются в результате наблюдений и экспериментов в мире материи, — навязываются непосвященному большинству, слишком занятому своими повседневными проблемами, чтобы думать о чем-то другом, в форме божественного откровения и научного авторитета. Но со времен Сократа и Пилата и до нашего века всеобщего отрицания остается открытым все тот же сакраментальный вопрос: может ли абсолютная истина быть сосредоточенной в руках одного человека или одной группы людей? Наш разум отвечает: "Такого быть не может". В мире столь же конечном и обусловленном, как и сам человек, ни один субъект не может являться обладателем абсолютной истины. Но бывают еще относительные истины, коими нам можно и должно пользоваться в полной мере.

В каждом столетии были мудрецы, познавшие абсолют, но, тем не менее, способные передавать другим только относительные истины. Ни одному из рожденных смертной женщиной нашей расы нельзя передать полную и окончательную истину извне, ибо каждому надлежит найти это конечное (для себя) знание в себе самом. Коль скоро невозможно найти на свете двух абсолютно одинаковых людей с одинаковым разумом, каждый должен обрести наивысшее просветление внутри себя, рассчитывая только на собственные способности, а не на какой-нибудь свет человеческий. Даже самый великий из живущих ныне адептов может раскрыть нам Универсальную Истину только в том объеме, в котором наш разум способен ее воспринять, и не более того. Сколько людей, столько и мнений — гласит бессмертный трюизм. Солнце одно, но бесчисленны его лучи; и то, какое они оказывают воздействие — пагубное или благотворное, целиком зависит от природы и строения тех объектов, которые они освещают. Полярность — универсальное качество, но поляризатор заключен в нашем собственном сознании. И тот объем абсолютной истины, который мы в состоянии воспринять, определяется исключительно степенью приближенности к ней нашего сознания. Но сознание человека — это только подсолнух, выросший на поверхности земли. Нуждаясь в теплых солнечных лучах, это растение может только поворачиваться, следуя за перемещением солнца по небосводу, ибо корни прочно удерживают его на земле, не позволяя приблизиться к недосягаемому для него светилу и вынуждая полжизни проводить в темноте...

И все же каждый из нас способен в некотором роде достичь Солнца Истины и оказаться в сфере воздействия самых теплых и прямых его лучей даже на этой земле. Достичь этого состояния можно двумя способами. На физическом уровне мы можем пользоваться нашим ментальным полярископом и, анализируя свойства каждого луча, выбирать для себя наиболее чистые. А для того чтобы достичь Солнца Истины на духовном уровне, мы должны со всей серьезностью взяться за совершенствование своей высшей природы. Мы знаем, что, постепенно парализуя в себе потребности низшей личности и тем самым заглушая голос чисто физиологического разума, то есть разума, зависящего от своего посредника и носителя — органического мозга, от которого он неотделим, мы можем заставить заключенного в нас животного человека уступить место человеку духовному и что, будучи однажды выведенными из своего латентного состояния, высшие духовные чувства и восприятия начинают медленно, но неуклонно развиваться, пробуждая в нас "божественного человека". Именно так всегда поступали и продолжают поступать великие адепты, йоги Востока и мистики Запада.

Но мы знаем также, что, за несколькими исключениями, ни один светский человек и ни один материалист не поверит в существование адептов и даже в самую возможность достижения столь высокого уровня духовного и психического развития. "(Древний) глупец сказал в сердце своем: "Нет Бога"", а современный говорит: "На земле нет никаких адептов, они — лишь плод вашего больного воображения". Зная это, мы спешим успокоить наших читателей типа Фомы Дидима. Мы просим их подыскивать для себя в этом журнале более приемлемое для них чтиво, скажем — отдельные статьи о гило-идеализме, принадлежащие различным авторам.*
___________
*Например, небольшая статья "Автоцентризм", посвященная этой "философии"; или, опять же, вершина гилоидеалистической пирамиды в этом номере журнала — письмо протеста основателя школы этого направления против допущенной нами ошибки. Он недоволен тем, что мы "смешали" его имя с именами м-ра Герберта Спенсера, Дарвина, Хаксли и других в вопросе об атеизме и материализме, поскольку вышеназванные светила психологической и физической наук представляются д-ру Левинсу слишком тусклыми, "недостаточно принципиальными" и слабыми, чтобы носить почетное звание атеистов или даже агностиков.

Ибо "Lucifer" стремится удовлетворить вкусы всех наших читателей, к какой бы "школе мышления" они не принадлежали, демонстрируя одинаково беспристрастное отношение к теистам и атеистам, мистикам и агностикам, христианам и язычникам. Наши редакционные заметки, комментарии к "Свету на Пути" и другие подобные им материалы предназначены, конечно же, не для материалистов. Они адресованы теософам или читателям, которые знают в сердце своем, что Учителя Мудрости существуют и что, хотя на земле и нет абсолютной истины и ее следует искать в более высоких сферах, даже на нашем бестолковом и вечно вращающемся маленьком шарике есть вещи, которые не снились западной философии.

Но вернемся к теме нашего разговора. Как мы уже говорили, хотя "обобщающая абстрактная истина была бы величайшим из всех благословений" для многих из нас, как и для Руссо, пока что нам приходится довольствоваться относительными истинами. По сути дела, мы, в лучшем случае, всего лишь сборище несчастных смертных, вечно трепещущих перед лицом даже относительных истин, ибо мы боимся, что они уничтожат нас вместе со всеми нашими мелочными и жалкими предрассудками.

Что же до абсолютной истины, то большинству из нас так же сложно разглядеть ее, как доехать до Луны на велосипеде. Во-первых, потому, что абсолютная истина так же неподвижна, как гора Магомета, которая отказалась сдвинуться с места даже ради пророка, так что ему самому пришлось идти к ней. И нам приходится следовать его примеру, когда мы хотим стать хоть немного мудрее. Во-вторых, по той причине, что царство абсолютной истины не принадлежит к нашему миру, тогда как мы слишком крепко привязаны к нему. И в-третьих, поскольку, невзирая на то, что в воображении поэта человек —
...собранье
Всех совершенств, что в мастерской
Небесной сотворено... —
на самом деле он — всего лишь злосчастное скопление аномалий и парадоксов, пустая балаболка, раздувшаяся от сознания собственной важности, с противоречивыми и легко меняющимися идеями. Он — одновременно высокомерное и слабое существо, которое, хотя и живет в вечном страхе перед авторитетами — земными и небесными, все же порою
Кривляется, как злая обезьяна,
И так, что плачут ангелы над ним*.
____________
* Шекспир, "Мера за меру", Акт 2, сцена 2 — ред.
Прикрепления: 9805757.jpg(36Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Понедельник, 14.01.2013, 21:25 | Сообщение # 26
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline
ПРОДОЛЖЕНИЕ .....................................

Истина — многогранный кристалл, и невозможно охватить взглядом сразу все его грани; и если нет на свете даже двух человек, которые рассматривали бы эти грани под одинаковым углом (даже если их желание найти истину одинаково искренне), то чем же им в таком случае можно помочь? Коль скоро физический человек — ограниченный в своих возможностях и окруженный со всех сторон иллюзией — не может разглядеть истину в свете своих земных восприятий, то мы говорим о необходимости развивать в себе внутреннее знание. С того времени, когда Дельфийский оракул возвестил вопрошающему: "Человек, познай себя", мир не знал более высокой и важной истины. Без внутреннего восприятия человек не в состоянии познать даже многие относительные истины, не говоря уже об абсолютной. Перед тем как постигать какую-то абсолютную истину, человек должен познать себя, т.е. приобрести внутренние чувства, которые никогда его не обманут. Абсолютная истина — символ Вечности. Никакой конечный разум не в состоянии вместить в себя бесконечность, и, следовательно, воспринять абсолютную истину ему тоже не по силам. Для того чтобы достичь состояния, в котором он способен видеть и ощущать ее, ему необходимо парализовать в себе все чувства внешнего, телесного человека. Нам, конечно же, скажут, что эта задача не из легких; и многие люди, узнав об этом необходимом условии, несомненно, предпочтут довольствоваться относительными истинами. Но приближение даже к земным истинам требует прежде всего любви к истине ради нее самой, ибо в противном случае никакое постижение невозможно. А кто в наш век готов возлюбить истину ради нее самой? Много ли найдется таких, кто готов искать, принимать и воплощать в жизнь истину в нашем обществе, где для достижения успеха необходимо заботиться прежде всего о внешнем виде, а не о внутренней реальности, и делать ставку на самовосхваление, а не на подлинные добродетели? Мы вполне осознаем, насколько труден путь к восприятию истины. Эта чистая небесная дева нисходит только на благоприятную (для нее) почву. И эта почва есть беспристрастный, непредубежденный разум, освещенный чистым Духовным Сознанием; но и то и другое — редкие гости в цивилизованных странах. В наш век пара и электричества, когда человек вынужден жить в сумасшедшем темпе, практически не оставляющем времени для размышлений, все, что ему остается, это отдать себя на милость ветров и течений, которые несут его от колыбели до могилы, привязанного к прокрустову ложу традиций и условностей. Но всякая условность есть заведомая ложь, ибо во всех случаях это "имитация чувств в соответствии с общепринятыми стандартами" (определение Ф.У. Робертсона); а там, где есть имитация, не может быть истины. "Истина — алмаз, сокрытый в глубине; а те вещи, что лежат на поверхности нашего мира, взвешиваются на неверных весах традиции", — сказал Байрон; и справедливость этого замечания хорошо известна тем, кто вынужден жить в удушающей атмосфере социальных условностей и кто, несмотря на свое искреннее стремление учиться, не решается признать столь желанные истины из-за страха перед жестоким Молохом, именуемым Обществом.

Посмотри вокруг, читатель, перечитай рассказы всемирно известных путешественников, вспомни изречения литературных мыслителей, научные и статистические данные. Нарисуй образ современной науки, политики, религии — пусть вся панорама современной жизни предстанет перед твоим мысленным взором. Вспомни об обычаях и традициях каждой культурной расы или народа, живущих под солнцем. Подумай о деяниях и моральных установлениях народов в цивилизованных центрах Европы, Америки, и даже далеко на Востоке, и в колониях, куда белый человек уже успел принести "блага" так называемой цивилизации.
А теперь, окинув взглядом все это, повремени и подумай, а затем назови, если сможешь, то благословенное Эльдорадо, то исключительное место на нашей планете, где Истина была бы почетным гостем, а ложь и притворство — неприкаянными изгоями. Не сможешь. И никто не сможет, если, конечно, не захочет внести свою лепту в огромное море лжи, затопившее ныне все области национальной и общественной жизни. "Истина! — восклицал Карлейль, — истина, пусть даже небеса обрушатся на меня всей своей тяжестью за любовь к ней; и никакой лжи, даже если вся небесная Обитель неги и праздности станет ценою моего отступничества". Вот благородные слова. Но многие ли думают так же, и многие ли осмелятся повторить эти слова вслед за Карлейлем в наш девятнадцатый век? Не предпочтет ли устрашающе огромное большинство вместо этого попасть в "рай для бездельников" — pays de Cocagne* для бессердечных эгоистов? Это большинство в ужасе шарахается от одной лишь тени всякой новой непопулярной истины, опасливо оглядываясь при этом, не осудит ли миссис Харрис и не приговорит ли миссис Гранди дерзновенных ловцов этой тени к мучительной казни через четвертование острыми, как бритва, языками болтливых кумушек.
__________
* Сказочная страна, где не надо трудиться (фр.) — ред.

Эгоизм — первенец невежества и плод учения, утверждающего, что для каждого новорожденного младенца "создается" новая душа, самостоятельная и отдельная от Универсальной Души, — этот эгоизм является непроходимой стеною, отделяющей мыслящую личность от Истины. Он стал плодовитым отцом всех человеческих пороков — лжи, рожденной необходимостью скрывать истинные намерения, и лицемерия, рожденного стремлением замаскировать ложь. И эта опухоль разрастается и укрепляется с возрастом в каждом человеческом сердце, пожирая все возвышенные чувства. Эгоизм убивает все благородные порывы нашей природы. Это единственное божество, которое не боится неверности и отступничества со стороны своих приверженцев. И потому его культ распространился по всему миру, подчинив себе так называемое светское общество. А в результате мы живем и действуем под властью этого бога тьмы, явленного нам в виде троицы — обмана, притворства и фальши, — именуемой респектабельностью.

Что это — истина и факт или злобный наговор? Загляните, куда хотите, осмотрите всю социальную лестницу сверху донизу, и вы повсюду увидите обман и лицемерие, используемые людьми на благо себя любимых; и нет народа, который не был бы подвержен этой напасти. Но народы, по молчаливому соглашению, именуют эти эгоистичные мотивы в политике "благородными национальными порывами, патриотизмом" и так далее; а люди называют их в своем семейном кругу "домашними добродетелями". И все же эгоизм — вызывает ли он желание расширить свою территорию или же порождает конкуренцию в бизнесе (читай — стремление достичь успеха за счет соседа) — никогда не может быть признан добродетелью. Мы видим, что сладкоречивый обман и грубая сила — это Йахин и Боаз,* стоящие у входа в межнациональный храм Соломона, именуемый дипломатией; и эта характеристика вполне заслужена. Должны ли мы аплодировать дипломату за то, что он кланяется этим двум столпам национальной гордости и политики и воплощает в жизнь их масонский символизм — "да будет учрежден мой дом в [хитрой] силе" (то есть — да будет приобретено обманом то, что нельзя захватить силой)? Мастерство дипломата — "способность или умение закреплять преимущества" своей страны за счет других стран — вряд ли может быть достигнуто возвещением истины, ибо оно требует лукавого и лживого языка. А потому "Lucifer" называет подобное действо неприкрытой и вопиющей ложью.
__________
* Колонны, стоявшие при входе в храм Соломона и ставящиеся в современнных масонских храмах. Их названия можно перевести как "утвердить" и "в силе", а иногда им придаётся смысл микрокосма и макрокосма — на вершине одной в виде шара изображается Земля, а на другой — звёздная сфера — прим. ред.

Но не только в политике привычки и эгоизм сговорились называть притворство и ложь добродетелью и вознаграждать общественным признанием тех, кто лучше всех умеет врать. Жизнь каждого общественного класса основана на лжи и просто рассыпалась бы без нее. Культурным, бого- и законобоязненным аристократам запретный плод так же мил, как и плебеям, и это вынуждает их лгать с утра и до вечера, дабы скрыть то, что они сами предпочитают называть "маленькими грешками", тогда как Истина требует называть это грубой безнравственностью. Жизнь среднего класса общества тоже насквозь пронизана фальшивыми улыбками, фальшивыми разговорами и взаимным вероломством. Для большинства религия уже давно стала тончайшим покрывалом мишуры, наброшенным на труп духовной веры. Хозяин идет в церковь, чтобы обмануть своих слуг; голодный викарий, проповедуя то, во что уже не верит сам, обманывает своего епископа, а епископ — своего Бога. Ежедневные газеты, политические и общественные, вполне могли бы сделать своим девизом бессмертный вопрос Жоржа Дандена: "Кто из нас двоих кого надует?" Даже наука, некогда служившая спасению Истины, уже перестала быть храмом голого Факта. Почти все нынешние ученые заинтересованы лишь в том, чтобы навязать своим коллегам и широкой публике собственные идеи и пристрастия — какие-нибудь новомодные теории, призванные содействовать прежде всего прославлению и росту авторитета своих авторов.

Современный ученый готов отвергать и замалчивать всякое свидетельство, идущее вразрез с господствующими ныне научными гипотезами, — точно так же, как миссионер, действующий среди язычников, или же наш домашний проповедник готовы убеждать свою паству в том, что современная геология — ложь, а эволюция — суета и бесполезное смущение духа.

Таково действительное положение вещей на 1888 год н.э. И при этом некоторые газеты критикуют нас за то, что мы рассматриваем этот год в чересчур мрачных тонах!


Дом, в котором родилась Е.П.Б. в 1831 г.
Прикрепления: 5469355.jpg(53Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Понедельник, 14.01.2013, 21:25 | Сообщение # 27
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline
ОКОНЧАНИЕ ..........................................


Мемориальная доска на доме, в котором родилась Е.П.Б.

Поддерживаемая традицией и условностями ложь распространилась настолько, что даже календари теперь заставляют людей лгать. Сокращения "Р.Х. и "до Р.Х.", употребляемые при написании дат иудеями и язычниками, европейцами и некоторыми азиатами, материалистами и агностиками и, конечно же, христианами, — это тоже ложь, используемая для утверждения другой лжи.
Так где же нам в таком случае искать даже относительную истину? Уже в эпоху античности истина казалась Демокриту богиней, лежащей на дне колодца столь глубокого, что надежд на ее освобождение остается очень мало, а при нынешних обстоятельствах мы вынуждены признать, что истина спрятана от нас как минимум на вечно невидимой, темной стороне Луны. Возможно, именно поэтому всех искателей скрытой истины поспешно объявляют лунатиками. Но, как бы то ни было, ничто не может заставить наш "Lucifer" потворствовать повсеместно (хотя и негласно) признанной и так же повсеместно практикуемой лжи. Мы всегда будем придерживаться только фактов и будем стараться провозглашать истину, где бы и когда бы она ни была найдена, не скрывая ее ни под какими трусливыми масками. Фанатизм и нетерпимость могут считаться ортодоксальной и разумной политикой, а одобрение распространенных предрассудков и личностных амбиций в ущерб истине — верным способом достижения успеха и популярности. Пусть так. Но редакторы "Lucifer" — теософы, и их неизменный девиз: Vera pro gratiis.
Они вполне осознают, что воскурения и жертвы, приносимые журналом "Lucifer" богине Истины, отнюдь не ублажают своим ароматом обоняние королей прессы; напротив, свет "Сына Утренней Зари" неприятно щекочет им нозлри. Его игнорируют или даже оскорбляют, ибо — veritas odium parit (истина рождает ненависть). Даже наши друзья начинают находить в нем изъяны. Они не понимают, почему "Lucifer" не может оставаться чисто теософским журналом: иными словами, почему он не желает становиться догматическим и фанатичным? Почему вместо того, чтобы посвящать каждый дюйм своей площади теософическим и оккультным учениям, он предоставляет свои страницы "для публикации крайне разношерстных материалов и противоречащих друг другу учений"? На это самое распространенное обвинение мы ответим также вопросом — а почему бы и нет? Теософия есть божественное знание, а знание есть истина, и потому каждый достоверный факт, каждое искреннее слово по необходимости должны быть неотъемлемыми составляющими теософического учения. Тот, кто достаточно сведущ в божественной алхимии или хотя бы в некоторой степени наделен благословенным даром воспринимать истину, сможет обнаружить и извлечь ее как из справедливого, так и из ошибочного утверждения. Какой бы маленькой ни была крупица золота, затерянная в куче мусора, она все равно остается благородным металлом, и ее стоит извлечь, даже если для этого придется немного попотеть. Зачастую понять, чем не является вещь, не менее полезно, нежели понять, чем она на самом деле является. Читатели вряд ли могут надеяться на то, что какое-нибудь сектантское издание станет рассматривать на своих страницах какой бы то ни было факт во всех его аспектах, анализируя все pro и contra, поскольку в его оценке неизбежно будет перевешивать либо первое, либо второе, в зависимости от позиции редактора, который не преминет отклонить чашу весов в желательную для него сторону. Поэтому теософский журнал остается, возможно, единственным изданием, излагающим — хотя и по-прежнему относительные и приблизительные, но, во всяком случае, беспристрастные — истину и факт. Выставляя на своих страницах голую правду, "Lucifer" позволяет разглядывать ее со всех сторон, ибо доступ к ней не заказан никаким философским или религиозным взглядам. И коль скоро каждая философия и религия, какой бы несовершенной, неудовлетворительной, а порою даже и глупой она ни была, должна основываться на какой-нибудь истине или факте, читатель может извлечь эту истину, сопоставляя и анализируя различные учения, излагаемые на страницах нашего журнала. "Lucifer" старается высветить столько граней Единого вселенского бриллианта, сколько позволяет его скромный объем, при этом говоря читателю: "Избери же ныне, кому будешь служить: тем ли богам, что были до и после потопа, в водах которого утонули мудрость и божественное знание человека, или богам аморитов, власть которых удерживается привычкою и распространенной ложью, или же Господу Сущего (высшей Сущности) — светлому разрушителю темных сил иллюзии?" Поистине, только такая философия способна уменьшить — а не увеличить, как это часто бывало — меру страданий человеческих. Чего же еще мы можем желать?

В любом случае мы оставляем выбор за читателем. Поэтому мы и предоставляем наши страницы самым разным корреспондентам. Поэтому взгляды христианского священника, верящего в своего Бога и Христа, но не согласного с безобразными интерпретациями и бессмысленными догмами, насаждаемыми своей амбициозной и гордой церковью, могут соседствовать здесь с доктринами гило-идеалистов, которые отрицают Бога, душу и бессмертие и не верят никому и ничему, кроме самих себя. Самый отъявленный материалист может рассчитывать на добрый прием в нашем журнале, двери которого не закрываются даже перед теми, кто, не смущаясь, использует его страницы для осмеяния и персональных выпадов против нас — его редакторов, и для незаслуженной хулы в адрес милой нашему сердцу теософии. Когда вольнодумный журнал, издаваемый атеистом, поместит на своих страницах статью какого-нибудь мистика или теософа в похвалу его оккультных взглядов и во славу мистерии Парабрахмана, сопроводив ее лишь несколькими не слишком пространными комментариями, тогда мы скажем, что и у "Lucifer" наконец появился конкурент. Когда христианский или миссионерский журнал опубликует очерк вольнодумца, высмеивающего веру в Адама и его ребро, и редактор со смиренным молчанием перенесет критику в адрес христианства — своей собственной религии, тогда этот журнал станет достойным "Lucifer'а", и о нем с полным правом можно будет сказать, что он уже достиг уровня терпимости, подобающего настоящему теософскому изданию.

Но коль скоро эти печатные органы не делают ничего подобного, то все они остаются сектантскими, фанатичными и нетерпимыми и не имеют ни малейшего представления о том, что такое истина и справедливость. Они могут сколько угодно бранить "Lucifer" и его редакторов, этим они не причинят вреда ни журналу, ни нам. По правде говоря, редакторы журнала даже гордятся этой критикой и обвинениями, поскольку они свидетельствуют об абсолютном отсутствии фанатизма и высокомерия в теософии, что, в свою очередь, является результатом божественной красоты проповедуемых ею учений. Ибо, как уже было сказано, теософия с одинаковым вниманием выслушивает каждого и каждому предоставляет равные шансы. И никакие взгляды и суждения (если только они искренни) не считает абсолютно ложными. Она с уважением относится к мыслящим людям, к какому бы типу мышления они ни принадлежали. Критикуя идеи и взгляды, которые только вносят путаницу в философию, не принося ей никакой пользы, она тем не менее оставляет за их распространителями полное право верить в то, что им нравится, не упуская при этом случая воздать должное их учениям, если в них имеется рациональное зерно. Авторские выводы или заключения могут быть диаметрально противоположны нашим взглядам и учениям, которые мы проповедуем, но посылки, из которых автор исходит, и факты, которые он излагает, могут оказаться верными, что позволит читателю извлечь для себя пользу даже из чуждой ему философии, которую мы сами, возможно, отвергаем, полагая, что обладаем знанием более возвышенным и более приближенным к истине. Так это на самом деле или нет — это уже другой вопрос. Во всяком случае, свою позицию мы изложили; и я полагаю, что все вышесказанное не только объясняет, но и оправдывает нашу редакторскую политику.

Подводя итог нашему рассуждению об абсолютной и относительной истине, мы можем лишь повторить сказанное ранее. Оставаясь на земле — в стороне от высокодуховного состояния разума, в котором Человек соединяется со Вселенским Разумом, — он вынужден довольствоваться исключительно относительной истиной, или истинами, воспринимая их из какой-либо философской или религиозной системы. Даже если бы богиня, пребывающая на дне колодца, смогла вырваться из своего плена, все равно ей не удалось бы дать человеку больше, чем он в состоянии воспринять.

Однако ничто не мешает человеку сидеть у края этого колодца, имя которому — Знание, и всматриваться в его темные воды, надеясь, что ему удастся разглядеть в их глубине отражение прекрасного лица Истины. Но, как верно подметил Рихтер*, это занятие таит в себе определенную опасность. Если пристально всматриваться в изучаемый объект, доля истины может иногда отразиться в нем, как в зеркале, вознаграждая тем самым пытливого исследователя за его упорство. Но вот что добавляет к этому немецкий мыслитель: "Я слышал, что некоторым философам, которые искали Истину, чтобы воздать ей хвалу, являлось на поверхности вод не ее, а их собственное отражение; и вместо Истины они начинали восхвалять себя".
________________________
* Рихтер Иоганн Пауль Фридрих (1763-1825) — знаменитый немецкий писатель и мыслитель. В 1781 поступил в Лейпцигский университет, но не смог закончить обучение. Учил детей в богатых семьях. Его писательский талант был замечен после выхода в свет второй его книги — "Die unsichtbare Loge" (1793). За ней последовала публикация в сравнительно короткий срок множества новых книг, увековечивших его имя в немецкой литературе. Он писал об искусстве, образовании, текущих события) и т.п. Наиболее отличительными чертами его характера были удивительно богатое воображение, способность внушать великие мысли с помощью простейших примеров и откровений, глубоко религиозный склад ума и чувство юмора. Для него видимые вещи были всего лишь символами невидимых; незримые реальности господствовали в мире его мысли. Он страстно обличал и высмеивал притворство и неизменно стремился к истине и добродетели. — ред.

Чтобы избежать этой напасти, преследующей каждого основателя новой религиозной или философской школы, редакторы журнала всячески стараются преподносить читателю не только те истины, которые отражены в их собственных редакторских мозгах. Они предлагают публике широкий выбор, не желая впадать в фанатизм и нетерпимость — верные признаки сектантства. Но, при всей нашей демократичности, наши оппоненты не могут рассчитывать на то, что им удастся увидеть собственные лица отраженными в чистых водах "Lucifer", не снабженными при этом никакими комментариями, либо справедливой критикой тех черт их внешности, которые представляются малопривлекательными теософическому взгляду.
И все же наш журнал остается массовым изданием и потому рассматривает философские истины в исключительно интеллектуальном аспекте. Что же касается духовных (кто-то может сказать — религиозных) убеждений, то ни один теософ не должен их принижать вынесением на суд публики, но, напротив, должен хранить и укрывать их в сокровенном святилище собственной души. Никогда не следует спешить с публичным провозглашением этих убеждений и учений, дабы они не подверглись осквернению в руках равнодушных и критиков. Не следует также публиковать их в форме нового "писания", но только выносить в виде отдельных гипотез на обсуждение мыслящей части публики. Когда теософические истины превосходят определенный рубеж мышления, им лучше оставаться скрытыми от широкой публики, ибо "свидетельство о вещах невидимых" является подлинным свидетельством только для тех, кто способен видеть, слышать и чувствовать эти вещи. А потому его не следует выносить за пределы "Святая Святых" храма имперсонального божественного Эго, или бессмертной Сущности. Ибо если за пределами последней любой, даже самый достоверный факт может быть, как мы уже говорили, только относительной истиной, то луч абсолютной истины может отразиться лишь в чистом зеркале своего собственного пламени — нашего наивысшего духовного сознания. И как же может тьма (иллюзия) увидеть свет, который сама же закрывает?

Пер. Ю. Хатунцева


http://www.theosophy.ru/lib/hpb-ist.htm
Прикрепления: 0629546.jpg(38Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Пятница, 01.02.2013, 15:58 | Сообщение # 28
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline


ЦИТАТЫ ИЗ ТРУДОВ Е.П. БЛАВАТСКОЙ

Добро и зло, пары противоположностей


В человеческой природе зло указывает лишь на полярность Материи и Духа, на «борьбу за жизнь» между двумя проявленными Началами в Пространстве и Времени, Началами, которые едины per se, поскольку корни их находятся в Абсолюте. В Космосе равновесие должно быть сохранено. Действие этих двух противоположений производит гармонию, подобно центробежной и центростремительной силам, которые, будучи взаимозависящими необходимы друг другу, «чтобы обе могли существовать». Если бы одна была остановлена, действие другой немедленно стало бы саморазрушительным.
/"Тайная Доктрина", т.1, стр.223/


Свет был бы непонятен без тьмы, проявляющей его путем контраста; добро не было бы добром без зла, выявляющего бесценную природу блага; итак, личная добродетель не может претендовать на заслугу, если она не прошла горнило соблазна.
/"Разоблачённая Изида", т.2, г.6/


Совершенство, чтобы быть вполне таковым, должно родиться из несовершенства. Нетленное должно вырасти из тленного, имея последнее своим носителем, основою и противоположением. Абсолютный Свет есть абсолютная Тьма и vise versa. В действительности же нет ни Света, ни Тьмы в обителях Истины. Добро и Зло близнецы, порождение Пространства и времени под владычеством Иллюзии. Разъедините их, отсеките одно от другого, и они оба умрут. Ни одно из них не может жить само по себе, per se, ибо каждое из них должно быть рождено и создано из другого для того, чтобы получить бытие, оба они должны быть познаны и оценены, прежде чем стать предметами умозрения, потому в уме смертного они должны быть разделены.
/"Тайная Доктрина", т.2, ч.1, ст.4/


Нельзя было бы познать свет без тьмы, которая контрастом позволит ему проявиться; добро без зла перестанет быть добром, и бесценная сущность благодеяния не будет видна; да и личные достоинства не смогли бы притязать на звание заслуги, не пройти они через горнило искушения.
/" Ключ к теософии", VII/


Как нет ни добра, ни зла per se, так же нет ни «эликсира жизни», ни «эликсира смерти», ни яда per se, но все это содержится в одной и той же универсальной Сущности, и тот или другой эффект, или результат, зависит от степени ее дифференциации и ее различных корреляций. Ее светлая сторона производит жизнь, здоровье, блаженство, божественный мир, и т. д.; ее темная сторона приносит смерть, болезнь, печаль и раздор. Это доказано познаванием природы наиболее сильных ядов; некоторые из них даже в большом количестве не производят никакого вреда организму, тогда как зернышко того же яда убивает с быстротою молнии; и опять-таки, то же самое зернышко, будучи измененным определенным соединением, хотя количество его остается почти то же самое, будет исцелять. Число степеней ее дифференциации семерично, как и планы ее действия, – каждая степень по своему эффекту будет или благотворной или вредоносной, в соответствии с той системой, в которую она введена.
/"Тайная Доктрина", т.3, статья 3/


Спрашивающий. Но как же манас, хотя вы называете его "нусом", "богом", оказывается при своих воплощениях столь слаб, что позволяет телу подчинить и сковать себя?

Теософ. Я могла бы вернуть вам тот же вопрос: "Почему тот, кого вы считаете "Богом Богов" и Единым Богом Живым, оказался так слаб, что позволил злу (или Дьяволу) одолеть и его самого, и его творения как на небесах, так и во время его земного воплощения?
Вы наверняка ответите: "это тайна; нам запрещено касаться тайн божьих". Но поскольку наша религиозная философия нам этого не запрещает, отвечу, что если Бог не спустится на землю в качестве аватары, любой божественный принцип не может не быть задавлен и парализован кипучей животной материей. На этом плане иллюзий разнородность всегда будет преобладать над однородностью, и чем ближе сущность к своему коренному началу, Изначальной Однородности, тем труднее ей утвердить себя на земле. Духовные и божественные силы дремлют в каждом человеке; и чем шире границы его духовного видения, тем могущественнее становится скрытый в нём Бог.
/"Ключ к теософии", X/


Спрашивающий. Не рассматривают ли некоторые из вас этот союз, то есть "падение духа в материю", как зло, а новое воплощение — как несчастье?

Теософ. Некоторые так и полагают, а потому стремятся сократить период своего испытания на земле. Но это "падение" нельзя назвать чистым злом, поскольку оно обеспечивает нам опыт, который ведет нас к знанию и мудрости. Я имею в виду тот опыт, который учит нас, что потребности нашей духовной природы не удовлетворит никакое счастье, кроме счастья духовного. Пока мы в этом теле, мы подвержены боли, страданию и всем тем неприятностям, которые случаются в жизни. Вот почему — а также чтобы смягчить эту боль — мы в конце концов обретаем знание, которое только и может принести нам облегчение и надежду на лучшее будущее.
/"Ключ к теософии", XI/


Прикрепления: 8731843.jpg(16Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Суббота, 23.03.2013, 14:27 | Сообщение # 29
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline


Е. П. БЛАВАТСКАЯ

Из книги "Ключ к теософии"


РАЗНИЦА МЕЖДУ ВЕРОЙ И ЗНАНИЕМ
ИЛИ СЛЕПАЯ И РАЗУМНАЯ ВЕРА

Спрашивающий.
Вы говорите, что они принимают и верят в доктрины Теософии. Но, поскольку они не принадлежат к тем Адептам, о которых Вы только что говорили, то они должны принимать Ваши Учения на слепую веру. И чем же это отличается от традиционных религий?

Теософ.
Как отличается почти по всем другим пунктам, так и здесь. То, что Вы называете "верой" и то, что в действительности является слепой верой, когда речь идет о догмах христианских религий, становится у нас "знанием", логическим следствием того, что мы знаем о явлениях в природе. Ваши доктрины основаны на интерпретациях, а, следовательно, на полученных из вторых рук свидетельствах Пророков; а наши — на неизменных и не изменяющихся свидетельствах Провидцев. Обычная христианская Теология, например, принимает, что человек является созданием Бога и состоит из трех компонентов — тела, души и духа — необходимых для его цельности, и все они, в грубой ли форме физического земного существования или в эфирной форме состояния после воскрешения, необходимы, чтобы оформить его навсегда. Таким образом, каждый человек, имея своё постоянное существование, отделён от других людей и от Божества.

Теософия, напротив, считает, что человек, будучи эманацией Непознаваемого и все же несмотря на вечно существующую и бесконечную Божественную Сущность, его тело и всё остальное — не вечно, а значит, иллюзорно; только Дух в нём остаётся единственной постоянной субстанцией, но даже она теряет свою отдельную индивидуальность в момент полного слияния с Мировым Духом.

Спрашивающий.
Если мы теряем даже нашу индивидуальность, тогда это становится просто аннигиляцией.

Теософ.
А я утверждаю, что нет, поскольку я говорю об отдельной, а не мировой индивидуальности. Она становится подобно части, превращенной в целое; росинка не испаряется, но становится морем. Уничтожается ли физический человек, если из утробного плода он превращается в старика? Что же это за сатанинскую гордость должны мы иметь, если помещаем наш бесконечно малый ум и индивидуальность выше, чем мировое и бесконечное сознание!

Спрашивающий.
Тогда из этого следует, что человек фактически не существует, но всё есть Дух?

Теософ.
Вы ошибаетесь. Из этого следует, что союз Духа с Материей только временный, или, выражаясь яснее, поскольку Дух и Материя едины, будучи двумя противоположными полюсами универсальной проявленной Субстанции, Дух теряет свое право на это название до тех пор, пока мельчайшая частичка и атом его превращающейся Субстанции ещё цепляется за какую-нибудь форму, которая есть результат дифференциации. Полагать иначе — это слепая вера.

Спрашивающий.
Значит, это на основании знания, а не веры, Вы утверждаете, что вечный принцип, Дух, просто "с пересадкой" путешествует по материи?

Теософ.
Я бы сформулировала это иначе и сказала: мы утверждаем, что проявление вечного и единого принципа, Духа, в качестве Материи, кратковременно, и потому не более, чем иллюзия.

Спрашивающий.
Очень хорошо. И это объявлено на основании знания, а не веры?

Теософ.
Именно так. Но, поскольку я очень хорошо вижу, к чему Вы клоните, я также должна сказать Вам, что мы считаем веру не таковой как Вы её представляете, умственным расстройством, — а настоящей верой, т.е. пистис греков — "верой, основанной на зна-нии", подкрепленной свидетельствами физических или духовных чувств.

Спрашивающий.
Что Вы имеете в виду?

Теософ.
Я имею в виду, что если есть между ними двумя разница, которую Вы хотите знать, тогда я могу сказать Вам, что между верой, основанной на авторитете и верой, основанной на собственной духовной интуиции, есть великая разница.

Спрашивающий.
В чём же она?

Теософ.
Одно дело — человеческое легковерие и предрассудок, другое — убеждение и интуиция человека. Как пишет профессор Александр Уайлдер в своем "Введении к Элевзинским Мистериям": "Именно невежество ведёт к осквернению.
Люди высмеивают то, что не совсем понимают... Подводное течение этого мира направлено к одной цели; и внутри человеческого легковерия... лежит сила почти бесконечная, святая вера, спо-собная к пониманию Высших Истин всего сущего". Те, кто ограничивает это "легковерие" только до авторитарных человеческих догм, никогда не осознают эту силу и не ощутят её в себе. Она цепко держится за наружный план и не способна вывести на арену Сущность, которая управляет ею, ибо для того, чтобы сделать это, они должны заявить о своём праве на собственное суждение, чего они никогда не решатся сделать.

Спрашивающий.
И это именно "интуиция" заставляет Вас отрицать Бога, как личного Отца, Правителя и Владыки Вселенной?

Теософ.
Совершенно верно. Мы верим в вечный непознаваемый Принцип, так как только слепое заблуждение может заставить кого-либо поддерживать идею о том, что Вселенная, мыслящий человек и все чудеса, существующие даже в мире Материи, могли возникнуть без каких-то разумных сил, осуществляющих исключительно мудрую организацию всех его частей. Природа может ошибаться, и часто ошибается, в своих деталях и внешних проявлениях своих Материй, но никогда — в своих внутренних причинах и результатах.
Древние язычники придерживались в этом отношении гораздо более философских воззрений, чем современные философы, будь то агностики, материалисты или христиане, и ни один языческий писатель ещё не высказал предположения о том, что жестокость и милосердие являются не имеющими предела чувствами, и потому могут быть атрибутами беспредельного Бог Их Боги, таким образом, все были ограниченными. Сиамский автор "Колеса Закона" выражает ту же идею о Вашем личностном Боге, как и мы; он говорит: "Буддист мог бы верить в существование Бога, более грандиозного, чем все человеческие качества и свойства — совершенного Бога, выше Любви, Ненависти и Ревности, мирно покоящегося в тишине, которую ничто не может нарушить, и о таком Боге он говорил бы без пренебрежения не из желания угодить ему или боязни оскорбить его, но из естественного почитания; но он не может понять Бога с атрибутами и признаками людей, Бога, который любит, ненавидит и выражает гнев; Божество, описанное христианскими ли миссионерами, магометанами, браминами* или иудеями, окажется ниже стандарта даже просто обычного хорошего человека".

Спрашивающий.
Вера ради веры. Не лучше ли вера христианина, который в своей христианской беспомощности и покорности верит в то, что существует милосердный Отец Небесный, который убережет его от страданий, поможет ему в жизни, простит ему его проступки, чем холодная и гордая, почти фаталистическая вера буддистов, ведантистов и теософов?

Теософ.
Продолжайте называть наши убеждения "верой", если хотите. Но, поскольку мы снова пришли к этому вечно повторяющемуся вопросу, я, в свою очередь, спрошу: вера ради веры, не лучше ли одна, основанная на строгой логике разума, чем другая, ос-нованная просто на человеческом авторитете или поклонении героям?
Наша "вера" имеет всю логическую силу арифметического трюизма, что 2 плюс 2 равняется 4. Ваша вера похожа на логику некоторых эмоциональных женщин, о которых Тургенев сказал, что для них 2 плюс 2 обычно 5 и сальная свеча в придачу. Более того, Ваша вера расходится не только с любым общепринятым взглядом на справедливость и логику, но и, если проанализировать, ведёт человека к моральной гибели, препятствует прогрессу человечества, самоуверенно делая из силы Право, — превращает каждого второго человека в Каина для своего брата Авеля.

Спрашивающий.
На что Вы намекаете?

_______________________
* Имеются в виду Брамины-сектанты. Парабрахм ведантистов — это божество, которое мы принимаем и в которое верим.
Прикрепления: 3460656.jpg(19Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Суббота, 23.03.2013, 14:29 | Сообщение # 30
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline
ОКОНЧАНИЕ ..........................................

ЕСТЬ ЛИ У БОГА ПРАВО ПРОЩАТЬ?

Теософ.
Это касается доктрины Искупления. Я ссылаюсь на опасную догму, в которую Вы верите и которая учит нас, что не имеет значения, насколько бы ни было огромно наше преступление против законов Бога и человека, мы только должны верить в самопо-жертвование Иисуса для спасения человечества, и его кровь смоет любое пятно.

Уже двадцать лет я проповедую против неё, и теперь я могу привлечь Ваше внимание к параграфу из "Разоблачённой Изиды", написанной в 1875 году. Вот чему учит церковь и с чем мы боремся:
"Милость Господня безгранична и неизмерима. Невозможно представить себе такой ужасный человеческий грех, чтобы цена, уплаченная для искупления грешника, не искупила его тысячекратно. И, кроме того, никогда не поздно раскаяться. И хотя обидчик ждёт до последней минуты последнего часа последнего дня своей смертной жизни, пока его побледневшие губы произнесут признание веры, он может идти в рай; умирающий вор сделал это, а также многие другие, столь же подлые. Таковы предположения Церкви и Духовенства, предположения, вбиваемые в головы Ваших соотечественников любимыми английскими проповедниками, как раз в свете XIX столетия'", этого наиболее парадоксального века из всех. Ну, и к чему же это ведёт?

Спрашивающий.
Разве это не делает христиан счастливее, чем буддистов и браминов?

Теософ.
Нет; во всяком случае, образованных людей, поскольку большинство из них уже давно утратили всякую веру в эту жестокую догму. Но тех, кто еще верит в неё, она легче приводит к порогу любого мыслимого преступления, чем другие известные мне догмы.

Разрешите мне ещё раз привести цитату из "Изиды":
"Если мы выйдем из узких рамок веры и посмотрим на Вселенную, как Целое, сбалансированное совершенным соответствием частей, — как голос логики и даже самый слабый проблеск Справедливости восстаёт против этого Искупления чужой вины! Если бы преступник грешил только против себя, и не причинял зла никому, кроме себя, если бы искренним раскаянием он мог вызвать уничтожение прошлых событий, не только из памяти человека, но и из нетленной памяти, которую ни одно Божество — даже Высшее из Высших — не может заставить исчезнуть, тогда эта догма могла бы быть понятой.
Но утверждать, что кто-то может причинить вред своему собрату, убить, нарушить равновесие в обществе и естественный порядок вещей, а затем — по причине трусости, надежды или по принуждению, не имеет значения — будет прощён только потому, что верит, что пролитие крови одного смывает другие кровопролития — это же абсурд!
Может ли быть уничтожен результат преступления, даже если само преступление будет прощено? Последствие причины никогда не сводится к границам самой причины, так же как результат преступления не может быть ограничен только обидчиком и его жертвой.
Любое доброе, так же как и злое действие имеет свои последствия, такие же очевидные, как и те, что производит камень, брошенный в воду. Улыбка банальна, но это лучшее, что было когда-либо придумано, так что давайте прибегать к ней.
Концентрические круги, больше и интенсивнее, в зависимости от того, больше или меньше производящий возмущение объект; даже мельчайший камешек, нет, мельчайшая крупинка производит свои колебания. И эти колебания не только видимы и поверхностны.
Ниже, невидимо, во всех направлениях — в стороны и вниз — капля толкает каплю, пока берегов и дна не коснётся эта сила. Более того, воздух над водой возбуждается, и это возбуждение проходит, как говорят нам физики, от слоя к слою в пространстве во веки вечные Материи дан импульс, и он никогда не прекратится и не может быть возвращён...

То же и с преступлением, и с его противоположностью. Действие может быть моментальным, следствие — вечно. Если бы после того, как камень однажды упал в пруд, мы могли вернуть его обратно в руку, скатать обратно волны, уничтожить приложенную силу, вернуть эфирные волны к их исходному состоянию не-существо-вания и стереть любой след акта бросания камня так, что память Времени не покажет, что что-то случилось, тогда и только тогда мы сможем спокойно выслушать доводы христиан о действенности этого "Искупления", и — перестать верить в Кармический закон.

При теперешнем же состоянии вещей мы призываем целый Мир рассудить, которая из двух доктрин более близка божественной справедливости и какая более разумна, даже по простой человеческой очевидности и логике.

Спрашивающий.
Тем не менее миллионы верят в христианские догмы и счастливы.

Теософ.
Чистая сентиментальность, взявшая верх над мыслительными способностями, которую никогда не воспримет истинный филантроп или альтруист. Это даже не мечта эгоизма, а кошмар человеческого интеллекта. Посмотрите, к чему он ведёт, и скажите название той языческой страны, где преступления совершаются так же легко или более многочисленны, чем в христианских странах. Взгляните на длинные и страшные годовые сводки о преступлениях, совершенных в Европейских странах, и обратите внимание на протестантскую и библейскую Америку. Там обращения в веру, происходящие в тюрьмах, более многочисленны, чем после публичных оживлений и проповедей.

Взгляните на скользкое равновесие христианского понятия о справедливости(!): убийцы, с обагрёнными кровью руками, подгоняемые демонами вожделения, мести, жадности, фанатичности или просто животной жажды крови, убивают свои жертвы, в большинстве случаев не дав им времени раскаяться или воззвать к Иисусу. Они, возможно, умерли грешными и конечно — согласно теологической логике — понесли наказание за свои большие или меньшие прегрешения. А убийца, настигнутый человеческой справедливостью, заключённый в тюрьму, оплаканный сентиментальными молящимися с ним и за него, произносит волшебные слова обращения в веру и идёт на эшафот, спасённый чадами Иисуса!
Если бы не убийство, с ним и о нём не молились бы, и он не получил бы искупления, прощения. Ясно, что этот человек, убив, поступил хорошо, так как в результате получил вечное блаженство!

А как насчет его жертвы, его или её семьи, родственников, подчинённых, общественных связей, разве справедливость не требует для них никакой компенсации? Должны ли они страдать в этом мире и в следующем, в то время как тот, кто причинил им зло, спит рядом со "святым разбойником" с Голгофы и благословлён навсегда? По этому вопросу духовенство хранит осторожное молчание.
И теперь Вы знаете, почему Теософы — чьё фундаментальное убеждение и вера — это справедливость для всех, на Небесах как и на Земле, и в Карме — отрицают эту догму.

Спрашивающий.
Значит, конечная судьба человека — это не Небо под владычеством Бога, но постепенное превращение Материи в её исходный элемент, Дух?

Теософ.
Это та самая конечная цель, к которой стремится всё в Природе.

Спрашивающий.
Не рассматривают ли некоторые из Вас это соединение или "падение Духа в Материю" злом, а новое рождение, несчастьем?

Теософ.
Некоторые считают и потому прилагают усилия к тому, чтобы сократить это испытание на Земле. Это, однако, не безусловное зло, поскольку оно обеспечивает опыт, благодаря которому мы восходим к Знанию и Мудрости. Я имею в виду опыт, который учит, что потребности нашей духовной природы никогда ничем не будут удовлетворены, кроме духовного счастья. Пока мы пребываем в теле, мы подвержены боли, страданию, неприятным случайностям, происходящим в течение жизни. Поэтому и для временного облегчения этого, мы, наконец, получаем Знания, которые единственно могут дать нам освобождение и надежду на лучшее будущее.



Гори, свети и освещай.
 
Форум » ПОДВИЖНИКИ ДУХА » Е. П. БЛАВАТСКАЯ » СФИНКС 19-ГО ВЕКА - УПАСИКА (Е.П. Блаватская - биография, письма, статьи, фото)
Страница 3 из 100«1234599100»
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES