Вторник, 24.10.2017, 08:43

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Страница 4 из 5«12345»
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » ИИСУС ЖИЛ В ИНДИИ (Керстен ХОЛЬГЕР (с иллюстрациями))
ИИСУС ЖИЛ В ИНДИИ
МилаДата: Понедельник, 02.10.2017, 18:19 | Сообщение # 31
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Чудеса Иисуса и чудеса в Индии


Если рассматривать сотворенные Иисусом чудеса вне контекста, то на первый взгляд они покажутся уникальными и беспрецедентными. На самом деле, люди всегда верили, что за необычными, выдающимися, зрелищными и необъяснимыми событиями реальной жизни лежат сверхчеловеческие, сверхъестественные и также совершенно необъяснимые силы. Силы эти могут оказаться как чрезвычайно ценными и полезными, так и опасными, несущими проклятье. Начиная с первых культовых форм примитивных религий, человек всегда посвящал себя подобным необъяснимым явлениям и до сих по продолжает это делать. Магические способности Христа не вызвали бурного интереса у современных ему историков и не удостоились письменного упоминания. В то время разного рода кудесники, чудотворцы и целители действовали практически повсюду; Иисус отличался от них тем, что являл свое искусство не ради славы и не ради обогащения.

В Новом Завете рассказывается примерно о тридцати сотворенных Спасителем чудесах. Главным образом, эти рассказы представляют собой продукт теологической деятельности местных конгрегаций, а потому не могут считаться исторически достоверными. Сведения о деятельности Христа в качестве заклинателя, изгоняющего бесов, старше; они, несомненно, появились еще при его жизни.

На протяжении тысячелетий вопрос о возможности чудес просто не вставал; впервые его задали тогда, когда и сам мир, и его содержание стали объектом научного анализа. Вплоть до начала XVII в. никто не пытался рационально объяснить описанные в Евангелии чудеса. Рационалисты, однако, готовы принять лишь те феномены, которые находятся в соответствии с законами природы и представляются ценными с точки зрения аналитического опыта. Чудеса — это явления, причину которых невозможно ни понять, ни объяснить. Не проходит ни дня без того, чтобы естествоиспытатели не открыли в природных процессах новые закономерности и не решили какие-либо проблемы, казавшиеся ранее неразрешимыми.

Теологи определяют христианские чудеса как «преодоление законов природы самим Богом», а оккультисты, напротив, не верят в преодоление законов, считая, что чудесные явления происходят вследствие более сложных закономерностей, которые до сих пор не открыты и не описаны. Все происходящее во вселенной случается в силу действия какой-то системы и в принципе объяснимо. Так называемые чудесные силы посвященных, или адептов, могут быть приписаны их глубокому знанию действия законов, управляющих внутренним космосом сознания. Как в Ветхом, так и в Новом Завете понятия «чудо» попросту не существует. Вместо него фигурируют такие концепты, как «знак», «сила», «великие деяния Господа».

Так, например, древнееврейское слово «ел» («елохим»), этимологию которого можно проследить вплоть до семитского корня «аллах» (быть сильным), означает «великая сила». Таким образом, обладание священной магической силой уравнивается с понятием Бога. Подобная связь существует и в индо-германских языках: санскритское слово «брамин» может быть прослежено вплоть до «бр» (быть сильным/освещать).

Что касается чудес, сотворенных Иисусом, то, судя по всему, он специализировался на исцелении больных, сумасшедших и хромых. Но рассказывается и о других его чудесах; в частности, о превращении воды в вино, умножении хлебов, переходе в невидимое состояние, оживлении мертвых и хождении по воде. Повествования Нового Завета о чудесах, как и другие сообщения о деятельности Иисуса, имеют и параллели, и предвосхищения в литературе Востока. Плиний рассказывает, что греческий врач Асклепий (родился в 124 г. до н. э.) обладал удивительной способностью к исцелению. Тацит и Светоний пишут о врачебных успехах императора Веспасиана. Даже первые христианские апостолы умели лечить больных и творить некоторые чудеса, а в I в. н. э. Аполлоний из Тианы повторял их чудеса и совершал множество других. Попытки найти ранние свидетельства о чудесах, аналогичных тем, которые творил Иисус, неизбежно приводят к легендарным чудесам Кришны, описанным в ведической литературе. Кришна — это Спаситель индуистской традиции и восьмой аватар Вишну. Вишну (от санскритского «вис» — проникать) — это вторая фигура индуистской троицы (тримурти): Брама, Вишну и Шива. В Ригведах Вишну изображается не как воплощение Бога, а как манифестация солнечной энергии. Аватар (от санскритского «ава» — вниз и «три» — пересекать) — это человек, наполненный светом Божественного духа и тем самым представляющий Божественную инкарнацию. Это Божественное Высшее существо преодолело потребность в новом рождении, но, тем не менее, получило воплощение в простой форме смертного тела — для того, чтобы из чувства сострадания помочь человечеству обрести спасение.

История рождения Кришны, его детства и взрослой жизни имеет ряд точных, а порою и детальных параллелей с текстами Нового Завета (один из ярких примеров — избиение младенцев). Кришна и Христос — это два самых выдающихся чудотворца в Священных Писаниях. Бхагаван Дасс определил семь категорий чудес[62], сотворенных Кришной:

1) создание видений;

2) способность видеть предмет на большом расстоянии;

3) увеличение небольших количеств пищи или иных субстанций;

4) появление одновременно в нескольких местах;

5) исцеление больного прикосновением;

6) оживление «мертвых»;

7) изгнание бесов.

Некоторые чудотворцы проявляют способности к одному или двум видам чудес, другие же способны на большее. Во все времена в мире существовали люди, наделенные высшей силой, — целители и пророки различной значимости и известности.

Индия особенно славится своими чудесами. В книге «Святая наука» Шри Юктешвар определил смысл человеческого существования как стремление к объединению собственного «Я» с Богом. Юктешвар рассматривает подобную попытку как «по сути своей аналогичную игре природы в единственно реальное сущее, Бога, Могущественного Отца и Высшего Гуру вселенной». Неизбежное следствие подобного предположения можно сформулировать так: все вещи состоят из одной и той же вещи. Это означает, что поскольку сущность Бога выражается различными способами, то Он сам, проявляющийся во множественности, находится повсюду и во всем. Библия описывает этот принцип в Псалме 81, стихе 6: «Вы боги и сыны Всевышняго все вы». А в Евангелии от Иоанна Иисус в ответ на обвинения иудеев отвечает, что пытался сотворить из себя Бога: «Не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги?» (Ин. 10:34).

Та же концепция прослеживается в книге Юктешвара[63], где объясняется, что посвященные, достигнув абсолютного превосходства над материальным миром, находят своего Бога или спасение в самих себе, а не во внешнем окружении. Такие богоподобные люди в конечном итоге обретают власть над жизнью и смертью и почти становятся создателями мира, способными на все. Они добиваются восьми аскетических достижений (аисвариас), посредством которых могут выполнять различные действа:

1) Анима — делать субстанцию сколь угодно малой;

2) Махима — делать субстанцию сколь угодно большой;

3) Лагхима — делать субстанцию сколь угодно легкой;

4) Гарима — делать субстанцию сколь угодно тяжелой;

5) Прапти — достигать желаемого посредством «Апти»;

6) Васитва — достигать власти над всем мыслимым посредством «Васа»;

7) Пракамья — исполнять все желания силой собственной воли;

8) Ишитва — стать господином («Иша») над всем мыслимым.

Когда ученики Иисуса не смогли изгнать нечистый дух, учитель прямо объяснил им, почему такое случилось: «Ибо истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно, и скажете горе сей: перейди отсюда туда; и она перейдет; и ничего не будет невозможнаго для вас» (Мф. 17:20).

Феномен левитации обладает непрерывной традицией как в церкви, так и вне ее. Известно, что 230 католических святых обладали более или менее произвольной способностью возноситься.

В прошлом веке медиум Дэниэл Дуглас Хоум несколько раз убеждал зрителей в собственной способности «летать». Причем среди очевидцев присутствовали такие личности, как Теккерей, Булвер Литтон, Наполеон II, Раскин, Россетти и Марк Твен. Представления проводились регулярно в течение почти сорока лет, причем подвергались инспекции, которая подтверждала их истинность.

В своем рассказе о различных видах данного феномена Фрэнсис Хитчинг[64] описывает более двадцати пяти случаев левитации. Даже совсем недавнее прошлое предоставляет нам яркие примеры. Приверженцы трансцендентальной медитации Махариши Йоги убеждены, что вознесению способен научиться почти каждый — в том случае, если ученик строго будет придерживаться техники учителя. В мировой прессе печатались фотографии, доказывающие это положение.

Левитация, судя по всему, является итогом чрезвычайно развитой способности контролировать функции собственного тела путем медитативной концентрации или же вследствие временного прекращения действия силы тяжести в моменты религиозного экстаза.

Чудеса такого скромного масштаба могут даже производиться ради денег — благо, падкая на сенсации публика готова платить. Истинно великие мастера, разумеется, не стали бы размениваться на мелочи ради низменных целей.

Индийский чудотворец Саи Баба утверждает (так же, как и Иисус), что каждый человек несет в себе божественную силу, ее можно развить путем упорных тренировок и сознательной жизни. Однако тот, кто использует собственную мощь, чтобы посеять семена зла, пожнет одно лишь зло. Тот, кто пытается с помощью собственной силы добиться каких-то привилегий для себя самого, утратит все, что имел. Иногда возможности оказываются ограниченными как в действии, так и во времени — особенно в том случае, если они используются без доброты, мудрости и веры.

В наши дни, как и много тысяч лет назад, чудеса остаются действенным средством, позволяющим донести Божественное послание и до сомневающихся, и до тех, кто не в состоянии оторваться от материального мира.

Почти все, когда-либо сказанное о Христе, имеет параллели в древних индийских легендах. Столь широко распространенное невежество в отношении сходства индийской и христианской традиций частично можно объяснить незнанием европейцами санскрита и невозможности читать древние тексты. Переводы появились относительно недавно, а вместе с ними наметился и рост интереса к индийской традиции в западном мире.

Ни одному из известных воплощений Бога не удалось доказать неверующим собственную сущность без чудес и божественных знаков. Каждый сын Божий доложен обладать способностью продемонстрировать скептикам свой статус посредством сверхчеловеческих проявлений.

В индийской троице сын Божий носит имя Кришна, имеющее общие корни с именем Христос (Е. П. Блаватская даже использовала более прозрачное написание: Кристна). «Христос» происходит от греческого слова «крестос», что означает «помазанный маслом». Имя Христос может быть прослежено до санскритского «Крсна» («Кришна» означает «привлекающий всех»), которое в разговорной речи произносится как «Кришто». «Кришто» означает «притяжение». Тот человек, который привлекает все и вся, и является высшим воплощением Бога.

Традиция браминов сообщает о Кришне следующее: «Из вечного, мирного Бога, не нарушая его единства, возникли три личности. Брама — это отец (Зупитри), всетворящий Бог. Сын Бога стал воплощенным словом в Кришне. Он пришел в мир как пастырь всех людей. Третья личность — это Шива, Святой Дух. Он — тот Дух, который направляет вечный закон жизни и перехода; он присущ всем живым существам и всей природе». Кришна представляет собой восьмую инкарнацию сына Божия, Вишну, который воплощался и в иных формах. Одним из таких воплощений был Будда Гаутама (Сакьямуни/Сиддхартха), который считается девятой инкарнацией Вишну.

___________________________________________
62. Bhagvan Dass, Krishna and the Theory of Avatars
63. Sri Yukteswar, The Holy Science (Self-Realization Fellowship, Los Angeles)
64. F. Hitching, Die letzten Rдtsel unserer Welt, (Umschau-Verlag, 1982) стр. 118


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Понедельник, 02.10.2017, 18:20 | Сообщение # 32
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Кришна и Христос


Самые древние из доступных источников сообщают, что еще за 4 тыс. лет до н. э. Вишну в облике мужчины явился деве Деванаки (что означает «женщина, созданная для Бога»), принадлежащей к королевской семье. Деванаки в экстазе упала ниц и была «осенена» духом Божиим, который воссоединился с ней в божественном и величественном великолепии. Так был зачат младенец. Пророчество в Атхарваведе так описывает событие: «Благословенна ты, Деванаки, среди всех женщин и с радостью встречена среди святых риши. Ты избрана во имя дела спасения… он придет в светлом венце; небо и земля наполнятся радостью… Дева и Мать, мы приветствуем тебя; ты — мать всех нас, ведь ты подаришь жизнь нашему Спасителю. Имя его — Кришна».

Бхагаватгита повествует о том, что царь Матхура увидел дурной сон, в котором дочь его сестры, Лакшми, понесла дитя; дитя это должно оказаться более могущественным, чем сам царь. Деванаки в сопровождении нескольких пастухов ушла с новорожденным младенцем в поля; ребенку удалось чудесным образом спастись от солдат, которым царь приказал непременно убить всех новорожденных детей мужского пола.

Ахтарваведа описывает события несколько иначе: царь Канса из Матхуры увидел падающую звезду и спросил у брамина, что именно означает это явление. Мудрец ответил, что мир исполнился злобы. Человеческие грехи и жадность вынудили Господа послать на землю Спасителя. Звезда эта была Вишну, и она проникла в утробу Деванаки, племянницы царя. Инкарнации предстояло в один прекрасный день наказать все преступления, искупить все прегрешения и вывести человечество на новые пути. Вне себя от гнева, царь приказал убить брамина вместе со всеми новорожденными младенцами мужского пола.

Существует много повествований о юных годах Кришны; его сила и добродетели прославляются в прекрасных поэтических строках. Так же, как и младенец Иисус в апокрифических Евангелиях, Кришна уже ребенком проявил способность творить любые чудеса. Этот дар помог ему пережить множество опасностей, подстроенных дядей, Кансой. Однажды в колыбель заползла огромная змея, чтобы задушить ребенка. Однако мальчику удалось убить ее голыми руками (ср. миф о юном Геркулесе). Позднее Кришна сразился с многоголовым змеем, Калия, победил его и заставил покинуть берега реки Ямуна. Перечень героических подвигов индийского чудо-ребенка может заполнить несколько томов. В шестнадцать лет Кришна оставил мать и отправился распространять свое учение по всей Индии. Он обращал свои проповеди против продажности знати и жадности простых людей и утверждал, что явился на землю, чтобы предложить собратьям очищение от первородного греха, изгнать нечистых духов и восстановить царство добра. Кришне пришлось преодолеть страшные трудности, в одиночку противостоять целым армиям, а также сотворить множество чудес: оживлять мертвых, исцелять прокаженных, возвращать зрение слепым и слух глухим, лечить хромых и недужных.

И вот, наконец, Кришна собрал группу учеников, которые проявили готовность преданно поддерживать учителя и продолжать его дело. Где бы ни появлялся Кришна, люди сразу собирались вокруг него, чтобы услышать его проповеди и увидеть сотворенные им чудеса. Его почитали как Бога и называли истинным спасителем, приход которого предрекали пророки.

Время от времени Кришна удалялся от своих учеников, ради испытания оставляя их без руководства и появляясь лишь в минуту трудностей. Стремительный рост числа последователей нового проповедника вызвал неудовольствие власть предержащих, и они попытались подавить движение, впрочем, безуспешно.

Подобно Христу, Кришна не стремился к созданию новой религии, а всего лишь хотел усовершенствовать уже существующую, очистив ее от всех наслоений и наносов. Учение его предстает в виде поэтических метафор и афоризмов, напоминающих высказывания Христа. Высказывания и проповеди Кришны нашли отражение в Бхагаватгите, которая представляет собой доступное для понимания изложение чистой морали его возвышенного мировоззрения. Учитель наставляет последователей по-братски любить друг друга, в то же время сохраняя уважение и к самому себе, и к другим; делиться имуществом с бедными; совершать благие дела и сохранять веру в неизбывную милость Создателя. Он учит своих последователей отвечать на зло добром и любить врагов, и запрещает месть. Спаситель утешает слабых, клеймит тиранию и помогает обездоленным. Сам живет чрезвычайно скромно, при этом не уставая помогать бедным и несчастным. Он свободен от личных уз и отстаивает целомудрие. Подобно Иисусу, Кришна ведет жизнь странствующего нищего монаха. Как и Христос, он претерпевает трансформацию; перед одним из своих учеников, Арджуной, сын Божий предстает во множестве различных Божественных форм, провозглашая: «Тот, кто моим именем творит благо, кто всецело посвящает себя мне, кто свободен от связей с материальным миром и от враждебности к любому из существ, придет ко мне» (Бхагаватгита, песнь одиннадцатая).

Легенда о Кришне, возможно, является старейшим источником, на котором и основывался рассказ о мистической фигуре Христа. Сходство с легендами о Дионисии (VIII в. до н. э.) также кажется весьма впечатляющим. Однако христианство испытало влияние не только высокоразвитых культур древней Греции и древнего Рима. Древний Иран, для которого характерны образы спасителей, а также эсхатологические и апокалипсические видения, также оказал немалое воздействие на верования христиан. Самыми значительными фигурами персидской религии стали Заратустра и Митрас — люди-боги, реформировавшие устаревшие религиозные традиции. До появления Заратустры религиозные воззрения восточного Ирана практически совпадали с религией древней Индии.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Понедельник, 02.10.2017, 18:26 | Сообщение # 33
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Глава пятая

«Смерть» Иисуса

Суд и приговор


Во времена Иисуса в Иудее сложилась запутанная, отмеченная множеством драматических событий, политическая ситуация. Ироду Великому (37–4 г. до н. э) на протяжении почти всего своего правления приходилось усмирять восстания и бунты. «Разбойники», с которыми он боролся, на самом деле были фанатичными патриотами; в борьбе против римского правления они не брезговали никакими средствами. Иосиф Флавий рассказывает о вожде бунтовщиков по имени Иуда из Галилеи, чья «воровская шайка» в действительности представляла собой группу глубоко религиозных людей, стремящихся всего лишь защитить веру отцов от влияния иностранцев («Иудейская война» 18; 11 и 6). Среди восставших оказались представители фарисеев, саддукеев, рехабитов и ессеев. Последние обладали значительным преимуществом: они представляли собой организованный орден, элиту которого составляли назареи (или назаряне). В то время как саддукеи и фарисеи вступили в компромисс с преемниками Ирода, а с годами даже начали занимать значительные посты, рехабиты упорно отвергали изменения, навязываемые Римом, и упорно продолжали жить в шатрах за городскими стенами, по примеру праотцев.

Как мы уже говорили, после отстранения от власти сына Ирода Архелая ессеи и назареи, возможно, вернулись из Александрии, где они скрывались от гонений. Во всяком случае, возрождение жизни в монастыре Кумран совпало именно с этими событиями.

Примерно в это же время, в период правления Ирода Антипы, началась отчаянная партизанская война против римского владычества. Велась она тайно, с большой осторожностью, а организаторами действий выступали именно ессеи. В то время как фарисеи и саддукеи смирились с засильем римлян и вступили в контакт с властью, интегрировавшись в навязанную систему, ессеи и назареи пытались отстаивать свои верования и убеждения. После смерти Ирода Великого страна безостановочно переползала из одного кризиса в другой. В подобных условиях многие надеялись на приход Мессии, которому предстояло возродить империю Давида и Соломона и освободить землю от ненавистного иностранного владычества.

Если судить по Евангелиям Мф., Марка и Луки, то период общественной активности Иисуса продолжался примерно год или два. Лишь последнее из Евангелий — от Иоанна — упоминает три Пасхи, во время которых Иисус находился в Иерусалиме. Таким образом, можно сделать вывод, что его пребывание в городе продолжалось два-три года. В этот период Иисусу нередко приходилось пересекать границы палестинских провинций, регулярно исчезая из поля зрения местных властей. Поэтому совершенно непонятно, зачем он, в конце концов, все-таки вернулся в Иерусалим и сдался своим преследователям. О причинах этого поступка мы можем лишь рассуждать.

Когда Назарянин явился в Иерусалим, его встретили как триумфатора, и приветствовали, как короля, способного установить на земле царство Божие.

По христианской традиции, царство Божие — это состояние искупления, спасения, которого человек может достичь исключительно на духовном уровне, уповая на помощь и милосердие Господа. Однако жители Иерусалима явно ожидали чего-то более светского по своей природе. Еврейский культ Мессии тщился построить царство Божие в форме нового, освобожденного от скверны, могущественного государства Израиль. От Иисуса ждали, что он возглавит это государство так же, как когда-то Давид, и освободит землю от римского владычества. Ответ Иисуса на подобные ожидания можно найти в Евангелии от Луки: «И не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, царствие Божие внутрь вас есть» (Лк. 17:21).

Въезд Иисуса в Иерусалим явился актом беспрецедентной провокации. Вплоть до этого момента оппозиция представляла собой исключительно подпольное движение, и те, кто в нем участвовал, не показывались открыто в местах римской юрисдикции. Примерно за неделю до великого праздника Пасхи Иисус решил покинуть свое убежище в горах Ефраим и вместе с последователями предпринял поход протяженностью в сорок километров через Иерихон в Иерусалим (Ин. 11:54).

Евангелие от Марка следующим образом рассказывает об этом драматическом решений: «Когда были они на пути, восходя в Иерусалим, Иисус шел вереди их, а они ужасались и, следуя за Ним, были в страхе. Подозвав двенадцать, Он опять начал им говорить о том, что будет с Ним. Вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын человеческий предан будет первосвященникам и книжникам; и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам; И поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет» (Мк. 10:32–34).

Путники пришли в Иерусалим за пять дней до великого праздника. Народ восторженно встретил Иисуса, появившегося у городских ворот. Хотя, в знак скромности, уничижения и мирных намерений, Учитель ехал на осле, это обстоятельство впоследствии обернулось трагическим непониманием. «И когда вошел Он в Иерусалим; весь город пришел в движение, и говорили: кто это?» (Мф. 21:10).

Высказывания Иисуса, часто в сильных выражениях, а особенно реальные, физические действия во время изгнания торгующих из храма вряд ли можно трактовать аллегорически. Воззвание Христа к людям вполне можно понять как призыв к атаке: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч» (Мф. 10:34). Или: «Огонь пришел Я низвесть на землю: и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» (Лк. 12:49).

Едва появившись в Иерусалиме, Иисус выступил против властей с такой энергией, на какую до него еще никто не отваживался. В храме он открыто обрушился на защитников закона. Обвинения (Мф. 23) он выдвигал в самых резких выражениях, причем делал это на глазах поддерживавших его богомольцев. По свидетельству Евангелия, Спаситель зашел настолько далеко, что открыто осудил торговцев и ростовщиков и выгнал их из храма. Разумеется, подобное нападение на власть и авторитет служителей храма не могло остаться без последствий. Существовала реальная опасность массовых выступлений. «Услышали это книжники и первосвященники, и искали, как бы погубить Его; ибо боялись Его, потому что весь народ удивлялся учению Его» (Мк. 11:18). Учитывая, что в праздничные дни могли произойти народные волнения и даже восстание, Пилат вместе со своим войском, состоящим из пятисот легионеров, явился из Кесарии, чтобы в случае необходимости без промедления вмешаться в ход событий. Эти действия были лишь слегка затронуты в Евангелиях. Из повествования св. Марка мы узнаем, что Варавва был взят в плен «с своими сообщниками, которые во время мятежа сделали убийство» (Мк. 15:7). В этом же Евангелии мы читаем, что «И искали первосвященники и книжники, как бы взять Его хитростию, и убить; Но говорили: только не в праздник, чтобы не произошло возмущения в народе» (Мк. 14:1–2). Если требовалось уничтожить Иисуса, то сделать это надо было быстро и осторожно. Фарисеи первыми спровоцировали проповедника на открытые публичные высказывания. Они спросили, законно ли платить налоги римскому императору. Если бы Иисус ответил отрицательно, то немедленно был бы обвинен в измене. Однако он гениально выкрутился из сложной ситуации (Мк. 12:14–17). После этого саддукеи попытались осмеять доктрину реинкарнации. Однако и в этом случае мудрые ответы Спасителя нейтрализовали атаку (Мк. 12:19–27).

Точная датировка Страстей Господних до сих пор представляет собой значительную проблему. Евангелия не называют ни месяц, ни год распятия. Высказываются различные мнения — от 30 до 33 г. н. э. Хотя все Евангелия соглашаются с тем, что Иисус претерпел казнь в пятницу, они расходятся во мнениях относительно конкретного числа. По сведениям синоптических Евангелий (от Матфея, Марка и Луки), в четверг вечером Иисус вместе с учениками вкушал праздничную пасхальную трапезу. По еврейскому календарю четверг приходился на 14-е Нисана, тот самый день, когда положено было есть мясо пасхального агнца. На следующий день, в пятницу, 15-го Нисана, настал первый священный день иудейского праздника Песах. Сейчас невозможно понять, каким образом той священной ночью Иисуса могли арестовать и допрашивать перед всем синедрионом (который состоял из семидесяти одного гражданина Иудеи). Такое нарушение священного закона Иудеи его же защитниками представляется просто невозможным.

Альтернативное решение может быть найдено в гностическом Евангелии от Иоанна. Согласно ему, Тайная Вечеря не представляла собой собственно пасхальной трапезы, а Иисус был распят 14-го Нисана. В этом случае на столе не было предписанной мацы и ритуальных мясных блюд, поскольку даже в наши дни их можно найти лишь накануне Пасхи, в так называемый день приготовлений. Эта версия Иоанна представляется достаточно логичной, однако приводит к выводу о том, что Иисус не считал себя обязанным исполнять обычаи, предписанные законом Иудеи.

Сам выбор места проведения Тайной Вечери свидетельствовал о влиянии ессеев: «Он сказал им: вот, при входе вашем в город, встретится с вами человек, несущий кувшин воды; последуйте за ним в дом, в который войдет он» (Лк. 22:10). Но в то время воду в Иерусалиме носили исключительно женщины. А это означает, что в доме, о котором говорит Спаситель, традиции соблюдались не слишком строго. Да и сама трапеза происходила вовсе не в соответствии в предписанными ритуалами, а в манере, свойственной ессеям. Из описания явствует, что за столом не ели жертвенного барашка; участники трапезы вкушали хлеб, подобно строгим вегетарианцам — ессеям. В апокрифическом евангелии эбонитов, отвечая на вопрос учеников, где им следует готовить пасхальное кушанье, Иисус говорит: «В эту Пасху Я не хочу есть с вами мясо!» (Епифаний 30, 20:4)

Здесь мы сталкиваемся с проблемой, которая вызывает у толкователей огромные затруднения и до сих пор не получила убедительного разрешения: как установить время Тайной Вечери? Однако, если учесть, что у ессеев был собственный календарь, по которому они отмечали праздники, то задача сразу оказывается вполне посильной (см.). Поскольку солнечный календарь позволил разделить год на 364 дня и 52 недели, то, в отличие от официальной версии летоисчисления, лишних дней не оставалось. Новый год праздновали весной, в среду. Соответственно, Пасха у ессеев всегда приходилась на среду, 14-го Нисана, и, следовательно, праздновалась за два дня до иудейской Пасхи. Следовательно, Иоанн справедливо называет 14-е Нисана днем распятия Христа: он соотносится с официальным календарем, согласно которому день распятия непосредственно предшествовал иудейской Пасхе. В целом события Страстей Господних занимают три дня и могут быть распределены вполне логично: во вторник вечером — Тайная Вечеря, арест в Гефсиманском саду, предварительный допрос у Анны, отречение Петра. В среду утром — начало судилища перед синедрионом на основе религиозного закона, опрос свидетелей первосвященником Каиафой. На ночь Иисуса заточают в тюрьму Каиафы, где он подвергается надругательствам. В четверг утром синедрион договаривается и объявляет свое решение; Иисуса отводят на допрос к Пилату, а затем его допрашивает Ирод Антипа. Ночь узник проводит в тюрьме римского гарнизона. В пятницу продолжается политический суд в присутствии Пилата; затем происходит бичевание, венчание терновым венцом, осуждение, а примерно в шесть часов — распятие.

После застолья, во время ареста Иисуса стражниками храма, происходит нечто странное: «Симон же Петр, имея меч, извлек его, и ударил первосвященническаго раба, и отсек ему правое ухо. Имя рабу было Малх. Но Иисус сказал Петру: вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Ин. 18:10–11). Неизбежно возникает вопрос: каким образом у Петра оказался меч?

Синедрион выступал высшей инстанцией религиозного закона всех жителей Иудеи. До прихода римлян этот институт обладал также и политической властью. В состав Синедриона входили первосвященники, старейшины и книжники — всего семьдесят один участник. Возглавлял суд официальный первосвященник, Иосиф Каиафа. Среди старейшин ассамблеи на суде присутствовал Иосиф из Аримафеи, богатый и влиятельный землевладелец, который, как свидетельствует Лука, голосовал против решения убить Назарянина (Лк. 23:50–51). После детального перекрестного опроса свидетелей первосвященник Каиафа завершил расследование, задав решающий вопрос: «Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам, Ты ли Христос, Сын Божий?» (Мф. 26:63). Иисус ответил: «Ты сказал». Каиафа воспринял ответ как подтверждение. Тот, кто претендовал на Божественные почести, по иудейскому закону был богохульником и подлежал казни. Закон гласил, что осужденного должно забить камнями, а труп повесить на дерево. Казнь Иисуса происходила иначе потому, что незадолго до этого синедрион получил из Рима приказ не предавать никого смерти без согласия римского прокуратора и не принимать решение о казни нигде, кроме как в храме. Все суды должны были проходить исключительно в дневное время (между рассветом и закатом). Если же члены синедриона собирались ночью, то процедура считалась незаконной от начала и до конца. Евангелие от Луки указывает на то обстоятельство, что суд происходил именно днем (Лк. 22:66). И лишь на следующее утро, в четверг, суд собрался снова, чтобы объявить приговор: «Когда же настало утро; все первосвященники и старейшины народа имели совещание об Иисусе, чтобы предать Его смерти. И, связавши Его, отвели, и предали Его Понтию Пилату, правителю» (Мф. 27:1–2).

Пилат с самого начала выступал против осуждения (Ин. 18:31). Он говорил, что не видит вины Иисуса, пытался уйти от решения вопроса и наконец, демонстративно умыл руки (Мф. 27:24). Попытка прокуратора передать сложное дело местному иудейскому правителю, Ироду Антипе, который как раз в это время оказался в Иерусалиме, не увенчалась успехом: Иисус не сказал тому ни слова и был послан обратно к прокуратору, который предоставил решать судьбу арестованного толпе (уже разожженной к этому времени Каиафой). Толпа потребовала предать Назарянина смертной казни.

Некоторые из противоречий, встречающихся в описаниях загадочных евангельских событий, могут быть разрешены чрезвычайно просто, если согласиться с утверждением, что Иисус принадлежал к «Новому Завету» ессеев и являлся «блюстителем обычаев» (см.). В таком случае становится ясно, почему он подвергся преследованиям ортодоксальных евреев и одновременно был судим политическим судом. Какими бы скудными ни оказались имеющиеся в нашем распоряжении источники, все изложенные здесь события, связанные с исторической фигурой Христа, могут получить убедительное объяснение.

Гораздо более сложными оказываются проблемы, связанные с воскресением и вознесением Христа. Доступные источники не объясняют, почему Иисуса объявили мертвым уже через несколько часов после распятия, хотя, в отличие от остальных распятых, ему не перебили ноги (этот ужасный метод применялся для сокращения мучений, которые в ином случае могли продолжаться до пяти дней). Потому-то Пилат так удивился, когда у него попросили тело: «Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его: давно ли умер?» (Мк. 15:44).

Самого процесса воскресения из мертвых никто не видел — во всяком случае, ни один человек не рассказал и не написал об этом. Так что все сообщения об этом знаменательном событии являются исключительно продуктом веры. Сам разговор о воскресении возник ретроспективно и оказался лишь интерпретацией произошедшего.[65]Вопрос можно поставить так: или мы верим в воскресение Христа, или нет. По прошествии двух тысячелетий события невозможно осветить с точки зрения историка, если… если бы не поистине удивительное свидетельство, которое позволило детально изучить события распятия, используя при этом новейшие методы, разработанные наукой. Это свидетельство — полотняный саван из могилы Иисуса.

«И как уже настал вечер, (потому что была пятница, то есть, день пред субботою,) Пришел Иосиф из Аримафеи, знаменитый член совета, который и сам ожидал царствия Божия, осмелился войти к Пилату, и просил тела Иисусова. Пилат удивился, что Он уже умер, и, призвав сотника, спросил его: давно ли умер? И, узнав от сотника, отдал тело Иосифу. Он, купив плащаницу, и сняв Его, обвил плащаницею, и положил Его во гробе, который был высечен в скале, и привалил камень к двери гроба. Мария же Магдалина и Мария Иосиева смотрели, где Его полагали» (Мк. 15:42–47).

Другие Евангелия представляют дополнительную информацию о развитии событий. Матфей и Лука отмечают, что Иосиф был богат, Матфей и Иоанн сообщают, что человек этот был учеником Иисуса (Лука также говорит, что он ожидал наступления Царства Божия), а Иоанн добавляет, что ученичество Иосифа оставалось для окружающих тайной. Лука замечает, что Иосиф не согласился с другими членами синедриона и с действиями иудеев. Матфей, Лука и Иоанн подтверждают его просьбу к Пилату. Иоан и Матфей сообщают о получении тела Христа. Матфей и Лука говорят о льняной плащанице, в которую завернули тело Христа. От Матфея мы узнаем о том, что плащаница была чистой, а от Иоанна — о том, что существовали еще и другие полотняные покровы. И Лука, и Иоанн указывают на тот факт, что гробница была новой и пустовала. Матфей же добавляет, что склеп принадлежал Иосифу. Лука сообщает, что гробница была высечена в скале, а Матфей рассказывает, как Иосиф привалил ко входу большой камень.

Упоминаемый саван действительно сохранился до наших дней в г. Турине (Италия) и представляет собой оригинальный документ, запечатлевший для потомков один из самых волнующих моментов мировой истории, причем с поистине фотографической точностью.

Знаменитая Туринская плащаница имеет 4,36 м в длину и 1,1 м в ширину. На ней с удивительной четкостью отпечаталось тело мужчины. На одной половине савана отпечаталась спина, а на второй половина являет лицевую часть тела недавно распятого человека. На отпечатке нетрудно распознать голову, лицо, грудную клетку, руки и кисти рук, ноги и ступни жертвы. Цвет отпечатка, по большей части, ярко-коричневый, хотя местами переходит в серый. Можно также различить следы крови, которые выглядят бледно-красными.

При первом знакомстве взгляд сразу натыкается на две темные вертикальные полосы, тянущиеся к двум обширным пятнам в форме ромбов. Это прожженные места, которые впоследствии были зашиты более светлыми нитками. Их своеобразная форма объясняется тем фактом, что плащаница была сложена в сорок восемь слоев и помещена в серебряный саркофаг. В 1532 г. святыня едва не сгорела во время пожара в часовне замка Шамбери, во Франции. Когда от страшного жара серебряный контейнер начал с одной стороны плавиться, серебро оставило на ткани геометрические следы, которые пронизали сложенную ткань (см. иллюстрацию). Если отпечаток на саване действительно принадлежит самому Иисусу и если факт удастся неопровержимо доказать, то это не только окажется величайшей научной сенсацией огромного значения, но также послужит единственно приемлемым научным основанием для решения того вопроса, который и по сей день занимает множество умов: действительно ли Иисус восстал из мертвых?

______________________________________
65. Willi Marxsen, Die Auferstehung Jesu, Gьtetsloh 1960


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Понедельник, 02.10.2017, 18:34 | Сообщение # 34
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Возраст плащаницы


Первым возражением может оказаться то, что текстиль вряд ли смог бы так хорошо сохраниться на протяжении двух тысячелетий. Однако существует немало более древних льняных тканей лучшей сохранности, чем Туринская плащаница. Хорошо сохранившиеся экземпляры можно увидеть в Национальном музее Египта в Каире, Египетском музее Турина, а также в отделах египтологии музеев Лондона, Парижа, Берлина и других городов мира. Возраст некоторых из экспонатов — 3500 и даже 5000 лет. Сухой климат Ближнего Востока очень благоприятен для длительного хранения тканей и свитков. Растительная субстанция содержит, главным образом, целлюлозу, отличающуюся повышенной стойкостью.

Слово «синдон», которое употребляется в синоптических Евангелиях, означает большую льняную ткань. Саван соткан из льна, нити которого переплетены по системе «три к одной», наподобие рыбной кости. Во времена Иисуса таким искусством ткачества обладали совсем немногие мастера, поскольку изготовление ткани требовало высокой степени владения профессией. Соответственно, саван должен был быть очень дорогим. Единственные образцы такого ткачества, произведенные в первом веке, происходят из римской провинции Сирия, к которой в то время относилась и Палестина. На Западе подобный тип тканей появился лишь в XIV в.

В 1973 г. профессор Раес, сотрудник университета бельгийского города Гент, внимательно изучил ткань под электронным микроскопом и обнаружил несколько нитей хлопка — культуры, которая во времена Иисуса еще не культивировалась на Ближнем Востоке. В Сирии и Месопотамии привезенный из Индии хлопок время от времени использовался в ткачестве, хотя перед этим его надо было прясть.

Сегодня существует простой способ определения возраста всех органических материалов. Он состоит в измерении количества радиоактивных изотопов и носит название «датирование радиоактивным углеродом». Все, что живет и дышит, поглощает из воздуха двуокись углерода, используя углерод в качестве собственного строительного материала. После того, как органическая жизнь прерывается, количество углерода постепенно сокращается; по прошествии 5730 лет остается лишь половина первоначального количества радиоактивного углерода. Измерение уровня изотопов углерода и расчет периода полураспада (т. е. времени исчезновения половины изотопов) позволяет нам определить возраст археологической находки с точностью до 10 %. Однако для проведения теста необходимо значительное количество материала, который полностью уничтожается в процессе горения. Нечего и говорить, что никто и никогда не осмелился бы уничтожить величайшую реликвию христианства во имя подобной экстравагантной цели. В любом случае, датирование радиоактивным углеродом предмета возрастом в 2000 лет может дать погрешность в 200 лет.

Метод швейцарского ботаника и криминалиста доктора Макса Фрая заключается в анализе пыльцы растений. Ученый добился потрясающих результатов. Доктор Фрай наложил липкую пленку на несколько небольших — от 10 до 20 см — участков плащаницы, в двенадцати различных точках. При сканировании под электронным микроскопом он с восторгом обнаружил на 1 кв. см ткани помимо пыли и нитей еще и от 1 до 4 зернышек растительной пыльцы.[66]Пыльца имеет размер от 0,0024 до 0,25 мм, а потому невооруженным глазом ее заметить практически невозможно. Однако крошечные зернышки окружены двойной оболочкой, химический состав которой полностью не определен и по сей день. Внешняя оболочка, во всяком случае, настолько крепка, что в определенных условиях пыльца может сохраняться целой и невредимой миллионы лет. Если вспомнить знакомую нам всем мелкую желтую пудру, то все это кажется поистине фантастическим, и, тем не менее, каждое растение обладает пыльцой отдельного, совершенно неповторимого вида, так что можно с легкостью определить, с какого именно вида она прилетела. В опубликованном в марте 1976 г. отчете об исследовании Макс Фрай заявил, что способен назвать 49 видов растений, пыльца которых заметна на плащанице. Многие из этих растений характерны для всех территорий, где за долгое время побывала реликвия, — например, ливанский кедр (cedrus libani). Сенсационная новость, однако, заключалась в том, что на плащанице были обнаружены 11 видов растений, не встречающихся в Европе, но являющихся галофитами Ближнего Востока. Галофиты — это растения, чувствующие себя комфортно лишь на землях с очень высоким содержанием соли, например, вокруг Мертвого моря. Среди них, в частности, оказались особые пустынные разновидности таких биологических видов, как тамариск и артемидия. Поскольку и по сей день историю плащаницы можно проследить лишь до XIV в., то некоторые исследователи считают, что ее соткали во Франции именно в это время. Начиная с этого периода, реликвия перемещалась лишь между Францией и Италией. Однако анализ пыльцы показал, что в Палестине ткань побывала еще до того, как попала в эти страны и вообще в Европу. В ходе исследования выяснилось, что обнаруженные на плащанице виды пыльцы находятся в довольно высокой концентрации именно в тех слоях ила на дне Галилейского моря, которые относятся ко времени жизни Иисуса.

Гранулы пыльцы еще восьми различных видов растений характерны для степей Малой Азии, а особенно для территорий вокруг города Эдесса (теперь это турецкий город Урфа). Сделав подобное открытие, доктор Фрай не смог в полной мере осознать его значимость.

Возможностью проследить историю плащаницы вплоть до ее истоков мы обязаны грандиозным исследованиям английского историка Яна Уилсона.[67] Располагая огромным количеством исторических свидетельств, он смог доказать, что плащаница представляет собой тот самый эдесский «портрет» Иисуса, свидетельства о котором поступали, начиная уже с I в. С VI в. он получил известность под названием «Мандилион». В целом же история Священной плащаницы оказывается едва ли не более захватывающей, чем хороший триллер. Поистине, порою факты оказываются удивительнее вымысла!

По свидетельству используемого назареями апокрифического Евангелия иудеев, Иисус, воскреснув, отдал известную плащаницу «прислужнику священников».[68] Можно предположить, что человек этот не был врагом Иисуса, а также не относился и к тем, кто незадолго до этого пытался его убить. Скорее всего, прислужник получил бесценный дар в качестве платы за какую-то услугу.

Примерно в 325 г. н. э. епископ Евсебий из Кесарии в своей книге «Historia Eccleiastica» написал о том, что царь Эдессы (Абгар V, Уккама, что означает «черный», который правил в 9–46 гг. н. э.) послал в Иерусалим гонца специально затем, чтобы тот пригласил Иисуса излечить его от хронической сыпи. Евсебий сообщает о существовании переписки между Иисусом и Абгаром; он смог ознакомиться с ней в архиве эдесских царей и даже перевел с древнего сирийского (т. е. арамейского) языка на греческий. Судя по письмам, Иисус не смог приехать сам, однако отправил носителя Благой Вести, т. е. одного из своих семидесяти учеников, о которых упоминает Евангелие от Луки (Лк. 10:1). Ученик этот носил греческое имя Фаддей (но это не апостол Фаддей), которое на арамейском звучало как Аддаи. Иисус послал его к Абгару, снабдив каким-то мистическим портретом. При помощи чудесной силы этого портрета царь мгновенно излечился, после чего стал приверженцем учения Христа.

В 1850 г. в египетской пустыне, в монастыре Вади эль-Натрон (в долине Натрон) было обнаружено несколько арамейских манускриптов, которые различными способами подтверждают историю царя Абгара. Все документы сходятся в том, что после удивительного события Аддаи /Фаддей прочитал в Эдессе проповедь, после которой большинство горожан вслед за своим царем обратились в «Новый Завет».

Поскольку погребальный саван в те дни считался «нечистым», нетрудно понять, почему о нем говорили как о «портрете».

В «Acta Thaddaei»[69] ткань носит название «тетрадиплон», что означает «сложенная вчетверо». Если полотнище длиной в четыре метра трижды сложить пополам, то громоздкий кусок ткани превратится в полуметровый сверток, на котором достаточно впечатляющим образом будет изображен портрет Иисуса. Если же «синдон» показывали именно таким способом, то его настоящий размер предположить было просто невозможно. Больше того, скорее всего, никто и не заинтересовался размером, поскольку отпечаток тела на нем значительно бледнее, чем отпечаток лица.

В 57 г. н. э. на трон в Эдессе взошел второй сын Абгара, Ману VI. Оставаясь приверженцем языческой веры, он безжалостно расправился с молодой христианской общиной Эдессы. Именно в это время портрет исчез, и некоторое время о нем не поступало никаких известий. Впоследствии судьбу плащаницы очень подробно описал неизвестный автор, работавший при дворе византийского императора Константина Порфирогенета. Созданная в 945 г. н. э. работа носит название «История эдесского портрета». Автор утверждает, что священная реликвия была спрятана в герметично закупоренной нише над западными воротами городской стены, где и хранилась вплоть до 540 г. н. э. Обнаружили ее во время ремонта стены (ремонт же потребовался в результате катастрофического наводнения, случившегося в 525 г. н. э.). На плащанице без всякого сомнения узнали тот самый портрет, который, согласно преданию, был привезен царю Абгару. В 544 г. н. э. епископ Евлалиос провозгласил, то найденный портрет представлял собой отпечаток, «акаиропоиетос», «нерукотворного свойства».[70]Вновь найденное изображение было помещено в «большой церкви» (соборе Хагия София), где бережно хранилось в запертом на замок серебряном сундучке. Именно в это время саван и получил название «Мандилион». Признание его святости и ценности ограничивало возможности демонстрации; реликвию вынимали из футляра лишь по самым крупным религиозным праздникам. Далее автор исторического свидетельства сообщает, что царь Абгар повелел перенести портрет на доску и покрыть его золотом, разумеется, оставив лицо открытым. Любопытно, что различные варианты портрета Христа вплоть до XIII в. представляют образ на прямоугольном основании, покрытом сетчатой тканью таким образом, что открытым остается лишь круглое пространство посредине, в котором и изображено лицо. Такие образы точно совпадают с форматом «сложенного вчетверо» савана. Больше того, истории искусства не известны случаи помещения изображения Иисуса в раму, по ширине превосходящую именно этот размер.


Фигура Иисуса в полный рост (фотография сделана Эрни в 1931 г. в Турине).


Иезуит Вернер Булст полагает, что термин «Мандилион» происходит от арабского слова «миндил», что означает «полотенце». Мне же представляется в равной степени справедливым связать его с санскритским словом «мандала», что в древнеиндийском означает «круг» и используется для описания мистической фигуры в круговом обрамлении. Мандалы использовались, главным образом, тибетскими буддистами и в символическом виде представляют религиозный опыт. Они символизируют определенные духовные и космические связи и используются в медитации как средство установления единства с Божественным. Корень «мандала» существует также и в греческом, и в латинском языках.

Начиная с VI в. и далее становятся весьма заметными изменения в иконографии образа Христа. До того, как плащаница снова стала доступной, Иисуса изображали, главным образом, как учителя истины, в духе древних философов или в виде пастуха. Существуют и идеализированные изображения безбородого, похожего на Аполлона, юноши. В этом случае молодость рассматривается как воплощение Божественного начала. Однако с того времени, как поклонение Мандилиону приобрело широкое распространение, все иконографические работы становятся удивительным образом похожими на отпечатавшееся на саване круглое изображение. Кажется, будто христиане чувствовали, что перед ними — истинный образ их Господа. С этого времени и далее Иисуса изображают исключительно анфас, с большими, широко открытыми глазами, разделенными пробором длинными волосами, разделенной надвое бородой и широким носом. Лицо выглядит зрелым и несет печать прожитых лет. Голова всегда изображена на фоне круга — нимба. Хотя оригинальных словесных описаний внешности Христа не существует, тем не менее, начиная с VI в., его изображали настолько часто, что каждый, кто знаком с христианской традицией, при первом же взгляде безо всякого сомнения узнает знакомый образ. Поэтому Уилсон имеет все основания утверждать, что пришедший из Эдессы образ, «Мандилион», представляет собой «оригинальный» портрет, и именно он стал основанием для всех более поздних изображений.


Иисус в образе юного Аполлона (начало III в.).
В это время оригинальный «Мандилион» еще не был известен.


В 943 г. н. э. город Эдесса был осажден армией Византийской империи. В обмен на двести пленников и обещание не разрушать город враги потребовали отдать им «Мандилион». Ради спасения жизни людей жители согласились выполнить условие и получили от императора свой собственный город целым и невредимым, а к нему в придачу двенадцать тысяч серебряных монет. По свидетельству современных источников, горожане дважды пытались вместо оригинала подсунуть неприятелям копию реликвии. Но подлог заметил епископ Авраамий из соседнего города Самосата: именно ему император Роман приказал доставить плащаницу в Константинополь.

Значительное количество свидетельств подтверждает, что в 944 г. н. э. реликвия, наконец, прибыла в Константинополь; жители встретили ее с огромным энтузиазмом, и в течение последующих двух с половиной веков она находилась в часовне Фарос.

В 1203 г. н. э. французский крестоносец Робер де Клари писал, что видел плащаницу в константинопольской церкви святой Марии: «…синдон, в который был завернут Наш Господь, выставлялся каждую пятницу лицевой стороной, с тем, чтобы образ Господа Нашего был ясно виден».[71] Судя по всему, в то время полотно выставлялось напоказ целиком; это доказывает, что «Мандилион» и «синдон» — это одно и то же.

В апреле 1204 г. наводнившие Константинополь крестоносцы разграбили богатейший город, разрушив буквально все, что попадало под руку. Они крушили и грабили все ценности, причем не останавливались даже перед христианскими сокровищами и священными реликвиями. В сумятице событий плащаница исчезла и появилась лишь через 150 лет во Франции, в качестве собственности семьи де Шарни. Именно ее члены впервые показали святыню жителям Европы. В Риме, Генуе и Париже были выставлены различные «Мандилионы». Впрочем, ни один из них не претендовал на оригинальность; все представляли собой выполненные художниками копии. Так называемый Покров Вероники как раз и является одним из таких воспроизведений, а название его, скорее всего, произошло от выражения «Vera-Icon», что означает «истинная картина». Именно так определяли сам «Мандилион».


Лицо Иисуса (фотография сделана Эрни в 1931 г. в Турине)


В XIII в. начал распространяться слух, будто бы члены ордена Рыцарей храма (тамплиеры), которые принимали участие в финансировании IV крестового похода, на своих тайных встречах поклонялись какому-то таинственному «идолу».

Подобное идолопоклонство считалось в высшей степени богохульственным, и в 1307 г. король Франции Филипп Красивый воспользовался поводом и уничтожил Рыцарей Храма, обвинив их в ереси. Различные современные свидетельства и протоколы судов инквизиции подтверждают, что «идолом» тамплиеров считалось изображение «на пластине» «очень бледной и бесцветной» головы мужчины в натуральную величину. «Как и сами Рыцари Храма, он имел разделенную надвое бороду». В этом изображении тамплиеры усматривали «истинный лик Бога».

В некоторых из молитвенных помещений тамплиеров хранились копии образа. Одна их подобных копий была обнаружена в 1951 г. в Англии, в поместье Темплкомб графства Сомерсет. Картина в малейших деталях повторяет сам «Мандилион».

В марте 1314 г. в Париже были сожжены два последних знатных рыцаря ордена; инквизиция не вняла их мольбам, протестам и заверениям в верности христианскому учению. Одним из сожженных был Великий магистр ордена Жак де Молей, другим — магистр Нормандии Жофре де Шарни! Однако, несмотря на упорные поиски, преследователям так и не удалось обнаружить реликвию, тот самый «идол» тамплиеров.

Несколько лет спустя плащаница появилась вновь, на сей раз в качестве собственности Жофре де Шарни, которого специалисты по генеалогии считают внучатым племянником сожженного тамплиера, полного тезки. Все сказанное объясняет, почему члены семейства де Шарни не могли (или не желали) открыть, каким именно образом они стали обладателями реликвии. Два епископа Труа, Анри де Пуатье и Пьер д’Арси, на заседании церковной коллегии обвинили семейство в подлоге. Хотя оба епископа ни разу не видели плащаницу собственными глазами, они всеми силами препятствовали ее показу. После многих интриг и опасностей Маргарите де Шарни наконец удалось вывезти драгоценность за пределы Франции. Она завещала ее набожному герцогу Луи Савойскому и получила за «доблестную службу» щедрое вознаграждение. Герцог заплатил пятьдесят золотых франков.

В 1502 г. плащаница была выставлена в часовне замка Шамбери, где в 1532 г. едва не сгорела в страшном пожаре. Следы этого испытания ясно заметны на ткани. В 1578 г. реликвия наконец попала в Турин, где ей и предстояло остаться во владении дома герцогов Савойских.

_______________________________________________
66. Ian Wilson, Eine Spur von Jesus, Freiburg 1980
67. Ian Wilson, Eine Spur von Jesus, Freiburg 1980
68. Hennecke-Schneemelcher, op. cit. стр. 104
69. Doctrina Addai, 4th с., Национальная библиотека Санкт-Петербурга
70. Euagrus, Historia Ecclesiastica, Migne, Patroligia graeca, LXXX, VI/2, Sp. 2748–49
Прикрепления: 8716138.png(71Kb) · 0026230.png(64Kb) · 8992444.png(76Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Понедельник, 02.10.2017, 18:40 | Сообщение # 35
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Научный анализ плащаницы


По случаю пятидесятой годовщины независимости Италии, которую праздновали в 1898 г., плащаница была снова выставлена на всеобщее обозрение. Именно тогда, впервые в истории, ее сфотографировал самодеятельный фотограф Секондо Пиа. После нескольких неудачных попыток ему все-таки удалось запечатлеть святыню. Проявив пластины в фотолаборатории, он совершил сенсационное открытие: негативы показывали естественный образ Христа — именно таким он должен был выглядеть в жизни. Та внешность, которая знакома нам в качестве портрета Иисуса на Туринской плащанице, может быть создана только при контрастном изменении света и тени (хотя, конечно, пятна крови несколько сбивают с толку, проявляясь на негативе как светлые пятна). Этот факт сам по себе показывает, что отпечаток не мог быть нарисован даже искусным художником. Создать столь совершенное отражение от руки невозможно даже с использованием доступных в наши дни новейших технологий. Сделанный Пиа негатив явился отправной точкой современных споров об оригинальности савана. В 1931 г. Джузеппе Энри снова сфотографировал реликвию; снимки подтвердили полное отсутствие признаков работы художников. Новые, более качественные фотографии позволили сделать несколько совершенно новых наблюдений:

1. Тело, изображенное на фотографии, полностью обнажено. Согласно римскому закону, преступников судили и казнили именно в таком виде. В то же время, художественное изображение нагого Иисуса во все времена явилось бы непростительным святотатством.

2. Совершенно очевидно, что изображенный был распят на кресте; причем прибит гвоздями, а не привязан кожаными ремнями, что также являлось распространенной практикой. Поскольку распятия совершались часто, само по себе это обстоятельство вовсе не доказывает, что тело принадлежало именно Иисусу. Но в то же время, поскольку первый христианский римский император, Константин, отменил столь бесчеловечный способ казни, плащаница должна была появиться до 330 г. н. э.

3. Борода и прическа изображенного человека были распространены в единственной провинции Римской империи — в Палестине. Больше того, они указывают на принадлежность жертвы к секте назареев и, шире, к сообществу ессеев.

4. Плащаница несет яркие свидетельства шести основных Крестных мук, описанных в Евангелиях. Во-первых, специалисты-медики подтверждают наличие значительной опухоли под правым глазом и другие раны на лице, которые нанесли солдаты.

5. Во-вторых, по всей спине различимы небольшие, но заметные шрамы в форме гантелей. Некоторые из них заходят и на грудь, и на живот. Всего можно насчитать свыше девяноста таких ран, так что по ним не только можно определить, сколько именно ударов было нанесено во время бичевания, но и убедиться в использовании римского «флагрума». Этот особый тип плети состоял из трех кожаных полос, соединенных на концах парами небольших свинцовых или кожаных шариков.

6. Свидетельство третьей Крестной муки заключается в том, что раны от плетей на плечах явно были растерзаны каким-то тяжелым предметом. Это означает, что идущий на распятие человек действительно нес на спине горизонтальную перекладину креста.

7. Четвертая Крестная мука проявляется в неровных кровавых полосах на лбу и затылке, что свидетельствует о венчании терновым венцом. Однако венок этот был не круглым, как его изображали большинство христианских художников, а, скорее всего, имел форму закрывающего всю голову капюшона, наподобие восточных головных уборов. Любой из фальсификаторов, разумеется, просто-напросто скопировал бы обычный венок из терновника.

8. Пятая из Крестных мук, а именно, прибивание к кресту гвоздями, проявляется в кровавых потеках на руках и ногах. То направление, куда текло наибольшее количество крови, показывает, что руки были раскинуты под углом примерно от 55 до 65 градусов. Одно из наиболее удивительных открытий, которое позволила делать плащаница, заключается в том, что гвозди были вбиты в запястья, а не в кисти рук, как обычно изображают художники в посвященных распятию произведениях. Эксперименты, проведенные французским хирургом Барде, показывают, что руки, пробитые в ладонях, не выдержали бы, не порвавшись, тела весом более 80 кг, поскольку кости пальцев находят свое продолжение в ладонях. Кто из фальсификаторов мог бы об этом знать?

9. Шестая из известных Крестных мук заметна в ране величиной в 4,5 см, расположенной в правом боку тела, между пятым и шестым ребрами. Судя по всему, из раны вытекло немало крови, что соответствует рассказам Евангелия от Иоанна о копье, которым пронзили Иисуса, и начавшемся сразу после этого сильном кровотечении.

10. Ни на бедрах, ни на голенях не заметно признаков ран, а это означает, что ноги казненного не были перебиты.

Перечисленные признаки показывают, что жертва распятия не была вполне обычной, и обращались с ней не так, как с остальными.

Те различные характеристики и свидетельства, которые полностью совпадают с евангельскими рассказами о распятье, просто не могут относиться к другому человеку! Иезуит и историк Герберт Тарстон, который поначалу считал плащаницу подделкой, пишет: «Если это и не отпечаток Христа, то копия с отпечатка. Черты, в комплексе, не могут принадлежать никому другому».[72]

И все же более детальное исследование, с использованием современных научных приборов, стало возможным лишь после создания комиссии по научному изучению реликвии. В 1969 г. кардинал Турина Пеллегрино выбрал нескольких специалистов различных отраслей науки, а также ряд авторитетных духовных лиц, которым предстояло заняться систематическим изучением исторической ценности. Изначально в группу входили лишь одиннадцать специалистов. Однако в последующие годы совершенные комиссией открытия оказались столь впечатляющими, что к делу подключились целые институты, университеты и даже Национальное агентство США по аэронавтике и исследованию космического пространства (НАСА)!

Вплоть до 1969 г. все исследования проводились исключительно на основании сделанных с плащаницы фотоснимков. В 1969 г. ученым впервые на два дня был предоставлен сам объект. Удивительно, но и состав комиссии, и поставленная перед ней задача хранились в строжайшем секрете. Лишь в 1976 г. общественности стали известны имена членов. Первые эксперименты не дали впечатляющих результатов. Было сделано несколько цветных фотографий; отдельные фрагменты холста подверглись анализу под микроскопом, как в обычном, так и в ультрафиолетовом свете. Заключительный отчет рекомендовал провести комплексное научное исследование на основе небольших оригинальных фрагментов ткани.

Король Италии Умберто II Савойский, в то время находящийся в изгнании законный владелец сокровища, согласился с мнением экспертов. В 1973 г. плащаницу изучали и проверяли, как и планировалось, в течение трех дней, после чего она была представлена в прямой телевизионной трансляции; святыню увидели более миллиона верующих, к которым обратился с речью папа Павел VI.

За несколько лет до этого некий немецкий синдонолог (специалист по плащанице!) привлек внимание к собственной персоне, опубликовав ряд впечатляющих статей, в которых заявлял, что саван неопровержимо доказывает: ко времени снятия с креста Иисус не мог быть мертвым. Ханс Набер (он же — Курт Берна, он же — Джон Ребан) во всеуслышанье заявил всему миру, что мертвое тело не могло бы так кровоточить, как это происходило с телом, укутанным в Туринскую плащаницу.[73] Кроме того, Набер сообщал, что в 1947 г. Иисус явился ему в видении и уполномочил известить человечество о том, что распятый только казался мертвым, а на самом деле находился в своего рода коме, из которой вышел ровно через три дня. Публикация результатов тех исследований, о которых говорилось выше, равно как и фотографий, позволили Наберу доказать свои теории, а ряд экспертов даже были готовы согласиться с его утверждениями. Разумеется, официальные представители догматических церковных доктрин не приняли подобный тезис.

Теолог-фундаменталист профессор Вернер Булст назвал заявления Набера «чистой фантазией». Автора обвинили в некомпетентности, а также в недостатке образования и «научного обучения».[74] Однако, поскольку Набер имел широкий доступ к вниманию общественности, игнорировать его выступления в надежде, что все как-нибудь «рассосется» само собой, было невозможно. Даже Ватикан сознавал необходимость научного объяснения и опровержения. Набер оказался объектом угроз и столь опасной недоброжелательности, что травля привела его к полному физическому, психологическому и финансовому краху.

Однако после опубликования в 1973 г. результатов последних исследований сомнения Набера распространились в кругах общественности. В современной, хорошо оборудованной лаборатории вовсе не трудно провести анализ, позволяющий определить присутствие даже малейшего количества крови. Самым обычным методом является так называемая «реакция на перекись водорода». Суть ее заключается в том, что даже малейшие следы красных кровяных телец, гемоглобина, освобождают из перекиси водорода кислород, который, в свою очередь, заставляет окисляться химическое вещество бензидин; оно при этом приобретает голубую окраску. Гемоглобин и продукт его разложения, гем, представляют собой вполне устойчивые молекулы, которые способны активно вступать в реакцию на протяжении многих столетий. Из различных участков ткани аккуратно вынули несколько окрашенных кровью нитей и отправили их на экспертизу в две независимые итальянские лаборатории. Результат оказался шагом назад: все тесты дали отрицательные результаты. Очевидно, похожие на кровь пятна вовсе не были кровью. Следов крови на ступнях Иисуса вполне хватило бы, чтобы доказать, что она текла после того, как распятого сняли с креста, и это полностью подтвердило бы теории Набера. Естественно, казалось куда менее проблематичным признать плащаницу делом рук талантливого и изобретательного фальсификатора, чем допустить, что к моменту снятия с креста Иисус все еще был жив.

После публикации в 1976 г. доклада комиссии новость о «подделке» распространилась по всему миру, словно огонь на ветру. Однако не был опубликован тот факт, что вещество, которое могло бы использоваться в подобной фальсификации, найти не сумели. Осведомленные лица умолчали также и о том, что гем, устойчивый при обычных условиях, теряет свою стабильность в условиях высокой температуры. Именно это и произошло во время пожара 1532 г. в замке, где хранящаяся в серебряном саркофаге плащаница подверглась именно такому воздействию. При сильном нагревании гем разлагается и становится практически неуловимым.

Вопрос реальности кровяных пятен получил удовлетворительный ответ лишь через несколько лет после экспериментов 1973 г. К 1978 г. плащаница находилась в Турине уже ровно четыреста лет, и в рамках празднования ее снова представили публике. В период с 28 августа по 8 октября самую ценную реликвию христианства, несущую истинный портрет Христа, увидели более трех миллионов пилигримов. Затем, вечером последнего дня ткань была вынута из прозрачной пуленепробиваемой витрины и помещена на специальный передвижной стол. В комнате дворца Палаццо Реале, примыкающего к собору, две группы самых авторитетных ученых дожидались возможности начать научные исследования продолжительностью в две недели. В одну из этих групп входили преимущественно европейские исследователи: туринский специалист по микроскопии Джованни Риги; патологоанатом из Милана Байма Боллоне; физик Луиджи Гонелла, также из Турина, и криминалист Макс Фрай из Цюриха. Вторую группу составляли 25 американских специалистов в области фотографии, спектроскопии, радиографии, компьютерных технологий, органической химии и физики. Вооружены они были целым арсеналом самых изощренных современных приборов и инструментов, причем некоторые новейшие аппараты были созданы специально для анализа христианской святыни.

В последующие дни было произведено огромное количество фотонегативов, фотографий специальных типов, иллюстраций и таблиц различного рода данных. Вся полученная информация должным образом подробно обрабатывалась компьютерными центрами Америки. Окончательные данные не получены и по сей день. Начиная с 1980 г. различные научные учреждения опубликовали несколько промежуточных отчетов; большая их часть появилась в научных журналах.[75]Впервые в истории плащаницу разделили на шестьдесят участков — для того, чтобы произвести тщательный спектральный и фотометрический анализ. Каждый из участков был подробнейшим образом сфотографирован, причем с применением разнообразных фильтров. Негативы послужили основанием для целого ряда оптических экспериментов. В фотолаборатории НАСА тональные (темное-светлое) показатели фотографий были преобразованы в цифровой формат (то есть, иначе говоря, переведены на язык компьютеров).

Это позволило добиться высокой четкости и ясности изображения. Невидимые глазу мелкие детали теперь уже стали хорошо различимы. Метод позволил даже реконструировать очертания тела на отпечатке в полный рост и в трех измерениях. В случае подделки этот прием не сработал бы. Здесь же он позволил установить действительный рост и вес тела: оказалось, что Иисус имел рост 1 м 80 см, а вес — 79 кг.

При помощи тональных оттенков стало возможно в каждой из точек рассчитать расстояние между телом и саваном. В местах непосредственного соприкосновения отпечатки оказались темнее, и, соответственно, чем больше было расстояние, тем светлее отпечатки (отсюда и эффект «негатива»). На основе этого факта исследователи пришли к выводу, что между образом на саване и расстояниями от ткани до тела существует прямая связь. Следовательно, отпечаток появился в результате контакта с телом. Это подтвердило более ранние гипотезы о появлении изображения. Исследования волокон ткани при помощи электронного микроскопа показали, что образ создали не какие-то определенные частицы или субстанции, которые можно было бы обнаружить; поверхность волокон савана сама собой потемнела в тех местах, где проявился образ.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Понедельник, 02.10.2017, 18:40 | Сообщение # 36
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline

Одним из проведенных экспериментов стал радиофлуоресцентный спектральный анализ, и именно он доказал истинность пятен крови. В рамках этого теста часть ткани на короткое время подвергли сильному рентгеновскому облучению, после чего она начала сама излучать радиацию и флуоресцировать. Поскольку при воздействии определенной энергии флуоресцентными свойствами обладает каждая из молекул, при помощи флуоресцентного спектра можно определить структуру материала. Пятна показали присутствие очень значительного количества железа, которое представляет собой характерный компонент крови.

Содержание железа, впрочем, оказалось вполне достаточным фактором для того, чтобы американский химик доктор Уолтер Мак’Крон на ежегодном собрании Американской ассоциации развития науки в присутствии прессы заявил, что Туринская плащаница не может быть оригинальной. Доктор Мак’Крон утверждал, что содержание железа в пятнах указывало на применение краски, содержащей окиси железа. И это несмотря на тот факт, что подобные краски начали использоваться только в XIV в. н. э. Сам же химик даже никогда и не видел того предмета, о котором говорил! Подобный поспешный вывод получил опровержение в результате другого эксперимента, в ходе которого участки ткани были обработаны гидразином и парами муравьиной кислоты, а затем освещены ультрафиолетовыми лучами. В этих условиях молекулы порфирина приобретают ярко-красный цвет. Порфирин вырабатывается на стадии получения гема и является неоспоримым показателем присутствия крови, причем даже в том случае, если сам гем оказался уничтоженным высокими температурами. В дальнейшем применение метода фотографии посредством ультрафиолетового излучения показало наличие на ткани следов ожогов двух типов. В 1532 г. плащаница тлела во время пожара, случившегося в дворцовой часовне замка Шамбери, где к ней поступало малое количество кислорода. Красное излучение некоторых подпалин подтвердило тление в закрытом серебряном саркофаге, в котором, как свидетельствует история, хранилось сокровище. Другие же подпалины показывают флуоресценцию другого цвета и свидетельствуют об ином горении, на этот раз в открытом огне (на основе этого свидетельства «радиоактивная гипотеза» Мак’Крона может быть с легкостью отвергнута).

Многие синдонологи считают, что образ на плащанице проявился в результате сверхъестественной радиации. Согласно этой теории тело Христа в момент воскресения должно было производить какую-то необычайно интенсивную энергию, которая и «выжгла» на полотне изображение тела. Поскольку контуры тела не флуоресцируют, теория теплового излучения не представляется основательной. Больше того, радиация высокой энергии любого типа прошла бы непосредственно сквозь тонкую ткань. Но образ заметен лишь на поверхности волокон. Как же он мог появиться?

Для ответа на этот вопрос с момента открытия фотографом Секондо Пиа феномена негатива-позитива (1898 г.) было выдвинуто значительное число впечатляющих фантастических и в разной степени спекулятивных гипотез. Однако опыты выявили совершенно простой, логичный и естественный способ получения изображения. Результаты экспериментов американских экспертов показали, что причина различной степени яркости коричневого цвета заключается в изменении химической структуры содержащейся в ткани целлюлозы. В лабораторных условиях оказалось возможно вызвать подобные изменения цвета, разлагая целлюлозу при помощи различных окислителей. Со временем результаты окисления проявляются все сильнее.

Еще в 1924 г. французский биолог профессор Поль Виньон с большим успехом провел эксперимент в рамках так называемой «вапорографической теории». Виньон смог доказать, что покрытое потом тело, завернутое в ткань, пропитанную смесью масла и мази алоэ, окрашивает покров в тот самый цвет сепии, который имеет изображение на плащанице. Это происходит из-за разложения химических соединений пота и образования паров аммония, вызывающих окисление целлюлозы. Интенсивность окраски находится в прямой зависимости от степени соприкосновения ткани с телом — чем прочнее контакт, тем темнее цвет, и наоборот, чем больше расстояние, тем светлее окраска. Этим явлением объясняется и тот факт, что отпечаток напоминает фотонегатив. Виньон объяснил, что образ на ткани непосредственно вызван парами аммония, которые освобождаются в процессе испарения из тела мочевой кислоты и компонентов серы. С ними вступают в реакцию растворы алоэ и мирта, которыми пропитана ткань. В результате взаимодействия образуется карбонат аммония, пары которого в условиях влажности (между кожей и тканью) окрашивают волокна. Степень окраски непосредственно зависит от степени контакта тела с покровом. Более темная окраска пятен крови явилась результатом сильной химической реакции. Евангелие от Иоанна рассказывает о том, что при подготовке к погребению использовалось большое количество алоэ: «После сего Иосиф из Аримафеи, (ученик Иисуса, но тайный из страха от Иудеев) просил Пилата, чтобы снять тело Иисуса; и Пилат позволил. Он пошел, и снял тело Иисуса. Пришел также и Никодим, (приходивший прежде к Иисусу ночью) и принес состав из смирны и алоя, литр около ста. Итак они взяли тело Иисуса, и обвили его пеленами с благовониями, как обыкновенно погребают Иудеи» (Ин. 19:38–40).

Эксперименты Виньона, хотя и представляются убедительными, в 1933 г., сразу после опубликования, подверглись суровой критике. Говорилось, что необходимые для испарений и протекания химической реакции соли и тепло не могли в достаточной степени присутствовать в мертвом теле. И все же было установлено, что смесь алоэ и мирта в условиях влажности действительно могла создать устойчивое изображение тела. Эксперименты показали, что для реакции вполне достаточно короткого времени в 45 секунд. За это время появляется слабый отпечаток, который на фотографическом негативе может выглядеть как позитивный участок.

Установив вапорографическое происхождение отпечатка, можно было бы прекратить все дальнейшие поиски и сомнения. Однако чиновники от церкви отвергают теорию по трем пунктам:

1. В соответствии со строгими законодательными установками иудейского похоронного ритуала до того, как умастить тело, его необходимо вымыть и очистить. В результате этой процедуры пятна крови оказались бы невозможными.

2. Если бы тело было плотно завернуто в саван, как это предписано правилами, то отпечаток оказался бы не точным, а искаженным в результате появившихся складок, заломов и перетяжек ткани. Этот аргумент можно сразу отвергнуть, поскольку пропитанная ткань становится достаточно плотной и жесткой и не может точно совпасть с рельефом тела; она будет соприкасаться с ним лишь на наиболее выделяющихся участках.

3. Третье возражение против теории Виньона оказалось решающим: мертвое тело никогда не потеет и не излучает тепло. Теория профессора Виньона, плод усилий продолжительностью в 46 лет, была отвергнута именно на основании этого возражения. Действительно, трупы не потеют. Но дело в том, что если Иисус оставался живым, то жар израненного тела заставил бы его потеть куда сильнее, чем обычно!

_____________________________________________________
71. ian Wilson,op. cit. стр.191
72. Н. Thurston, The Holy Shroud…, в The Month, 101, стр.19
73. John Reban, Christus wurde lebendig begraben, Inter-Found Zьrich, 1982
74. W. Bulst op.cit. стр.123
75. Applied Optics, Vol. 19, No. 12, 1980; X-ray Spectrometry, том. 9, No. 2, 1980


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 05.10.2017, 19:43 | Сообщение # 37
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Он не умер на кресте!


По свидетельству древних источников, официальный римский смертный приговор звучал таким образом: «ibis ad crucem» — «ты взойдешь на крест». Распятие представляло собой самый унизительный и жестокий путь к смерти. Граждан Рима никогда не приговаривали к этой форме наказания, однако в странах, оккупированных римлянами, распятие представляло собой весьма распространенное средство поддержания покорности и спокойствия среди возмущенных иностранным порабощением народов. Иудеи не были знакомы с распятием; законными видами казни они признавали избиение камнями, сожжение, обезглавливание и удушенье. Однако по закону Моисея мертвый богохульник мог быть повешен на дерево, «ибо проклят перед Богом (всякий) повешенный (на дереве)» (Второзаконие 21:23). То, что казнь никак не могла произойти в шабат, волне очевидно. Шабат же начинался вечером предыдущего дня, когда и произошло распятие.

Римляне привыкли, насколько возможно, терпеть религиозные традиции и обычаи иудеев и старались считаться с ними, чтобы избежать волнений, а потому казнь происходила второпях: необходимо было закончить все дела до захода солнца. Распятие представляло собой мучительную, страшно болезненную и долгую процедуру. В конце концов, целью ее было не только казнить конкретного преступника, но и устрашить всех других непокорных и подстрекателей.

Если вес тела удерживался на кресте исключительно запястьями, то смерть наступала через пять-шесть часов, главным образом, в результате постепенного удушья, а не от потери крови. Дыхание в подобном положении оказывается настолько затрудненным, что человек погибает просто от нехватки кислорода. Для предотвращения подобной «быстрой» смерти к вертикальному столбу на уровне ног прибивали небольшую горизонтальную полоску, с тем, чтобы осужденный мог опираться на нее до тех пор, пока силы полностью его не оставят. Раны от гвоздей на ступнях образа плащаницы свидетельствуют, что перекладины не было, однако и самих гвоздей было достаточно, чтобы распятый не умер от асфиксии. В греческом ортодоксальном искусстве всегда присутствует перекладина. Иногда сооружалось даже «сиденье» — сзади помещали небольшой деревянный брусок, который мог несколько облегчить мучения, однако неизбежно их продлевал. Сенека, придворный философ императора Нерона, писал в письме: «Приговоренные к подобной смерти теряли жизнь капля за каплей» (Эпистолы 101:14).

Согласно Евангелиям, Иисуса прибили к кресту «в шестой час», то есть в двенадцать, а умер он «в девятый час», то есть в три пополудни. В сумерках (Евангелие от Луки сообщает, что наступление шабата было отмечено восходом тройной звезды), то есть, самое раннее, в шесть вечера тело сняли с креста, посчитав распятого мертвым. Если евангельский рассказ правдив, то Иисус оставался «мертвым», по крайней мере, три часа.

По обычаю на крест прибивали табличку с именем осужденного и описанием его преступления — в назидание всем остальным. По преданию, надпись на кресте Иисуса гласила на латинском, греческом и арамейском языках: «Иисус Назарей, царь иудейский». В посвященных распятию художественных произведениях надпись обычно содержит лишь сокращение латинской фразы «Iesus, Nazarenus, Rex Iudaeorum» — INRI. Ясно, что одно из обвинений против Христа заключалось в том, что он был назареем!

Наступление смерти после трех часов распятия на кресте кажется тем более невероятным, что назареи, в отличие от ессеев, не были аскетами. (См.: Мф. 11: 19: «Пришел Сын человеческий, ест и пьет; и говорят: вот, человек, который любит есть и пить вино, друг мытарям и грешникам. И оправдана премудрость чадами ея»). Учитывая, что вес тела Иисуса составлял 79 кг, его вряд ли можно назвать изможденным, худым и слабым человеком.

Смерть тех товарищей по несчастью, которые были распяты вместе с Иисусом, ярко описана в Евангелии от Иоанна: «Но как тогда была пятница; то Иудеи, дабы не оставить тел на кресте в субботу, (ибо та суббота была день великий) просили Пилата, чтобы перебить у них голени, и снять их. Итак пришли воины, и у перваго перебили голени и у другаго, распятаго с Ним» (Ин. 19:31–32). Текст подразумевает, что два «вора» через несколько часов должны были умереть от удушья, поскольку из-за сломанных ног уже не смогли бы поддерживать вес тела. «Но, пришедши к Иисусу, как увидели Его уже умершим, не перебили у Него голеней» (Ин. 19:33).

Причина ранней кончины Иисуса изложена Иоанном несколько раньше: «Тут стоял сосуд, полный уксуса. Воины, напоив укусом губку, и наложив на иссоп, поднесли к устам Его. Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух» (Ин. 19:29–30).

Возникает вопрос, повинен ли уксус в том, что Иисус «немедленно предал дух». Если это не так, чем именно тогда могла быть эта жидкость? Дело в том, что уксус обладает таким же временно стимулирующим свойством, как и нюхательная соль, и его даже использовали, чтобы приводить в чувство рабов на галерах. Раненым же предлагали уксус с целью пополнения энергии. Однако Иисус реагирует совершенно противоположным образом: как только он вдохнул испарения или попробовал жидкость на вкус, он произносит свои последние слова и испускает дух. С точки зрения физиологии реакция кажется необъяснимой.

Еврейский обычай рекомендует давать приговоренному к смерти вино с миром или ладаном, чтобы легким наркотическим эффектом облегчить страдания. В иудейском Талмуде есть такой отрывок: «Тому, кто должен быть казнен, давали в чашке с вином немного ладана, чтобы мог лишиться сознания» (Сан. 43а). Римские солдаты не только терпимо относились к наркотически напиткам, но один из них явно дал такой напиток и Иисусу (см. Мф. 27:48, Мк. 15:36, Лк. 23:36, Ин. 19:29). Однако все Евангелия сходятся в том, что распятому предложили не вино, а именно уксус. Напиток представлял собой какое-то снадобье, на вкус кислое, как уксус: латинское слово для обозначения уксуса — «acetum». Оно происходит от «acidus», что означает «кислый» и «acere» — «быть кислым».

Существует, впрочем, еще один возможный подход. Персидский культ Митраса включал в себя обряд, называемый «жертва Хаома» — очень похожий на христианское «Святое причастие». Профессор Сейдель по этому поводу пишет следующее: «Ритуал „жертвы Хаома“ был схож с обычными персидскими ритуалами жертвоприношения мертвым. Верующим предлагали маленькие круглые хлебцы, размером с большую монету, которые нужно было съесть, запив ритуальным напитком хаома. Изначально этот напиток представлял собой сок, выжатый из растения asclepias acida, которым ведические арийцы спрыскивали жертвенный огонь. Он считался символом божественной жизни, напитком богов, напитком бессмертия…».[76] Индийский священный напиток сома позволяет тому, кто его принимает, на несколько дней словно уходить из жизни, а затем «воскресать» в приподнятом, радостном настроении, которое может продолжаться несколько дней. В подобном состоянии религиозного экстаза способно проявляться высшее сознание, выражающее заново обретенные силы прозрения. Для приготовления напитка сома использовались asclepias acida и, возможно, конопля (cannabis indica) и некоторые другие травы подобного свойства (то есть, рецепт напоминает известный рецепт напитка Заратустры). В катакомбах Рима, на погребениях первых христиан, встречается изображение обладающего магической силой индийского растения. Растение это — Asclepias acida, приносящее продолговатые плоды. В Европе его встретить невозможно.

Европейская разновидность Asclepias acida называется цинанхум лекарственный, по-латыни, Vincetoxicum hirundinaria; hirundinaria означает «цинанхум», a Vincetoxicum — побеждать яд (латинское vince — «побеждай», в повелительном наклонении, а греческое toxicum — яд, отрава). Таким образом, по-латыни растение называется «противоядие». Разумеется, для того, чтобы использовать его правильно, необходимо точно знать, как именно следует готовить снадобье. Ессеи славились своим умением врачевать. Слишком сильная доза лекарства могла бы оказаться ядовитой и поставить жизнь Иисуса под угрозу. Греческий врач и фармацевт Диоскур в книге «Materia Medica» называл цинанхум «душителем собак» и указывал, что его листья, в сочетании с мясом, способны даже убивать собак, волков и лис (Materia Medica 4, 80). Но в то же время, яд может быть использован в качестве противоядия от укусов ядовитых животных (Materia Medica 3, 92). В написанном в 1563 г. ботаническом справочнике (Mattioli стр. 337) читаем: «Это прекрасный корень против всех отрав, превосходного качества и действия. Поэтому он и называется по-латински Vincetoxicum, то есть, победитель всех ядов. Он используется даже против чумы. Принимается вместе с вином; и после этого человек активно потеет».


Ценанхум/сома/ целандин (Asclepja асida)

Типичные симптомы отравления — сильнейший пот и сухость во рту («…жажду», Ин. 19:28). В Швейцарии ценанхум называют «травой учителя» (Зерматт, Валлис), а в Австрии — «еврейской травой» или «травой белого креста» (Линц, Тироль). Возможно, во всех этих названиях сквозит древняя память о чудесной роли растения.

Подобное магическое снадобье, способное ввергать людей в каталептическое состояние, напоминающее смерть, вовсе не является чем-то неслыханным, и не раз описывалось в литературных источниках. Самый известный пример — история Ромео и Джульетты. То, что выглядит смертью, на самом деле является коматозным состоянием, напоминающим глубокий сон, в котором не заметны никакие проявления жизни — дыхание, сердцебиение и пульс.

Гипотеза о том, что Иисус только казался мертвым, когда «предал дух» на кресте, выдвигалась довольно часто, но не имеет доказательств более определенных, чем воскресение Христа. Павел мог воспользоваться смертью на кресте для создания своей языческой доктрины жертвенного искупления, которая обещала спасение человечества путем жертвенной смерти и кровопролития. Иисус якобы пошел на добровольную жертву. Но в этом контексте оказывается совершенно необъяснимым неоднократно упоминаемый в Евангелиях страх Иисуса перед смертью! В ожидании предстоящих событий Иисус молится в Гефсиманском саду: «И говорил: Авва Отче! все возможно Тебе; пронеси чашу сию мимо Меня; но не чего Я хочу, а чего Ты» (Мк. 14:36. Мф. 26:39, Лк. 22:42). «И находясь в борении, прилежнее молился; и был пот Его, как капли крови, падающия на землю» (Лк. 22:44). Жертва, готовая к смерти, должна была бы принять судьбу с философским спокойствием. Однако последняя мольба Иисуса, «Бог Мой! Зачем Ты покинул Меня?», показывает, что распятие вряд ли стало исполнением его желаний. На самом деле Иисус вовсе не был настолько покинутым, как может показаться из его собственных слов (это доказывают последующие события). Три синоптических Евангелия утверждают, что перед тем, как предать дух, Иисус громко вскрикнул. Однако громкий крик оказался бы невозможным в состоянии полного изнеможения или перед асфиксией, которая, по мнению почти всех экспертов-медиков, стала причиной смерти.

Однако давайте вновь вернемся к плащанице, которая является более осязаемой, чем рассуждения, и спустя 2000 лет после события способна пролить на него новый свет. Историк Уилсон завершает свою опубликованную в 1978 г. книгу о христианской святыне следующими словами: «Невозможно не верить, что плащанице еще суждено сыграть свою роль, и час ее непременно настанет».[77]При ближайшем рассмотрении отпечатка на саване можно заметить определенные детали, которые требуют нового исторического толкования. Одна из них (как мы уже видели) — это присутствие на полотне пятен крови. Если бы Иисуса хоронили по еврейскому канону, то «тело» непременно должно было бы быть обмыто теплой водой. Поле этого его предстояло натереть миром и бальзамом, все отверстия закупорить, чтобы замедлить процесс разложения, а уже потом завернуть обнаженное тело в саван. В данном случае этот ритуал совершен не был. Одним из объяснений пренебрежения может служить тот факт, что уже наступил шабат, а потому выполнение похоронного ритуала явилось бы незаконным. Однако этот аргумент оказывается несостоятельным, поскольку трактат «Мишна шабат» (XX III, 5) рекомендует сделать для усопшего «все, что необходимо», даже в шабат. Понятно, что окружавшие Иисуса люди просто не обращали внимания на иудейские предписания относительно погребения.

Положение тела на отпечатке тоже вызывает подозрения. В книге, отрицающей истинность Туринской плащаницы, Джозеф Блинцлер отмечает: «… маловероятно, чтобы ученики, погребая Мессию, сложили его руки таким непристойным и невозможным образом».[78] На замечания Блинцлера можно найти два возражения. Во-первых, мы нигде не встречаем указаний на то, что ученики присутствовали в склепе: а во-вторых, положение тела Иисуса в точности совпадает с положением скелетов, найденных при раскопках монастыря ессеев в Кумране, возле Мертвого моря. «Положение тел в их могилах всегда одно и то же… как правило, можно наблюдать, что тело лежит на спине, головой на юг, а руки скрещены на животе и лежат вдоль туловища».[79]Считалось, что Иисус три часа провисел мертвым на кресте. Последствия подобного состояния можно описать абсолютно точно. Согласно последним результатам исследований в сфере танатологии (науки о смерти), в мертвом теле начинается процесс затвердевания мышц (rigor mortis). Возникает это явление через тридцать минут после кончины и продолжается от трех до шести часов, в зависимости от температуры окружающей среды. Чем теплее вокруг, тем быстрее идет процесс. Rigor mortis вызывается сложными биохимическими процессами, главным образом, понижением уровня аденозинтрифосфата (АСФ) после остановки сердца. Вся мускулатура вокруг скелета застывает в положении тела, и состояние это прекращается лишь через четыре — семь дней; тогда положение тела может быть изменено снова. Наблюдение за животными показывает, что иногда rigor mortis может наступать буквально через несколько секунд после отравления; едва испустив дух, мертвое животное может оказаться совершенно окаменевшим.

После того как Иисус потерял на кресте сознание, тело его несколько опустилось (вспомним, что ступни были прибиты гвоздями), и ноги оказались заметно согнуты. Таким образом, весь вес пришелся на прибитые к кресту запястья. Голова склонилась настолько, что подбородок уперся в грудь. Через три-четыре часа мертвое тело застыло бы в этом положении. Однако если исследовать образ на плащанице, то нельзя не обратить внимания на то обстоятельство, что спина, голова, а также бедра и икры «тела» лежали на саване совершенно плоско (см. иллюстрацию).


В таком положении Иисус лежал под саваном.
Самыми высокими точками тела оказались лоб и запястья. Ноги лежат плоско.


То же самое можно сказать и о положении рук. В случае смерти руки Иисуса должны были стремиться к тому положению, в котором они находились на кресте. Некоторые синдонологи высказывают предположение, что руки могли быть связаны в запястьях. Однако это прекратило бы кровотечение. Кровь же заметна совершенно ясно. Монсиньор Джулио Риччи, член Римского центра синдонологии, предложил аналогичное решение проблемы, высказав мнение, что саваном крепко-накрепко обвили неподвижное и согнутое тело, а помимо этого стянули его полосами ткани.[80] Однако объяснение это не выдерживает критики; отпечаток ясно показывает, что ткань была расстелена ровно, и так же ровно закрыла тело. В ином случае на образе оказались бы заметны весьма существенные искажения. Тот факт, что во время снятия Иисуса с креста rigor mortis отсутствовал, определенно доказывает, что он оставался живым.

Еще более убедительное свидетельство этому представляют заметные на полотне пятна крови. Можно ясно различить два типа кровавых пятен: кровь, которая текла во время распятия и уже успела высохнуть, и свежая кровь, просочившаяся уже после того, как Иисуса сняли с креста и горизонтально положили на саван!

Давайте рассмотрим пятна на голове. Острые иглы тернового венца, издевательски надетого на голову страдальца, оставили маленькие, но глубокие следы. До тех пор, пока венец оставался на голове, раны диаметром в 1–2 мм. были запечатаны достаточно прочно. То небольшое количество крови, которое могло просочиться вокруг шипов, немедленно сворачивалось и засыхало на волосах; это заметно по следам на плащанице, оставшимся вокруг этих маленьких ранок. Образ на саване ясно показывает многочисленные засохшие потеки, более значительные и расходящиеся во всех направлениях. Эта кровь явно попала на саван уже после того, как венец сняли и тем самым открыли раны от шипов. Это произошло незадолго до того, как тело положили на саван. На голове расположены лишь мелкие кровеносные сосуды, в которые поступает кровь из общей кровеносной системы. Если сердце перестает работать, то кровь отступает от расположенных под кожей капилляров (из-за отрицательного давления в кровеносной системе кровь уже не поднимается выше сердца). Именно потому мертвые и становятся «смертельно бледными». После кончины кровь перестает сочиться из маленьких ранок, поскольку сворачивается внутри сосудов.

Если внимательно изучить образ Христа, отпечатавшийся на передней стороне холста, то можно заметить на лбу след крови в форме перевернутой на бок цифры 3. Подобный след может остаться только в результате небольшого наклона головы, например, лежавшей на маленькой подушке. Вязкая кровь текла по морщине на лбу Иисуса, после чего немного распространилась и попала в другую морщину — то есть, кровотечение продолжалось. Рана на лбу, также вызванная шипами тернового венца, находилась в высшей точке лежащего тела. Даже если существуют определенные условия, при которых кровь может течь из крупных ран на теле усопшего, то кровотечения на лбу — в высшей точке — быть не может. Оно возможно лишь при активной циркуляции крови.

Сложенные руки находятся почти на такой же высоте, как и лоб. Именно здесь наиболее отчетливо видно, что ткань запятнана как засохшей, так и свежей кровью. В основании кисти можно заметить три струйки крови (см. иллюстрацию), текущих в различных направлениях.


Из-за того, что измученное тело обвисло, кровь текла из ран от гвоздей
в двух направлениях, находящихся под углом 20° друг от друга.


Простое измерение угла показывает направление потеков. Кисть левой руки лежит на правой, закрывая рану, а потому расчеты могут относиться лишь к видимым ранам на левой руке. Часть крови затекала в желоб между напряженными мышцами предплечья, а потом капала вниз, в полном соответствии с законом гравитации. Тонкие вертикальные полоски свернувшейся крови тянутся почти параллельно и дают возможность рассчитать угол рук на горизонтальной перекладине креста: он составлял примерно 25°. Две струи текли вертикально, непосредственно вниз из раны в кисти, и они находятся под углом примерно в 20° друг от друга. Это может свидетельствовать о разнице в положении предплечья по отношению к телу, когда тело еще держалось на кресте и после того, как оно уже опустилось (см. иллюстрацию).
Прикрепления: 5071735.png(2Kb) · 3670546.png(1Kb) · 0298890.png(3Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 05.10.2017, 19:47 | Сообщение # 38
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline


Кажется очень странным, что третий заметный след крови не был упомянут ни одним из известных синдонологов.[81] Да, несмотря на то, что этот третий след хорошо виден и понятен даже непосвященному, его попросту игнорировали! Причина умолчания достаточно проста: третий след и своей формой, и направлением показывает, что кровотечение могло произойти лишь после того, как из раны вытащили гвоздь. Именно в этот момент кровь снова начала течь, на сей раз распространившись по всей руке, которая теперь уже лежала горизонтально. Больше того, нетрудно заметить, что очертание третьего следа куда менее четкое, чем очертания двух других, особенно первого. Из этого можно сделать вывод, что к тому моменту, как тело положили на саван, струи 1 и 2 уже совсем высохли, и алоэ, которым бы пропитан холст, смягчило их. В отличие от этого свежая кровь следа 3 образует кольца сыворотки. Подобные кольца образуются лишь тогда, когда присутствующий в крови фибрин находится в активном состоянии. Свернувшаяся кровь не оставляет подобных размытых следов, давая отпечатки с четкими контурами. Даже в тех особых случаях, когда кровь течет из трупа, она уже не содержит активного фибрина. Таким образом, возможность посмертного кровотечения из этой раны можно смело отвергнуть, поскольку рука находилась выше тела; в таком положении кровотечение могло бы происходить лишь при активной циркуляции крови.


Струи 1 и 2 (Blutbahn) сухие (имеют резкие очертания) и образовались во время распятия;
но струя 3 появилась лишь поле того, как тело было помещено в горизонтальное положение.


На плащанице след правой руки кажется несколько длиннее, чем след левой. Такое небольшое искажение показывает, что холст не лежал совершенно плоско, как доска, а был слегка сложен или примят. Если бы не эта небольшая небрежность тех, кто занимался телом, оказалось бы невозможно увидеть рану на боку. Она ясно заметна на саване. В Евангелии от Иоанна эта рана приписывается копью одного из римских легионеров: «Но один из воинов копьем пронзил Ему ребра, и тотчас истекла кровь и вода» (Ин. 19:34). Очень важно, что нанесенный легионером удар в переводах отличается от оригинального греческого текста. Использованный здесь греческий глагол означает всего лишь небольшую царапину, ссадину или укол, но не удар, в который вложили силу, а еще менее — глубокое проникновение. Рана в боку, длиной в 4,5 см, позволяет определить, как именно был нанесен удар. Римские легионеры того времени были вооружены копьем «хаста» или «пилум»: его маленький тонкий наконечник имел длину всего лишь в 25–40 см и расширялся лишь у основания, возле древка (см. иллюстрацию).


Копья римских легионеров во времена Иисуса обычно имели такую форму.

Подобным наконечником, напоминающим стилет, можно было без труда нанести небольшую рану, чтобы удостовериться, что жертва уже не реагирует. Такая процедура представляла собой официальный сертификат смерти, и вполне возможно, что описанный в Евангелиях центурион (сотник) сам провел осторожный тест. Если бы опытный военный хотел попросту нанести Иисусу решающий удар, то не стал бы бить справа, когда сердце расположено слева. Скорее всего, он пронзил бы сердце спереди, для надежности.


Будда Метрейя (грядущий), который знаменует религиозную границу
между исламским Кашмиром и буддийским Ладакхом.



Гипсовый слепок барельеф «следа» пророка Юза Асафа/Иисуса.
Можно ясно разглядеть намерение скульптора: следы распятия
представлены в виде крестов ниже пальцев.



В этом здании под названием «Розабаль» (могила пророка) в центре
старинного города Сринагара обнаружена могила пророка Юза Асафа (Иисуса)


Толкователи долго ломали голову над «кровью и водой», которые потекли из раны по свидетельству Евангелия от Иоанна. Вода могла бы быть просто сывороткой; она образуется в начале процесса разложения крови. Но такое разложение начинается не раньше, чем через шесть часов после смерти человека.

Еще один вариант — истечение из пространства между легким и окружающей его плеврической мембраной отечной жидкости. Эта теория также несостоятельна, поскольку, если грудь действительно оказалась бы пронзенной, то легкие сразу же отказали бы, создав частичный вакуум, в котором уже не возникло бы никакой жидкости. Третья возможность состоит в том, что вода могла проистекать из околосердечной сумки, перикарда, которую теоретически можно было притянуть вперед копьем, в тот момент, когда его вытаскивали из раны. Обе последние гипотезы предполагают, что перед тем, как принять муки, Иисус уже был крайне болен — в ином случае появление подобной жидкости было бы невозможно.

Однако на самом деле выражение «вода и кровь» представляет собой идиоматическое выражение и используется для усиления драматичности события. Если кто-то «истекает кровавым потом», то это вовсе не означает, что из его пор действительно течет кровь. Тот свидетель, чьи впечатления сохранило для потомков Евангелие, просто хотел как можно драматичнее выразить собственное изумление по поводу обилия крови. В начале II в. н. э. автор Евангелия от Иоанна писал о неизвестном очевидце распятия так: «И видевший засвидетельствовал, и истинно свидетельство его; он знает, что говорит истину, дабы вы поверили» (Ин. 19:35). Рана в боку «усопшего» действительно оказалась невероятно кровавой. Это отчетливо заметно по следам на плащанице. Кровь из нее в большом количестве собралась в области поясницы, причем текла она даже после погребения.

Однако самое обильное кровотечение вызвали раны от гвоздей, которыми были прибиты ступни. Кровь текла из ран вниз, к пяткам, где собралась, а потом ушла вправо, в то время как все новая и новая кровь продолжала вытекать (см. иллюстрацию). Струя длиной в 17 см прервалась в том месте, где кровь попала в складку плащаницы, а потом потекла вправо. Кровь из тела, мертвого уже на протяжении нескольких часов, никогда не течет и не сворачивается таким образом. Для этого необходимы исправно работающее сердце и действующая кровеносная система, даже при нарушенном дыхании.


Следы крови на ногах ясно показывают, что кровь распространилась
во всех направлениях по поверхности ткани после того, как тело было снято с креста.


Струйки крови, проявляющиеся на ткани в качестве «позитива», вне всякого сомнения доказывают, что кровь не вступала в контакт с плащаницей до того, как в нее было завернуто тело. Поскольку ткань была пропитана алоэ, т. е. смолистым веществом, кровь не могла в нее впитаться, а лишь распространялась по поверхности. В результате последующего свертывания сгустки оказались собраны в границах прозрачной сыворотки.

Этот процесс можно легко отследить на примере капли крови, помещенной на стеклянную пластину. Жидкая сыворотка окружает частицы наподобие ореола. Засохшие на теле сгустки, размягченные контактом с пропитанным материалом, оставили совершенно другой отпечаток. В данном случае границ из сыворотки не видно; это особенно заметно на фотографиях, сделанных при ультрафиолетовом освещении, освещении Вуда и прозрачном освещении, а затем обработанных электронным способом. Фибрин образовал вокруг следов твердую границу.

Все изложенные выше свидетельства были опубликованы в многочисленных материалах, посвященных Туринской плащанице. Я всего лишь сделал собственные выводы из заключений исследований, которые продолжаются в течение восьмидесяти с лишним лет. Поначалу результат может показаться несколько странным. Но, тем не менее, он родился логическим путем и сразу выдвигает ряд озадачивающих вопросов, особенно в отношении воскресения из мертвых. Определение клинической смерти даже сегодня представляет для врачей значительные трудности. Например, использование наркотиков может погрузить человека в такую глубокую кому, что ошибочный диагноз вполне возможен. Один из распространенных методов подтверждения или опровержения смерти — небольшой надрез в основании запястья. Если начинает течь артериальная кровь, значит, кровеносная система продолжает действовать. Из трупов кровь не течет! В случае с Иисусом после снятия с креста на его теле продолжали кровоточить ни много, ни мало, двадцать восемь ран. И этот факт может служить неопровержимым доказательством: в то время как Иисуса хоронили в склепе, он никак не мог быть мертвым!

_______________________________________________
72. Н. Thurston, The Holy Shroud…, в The Month, 101, стр.19
73. John Reban, Christus wurde lebendig begraben, Inter-Found Zьrich, 1982
74. W. Bulst op.cit. стр.123
75. Applied Optics, Vol. 19, No. 12, 1980; X-ray Spectrometry, том. 9, No. 2, 1980
76. R. Seydel, Das Evangelium von Jesus, Leipzig 1882, стр. 273
77. Ian Wilson, op. cit. стр. 279
78. J. Blinzler, Das Turiner Grablinnen und die Wissenschaft, Ettal 1952, стр.31
79. H. Bardtke, Die Handschriftenfunde am Toten Meer, Berlin 1958, стр. 42
80. Giulio Ricci, Kreuzweg nach dem Leichentuch von Turin, Rom 1971, стр. 68
81. cp. John Reban, op. cit.
Прикрепления: 6237244.png(17Kb) · 1262036.png(33Kb) · 4591622.png(1Kb) · 1072850.png(88Kb) · 5166914.png(46Kb) · 1750479.png(34Kb) · 2564788.png(26Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 05.10.2017, 20:06 | Сообщение # 39
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Воскресение из мертвых в исторической перспективе


Во время распятия Иисуса и снятия с креста в этих событиях участвовали люди, еще не ставшие приверженцами Нового Завета. Центурион, который дал сыгравшее столь значительную роль снадобье; воин, ткнувший в распятого копьем, чтобы убедиться в его смерти; сотник, который произнес слова: «воистину Он был Сын Божий» (Мф. 27:54, Мк. 15:39, Лк. 23:47) — все они кажутся одним и тем же человеком. В апокрифических Деяниях Пилата он носит имя Лонгиний и предстает в качестве офицера (центуриона, или сотника), в обязанности которого входит проведение казней — распятий. Греческая легенда под названием «Мученичество Лонгиния» описывает его в качестве «начальника» Голгофы, выходца из Сандралеса (или Сандиале). Ему надлежало надзирать за солдатами, охраняющими могилу Христа. Согласно этому преданию, после воскресения из мертвых именно Лонгиний получил плащаницу в качестве награды (ср.). Впоследствии — по версии текста Григория Нисского — он даже был возведен в сан епископа. Удивительный сдвиг в мировоззрении, от смертного врага Иисуса к должности христианского епископа, можно объяснить лишь тем, что центурион каким-то образом общался с Иисусом и его учениками непосредственно перед распятием.

Если согласиться с тем положением, что распятие происходило под наблюдением римского офицера, который питал тайную симпатию к жертве — даже несмотря на то, что командовал всеми участвовавшими в деле солдатами, — тогда все окружающие распятие таинственные события становятся понятными. Их уже нельзя отвергнуть как порождение воспаленного воображения.

И демонтаж креста, и снятие с креста тела происходили под руководством уважаемого, процветающего и влиятельного купца, Иосифа из Аримафеи. На заседании синедриона он голосовал против распятия, хотя к его мнению и не прислушались (см.). Ему не удалось преодолеть мощную политическую силу и предотвратить несчастье, но впоследствии он все-таки сумел достаточно эффективно использовать и богатство, и влияние. Ведь именно ему удалось вызволить у Пилата «тело» Иисуса; скорее всего, для этого понадобились какие-то весьма убедительные доводы. Именно Иосиф купил плащаницу, несомненно, отдав за нее немалые деньги. Он же собрал людей, которые перенесли остававшегося в коме Иисуса в новую каменную гробницу возле Голгофы (название означает «гора-череп», из-за формы холма!). Позднее Иосиф Аримафейский был даже причислен к лику святых. Римско-католическая церковь празднует его деяния 17 марта. Апокрифическое Евангелие от Никодима повествует о том, что впоследствии сам Иисус освободил Иосифа из иудейского плена (Ник. 12:15). Никодим был дружен с Иосифом и помогал в снятии с креста; он же раздобыл те самые 100 литров миро и алоэ. В то же время Никодим, которого упоминает только Евангелие от Иоанна, был иудейским советником и фарисейским книжником (Ин. 3:1–10). Однажды ночью с ним беседовал Иисус (Ин. 3:2–12). Этот же Никодим защищал Иисуса перед Высшим советом (Ин. 7:50).

Кажется достаточно странным, что два советника взяли на себя все хлопоты и трудности снятия тела Иисуса с креста — ведь, в конце концов, это было делом родственников. Возникает также вопрос, почему в печальной церемонии не принимали никакого участия ученики? Ответ можно найти в сохранившемся лишь частично «Евангелии от Петра»: «Я (Петр), так же, как и мои сотоварищи, исполнился печали. С болью в сердце утаились мы в убежище, потому что нас разыскивали как злодеев, за то, что мы якобы хотели сжечь храм. Пребывая в печали, мы все время постились и плакали день и ночь, до самого шабата».[82] Другие «сочувствующие» Иисусу также не приблизились к кресту, предпочитая наблюдать за происходящим издали.

Если предположить, что Иосиф из Аримафеи и Никодим были тайными светскими членами ордена ессеев, то становится понятным, почему именно они могли лучше всех залечить раны Иисуса и помочь его выздоровлению. Опытные целители, ессеи были знакомы с экзотическими лекарственными препаратами и удивительными методами лечения.

Алоэ и миро и по сей день считаются весьма эффективными средствами лечения открытых ран. Евангелие от Иоанна прямо называет лекарственное алоэ, то есть широколиственное лилейное растение, а не так называемое дерево алоэ, листья которого мелко перетирают, а затем используют в качестве ароматизирующего порошка, который в Ветхом Завете называется «ахалим». Сок лекарственного алоэ применялся в Индии еще в III и II тысячелетиях до н. э. По сведениям Диоскура и Плиния Старшего, большую часть используемого в Палестине алоэ привозили именно из Индии. В средние века алоэ в качестве целительной мази появилось в Европе; оно и по сей день используется в качестве гомеопатического медицинского средства.

Миро тоже представляет собой смолистое вещество и содержит до 10 % этерического масла. По сей день его применяют в виде спиртовой настойки при лечении воспалительных процессов. Самой распространенной формой миро является bdellium, который получают из распространенного в Индии растения commiphora roxburghi.

Для того, чтобы лучше понять свойства мазей, я сам экспериментировал с двумя этими растениями — алоэ и миро — и в процессе работы узнал немало интересного. Вещество алоин, содержание которого достигает в растениях алоэ 25 %, чувствительно к свету: в условиях воздуха и освещения оно темнеет. В то же время, алоэ активно взаимодействует с другими веществами. Мне удалось установить, что растворить даже 5 г алоэ в 15 кубических сантиметрах воды — задача непростая. Я оставил сок в воде — в прочном стакане. Ночью же меня разбудил громкий звон. Стекло разорвалось на тысячи мелких кусочков и разлетелось на четыре метра вокруг! Объяснить эту странную реакцию никто не смог.

Столь неблагонравное поведение алоэ, во всяком случае, дает возможность предположить, что отпечаток на плащанице можно объяснить процессом окисления, происходившим в результате биохимических реакций (см. предыдущий раздел). Смог я убедиться и в том, что кусок ткани, погруженный в настойку миро и алоэ, основательно пропитывается тягучим составом. Эта пропитка препятствует поглощению тканью иных жидкостей; именно поэтому на отпечатке тела следы крови оказались настолько ясными: ткань их не поглотила. Все химические вещества могли вступать в реакцию исключительно на поверхности полотна. Вот почему образ появился исключительно на поверхности волокон. Поскольку свежая кровь не могла проникнуть в ткань, она сворачивалась на поверхности, образуя кольца сыворотки; в то же время, сыворотка не заметна вокруг тех кровяных пятен, которые во время снятия с креста уже оказались сухими. Больше того, состав сделал ткань жесткой и непластичной — почти как доска. И именно благодаря подобной жесткости материала оказалось возможным столь ясное и неискаженное изображение тела. Огромное значение в процессе исцеления играет тепло. Тепло также могло выделяться смесью миро и алоэ (конечно, на большом пространстве, под тканью, выделение это происходило не настолько активно, как под стеклом).

Пытка, которую принял Иисус, чрезвычайно ослабила его организм. Тем не менее, потеря крови оказалась не слишком серьезной: насколько можно судить по плащанице, ее вытекло не больше литра. Проведенные на трупах хирургические эксперименты показали, что распятие посредством гвоздей не разрушает ни крупных кровеносных сосудов, ни костей. Гвоздь вбивали межу восемью костями запястья; он лишь слегка раздвинул их. Ноги же оказались пробиты во втором метатарзальном (межплюсневом) промежутке, и повреждению подверглись лишь мягкие ткани. После того, как крупные раны зашили, раненый нуждался в абсолютном покое, а подобного состоянии можно было достичь с помощью наркотического напитка.

Три дня спустя к могиле отважились подойти несколько женщин. Евангелие от Марка упоминает Марию Магдалину, Марию, мать Иакова и Саломею. Именно они принесли бальзам на тело Иисуса. Евангелие от Матфея сообщает о приходе всего лишь двух женщин, а Евангелие от Иоанна упоминает одну лишь Марию Магдалину.


Гвозди были вбиты в руки и ноги в этих точках.
Ни кости, ни крупные артерии повреждены не были.


Однако все четыре Евангелия сходятся в том, что могила оказалась пустой. Женщины увидели лишь одного-двух людей в белых одеждах. Эти «ангелы» в действительности могли оказаться всего-навсего членами ордена ессеев, которые всегда ходили в белом (см.). Очевидно, в тайну происходящего оказались посвящены лишь приверженцы этого религиозного направления. Даже ученики, впоследствии с великим изумлением встретившие Учителя, оказались совсем не в курсе происходящих событий.

Несмотря на все противоречия и необъяснимые положения евангельских рассказов о воскресении из мертвых и вообще обо всем, произошедшем после распятия, все-таки можно обнаружить нескольких свидетелей, которые своими глазами видели Иисуса во плоти уже после воскресения. Мария Магдалина сначала приняла его за садовника (Ин. 20:14); двое из учеников встретили его на дороге в селение (Мк. 16:12, Лк. 24:19). Однако они не узнали Назарея — до тех пор, пока он не сел с ними за трапезу. Лишь манера разламывать хлеб напомнила им об Учителе: «И когда Он возлежал с ними; то, взяв хлеб, благословил, преломил и подал им. Тогда открылись у них глаза, и они узнали Его. Но Он стал невидим для них» (Лк. 24:30–31).

Тот период, который последовал за воскресением из мертвых, заключает в себе столько противоречий, что невозможно определить даже его продолжительность. Принято считать, что между распятием Христа и его новым появлением прошло три дня. Однако «три» — число мистическое, постоянно встречающееся и в более ранних мифах о случаях воскресения. Возможно, Иисус выздоравливал дольше, и лишь впоследствии начал понемногу появляться перед учениками и последователями. Во всяком случае, встречи эти представляются короткими и тайными. Понятно, что открыто появиться на людях Иисус не мог, поскольку в этом случае его непременно бы арестовали (хотя раны вкупе с чудесным выздоровлением и божественной сущностью, судя по всему, существенно изменили внешность человека; ведь неслучайно хорошие знакомые с трудом узнали его).

Ученики удрученно оставили религиозную жизнь и вновь посвятили себя бывшим профессиям (Симон Петр, Фома, Нафанаил из Каны Галилейской и сыновья Зеведеевы вернулись к рыбацкому промыслу — Ин. 21:2). Прежнее рвение вернулось к ним лишь после того, как Иисус выразил желание встретиться в Галилее (Мф. 28:10). Именно тогда он открылся перед учениками, которые поначалу приняли Учителя за призрак и испугались: «Но Он сказал им: что смущаетесь, и для чего такия мысли входят в сердца ваши? Посмотрите на руки Мои и на ноги Мои; это — Я Сам; осяжите Меня, и разсмотрите; ибо дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня. И, сказав это, показал им руки и ноги. Когда же они от радости еще не верили и дивились, Он сказал им: есть ли у вас здесь какая пища? Они подали ему часть печеной рыбы и сотоваго меда. И взяв, ел пред ними» (Лк. 24:38–43). В конце концов, Иисус предложил «Фоме неверному» дотронуться до оставшихся от ран шрамов, тем самым убедив ученика в собственном физическом существовании.

Несмотря на все обстоятельства, Иисус больше не мог проповедовать публично, поскольку это сразу же навело бы гонителей на след. Единственный шанс сохранить жизнь заключался в исчезновении; выражаясь современным языком, в эмиграции. «Наконец явился самим одиннадцати, возлежавшим на вечери, и упрекал их за неверие и жестокосердие, что видевшим Его воскресшаго не поверили. И сказал им: идите по всему миру, и проповедуйте Евангелие всей твари. Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет. Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; Будут брать змей; и если что смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы» (Мк. 16:14–18).

«И вывел их вон из города до Вифании, и, подняв руки Свои, благословил их. И, когда благословлял их, стал отдаляться от них и возноситься на небо. Они поклонились Ему, и возвратились в Иерусалим с великою радостию» (Лк. 24:50–52).

Легче всего восстановить сцену прощания именно в том месте, где она и произошла. Дорога в Вифанию из Иерусалима идет через горный хребет и поднимается достаточно круто. Как только человек оказывается за вершиной горы Асунсьон, он тут же исчезает из поля зрения тех, кто остался у подножия.

Иисусу с большим трудом удалось убедить последователей в том, что тело его вполне земное и реальное. Собственную материальную природу он доказал, приняв пищу и позволив ученикам осязать себя, в то же время, упорно настаивая на том, что он — не дух и не призрак. Появление после распятия вовсе не было результатом ошибки идентичности и обмана зрения, а тело не было ни противоестественно трансформировано, ни астрально; он вовсе не предстал ни призрачным явлением, ни эфемерным существом.

Один из свидетелей утверждает, что Иисус не пересек пределы досягаемости; причем свидетеля этого никак нельзя назвать ненадежным, поскольку им оказался сам Павел — единственный, кто действительно написал ту часть Нового Завета, которая существует под его именем. Хотя он и не присутствовал при тех событиях, которыми сопровождалось распятие, ему удалось встретиться с Иисусом через некоторое время поле вознесения Учителя, и эта встреча изменила всю его жизнь.

________________________________________
82. Hennecke-Scheemelcher, op. cit., стр. 27
Прикрепления: 2380079.png(7Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 05.10.2017, 20:13 | Сообщение # 40
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Павел встречает Иисуса в Дамаске


Павел, или Савл (см.), был одним из самых яростных и фанатичных оппонентов «Нового Договора», или «Нового Завета». Возможно, до него дошли слухи о том, что Иисусу удалось каким-то удивительным образом пережить собственную казнь, и теперь он продолжает интриговать против ортодоксальных евреев из какого-то безопасного места: «Савл же, еще дыша угрозами и убийством на учеников Господа, пришел к первосвященнику, И выпросил у него письма в Дамаск к синагогам, чтобы, кого найдет последующих сему учению, и мужчин и женщин, связав, приводить в Иерусалим» (Деяния 9:1–2).

Проведя обширные и глубокие исследования, психиатр Вильгельм Ланге-Айхбаум смог воссоздать подробный психологический портрет Павла.[83] Этому посвящена его книга «Гений, безумие и слава». Павел был мал ростом, тщедушен и некрасив, но в то же время резок, настойчив, дерзок и страстен. Рвение в преследовании христиан стало следствием и компенсацией комплекса неполноценности. Существенной и весьма привлекательной чертой павлианства стала идея об искуплении и освобождении от внутреннего кризиса. Павел обладал безграничной энергией и безмерным «Эго». Страдал от сильнейших приступов, которые приписывал нападению демонов. Последние исследования показали, в чем могла заключаться суть того обстоятельства, которое он часто описывал как «занозу» и свой личный крест. Скорее всего, он трагически страдал от собственного гомосексуализма. Эта проблема породила в его душе огромную антипатию к сексуальности вообще и явилась решающей в создании аскетической доктрины брака. Именно она легла в основу того понимания сексуального начала и образа женщины, которые продолжали преобладать в христианском мировоззрении.

Учитывая подобные физиологические особенности, мы можем еще выше оценить удивительное переживание, которое постигло Павла недалеко от Дамаска: «Когда же он шел и приближался к Дамаску; внезапно осиял его свет с неба. Он упал на землю, и услышал голос, говорящий ему: Савл, Савл! что́ ты гонишь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи? Господь же сказал: Я Иисус, которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна. Он в трепете и ужасе сказал: Господи! что повелишь мне делать? и Господь сказал ему: встань и иди в город; и сказано будет тебе, что́ тебе надобно делать» (Деяния 9:3–6).

Дамаск находился в центре Сирии — страны, в которой иудеев ненавидели со времени восстания Маккавеев (165 г. до н. э.) и где существовал духовный центр ордена ессеев. Может быть, Савла сбили с толку сияющие на солнце белые одежды Иисуса? Вполне возможно также, что Савл принимал участие в ритуале посвящения, и его слабое зрение явилось результатом употребления напитка сомы (Деяния 9:8–9).

Соссиан, один из самых высокопоставленных римских офицеров, губернатор Финикии, Ливана, Вифании и Египта, считавшийся одним из самых жестоких преследователей раннехристианских общин, оставил потомкам произведение под названием «К христианам», в котором читаем такой пассаж: «Сбежав(!) от евреев, Христос собрал не меньше девятисот человек — все они были склонны к разбою»[84] (см. наше толкование определений «вор» и «разбойник»). Вполне возможно, что община ессеев в Дамаске насчитывала девятьсот членов.

В Дамаске один из учеников Иисуса, Анания, крестил Павла и посвятил его в учение. По свидетельству источников, сам Учитель поручил ему посетить Саула; однако поначалу Анания отказывался, опасаясь предательства и преследований. Иисус же отверг возражения ученика так: «Но Господь сказал ему: иди, ибо он есть Мой избранный сосуд, чтобы возвещать имя Мое пред народами и царями и сынами Израилевыми. И Я покажу ему, сколько он должен страдать за имя Мое» (Деяния 9:15).

Именно с этого момента Павел становится самым горячим проповедником новой веры. Он наконец почувствовал всю силу личности Христа и одновременно осознал суть той задачи, которую поставил перед ним Назарей. Еще с бо́льшим рвением, чем в преследовании Иисуса и его последователей, Павел взялся за распространение собственной интерпретации нового учения. Встреча Иисуса и Павла в Дамаске произошла приблизительно через два года после распятия.

На расстоянии 300 км к северу от Иерусалима, под надежной защитой ессеев, Иисус мог чувствовать себя в относительной безопасности. В том случае, если религиозное сообщество признавало государственную религию Рима, римское правительство готово было терпеть его собственную практику. Иудеев даже освободили от участия в государственных культовых ритуалах. «Новый Завет» тоже поначалу выиграл от этого освобождения. Однако стоило римлянам осознать, что учение Иисуса имело мало общего с ортодоксальной иудейской доктриной, а братья новой веры занимались даже политическим подстрекательством, как так называемые христиане сразу утратили и свой специальный статус, и право веротерпимости, а конфликт разгорелся уже в открытую. Поначалу римское государство преследовало христианские общины лишь на местном уровне, обвиняя их в нарушении общественного порядка. Более серьезные и массовые гонения начались только во второй половине III в. В это время распятие представало событием недавнего прошлого, а враждебность иудеев Иерусалима усилилась; поэтому первые христиане и направили свою деятельность во внешний мир, в другие страны, входящие в состав Римской империи.

В Дамаске Иисус находился под защитой ессеев. Примерно в пяти километрах от города до сих пор существует местечко под названием Майам-и-Иса, т. е. «место, в котором жил Иисус». Персидский историк Мир Каванд указывает несколько источников, которые свидетельствуют о том, что после распятия Иисус жил и проповедовал в этом краю.

Число последователей «Нового учения» постоянно возрастало, и сам Иисус прилагал к этому немалые усилия. Однако раз слухи о пребывании Христа в Дамаске дошли до Павла, то, очевидно, они вполне могли распространиться и дальше, а потому со временем жизнь в Сирии, которая представляла собой часть Римской империи, могла принести Иисусу новые осложнения и опасности.

__________________________________________
83. Wilh. Lange-Eichbaum, Genie, Irrsinn, Ruhm, (6th ed., Munich 1967) стр. 496
84. Lactantius, Institutiones, 5,3


Господь твой, живи!
 
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » ИИСУС ЖИЛ В ИНДИИ (Керстен ХОЛЬГЕР (с иллюстрациями))
Страница 4 из 5«12345»
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES