Понедельник, 24.09.2018, 15:09

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » ФЕНИКС ИЛИ ВОЗРОЖДЁННЫЙ ОККУЛЬТИЗМ (Мэнли Палмер ХОЛЛ)
ФЕНИКС ИЛИ ВОЗРОЖДЁННЫЙ ОККУЛЬТИЗМ
МилаДата: Воскресенье, 21.01.2018, 18:17 | Сообщение # 11
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7503
Статус: Offline
* * *


Альберт Пайк был в полном смысле этого слова человеком, добившимся успеха своими собственными силами. Будучи еще совсем молодым, ни к чему он не стремился так сильно, как к образованию. Слишком бедный, чтобы заплатить за вступительные экзамены в Гарвардский университет, юный Пайк поставил перед собой задачу самообразования. О том, насколько ему удалось преуспеть в этом любимом деле, свидетельствует тот факт, что впоследствии, в 1859 году, Гарвардский университет присудил ему почетную степень магистра гуманитарных наук. Пайк с благодарностью отказался от этой чести, заявив, что, когда у него не было ни гроша, а он нуждался в образовании, двери этого учебного заведения были для него закрыты и что он не нуждается в отсроченной ученой степени.

Из вышесказанного очевидно, что франкмасонство не только считает Альберта Пайка образцом высоких качеств масона, но, награждая его всяческими званиями, тем самым официально признает системы взглядов, которые он привнес в ритуалы и символы масонского братства. Франкмасонство было для Альберта Пайка синонимом учености.

Пайк, изучивший туманную историю и содержание франкмасонской традиции так, как это удавалось очень немногим, без сомнения является самым подходящим специалистом в этой области, к которому можно обращаться тем, кто пытается открыть для себя важнейшие составляющие франкмасонства. Так давайте же справимся у этого блестящего оракула и из его собственных слов выведем основные положения философии франкмасонства.

Нет никакой необходимости и даже не очень желательно, чтобы у всех людей непременно были одинаковые представления относительно природы Бога или субстанций и целей существования мира. Также не согласуется с высшим благом и злобное поношение или осуждение кем бы то ни было верований его ближних. Оккультные и метафизические науки — древнейшие науки, известные нынешнему человечеству, и франкмасоны высших степеней, игнорирующие значение трансцендентальных отраслей знания, язвительно критикующие тех, кто поняли важность этих наук, обнаруживают полное незнание не только текста собственного руководства — «Правила нравственного поведения и догма», но также и основного принципа масонства, который гарантирует каждому человеку не подвергаемую преследованию свободу мысли.

Интерпретируя масонский символизм, Альберт Пайк естественно обращался, как в конечном итоге должны поступать все ученые, к тем древним институтам знания, от которых до нынешнего века дошел щедрый дар в виде рационального блага. И Альберт Пайк без колебаний, вызываемых ложным самолюбием, признал источник своего знания. В мистериях Цереры и Прозерпины в Элевсине, Изиды и Озириса в Египте, Атиса и Адониса в Сирии, друзов[21] Ливана и друидов Британии, преследуемых гностиков и гневно осуждаемых каббалистов, а также многих других он обнаружил корни того великого дерева, которому суждено было прорасти сквозь века и, появившись под названием франкмасонства, раскинуть свои ветви по всему современному миру.

Тот, кто не признает этого, не признает Пайка, ритуалы и очевидное, ибо богатство франкмасонства заключается в тех традициях, которые связывают его с великими системами культур седой древности. Члены масонского братства с гордостью ссылаются на своего брата Пифагора как на выдающийся образец посвященного древности. Но помнят ли они, что этот «брат» был трансцендентальным магом, обладавшим всеми сверхъестественными способностями, которые люди нового времени подвергают осмеянию, и вошел в века благодаря своей необычайно широкой эрудиции?

Пайк ощущал большее величие, более полный смысл и более высокую цель. Он стоял особняком, один из немногочисленного племени гигантов мысли, которым дано видеть дальше узкого круга личных интересов, прозревая высшее назначение и бескорыстную цель. Говоря, что Альберт Пайк был каббалистом, мы просто повторяем его собственные слова. В «Правилах нравственного поведения и догме» можно найти следующее утверждение: «Того, кто проник в святая святых каббалы, переполняет восторг от понимания доктрины — такой логичной, такой простой и в то же самое время такой совершенной. Необходимое согласие идеалов и знаков, подтверждение самых основных реалий простыми знаками; Триединство Слов, Букв и Чисел; философия, простая как алфавит, глубокая и неиссякаемая как Слово; теоремы более сложные и блестящие, чем у Пифагора; теология, итог которой подводится на пальцах; Бесконечность, которую можно уместить в горсти ребенка; десять цифр и двадцать две буквы; треугольник, квадрат и круг — таковы составные части каббалы. Это элементарные составляющие писаного Слова, отражения того произнесенного Слова, которое сотворило мир!»

Если вам потребуются дополнительные доказательства, поразмышляйте над 235 страницами комментария к каббале, написанного рукой Пайка и хранящегося ныне в библиотеке Верховного Совета. Не следует также забывать, что для своих масонских произведений Пайк многое почерпнул в книгах по трансцендентальной магии Элифаса Леви, каббалиста и чародея, идеи которого, должно быть, чрезвычайно восхищали Пайка, раз он так часто их цитировал. В «Великой работе» и «Легенде», совокупности условных знаков и пояснений степеней с 4-й по 32-ю, содержатся сотни ссылок на каббализм. Любой франкмасон, внимательно их изучающий, не мог бы не познакомиться с основными принципами каббалистической традиции, поскольку они заимствованы из «Сефер Йециры» — «Книги творения» и «Сефер ха-Зогара» — «Книги сияния».

Пайк-герметист выступает в роли не менее выдающегося истолкователя первооткровения. В своей лекции о рыцаре Солнца, или правителе-адепте, Пайк обнаруживает глубокое знание этой тайны: «Таким образом, герметическое искусство представляет собой религию, философию и естествознание одновременно. С точки зрения религии это религия древних волхвов и посвященных всех веков; рассматривая его как философию, мы обнаруживаем основы герметизма в александрийской школе и теориях Пифагора; считая его наукой, мы должны выяснять его процессы у Парацельса, Николя Фламмеля и Раймунда Луллия». Далее Пайк ставит все на карту, делая потрясающее оккультное заявление. Ни один из того племени философов-метафизиков, которых материалисты с таким пылом презирают, никогда не взмывал столь победоносно в герметические небеса.

Наука представляет собой нечто реальное только для тех, кто признает и понимает философию и религию; и ее ход развития будет успешным только для адепта, который добился суверенитета воли и стал таким образом властителем мира стихий, ибо великим фактором работы Солнца является сила, описанная на эмблеме Гермеса — Изумрудной Скрижали; это универсальная магическая сила, духовная, огненная, движущая; это Од[22], как утверждают иудеи, или, согласно другим, астральный свет. В ней заключен тайный огонь, живой и философский, о котором все философы-герметисты говорят с невероятно загадочной сдержанностью: Универсальное Семя, секрет которого они хранили и которое они представляли исключительно в виде кадуцея Гермеса. В этом состоит великая герметическая тайна. То, что адепты называют мертвой материей, есть тела, встречаемые в природе; живые материи — это субстанции, ассимилированные и намагнетизированные благодаря познанию и воле творца.
_____________________________________________


21

Друзы — этноконфессиональная мусульманская община, возникшая в Египте, а затем распространившаяся на территории Ливана и Западной Сирии, где приобрела значительное политическое влияние.

22

Од (от исланд. Odr — «чувство») — мнимая особенная сила распознавать металлы по производимому ими ощущению.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Воскресенье, 21.01.2018, 18:18 | Сообщение # 12
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7503
Статус: Offline
Пайк связывает герметизм с франкмасонством и таким образом наглядно показывает его родословную: «Герметическую науку первых веков христианской эры, которой занимались также Гебер, аль-Фараби[23] и другие арабы, которую изучали предводители тамплиеров и которая воплощена в некоторых символах высших степеней франкмасонства, можно точно определить как каббалу в действенном применении, или магию деланий».

Глубокое восхищение, испытываемое Пайком по отношению к Платону, и развитие им последовательной процедуры мышления, характерной для философов-платоников, дают право считать его законным представителем платонизма. В «Правилах нравственного поведения и догме» Пайк характеризует Платона как величайшего человека — обладателя откровения, а в другом месте объявляет, что Платон почерпнул свои доктрины на Востоке и из мистерий. В своей лекции о Великом Избранном, Безупречном и Благородном Масоне Великий Командор резюмирует философские аспекты масонского братства: «Это философское братство, потому что преподает Истины, касающиеся природы и существования единого Верховного Божества и бессмертия души. Оно возрождает Академию Платона и мудрые учения Сократа. Оно повторяет максимы[24] Пифагора, Конфуция и Заратустры и благоговейно воплощает в жизнь возвышенные уроки Того, Кто умер на кресте».

Данное Пайком краткое описание пути, который люди должны пройти для достижения бессмертия или величайшего блага, носит по существу платоновский характер и полностью совпадает с тем, что завуалированно изображалось в обрядах древних мистерий, особенно в ритуалах смерти и воскрешения преданного мученической смерти Бога Солнца. Он заявляет: «Благороднейшая цель жизни и первейшая обязанность человека должны состоять в неустанной и энергичной борьбе за превосходство того, что есть в нем духовного и божественного, над материальным и чувственным». Таков неизбежный нравственный вывод, к которому пришел Пайк, проанализировав запутанный антропоморфизм древних народов. Признавая Платона величайшим среди тех, кто раскрывает истину, Пайк принял сторону метафизической философии в противоположность натурфилософии последователей Аристотеля.

Нам еще предстоит поговорить об Альберте Пайке — алхимике, или лучше пусть он сам расскажет об этом. «Герметическое Золото — это не только истинная догма, Свет без тени, Истина без малейшей примеси лжи, оно также и материальное золото, настоящее, чистое, самое благородное, какое только можно найти на приисках мира. <…> Любая материя содержит соль, а любую соль (селитру) можно превратить в чистое золото в результате совместного действия серы и ртути, которые иногда действуют так быстро, что превращение может совершаться мгновенно, в течение часа, не утомляя производителя действия, почти даром. А иной раз и в соответствии с более строптивым нравом атмосферных сред этот процесс занимает несколько дней, несколько месяцев, а иногда и несколько лет». Думается, все вышесказанное достаточно наглядно показало, что франкмасонство, на просвещенный взгляд Альберта Пайка, занималось сохранением и увековечением ценнейших и важнейших доктрин человечества. Его приверженность франкмасонству вызывала духовный подъем у Братьев, призывая их блюсти свое достоинство и соответствовать высокому званию, избавляя от неразберихи неверно истолкованных символов — главных элементов тайных доктрин. Этой возвышенной душе необходимо было украсить франкмасонство знаками отличия всевозможных отраслей знания. Жизнь и дела Альберта Пайка свидетельствуют, что франкмасонство было его религией, — не внешняя сторона франкмасонства, а его обожествленный аспект, в котором все обряды и степени сияли светом божественной мудрости и власти. Стоит только изучить жизнь этого человека, чтобы понять, что с помощью символов, интерпретации которых Пайк посвятил всю жизнь, он нашел своего Создателя и оказался лицом к лицу с тем живым Словом, которое и есть завершение всего пройденного масоном пути.

Альберт Пайк был велик, потому что признавал величие. Он бессмертен, потому что отказывался признать смертность. Он был настоящим Масоном, потому что отказывался считать франкмасонство чем-то меньшим, чем самой священной и самой глубокой из всех человеческих традиций. В своей «Легенде» степеней Шотландского Ритуала Пайк формулирует масонское кредо — свое масонское кредо. В ней он кратко выражает философию жизни Великого Командора: «ВЕРЬТЕ в бесконечную доброту, мудрость и справедливость Бога; НАДЕЙТЕСЬ на окончательную победу добра над злом и на совершенную ГАРМОНИЮ как на конечный результат всех созвучий и диссонансов Вселенной и будьте МИЛОСЕРДНЫ, как Бог, по отношению к неверию, ошибкам, глупостям и недостаткам людей, ибо все люди составляют одно великое братство».

Тут встает самый спорный вопрос, который ставил в тупик ученых-масонов в частности и масонское братство вообще на протяжении изрядного количества лет — ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ ФРАНКМАСОНСТВО РЕЛИГИЕЙ? Несерьезный масон, вероятно, ответит на него отрицательно. Однако серьезное исследование обнаружит, что, поскольку внешние символы ведут свое происхождение главным образом от религиозных символов древних народов, из этого естественным образом следует, что внутренние традиции масонского братства связаны с эзотерической интерпретацией этих символов, с интерпретацией, которая неизбежно должна касаться различных аспектов священных наук. Обратившись еще раз к нашему Оракулу, мы найдем ответ в первом же предложении «Легенды» девятнадцатой степени, в котором Пайк заявляет: «У масонства есть и всегда было религиозное кредо. Оно учит, что именно считается истиной в отношении природы и атрибутов Бога как любящего и милосердного Отца всего человечества, как Высшего и Совершенного Ума и ни в коем случае не гигантского и искаженного образа человека, отраженного на облаках». И все же самое полное его высказывание по этому поводу следует искать в его эссе о масонском символизме («Masonic Symbolism»), где он пишет:

Те же, кто разработали его степени, приняли самые священные и важные символы, дошедшие из глубокой древности, использовавшиеся в течение многих веков до того, как был построен храм царя Соломона, чтобы выражать для понимающих их самые сокровенные и таинственные доктрины относительно Бога, вселенной и человека, скрывая их в то же самое время от профанов. И те, кто выработали степени и приняли эти знаки, пользовались ими как выражениями той же самой священной и святой доктрины и интерпретировали их совершенно иначе, чем их интерпретируют теперь в наших ложах. Я, по крайней мере, пришел к этому убеждению после многолетнего терпеливого изучения и размышлений. Я не испытываю никаких сомнений и готов объяснить причины своей уверенности в том, что главные символы франкмасонства содействуют преподаванию основных принципов великой и широко распространенной религиозной философии и выражают с помощью тайных знаков определенные глубокие идеи относительно существования, проявления действий Бога, гармонии Вселенной, созидающего Слова и Божественной Мудрости и единства божественного и человеческого, духовного, интеллектуального и материального в человеке и природе, которые возродились во всех религиях и во все времена разъяснялись великими философскими школами. Древние символы франкмасонства сообщают, как я полагаю, глубокие религиозные истины и доктрины, которые фактически СОСТАВЛЯЮТ франкмасонство. Я отнюдь не принадлежу к числу тех, кто думает, что оно не преподает никакие религиозные убеждения или доктрину, и твердо верю, что оно заключается в религиозной философии, которой учит, и что настоящим франкмасоном является только тот, кто правильно интерпретирует для себя символы.

В этом месте Пайк решительно выражает свою твердую приверженность фундаментальной предпосылке метафизики и оккультизма, а именно, что под внешними символами и догмами религии существует эзотерический ключ к тайнам Природы и цели существования человека. Пайк старается особо подчеркнуть, что франкмасонство — это не какая-то религия, а вполне определенная религия. Франкмасонство не присоединяется ни к какому отдельному институту веры, который, по-видимому, существует, чтобы доказывать ошибочность какого-либо другого культа. Франкмасонство удовлетворяет и питает естественное человеческое побуждение поклоняться Богу и почитать Его во вселенной и Добро в мире. Оно не противоречит никаким убеждениям человека, поскольку оно выше убеждений. Призывая своих членов отказаться от бесплодных пререканий относительно всяких пустяков, оно приглашает их объединиться в согласном поклонении Создателю вселенной. Оно зовет людей перейти от теории к практике, от пустого теоретизирования к применению тех великих нравственных и этических истин, благодаря которым происходит совершенствование человеческой природы.

___________________________________________

23

Фараби, Лбу Наср Мухаммед ибн Тархан (870–950) — мусульманский философ, выдающийся комментатор платоновской и аристотелевской философии, склонялся к неоплатоновскому учению об эманации.

24

Максима — краткое изречение нравственного, этического характера; правило поведения, принцип, которым человек руководствуется в своих поступках.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Воскресенье, 21.01.2018, 18:19 | Сообщение # 13
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7503
Статус: Offline
Однако Альберт Пайк усматривает в масонской символике даже нечто более возвышенное, чем этические и нравственные совершенства. Рассуждая о древних школах — прототипах современного франкмасонства, Пайк замечает: «Такие великие умы, как Геродот, Плутарх и Цицерон, наверняка считали, что кое-что в древних посвящениях имеет огромное значение. Египетские маги могли воспроизводить некоторые из чудес, которые творил Моисей, а Знание иерофантов мистерий позволяло им совершать действия, казавшиеся непосвященным непостижимыми и сверхъестественными». Пайк даже призывает преданных наукам Братьев заново открыть эти забытые философии, через понимание которых человек становится адептом не только по названию, но и по сути благодаря своим трансцендентным способностям.

Франкмасонство Альберта Пайка — это грандиозное и возвышенное явление, чтобы его могли охватить умом те, кто не расправили крылья вдохновения и не воспарили в сферу мышления. Альберт Пайк был настоящим посвященным масоном. Он сознавал величие и серьезность своей работы. Ему было известно высокое призвание, которому следуют Мастера-Строители. Проникая сквозь завесу грядущего взглядом пророка, он мечтал вместе с Платоном и Бэконом о мире, которым будет править мудрость, и о возвращении Золотого века. Обдумайте хорошенько его пророческое высказывание: «Пусть самое Совершенное Знание и Высочайший Разум снова станут атрибутом Руководителей людей; пусть Искусство Жрецов и Искусство Королей снова примут двойной скипетр древних посвящений; и пусть мир еще раз появится из хаоса».

После ухода Альберта Пайка в те более Великие Таинства, для которых земная ложа является лишь внешним символом, франкмасонство лишилось одного из самых верных защитников и благороднейших представителей. Период руководства Пайка был золотым веком просвещения в масонском духе, ренессансом тех великих институтов древнего мира, которым придавали блеск благородные личности Орфея, Пифагора и Платона — триумвирата всеобъемлющей учености. Уставший от трудов, согбенный, но не сломленный налагаемыми его должностью обязанностями и ответственностью и неправильным понимаем со стороны скептически настроенного мира, этот благородный человек вверил свои мечты заботам других людей и, завернувшись в складки своей мантии, прилег отдохнуть. Над его бренными останками, величественными даже в смерти, отслужил заупокойную службу кадош, а слова для нее он написал сам и передал их как бесценное наследие масонскому братству. «Смерть — неумолимый кредитор, отсрочку платежа которому не может купить ничто в мире. Каждое мгновение становится свидетелем не только новорожденного младенца, улыбающегося свету, но и умирающего человека и слышит вопль разрывающегося сердца и сетования тех, кто пребывает в одиночестве и безысходном отчаянии и скорби, не видя более лиц горячо любимых людей. Вокруг маленького островка нашего бытия, на котором мы занимаемся различными делами — тяжким трудом или обманом, приносим пользу или причиняем зло, волнуется бескрайний океан Вечности, на котором лежит широкое кольцо непроницаемой тьмы, со всех сторон подступающей к острову. Но за пределами этого пояса сверкает внешний океан и его волны с белоснежными гребнями пляшут на свету, а где-то вдалеке острова блаженных дремлют в окружении спокойных вод».

Дух Альберта Пайка по-прежнему ведет франкмасонство к высшей славе и большему пониманию. Данный им стимул к более ясному осознанию духовных и нравственных ценностей будет продолжать расходиться все более и более широкими кругами, подобными ряби на воде от брошенного в пруд камня. Память об этом философе, чьи слова известны сравнительно немногим, но чей талант повлиял на жизнь масс, обогатила весь мир.
КАЖДЫЙ ГОД
самое известное стихотворение Альберта Пайка
Жизнь — это счет потерь
Каждый год;
Утраченные весны, рыданиями отвечающие
На вздохи осени усталые,
Пока те, кого мы любили, умирают
Каждый год.
Все меньше радости нам дни приносят
Каждый год;
Ночной печали груз все тяжелее
Каждый год.
Прекрасные весны нас не чаруют больше,
Ветра и непогода нам вредят,
Угроза смерти нас тревожит
Каждый год.
Приходят новые заботы и печали
Каждый год;
Хмурые дни и еще более безрадостные завтра
Каждый год.
Преследуют нас призраки надежд умерших,
Над нами насмехаются призраки
изменчивых друзей
И разочарования страшат нас
Каждый год.
В прошлое уходит все больше мертвых лиц
Каждый год;
Ибо любимые оставляют за собой
свободные места
Каждый год;
Повсюду нас печальные глаза встречают,
В вечерних сумерках они приветствуют нас,
И умоляют нас прийти к ним
Каждый год.
«Вы стареете», — они твердят нам
Каждый год;
«Все более вы одиноки, — говорят они нам
Каждый год, —
Вам уже больше не снискать любви;
У вас остаются только воспоминания,
Более глубокая печаль и уныние
Каждый год».
Берега жизни меняются
Каждый год;
И нас уносит в море
Каждый год;
Старые места, меняясь, раздражают нас,
А те, кто живы, все больше забывают нас,
Все меньше тех, кто сожалеет о нас,
Каждый год.
Но истинная жизнь все ближе
Каждый год;
И поднимается выше ее утренняя звезда
Каждый год;
Земля удерживает нас все слабее,
И бремя тяжкое становится все легче,
И ярче разгорается заря бессмертия
Каждый год.

В заключение этой главы, воздающей должное Мастеру-Строителю, хотелось бы передать читателям то же самое послание, которое он оставил Братьям-масонам. Хотя культы и символы веры могут приходить и уходить с волнами вселенских приливов и отливов, франкмасонство Альберта Пайка сохранится на века как памятник видению настоящего Принца Королевской Тайны.

Итак, религии вырождаются в пустые формальности и жонглирование бессмысленными словами. Символы остаются подобно морским ракушкам, выброшенным из глубин на землю, неподвижным и мертвым на песчаных берегах океана; и Символы так же немы и безжизненны, как ракушки. А всегда ли и с масонством будет происходить нечто подобное? Или его древние Символы, унаследованные им от примитивных верований и древнейших обрядов посвящений, будут избавлены от увлеченности банальным и неправильным толкованием, будет восстановлено их высокое, как в древности, положение, и они снова станут Святыми Оракулами философской и религиозной Истины, откровением Божественной Мудрости нашим вдумчивым предкам и, таким образом, сделают истинным и реальным бесконечное превосходство франкмасонства над всеми современными эфемерными организациями, которые подделываются под него и карикатурно подражают его символике?


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 23.01.2018, 00:34 | Сообщение # 14
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7503
Статус: Offline


КОЛДОВСТВО АЗИИ


С давних пор загадочный Восток служит источником удивительных историй, в которых повествуется о магии, колдовстве и необыкновенных способностях, которые может развить человек, придерживаясь суровой дисциплины ума и тела. Естественно, такого рода истории люди, обладающие житейской мудростью, обычно высмеивают, а те, кто склонны к теологии, относят к разряду дьявольских наваждений. Однако слухи не только не ослабевают, но, со всей очевидностью, становятся все более многочисленными, заставляя, как это ни неприятно, признать, что на земле и в небесах «много есть такого, что нашей философии не снилось».

Едва ли в Азии найдется такая община, которая не могла бы похвастаться хотя бы одним факиром или чародеем, время от времени занимающимся магией, который в представлении местных жителей обладает способностями, лишь немногим уступающими способностям бога. Такой маг, неопределенного возраста и неряшливого вида, живет на окраине деревни, причем его самого считают оракулом, а его присутствие — благословением. Все дети в Азии вырастают рядом с этими святыми людьми. Они понимают психологию таких отшельников и мотивы, заставившие их отвернуться от мира, населенного обычными людьми, чтобы стать адептами, сведущими в тайнах невидимых сил. А поэтому каждый ребенок, взрослея, не только начинает верить в магию, но и, полагаясь на очевидность воспринимаемых им явлений и основы унаследованных от предков знаний, понимает, что магия действительно существует. Несмотря на всю страстность восточного скептицизма, любой житель Востока научился пониманию и согласен с тем, что, по мудрому замечанию Парацельса, с приходом мудрости приходит и сверхъестественная сила.

Давайте возьмем в руку посох и побродим по пыльным дорогам Индостана, поднимаясь высоко в горы на севере и опускаясь на знойные равнины юга, не забывая при этом цели нашего путешествия: поближе познакомиться с «придорожными чудесами» этого древнего народа. Кое-кто, конечно, потребует доказательств достоверности этих удивительных историй и спросит, а как, собственно, мы узнаем, что все, о чем в них говорится, чистейшая правда. Наш ответ будет прост: возьмите свой посох и присоединяйтесь к нам на индийской дороге, тогда и вы тоже все узнаете. Если же вы не хотите пойти с нами и без предубеждения изучить все факторы этих необычных явлений, тогда по крайней мере не высказывайте с суровым видом безапелляционное суждение, а лучше по-исламски пожмите плечами и скажите: «Все может случиться, и все может быть правдой».


Йог, сидящий в воздухе. Пример левитации, проявляемой чародеями Индии


Неподалеку от западной границы Китая, в Сифау, находится огромный монастырь Кунбум, состоящий из нескольких разбросанных строений, среди которых возвышается впечатляющего вида двойная крыша храма. Там растет специально сохраняемое для поклонения верующих удивительное дерево с тибетским алфавитом, иногда называемое «Деревом ста тысяч образов». На вид оно невысокое, с толстым стволом и низко опущенными ветвями, образующими бесформенную массу. Аббат Ук, римско-католический миссионер, был вычеркнут из списка миссионеров в Риме, а его книги о путешествиях в Тибет и Китай занесли в список книг, запрещенных католической церковью. В одной из его книг встречается следующее описание дерева священных букв:

У подножия горы, где стоит ламаистский монастырь, недалеко от главного буддийского храма, есть большая квадратная площадка, огороженная кирпичными стенами. Получив туда доступ, мы имели возможность на досуге как следует изучить это чудесное дерево, отдельные ветви которого свешивались через стену. Первое, что привлекло наше внимание, — это его листья. Рассмотрев их поближе, мы буквально оцепенели от изумления, обнаружив, что на каждом листе действительно были четкие и правильные знаки тибетского алфавита, все зеленого цвета, только одни темнее, а другие светлее самого листа. В первый момент у нас возникло невольное подозрение, что мы стали жертвами обмана со стороны лам, но после тщательного осмотра листьев мы не смогли обнаружить ни малейшего следа обмана, все знаки казались нам такой же неотъемлемой частью самого листа, как жилки и нервы, причем располагались эти знаки на листьях по-разному: на одном листе они находились у самой вершины листовой пластинки, на другом — в середине, а на третьем — у основания или сбоку. На более молодых листьях знаки выглядели неполными, видимо, находились на стадии формирования. Кора дерева и его ветки, очень похожие на ветви платана, также были покрыты этим знаками. Не менее удивительным было и то, что если удалить кусок старой коры, то под ней обнажалась молодая кора, на которой просматривались неясные контуры знаков в зачаточном виде, и, что еще более странно, эти новые знаки часто отличались от тех, которые они заменяли. Мы самым тщательным образом исследовали целиком все дерево, думая отыскать хотя бы малейшее свидетельство обмана, но так ничего и не смогли обнаружить; наши лица буквально были мокрыми от пота под влиянием ощущения, которое мы испытали при виде этого поразительного зрелища.


Ветка «Дерева ста тысяч образов» с буквами тибетского алфавита


Удачным продолжением этого описания станет комментарий Е.П.Блаватской: «К рассказу г. Ука хотелось бы добавить лишь, что знаки, которые появляются на разных частях дерева Кунбум, — это буквы сензара (древнего санскрита, или языка Солнца) и что это священное дерево в различных своих частях содержит in extenso — в несокращенном виде полную историю творения и, по сути, все священные книги буддизма». Но это было не единственное чудо, с которым столкнулся аббат Ук в далеком Тартаре.



Там ему встретился совсем маленький ребенок, объявивший себя перевоплощением Будды, который с полным знанием предмета рассуждал на метафизические темы и подробно описывал события своей предыдущей жизни — факты, хорошо известные окружавшим его людям, которые он в своем возрасте не мог узнать никаким обычным путем. А еще аббат Ук увидел там необыкновенную картину, висевшую на стене монастыря. На картине, написанной на грубом холсте, был изображен пейзаж, залитый лунным светом. И как это ни покажется странным, но аббат утверждал, что луна на этой картине постоянно изменялась в размере и по внешнему виду в точном соответствии с фазами луны на небе. Он самым тщательным образом осмотрел полотно, но не обнаружил в нем никакого механического устройства. Это действительно была настоящая луна, которая сама перемещалась по холсту. Нетрудно понять, почему рассказы, подобные этому, достигнув Рима, стали причиной гибели наивного аббата, который недостаточно хорошо разбирался в западных характерах, чтобы осознать, что в большинстве своем люди вовсе не хотят знать факты, а, будучи набиты предрассудками, стремятся укреплять и сохранять их любой ценой.

Заклинатель змей всегда зачаровывает


Обратим теперь наши взоры к Индии и отправимся в гости к древнему мусульманскому факиру, который живет в Мандле, к востоку от Джаббалпура. Этот ученый человек упражняется в особом искусстве, приводя в полное замешательство приверженцев Ньютона. В присутствии многих свидетелей этот факир левитировал, т. е. поднимался в воздух и зависал примерно в 15 см над поверхностью земли без какой-либо опоры или механизма. В этом положении он оставался около 15 минут, а затем медленно опускался обратно на землю. Перед этим он в течение примерно двух часов занимался тем, что напрягал и расслаблял мышцы грудной клетки и на полтора часа задерживал дыхание — этот процесс задержки дыхания называется кумбхака.
Прикрепления: 7240108.png(8.2 Kb) · 6459265.jpg(100.2 Kb) · 4438997.jpg(14.3 Kb) · 7357627.jpg(60.4 Kb) · 7533675.jpg(36.1 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 23.01.2018, 00:42 | Сообщение # 15
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7503
Статус: Offline
Нетрудно представить себе тот ужас, который охватил бы ученых мужей нынешней эпохи, если бы они, выйдя однажды из дома прогуляться по улице, случайно наткнулись на человека, сидящего в воздухе. Левитация практиковалась в Индии на протяжении тысячелетий, и нельзя сказать, что старец из Мандлы в совершенстве овладел этим искусством. Ума Чарам Мукериджи, наблюдавший за действиями факира в Джаббалпуре, видел также йога на холмах Карокамандалы, который сидел на деревянной дощечке на некотором расстоянии от поверхности земли. Эта дощечка висела в воздухе около дерева под названием баньян[25], без опоры или веревки, так, словно ее подвесили прямо к небу.

Луи Жаколио, главный судья Чанденагура (Французская Ост-Индия) и Таити (Океания), много лет посвятил исследованию способностей, на которые претендуют восточные факиры и йоги. Лично наблюдая множество подобных явлений и тщательно изучив все факты, он пришел к следующим выводам: «Я уверен, что в природе и в человеке, который есть часть природы, присутствуют безграничные силы, действие которых нам пока еще неизвестно. Я думаю, что однажды человек откроет эти законы, и вещи, которые ныне кажутся нам сном, в будущем явятся нам как реальность, и в один прекрасный день мы станет свидетелями явлений, о которых сегодня не имеем никакого представления. В мире идей, как и в материальном мире, существует и период беременности, и период родов. И кто знает, не окажется ли та психическая сила, как называют ее англичане, или, согласно индусам, сила эго, которую проявлял при мне скромный факир, одной из величайших сил природы?»

В своей удивительной книге «Оккультные науки в Индии» Жаколио приводит десятка два, а может и больше, примеров трансцендентной магии, которые он, будучи очевидцем, подробно рассматривает, пытаясь установить, не являются ли они ловким трюкачеством. Два из них связаны с левитацией и полностью согласуются со свидетельствами других авторов по тому же поводу. Первая история вкратце сводится к следующему. Из своей поездки на Цейлон Жаколио привез трость из твердой, как железо, породы дерева. Эту трость он вручил факиру. Факир, на котором из одежды была одна набедренная повязка, уселся на землю, скрестив ноги по-турецки и тяжело опершись правой рукой на палку. Затем он произнес подходящие к случаю заклинания и, по-прежнему опираясь одной рукой на палку, медленно поднялся примерно на 60 см над землей. «Его ноги оставались скрещенными по-турецки, — пишет Жаколио, — и он нисколько не изменил свою позу, в точности повторявшую позу бронзовых изображений Будды». В течение примерно двадцати минут Жаколио наблюдал за факиром, пытаясь понять, каким образом человеку удается пренебрегать всем известной силой тяжести. Трость не обеспечивала факиру никакой заметной опоры, да по сути между ней и его телом не было явного контакта, не считая того, что его правая рука касалась трости.


Танцоры в ритуальных костюмах, Дарджилинг


В другом примере Жакольо описывает мастерский опыт левитации, но уже без палки, который он наблюдал в собственной квартире: «Перед тем как уйти, <…> факир остановился в дверном проеме террасы, выходящем на ступеньки наружной лестницы, и, скрестив руки на груди, медленно поднялся на высоту примерно 25–30 см над полом, ничем себе не помогая и не пользуясь никакой опорой. В этот раз мне удалось точно определить высоту его подъема по заметке, которую я для себя сделал, пока факир парил в воздухе. За спиной факира висели шелковые портьеры в золотые и белые полоски одинаковой ширины. Они-то и послужили мне меркой, поскольку я заметил, что ступни факира находились на уровне шестой полосы. Как только факир начал подниматься в воздух, я взглянул на свой хронометр и установил, что с той секунды, как он оторвался от пола, и до момента, когда он вновь его коснулся, прошло более восьми минут. Находясь в наивысшей точке подъема, он в течение примерно пяти минут оставался абсолютно спокойным и неподвижным».

Рассуждая на тему метафизических способностей индийских бакши, брат Рикоулд описывает их как «людей высочайшей морали, глубоко мудрых и воспитанных». Об одном из них, занимавшем высокое положение, говорили, что он якобы умеет летать; однако, как оказалось на деле, летать он не умел, но тем не менее действительно ходил чуть выше земли, не касаясь ее поверхности, и даже сидел в воздухе, не имея под собой никакой опоры.

У сэра Генри Юла также есть несколько замечаний по этому поводу: «Свидетелем этого последнего представления, проходившего в Дели в присутствии султана Магомеда Туглака, был Ибн Батута; оно было открыто дано в Мадрасе одним брахманом нынешнего столетия; не подлежит сомнению, что он был потомком тех брахманов, которых Аполлоний видел разгуливающими на высоте приблизительно 90 см от поверхности земли. О том же самом рассказывает и почтенный Фрэнсис Валентин, подчеркивая, что этот трюк был хорошо известен и часто исполнялся в его бытность в Индии. По его словам, ему не раз доводилось слышать, что “какой-нибудь человек сначала идет и садится на три палочки, составленные в форме треножника, после чего из-под него поочередно убирают все три палки, но он не падает, а остается спокойно сидеть в воздухе”».

Среди необыкновенных способностей индийских магов известно также их умение временно прекращать жизненные функции, что не имеет ничего общего с показными стараниями западных чудодеев изобразить нечто подобное на сцене. И хотя похожего эффекта можно добиться механическими средствами, настоящие йоги никогда не опускаются до подобных уловок. Фрэнк Дж. Карпентер рассказывает об индийских святых следующее: «Другие объявляют, что они, будучи зарытыми глубоко в землю, способны долгое время оставаться живыми. По их словам, они могут “запечатать” легкие, заткнув кончиком языка, как пробкой, дыхательное горло, после чего их можно закапывать в землю. Надо сказать, что далеко не все подобные случаи оказываются мошенничеством. Вполне надежные свидетели сообщают, что им приходилось видеть йогов, которых откапывали живыми после таких “похорон”. По словам некоторых очевидцев, эти люди входят в состояние гибернации, т. е. искусственно создаваемого состояния замедленной жизнедеятельности организма, напоминающего зимнюю спячку медведей».

Е.П.Блаватская в «Разоблаченной Изиде» высказывается на ту же тему, приводя почти невероятные подробности:

По свидетельству Напье, {капитана} Осборна, майора Лоэса, Кенуйе, Никифоровича и многих других современных очевидцев, факиры, оказывается, способны путем долгого соблюдения определенного режима питания, длительной подготовки и отдыха приводить свои тела в состояние, позволяющее зарывать их на неограниченное время в землю на глубину приблизительно 180 см. Сэр Клод Уэйд как раз находился при дворе Рунджита Сингха, когда факира, о котором упоминал достопочтенный капитан Осборн, живым «похоронили» на шесть недель, для чего его положили в ящик, который закопали в землю на глубине около 90 см под полом комнаты. Чтобы исключить малейшую возможность обмана, в караул были назначены две специальные группы солдат и, кроме того, поставили четырех часовых, «которых в течение суток сменяли через каждые два часа, для охраны здания от нежелательного вторжения. <…> После того как его открыли, — рассказывает сэр Клод, — мы увидели фигуру человека, завернутого в мешок из белого холста, стянутый над его головой веревкой. <…> Затем слуга начал поливать этого человека теплой водой. <…> Ноги и руки у него иссохли и окоченели, лицо было пухлым, а голова склонилась к плечу, как у трупа. Я подозвал сопровождавшего меня врача и попросил его спуститься вниз и осмотреть тело, что он и сделал, однако так и не смог найти ни биения сердца, ни пульса на виске и руках. Единственное, что удалось обнаружить, так это тепло, исходящее от головы в области головного мозга, которое не ощущалось более ни в одной части тела».

__________________________________________________________
25

Баньян — индийский вид фикуса огромного размера с воздушными корнями, служащими подпорками для мощной кроны.
Прикрепления: 4534643.jpg(54.1 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 23.01.2018, 00:44 | Сообщение # 16
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7503
Статус: Offline
Сожалея о том, что ограниченность объема книги не позволяет привести подробности этой интересной истории, добавим лишь, что процесс возвращения к жизни включал обливание тела горячей водой, растирание, удаление из ноздрей и ушей пропитанных воском ватных тампонов, смазывание век топленым маслом из буйволиного молока, которое называется «ги», или очищенным сливочным маслом и, что показалось большинству присутствующих самым удивительным, прикладывание горячей пшеничной лепешки примерно в 2,5 см толщиной к макушке. После того как горячую лепешку приложили к макушке в третий раз, по телу прошли судороги, ноздри раздулись, возобновилось дыхание и все члены приобрели естественную округлость; однако пульс по-прежнему был слабым и едва прощупывался. «Затем язык смазали маслом ги; глазные яблоки увеличились и снова приобрели свой естественный цвет, и факир начал узнавать присутствующих и заговорил». Надо заметить, что заткнуты были не только ноздри и уши факира, его язык был засунут внутрь и закрывал глотку, полностью перекрывая отверстия и препятствуя доступу атмосферного воздуха. Еще в Индии факир объяснил нам, что это было сделано не только для того, чтобы предотвратить воздействие воздуха на органические ткани, но и для защиты от осаждения микроорганизмов, вызывающих гниение, которые в случае временного прекращения жизненных функций вызвали бы разложение точно так же, как они способствуют разложению любого другого мяса, находящегося на воздухе. Существуют, однако, такие места, где ни один факир не позволил бы себя похоронить, и особенно много таких мест в Южной Индии, которые буквально кишат белыми муравьями, и эти надоедливые термиты принадлежат к числу самых опасных врагов человека и его имущества. Они настолько ненасытны, что с жадностью пожирают все, что попадается им на пути, за исключением, возможно, лишь металла. Что же касается древесины, то просто не существует такой породы дерева, в котором они не сумели бы прорыть ходы, причем даже кирпич и строительный раствор не составляют серьезной помехи их несметным полчищам. Упорно трудясь, они проникают через раствор, по крупицам разрушая его, и факиру, хотя сам по себе он и святой, а его временный гроб достаточно прочен, все же не улыбается перспектива обнаружить свое тело сожранным как раз в тот момент, когда подойдет время его оживления.

Ни один рассказ о восточном чародействе не будет полным, если не упомянуть о знаменитом фокусе с мальчиком в корзине, или так называемой чудо-корзине. И хотя в большинстве случаев этот трюк можно рассматривать как демонстрацию умения чародея вводить в заблуждение доверчивую публику, тем не менее имеются описания подобных примеров, в высшей степени удивительных по своей сути, а это невольно наводит на мысль, что изредка дело не обходится без колдовства. В набор предметов, используемых для представления, входят: большая корзина, слегка расширенная в средней части, с круглым отверстием сверху; крышка с круглой дырой, по размеру в точности соответствующая отверстию корзины; остроконечная палка, которая вставляется в дыру в крышке; квадратный кусок холста или любой ткани местного производства; длинный острый меч. В представлении также участвует полуголый туземный мальчик, обычно в возрасте примерно четырнадцати лет. В особых случаях, а мы были свидетелями именно такого спектакля, к набору аксессуаров добавлялась еще и сеть. Все действие происходило на открытой площадке, а зрители рассаживались вокруг мага, стоявшего в середине круга. Представление начиналось с того, что маг усаживался на землю, скрестив ноги по-турецки, и играл незамысловатую мелодию на каком-то странном инструменте, очень похожем на флейту. Через несколько секунд появлялся мальчик в набедренной повязке. Первым делом мальчика обматывали сеткой, которую затягивали вокруг его тела настолько туго, что он не мог пошевелить ни рукой, ни ногой; после этого его втискивали в корзину, в которой едва хватало места, чтобы вместить тело ребенка, но при этом его голова и плечи заметно выступали над срезом корзины. Маг набрасывал на корзину кусок ткани, который не доставал до земли, свисая по бокам округлой корзины, и накрывал корзину крышкой; причем крышка в этот момент не могла плотно сесть на место, так как ей мешали голова и плечи мальчика, которые четко обрисовывались под складками материи. Оставив корзину стоять в центре площадки, окруженной зрителями, чародей снова уселся немного поодаль и принялся наигрывать на своей флейте жалобную и причудливую мелодию. Буквально через несколько секунд крышка корзины медленно опустилась и встала на место. Маг выждал несколько минут, затем встал и, подойдя к корзине, вставил заостренную палку в дыру в крышке и быстрым движением пронзил корзину палкой до самого дна. Корзина явно была пуста. Мальчик исчез. Вытащив палку, фокусник взял меч и проткнул им корзину в разных направлениях, а потом, сняв крышку, прыгнул в корзину и, потопав в ней, продемонстрировал, что она абсолютно пуста. В заключение он вытащил из корзины кусок ткани и сеть, в которую был завернут мальчик. Немного подождав, он положил сеть обратно в корзину, поставил на место крышку и, присев рядом с корзиной, опять заиграл на флейте. С первым звуком флейты корзина заколыхалась, а крышка медленно поползла вверх. Затем маг снял с корзины крышку и холст, и все увидели там мальчика, закутанного в сеть, которого двое мужчин благополучно извлекли из чудесной корзины.


Фокус с мальчиком и корзиной


Не меньший интерес вызывает и знаменитый восточный фокус с манговым деревом, который определенно можно отнести к категории интенсивного садоводства. Едва ли найдется в мире такая страна, где не рассказывали бы истории об этом чуде, однако, как это ни странно, редко кто описывал это действо с мельчайшими подробностями. Подготовка к представлению состоит в следующем: берутся три палки примерно с трость толщиной и длиной около 122 см и вбиваются в землю, наподобие опор вигвама американских индейцев; затем их накрывают большим куском белой ткани. Получается нечто похожее на небольшой шатер. Один угол ткани закидывают наверх, чтобы зрители могли видеть все, что происходит внутри. После того как сооружение шатра закончено, чародей берет большую продолговатую косточку из плода манго и передает ее в публику, чтобы все могли как следует рассмотреть ее поближе. Затем он просит одного из зрителей вырезать свои инициалы на кожуре, потом достает пустой цветочный горшок, заполняет его землей и сажает туда косточку манго. Тщательно полив из лейки землю в горшке, он ставит его внутрь вигвама, опускает край ткани, садится рядом и начинает играть на неизменной флейте. Примерно через пять минут он встает, приподнимает край шатра, и все видят, что из земли в горшке показался крошечный зеленый росток. Опустив материю, он опять садится рядом с палаткой и продолжает играть на флейте. По истечении нескольких минут он снова откидывает край навеса, выставляя на всеобщее обозрение растущий из горшка кустик манго высотой примерно 30 см. Проходит еще три минуты, навес еще раз откидывается, открывая высокий манговый куст, весь покрывшийся цветами. Затем следует непродолжительное наигрывание странных мелодий, после чего навес окончательно снимают и глазам изумленной публики предстает манговое дерево, сплошь увешанное спелыми плодами, которые чародей срывает и бросает в толпу зрителей. Затем быстрым движением он выдергивает дерево из горшка и, стряхнув землю с его корней, демонстрирует всем остатки лопнувшей кожуры, прилипшей к корням растения, на которой все еще видны инициалы, вырезанные на ней в начале представления. Таким образом, весь период роста продолжается не более пятнадцати минут.

Не менее захватывающие истории о чудесным образом вырастающих растениях и деревьях рассказывали путешественники по Азии. Так, говорят, что один факир менее чем за полчаса вырастил взрослую пальму, а другой посадил семечко так близко к крыльцу, что дерево, вырастая, снесло целый угол веранды. Факир Ковиндасами, который устроил для господина Жаколио представление с манговым деревом, явно не прибегал ни к каким фокусам, демонстрируя растущее дерево. Вначале он предоставил французу возможность выбрать из тридцати видов растений то, которое ему понравится, а потом за два часа вырастил молодое дерево папайи высотой около 20 см. Далее Ковиндасами объяснил, что ему потребовалось бы восемь дней, чтобы дорастить папайю до периода цветения, и еще семь дней, чтобы она принесла зрелые плоды. Такие вещи не вызывают доверия, однако бывает трудно сомневаться в искренности достойных людей, да еще к тому же скептиков по натуре, которых переубедили очевидные факты.
Прикрепления: 3872765.jpg(34.0 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 23.01.2018, 00:47 | Сообщение # 17
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7503
Статус: Offline
Живя в Индии, Е.П.Блаватская однажды выступила в роли третейского судьи в споре между состязавшимися в мастерстве святым-факиром и колдуном, каждый из которых объявил себя обладателем высших духовных способностей. Вот что она пишет:

В тот день мы отдыхали после полудня на берегу небольшого озера на севере Индии. На зеркальной поверхности воды плавало множество водяных лилий и огромных блестящих листьев. Каждый из соперников сорвал себе по листу. Факир положил лист себе на грудь и, скрестив поверх него руки, на короткое время впал в транс. Затем он снял лист с груди и положил его на воду верхней стороной вниз. Колдун, объявивший себя способным управлять «владыкой вод» — духом, живущим в воде, похвастался, что сможет заставить эту силу помешать питри проявить в их стихии что-либо необычное на листе факира. Потом он взял свой лист и, прокричав со свирепым видом какие-то магические заклинания, тоже бросил его на воду. Едва коснувшись поверхности воды, лист колдуна буквально бешено затрясся, тогда как второй лист даже не шелохнулся. Через несколько секунд оба листа достали из воды и осмотрели. На листе факира, к вящему негодованию колдуна, обнаружили нечто похожее на симметричный узор, составленный из молочно-белых знаков, словно соками растения воспользовались как едкими чернилами. Когда лист полностью высох и начертания знаков стали более отчетливыми, оказалось, что это изящно начертанные буквы санскрита, вместе составляющие сентенцию на тему высокой морали, и при этом надо заметить, что факир не умел ни читать, ни писать. На листе колдуна вместо надписи проступило невероятно уродливое лицо с хитрой улыбкой. И выходит, что каждый лист нес на себе отпечаток, или аллегорическое отражение, характера своего хозяина и свидетельствовал о качествах тех невидимых существ, которые окружали каждого из соперников.

Позиция мадам Блаватской, как человека, объехавшего весь мир и изучавшего восточные религии и философии, настолько четко определена, что просто невозможно расстаться с ее повествованием без того, чтобы не упомянуть еще об одном примере искусства восточных факиров. Эта история связана с нападением на людей бенгальской тигрицы, которая привела в ужас население небольшой деревеньки недалеко от Дакки:

Двое мужчин и ребенок уже стали ее жертвами, когда один старый факир отправился на свою ежедневную прогулку; выйдя из ворот пагоды и увидев происходящее, он сразу же все понял. Повторяя нараспев заклинания, факир прямиком направился к зверю. Глаза тигрицы пылали огнем, с клыков в открытой пасти капала кровь; с напряжением сжатой пружины припала она к земле рядом с деревом, готовая броситься на новую жертву. Когда до зверя оставалось не более 3 м, факир, не прерывая ритмическую молитву, слова которой не мог понять ни один мирянин, приступил к обычной процедуре месмеризации или, как мы бы сказали, стал делать пассы. Раздался страшный протяжный рев, от которого кровь застыла в жилах у каждого, кто оказался поблизости. Но, постепенно стихая, свирепое ворчание сменилось жалобными всхлипываниями, было похоже, будто безутешная мать на что-то жалуется и стонет, и вдруг, к ужасу людей, забравшихся на деревья и спрятавшихся в соседних домах, тигрица сделала гигантский прыжок прямо, как каждый про себя подумал, на святого. Однако ничуть не бывало, тигрица прыгнула к ногам факира и, повалившись на землю, начала кататься и корчиться в пыли. Через несколько минут она спокойно улеглась на брюхо, положив огромную голову на передние лапы и устремив в лицо факиру уже смягчившийся взгляд налитых кровью глаз. Святой заклинатель, опустившись на землю рядом с тигрицей, стал нежно гладить ее полосатую шкуру, пока полностью не стихло ее глухое ворчание. Не прошло и получаса, как вокруг них собралась вся деревня. Глазам присутствующих предстала умилительная картина: голова факира покоилась, как на подушке, на спине тигрицы, свою правую руку он положил на ее голову, а левой опирался на землю прямо под страшной пастью, из которой высунулся длинный красный язык, нежно лизавший его руку.

Примеры искусства факиров и магов слишком многочисленны, чтобы можно было привести их со всеми подробностями. Благодаря особой тренировке они приходят еп rapport — в согласие с силами или существами, которые наделяют их невероятными способностями. В Тибете, например, есть специальная школа для обучения магов, а по всей Азии всячески поощряются занятия оккультными искусствами как более или менее необходимыми атрибутами духовной жизни. Итак, на закуску у нас осталось то, что называют чудом из чудес, ибо из всей восточной магии тайна мальчика, который поднимается вверх по веревке, свисающей из ниоткуда, а затем вообще исчезает, совершенно необъяснима.


Магическое действо


Такое представление устраивается настолько редко, что многие считают этот трюк выдумкой. В своих примечаниях к книге Марко Поло уже упоминавшийся ранее полковник Генри Юл, член Королевского общества, кавалер ордена Бани 3-й степени, кавалер ордена Звезда Индии 2-й степени, сделавший ее перевод с французского и составивший подробную аннотацию, приводит некоторые факты, имеющие отношение к этой демонстрации высшего колдовства. Но поскольку большинство людей, интересующихся данным предметом, вряд ли обратятся за сведениями к Марко Поло, хотя у этого великого путешественника имеется множество упоминаний на ту же тему, видимо, нелишне привести несколько цитат из комментариев полковника Юла.


Чудесное дерево манго


Некий Ибн Батута, мусульманин, посетивший Китай в 1348 г., присутствовал на представлении, дававшемся при дворе вице-короля ханства. Там ему довелось увидеть чудо, о котором лучше всего расскажет он сам:

В тот же вечер появился и фокусник, которым был один из рабов хана, и эмир сказал ему: «Иди и покажи нам что-нибудь из своих чудес». Фокусник взял деревянный шар с несколькими отверстиями, в которые были продеты длинные ремни, и, ухватившись за один из ремней, подбросил шар в воздух. Шар взлетел так высоко, что мы все полностью потеряли его из виду. (Это время года в тех краях было самым жарким, и поэтому представление проходило под открытым небом, в середине внутреннего двора дворца.) В руках у фокусника остался только конец ремня, который он передал одному из прислуживавших ему мальчиков и велел тому лезть по этому ремню вверх. Уцепившись за ремень, мальчик стал подниматься и вскоре тоже исчез из поля нашего зрения! Затем фокусник три раза громко позвал его по имени, но, не получив ответа, он, словно в припадке гнева, выхватил нож, схватился за ремень и вслед за мальчиком быстро исчез в высоте! Прошло немного времени, и он начал сбрасывать сверху одну за другой все части тела мальчика: сначала его левую руку, потом правую, одну ногу, потом другую, затем туловище и наконец голову! После этого он спустился сам, часто и тяжело дыша, в окровавленной одежде, поцеловал землю перед эмиром и что-то сказал ему по-китайски. Эмир в ответ отдал какие-то приказания, и тогда факир собрал все части тела мальчика, сложил их, как положено, вместе и дал хорошего пинка. И, о чудо, с земли вскочил мальчик и встал перед нами живой и невредимый! Все это поразило меня сверх всякой меры, и у меня случился приступ учащенного сердцебиения, как и некоторое время назад, когда, будучи в гостях у индийского султана, я уже наблюдал нечто подобное. Они дали мне какое-то сердечное средство, и приступ сразу же прошел. Стоявший рядом со мной Казн Афхаруддин тихо сказал мне: «Аллах, мне кажется, что никто не поднимался вверх и не спускался вниз, никого не разрезали и не оживляли, все это только фокус!»

Англо-голландский путешественник Эдвард Мелтон был свидетелем такого же представления в Батавии в 1670 году. По этому поводу он пишет: «А теперь мне хотелось бы рассказать о случае в высшей степени непостижимом, о котором я не решился бы здесь написать, если бы не тысячи очевидцев того, что я наблюдал собственными глазами. Один из фокусников взял свернутый в клубок шнур и, ухватившись рукой за один его конец, подбросил клубок вверх с такой силой, что другой его конец тут же растворился в высоте. Затем он начал взбираться по шнуру с такой быстротой, что скоро исчез у нас из виду». Затем Мелтон описывает, как руки и ноги сначала сваливаются вниз, потом соединяются вместе, и маг воскресает, не имея никаких повреждений. Увидев собственными глазами такое чудо, он даже решился утверждать, что этот трюк люди выполняли наверняка с помощью дьявола.
Прикрепления: 0854858.jpg(77.1 Kb) · 3918703.jpg(40.3 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 23.01.2018, 00:48 | Сообщение # 18
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7503
Статус: Offline
Император Джахангир рассказывает о похожем представлении, устроенном для него труппой бродячих бенгальских фокусников, следующее: «Они при мне составили цепь длиной в пятьдесят локтей и забросили один ее конец в небо, где он и остался, будто зацепившись за что-то прямо в воздухе. Затем на нижний конец цепи посадили собаку, которая, быстро взобравшись по цепи, достигла другого ее конца и сразу же растворилась в воздухе. Тем же манером на цепь по очереди сажали свинью, пантеру, льва и тигра, которые, поднявшись по цепи до самого ее верха, тут же исчезали. Под конец они сняли цепь и засунули ее в мешок, и никто так и не смог догадаться, как можно было заставить всех этих животных у нас на глазах раствориться в воздухе».

Последний пример, приведенный полковником Юлом, заимствован из «Weekly Dispatch» от 15 сентября 1889 г., которая в свою очередь цитирует «Times of India»:

Некий Сиддешур Миттер прислал в калькуттскую газету захватывающий рассказ об искусстве одного фокусника, не так давно дававшего представление в одной из деревень в районе реки Хугли[26]. Он лично присутствовал на представлении и видел все собственными глазами, так что нет никаких оснований сомневаться в достоверности изложенных им фактов. Как раз в тот день, когда он приехал в деревню, туда нагрянула группа фокусников, мужчин и женщин, обвешанных всевозможными мешками, ящиками, музыкальными инструментами и разными загадочными принадлежностями странствующего Джадугара[27]. Наблюдая за происходящим, Сиддешур увидел, как средь бела дня мужчину посадили в ящик, который забили гвоздями и тщательно обвязали веревками. За этим последовали таинственные заклинания в надлежащем духе, после чего открыли ящик, который, к неподдельному изумлению присутствующих, оказался совершенно пуст. Все это в общем не выходило за рамки обыкновенного трюка, но то, что произошло потом, настолько превосходило обычную демонстрацию современных индийских фокусов, что здесь лучше предоставить слово самому Сиддешуру: «После того как все убедились, что мужчина действительно исчез, главный исполнитель, который, казалось, не испытывал ни малейшего удивления, сказал, обращаясь к публике, что исчезнувший человек отправился на небо сражаться с Индрой. Через несколько минут он начал проявлять явные признаки беспокойства по поводу затянувшегося пребывания этого человека в небесных сферах и объявил, что он вынужден будет тоже подняться наверх и выяснить, в чем там дело. Позвали мальчика с длинной бамбуковой палкой, который держал ее вертикально, пока фокусник поднимался по ней вверх и, добравшись до ее конца, тут же растаял в воздухе, а мальчик спокойно положил палку на землю. И вдруг сверху стали падать окровавленные части человеческого тела — сначала одна рука, потом другая, затем нога и так далее, пока все части не собрались на земле прямо перед нами. После этого мальчик поднял бамбуковую палку, и, как только он поставил ее вертикально, на ее верхнем конце так же неожиданно, как исчез, появился главный фокусник. Он быстро слез вниз и с мрачным видом заявил, что Индра убил его друга, прежде чем он добрался до места, и он не смог его спасти. Сложив разрубленные останки в тот же ящик, он закрыл и обвязал его веревками, как в начале представления. Все были крайне поражены происшедшим, однако через несколько минут, когда ящик снова открыли, мы от изумления потеряли дар речи, увидев, что из него выпрыгнул тот самый человек — живой и невредимый».

Для объяснения фокуса с веревкой было предложено множество разных версий. Одни говорили, что этот трюк выполнялся под деревом, а в ветвях, возможно, прятался сообщник главного исполнителя фокуса, который под покровом ночи ловил конец веревки, держал его, пока мальчик влезал по ней наверх и потом, якобы исчезая, тоже прятался в ветвях. Другие полагали, что все дело в веревке, иными словами, веревкой оплетены куски бамбука, внутри которых продернут прочный шнур, и, если дернуть за этот потайной шнур, веревка превратится в жесткий шест. Однако такой шест выдержал бы только обезьяну, но отнюдь не рассчитан на вес даже маленького ребенка. Если бы такой трюк выполнялся днем, да еще на открытом месте, где об использовании зеркал и аналогичных устройств не может быть и речи, тогда в секретах западных фокусов невозможно было бы отыскать никакого адекватного объяснения подобного чуда. Говорят, было сделано немало попыток сфотографировать происходящее, однако пленка после проявления всегда оказывалась пустой; на основании этого и было сделано заключение, что все это чудо-действие всего лишь галлюцинация — чары, под которые зрители подпадают под влиянием гипнотической силы фокусника. Однако подобное объяснение вряд ли можно посчитать достаточным, поскольку человек, способный загипнотизировать разом огромную аудиторию, оказался бы едва ли не большим чудом, чем сам фокус, ибо хорошо известно, что многие люди вообще не поддаются гипнозу, и среди зрителей всегда отыщется такой человек, который с обидой заявит, что не видел никакого фокуса!

В создании подобных иллюзий участвуют две силы: первая — это сила воли самого фокусника, которой он пользуется не для того, чтобы загипнотизировать публику, а чтобы заставить образы или формы материализоваться из тонких сил эфира. Маг думает настолько напряженно, что способен заставить свои мысли обрести форму и явиться непосвященным в виде реальных объектов. Второй фактор — это духи стихий, называемые питри, которые, вероятно, привязываются к разного рода чародеям. Эти природные существа отвечают за движения неодушевленных объектов — перемещение предметов из одного места в другое. Это они держат веревку в представлении фокусников и всегда готовы, подобно известному демону Фауста, служить любым целям своего хозяина. Индусам хорошо известно, что удивительное мастерство йогов и факиров связано с их способностями управлять тем, что мы называем силами Природы.

___________________________________

26

Хугли — западный рукав дельты Ганга.

27

Джадугар — индийский колдун, чародей.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Среда, 24.01.2018, 22:45 | Сообщение # 19
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7503
Статус: Offline

Со знаменитой гравюры Альбрехта Дюрера. Меланхолия



КОНЦЕНТРАЦИЯ И РЕТРОСПЕКЦИЯ


Изучающие оккультизм в Америке многие годы тратят на поиск надежного и разумного пути ученичества. Большинство методов, предлагаемых учителями метафизики, не только неудовлетворительны, но зачастую даже опасны. К неисчислимым бедам могут привести неразумные попытки разбудить скрытые сверхфизические силы. Почти все йоги, за исключением, возможно, раджа-йоги, до такой степени пропитаны тантрическим колдовством, что стремление применить их на практике неизбежно приведет к черной магии. Заметим, однако, что хотя раджа-йога сама по себе и благородная дисциплина, но без постоянного руководства и глубочайшего доверия между учеником и его учителем трагедия оказывается почти неизбежной. Американская публика пережила жуткую вакханалию мудреных дыхательных упражнений, вращений глазами и «холостого» мышления. Наша неосведомленность в вопросах восточной метафизики сделала мошенничество настолько простым, что вряд ли в обществе найдутся такие люди, которым удалось избежать обмана. А поэтому неудивительно, что в наши дни наблюдается обратная тенденция к более разумному направлению усилий. Практически каждый осознает, что ему недостает надлежащего контроля над своими способностями, и он совсем, или почти совсем, не имеет влияния на собственные порывы и потребности. Если стремление к самосовершенствованию присуще всем, то тогда возникает вполне естественный вопрос, как навести порядок в хаосе противоречивых эмоций и элементов в теле.

Но прежде чем предложить какое-то приемлемое решение, необходимо тщательно изучить саму проблему. Допустив в качестве аргумента то, что не всегда можно принять как факт, а именно, что чрезвычайно модные ныне оккультные упражнения для развития есть подлинное эзотерическое руководство, мы вносим в ситуацию изрядную долю абсурда. Люди, не имеющие никакого понятия об основополагающих принципах метафизики, сами того не сознавая, вторгаются в пределы самой опасной из всех наук — в сферу практического оккультизма. Такие упражнения возбуждают вибрации, по своей интенсивности настолько отличные от вибраций человека, который пытается наложить их на свой организм, что кончается все это психическим расстройством.

Нормальная жизнедеятельность человека обеспечивается тонким равновесием всех его частей. У среднего человека нет такой способности или части, которая оказалась бы намного выше или ниже остальных, чтобы тем самым нарушить его равновесие. Другими словами, наше питание соответствует уровню нашего мышления, наши действия согласуются с нашими желаниями, а наши идеалы, в принципе составляющие нашу высшую часть, постоянно пребывают в разумной взаимосвязи с нами как единым целым. Правда, в теле присутствует некоторый диссонанс, который обычно не имеет особого значения. Природа влияет на развитие души посредством улучшения, благодаря постепенному видоизменению окружающей среды — натуры в целом. То, где мы пребываем, определяется тем, что мы собой представляем, и каждый человек помещается в тот мир, который не слишком далеко выходит за пределы его понимания. Следовательно, оккультные упражнения, завораживая ум, ведут к эксцессам, которые в итоге могут погубить всю жизнь. По-настоящему правильным бывает только то, что находится в надлежащем месте, и методы развития, которые могут возвеличить надлежащим образом подготовленного чела до положения архата, непременно расстроят рассудок и благополучие человека, не получившего необходимых предварительных наставлений. Такую подготовку редко получают в американских метафизических кругах из-за царящего повсюду духа спешки — нашей национальной болезни. Ведь это едва ли не преступление — а, по сути, самое настоящее преступление — набрать группу людей с улицы, которым незнаком даже термин «оккультизм», а потом пообещать им, что с помощью некой азиатской методики они смогут приобрести власть над психическими силами, определяющими их жизнь, за десять простых уроков и т. д. и т. п. Таким образом, нарушается рациональная основа Природы, создается противоречие между законами жизни и целью жизни, и фарс быстро превращается в трагедию.

И если предположить, что во всем остальном нет обмана, ошибка всегда заключается в попытке чересчур энергично штурмовать небесные врата или в насильственном приведении себя в состояние, не гармонирующее с качествами натуры. Средний индивидуум не приспособлен к размышлениям над глубокими тайнами вселенной, и, когда он пытается этим заняться, он попросту «надрывает» свой интеллект. Нелепо мужчинам и женщинам, не постигшим смысл окружающей их жизни, пытаться зрительно представить себе или испытать нирвану. Когда несведущий входит в состояние самадхи, он, по всей вероятности, оттуда уже не вернется, поскольку, не зная, как он туда попал, он не сможет найти дорогу назад. Метафизические расстояния и промежутки времени — вещь вполне реальная, и легче было бы маленькому ребенку, потерявшемуся в сердце Африки, найти дорогу к цивилизации, чем неподготовленному ученику вернуться из тех невидимых миров, которые отделены от этой земли колоссальными различиями качества и сознания. Энтузиасты, конечно, утверждают, что дело обстоит совсем по-другому, но вот только у энтузиастов мудрости не слишком много. Энтузиазм — это одна из эмоций, которой нет доступа в круг избранных.

Наши взгляды на жизнь создают невидимые двойники в тонких субстанциях каузальных сфер, становясь мощными факторами в оккультном развитии. Восток и Запад разделены не только безбрежными океанами, в еще большей степени их разделяет колоссальное несходство во взглядах. Восток — это метафизик, а Запад — физик; Восток аскетичен, Запад — материалистичен. Восток обладает исключительными способностями к концентрации, или сосредоточению, и преемственности — у Запада подобных способностей очень мало и к тому, и к другому. У Востока есть целая вечность, чтобы достичь какой-то цели, а Запад считает, что почти на любое свершение достаточно и пяти минут. Подобное несходство в расовых позициях и убеждениях обусловливает необходимость преобразовывать восточные оккультные упражнения, прежде чем они смогут принести пользу изучающим оккультизм на Западе. Большинство азиатов, живущих в Америке, никогда не занимались такого рода изменениями и преобразованиями, и поэтому они никак не могут понять, почему многие из их учеников терпят неудачу, а самые серьезные через короткое время умирают.

Еще до наступления христианской эры греки, поддерживая философские связи с Индией и Персией, перенесли большую часть восточных обрядов в эллинистические государства. Пифагор, величайший представитель греческой школы, прошедший обряд посвящения в Эллоре и Элифанте, безусловно, был хорошо осведомлен об эзотерических ритуалах брахманов. И даже при отсутствии других свидетельств сохранившиеся фрагменты из его эзотерических дисциплин служат тому неоспоримым доказательством. Только греки, как видно, переработали азиатские дисциплины, чтобы гармонизировать их с огромной сферой западного мышления. Благодаря платонизму восточные традиции получили широкое распространение и сохранились до наших дней в достаточно законченной форме, хотя сочинения самого Платона веками не получали должного толкования. Греки разработали свой, позитивный подход к истине. Вместо вселенной, поглощающей человека, как в азиатских учениях, они придумали человека, поглощающего вселенную. Пифагор учил совершенствованию путем возвеличивания своего «я», то есть через высвобождение потенциальных способностей своего «я», тогда как, согласно восточным учениям, совершенство достигается через самоунижение и самоотречение и отрицание любой формы индивидуального существования. Нетрудно понять, что для западного ума индивидуальность есть краеугольный камень жизни. Однако в конечном счете обе школы приходят к одному и тому же окончательному результату, обе достигают состояния совершенства, которое идентично в обеих системах. Но только психология подхода к достижению цели в каждом случае своя, и различие между ними носит не только интеллектуальный характер, но и проявляется всеми нервами и фибрами западного организма. Не признавать подобное различие — значит нарушать гармонию всей жизни с ее окружающей средой и ее расовой предназначенностью. Следовательно, когда то, что от природы позитивно, пытается стать негативным, начинается разлад, который все больше обостряется по мере отхода от священных предпосылок западного развития. Но тогда, вполне естественно, возникает вопрос: что же представляют собой дисциплины, особенно подходящие для западного мира? Где их можно найти и как их использовать на практике, чтобы ускорить совершенствование организмов?

Прежде чем перейти к рассмотрению этих вопросов, необходимо прояснить еще один момент. Никакое оккультное развитие, идущее вразрез с законами жизни, не даст устойчивых результатов. Нельзя стать развитым без постепенного развития, равно как никто не может стать более совершенным быстрее, чем он вообще способен развиваться. Развитие не означает резкий скачок в каком-то одном направлении. Оно предполагает равномерное развитие во всех направлениях, рост всех составляющих в гармонии с законом естественного раскрытия. Другими словами, подлинная духовность никоим образом не может существовать отдельно от одухотворенного состояния, в котором пребывает система в целом — ментальная, духовная и физическая. У человека не может правая рука быть духовной, а левая — физической, и точно так же один какой-то орган не может превзойти другой в добродетели, поскольку все они участвуют в распространении жизни, пронизывающей целое, и не может обслуживать какую-то одну часть отдельно от остальных. Человек не способен превзойти самого себя в духовном отношении, как не способен быть по-настоящему добродетельным в воскресенье и порочным в остальные дни недели. Воскресное благочестие, как известно, не является добродетелью, равно как любое искусственное стимулирование какой-то одной составляющей, не оправданное и не подтвержденное всеми другими составляющими, не может считаться законным духовным развитием. Наше отношение к жизни, наша способность усваивать знания, наша ценностная ориентация и наша мораль — все это химические продукты наших отдельных составляющих, вместе образующие этические смеси. Следовательно, наша способность умственного постижения неотделима от того, что мы собой представляем, и, как бы мы ни старались, мы просто не можем быть больше суммы наших собственных «я» и оценить качества, с которыми не согласуется наше существо еп rapport — в целом. Ученика, который думает, что он станет духовным, несмотря на свое «я», ждет в будущем горькое разочарование, ибо он может приобрести подлинную метафизическую силу только благодаря себе.

Таким образом, даже простейшие упражнения, которые можно разработать для улучшения физического состояния человека, не дадут положительных результатов, пока настроение не будет полностью подчинено все более ужесточающейся дисциплине. Под такой дисциплиной отнюдь не следует понимать подавление, это означает просто осознание взаимосвязей, существующих в человеческом организме. Упомянутые здесь несложные упражнения не предполагают никакого крайнего аскетизма, равно как не является ни необходимым, ни желательным радикальный отход от естественного образа жизни. Дисциплина в основном касается установок и тех тревожащих настроений, которые нарушают гармонию внутреннего мира. Прежде всего необходимо устанавливать ментальный покой и эмоциональное равновесие, что в значительной степени будет способствовать установлению телесной гармонии, которая создаст надлежащую обстановку для придания нужной направленности способностям к абстрагированию. Концентрация невозможна, или по крайней мере ее успех оказывается весьма проблематичным, если в человеке преобладает несдержанность. Как прекрасно сказано в «Бхагавадгите», только человек, сохраняющий душевное равновесие в страдании и наслаждении, готов к бессмертию. Многие люди думают, что покой наступит в результате развития духовного состояния, тогда как в действительности духовное состояние является результатом обретенного покоя. Совершенство — это цель, а не средство, это завершение усилий, основанных на знании, и дается оно только тем, кто многого достиг и в других областях. Когда ум терзают противоречия и неуправляемые нервные импульсы заставляют его работать с колоссальной интенсивностью, или эмоции, вызванные горем, страхом или ненавистью, переливаются через край, никакие оккультные упражнения не помогут достичь озарения. Следствием неуравновешенных усилий или усилий, подкрепляемых несбалансированной деятельностью, может стать только катастрофа. Поэтому и Восток, и Запад предупреждают своих учеников, что, прежде чем они ступят на путь мудрости, они должны привести в порядок свое бытие.


Вершины мира. Второй пик справа — гора Эверест


В качестве первого упражнения рассмотрим концентрацию, или сосредоточение. Концентрация — это просто целенаправленное умственное усилие, фокусирование ума таким образом, чтобы весь интерес был сконцентрирован исключительно на объекте внимания. Концентрация подразумевает координацию интеллектуальных составляющих под властью воли, причем действие воли придает ментальным усилиям интенсивность и последовательность. Средний человек не умеет быть последовательным. Он не способен довести цепь умозаключений до ее логического конца. Другими словами, он не умеет продумывать все до конца. Стоит только вторгнуться в процесс его мышления импульсам, не имеющим отношения к предмету, как нить рассуждений потеряна. Неподготовленный человек обычно весьма поверхностно оценивает степень своих умственных усилий. Его мысли не имеют четких очертаний и не несут надлежащей смысловой нагрузки, но настолько поверхностны или туманны, что почти не оказывают влияния на принципы его поведения. Цель концентрации заключается в организации ментальных способностей таким образом, чтобы ум действительно стал тем, чем он должен быть, — инструментом для распознавания сравнительных ценностей и фактов.

Концентрация, как упражнение, не может причинить вред, если ею заниматься умеренно и не позволять ей накладываться на обязанности повседневной жизни. Следует, однако, особо подчеркнуть, что концентрация, как упражнение, никоим образом не заменяет труд или деятельность, напротив, она, собственно, и призвана помогать человеку узнавать из опыта те бесценные истины, с которых начинаются мудрость и понимание. Приступая к сосредоточению, надо прежде всего избавиться от ощущения приложения усилий, так как усилие вызывает напряжение, а это напряжение, вместо того чтобы прояснять ум, расстраивает нервы и часто приводит к серьезному дискомфорту. Человек — это скопище напряжений. Жизнь, которую он проживает, до такой степени наполнена искусственно создаваемой напряженностью, что неврастения и нервное истощение буквально стали бичом большей части общества. Концентрацией, как философской дисциплиной, надо заниматься, мягко прикладывая волю, а не загоняя мысль угрозами в униженное состояние рабской покорности. Многие, попытавшись сосредоточиться, испытывают неприятное удивление, обнаружив непокорность своих способностей. Ум обращает мало внимания на волю, и наши мысли беспорядочно блуждают по эфиру мозга. После нескольких безуспешных попыток многие испытывают разочарование и у них развивается комплекс неполноценности, а другие приходят в такую ярость от своей неспособности мыслить, что их эмоциональные реакции совершенно не дают им сосредоточиться. Уныние, отвращение, досада и другие деструктивные реакции могут оказаться серьезной помехой на пути к цели; напротив, тот, кто даже неудачу встречает, не теряя достоинства, уже этим своим отношением достигает немалого успеха.

Согласно древним, сосредоточением желательно заниматься рано утром, лучше всего сразу после пробуждения и до вставания с постели. Преимущество этого времени состоит прежде всего в том, что сверхфизическая сущность, которая выходит из тела во время сна, только что в него вернулась и ее действие проявляется в наибольшей степени, так как деятельность тела еще не затмила тонкие импульсы души. Кроме того, в эти часы напряженность в теле минимальна, поскольку объективный разум пока что не успел вновь взвалить на себя груз повседневных тревог и забот. И наконец, жизненная сила, сбереженная во время сна, служит источником дополнительной силы для этого занятия. Следовательно, человек во всех отношениях находится в наилучшем состоянии, чтобы приступить к самосовершенствованию. Жизненно важным фактором является также регулярность. Насколько это возможно, сосредоточением следует заниматься ежедневно в одно и то же время и в одинаковых условиях. Тем самым устанавливается некий ритм, и почти все изменения, вносимые оккультными упражнениями в сверхфизическую природу человека, достигаются в результате постоянного повторения в течение длительного периода времени. И как наши привычки есть продукт повторяющихся импульсов, так и наш характер можно отлить в более благородные формы путем повторных воздействий.

Необходимо четко себе усвоить, что человеку, занимающемуся сосредоточением, ни в коем случае нельзя начинать с очистки своего ума от всяческих мыслей.
Подобная процедура неминуемо помешает осуществлению цели, ради которой и прибегают к сосредоточению. С другой стороны, в равной степени нежелательно использовать какой-либо физический объект в качестве центра приложения ментальных способностей, поскольку выбор таких объектов почти всегда приводит к самогипнозу. Весь смысл этого упражнения заключается в том, чтобы действенно задавать мысли нужное направление. Человек вовсе не старается стать медиумом или позволить посторонним влияниям, исходящим с любого плана, занять место разума, а поэтому такие объекты, как хрустальные шары, магические зеркала, светильники и отражающие поверхности, полностью исключаются. Не рекомендуется также для достижения желаемого результата курить ладан или пользоваться духами.

Так, Пифагор предлагал своим ученикам сосредоточиваться на каком-нибудь природном явлении, таком, как полет птицы, рост дерева, или такое чудо, как человеческая душа. Можно также начать размышлять о каком-то действии, анализировать побудительную причину или мысленно представить какое-либо место или вещь. Одна из главных целей, ради которых греки разработали эти упражнения, заключается в улучшении памяти и доведении ее в конце концов до совершенства, что считалось ими абсолютно необходимым для приобретения знаний. Но под памятью они подразумевали способность не только надолго запоминать формы и события, но и анализировать мотивы и причинную обусловленность с тем, чтобы можно было по желанию вызвать в воображении какой-то эпизод во всех его аспектах для подробного рассмотрения в соответствии с ценностной ориентацией самого человека.
Прикрепления: 0844125.jpg(126.8 Kb) · 4902315.jpg(54.8 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Среда, 24.01.2018, 22:47 | Сообщение # 20
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7503
Статус: Offline
Обычный человек, приступая к сосредоточению, добьется наибольшего успеха, если начнет с визуализации какого-нибудь простого и знакомого объекта, содержащего элементы симметрии и отличающегося красотой и глубоким символическим смыслом. Для этой цели вполне подходит цветок лотоса или какой-то другой красивый цветок. Цветы вообще создают ощущение покоя, и практически все люди, независимо от темперамента, положительно реагируют на красоту их частей и красок. Особенно богат символами лотос, ибо он олицетворяет душу, плавающую на поверхности океана жизни; глубоко в материи скрыты его корни, а его прекрасное сердце обращено вверх, к свету. Лотосом Запада считается роза, имеющая тот же смысл и раскрытием своих бутонов символизирующая расцветание идеалов человечества.

Выбрав какую-нибудь подходящую фигуру, следует поставить перед разумом задачу представить его себе и продолжать заниматься этим упражнением до тех пор, пока мысленный образ можно будет вызывать по желанию и удерживать его неограниченное время. На то, чтобы научиться улавливать ускользающую форму и надежно удерживать ее, может потребоваться от двух до пяти лет ежедневного сосредоточения. Но сила, которую это упражнение придает способностям, неоценима. Цветок нужно представлять себе как бы висящим в пространстве на расстоянии примерно 61 см перед лицом, а сосредоточившись, достаточно его там удерживать; цветок можно «оживить», заставив его полностью раскрыться из бутона.

Одновременно с тем, как способности к приданию видимой формы «ваяют» внешнее подобие этого цветка, ум должен размышлять о свойствах этого растения и стремиться постичь вселенские тайны, раскрываемые структурой цветка. В обычных условиях новичок не сумеет проделать это со сколько-нибудь заметным успехом. Если он сможет удерживать мысленный образ в течение двадцати секунд, то может считать, что добился необыкновенного успеха. Однако месяцев через шесть или через год он должен суметь продлить это время до целой минуты. Ни при каких условиях и никогда не следует добиваться, чтобы это упражнение продолжалось более пяти минут. Средний человек не может сосредоточиваться на каком-нибудь субъекте или объекте в течение целых пяти минут, не нанося при этом серьезного урона ментальным энергиям.

Необходимо постоянно помнить один маленький практический совет. Если в процессе концентрации был создан мысленный образ, а затем какое-то волнение или помехи разрушили его, не пытайтесь насильно его восстановить, а считайте попытку на этот день завершенной и никогда не проделывайте это упражнение более одного раза в день. Большая часть неприятных последствий сосредоточения бывает вызвана попытками усилием или силой воли вернуть обратно ускользающий образ объекта. Это всегда оборачивается катастрофой и становится действительной причиной нервного истощения, на которое жалуются многие люди, пытавшиеся заниматься концентрацией. Не имея опыта длительных занятий по укреплению способностей, все оккультные упражнения следует выполнять без излишеств, всегда стремясь сделать слишком мало, а не слишком много. В метафизических делах гораздо легче предотвратить неприятности, чем потом исправлять причиненный вред. Если делать все, следуя данным здесь указаниям, то это упражнение не причинит ни малейшего вреда ни одному нормальному человеку, но в случае сверхчувствительности, пониженной жизнеспособности или любого отклонения от нормы их необходимо полностью устранить, прежде чем приступать к каким бы то ни было метафизическим упражнениям. Так как сосредоточение предназначено главным образом для наведения порядка в мыслительном аппарате и является первым шагом к развитию настоящего ясновидения, то оно не оказывает никакого непосредственного влияния на чакры, или психические центры тела, и, следовательно, не может вызвать состояние, не поддающееся контролю индивидуума. Сосредоточение укрепляет ум, а ум, наделенный большими способностями к различению и распознаванию, в свою очередь, направляет жизнь к более достойным целям. Итак, очерчен круг, в котором все сообща приносят пользу друг другу и мировоззрение в целом облагораживается.

Насколько сосредоточение — явно утреннее упражнение, настолько ретроспекция, или обращение к прошлым событиям, подходит для вечера. Завершив дневные труды, тело, изнуренное приложенными им усилиями, стремится отдохнуть. В покое сумерек, отделяющих труд от сна, наши мысли инстинктивно обращаются к делам минувшего дня. Эта дисциплина — ретроспекция — преследует две цели: первая — обучить индивидуума анализировать последствия его дневной деятельности. Все, что мы делали, любой наш поступок, становится причиной, точкой, из которой вытекают бесчисленные следствия, а возвращение к прошлым событиям как раз и призвано восстановить подлинный порядок этих вытекающих следствий. Кроме того, взгляд в прошлое служит дополнительным стимулом для памяти, потому что он заставляет индивидуума посредством ассоциации идей снова прожить прошедший день. С этой точки зрения беспристрастного наблюдателя события предстают в новом свете и становятся очевидными ошибки. Занятия ретроспекцией, как и занятия концентрацией, должны подчиняться законам упорядочения и повторения. Обращение к прошлым событиям должно быть последним совершаемым в бодрствующем состоянии действием текущего дня, когда ум уже перестает быть поглощенным земными заботами и уходит в себя. Это опять же должно происходить без усилий. События дня надо пропускать через ум, как мимолетные эпизоды панорамы. Однако просмотр картины должен происходить в обратном порядке. Разуму приходится работать, продвигаясь по дню от конца к началу, то есть начиная с последнего действия и кончая первым. Цель этого упражнения — плавно протекающее сжатое повторение в памяти всех происшествий и обстоятельств дня.

Расположив следствие перед причиной, как это делается при ретроспекции, мы вводим совершенно новый элемент. Меняется угол зрения, и то, что мы называем фактами, оказывается в значительной степени вопросами точки зрения. При подходе к вопросу с противоположной случившемуся стороны выявляются и становятся очевидными ошибки принятых решений. Ретроспекция — очень хорошее средство от бессонницы, имеющее преимущества над устаревшим методом подсчета овец, бегущих через пролом в заборе. Среднему человеку не удается оставаться в бодрствующем состоянии на протяжении всего периода ретроспекции. Он часто засыпает, не воскресив в памяти и одной десятой доли дневных дел. Это, однако, не повод для уныния; после того как ритм ретроспекции установится, процесс будет продолжаться и во сне.

Ретроспекция — это величайший организатор жизни из всех открытых человеком; улучшение становится заметным уже вскоре после начала занятий ею. Так как ум привыкает задумываться о результатах действия, он уже начинает рассуждать на основании предвидения; таким образом, принимать решения, необходимые в нашей повседневной жизни, становится все легче и легче и они оказываются все более правильными. Пять лет добросовестных занятий ретроспекцией позволят индивидууму подняться от состояния действования наобум, присущего большинству, до уровня философского меньшинства, потому что невозможно искренне размышлять о действии, не стремясь инстинктивно улучшить это действие и не сделать его более заслуживающим похвалы в глазах собственного «Я», которое всегда должно быть высшим судиёй. Люди с плохой памятью, то есть просто совершенно неразвитой или ослабленной плохим обращением, часто жалуются на неспособность произвести точный обзор прошлых событий. В то же самое время большинство таких людей сокрушаются по поводу недостаточной способности запоминания и хотят найти какой-нибудь способ улучшить свою память. Ретроспекция поможет достичь этой цели, но коррекция обязательно должна быть постепенной. Мало-помалу способность хранить что-либо в памяти усилится, и через некоторое время можно будет по желанию припомнить самые незначительные происшествия. На самом деле ничто никогда не забывается, но очень немногие могут открыть сокровищницу памяти и извлечь оттуда накапливаемые там мысленные картины. Ретроспекция дает власть над этими картинами, и человек, достигший высокого уровня мастерства в этом упражнении, может перебрать в памяти в обратном порядке не только события предыдущего дня, но и целую жизнь, восстанавливая все подробности и по капле извлекая мудрость из каждого кажущегося случайным происшествия.

Обращение мыслями к прошлому не должно быть чрезмерно растянутым, и, если индивидууму не удается через короткое время заснуть, попытки выполнить это упражнение следует отложить до следующего дня. Во сне человек может прожить целую жизнь за несколько минут. То же самое относится и к ретроспекции. Подробнейшее рассмотрение даже насыщенного событиями дня не займет более десяти минут, но если заниматься ретроспекцией дольше, то может возникнуть неприятное чувство усталости. Также нельзя допускать никакого раздражения по поводу того, что никак не удается высвободить какую-нибудь желанную мысль из цепких объятий забвения. То, чего невозможно добиться, лучше пропустить без каких бы то ни было эмоций, кроме искреннего желания достичь большего в следующий раз.

В ретроспекции присутствует еще один момент, а именно нравственный, или этический, аспект. Как только это упражнение откроет какой-либо комплекс действий, индивидууму придется приложить определенные усилия, чтобы «упорядочить» факты и решить, что ему следовало бы сделать при этих обстоятельствах. Возможно, он испытает некоторое удовольствие от размышления об определенно добродетельном поступке. Ему также следует честно покритиковать себя, не занимаясь, однако, мелочными придирками в тех случаях, когда он чувствует, что уклонился от исполнения какой-то своей обязанности. Ретроспекция включает не только переживание события дня, но и приведение их в порядок — собирание разрозненных фрагментов и несвязанных образов и подготовку характера в целом к более плодотворным усилиям в будущем. Каждое занятие ретроспекцией должно приводить жизнь в соответствие с требованиями современности, подводя итог тому, что достигнуто, и до известной степени предвидя направленность будущего достижения.

Если концентрация и ретроспекция станут каждодневным занятием, то на всей жизни отразится улучшение, даруемое правильным мышлением. Эти упражнения, надлежащим образом стимулирующие натуру человека в целом, в конечном итоге выведут учащегося на путь ученичества, если ими заниматься так, как предлагается в настоящей главе. Они подготавливают мыслящую натуру к ее новым обязанностям в более широких пределах и являются абсолютно необходимыми условиями достижения одухотворенного состояния; и, что важнее всего, они не ставят под угрозу целостность личности и не угрожают здоровью и работоспособности тех, кто ими занимается.


Господь твой, живи!
 
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » ФЕНИКС ИЛИ ВОЗРОЖДЁННЫЙ ОККУЛЬТИЗМ (Мэнли Палмер ХОЛЛ)
  • Страница 2 из 6
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • »
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES