Вторник, 16.01.2018, 12:09

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Страница 99 из 100«12979899100»
Форум » ПОДВИЖНИКИ ДУХА » Е. П. БЛАВАТСКАЯ » СФИНКС 19-ГО ВЕКА - УПАСИКА (Е.П. Блаватская - биография, письма, статьи, фото)
СФИНКС 19-ГО ВЕКА - УПАСИКА
ЮлияДата: Четверг, 18.02.2016, 18:48 | Сообщение # 981
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline

Чтобы показать, насколько прочно идея перевоплощения успела утвердиться в умах не блещущих интуицией западных писателей, процитируем несколько фрагментов из одного ежедневного англо-индийского издания.

[Публикуемые ниже фрагменты представляют собой сокращенный текст статьи из аллахабадского "Pioneer".]


Метампсихоз


...В одном претенциозном миссионерском сочинении была предпринята обстоятельная попытка опровергнуть теорию "переселения душ", демонстрирующая отсутствие навыков метафизического изложения, несостоятельность психологии в этом вопросе и, как следствие, его исключительную сложность... Аргументы, изложенные в упомянутой статье, заслуживают того, чтобы еще раз рассмотреть их один за другим.

Первый заключается в том, что метампсихоз "не принимает в расчет свидетельство памяти"... Психологи, начиная от Платона и далее, обращали внимание на тот хорошо известный ментальный феномен, что человек, оказавшийся в той или иной ситуации впервые в своей жизни, может вдруг ощутить, что нечто подобное происходило с ним и ранее... В возвышенных философских учениях, моральных наставлениях и собственных поступках Христа нет никаких противоречий, однако и он, даже в зрелом возрасте, иногда полностью забывал под влиянием трудностей физической жизни о своем предыдущем существовании... – так почему же тогда другие люди, не столь уверенные в своей божественной сущности, не могут позабыть на более или менее долгий срок о своих предыдущих жизнях, если таковые действительно имели место?..

Кажущуюся бессознательность ребенка теологи могут приписать незрелости его разума, тогда как более проницательный ум может усмотреть в ней необходимый промежуток между двумя отличными друг от друга состояниями человеческого сознания...

Второй аргумент состоит в том, что метампсихоз "клевещет на божественную справедливость". Мы не станем рассуждать о том, насколько обоснованна вера индусов в то, что страдания в одном состоянии бытия искупают грехи, совершенные в другом состоянии, скажем только, что она вовсе не выглядит несправедливой и ничуть не менее моральна, чем догма об унаследованном или привнесенном грехе. Однако главный вопрос состоит в том, насколько искупительная миссия Христа совместима с учением о трансмиграции?.. В чем и как учение, рассматривающее человека как падшего духа или возвысившееся животное, может противоречить тому, что говорил Христос?..

Третий аргумент гласит, что метампсихоз якобы "противоречит всякой здравой психологии". Девять из десяти религиозных учителей, многоречиво разглагольствующих на сей счет... вряд ли смогли бы объяснить даже то, как многочисленные высшие способности человека распределяются между его психической и духовной природой; или что происходит с соединением этих способностей при разделении его тройственной структуры.

Четвертый аргумент против трансмиграции – она "противоречит всякой приемлемой этике". Но для того чтобы этическую систему можно было считать приемлемой, она должна прежде всего требовать от человека личной ответственности за каждое осознанное проявление его индивидуальной воли... Каждый мыслящий человек должен ощущать рост своего морального сознания, отделяющий его настоящее от прошлого: хотя идентифицирующая его личность остается прежней, он отмечает прохождение своей моральной природы через четко обозначенные этапы, различающиеся по степени осознанности своих действий и ответственности за них. И чем же данный факт неприемлем для этики?

Пятый тезис против переселения душ – это учение "противоречит научным данным"... Но что же есть такого в науке, что отвергало бы эту идею, поддерживаемую к тому же теорией естественного отбора, в соответствии с которой индивидуальная душа примитивного организма (если, конечно, она вообще существует) может постепенно, этап за этапом, перейти в высший организм?

(Е.П. Блаватская. Напутствие бессмертным)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Вторник, 01.03.2016, 08:46 | Сообщение # 982
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline
Письмо XXVII39


Не чувствуйте себя таким удрученным, мой бедный мальчик, нет нужды в этом. М-р Синнетт верно сказал в своем «Эзотерическом Буддизме», что высшее духовное развитие должно сопровождаться интеллектуальным развитием на параллельном плане. У вас сейчас имеются наилучшие благоприятные возможности для этого в том месте, где вы трудитесь. За вашу преданность и бескорыстный труд вы получаете помощь, хотя она и безмолвна. Ваше время еще не пришло. Когда оно настанет, я буду сноситься с вами.

А пока используйте наилучшим образом теперешнюю подходящую возможность усовершенствовать себя интеллектуально, одновременно развивая свою интуицию. Помните, что никакое усилие никогда не теряется и что для оккультиста нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего, а лишь всегда Вечное Сейчас. Мои Благословения.
К.Х.



Письмо XXVIII40


У Д., бесспорно, много недостатков и слабостей, как и у других. Но он бескорыстно предан нам и делу, и он оказался чрезвычайно полезным для Упасики. Его присутствие и помощь незаменимо нужны в Главной Штаб-квартире. Его сокровенное «я» не имеет желания повелевать, хотя видимые дела иногда приобретают такую окраску по причине его чрезмерного усердия, которое он неразборчиво распространяет решительно на все, чего бы ни касался, будь то малое или великое. Тем не менее необходимо помнить о том, что какими бы неадекватными наши «инструменты» ни были по отношению ко всей нашей цели, все же они являются наиболее пригодными из имеющихся в наличии с тех пор, как они существуют, за исключением эволюции времен. Для нас было бы гораздо более желательным иметь лучших «медиумов», чтобы действовать через них; и за доброжелателями Теософского Дела остается право решать, как долго они будут бескорыстно трудиться, чтобы помочь его высшей деятельности и таким образом ускорить приближение знаменательного дня Благословения над всеми преданными работниками в Главной Штаб-квартире.
К.Х.


_________________
39 Переписано прямо с оригинала в Адьяре. Получено Дамодаром К. Мавланкаром, в уголке его отметка: «Пол-но в 5 утра, 27-2-84 г.» Д.К.М. отправился в Тибет в апреле 1885 г. Смотри «Листы Старого Дневника», III серия, гл. XV, стр. 318. Письмо было перепечатано в «Теософисте», ноябрь, 1908 г., стр. 173.

40 Перепечатано из «Теософиста», февр., 1908 г., стр. 391, где утверждается, что письмо получено Д-ром Ф. Гартманном в Адьяре в 1884 г., когда оба Основателя находились в Европе. «Д.» есть, конечно, Д.К.М.


(ПИСЬМА УЧИТЕЛЕЙ МУДРОСТИ. ТОМ I. 1881-1888. Переписанные и упорядоченные С. Джинараджадаса. С предисловием Анни Безант, Президента Теософического Общества.

ТЕОСОФИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО. Адьяр, Мадрас, Индия
Т. И., Лондон, Бенарес, Кротона, США. Индийский книжный склад, Бомбей, 1919 г.)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Четверг, 03.03.2016, 04:26 | Сообщение # 983
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline

ВЫДЕРЖКИ ИЗ ПИСЕМ


(А)
Закон возмещения вознаграждает исключительно тех, кто сражался с жестокими шипами земных желаний. Где нет искушения, там заслуга в преодолении его слабого сигнала незначительна и потому не может претендовать на награду.

(Б)
Мы боимся лишь тех, кто внушает нам ненависть или любовь. Но избегаем тех, кто нас отталкивает или сильно притягивает. Однако мы никогда не избегаем тех, кто нам безразличен.

(В)
...тягчайшее из всех возможных преступлений – это Самоубийство.

(Д)
Осознайте роль, величие и всю возвышенную утончённость души, с помощью которой тысячи людей стали знающими, их вера укрепилась, а бессмертное блаженство их будущей жизни гарантировано и засвидетельствовано с математической точностью наилучшими научными умами.


(ПИСЬМА УЧИТЕЛЕЙ МУДРОСТИ. ТОМ II. Транскрибированные и аннотированные С. Джинараджадаса, Вице-президентом Теософического Общества. С предисловием Анни Безант, Президента Теософического Общества.

* * *
ТЕОСОФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО
826 Оукдейл Авеню: Чикаго
Авторское право Американского Теософического Общества
1926 г.)



Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Суббота, 05.03.2016, 01:52 | Сообщение # 984
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline

Блаватская Е.П.

Исчезнут ли великие нации с лица Земли в одночасье?


Вопрос III

О подобной нелепости никогда не было и речи. Катаклизм, который уничтожил отборнейшие подрасы четвертой расы, или атлантов, подготавливался веками, о чем можно прочесть в «Эзотерическом буддизме». Так называемый Посейдонис[1] существовал в исторические времена, хотя судьбу его начинают осмысливать только теперь. Сказанное ранее сохраняет свою силу: каждая коренная раса разделяется катастрофой; катаклизм — основа и исторический фундамент мифов, вплетенных позднее в религии всех народов, цивилизованных или диких, под разными именами: «потоп», «огненный ливень» и прочими.

«Отсутствие заметных следов существования такой высокоразвитой цивилизации» объясняется несколькими причинами. Одна из них связана главным образом с неспособностью и частично нежеланием (или, лучше сказать, врожденной духовной слепотой, присущей нашему веку?) современных археологов определить различия между обнаруженными при раскопках предметами и руинами 50 000- и 4 000-летней давности, и установить истинный возраст многих великих древних развалин и отнести их к доисторическим временам. Археолог не несет за это ответственности, ибо какими критериями и признаками должен он руководствоваться для определения истинной даты создания обнаруженного при раскопках здания, на котором нет никаких надписей; и кто может дать общественности гарантию, что антиквары и специалисты не ошиблись на какие-то 20 000 лет? Прекрасным подтверждением тому служит научная и историческая классификация циклопической архитектуры. Традиционная археология, связанная непосредственно с историческими памятниками, отвергнута. Устная литература, народные легенды, баллады и обряды — все отнесено к разряду суеверий; народные обычаи причислены к «выдумкам» и «фольклору». Более грубый стиль циклопической кирпичной кладки, стены Тира[2], упомянутые Гомером, датированы самым дальним периодом — началом доримской истории; а эпирские[3] и микенские[4] стены — самым ближним. Принято считать, что последние построили пеласги[5], предположительно, где-то за тысячу лет до начала западной цивилизации. Что же касается первых, то они были снесены всемирным потопом (Ноевым) еще совсем недавно — научная схема архиепископа Ашера, согласно которой земля и люди были «созданы в 4004 году до Р.Х.», была не только распространенной, но фактически навязывалась образованным классам общества до триумфальной победы теории Дарвина. Если бы не усилия нескольких александрийских и других мистиков, платоников и языческих философов, Европа лишилась бы даже тех немногих греческих и римских классических работ, которые имеются сейчас в ее распоряжении. А поскольку среди тех немногих книг, которые избежали ужасной участи, не все были вполне достоверны, этим, вероятно, и объясняется тайна их чудесного спасения. Западные ученые рано усвоили привычку отвергать все доказательства языческого происхождения, стоит только истине вступить в противоречие с заявлениями их религиозных авторитетов. Далее, опять же современные археологи, востоковеды и историки все являются европейцами, и все они христиане, формально или иным образом. И большинство из них, похоже, испытывает отвращение при мысли, что какая-то старинная реликвия может быть датирована более ранним периодом, нежели иудейские рукописи. Редко кому удавалось не упасть в эту яму.

Следы древних цивилизаций существуют, и их немало. Все же, по нашему скромному мнению, пока в археологические и азиатские научные общества беспрепятственно будут вступать служители церкви, а христианские епископы будут писать измышления об истории и религии нехристианских народов и председательствовать на собраниях востоковедов, до тех пор седая старина и ее реликвии будут использоваться как вспомогательные средства для упрочения авторитета древнего иудаизма и современного христианства.

Пока что археологии ничего не известно о местонахождении других, более древних цивилизаций, за исключением немногих, на которые она натолкнулась и чей возраст определила, руководствуясь главным образом библейской хронологией. Сомнительно, чтобы Запад имел какое-то право навязывать всемирной истории ненадежную хронологию малочисленного и неизвестного еврейского племени и одновременно отвергать все факты и доказательства, предоставленные классическими писателями неиудейского происхождения и нехристианского вероисповедания. Во всяком случае, если бы Запад соблаговолил внять сообщениям из иных источников, он смог бы сейчас убедиться, что не только в Италии и других областях Европы, но и вблизи районов, обычно считающихся средоточием древних развалин — Вавилонии и Ассирии, существуют места, где можно было бы успешно проводить раскопки. Под огромной «соляной долиной» Дашт-Беяд возле Хорасана[6] погребены останки самых древних мировых цивилизаций; немало времени понадобилось, чтобы на месте моря появилась суша, а затем плодородная почва превратилась в мертвую пустыню Шамо, под зыбкими песками которой, вероятно, навеки исчезли следы первой цивилизации пятой расы.

Времена изменились и продолжают меняться. Накапливаются свидетельства существования ранних цивилизаций и древней мудрости. Хотя воинствующие фанатики и интриганы в рясах сожгли книги и отдали на поругание здания старинных библиотек; хотя плесень и насекомые уничтожили бесценные манускрипты; хотя за один исторический период испанские вандалы спалили на кострах творения высокоразвитых древнеамериканских рас, которые, если бы уцелели, помогли бы разрешить многие загадки истории; хотя Омар в течение многих месяцев растапливал печи в александрийских банях литературными сокровищами храма Сераписа[7], а книги сивилл[8] и прочие римские и греческие мистические книги погибли во время войн, а завоеватели Цейлона из Южной Индии «свалили в кучи высотою с кокосовую пальму» ollas буддистов, подожгли их и при свете костра праздновали свою победу, дабы никто не усомнился в ней, уничтожив таким образом ранние буддийские анналы и трактаты огромной важности; и хотя сия омерзительная и бессмысленная дикость покрыла позором завоевания большинства воинственных народов, все же, несмотря на это, многочисленные документальные свидетельства человеческой истории уцелели, и эти разрозненные факты появляются иногда на свет в виде «наиболее курьезных совпадений», как их обычно называют ученые.

У Европы нет вполне правдивой истории превратностей ее собственной судьбы, нет достоверной летописи смены рас и их деяний. Из-за жестоких войн, варварских обычаев исторических готов, гуннов, франков и других воинственных народов, а также вследствие литературного разбоя, организованного своекорыстными «бритыми»[9] монахами, которые веками превращали жизнь мыслящих людей в кошмар, — Древний мир перестал существовать для Европы. И, оставшись без письменных свидетельств прошлого, европейские критики, историки и археологи не стеснялись друг перед другом отрицать их существование, если уступка с их стороны могла подорвать престиж Библии.

Нам говорят, что не сохранилось «следов древних цивилизаций»! А как насчет пеласгов — непосредственных прародителей эллинов, согласно утверждению Геродота? Как насчет этрусков — таинственного и чудесного народа (если он когда-либо существовал), чье происхождение представляет самую неразрешимую загадку для историков? То немногое, что известно о них, показывает лишь, что если бы о них смогли узнать побольше, то удалось бы открыть целый ряд доисторических цивилизаций. Кем был этот народ, именуемый пеласгами и описанный как высокоинтеллектуальный, восприимчивый, активный, занимавшийся главным образом сельским хозяйством, но в случае необходимости бравшийся за оружие, хотя по природе миролюбивый; народ, с которым никто не мог сравниться в искусстве строительства каналов, подземных водопроводов, плотин, стен и гигантских сооружений поразительной прочности и которому даже приписывали изобретение так называемых кадмейских[10], или финикийских, письменных знаков, от которых произошли все европейские алфавиты? Если бы была хоть малейшая возможность доказать, что пеласги являются потомками библейского Фалека (Быт., 10, 25), то это позволило бы продемонстрировать высокий уровень их цивилизации несмотря на то, что их исторический возраст был бы сильно уменьшен и начинал бы свой отсчет с 2247 года до Р.Х. А кем были этруски?


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Суббота, 05.03.2016, 01:52 | Сообщение # 985
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline
Возможно ли жителей Востока заставить уверовать, подобно западным народам, что между высокими цивилизациями доримского (а мы говорим — доисторического) Турсеноя греков, с их двенадцатью великими городами, известными в истории, с их гигантскими сооружениями, с их пластическими и изобразительными искусствами, и временем, когда они были кочевым племенем, «первым спустившимся в Италию с северных широт», прошло всего несколько столетий?

Будут ли по-прежнему утверждать, что финикийцы, с их Тиром, построенным за 2750 лет до Р.Х. (согласно западной исторической хронологии), с их торговлей, флотом, наукой, искусствами и цивилизацией, всего за несколько веков до строительства Тира были «небольшим семитским племенем рыбаков»? Или что Троянская война могла произойти не ранее 1184 года до н.э., и, следовательно, Magna Graecia должна была существовать где-то между VIII и XIX веками до н.э., а ни в коем случае не за тысячелетия до прихода Христа, как уверяли Платон, Аристотель, Гомер, как свидетельствовали циклические поэмы, заимствованные из других летописей, составленных за тысячелетия до этого, и основанные на них? Если христианский историк, связанный по рукам своей хронологией, и свободный мыслитель, лишенный необходимых сведений, готовы навесить на любую нехристианскую и незападную хронологию ярлыки вроде «явно надуманной», «чисто мифической» или «не заслуживающей серьезного внимания», то как же тогда, полагаясь лишь на таких проводников, добраться до истины? Если эти некомпетентные составители всеобщей истории могут склонить общественность принять за реальность их хронологические и этнографические фантазии, то почему же восточный исследователь, имеющий доступ к совершенно другим — и, осмеливаемся сказать, более достоверным — материалам, должен разделять слепую веру тех, кто отстаивает непогрешимость западной истории?

Основываясь на документальных свидетельствах, оставленных в Индии в 607 году до н.э. Яваначарьей (Пифагором), и на «храмовых записях» своего собственного народа, он полагает, что можно смело отвести не сотни, а тысячи лет на создание Magna Graecia и Кум[11] — ее первого поселения. Он считает, что цивилизация Magna Graecia уже стала приходить в упадок, когда Пифагор, великий ученик арийских Учителей, отправился в Кротон. И, не будучи обремененным библейскими предубеждениями, он уверен, что, если кельтским и галльским племенам Britannical Ansulae, имевшим у себя перед глазами пример уже готовой римской цивилизации и знакомым с таковою финикийцев, которые начали торговать с ними за тысячу лет до христианской эры; и в довершение всего, не без помощи норманнов и саксов, за две тысячи лет до этого удалось построить свои средневековые города, даже отдаленно не сопоставимые с таковыми римлян; и у них ушло 2500 лет только на то, чтобы стать полуцивилизованными, тогда вместо гипотетического периода, милостиво приблизившего детство этой расы поближе к апостолам и первым отцам церкви, эти сроки следует отодвинуть к необозримо отдаленным временам. Бесспорно, если варварам Западной Европы потребовалось множество веков на развитие языка и создание империй, тогда норманнским племенам «мистических» периодов при общей чистоте, поскольку они никогда не подпадали под влияние оплодотворяющей энергии христианства, которой, как нас пытаются убедить, обязано научное озарение нынешнего века, понадобилось около десяти тысяч лет на строительство Тира и Вейи[12], их Сидона[13] и Карфагена. Поскольку другие Трои лежат под самым верхним слоем земли в Троаде[14], а следы других, более развитых цивилизаций, обнаруженные Мариэтт-Бей под толщей песка, составили археологические коллекции Лепсиуса[15], Абботта и Британского музея; а шесть индусских «Дели», построенных друг над другом и скрытых от любопытных глаз, образовали пьедестал, на котором Великий Могол-завоеватель возвел великолепную столицу, развалины которой до сих пор свидетельствуют о ее красоте, то, когда неистовство фанатичной критики совершенно утихнет и западные мужи будут готовы написать историю с позиций абсолютной истины, тогда будут найдены доказательства существования цикличного закона развития цивилизации.

Прекрасные здания современной Флоренции возвышаются на гробнице этрусской Флоренции, возникшей, в свою очередь, на погребенных останках предшествовавших ей городов. И точно так же Ареццо, Перуджа, Лукка и многие другие места в Европе, занятые ныне современными городами, покоятся на руинах архаичных цивилизаций, существовавших неисчислимые периоды времени и чьи названия эхо забыло хотя бы прошептать через «коридоры Времени».

Когда западные историки окончательно и неопровержимо докажут, по крайней мере кем были пеласги, этруски и загадочные япиги, которые, похоже, тоже познакомились с письменностью (как видно из их надписей) раньше финикийцев, только тогда могут они навязывать азиатам собственные сведения и догмы. Тогда они получат и право язвительно спрашивать: «Почему же не осталось никаких явных следов этих высокоразвитых цивилизаций, описанных в прошлом?»

«Предполагается ли, что современная европейская цивилизация с ее ответвлениями... может быть уничтожена каким-либо наводнением или огромным пожаром?..» Намного легче, чем другие цивилизации. У Европы нет ни титанических и циклопических сооружений древних, ни даже пергаментов для сохранения информации о ее «нынешних искусствах и языках». Ее цивилизация слишком молода и скороспела, чтобы оставить после себя нетленные реликвии архитектуры, искусства или науки. Что во всей Европе может хотя бы с натяжкой считаться неразрушимым, не говоря уже о разломе геологических пород, наступающем обычно после таких катаклизмов? Уж не ее ли хрустальные дворцы, ее театры, железные дороги, современная хрупкая мебель или электрические телеграфы, фонографы, телефоны и микрографы?

Если первые еще устоят под натиском огня и циклона, то вышеперечисленные достижения современной науки может разбить вдребезги любой ребенок. Когда мы знаем о гибели «семи чудес света», Фив, Тира, лабиринта и видим, как египетские пирамиды, храмы и гигантские дворцы медленно поглощаются песчаной пылью пустынь, разрушаемые по крупице рукою Времени, более легкой и милосердной, чем любой катаклизм, то подобная постановка вопроса воспринимается нами скорее как признак высокомерия и недомыслия, нежели плод взвешенных размышлений. А ваши газеты и периодические издания — этот бумажный хлам; а ваши книги, хранящие сведения обо всей вашей великой цивилизации, — достаточно белым муравьям несколько раз попировать на них, чтобы от них не осталось и следа; неужели вы считаете все это неуязвимым? И почему европейская цивилизация должна избежать общей участи? Уцелеют в большинстве своем низшие классы, составляющие основу нации, а им ничего не известно об искусствах, науке или языках, кроме собственных, которыми они владеют не в совершенстве. Искусство и наука подобны птице Феникс: они умирают, чтобы возродиться вновь. И когда впервые был задан вопрос (который можно найти на страницах «Эзотерического буддизма») о «примечательном ускорении человеческого прогресса в течение последних двух тысяч лет», то корреспондент м-ра Синнетта мог бы сделать такое добавление к его ответу: «Этот рывок, этот прогресс и необычайная быстрота смены одного открытия другим должны подсказать человеческой интуиции, что то, что вами воспринимается как “открытия”, в действительности лишь “забытое старое”, которое, согласно закону постепенного развития, вы усовершенствуете в части формулирования, но не вы первые дали им объяснение».

Мы легче всего усваиваем то, что слышали или изучали в детстве. Если, как утверждается, западные народы отделились от великой арийской основы, тогда очевидно, что подрасы, которые первыми заселили Европу, были моложе коренной расы, имевшей Веды и руководимой доисторическими Риши.

Те сокровенные знания, к которым ваши прапраотцы прикоснулись в храмах, не утрачены. Они достигли потомков, которые ныне их только детализируют.


Сноски

1. Посейдонис (греч.) — последний остаток погибшего материка Атлантиды. В эзотерической философии принято считаеть, что именно Посейдонис является платоновским островом Атлантида.

2. Тир (греч. Tyrus) — морской порт в Финикии.

3. Эпир (греч. Epirus) — историко-географическая область на западе Греции, большей частью в горах Пинд. При Пирре в конце IV — начале III века до н.э. на территории Эпира образовалось государство, в 168 году до н.э. покоренное Римом.

4. Микены — древний город на юге Греции, крупнейший центр эгейской культуры.

5. Пеласги — согласно античным преданиям, догреческое население Древней Греции, обитавшее на юге Балканского полуострова, островах Эгейского моря, в Эпире, Фессалии и на западном побережье Малой Азии.

6. Хорасан — провинция на северо-востоке Ирана.

7. Серапис — древнеегипетский бог подземного царства, впоследствии слившийся с Озирисом и в греческой и римской мифологии отождествляемый с Плутоном или Эскулапом.

8. Сивиллы — легендарные прорицательницы, упоминаемые античными авторами. Наиболее известна Кумская сивилла, которой и приписываются «Сивиллины книги» — сборник изречений и предсказаний, служивший для официальных гаданий в Древнем Риме.

9. Бритые — прозвище католических монахов по выбриваемой на темени тонзуре.

10. Кадмейский — от имени мифологического финикийского правителя Кадма, научившего греков письменности.

11. Magna Graecia — «Великая Греция», древнее название населенных греками земель, включая заморские колонии. Кумы — древний город в юго-западной части Италии. Считается самой ранней греческой колонией в Италии.

12. Вейи — древний этрусский город неподалеку от Рима. Разрушен римлянами в 396 году до н.э.

13. Сидон — город-государство в Древней Финикии, на месте нынешнего города Сайда.

14. Троас, или Троада — район в северо-западной части Малой Азии, в окрестностях древнего города Троя.

15. Лепсиус Карл Ричард (1810—1884) — немецкий филолог и индолог.

Издания

«Theosophist», Vol. IV, № 12 (48), September, 1883, p. 295—310 (первая публикация)

Блаватская Е.П. - Гималайские Братья, М., Сфера, 1998. С. 84—93. Пер. Т.И.Перебайловой (первая публикация на русском языке)

Блаватская Е.П. - Последний век манвантары, M., Сфера, 2005


http://ru.teopedia.org/lib/Блаватская_Е.П._-_Исчезнут_ли_великие_нации_с_лица_Земли_в_одночасье%3F


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Суббота, 12.03.2016, 07:49 | Сообщение # 986
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline


ЛИЧНАЯ ПЕЧАТЬ И ПОДПИСЬ Е.П.Б.





Прикрепления: 3943608.jpg(16Kb) · 5687579.jpg(45Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Пятница, 25.03.2016, 04:15 | Сообщение # 987
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline

Е. П. БЛАВАТСКАЯ

ЛЕВ ТОЛСТОЙ И ЕГО НЕЦЕРКОВНОЕ ХРИСТИАНСТВО


Толстой - это великий мастер художественного слова и великий мыслитель. Вся его жизнь, его сердце и разум были заняты одним жгучим вопросом, который в той или иной степени наложил свой болезненный отпечаток на все его сочинения. Мы чувствуем его омрачающее присутствие в "Истории моего детства", в "Войне и мире", в "Анне Карениной", пока он окончательно не поглотил его в последние годы его жизни, когда были созданы такие работа, как "Моя вера", "В чем моя вера?", "Что же делать?", "О жизни" и "Крейцерова соната". Тот же самый вопрос горит в сердцах многих людей, особенно среди теософов; это поистине - вопрос самой жизни. "В чем смысл, цель человеческой жизни? Каков конечный исход неестественной, извращенной и лживой жизни нашей цивилизации, такой, какая навязана каждому из нас в отдельности? Что мы должны делать, чтобы быть счастливыми, постоянно счастливыми? Как избежать нам кошмара неизбежной смерти?" На эти вечно стоящие вопросы Толстой не дал ответа в своих ранних сочинениях, потому что он сам не нашел его. Но он не мог прекратить бороться, как это сделали миллионы других, более слабых или трусливых натур, не дав ответа, который по крайней мере удовлетворил бы его собственное сердце и разум; и в пяти вышеназванных работах содержится такой ответ. Это ответ, которым на самом деле не может удовольствоваться теософ в той форме, в какой его дает Толстой, но в его главной, основополагающей, насущной мысли мы можем найти новый свет, свежую надежду и сильное утешение. Однако для того, чтобы понять ее, мы должны вкратце проследить тот путь, посредством которого Толстой достиг того мира, который был им найден; ибо пока мы не сможем почувствовать так же, как и понять те внутренние процессы, которые привели его к этому, его решение, подобно любому другому решению жизненной проблемы, останется мертвой буквой, чисто интеллектуальной словесной концепцией, в которой полностью отсутствует жизненная сила; простой спекуляцией, лишенной живой истины и энтузиазма.

Подобно всем думающим мужчинам и женщинам нашего времени, Толстой утратил веру в религию в детстве; ибо такая утрата детской веры - неизбежная в жизни каждого человека - не является, как правило, результатом глубокого размышления; это скорее естественное следствие нашей культуры и нашего общего жизненного опыта. Он сам говорит, что его вера исчезла, и он не знает, как. Но его юношеское устремление к этическому усовершенствованию, продолжало сохраняться еще около десяти лет, постепенно забываясь, и в конце концов совершенно исчезло.

Видя вокруг себя торжествующие амбиции, любовь к власти, эгоизм и чувственность; видя презрение и насмешливое отношение ко всему тому, что называется добродетелью, добротой, чистотой и альтруизмом, и не способный иметь ни ощущения внутреннего счастья и наполненности, ни внешнего успеха, Толстой шел по пути, которым движется мир, поступая так, как он видит поступают другие, принимая участие во всех порочных и низменных поступках "благопристойного мира". Далее он обращается к литературе, становится великим мастером слова, наиболее преуспевающим писателем, пытаясь, как он сам рассказывает, скрыть от себя свое собственное невежество, поучая других. В течение нескольких лет он продолжал совершать такое подавление своей внутренней неудовлетворенности, но перед ним все более часто, все более мучительно вставал этот вопрос: Для чего я живу? Что я знаю? И с каждым днем он все яснее видел, что он не может дать на него ответ. Ему было пятьдесят лет, когда его отчаяние достигло наивысшей точки. Находясь на вершине своей славы, счастливый муж и отец, автор многих прекрасных сочинений, наполненных глубочайшим знанием людей и жизненной мудрости, Толстой осознает невозможность дальнейшего продолжения жизни. "Человек не может вообразить себе жизнь без желания благополучия. Желать и приближать это благополучие - это и есть жизнь. Человек исследует в жизни только то, что он может в ней улучшить". Наша наука, напротив, изучает только тени вещей, а не их истинную сущность; и находясь в заблуждении, что это второстепенное и неважное является существенным, наука искажает идею жизни и забывает о своем истинном предназначении, состоящем в проникновении именно в эту тайну, а не в изучении того, что сегодня открывается, а завтра - забывается.

Философия говорит нам: - "Вы являетесь частью человечества, поэтому вы должны со-участвовать в развитии человечества и в реализации его идеалов; цель твоей жизни совпадает с целью жизни всех других людей". Но как это может помочь мне узнать, что я живу для того же, для чего живет и все человечество, если мне не сказали, что это такое, для чего должно жить человечество? Почему существует мир? В чем состоит результат того, что мир существует и будет существовать? Философия не дает ответа.

Скептицизм, нигилизм, отчаяние - в эту сторону уводят подобные мыс¬ли думающего человека, если он ищет последнее слово Мудрости в науке и философии различных школ. Таково также, реальное, внутреннее, ментальное состояние, в котором находятся многие люди как внутри, так и вне Теософского общества.

По отношению к этой проблеме жизни Толстой разделяет людей в целом на четыре класса:
Некоторые, обладающие слабым и незрелым интеллектом, счастливо живут в своем невежестве - для них проблема жизни, как таковая, не существует.

Другие достаточно осознают и понимают эту проблему, но намеренно отворачиваются от нее, поддерживаемые благоприятными внешними обстоятельствами, позволяющими им пройти по жизни как бы в состоянии опьянения.

Третью группу составляют те люди, которые знают, что смерть лучше, чем жизнь, прошедшая в заблуждении и невежестве; но они продолжают жить, потому что они не имеют достаточной силы для того, чтобы поло¬жить внезапный конец этому обману - жизни.

Наконец, существуют сильные и стойкие натуры, которые осознают весь идиотизм этого фарса, который разыгрывается с ними, и одним ударом кладут конец этой глупой игре.

"Я ничего не мог бы сделать", - говорит он, - "только думать, ду¬мать о том ужасном положении, в котором я находился... Мое внутреннее состояние в это время, которое вплотную привело меня к самоубийству, было таково, что все, что я сделал до тех пор, все, что я все же смог бы сделать, казалось мне глупым и дурным. Даже то, что было для меня наиболее дорого в этой жизни, что столь долго уводило и отвлекало меня от жестокой реальности - моя семья и мое творчество - даже это утратило для меня всякую ценность".

Он наконец выбрался из этой пропасти отчаяния. "Жизнь - это все, - заключил он, - я, сам мой разум является созданием этой всеобщей жиз¬ни. Но в то же самое время Разум - это создатель и последний судья человеческой жизни, присущий ей самой. Каким же образом тогда разум может отрицать смысл последней, не отрицая самого себя и не называя себя лишенным смысла?

Следовательно, я могу назвать жизнь бессмысленной лишь потому, что я не познал ее смысл". Убежденный в том, что у Жизни есть смысл, Толстой ищет его среди тех, кто действительно живет - среди людей. Но здесь он снова встречается с разочарованием, горчайшим изо всех, поскольку именно здесь была его последняя надежда. Ибо среди людей он обнаружил единственное решение проблемы жизни, которое покои¬лось на представлении о вселенной, противоположном разуму, и основывалось на слепой вере, которую он так давно отбросил в сторону.

"Я подверг, - рассказывает он, - дополнительной проверке представления моего разума и обнаружил, что Разум в недостаточной степени отвечает на мои. вопросы, поскольку он не рассматривает концепцию Бесконечного (Беспричинного, Вневременного и Внепространственного), потому что он объясняет мою жизнь, проходящую во времени, пространстве и причинной обусловленности, опять-таки в терминах времени, пространства и причинности: такое объяснение на самом деле является логически корректным, Но только лишь в терминах тех же самых компонентов, то есть, оставляя исходное и конечное основание жизни - единственное, что нас волнует и интересует - необъясненным. Религия, напротив, делает прямо противоположное: она не признает логики, но знает концепцию Бесконечного, с которой соотносит все сущее и, в некоторой степени, дает правильные ответы. Религия говорит: Ты должен жить согласно закону Божиему; результатом твоей жизни будет или вечное мучение, или вечное блаженство; смысл твоей жизни, которая не уничтожается после смерти, состоит в соединении с Бесконечным Божеством.... Концепция Бесконечного Божества, божественности Души, зависимости человеческих поступков от Бога - таковы представления, которые зародились в сокровенной глубине человеческой мысли, и без которых не было бы никакой жизни, и я также не смог бы существовать".


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Пятница, 25.03.2016, 04:15 | Сообщение # 988
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline
"Но что же такое Бог? На какой последовательности мыслей основывается вера в его существование и в зависимость человека от него? Если я есть", - рассуждает Толстой, - "тогда должен быть смысл моего бытия, и смысл для такого основания, и некий первичный смысл, и эта и есть Бог. Я чувствую успокоение; мои сомнения и сознание своего сиротства в жизни исчезли. Но когда я спрашиваю себя: что есть Бог? Что я должен делать по отношению к нему? - Я обнаруживаю лишь банальные ответы, которые снова разрушают мою веру... Но я имею в себе концепцию Бога, сам факт и необходимость такой концепции, - и никто не может лишить меня этого. Однако, откуда же эта концепция? Откуда же ее необходимость? Эта необходимость является самим Богом. И я снова чувствую радость. Все вокруг меня живет и имеет свой смысл. Представление о Боге - это поистине не сам Бог; но необходимость создания этого представления, стремление к познанию Бога, благодаря познанию которого я и живу, - это и есть Бог, живой и дающий жизнь Бог... Живя в этой мысли, ты действуешь как проявление Бога, и тогда твоя жизнь будет свидетельствовать о существовании Бога".

Толстой вновь обрел веру, "свидетельство невидимых вещей", и его религиозная вера выражалась в течение трех лет его жизни в полном соответствии с наиболее строгими предписаниями православной церкви. Но в конце концов, обнаружив, что церковь и все христианское общество в целом поступает прямо противоположно его главным представлениям об истинной Религии, ой оторвался от православия и захотел понять, в чем состоит для него Истина в Религии, путем изучения Нового Завета.

Но прежде чем обсуждать те заключения, к которым он пришел, рассмотрим сначала фундаментальную позицию Толстого с теософской точки зрения. Его аргумент о существовании Бесконечного Бога как необходимого "первоначального основания" человеческого разума, полностью совпадает с аргументами теософов о существовании Космического или Универсального Разума, и как аргумент, он не доказывает ничего сверх того.

Зараженный западной привычкой к чувственности, он приписывает Универсальному Разуму антропоморфные черты, которыми последний не может обладать, и, таким образом, сеет семена неестественности и приводит к выводам о тех практических действиях, к которым он пришел впоследствии. В главном он прав; но в попытке удовлетворить требования своей эмоциональной натуры, он впадает в квазиантропоморфизм. Однако, для нас более важно обратить внимание на ту горькую картину, на которой он рисует те ментальные страдания, которые сегодня мучают каждого честного и искреннего мыслителя, и на то, что он указывает путь, единственный путь, на котором возможно спасение. Ибо, исходя из его основной концепции, мы приходим, при тщательном и внимательном рассуждении, к фундаментальным представлениям теософского учения, как мы это увидим впоследствии.

Но вернемся к религиозным открытиям Толстого. Изучая Евангелия, он обнаружил самую суть учения Иисуса в Нагорной Проповеди, понятой в своем буквальном, простом смысле, "таком, что даже маленький ребенок понял бы его". Он рассматривает как совершенное выражение христианско-го закона Милосердия и Мира, заповедь, "не противься злу", которая для него является наиболее точным проявлением истинного христианства, и эту заповедь он называет "единственным и вечным законом Бога и людей". Он также указывает, что задолго до появления исторического Иисуса, этот закон был известен и признан всеми руководителями человеческой расы. "Прогресс человечества в направлении добра", - пишет он, - "совершается теми, кто переносит страдания, а не теми, кто их причиняет".

Такова суть религии Толстого; но мы будем иметь больше возможностей проникнуть в ее истинный смысл и оценить вытекающие из нее практические выводы после того, как мы рассмотрим, во-первых, его учение о религиозном счастье, и во-вторых, его философию жизни.

Я верю, говорит Толстой: (1) что счастье на земле зависит единственно от выполнения учения Христа; (2) что осуществление этого учения не только возможно, но и легко и исполнено радости.

Счастье, учит он, это любовь ко всем людям, единение с ними, а зло - это нарушение такого единства. Любовь и единство являются естественными человеческими состояниями, в которых находятся все люди, которых не сбивают с пути ложные учения.

Такие представления изменили все его отношение к жизни; все, к чему он ранее стремился, все то, что считается столь значимым в мире - честь, слава, культура, богатство, возросшее качество жизни, окружающей обстановки, пищи, одежды, манер, - все это утратило свою ценность в его глазах, и вместо всего этого он начал почитать то, что Мир называет дурным и низменным - простоту, бедность, недостаток культуры. Но истинная сущность его учения лежит в концепции Всеобщего Братства человечества.

Согласно Толстому, Жизнь означает стремление человека к благополучию, к счастью, причем счастье, как мы видели, может быть достигнуто посредством исполнения заповедей Иисуса.

Глубинное значение этих заповедей состоит в истинной жизни, а следовательно также и в истинном счастье, состоящем - не в сохранении чьей-либо индивидуальности, а - в ее поглощении Всем, Богом и Человечеством. Поскольку Бог - это Разум, христианское учение может быть сформулировано следующим образом: подчиняй свою личную жизнь разуму, который требует от тебя безусловной любви ко всем существам.*

Личная жизнь, та, которую осознает и которую желает только собственное "Я" человека, - это животная жизнь; жизнь разума - это человеческая жизнь, существование, присущее человеку в соответствии с его природой. Максима, завершающая стоическую философию, - живи в соответствии с природой, согласно твоей человеческой природе, - имеет ввиду то же самое. Учения мудрейших законодателей: брахманов, Гаутамы Будды, Конфуция, Лао-Цзы, Моисея, - содержат такое же объяснение жизни и предъявляют такое же требование к человеку. Ибо с древнейших времен человечество осознавало мучительное внутреннее противоречие, которое ощущали в себе все те люди, кто стремился к личному благополучию. И поскольку, к сожалению, нет иного способа разрешить это противоречие, кроме перенесения Центра тяжести существования* человека от своей индивидуальности, которая никогда не может быть сохранена от разрушения, к вечному Всему, то становится понятным, почему все мудрецы прошлого, так же как и величайшие мыслители последних веков, создали учения и нравственные законы, идентичные по своему общему смыслу, ибо они видели лучше всех остальных людей и это противоречие, и его решение.

Нетрудно увидеть, в чем состоит основное противоречие личной жизни. То, что является для человека наиболее важным, то единственное, чего он хочет, то, что - как ему кажется - единственно живет, а именно, его индивидуальность, разрушается, потому что скелет, рассыпаясь, не оставляет ничего за "собой"; в то время как то, чего он не хочет, что не является для него ценностью, чью жизнь и чье благоденствие он не ощущает, - внешний мир борющихся существ, - оказывается именно тем, что имеет продолжение, поистине живет.

После пробуждения разумного сознания, которое раньше или позже может произойти в каждом человеке, он осознает ту пропасть, которая проходит между животной и человеческой жизнью; ой понимает это все полнее и полнее, пока в конце концов - на высшем уровне сознавания - фундаментальное противоречие жизни не будет осознано лишь как кажущееся, принадлежащее единственно к сфере животного существования, и смысл жизни, который безуспешно искал "личный" человек, наконец становится открытым. Он обнаруживается не с помощью логических выводов, но - интуитивно. Духовно пробужденный или возрожденный человек внезапно обнаруживает себя перенесенным в вечное, вневременное состояние жизни чистого "Разума",* в котором не может быть больше никаких иллюзий, противоречий, загадок... Разумная жизнь, как первоначальная и единственная истинная жизнь, является также нормальной жизнью человека, и человек как таковой лишь в той степени может быть назван "живущим", в какой он подчинил животное в себе законам Разума; и это точно так же, как и животное действительно живет только тогда, когда оно подчиняется не только законам того вещества, из которого состоит его тело, но и высшему закону органической жизни... Если однажды было осознано, что верховенство, особенно в человеческой жизни, безусловно принадлежит не личности, но разуму, то тогда нет ничего сверхчеловеческого в следовании естественному закону человеческой жизни, и в отношении и в использовании в качестве средства того, что является просто средством для истинной жизни, а именно - личности... Но может возникнуть вопрос: для чего же тогда мы имеем личность, если мы должны отказаться от нее, отрицать ее? Затем, чтобы личность, подобно любому средству, могла служить просто как способ для достижения цели, - и другой ответ здесь невозможен. Личность - это ничто иное, как "лопата", которая дана разумному существу, чтобы копать ею, чтобы она затуплялась при этом копании и затем снова затачивалась, - чтобы ею пользоваться, а не для того, чтобы она была чистой и хранилась без употребления. Использовать средство в качестве средства - это не означает отрицать его, но значит просто поставить ее на службу соответствующей цели, то есть, Разуму.

Такова философия жизни Толстого, одинаковая в своей основе с учением теософии. Но, испытывая недостаток в универсальности последней, имея слишком сильную склонность к искаженным и фрагментарным изречениям лишь одного Учителя Мудрости, философия Толстого оказалась бессильна руководить им на практике и, как показывает изучение его трудов, в действительности привела его к внутренним противоречиям.

Однако, эти внутренние противоречия, находясь лишь на поверхности, на одном лишь физическом плане, имеют сравнительно небольшое значение по сравнению с тем действительным избавлением от иллюзий (в которых живет большинство из нас), которое он совершил.

Перевод К. Ю. Бурмистрова

___________________
* Это абсолютно та же самая доктрина, которой учил Будда и все остальные посвященные, включая Платона. Этот факт был понят Толстым, хотя он и не придал ему должного значения.

** Там, где твое сокровище, будет и твое сердце.

*** В значении "ноэтической жизни" у Платона.


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Четверг, 07.04.2016, 13:17 | Сообщение # 989
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline
Е.П. БЛАВАТСКАЯ

ЖИЗНЕННЫЙ ПРИНЦИП


Несколько лет назад между некоторыми маститыми учеными шел весьма интересный спор. Одни из них утверждали, что спонтанное зарождение в природе явление вполне возможное, тогда как другие утверждали обратное. Однако в ходе экспериментов было установлено, что биогенез, или зарождение жизни, возможно только от ранее существовавшей жизни, и никогда неживая материя не превращается в живую.

Поначалу бытовало ошибочное предположение, что нагревание воды до температуры кипения уничтожает все живые организмы, но после того как герметически закрытые сосуды с питательным раствором нагревали до этой или даже более высокой температуры, в них все равно появлялись живые организмы. А еще более сложные опыты позволили установить, что споры бактерий и других микроорганизмов, обычно летающие в воздухе, могут выдерживать, будучи в сухой среде, гораздо более высокие температуры, но, когда эксперименты проводились в оптически чистом воздухе, никаких форм жизни в сосудах не появлялось и раствор оставался стерильным.

Но, наряду с биогенезом, необходимо принимать во внимание еще и предостережение м-ра Гексли, который сказал, «что, с учетом детского возраста органической химии, молекулярной физики и физиологии, а также их стремительного продвижения вперед, было бы верхом самонадеянности заявлять, что те условия, при которых материя приобретает свойства, именуемые жизнью, никогда не смогут быть воссозданы искусственно»; и еще, «что в порядке предположения, но не утверждения, можно допустить, что, будь у меня возможность заглянуть в прошлое, сквозь пропасть геологических эпох, в еще более отдаленные времена, когда. земля пребывала и химическом и физическом состоянии, в которое уже больше никогда не сможет вернуться, я вполне мог бы стать свидетелем эволюции живой протоплазмы из неживой материи»

Прослеживая эволюцию неорганической материи по восходящей линии, на самой близкой к живым организмам ступени обнаруживаем сложные вещества, называемые «коллоидами»[1]. Они немного напоминают яичный белок и приставляют собою наивысшее звено, соединяющее неорганическую материю с органической жизнью.

Прослеживая в обратном направлении эволюционную цепочку жизни, приходим к изначальному ее звену – «протоплазме»[2], которую Гексли называет «физической основой жизни» Это бесцветная, желеобразная субстанция, структурно абсолютно однородная во всех своих частях. Очевидно, что протоплазма является максимальным приближением жизни к материи, и если жизнь действительно появилась как следствие атомных и, молекулярных комбинаций, то она должна была возникнуть именно в такой форме

Протоплазма – это азотисто-углеродное соединение, отличающееся от прочих аналогичных веществ белкового семейства коллоидов только исключительной сложностью своего атомного состава Присущие ей свойства, включая самую жизнь, являются не следствием, добавления к уже известным химическим веществам этой группы какого-либо нового атома, но лишь результатом особого сочетания тех же самых элементов[3]. Сущностными признаками жизни являются способности питаться, ощущать, двигаться и размножаться; и каждая частичка протоплазмы создает организм, обладающий всеми этими способностями. Весь вопрос состоит в том, можно ли воссоздать эту примитивную частичку протоплазмы искусственно, с помощью химических процессов. Наука отвечает на этот вопрос отрицательно, коль скоро она ничего пока не знает о процессах, посредством которых можно было бы оживить сложную неорганическую материю.

Теперь уже достаточно определенно доказано, что закон эволюции распространяется на всю Вселенную. Но в ее цепи есть еще несколько недостающих звеньев; так что открытия современной науки, без сомнения, добавят еще много новых фактов, касающихся этих досадных пробелов, ставящих под сомнение всю теорию. Ведь гораздо более важным, нежели, вопрос происхождения видов, является фундаментальный вопрос происхождения жизни из того, что мы привыкли считать неодушевленным материальным царством.

Каждое научное открытие, каким бы скромным оно ни было, дает нам пищу для размышлений, позволяя понять, как далеко могут распространяться наши выводы, сделанные на основе наблюдений и экспериментов, и насколько они будут верны.

Наука не смогла доказать факт «спонтанного зарождения» экспериментальным путем, но лучшие ученые считают вполне вероятным, что в определенный период это спонтанное зарождение[4] было возможным, и в этом научное мышление вполне согласуется с эзотерическими учениями.

Оккультная философия утверждает, что движение, космическая материя, протяженность и пространство существуют повсюду. Движение есть вечная жизнь, которая может быть либо сознательной, либо бессознательной. Оно существует как и периоды активной жизни Вселенной, так и во время пралайи, или исчезновения, когда бессознательная жизнь продолжает поддерживать материю[5] в состоянии непрестанного, вечного движения.

«...Жизнь всегда присутствует в каждом атоме материи – органической или неорганической, проявленной или непроявленной, ибо оккультисты не признают различий между ними... когда жизненная энергия в атоме активна, этот атом является органическим; когда она спящая, или латентная, тогда атом является неорганическим... Джива, или жизненный принцип, который оживляет человека, животное, растение и даже минерал, определенно есть «форма неразрушимой энергии», так как эта энергия есть единая жизнь, или Анима Мунди, вселенская живая душа, и различные виды, в которых объективные вещи предстают перед нами в природе в своих атомных скоплениях, таких, как минералы, растения, животные и др., все суть различные формы или состояния, в которых эта энергия проявляется. Если бы она стала – мы не скажем «отсутствующей», ибо это невозможно, так как она вездесуща – лишь на миг неактивной, скажем, в камне, то частицы последнего немедленно утеряли бы свою способность к сцеплению и столь же немедленно распались, хотя эта энергия все еще оставалась бы в каждой его частице, но в спящем состоянии. Следовательно, продолжение определения, которое указывает, что, когда эта неразрушимая энергия «разъединена с одной группой атомов, она немедленно притягивается другими», не означает, что она полностью покидает первую группу, а лишь то, что она переносит свою vis viva, или жизненную силу, энергию движения, на другую группу. Но из того, что она проявляется в следующей группе как то, что называется кинетической энергией, не следует, что первая группа теперь полностью лишена ее, ибо она все еще присутствует в ней как потенциальная энергия, или латентная жизнь».

Наиболее явственно жизненный принцип проявляется в человеке, но его природа для нас до сих пор остается тайной за семью печатями. Материя и сила всегда связаны друг с другом. Невозможно представить себе материю без силы или силу без материи. В минеральном царстве универсальная жизненная энергия едина и неиндивидуализирована; она начинает понемногу дифференцироваться в растительном царстве; а в животном царстве, от низших животных до высших и далее в человеке, дифференциация возрастает в геометрической прогрессии.

Но после того как дифференциация жизненного принципа началась и он в достаточной степени индивидуализировался, остается ли он навсегда в организмах одного и того же типа или же после смерти одного организма может перейти в совершенно иной организм, чтобы оживлять его в дальнейшем? Например, после смерти человека – должна ли та кинетическая энергия, которая оживляла его до сих пор, непременно присоединиться к протоплазматической частице будущего человеческого организма, или же она может оживить какой-нибудь растительный или животный зародыш[6]?

Полагают, что после смерти человека оживлявшая его структуру энергия движения частично остается в дремлющем состоянии в клетках мертвого тела, тогда как основной объем энергии покидает его, чтобы присоединиться к какому-нибудь другому комплекту атомов. Здесь проявляется различие между дремлющей[7] жизнью, остающейся в частицах мертвого тела, и освобожденной кинетической энергией, которая устремляется прочь, дабы оживить другой набор атомов. Так не следует ли при этом считать, что энергия, которая становится дремлющей жизнью в частицах мертвого тела, является энергией более низкого порядка, нежели покидающая его кинетическая энергия? И хотя при жизни человека они действуют совместно, разве не проявляют они себя как две различные формы энергии, между которыми возможен лишь временный альянс?

Ученик-оккультист излагает это следующим образом:

«...Дживатма... есть тонкая, не поддающаяся чувственному восприятию материя, пронизывающая всю физическую структуру живого существа, и когда она отделяется от этой структуры, то говорят, что жизнь угасла... Для ее связи с животной структурой необходима определенная сумма условий, и, когда эти условия нарушаются, она притягивается другими телами, эти условия предоставляющими»[8].

Каждый атом имеет в себе собственную жизнь или силу, и различные атомы, составляющие физический каркас, тоже имеют свою совокупную жизнь, постоянно с ними пребывающую. Однако человеческий или животный жизненный принцип, оживляющий весь организм, представляется более совершенной, дифференцированной и индивидуализированной энергией движения, которая, как нам кажется, переходит от организма к организму после каждой последующей смерти. Но можем ли мы сказать, что это, как цитировалось выше, действительно «тонкая, не поддающаяся чувственному восприятию материя», не тождественная атомам, из которых состоит физическое тело? (1)

Если да, то эта энергия подобна монаде, высшей человеческой душе, переселяющейся из одного тела в другое.

И тогда возникает еще один, не менее важный вопрос: отличается ли чем-нибудь жизненный принцип, или джива, от высшей, или духовной, души? Некоторые индусские философы полагают, что никаких различий между этими двумя принципами нет, поскольку это одно и то же. (2)

Чтобы суть проблемы стала понятнее, попробуем сформулировать ее следующим образом: известны ли оккультизму случаи, когда человек продолжал жить, будучи отделенным от своей духовной души? (3)

Для правильного понимания даже самых азов эзотерической науки необходимо ясно представлять себе природу, свойства и образ действия принципа, именуемого «дживой». И эта скромная попытка сформулировать несколько вопросов, поныне беспокоящих едва ли не каждого ученика-теософа, предпринята как раз для того, чтобы получить на сей счет дополнительную информацию от тех, кто любезно обещал свою помощь редакторам «Lucifer» в изучении наиболее сложных вопросов этой науки.


КОММЕНТАРИЙ РЕДАКТОРА

1) Современная наука, связывающая все проявления жизни с молекулярными силами первоначальной протоплазмы, не верит ни в какой Жизненный Принцип и в своем материалистическом отрицании высмеивает саму идею его существования. Но, невзирая на смех невежд, древняя наука или оккультизм признает его. Единая Жизнь – это само божество, неизменное, вездесущее и вечное. Для нашего низшего уровня это «тонкая, не поддающаяся чувственному восприятию материя», пусть даже мы именуем ее как-нибудь иначе, а ее источник называем «солнечной силой» (теория Б.У.Ричардсона, Ч[лен] Теософского] 0[бщества]) или каким-либо другим термином. Ученый доктор Ричардсон, признанный авторитет, заходит в своих выводах дальше простого признания жизненного принципа, поскольку говорит о нем как о «форме материи» (!!). Сей великий муж науки говорит: «Я говорю о реальном материальном веществе, возможно, слишком тонком для материального мира, но тем не менее подлинном и плотном; о веществе, обладающем весом и объемом; о веществе, восприимчивом к химическому воздействию и, следовательно, к изменениям физических условий и состояния; о веществе пассивном – движимом, так сказать, внешними по отношению к нему влияниями и всегда подчиняющемся внешним воздействиям; о веществе, лишенном инициативной силы, vis или energia naturae, но все же играющем очень важную, если не ведущую, роль в производстве феноменов, являющихся следствием воздействия energia на видимую материю». Как видите, доктор играет с оккультизмом в жмурки и замечательно описывает пассивные «жизненные элементалы», используемые умелыми колдунами для оживления своих гомункулусов. И все же наш Ч.Т.О. описывает один из бесчисленных аспектов «тонкого и не поддающегося восприятию материально-жизненного принципа».


ОКОНЧАНИЕ НА С. 100


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Четверг, 07.04.2016, 13:21 | Сообщение # 990
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4462
Статус: Offline
ПРОДОЛЖЕНИЕ. Начало на с. 99, № 990.


2) И в этом индусские философы правы. Деление Пракрити, дживы и пр. на отдельные принципы необходимо только нам и только здесь, чтобы объяснить механизм действия дживы и при этом не запутаться. Таким образом, философ-ведантист вполне может довольствоваться четырьмя принципами в своей универсальной космогонии; нам же, оккультистам, их необходимо как минимум семь, чтобы понять изменчивую природу жизненного принципа, воздействующего на пять нижестоящих сфер, или уровней.

Нашим читателям, очарованным современной наукой и в то же время доктринами оккультизма, приходится выбирать между двумя взглядами на природу Жизненного Принципа, имеющими ныне наибольшее распространение, и третьим, предписываемым оккультными учениями. Их можно сформулировать следующим образом:

I. Точка зрения ученых-«молекуляристов», утверждающих, что жизнь представляет собой результат взаимодействия обычных молекулярных сил.

II. Гипотеза, согласно которой «живые организмы» оживляются независимым «жизненным принципом», а «неорганическая» материя объявляется лишенной его.

III. Оккультная, или эзотерическая точка зрения, считающая всякое разделение материи на органическую и неорганическую ошибочным и не существующим в природе. Материя в данном случае рассматривается во всех своих фазах исключительно как носитель, посредством которого проявляется жизнь – Дыхание Парабрахма; так что в физическо-пантеистическом аспекте (как сказал бы, вероятно, д-р Ричардсон) мы имеем сверхчувственное состояние материи, которая в свою очередь тоже служит носителем для Единой Жизни – бессознательного стремления Парабрахма.

3) Конечно, известны. Человек может «жить» абсолютно отдельно от своей духовной души – 7-го и 6-го принципов Единой Жизни, или Атма-Буддхи; но ни одно существо, будь то животное или человек, не может жить отдельно от своей физической души, Нэфеш, или Дыхания Жизни (в книге «Бытие»). Эти «семь душ», или жизней (мы называем их принципами) замечательно описаны в египетском «Ритуале» и древнейших папирусах. Шабасу удалось откопать уникальные папирусы, а м-р Джеральд Мэсси извлек из них бесценную информацию, касающуюся этого учения; и, хотя его выводы не тождественны нашим, все-таки в следующем номере мы постараемся процитировать сообщаемые им факты и на их примере показать, насколько египетская философия – древнейшая из всех, известных европейцам, – согласуется с нашими эзотерическими доктринами.

[1] Коллоиды – водная взвесь сложных веществ, в которой, согласно одной из биогенетических гипотез, благодаря воздействию высоких температур или разрядов молнии, образовались протобиологические вещества.

[2] Протоплазма – содержимое живой клетки – ее цитоплазма и ядро. Термин, широко применявшийся в XIX–начале XX вв., почти не употребляется в современной научной литературе.

[3] См. новую книгу м-ра Сачуэля Леинга «Современный зороастриец». Вся работа заслуживает самого серьезного изучения, поскольку она столь же занимательна, сколь и научна. Несколько цитат из этой замечательной книги использованы при написании данной статьи. – Н.Д.К.

Несмотря на все свои достоинства, это в высшей степени материалистическая работа. – Е.П.Блаватская

[4] Эзотерическая наука считает. что в природе нет ничего неорганического, но каждый атом есть «жизнь»; поэтому она придает понятию «спонтанное зарождение» иное значение, нежели «современная наука». Позже мы сможем поговорить на эту тему подробнее. – Е.П.Блаватская

[5] Эзотерическая наука не признает «существования» в пралайе «материи» как таковой. Там она может оставаться лишь потенциально, в своем ноуменальном состоянии, растворенная в «Великом Дыхании» или состоянии «лайя». Напротив, оккультная философия учит, что во время пралайи «Нет ничего. Только непрерывное вечное Дыхание». – Е.П.Блаватская.

[6] Насколько это известно автору, оккультизм не учит тому, что жизненный принцип, сам по себе неизменный, вечный и неразрушимый, как единая беспричинная причина, одним из аспектов которой он является, может дифференцироваться индивидуально. Формулировка из сборника «Five Years of Theosophy», должно быть, некорректна, раз приводит к подобным выводам. Это тело, будь то тело человека, животного, растения, насекомого, птицы или минерала, ассимилируя некоторую, большую или меньшую, часть жизненного принципа, дифференцирует его в своих собственных атомах, адаптирует его к той или иной комбинации частиц, что как раз и составляет суть дифференциации. Монада, имеющая в своем универсальном аспекте парабрахмическую природу, соединяется со своим монасом (Монас (греч.) – то же, что и термин Монада; «одинокий», единица. В пифагорейской системе дуада эманирует из высшего и единого Монаса, являющегося, таким образом, «Перво-Причиной») на уровне дифференциации, образуя индивидуальность. Эта индивидуальность, внутренняя сущность которого неотделима от Парабрахма, остается связанной, таким образом, с жизненным принципом в его парабрахмическом, или универсальном аспекте. Следовательно, после смерти человека или животного проявления жизни, или кинетической энергии просто переходят на один из тех субъективных уровней, которые в обычном состоянии не могут объективизироваться для нашего восприятия. Количество кинетической энергии, которое один определенный комплекс физиологических клеток должен израсходовать в течение своей жизни, определяется кармой – другим аспектом Универсального Принципа; и следовательно, когда ее запас будет исчерпан, осознанная деятельность человека или животного перестает проявляться на уровне этих клеток, и те химические силы, которые удерживали их вместе, высвобождаются и начинают свободно действовать на физическом уровне своего проявления. В своем универсальном аспекте джива, как и Пракрити, имеет семь форм, или, как мы привыкли их называть, «принципов». Ее действие начинается на уровне Вселенского Разума (Махата), а заканчивается на самых грубых и плотных из пяти танматрических уровней, на самом последнем из которых находимся мы. Таким образом, хотя мы и можем говорить, следуя учениям философии санкхья, о семи Пракрити (или «образующих образованиях»), или, придерживаясь фразеологии оккультистов, о семи дживах, и Пракрити и джива все равно остаются неделимыми абстракциями, которые делятся и классифицируются только из-за слабости человеческого интеллекта. И следовательно, разделим ли мы их на четыре, пять или семь принципов, это никак не повлияет на реально существующее положение вещей. – Е.П.Блаватская.

[7] Дремлющая энергия – это уже не энергия.

[8] Дживатма... условия предоставляющими. – «Five Years of Theosophy», p. 512. Данный отрывок заимствован из статьи Дхаранидара Каутхуми «"Одориген" и Дживатма», первоначально опубликованной в «Theosophist» (vol. IV, July, 1883, p. 251). Е.П. Блаватская снабдила оригинал статьи кратким примечанием, в котором сообщается, что термин «Дживатма» обозначает в данном случае 2-й принцип человека, а не 7-й принцип школы Веданты, и потому правильнее было бы писать не «Дживатма», а Джива, или Прана.


/Е.П.Блаватская. Иная сторона жизни (сборник статей)/


Гори, свети и освещай.
 
Форум » ПОДВИЖНИКИ ДУХА » Е. П. БЛАВАТСКАЯ » СФИНКС 19-ГО ВЕКА - УПАСИКА (Е.П. Блаватская - биография, письма, статьи, фото)
Страница 99 из 100«12979899100»
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES