Среда, 15.07.2020, 10:13

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

                                                                                                            

                                                                                                            

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » НЕВЕДОМОЕ (Камиль ФЛАММАРИОН)
НЕВЕДОМОЕ
МилаДата: Среда, 01.01.2020, 18:00 | Сообщение # 31
Группа: Админ Общины
Сообщений: 10295
Статус: Offline

Глава девятая

Вещие сны и провидение будущего



Самые любопытные и вместе с тем труднообъяснимые сны — это те, которые открывают нам какой-нибудь факт или событие, еще не случившееся, но потом действительно сбывающееся, по прошествии некоторого времени, в более или менее близком будущем.

Дело уже не в том, чтобы только видеть без посредства глаз, а в том, чтобы прозревать, угадывать то, чего еще нет.

Сама формула этого вопроса представляется нелепой и противоречивой, следовательно, недопустимой. Если допустить ее, то это повлечет за собой следующие рассуждения: если будущее может быть предрешено заранее сцеплением причин и следствий, следовательно, свободная воля — нечто близкое к иллюзии?

Прежде чем пуститься в философское исследование этой загадки, тесно соприкасающейся с величайшими трудностями в познании вещей, посмотрим сначала, бывали ли такие вещие сны, которым можно верить и которые в самом деле предсказывали, так или иначе, будущее.

Вот первое, что необходимо установить, прежде чем углубляться в дальнейшие исследования. С самого же начала я должен сознаться, что, несомненно, бывают сновидения, предсказывающие грядущие события и даже с большой точностью: их следует признать за явление вполне реальное. Это вовсе не какие-нибудь сказки: исполнение таких сновидений точно так же невозможно объяснить нечаянными совпадениями и случайностями.

В предыдущей главе мы приводили примеры снов, открывающих то, что происходит вдалеке, и притом в настоящем. Подобные же явления наблюдаются в известных случаях гипнотизма, сомнамбулизма и спиритических опытов. Эта глава была родом предисловия, подготовки к тому, что нам предстоит рассмотреть теперь.

Сначала приведу два сна, за достоверность которых я могу поручиться головой. Они снились моей матери при различных обстоятельствах, и еще недавно она опять подтвердила их мне.

I. Первый сон относится к тому времени, когда она еще не бывала в Париже. Мои родители жили в местечке Монтиньи-ле-Руа (Верхняя Марна), но они решили переселиться из провинции в столицу с целью дать своим детям серьезное, солидное образование. Недели за две до переезда матушке приснилось, будто она находится в Париже, идет по каким-то широким улицам, доходит до канала, через который перекинут мост с лестницами. И что же: через некоторое время, переселившись в Париж и отправившись в гости к одной родственнице, жившей на улице Фонтэн-о-Руа, она была поражена, дойдя до канала и узнав мост, набережную, общий вид всего квартала, между тем как раньше ей никогда не случалось видеть его ни на картинках, ни в действительности.

Этот сон невозможно объяснить. Приходится допустить, что ум способен увидеть во сне через расстояние такие подробности, которые потом наяву кажутся совершенно аналогичными образам, сохранившимся в мозгу.

Разумеется, это сложно понять. Скорее я готов был бы предположить, что лица, прибывшие из Парижа, рассказывали матушке о существовании такого рода мостов; затем она забыла об этих рассказах, но неожиданно они реализовались в ее сновидении. Но матушка уверяла меня положительнейшим образом, что никогда никто не говорил ей ни о парижском канале, ни об этих воздушных мостах.

II. А вот и второй ее сон. Одно лето сестра моя с мужем и детьми проводила в маленьком городке Ножане; отец мой был с нею, а мать оставалась в Париже. Все дети были здоровы, и никто не беспокоился на их счет. И вот моей матери снится однажды, что она получила от отца письмо, между прочим, с такой фразой: «Мне приходится сообщить тебе печальную весть: маленький Анри неожиданно умер от конвульсий». Матушка, проснувшись, подумала: «Ну, что же. Все сны ведь врут». Неделю спустя в письме отца действительно заключалась фраза буквально в таких же выражениях: он сообщал, что сестра моя потеряла своего младшего ребенка.

Спрашивается, какое тут возможно объяснение?

Доктор Макари, автор признанного труда о «Сне, сновидениях и сомнамбулизме», рассказывает следующие факты:

III. 7 ноября 1850 года, в ту минуту, когда углекопы угольной шахты в Бельфасте собирались на работу, жена одного из рабочих настоятельно советовала ему хорошенько осмотреть веревку, служащую для спуска люльки в шахту.

«Мне всю ночь снилось, что ее стараются перерезать», — объяснила она. Сперва шахтер не придал значения этому совету; однако рассказал об этом товарищам. Размотали канат и, к общему изумлению, нашли, что он перерезан во многих местах. Через несколько минут рабочие должны были влезть в корзину и неминуемо погибнуть; если верить «Ньюкэстльской газете», то они обязаны были своим спасением исключительно этому сну.

IV. Когда я вступал на литературное поприще в Париже, у меня был коллегой в газете «Siecle» один премилый молодой писатель, Эмиль де-ла-Бедолльер. Браком своим он был обязан именно вещему сну. В одном маленьком городе средней полосы Франции, в Шаритэ-сюр-Луар, жила одна девушка, прелестная собой, как Рафаэлевская Форнарина. Она была дочерью булочника. Несколько претендентов добивались ее руки; между прочим, один из них был очень богат. Родные девушки были на его стороне. Но Анжель Робен не любила его и упорно ему отказывала. Однажды, доведенная до крайности приставаниями своих родителей, она отправилась в церковь помолиться Божьей Матери, чтобы она защитила ее. На следующую ночь она увидела во сне какого-то молодого человека в дорожном костюме, в широкополой соломенной шляпе и в очках. Проснувшись, Анжель объявила родным, что отказывает богатому жениху наотрез и что она не намерена пока выходить замуж.

На следующее лето Эмиль де-ле-Бедолльер получил от одного приятеля, Эжена Фора, приглашение совершить экскурсию по центральной области Франции. Они проезжали через городок Шаритэ и как раз попали на какой-то бал, устроенный по подписке. Как только они появились, у молодой девушки сердце забило тревогу, лицо вспыхнуло ярким румянцем; путешественник заметил ее, восхитился ею, полюбил ее, и через несколько месяцев они поженились. В этом городе он не бывал никогда в жизни.

Такая курьезная свадьба не единственный случай в этом роде. Я могу привести еще несколько подобных примеров; чтобы далеко не ходить за примером, скажу, что жена одного из наших самых известных астрономов, Янсена, видела своего суженого во сне задолго до того, как они познакомились.

V. Альфред Мори рассказывает о таком же факте, но объясняет его своей теорией образов, сохраняющихся в памяти, — теорией, конечно, не применимой ни к брату Бедолльера, ни к следующему случаю. «Некто П.,- пишет Мори, бывший библиотекарь в Законодательном Корпусе, — уверял меня, что он видел во сне ту женщину, на которой впоследствии женился, хотя она была ему незнакома, или, по крайней мере, он воображал, что раньше не видел ее в действительности; здесь, по всей вероятности, дело идет о бессознательном воспоминании».

Но беда в том, что теоретики все хотят уложить, все заключить в свои тесные рамки. По всей вероятности, при свете новых психических исследований окажется, что Альфред Мори ошибается.

Бывший судья, в настоящее время депутат Берар сообщает следующий поразительный рассказ, напечатанный в «Revue des Revues» от 15 сентября 1895 года.

VI. «Лет десять назад в качестве судьи мне случилось вести длинное и трудное следствие страшного преступления, посеявшего ужас во всей стране; несколько недель, день и ночь, мне все виделись и наяву и во сне трупы, кровь, убийцы…

Все еще находясь под гнетом кровавых воспоминаний, я поехал отдохнуть на маленький курорт, который мирно дремлет в долине среди гор.

Почти каждый день я бродил по лесам дубов и буков или забирался в дремучий сосновый бор. В своих прогулках мне часто доводилось заблудиться. Один раз, когда уже начало смеркаться, я вышел из лесу на пустынную дорогу, пересекавшую узкое ущелье меж двух высоких гор; склон был крутой, и в ущелье возле дороги струился маленький ручеек, ниспадавший к равнине тысячами мелких каскадов. С обеих сторон высился темный, безмолвный лес.

Столб на дороге указывал, что город отстоит в 10 километрах; туда мне и следовало направиться. Но, измученный шестичасовым блужданием, томимый жестоким голодом, я мечтал о немедленном отдыхе и обеде.

В нескольких шагах виднелся жалкий трактирчик со старой, покривившейся вывеской «Аu rendes vous des amis». Я зашел туда. Единственный зал был темный и закоптелый. Меня встретили трактирщик, дюжий мужчина геркулесовского сложения, с желтой подозрительной физиономией, и его жена, маленькая, черномазая, с косыми, фальшивыми глазами.

Я попросил закусить, а потом и отдохнуть. После жалкого ужина, который я ел под пытливым наблюдением хозяина, его жена повела меня по длинному коридору и крутой лестнице наверх, в комнату над конюшней. Хозяин с хозяйкой да я несомненно были одни в этой лачуге, затерянной в лесу, вдали от всякого жилья.

Я осторожен до боязливости — качество, выработавшееся у меня под влиянием моей профессии; мне везде чудятся преступления и возможные убийства. Я тщательно осмотрел комнату, заперев дверь на ключ. Койка, два хромоногих стула, а в глубине — скрытая под занавеской дверь с замком без ключа. Я отворил эту дверь; она выходила на узкую лестницу, погружавшуюся куда-то в темную пустоту. На всякий случай я загородил дверь столом с разбитым умывальником и рядом поставил еще стул. Таким образом, если бы кому-то вздумалось войти, он непременно нашумел бы, наткнувшись на стол. Затем я улегся.

После такого утомительного дня я, понятно, свалился, как сноп, и сейчас же заснул глубоким сном. Вдруг я проснулся и вскочил: мне показалось, что отворяют дверь и отодвигают стол; мне даже почудился свет фонаря или свечи сквозь щелку замка. Я крикнул: «Кто там?» Никакого ответа, безмолвие и тьма. Вероятно, мне приснилось, или я был игрушкою странной иллюзии.

Несколько часов я пролежал без сна, как бы под гнетом смутного ужаса. Наконец, утомление взяло свое, и я забылся тяжелым сном, прерываемым кошмарами.

Во сне я увидел, будто бы в этой самой комнате, на этой кровати лежит человек, я сам или кто-то другой — не знаю. Потайная дверь отворяется, трактирщик входит с длинным ножом в руке, позади на пороге стоит его жена, грязная, в лохмотьях, заслоняя своими черными пальцами свет фонаря; трактирщик на цыпочках подходит к постели и вонзает нож в сердце спящего. Потом муж подхватывает труп за ноги, жена за голову, и оба вместе тащат его вниз по крутой лесенке. Любопытная подробность: муж держит в зубах тонкое кольцо на верхушке фонаря. Я проснулся, точно меня кто толкнул в бок, обливаясь холодным потом, объятый ужасом. Сквозь щели ставень лучи августовского солнца проникали в комнату: вероятно, именно они создали иллюзию света фонаря во сне. Внизу я встретил хозяйку одну, безмолвную, мрачную, и радостно вырвался, как из ада, из этой подозрительной берлоги на вольный воздух, благоухающий соснами и звенящий пением птиц.

Я забыл о своем сне. Три года спустя я прочел в одной газете следующую заметку: «Все население курорта X… взволновано внезапным, необъяснимым исчезновением г. Виктора Арно, адвоката, который неделю назад ушел на прогулку и с тех пор не возвращался в свой отель».

По какому-то странному сцеплению идей я вспомнил свой сон на постоялом дворе. Не знаю, почему, но это впечатление еще больше усилилось, когда неделю спустя я прочел в той же газете: «Вчера напали на следы Виктора Арно. 24 августа, вечером, его видел один ломовой в уединенно лежащей гостинице под вывеской «Аu rendes vous des amis». Он расположился там на ночлег. Был допрошен хозяин, личность довольно темная. Он уверяет, будто путешественник вовсе не ночевал у него. Несмотря на такое запирательство, по всей местности ходят странные слухи. Говорят о другом постояльце, англичанине, исчезнувшем точно так же шесть лет назад. Вдобавок одна пастушка показала, что видела, как хозяйка постоялого двора полоскала в лесном ручье окровавленное белье. Здесь, очевидно, кроется какая-то мрачная тайна…»

После этого я не утерпел; какой-то тайный голос нашептывал мне, что мой сон превратился в страшную действительность, и я сейчас же поехал в город. Судебные власти начали следствие по этому делу, не располагая никакими определенными данными. Я явился в кабинет моего коллеги, судебного следователя, как раз в тот день, когда он снимал допрос с жены трактирщика. Когда я вошел, женщина сначала не узнала меня.

Она рассказала, что, действительно, 24 августа приходил в гостиницу какой-то прохожий, приметы которого соответствовали приметам Виктора Арно, но что он не оставался ночевать. Впрочем, прибавила она, в ее трактире всего две комнаты, и обе были в эту ночь заняты двумя ломовыми, которые уже были допрошены следователем и подтвердили этот факт. Тут я вмешался: «А третья комната, над конюшней?»

Трактирщица вздрогнула и, взглянув на меня, сразу узнала. А я продолжал неудержимо: «Виктор Арно ночевал в этой третьей комнате. Ночью вы пришли туда с мужем, держа в руках — вы фонарь, а он — длинный нож. Вы поднялись туда по лестнице из конюшни, отворили потайную дверь и стояли на пороге, а в это время муж ваш зарезал путешественника, чтобы похитить у него бумажник и часы».

Словом, я рассказал сон, виденный мною три года назад; судья слушал меня, ошеломленный этими разоблачениями, а женщина стояла в ужасе, вытаращив глаза.

«Потом, — продолжал я, — вы вместе стащили тело вниз, и ваш муж держал в зубах колечко от фонаря».

Тогда женщина, помертвевшая от ужаса, стуча зубами, проговорила: «Значит, вы все видели?»

Однако, она отказалась потом подписать свое показание и хранила упорное молчание.

Когда следователь передал мужу мой рассказ, тот вообразил, что жена выдала его и разразился ругательствами. Следовательно, мой сон оправдался точка в точку и стал страшной действительностью.

В конюшне под густым слоем навоза нашли труп злосчастного Виктора Арно, а возле — еще какие-то человеческие кости, может быть, останки англичанина, исчезнувшего шесть лет назад при столь же таинственных обстоятельствах».

Этот рассказ настолько красноречив сам по себе, что не нуждается в комментариях. Это — вещий сон во всей своей красе. Мы не допускаем, чтобы автор, бывший судья, сочинил его ради удовольствия написать драматическую сказку. [Эта история передана также в «Мемуарах Горона», бывшего начальника сыскной полиции.]

VII. Вот также знаменательный сон, сообщенный мне одним уважаемым духовным лицом: «Пятнадцати-шестнадцати лет я воспитывался в одном пансионе в Ниоре, и однажды ночью мне приснился странный сон. Я будто бы находился в Сен-Мэксане (город, который был мне знаком лишь по названию) с моим классным наставником, на маленькой площади, возле колодца, напротив которого помещалась аптека; вдруг, смотрю, нам навстречу идет одна дама, виденная мною всего один раз в Ниоре. Подойдя к нам, эта дама заговорила с нами о каких-то делах, и ее слова показались мне настолько интересными, что, проснувшись поутру, я сообщил весь этот разговор нашему директору. Тот в удивлении стал расспрашивать меня. Через несколько дней у него случилось дело в Сен-Мэксане, и он взял меня туда с собой. Тотчас по приезде мы очутились на площади, виденной мною во сне, затем к нам подошла эта же самая дама и завела с директором именно тот разговор, что я передавал ему, — буквально, слово в слово.

Груссар,

кюрэ церкви св. Радегонды (Нижняя Шаранта)

Невозможно объяснить случайностью предвидение столь точное. Организованное мною исследование доставило мне множество рассказов о вещих снах. Я рассортировал их в надлежащем порядке и прошу у читателя разрешения привести еще несколько таких сновидений в добавление к предыдущим, чтобы представить перед глазами читателя все документы, служащие доказательствами несомненности таких явлений.

VIII. Мне было 18 лет, когда отец мой умер от апоплексического удара.

За две недели до его смерти я видел его во сне лежащим на постели совсем одетым и безжизненным; вокруг него собралось пятеро человек, близких и родных. На самом деле оказалось именно так отец мой умер, и пятеро человек действительно сидели вокруг его тела в ночь после его кончины. Это странное совпадение глубоко поразило меня.

П.Б.

Марсель

(Письмо 251)

IX. За три дня перед тем, как узнать о смерти сестры художника Верещагина (как раз три дня требуется письму, чтобы дойти из С.-Петербурга в Париж), я видел во сне ее мужа, которого спросил, в удивлении, что вижу его одного: «Где же Мария Васильевна?» Он ответил на это: «She rests», что означает: «Она успокоилась».

Моттю.

Вестморланд

(Письмо 253)

X. Моя жена, ухаживая за своей больной матерью, спала очень мало. В последнюю ночь она заснула на короткое время и во сне увидела мать свою. Та сказала ей: «Ты лишишься меня ровно в одиннадцать часов». Предсказание это исполнилось точка в точку. Жена моя рассказала мне об этом лишь через несколько дней после своей утраты, так что я не имею иных доказательств, кроме ее слова, которому я доверяю полностью.

X. Лейтенант флота. Рошфорт

(Письмо 261)

XI. В 1858 году (я человек уже старый) я служил при постройке железной дороги из Периге в Брив. Один мой товарищ и сослуживец с волнением рассказал мне однажды утром, что ему снился призрак, в котором он узнал своего отца. Два дня спустя он получил письмо с черной каймой, сообщавшее о смерти его отца, последовавшей в ночь знаменательного сна.

XII. В 1885 году я жил в Периге со своим семейством. В ночь на 16 января жена моя увидела во сне кровать, задернутую пологом, а рядом — стол со стоящими на нем зажженной свечой и распятием. Она сообщила мне этот сон, сильно встревоживший ее. Вскоре мы получили из Родеца известие, что тесть мой скончался от воспаления легких.

Люмик.

Тулуза

(Письмо 268)

XIII. Я убедился на основании печального опыта, что каждый раз, как мне приснится одна знакомая дама, умершая пять лет назад, я теряю кого-нибудь из своих близких. Особенно поразил меня следующий сон: я видел, что эта особа гуляет со мной по улицам по направлению Лагубрана. Когда мы дошли до Страсбургского бульвара при въезде в Тулон, она повернула назад, к Лагубрану, в сопровождении каких-то рабочих, имевших жалкий, удрученный вид. В продолжение нескольких дней я с ужасом ожидал, какую мне еще суждено понести утрату, как вдруг разразилась известная лагубранская катастрофа… И вот эта особа явилась предсказать мне несчастье, поразившее весь город.

Одна моя приятельница видела в ночь с 3 на 4 марта те самые сцены, которые разыгрались с 4-го на 5-ое; а в воскресенье, когда мимо ее окон дефилировали артиллерийские обозы с ранеными и убитыми в сопровождении солдат и духовенства, ей казалось, что она видит точное повторение своего сна.

М.Ж.Д.

Тулон

(Письмо 345)

XIV. В начале сентября 1870 года на Веймутских водах (в Англии) однажды около двух часов ночи я проснулась, услыхав какой-то таинственный голос, шептавший мне: «Jump out of bed, prav for those on sea» («Встань с постели, помолись за тех, что на море»). Приблизительно около этого времени, как оказалось потом, английское судно «Captain» разбилось в Бискайском заливе. Триста человек погибло.

Мэри Дейчемдаф,

жена протестантского пастора Арденны.

(Письмо 29)

Следующий факт был передан мне одним моим коллегой, достигшим теперь 91 года, человеком положительного ума и нимало не склонным к мистицизму.

XV. Однажды в 1835 году он занимался у себя в кабинете, в Страсбурге. Вдруг ему ясно представилась картина его родной деревни — Мори.

Улица, где стоял дом его отца, являла оживление, необычное в вечерний час; он узнал среди толпы много знакомых лиц, в том числе одну свою близкую родственницу, несшую фонарь. Несколько дней спустя он получил известие о смерти его матери, случившейся в тот самый вечер и при тех же самых лицах, которых он видел во сне. Мало того, мать его матери как раз и держала фонарь.

Подобные факты, конечно, необъяснимы в настоящее время, но это не резон, чтобы отрицать их с презрением. Будем ждать и доискиваться: будущее готовит нам сюрпризы и разоблачит немало тайн.

Что такое мысль? Мы положительно этого не знаем, но можем предположить, что она соответствует известному количеству вибраций, допустим, миллиону квинтильонов в секунду. Мозг — аппарат, откуда исходят эти вибрации, — служит одновременно и передатчиком, и приемщиком. Весьма возможно, что под влиянием сильного возбуждения эти вибрации способны оказывать впечатления через большие расстояния на другие нервные клеточки. И если телепатические явления вызываются большею частью умирающими, то это потому, что часто с приближением последней минуты мозг отличается особенно обостренной деятельностью. С другой стороны, субъекты, подвергающиеся таким впечатлениям, также обыкновенно бывают нервны, чувствительны, впечатлительны. Наконец, привязанность, ненависть, беспокойство могут способствовать тому, чтобы привести в такое состояние мозгового изохронизма два лица, одержимых этими чувствами.

Настанет, может быть, день, когда человек, не вдаваясь в область сверхъестественного и невозможного, будет считать телефон и телеграф допотопными средствами сообщения на расстояниях; он по желанию будет посылать свою мысль через пространство.

Вот когда настанет полный переворот во всем мире.
 
МилаДата: Вторник, 14.01.2020, 19:13 | Сообщение # 32
Группа: Админ Общины
Сообщений: 10295
Статус: Offline

Доктор Дев.

Фуван (Сона)

(Письмо 19)

XVI. Однажды ночью мне необыкновенно ясно снились похороны ребенка. Похоронная процессия выходила из одного дома, обитатели которого были мне знакомы, — я только недоумевал в моем сне, кто именно из детей умер.

Сон этот преследовал меня весь день, и я тщетно отгонял его. Вечером один из ребятишек, живших в упомянутом доме, четырехлетний мальчик, случайно свалился в глубокую канаву и утонул.

Эмиль Буамар.

Сейш (Мэна и Луара)

XVII. Мой старший брат, художник Эмилий Ципелиус, двадцати пяти лет, утонул, купаясь в Мозеле. Матери дважды снилось, что ее сын тонет.

Когда к моей матери явилось лицо, которому поручено было передать ей эту страшную весть, она сразу сказала: «Не продолжайте дальше, я знаю, в чем дело, — мой сын утонул». А между тем в то утро мы еще имели от брата самые благоприятные известия, и ничто не предвещало катастрофы.

Сам брат мой незадолго перед тем говорил консьержу: «Если я не вернусь вечером, ищите меня в морге, у меня предчувствие, что я умру в воде. Мне снился сон, будто я лежу на дне реки мертвый и с открытыми глазами».

Действительно, так и нашли его; он умер в воде от разрыва сердца. Мой брат был так уверен в том, что это непременно случится, что в день своей смерти отказывался купаться в Мозеле, и только вечером, соблазнившись прохладой воды, пошел в купальню и погиб.

Ципелиус.

В Мюльгаузене

(Письмо 127)

XVIII. В 1889 году, в апреле, у меня на глазах скончалась от разрыва сердца моя служанка, молодая девушка, Жанна Дюбо. На другой день печального события прибыли ее родители, бедные мызники из департамента Ландов. Ночью, когда родители и я сидели над телом, я обратился к старику Дюбо с таким вопросом: «А что, не было ли у вас какого-нибудь предчувствия, касающегося смерти Жанны?» — «Как так, не понимаю…» — отвечал он. «Ну да, какого-нибудь предзнаменования, сна, что ли?…» — «Сна, слышишь, Марселина? — отозвался старик, обращаясь к жене. — Ведь в самом деле, сон-то твой сбылся!»

Оказывается, десять дней назад жене его приснилось, будто дочь их умерла; во время сна старуха стонала, плакала и до утра оставалась в убеждении, что это правда. Этот сон, который я некоторым образом предвидел, должен был превратиться в печальную действительность.

Жюстен Мано,

сборщик податей в Белене (Жиронда)

(Письмо 371)

XIХ. В 1828 году отец мой проживал в Нанси. В это время были в ходу лотереи, впоследствии запрещенные, в которых надо было самому назначать те номера, которые вы желаете взять. Отца моего сильно соблазняло желание попытать счастья в одной из таких лотерей, но он еще колебался, как вдруг однажды ночью ему приснились две цифры, выделявшиеся фосфорическим сиянием на стене его спальни. Пораженный своим сном, он решил немедленно приобрести номера, виденные во сне. Но чувство совестливости удержало его от такого поступка. Однако он не утерпел, чтобы не осведомиться по окончании лотереи о ее результатах. Оказалось, что именно те номера, что снились ему, вышли в том же порядке и дали выигрыш в 75 000 франков.

Мейер.

В Ниоре (Севр)

(Письмо 549)

XX. В 1871 году мой старший брат был военным доктором при госпитале в Монпелье. Вдруг он заболел тифозной горячкой, к нему наскоро вызвали моего отца. 1 декабря больной сказал отцу: «Я вижу три гроба в комнате». «Ты ошибаешься, дружок, — возразил отец, — наверное, это колыбели». Надо вам знать, что моя сестра, вышедшая замуж три года назад, имела годовалого мальчика, вполне здорового, и другого новорожденного. На другой день брату становится хуже и он умирает. Когда отец возвращается после похорон в Дуэ, он застает старшего моего племянника умирающим от крупа; второй вскоре последовал за ним. Вот и те три гроба, которые видел перед смертью мой несчастный брат.

Берта Дюбрюль.

Улица Аббэи-де-Пре, Дуэ

(Письмо 558)

XXI. Мне исполнился 21 год, и я должен был тянуть жребий. Накануне мне снился № 45, и на другой день он мне действительно попался. По-моему, это доказывает, что действия, приписываемые чистейшей случайности, иногда подчиняются каким-то другим законам.

Гибаль,

окружной смотритель дорог

в Белизане. Алжирия

(Письмо 673)

XXII. Однажды мне приснился странный сон. Надо вам сказать, что оба моих маленьких сына были в то время совершенно здоровы и не внушали нам никакого беспокойства. Проснувшись, я сказала мужу: «Странно, мне снилось, будто я нахожусь в каком-то чужом городе и везде ищу няньку моего сына, Рене. Встретив ее, наконец, одну, я спросила ее: «Куда же вы девали Рене?» На это она мне отвечала: «Сударыня, я оставила его вон за той стеной». Я бросилась за ребенком и увидела его лежащим у стены, совершенно голого, с почерневшим, как сажа, телом и разрезом на шее; однако, он не был мертв».

Муж подтрунил над моим сном и моим пустым беспокойством. В тот же день, часа в четыре, с моим сыном вдруг сделался приступ удушающего кашля; послали за доктором — у ребенка обнаружился круп. В два часа утра собралось четверо врачей производить операцию трахеотомии: тогда еще серум не был изобретен. Ребенка, совершенно голого, положили на стол, ему сделали разрез в шее и вставили серебряную трубочку в дыхательное горло; но после операции дыхательное горло сорвалось с крючка, державшего его, ребенок чуть не захлебнулся кровью, и все тело его почернело. К счастью, сильная доза ипекакуаны заставила его раскашляться, и малютка был спасен. Во время операции муж мой прошептал мне: «Валентина, помнишь свой вчерашний сон, над которым я так смеялся?»

Г-жа Х.

Форкалькье

(Письмо 623)

XXIII. Судья А. рассказывал мне следующий сон: «Мне снилось, будто я, въехав в местечко К., увидел два гроба и погребальные дроги у дома моих знакомых Д. Мало-помалу я узнавал всех, собравшихся на похороны: префекта, судей, властей муниципалитета, родственников семьи. Тогда я будто бы обратился к прохожему и спросил: «Не можете ли мне сказать, кто умер в семействе Д.?» — «Как, вы не знаете? — отвечал тот. — Умерли г-жа Д. и ее сын — оба одновременно, а сегодня их хоронят».

В тот же день, приехав в местечко, господин А. уже наяву увидел два гроба перед домом Д. и всех присутствующих именно так, как он их видел во сне. С испугу он даже не решился спросить, кто умер, до того был уверен заранее, что услышит те же слова, что и во сне. Наконец, он остановил прохожего вопросом. «Как, вы не знаете? — отвечали ему. — Г-жа Д. и ее сын умерли в один и тот же день, а сегодня их хоронят».

Особенно поразительно то, что слова, слышанные во сне, были буквально те же, что и сказанные наяву; значит, тут участвовали и зрение и слух.

Г. Бессон,

пастор в Орвене (Швейцария)

(Письмо 632)

XXIV. Мне приснилось, что я еду на велосипеде, вдруг большая собака пересекает мне дорогу, я падаю и ломаю педаль своей машины. Утром я рассказал свой сон матери, а та, зная, насколько часто оправдываются мои сны, уговорила меня никуда не ездить сегодня.

Но часов в 11 вдруг пришло письмо, сообщавшее о внезапной болезни моей сестры, жившей в 8 километрах от нас. Позабыв о своем сне, я помчался туда на велосипеде. Поездка совершилась совершенно благополучно именно до того места, где со мной во сне прошлой ночью случилась катастрофа.

Только что этот сон промелькнул в моей памяти, как откуда ни возьмись бросается под колеса огромная собака и пытается укусить меня за ногу. Я хочу отогнать ее пинком, но в ту же минуту теряю равновесие и падаю на свою машину, у которой при этом ломается педаль: таким образом сон мой сбылся во всех подробностях.

Амедей Бассе,

нотариус в Витраке

(Письмо 640)

XXV. Маршал Вальян, далеко не фантазер и не мелочный человек, неоднократно уверял одного моего приятеля, что, отправляясь на осаду Рима, где он должен был руководить военными действиями, и совершенно не зная работ, исполненных по укреплению этого города, он ясно увидел во сне именно то место, с которого надо было начать нападение. Действительно, как он в этом потом убедился, это был самый слабый пункт защиты. Передаю вам этот факт без всяких комментариев; вероятно, вы включите его в категорию таинственных предчувствий.

Кирш,

провизор в Семюре (Кот-д'Ор)

(Письмо 543)

XXVI. Это было в 1869 году, в год плебисцита. Однажды меня посетило одно сновидение, или, вернее, страшный кошмар: мне приснилось, будто я — солдат; ясно слышались крики команды, ружейная перестрелка, пушечная пальба; я видел, как вокруг меня валятся раненые и убитые, я даже слышал их стоны. Вдруг я будто бы очнулся в одном селении, где мы должны были выдержать страшный натиск прусаков, баварцев и баденских драгун, — заметьте, что я раньше никогда не видел этих мундиров, и что тогда не было и речи о войне. Между прочим, я увидел, что один из наших офицеров вошел на колокольню села с биноклем, чтобы наблюдать движения неприятеля, потом спустился, сформировал колонны и устремил нас штыками вперед на прусскую батарею. В этот момент моего сна, во время рукопашной борьбы, я почувствовал, как один из артиллеристов на батарее нанес мне сильный удар саблей, разрубившей меня пополам. Тогда я проснулся и очутился лежащим на коврике у постели, при этом я чувствовал сильную боль в голове. Оказывается, падая с постели, я ударился головой о маленькую печку, служившую мне ночным столиком.

6 октября сон этот осуществился во всех подробностях: село, мэрия, церковь, командир, взобравшийся на колокольню для разведки и затем ведущий нас в атаку на прусские позиции, — все это повторилось буквально. Я ждал в действительности и того удара саблей, который во сне поразил меня в голову. Но удар банником, предназначавшийся, может быть, в голову, пришелся мне в бедро.

Ренье,

бывший сержант вольных стрелко в Нейльи.

Гавр

(Письмо 748)

Просматривая старые бумаги, я нашел письмо покойной княгини Эммы Каролат от 5 марта 1870 года, где она мне рассказывает один сон того же порядка и притом необыкновенно обстоятельно.

XXVII. Я только что заснула, очень тревожась о здоровье одной дорогой мне особы, и очутилась перенесенной в сновидении в какую-то незнакомую мне комнату восьмиугольной формы, обтянутую пунцовым штофом. Там стояла кровать, и на ней спала та самая особа, о здоровье которой я тревожилась. Лампа, подвешенная к сводчатому потолку, бросала яркий свет на бледное, но улыбающееся лицо в рамке пышных черных волос. У изголовья постели я увидела картину, сюжет которой так странно запечатлелся в моей памяти, что, проснувшись, я могла бы нарисовать эту картину. То был Спаситель, венчаемый розами небесным гением, а внизу помещались стихи из Шиллера — я их прочла. Два года спустя, приехав проводить лето в один замок Венгрии, я вздрогнула, входя в отведенное нам помещение: я очутилась в восьмиугольной комнате; над кроватью я увидала изображение Христа, увенчанного розами, со стихами Шиллера внизу. Никогда эта картина не была скопирована или воспроизведена, и никоим образом я не могла видеть ее иначе, как во сне, — как, впрочем, и эту странную восьмиугольную комнату.

Эмма, княгиня Каролат

(Висбаден)

Прочитав и рассмотрев всю эту массу фактов, трудно усомниться в том, что часто снятся вещи, которые потом сбываются в действительности. Многие из этих снов можно, как мы уже говорили, объяснить совершенно естественно. Например, одинаково возможно увидеть во сне лотерейный номер, который должен выиграть, как и всякий другой номер, а так как подобные случаи очень редки, то их можно, пожалуй, объяснить нечаянным совпадением. Надо бы знать в точности число таких случаев для того, чтобы удостовериться, превосходит ли оно в значительной степени то число, какое получается по теории вероятностей. Однако большинство предсказаний, приведенных выше, нельзя объяснить таким путем.

Это сны, очевидно, виденные субъектами в нормальном состоянии здоровья. Такое же точно предвидение будущего наблюдалось и в состоянии сомнамбулистическом, или магнетическом. Таких примеров — неисчислимое количество. Но мы приведем лишь несколько.

Д-р Лиебо в своей «Терапевтике внушений» цитирует такой случай:

XXVIII. В одной семье из окрестностей Нанси часто усыпляли восемнадцатилетнюю девушку по имени Жюли. Эта девушка, придя в состояние сомнамбулизма, всякий раз, точно по вдохновению, повторяла, что скоро должна умереть одна особа из этой семьи; она называла ее по имени и пророчила, что она не доживет до 1 января. Это было в ноябре 1883 года. Такое настойчивое предсказание спящей побудило главу фамилии, почуявшего тут выгодную аферу, застраховать за 10000 франков жизнь этой дамы, совершенно в то время здоровой, для которой поэтому легко будет достать требуемое докторское свидетельство. Чтобы достать эту сумму, он обратился к некоему Л. и написал ему несколько писем, причем в одном из них излагал мотив, побуждавший его на заем. Эти письма Л. показывал мне в виде неопровержимых доказательств предсказываемого события. В конце концов они не сговорились насчет процентов, и дело не выгорело. Но каково же было разочарование заемщика! Г-жа X., смерть которой была предсказана до 1 января, действительно скоропостижно скончалась 31 декабря, что удостоверяет последнее письмо, адресованное к Л., письмо, которое этот господин хранит вместе с другими, касающимися того же лица.

Лиебо приводит еще один факт из своего дневника:

XXIX. 7 января 1886 года. Сегодня ко мне приходил некто С. де Ш. посоветоваться насчет нервного расстройства, которое я нашел несерьезным. Де Ш. очень озабочен одним обстоятельством и его последствиями.

Несколько лет назад, а именно 26 декабря 1879 года, гуляя по Парижу, он увидел на одном подъезде вывеску: «Г-жа Ленорман, гадалка». Поддаваясь необдуманному любопытству, он зашел туда.

Г-жа Ленорман рассмотрела ладонь его руки и сказала ему: «Ровно через год, день в день, вы потеряете отца. Скоро вам предстоит служить в военной службе (ему было тогда 19 лет), но вы прослужите недолго, женитесь рано, будете иметь двоих детей и умрете в 26 лет». Де Ш. сообщил это поразительное пророчество своим друзьям и сначала не придал ему никакого значения, но когда отец его действительно умер 27 декабря 1880 года, ровно через год после предсказания гадалки, то это несчастье несколько повлияло на его неверие. А когда вслед за тем он поступил на военную службу, продолжавшуюся всего 7 месяцев, потом женился и у него родилось двое детей, то с приближением 26-летнего возраста он струсил не на шутку и проникся уверенностью, что ему остается жить всего несколько дней. Вот тогда-то он пришел ко мне советоваться, нельзя ли как-нибудь отвратить судьбу. «Если из всего предсказанного четыре события уже исполнились, — думал он, — то пятое непременно также должно сбыться».

В этот день и в следующие дни я пробовал привести де Ш. в глубокий сон, чтобы рассеять черные мысли, овладевшие его умом, и прогнать боязнь смерти, которая, как он воображал, должна была наступить 4 февраля, в день его рождения, хотя гадалка не обозначила в точности этого дня. Но я не мог навеять на этого молодого человека даже самого легкого сна, до того он был возбужден. Однако, так как необходимо было уничтожить его убеждение, что он скоро умрет, убеждение опасное (часто случалось, что такие предсказания исполнялись буквально в силу самовнушения), то я изменил образ действия и предложил ему обратиться к одному из моих сомнамбул, старику, прозванному пророком за его предсказания.

Де Ш. с жаром ухватился за мое предложение и по уговору явился на свидание. Войдя в общение с ясновидящим, он первым делом спросил его: «Когда я умру?» Опытный сомнамбул, подозревая волнение молодого человека, отвечал, помолчав немного: «Вы умрете… вы умрете… через сорок один год…» Слова эти оказали поразительный эффект. Вопрошатель сразу повеселел, просиял, исполнился надеждой. А когда миновало 4 февраля, столь роковой для него день, то он счел себя спасенным.

Тогда многие, слышавшие об этой истории, в один голос стали говорить, что все это было пустое, что молодой человек сам выдумал рассказ этот, в силу самовнушения. Праздные слова! Жребий был брошен — ему суждено было умереть.

В начале октября я получил извещение о смерти моего несчастного пациента, последовавшей 30 сентября, на 27-м году, точь-в-точь, как предсказывала г-жа Ленорман.

И чтобы не думали, что тут кроется какая-нибудь ошибка с моей стороны, я храню это письмо, как неопровержимый документ».

К такому же порядку принадлежит и следующий любопытный случай, рассказанный г-жой Леконт де Лиль, родственницей поэта.

XXX. Некто X. обратился к гадалке на картах, и она предсказала ему, что он умрет от укуса змеи. Этот X., служивший в администрации, несколько раз отказывался от предлагаемого ему места на Мартинике, острове, известном своими ядовитыми змеями. Наконец, его убедили принять выгодный пост в администрации Гваделупы; эта колония хотя и близка к Мартинике, но там никогда не водилось змей. «От судьбы не уйдешь», гласит пословица. Окончив срок службы на Гваделупе, X. поехал обратно во Францию. Пароход, по обыкновению, остановился на Мартинике, но X. не решился даже сойти на берег во время стоянки, продолжавшейся несколько часов.

Как всегда, на пароход явились негритянки продавать фрукты. X., чувствуя жажду, взял апельсин из корзины у одной из торговок, но вдруг вскрикнул, что он ужален… Негритянка опрокинула корзинку, и там оказалась змея, притаившаяся в листьях. Змею убили, но несчастный X. умер несколько часов спустя.

В том же сборнике приведен следующий замечательный случай ясновидения и предвидения будущего (1896 год):

XXXI. Одна моя знакомая, леди А., жила в Париже на Елисейских полях. Несмотря на свое богатство, она была женщина необыкновенно аккуратная и каждый вечер подводила счеты. Однажды вечером она убедилась, что недостает 35 000 франков во внутреннем отделении большого саквояжа, где она хранила свои деньги и драгоценности.

Однако замок не был взломан, только края сака были как будто слегка раздвинуты. А между тем леди А. была уверена, что около двух часов пополудни, при своей горничной, она открывала сак, платила по какому-то счету и положила деньги назад, на обычное место. В смущении она позвонила горничной; та не могла дать ей никаких сведений, но успела предупредить о пропаже всю домашнюю челядь. Таким образом виновный — если такой находился среди слуг, — мог припрятать украденное добро. На другой день спозаранку дали знать полицейскому комиссару. Произведен был тщательный обыск, но, разумеется, ничего не было найдено.

Леди А., перечисляя полицейскому своих слуг, просила его избавить от подозрений второго лакея, особенно любимого в доме, молодого человека лет девятнадцати, очень недурного собой, расторопного, почтительного, которому в ласку дали прозвище «мальчик».

Все утро прошло в простых формальностях, не имевших результата. В 11 часов леди А. послала ко мне m-elle С., гувернантку своей младшей дочери, чтобы рассказать мне об этом случае и попросить меня пойти с этой дамой к одной ясновидящей, которую я еще недавно расхваливал ей. Мы отправились.

Г-жа Е., наша ясновидящая, принесла чашку, полную кофейной гущи, попросила m-elle С. трижды дунуть на чашку; после этого гущу вылили в другую чашку, составив их края с краями, для того, чтобы содержимое перешло частью во второй сосуд, оставив в первом частички кофейного порошка, которые образовали причудливые узоры на стенках сосуда; в них-то гадалка и намеревалась читать. Во время этих таинственных приготовлений надо было чем-нибудь занять нас. Г-жа Е. разложила карты и начала:

— Дело в краже… Кража совершена одним из домашних, а не посторонним вором.

Начало было многообещающее… Мы признали, что она говорит правду… Что касается вора, то, к несчастью, он не был нам известен.

— Постойте, — продолжала гадалка, — теперь я посмотрю подробнее в гуще, уже успевшей отстояться.

Она схватила опорожненную чашку, заставила гувернантку опять трижды дунуть на нее и затем описала нам с топографической точностью всю квартиру леди А., не пропустив ни одной комнаты. Затем перед ее глазами, как в волшебном фонаре, прошли вереницей все семеро слуг, которых она нам подробно описала.

«Войдя» снова в комнату леди А., гадалка остановилась на шкафе, показавшемся ей странным. Действительно, это был английский шкаф особенного устройства — такого ей никогда не приходилось видеть.

— Отчего этот шкаф никогда не заперт? — сказала она. — А между тем в нем хранятся деньги, помещенные в… какой странный предмет… открывается как портмоне… это не шкатулка… Ага! знаю, это саквояж Они даже не взломали замок, а слегка раздвинули отверстие и ножницами или щипцами вытащили оттуда банковские билеты…

Все, что она говорила, поражало нас необыкновенной точностью подробностей, самых мельчайших. Мы просили ее продолжать, но она возразила, что не может этого сделать, не подвергаясь каре французских законов, запрещающих возводить на кого-нибудь обвинение без прямых улик, а только при помощи гадания.

Она заявила, однако, что деньги леди А. никогда не будут отысканы; что виновный попадется по другому преступлению и через два года будет казнен. Каждый раз, когда взгляд ее, пробегая по узорам гущи, останавливался на молодом лакее, так называемом «мальчике», она неизменно видела его возле каких-то лошадей. Мы возражали, что «мальчик» не имеет ничего общего с конюшнями, так как он не был выездным, а служил в комнатах. Но гадалка стояла на своем. В конце концов мы бросили этот пустячок — правда, несколько коробивший нас, как пятно на общей картине, поразившей нас своею точностью.

Вскоре «мальчик» уволился без всякой видимой причины. Деньги — таки и пропали. Но два года спустя леди А. получила повестку, вызывавшую ее в суд в качестве свидетельницы.

Виновник кражи был найден. Он только что попался. Лакей «мальчик», одаренный такими превосходными качествами, оказался не кем иным, как Маршандоном, известным убийцей г-жи Корне.

В самом деле, он был подвергнут смертной казни, как предсказывала ясновидящая. Во время разбирательства выяснилось, что у «мальчика» был брат, служивший кучером в каком-то знатном доме. «Мальчик», или, иначе, Маршандон, в часы досуга ходил к брату, потому что был страстным любителем лошадей. Вот почему гадалка так упорно утверждала, что видит возле него лошадей.

Л. д'Эрвье

Примечание. Этот случай ясновидения действительно интересен. В применении карт и кофейной гущи, очевидно, надо усматривать лишь средство, вероятно, бессознательно употребленное субъектом для того, чтобы привести себя в состояние сомнамбулизма, то есть в такое состояние, когда нормальное сознание перестает действовать, уступая чувству бессознательному. В этом состоянии бессознательные способности могут развернуться во всю свою силу, и возможно допустить, что способность ясновидения, которой мы, может быть, все обладаем в зачаточной степени, способна действовать более свободно и приобретать у предрасположенных субъектов известную степень точности.

Дарие Майерс в том же сборнике (1899 год) приводит следующий пример повторявшегося вещего сна:

XXXII. Шестьдесят лет назад некто г-жа Карльтон умерла в графстве Лейтрим. Она была близким другом моей матери и несколько дней спустя после кончины явилась моей матери в сновидении и сказала ей, что она еще раз явится матушке во сне, — а именно, за двадцать четыре часа до ее собственной смерти.

В марте 1864 года моя мать жила с моей дочерью и зятем, доктором Лаяйоном, в Дальки. 2 марта вечером она была очень весела и разговорчива. Но в ту же ночь к утру доктор Лаяйон, услыхав шум в комнате матушки, послал свою жену взглянуть, что там делается. Та застала мою мать вскочившей с постели с выражением ужаса на лице. Ее старались успокоить, и на другое утро она казалась совершенно поправившейся. Она даже позавтракала очень весело, потом приняла ванну. Затем послала за г-жой Лаяйон и рассказала ей, что ее старая подруга, г-жа Карльтон, наконец, по прошествии 54 лет явилась объявить ей о ее предстоящей смерти, и что она непременно умрет завтра утром. Она специально приняла ванну, чтобы избавить близких от обмывания ее тела. После этого она стала угасать на глазах и действительно скончалась в назначенный час.

Томас Джемс Норрис

Вот что говорит Майерс по этому поводу:

«Здесь возможны три различных объяснения. Со своей стороны, я готов допустить, что покойная Карльтон действительно знала о болезни, угрожавшей ее подруге, и что оба сна были вызваны телепатически бесплотной душой у души воплощенной. Но мы можем также предположить, что первый сон, чисто случайный, произвел до того глубокое впечатление, что, когда он повторился, также случайно, то сделался равносильным самовнушению смерти. Или же, наконец, мы можем предположить, что первый сон был случайным, но что второй был символическим и был вызван каким-нибудь органическим ощущением, предшествовавшим неминуемой смерти, но обнаружившимся во сне, прежде чем проявиться в состоянии бодрствования».

Бывают, однако, такие случаи, когда эти предсказания смерти во сне делаются задолго вперед, и трудно допустить, чтобы тут могло действовать самовнушение.

Мы не станем здесь касаться великой проблемы общения с умершими, — она сама по себе потребует много труда для ее разъяснения, если вообще оно нам доступно. Можно было отметить уже несколько подобных случаев среди разнообразных приведенных здесь примеров. У нас их имеется значительное количество, и анализ их потребует труда, еще более тщательного, чем для предыдущих изысканий, не выходивших за рамки происшествий, происходивших с живыми людьми.

Приводя все эти вещие сны, мы имели в виду установить здесь несомненный факт, что иные сновидения с точностью предвидели и предсказывали будущее. Дело уже не в смутных предчувствиях или мудреных предсказаниях, имеющих два или три смысла, вроде Нострадамовских, которые могут быть применены потом к нескольким различным событиям, а о действительном и точном провидении того, что случается в будущем.

Пока мы не пойдем дальше. Человеческое существо одарено свойствами, еще неизведанными, позволяющими ему прозревать через пространство и время. Это мы и желали выяснить, накопив как можно больше достоверных свидетельств.

Что же касается того, чтобы доискиваться законов, лежащих в основе этих явлений, то для этого еще не настал час. Как вы могли заметить, сны зачастую касаются вещей самых банальных, обстоятельств обыденной жизни. Впрочем, надо сознаться, что вообще вся жизнь человеческая состоит из мелочей. Из того, что будущее было предвидено в некоторых исключительных снах, не надо выводить заключений для общего толкования всех сновидений. Это было бы полнейшим заблуждением. Я не советовал бы также обращаться к кому бы то ни было с попытками узнать свое будущее.

За недостатком места мы не можем заняться в этой книге ни вопросом о предчувствиях, ни вопросом о прорицании будущего в состоянии бодрствования. Эти интересные исследования мы принуждены отложить на будущее время. Когда-нибудь впоследствии мы доберемся до вечной загадки о свободной воле и о судьбе и констатируем, что будущее существует настолько же определенно, как прошлое и настоящее, обусловленное причинами, которые должны вызвать его, в силу того абсолютного принципа, что не бывает действий без причин, а здесь одной из причин является душа человеческая со всеми присущими ей способностями.

Но нельзя исполнить всего сразу, я и без того извиняюсь, что так долго злоупотреблял вниманием читателя. Всего важнее было произвести методическую классификацию явлений, начать с наиболее удостоверенных, изучить их последовательно и усвоить сначала то, что является доказанным.

Телепатические явления умирающих, передача мыслей, психическое действие одного существа на другое на расстоянии, без посредства чувств, видение событий на расстоянии, предвидение будущего во сне и в состоянии сомнамбулизма — все это можно считать фактами вполне достоверными. Мы сочли логичным именно с этого начать наше исследование в области мира невидимого.

 
МилаДата: Вторник, 14.01.2020, 19:14 | Сообщение # 33
Группа: Админ Общины
Сообщений: 10295
Статус: Offline

Заключение


Документы, собранные в этой книге и предложенные к сведению друзей истины, далеко еще не обнимают всей совокупности психических явлений, но они уже приводят нас к кое-каким предварительным заключениям.

Цель наших исследований состояла в том, чтобы доискаться — существует ли душа как нечто независимое от тела и переживает ли она разрушение тела?

И что же! Приведенные факты почти все говорят в пользу существования души. Несомненно, что одна душа может влиять на другую на расстоянии и без посредства чувств.

О многих случаях смерти было оповещено путем телепатических сообщений, видений (субъективных и объективных), слышанных голосов, пения, шумов, движений (фиктивных или реальных), словом — путем различных впечатлений. На этот счет не может быть никаких сомнений. Итак, душа действует на расстоянии; точно так же несомненно и мысленное внушение.

Психические сообщения между живущими не менее достоверно доказаны множеством зафиксированных фактов. Бывают токи психические, подобно тому, как бывают токи воздушные, электрические, магнетические и т. п.

Обилие свидетельств недавних и современных помешало нам привести примеры из древности, также очень многочисленные, из которых многие представляются по всем признакам бесспорно достоверными. Напомним лишь самые главные. Телепатия была явлением почти заурядным в древней литературе. В творениях Гомера, Еврипида, Овидия, Виргилия, Цицерона сплошь и рядом говорится о манифестациях умирающих и умерших, о явлениях вызывания духов, об исполнении вещих снов и т. п.

Один из древнейших рассказов в этом духе принадлежит Библии; мы находим его в книге Самуила: царь Саул вопрошает аэндорскую волшебницу и видит перед собой призрак пророка Самуила.

Если рассказ этот не более, чем сказка (что вовсе не доказано), то он, по крайней мере, указывает на верования этой отдаленной эпохи.

У Плутарха читаем трагическую историю убийства Юлия Цезаря и вещего сна его жены, Кальпурнии, всеми силами старавшейся не пустить его в сенат в день смерти. У того же автора часто встречаются любопытные предзнаменования (внезапно распахнувшиеся окна в спальне Цезаря, и т. д.), схожие с явлениями, приведенными нами.

Брут и Кассий, без сомнения, были люди мужественные, скептики, сторонники эпикурейской школы. Прочтите у того же Плутарха о явлении призрака Бруту в его палатке, — призрака, который назначил ему местом свидания равнину при Филиппах, где он должен был найти смерть.

Если бы Юлий Цезарь относился с меньшей недоверчивостью к снам, то он, может быть, послушался бы просьбы своей жены. Императору Августу более посчастливилось перед сражением при Филиппах. Повинуясь сну, виденному его другом, он, больной, покинул свою палатку. Лагерь его был захвачен неприятелем, а носилки его были изрублены сабельными ударами (Светоний, «Август»).

Цицерон в своей книге о прорицаниях рассказывает о явлении Тиберия Гракха своему брату и о сне путешественника в Мегаре, упомянутому мною в «Урании».

Валерий Максим говорит о вещем сне царя Креза, увидевшего, что его сын Атис погибает от чьего-то оружия; как он ни старался отвратить от сына всякую опасность, тот погиб-таки на охоте за вепрем, убитый своим же телохранителем.

Плиний-младший повествует в своих «Письмах» об одном доме в Афинах, посещаемом духами, и о призраке, требовавшем погребения своего тела.

Вопискус приводит предсказание, сделанное одной жрицей Диоклетиану относительно его грядущей судьбы.

Григорий Турский утверждает, что в день смерти св. Мартина в Туре (400 г.) св. Амвросий Миланский узнал об этой смерти во время обморока. Известно, что в XVIII столетии св. Альфонс Лигурийский точно так же предвидел заранее смерть папы Климента XIV. Петрарка в 1348 году видел явившуюся ему во сне его возлюбленную Лауру в тот самый день, как она испустила последний вздох; он посвятил этому воспоминанию прекрасное произведение («Торжество смерти»).

Папа Пий II (Эней Сильвий) рассказывает в своей истории Богемии, что Карл, сын Иоанна, короля Богемии, впоследствии сделавшийся императором Карлом IV, был предуведомлен во сне о смерти дофина (26 августа 1336 года).

Жанна д'Арк сама предсказала свою смерть.

Екатерине Медичи было предсказано, что все три ее сына будут королями.

Агриппина д'Обинье сообщает о явлении кардинала Лотарингского Екатерине Медичи в день и час его смерти.

Астролог Иоанн Стефлер (1472–1530 гг.) предсказал время и причину своей смерти (падение тяжелого предмета на его голову).

Франсуа де-Бельфорэ, автор «Диковинных случаев» (1578 год), рассказывает, что отец его явился ему в саду как раз в момент смерти. Причем сын и не подозревал, что тот был болен.

Монлюк повествует в своих «Комментариях» о любопытном сновидении, показавшем ему накануне этого события смерть короля Генриха II, пронзенного копьем на турнире в Монгомери (30 июля 1559 года). Королева Наваррская, Маргарита Ангулемская, находясь в Тюссонском монастыре, услыхала зов своего брата Франциска I в тот самый момент, когда он умирал в Рамбулье.

Видение, явившееся во сне Франциску Бэкону, предсказало ему смерть его отца, последовавшую между Лондоном и Парижем (1578 г.).

Сюлли передает о предчувствиях, высказанных Генрихом IV: «Мне напророчили, что я буду убит при первом же парадном выходе и что умру я в карете, — вот почему я так боязлив. Если бы только можно было избегнуть этого коронования!»

Давид Фабрициус, немецкий астроном, предсказал, что он умрет 17 мая 1617 года. На этом основании он принимал все предосторожности, чтобы отвратить судьбу, и в тот день не выходил из своей комнаты. Наконец, в десять часов вечера он отправился подышать свежим воздухом, и какой-то крестьянин убил его вилами.

Аббат Сен-Пьер говорит, что аббат Безюел увидал совершенно явственно своего товарища, Дефанена, утонувшего накануне, и беседовал с ним продолжительное время.

Сведенборг описал 19 июля 1759 года подробности одного пожара, происходившего на расстоянии 200 километров от Стокгольма.

По словам Шарля Нодье, один молодой человек, Франсуа Бабле, предсказал в Безан-соне 16 октября 1793 года казнь Марии Антуанетты, чем привел всех в неописуемое изумление.

Гратьен де Семюр рассказывает в своем трактате «О заблуждениях и предрассудках», что одна знакомая его семейства, г-жа де Соз, жена богатого колониста на Сан-До-минге, однажды, играя в карты, вдруг воскликнула: «Муж мой умер!» — и упала навзничь. В тот же день муж ее был убит неграми. Мы вкратце напоминаем главные из этих давно известных случаев, собственно, для того, чтобы показать, что они встречались и в прежние времена. Надо надеяться, что изучение их с научной точки зрения извлечет их из мрака предрассудком и суеверия.

К сожалению, нам не хватит места, чтобы подробно анализировать каждый из примеров, приведенных в этой книге, и установить с самого начала, что существует множество различных причин, которые играют роль в этих явлениях. Прежде всего, мы желали доказать реальность явлений умирающих, психического воздействия на расстоянии, мысленных внушений, познания вещей духом, без посредства чувств.

Можно видеть без помощи глаз, слышать без помощи ушей и не в силу гиперестезии чувств зрении или слуха, ибо эти наблюдения доказывают как раз противоположное, а в силу чувства внутреннего, психологического.

Внутренние душевные очи не только могут видеть то, что делается вдали, на значительных расстояниях, но также прозревать вперед то, что случится в будущем. Будущее существует, заранее определенное причинами, которые должны вызвать его как следствие.

Позитивное наблюдение доказывает существование психического мира, столь же реального, как и мир, познаваемый нашими физическими чувствами.

Но из того, что душа действует на расстоянии с помощью присущей ей силы, имеем ли мы право заключать, что она существует как нечто реальное, и что она не есть результат функций мозга?

Свет — существует ли он в действительности?

Существует ли теплота?

Существует ли звук?

Нет.

Все это лишь различные проявления движений.

То, что мы называем светом, есть лишь ощущение, производимое на наш оптический нерв колебаний эфира, численность которых составляет от 400 до 756 триллионов в секунду; сами по себе волны эти бесцветны[9 - Эзотерические философские учения, в частности Агни Йога, а также многие современные ученые считают свет определенным видом вещества-энергии. Так, в Агни Йоге говорится о том, что свет есть разреженная высоковибрационная материя высших планов Космоса, в противоположность плотной и низковибрационной материи физического плана бытия — прим. ред.]. То, что мы называем теплотой, есть ощущение, производимое вибрациями, число которых колеблется между 350 и 600 триллионов.

Солнце озаряет пространство в полночь, как и в поддень. А между тем пространство остается черным. Температура его равняется 270 градусам ниже нуля.

То, что мы называем звуком, есть ощущение, производимое на наш слуховой нерв волнами воздуха, которые безмолвны сами по себе и частота которых равняется от 32 до 36 000 в секунду.

Существует ли на самом деле электричество, или это есть только способ движения? В будущем наука разъяснит нам это (вероятно, что оно существует как реальная сущность. Не есть ли эфир вещество электрическое?[10 - Фундаментальная работа Е. П. Блаватской «Тайная Доктрина» подтвердила догадку К. Фламмариона о сущности электричества — прим. ред.]).

Слово «притяжение» было применено Ньютоном лишь для того, чтобы представить способ, каким небесные тела движутся в пространстве.

«Все происходит так, — говорит он, — как будто тела притягивают друг друга».

Что касается самой эссенции, самой сути этой кажущейся силы, то никто ее не знает.

Множество научных терминов выражают лишь следствия, а не причины. Очень может быть, что то же самое положение применимо и к душе.

Наблюдения, собранные в этой книге, ощущения, впечатления, видения, слышанные звуки и так далее — могли бы, пожалуй, означать действия физические, происходящие между одним и другим мозгом.

Но в сущности это как будто и не так.

Приведем пример. Молодая женщина, обожаемая мужем, умирает в Москве. Свекор ее в Пулкове, под Петербургом, видит ее в тот самый час идущей с ним рядом, а затем она скрывается.

Пораженный удивлением и ужасом, он телеграфирует сыну с запросом и узнает сразу и о болезни, и о смерти молодой женщины.

Мы, безусловно, вынуждены допустить, что какой-то ток эманировал от умирающей и коснулся ее свекра. Это «неведомое» могло быть движением эфира, как и при свете, и явиться лишь следствием, продуктом, результатом; но это следствие имеет причину, а причина — в самой умирающей, это несомненно так. Может ли строение мозга объяснить такие эманации? Я думаю, никакой анатом, никакой физиолог не дерзнет отвечать на это утвердительно[11 - Ответ на этот вопрос был дан в учениях теософии и Живой Этики. Согласно этим учениям, организм каждого человека располагает особыми энергетическими центрами (чакрами), продуцирующими неизвестный современной науке вид энергии. Чакры находятся не в физическом, а в тонкоматериальных телах человека (астральном и ментальном), но тем не менее, «проецируются» и имеют тесную связь с жизненно важными железами и нервными сплетениями (так называемыми плексусами) физического тела. Что касается строения мозга, о котором упоминает К. Фламмарион, то в мозге человека находится т. н. шишковидная железа, являющаяся физиологической основой центра Аджны — «третьего глаза» — и ряда других центров, играющих определяющую роль в психоэнергетических, или, как говорили раньше, оккультных феноменах — прим. ред.].

Здесь чувствуется неведомое свойство, но не физического организма, а мыслящего существа.

Рассмотрим другой пример.

Одна дама у себя дома слышит пение, узнавая в нем голос подруги, постригшейся в монастырь, и падает в обморок, поняв, что это голос умершей. В тот момент подруга на самом деле умирала на расстоянии 40 километров.

Не встречаемся ли мы здесь тоже с тем же явлением, представляющим собой общение между двумя душами?

Еще пример.

Жена капитана, уехавшего в Индию, увидела однажды ночью перед собою своего мужа с прижатыми к груди руками и измученным лицом. Волнение, которое она при этом почувствовала, убедило ее, что он убит или опасно ранен. Это было 14 ноября. Позднее военное министерство сообщает ей, что ее муж был убит 15-го. Она проверяет дату, и оказывается, что министерство ошибалось: капитан погиб именно 14-го.

Шестилетний ребенок останавливается среди игры и вскрикивает с испугом: «Мама! Я видел маму!» В этот момент его мать умирала где-то вдали от него.

Все эти факты как будто указывают не на физиологические воздействия одного мозга на другой, а на психическое влияние одной души на другую.

Без сомнения, трудно разграничить то, что принадлежит духу и душе от того, что принадлежит мозгу. Мы можем руководствоваться в наших суждениях и оценках лишь внутренним чутьем, возникающим у нас при рассмотрении явлений. Таким путем было положено основание всем наукам. Разве не чувствуется здесь, что дело касается проявлений мыслящего существа, а не только явлений физиологических, материальных или превращений физической энергии?

Это впечатление убедительно подтверждается проявлением неизвестных способностей души, играющих роль в сновидениях и в сомнамбулизме.

Брат узнает о смерти своей молоденькой сестры посредством приснившегося ему страшного кошмара.

Одному господину снится, как падает из окна молодая девушка, ему, впрочем, незнакомая, и этот сон сбывается.

Другая дама видит во сне, как тонет друг ее семьи, что и произошло в действительности.

Матери снится ее дочь, лежащая на дороге, разбившаяся и окровавленная.

Одна дама во сне навещает своего мужа на далеком корабле; муж как наяву воспринимает это посещение, и даже при постороннем свидетеле.

Замагнетизированный субъект видит и описывает состояние всех внутренних органов своей умершей матери, и эти данные как нельзя лучше подтверждаются потом вскрытием.

Судья прозревает за три года вперед совершение страшного преступления во всех его подробностях. Зачастую с большей точностью предсказывается чья-нибудь смерть. Сомнамбула разоблачает кражу и предсказывает казнь виновного.

Молодая девушка видит во сне своего жениха в самый момент его смерти (частые случаи).

Психическое воздействие одной души на другую, общение на расстоянии существуют реально — это так же верно, как и существование электрических и магнетических токов в атмосфере.

Все это — еще неизведанные способности души. Такое, по крайней мере, мое впечатление. Мне кажется, что неразумно было бы считать предвидение будущего и ясновидение лишь продуктами деятельности мозга.

Мозг есть не более, как орган, точно так же, как зрительный и слуховой нерв. Душа, дух, интеллектуальное существо действуют и воспринимают через его посредство, но не есть его физические свойства.

Из всех этих явлений прорицание будущего, пожалуй, самое замечательное, что бы допустить его возможность, надо предположить, что будущее с точностью предрешено заранее теми причинами, которые вызовут его впоследствии. Заметим, что одного факта такого рода, в точности удостоверенного, было бы достаточно, чтобы доказать это положение. Но у нас перед глазами не один, а сотни фактов. Здесь не место обсуждать великую загадку свободы воли и рока. Вспомним только слова Лапласа, — «События настоящего времени имеют с предшествующими связь, основанную на очевидном принципе, что никакая вещь не может начаться иначе, как вызванная какой-нибудь причиной. Эта аксиома распространяется на действия самые безразличные.

Воля, как бы она ни была свободна, не может породить их без определенного мотива, так как если бы при существовании условий, совершенно одинаковых в двух положениях, воля эта действовала бы в одном и воздерживалась бы в другом, то выбор ее являлся бы следствием причины: и тогда она была бы, как говорит Лейбниц, слепым случаем эпикурейцев. Думать иначе было бы иллюзией ума, который, упустив из виду мимолетные причины при выборе воли в вещах безразличных, воображает, что она принимает решения сама собой и без всяких мотивов. Поэтому настоящее положение вселенной должно представляться нам следствием ее предыдущего состояния и причиной состояния последующего. Такой ум, который мог бы познать все силы, одушевляющие природу и взаимные отношения между ее существами, если бы он только был настолько обширен, чтобы подвергнуть все эти данные анализу, обнимал бы в одной и той же формуле все движения и величайших тел во вселенной, и самых мельчайших атомов: ничто не ускользнуло бы от него, и будущее, как и прошлое, было бы раскрыто перед его глазами. В совершенстве, достигнутом астрономией, ум человеческий представляет слабый намек на подобный интеллект». [Лаплас. Аналитический опыт о вероятностях.]

Если будущее предопределено, то что станется с нашей свободой? Без сомнения, философия когда-нибудь примирит два этих кажущихся противоречия, ибо мы чувствуем в себе власть делать выбор и сознаем полезность сделанных усилий; весь прогресс западных народов именно и обязан сознательной интеллектуальной деятельности, в противоположность слепому фатализму восточных народов[12 - С этим замечанием К. Фламмариона трудно согласиться. На наш взгляд, отсталость научно-технического развития некоторых восточных народов кроется не столько в мировоззренческих, сколько в исторических и экономико-политических факторах. — Прим. ред.].

Явления, с виду противоречивые, — например, поднятие тяжелого куска железа действием магнита, — уже теперь объясняются с помощью познания истинной природы вещей. Полет воздушного шара столь же естественен, как падение камня. Встречающиеся противоречия лишь кажутся таковыми. Детерминизм не есть фатализм. Изучаемые нами явления, может быть, не так далеки, как кажется, от рассуждений позитивной науки.

Я полагаю, что приходится или отрицать все эти факты, или допустить, что они вызваны известной причиной интеллектуального, духовного или психического порядка; завзятые скептики предпочтут отрицать их огульно, называть их иллюзиями и нечаянными совпадениями: конечно, так будет проще. Непримиримые отрицатели, не признающие даже очевидности, будут еще решительнее и объявят, что авторы этих рассказов писали мне нарочно, чтобы разыграть меня; что то же самое повторялось во все века по отношению ко всем мыслителям, занимавшимся такого рода вопросами.

Неужели в самом деле можно не признавать всех этих свидетельств людских? Не думаю, чтобы мы имели на это право. Те явления, которые были проверены, доказали свою правдивость, свою подлинность.

Ведь не нарочно же они были сочинены и приукрашены; напротив, большая часть этих явлений и была мне описана именно вследствии кажущейся таинственности, с тем, чтобы получить разъяснение. Конечно, не все рассказы представляют одинаковые гарантии, многие из них могли быть невольно изменены в памяти рассказчиков и приурочены к каким-либо событиям; но из-за этого нельзя же предполагать, что они были сплошь выдуманы, — это вовсе не мистификации. Отвергать все эти свидетельства значило бы отвергать решительно все, что происходит вокруг нас в жизни, ссылаясь на то, что не все было проверено и что иные подробности не точны. Я, со своей стороны, придерживаюсь рассуждений Иммануила Канта, приведенных в начале книги.

Таково, по крайней мере, мое впечатление, и я с доверием предаю его на суд читателя, жаждущего познать истину, причем я, конечно, далек от претензии навязывать кому бы то ни было свое мнение. Пусть всякий судит по-своему, я пытаюсь лишь «навести на эти явления зрительную трубу», как астроном наводит свой телескоп, как фотограф наводит аппарат на какой-нибудь пейзаж, или как естествоиспытатель действует микроскопом.

Все эти явления доказывают, по-моему, что душа существует, что она одарена способностями, еще неизвестными. Итак, с этого логично было бы начинать наши исследования, продолжение которых поведет нас к загадкам загробной жизни и бессмертия. Мысль способна передаваться от одной души к другой. Несомненно, передача мыслей, мысленные внушения, существование психических токов между душами возможны. Расстояние не является препятствием, и время иногда — тоже. Какой вид энергии играет роль в этих сообщениях? Пока этого еще нельзя определить. Из зафиксированных впечатлений многие напоминают проделки молнии и электричества. Нет ничего неправдоподобного в предположении, что эта сила стоит гораздо ближе к человеческому организму, чем до сих пор думали. Однако, повторяю, час теорий еще не настал.

Оставаясь относительно довольно редкими и не отличаясь банальностью заурядных вещей будничной жизни, эти явления, однако, многочисленнее, чем до сих пор полагали.

Ранее мы убедились, что путем запроса, предпринятого в марте 1899 года, мною было получено более 1200 сообщений. Я привел из них самые интересные, но у меня осталось в запасе еще достаточное количество аналогичных фактов. Даже если допустить кое-какие погрешности памяти и некоторую дозу фантазии у рассказчиков, то и тогда все-таки невозможно не почувствовать и не признать в этих свидетельствах неоспоримую основу правдивости. Впрочем, некоторые наблюдения и явления изложены с такой тщательностью, чтобы не подать ни малейшей пищи сомнению, что они носят сами по себе характер безусловной научной достоверности. Такие свидетельства способны припереть к стенке самый завзятый скептицизм. И теперь, когда всеобщее внимание направлено на такого рода факты, по всей вероятности, будут подмечаться и другие, еще более многочисленные, до сих пор проходившие без внимания. Точно так же и в астрономии — раз светила открыты, весь мир видит их.

Мне кажется, что из совокупности изложенных фактов вытекают следующие заключения:

1. Душа существует как нечто реальное, независимое от тела,

2. Она одарена свойствами, еще неизвестными науке.

3. Она способна действовать и чувствовать на расстоянии без посредства чувств.

4. Будущее предопределено заранее, в силу тех причин, которые должны вызвать его. Душа иногда способна предвидеть будущее.

Имеется немало наблюдений и по другим вопросам, например, что касается двойников лиц живущих, эфирного или астрального тел человека, явлений умерших; но, по моему мнению, четыре предыдущих пункта уже вполне доказаны и удостоверены.

Что касается объяснений, то пока будет разумнее не браться за них. Я уже не раз доказывал, что они и не нужны для того, чтобы признавать факты. Вообще, в этом отношении люди бывают иногда подвержены странным иллюзиям. Например, во времена Луденских «одержимых» или Сен-Медарских «исступленных», когда еще не было известно влияние внушения и гипнотизма, говорили, что эти явления или обман, или дьявольщина. А между тем это ни то ни другое. В настоящее время многие из них объясняются, и часто слышишь о том или другом такие отзывы: «Это — гипнотизм, это — внушение, это — подсознательное проявление». Но все это опять-таки заблуждения. Может быть, это вовсе и не то, а что-нибудь другое, однако это нисколько не мешает явлению существовать.

Не будем замыкать круга наших понятий и не будем устанавливать ни школ, ни систем; нельзя претендовать на то, чтобы все объяснить сейчас же. Наука еще далеко не сказала своего последнего слова ни по одной какой-либо отрасли знания.

Изучение всех этих предметов значительно превысило бы размеры книги, в которую я намеревался включить их. Я предпочел заняться методически и основательно лишь несколькими вопросами, вместо того, чтобы поверхностно коснуться множества тем.

Рассмотренные нами факты поведут далее к рассмотрению явлений спиритизма и медиумизма, явлений сомнамбулизма, магнетизма, гипнотизма, к предсказанию будущего наяву, а не в сновидениях, к изучению предчувствий, двойников, астрального тела, явлений и манифестаций умерших, домов, посещаемых духами, движений предметов без прикосновения к ним, колдовства, магии и т. п.

Уже теперь мы можем прийти к выводу, что если исключить суеверия, заблуждения, иллюзии, обман, злые шутки, плутовство, то все равно останутся настоящие, несомненные психические факты, достойные внимания исследователей.

Мы, так сказать, вступили в исследование целого мира, столь же древнего, как и само человечество, но еще нового для экспериментального научного метода, который только теперь начинает заниматься им, — и одновременно во всех странах.

Эту программу исследований я желал бы довести до конца, если бы мне позволило время. Но, с одной стороны, разумнее не предаваться слишком исключительно такого рода таинственным сюжетам, потому что тогда скоро утратишь независимость духа, необходимую для беспристрастного суждения; всего лучше видеть в этом лишь дополнение к нормальной жизни, род развлечения высшего порядка, любопытного и интересного. Есть такие кушанья и напитки, которые гигиеничнее употреблять лишь в маленьких дозах. А с другой стороны — Земля вращается так быстро, и дни пролетают, как сновидения! Тем не менее, я надеюсь доставить себе удовольствие изучить часть этих тайн. Впрочем, чего не сделает один человек, то сделают другие, каждый приносит свой скромный камень для сооружения пирамиды будущего.

Напомним еще раз, что эти факты исключительные. Психические явления всех порядков, перестав принадлежать к болезненной области суеверия и таинственных призраков, все же остаются необычными и исключительными. Им никак нельзя предаваться, отрешившись от духа критики, без которого разум человеческий был бы сплошным заблуждением. На них следует смотреть как на сюжеты изучения, интересные для познания самого себя. Действительно, меньше всего мы знаем собственную свою природу. Правило Сократа: «Познай самого себя!»[13 - Происхождение этого правила приписывается не Сократу, а неизвестным философам более древних эпох, поместившим это изречение на стене храма Апполона в Дельфах. — Прим. ред.] — всегда должно внушать самые благородные помыслы.

Каждый писатель несет большую ответственность. Следует говорить только то, что знаешь. Быть может, человек не всегда должен говорить все, что он знает, но в нормальной будничной жизни следовало бы говорить только то, что знаешь.

Итак, будем учиться, будем трудиться и надеяться. Совокупность психических фактов показывает, что мы живем среди мира невидимого, где действуют силы, еще неведомые нам; это вполне согласуется с тем, что нам известно об ограниченности наших земных чувств и о явлениях природы. Именно поэтому мы и дали настоящему труду заглавие — «Неведомое». Повторим вместе с Шекспиром мысль, которую мы поставили эпиграфом к одной из наших глав:

«Поверь, Горацио, что на земле и в небе есть более чудес, чем снилось нашим мудрецам». И, возвращаясь к астрономической философии, скажем словами Ламартина: «Жизнь — это ступенька на лестнице миров: мы должны ее переступить, чтобы достигнуть обителей горних».

 
МилаДата: Вторник, 14.01.2020, 19:15 | Сообщение # 34
Группа: Админ Общины
Сообщений: 10295
Статус: Offline
Примечания



1

огонь, воздух, вода и земля. — прим. ред.

2

В данном случае К. Фламмарион не совсем прав. Дело в том, что под «стихиями» в древних (особенно эзотерических) учениях понимались не обычные химические элементы трехмерного, физического плана бытия, а основные тонко-материальные компоненты, составляющие невидимую основу проявленного плотно-материального мира. Согласно эзотерическим учениям, данные стихии имеют преимущественно астрально-эфирную природу. — прим. ред.

3

В древнейших философских учениях понятие «огонь» относилось не к «физическому» пламени, то есть обычному процессу горения, а к невидимой, сакральной тонко-материальной основе бытия, — прим. ред.

4

В настоящее время влияние лунных фаз на женский организм, а также на рост волос и жизнь растительного царства является научно доказанным фактом — прим. ред.

5

Заблуждения Фламмариона относительно астрологии очевидны: влияние энергетики планет и звезд на людей являются в наше время научно доказанным фактом — прим. ред.

6

Здесь и далее редакция сохранила нумерацию отдельных свидетельств и писем, используемую автором в оригинальном тексте его работы.

7

С пяти лет этот ребенок, по-видимому, пошел по стопам знаменитого Иноди (ребенок, обладавший феноменальными способностями к счету — прим. ред.

8

Приводимая Фламмарионом интерпретация эзотерических учений о структуре человеческого существа не совсем верна. Согласно теософии, Агни Йоге и лежащим в их основе эзотерическим учениям Востока, человек имеет в своей структуре пять тел — физическое, эфирное, астральное, ментальное и зародыш огненного — и два высших принципа: Буддхи и Атма — прим. ред.

9

Эзотерические философские учения, в частности Агни Йога, а также многие современные ученые считают свет определенным видом вещества-энергии. Так, в Агни Йоге говорится о том, что свет есть разреженная высоковибрационная материя высших планов Космоса, в противоположность плотной и низковибрационной материи физического плана бытия — прим. ред.

10

Фундаментальная работа Е. П. Блаватской «Тайная Доктрина» подтвердила догадку К. Фламмариона о сущности электричества — прим. ред.

11

Ответ на этот вопрос был дан в учениях теософии и Живой Этики. Согласно этим учениям, организм каждого человека располагает особыми энергетическими центрами (чакрами), продуцирующими неизвестный современной науке вид энергии. Чакры находятся не в физическом, а в тонкоматериальных телах человека (астральном и ментальном), но тем не менее, «проецируются» и имеют тесную связь с жизненно важными железами и нервными сплетениями (так называемыми плексусами) физического тела. Что касается строения мозга, о котором упоминает К. Фламмарион, то в мозге человека находится т. н. шишковидная железа, являющаяся физиологической основой центра Аджны — «третьего глаза» — и ряда других центров, играющих определяющую роль в психоэнергетических, или, как говорили раньше, оккультных феноменах — прим. ред.

12

С этим замечанием К. Фламмариона трудно согласиться. На наш взгляд, отсталость научно-технического развития некоторых восточных народов кроется не столько в мировоззренческих, сколько в исторических и экономико-политических факторах. — Прим. ред.

13

Происхождение этого правила приписывается не Сократу, а неизвестным философам более древних эпох, поместившим это изречение на стене храма Апполона в Дельфах. — Прим. ред.
 
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » НЕВЕДОМОЕ (Камиль ФЛАММАРИОН)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES