Пятница, 17.08.2018, 21:50

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » ЖИЗНЬ ПАРАЦЕЛЬСА И СУЩНОСТЬ ЕГО УЧЕНИЯ (Франц ГАРТМАН)
ЖИЗНЬ ПАРАЦЕЛЬСА И СУЩНОСТЬ ЕГО УЧЕНИЯ
МилаДата: Четверг, 17.05.2018, 00:19 | Сообщение # 31
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7235
Статус: Online
ГОМУНКУЛЫ


«Человеческие существа могут появляться на свет без естественных родителей. Другими словами, существа эти могут вырасти, не будучи выношенными и рожденными женским организмом, — посредством мастерства искусного спагирика (алхимика)».
(«De Natura Rerum», vol. i.)


«Создание гомункулов до сего дня хранилось в глубоком секрете, и столь мало было известно об этом, что философы древности подвергали сомнению самую возможность этого. Однако я знаю, что подобные вещи могут быть осуществлены посредством спагирического искусства при помощи природных процессов. Если сперму, заключенную в плотно запечатанную бутыль, поместить в лошадиный навоз приблизительно на сорок дней и надлежащим образом „намагнетизировать“, она может начать жить и двигаться. По истечении этого времени субстанция приобретает форму и черты человеческого существа, однако является прозрачной и бестелесной. Если теперь его еще сорок недель искусственно питать arcanum sanguinis hominis[224] и держать все это время в лошадином навозе при неизменной температуре, оно вырастет в человеческое дитя, причем члены его будут развиты так же, как и у любого другого ребенка, как если бы оно было рождено женщиной, только будет оно много меньше. Мы называем такое существо гомункулом, и его можно вырастить и воспитать, как и любого другого ребенка, пока оно не станет старше, не приобретет разум и интеллект и не будет в состоянии само заботиться о себе. Это есть одна из величайших тайн, и она, должно быть, останется таковой до того дня, когда будут открыты все тайны[225]».

Представляется бесполезным цитировать дальше алхимические рецепты Парацельса или любого другого алхимика. Для непосвященного они непонятны и абсурдны, в то время как посвященный, учителем для которого является свет духа, не нуждается в них. Но те, кто осуждают оккультистов прошлого за их мнимые невежество и суеверие, лучше бы вспомнили, что требуется куда больше доверчивости, чтобы поверить, будто великие реформаторы науки, люди, обладавшие мудростью, — Парацельс, Иоганн Тритемий, Ван Гельмонт и другие — написали целые тома невыносимой чепухи, каковой эти сочинения непременно бы были, если понимать их буквально, чем поверить — как и есть в действительности. — что великие духовные истины были скрыты за аллегориями, которые могут понять только те, кто хранит ключ к ним в своем сердце.

Хотя Парацельс и утверждал, что золото и серебро можно получить химическими методами и что некоторые преуспели в этом,[226] он, тем не менее, осуждал такие эксперименты как бесполезные; и даже в тех химических экспериментах, которые оказались успешными, скорее всего, потребовалось нечто большее, чем просто химические манипуляции.[227]

______________________________________
224
Без этого arcanum (тайной человеческой жизненной силы (лат.). — Прим. пер.) эксперимент не будет успешен и форма не станет видимой.

225
Парацельса упрекали за его веру в возможность создания гомункулов; однако более глубокое проникновение в природные процессы покажет, что такие вещи возможны. Современные авторитеты полагают, что в этом нет ничего невероятного. Молешотт считает, что мы уже сейчас в состоянии установить условия, благодаря которым могут быть произведены органические формы. Либих придерживается того мнения, что химия когда-либо создаст органические вещества искусственным способом. В «Фаусте» Гете говорит:

С годами мозг мыслителя искусный
Мыслителя искусственно создаст.

«Фауст», ч. II, акт II. (Перевод Б. Пастернака.)

Если нет зародыша, подобное сотворение совершенно невозможно, однако цыплят можно вывести искусственно, и, возможно, то же касается гомункулов. Кажется, есть даже некоторые исторические основания утверждать, что такие вещи были осуществлены. Это покажет следующее сообщение.

В книге доктора Эмиля Безецны (Besetzny Е.) «Сфинкс», опубликованной Л. Роснером в 1873 году в Вене (Tuchlauben, № 22), мы находим несколько любопытных описаний «духов», произведенных графом Иоганном Фердинандом фон Кюффштейн в Тироле в 1775 году. Источником этих описаний являются масонские рукописи и книги, но особенно дневник некоего Джаспера Каммерера, служившего в должности дворецкого и ассистента у упомянутого графа. В них говорится о том, что существовало десять гомункулов, или, как он их называет, «пророчествующих духов», сохранявшихся в наполненных водой прочных бутылях, вроде тех, что используются для консервирования фруктов; «духи» были созданы графом фон Кюффштейн и итальянским мистиком и розенкрейцером аббатом Гелони за пять недель и включали короля, королеву, рыцаря, монаха, монахиню, архитектора, рудокопа, серафима, а также голубого и красного духов. Бутыли были закрыты с помощью бычьих пузырей и великой магической печати (печати Соломона?). Духи плавали в этих бутылях и были около пяди (приблизительно 23 см. — Прим. пер.) высотой. Граф очень хотел, чтобы они выросли, и поэтому они были помещены в огромную кучу лошадиного навоза, которая ежедневно обрызгивалась некоей жидкостью, с большим трудом приготовленной двумя адептами из каких-то «весьма отвратительных материалов». Навоз после такого обрызгивания начинал бродить и испускать пар, как будто согреваемый подземным огнем, и по крайней мере один раз в каждые три дня, когда все было спокойно, при приближении ночи два человека покидали монастырь и шли молиться и воскуривать благовония к этой куче навоза. После того как бутыли были вынуты, обнаружилось, что «духи» выросли до полутора пядей, так что бутыли стали слишком маленькими для них, а у мужских гомункулов выросли длинные бороды, а также ногти на руках и ногах. Каким-то образом аббат Гелони снабдил каждого подходящей одеждой согласно его рангу и достоинству. Однако в бутылях красного и синего духов не было ничего, что можно было бы увидеть, кроме «чистой воды»; но всякий раз, когда аббат трижды ударял по печати на горлышке бутылки, произнося одновременно с этим какие-то слова на древнееврейском языке, вода в бутыли начинала окрашиваться в голубой (или, соответственно, красный) цвет, а голубой и красный духи показывали свои лица, вначале очень маленькие, но затем выраставшие в пропорциях до тех пор, пока не достигали размеров обычного человеческого лица. Лицо голубого духа было прекрасным, как лик ангела, лицо красного духа производило ужасающее впечатление.

Граф кормил этих существ раз в три или четыре дня каким-то розовым веществом из серебряной коробочки, давая из нее каждому духу шарик размером с горошину. Раз в неделю вода должна была меняться, и бутыли наполнялись вновь чистой дождевой водой. Смену воды следовало производить очень быстро, поскольку в тот момент, когда духи оказывались на воздухе, они закрывали глаза, слабели, теряли сознание и, казалось, были близки к смерти. Только голубого духа не кормили и не меняли его воду, в то время как красный дух получал каждую неделю глоток свежей крови какого-нибудь животного (обычно цыпленка), и эта кровь исчезала в воде сразу же, как была в нее влита, не окрашивая и не взбаламучивая воду. Вода, содержащая красного духа, должна была меняться раз в два или три дня. Когда эту бутыль открывали, вода в ней становилась темной, мутной и распространяла запах тухлых яиц.

С течением времени эти духи выросли до двух пядей, и их бутыли стали им теперь настолько малы, что они уже не могли стоять в них прямо; поэтому граф сделал для них подходящие сиденья. Эти бутыли приносили в помещение, где встречалась масонская ложа, председателем которой был граф, а после каждого собрания возвращали назад. Во время собраний духи предсказывали грядущие события, и предсказания эти обычно подтверждались. Они знали самое сокровенное, но каждый из них был знаком лишь с тем, что относилось к его званию: например, король мог говорить о политике, монах — о религии, рудокоп — о минералах, и т. д.; только голубой и красный духи, казалось, знали все. (Некоторые факты, доказывающие их ясновидческие способности, приводятся в оригинале.)

По какой-то несчастной случайности сосуд, в котором содержался монах, однажды упал на пол и разбился. Бедный монах умер после нескольких мучительных вдохов, несмотря на все усилия графа спасти его жизнь: тело его было погребено в саду. Попытка произвести другого такого же, предпринятая графом без помощи аббата, который незадолго перед тем уехал, привела к неудаче: удалось создать лишь маленькое существо, напоминающее пиявку, у которого было очень мало жизненной силы и которое вскоре умерло.

Однажды король сбежал из своей бутыли, которая не была как следует запечатана. Когда его нашел Каммерер, король сидел на верху бутыли, в которой была королева, и пытался соскрести ногтями печать и освободить ее. На зов слуги вбежал граф и после долгой погони поймал короля, который из-за продолжительного пребывания на воздухе и недостатка требуемого элемента был близок к обмороку, и вернул в бутыль — не без того, однако, чтобы ему расцарапали нос. По-видимому, в последующие годы граф фон Кюффштейн начал беспокоиться о спасении своей души, стал считать несовместимым более с требованиями своей совести держать этих духов в своей власти и избавился от них каким-то не упомянутым в записях способом. Мы не будем пытаться комментировать этот рассказ, но советуем тем, в ком все это пробудило любопытство, прочитать книгу, из которой взято вышеприведенное сообщение. Вряд ли стоит сомневаться в правдивости этой книги, поскольку некоторые исторически хорошо известные личности, такие, как граф Макс Ламберг, граф Франц Иосиф Тун и другие, видели «духов», и те обладали видимыми и осязаемыми телами; судя по всему, это были либо элементальные духи, либо, что представляется более вероятным, гомункулы.

226
Нижеследующий текст является описанием того, как произвести искусственное золото. Он взят из древнего алхимического манускрипта, и заметки на полях свидетельствуют о том, что эксперимент, проведенный в соответствии с этим описанием, привел к успеху:

«Возьми равные части порошка железа, очищенной серы и неочищенной сурьмы. Расплавь это в тигле и держи в красном жару восемь часов. Разотри в порошок и прокаливай до тех пор, пока сера не выпарится. Смешай две части этого порошка с одной частью кальцинированной буры и снова расплавь его. Разотри в порошок, раствори в обычной соляной кислоте и держи в умеренном жару в течение месяца. Затем жидкость должна быть помещена в реторту и дистиллирована, а жидкость, что собралась в приемнике (соляная кислота), должна быть возвращена в реторту и вновь дистиллирована, и это следует повторить три раза: на третий раз в реторте останется красный порошок (возможно, смесь солянокислой соли железа с окисью сурьмы). Этот порошок следует растворить в menstruum philosophicum (философский растворитель. — Прим. пер. ) (приготовляемом посредством вливания хлорида сурьмы в воду, фильтрации и выпаривания этой жидкости до определенной степени с целью сделать ее сильнее). Продукт следует вновь выпарить, а оставшийся порошок смешать с таким же весом сулемы. Этот порошок следует растворить в menstruum philosophicum (разбавленной соляной кислоте) и дистиллировать до тех пор, пока красное маслянистое вещество не перейдет в приемник. Если ты получишь это масло, можешь взять немного недавно приготовленного хлорида серебра, нейтрализовать этим маслом и высушить. Положи одну часть этого порошка в пять частей расплавленного свинца; снова отдели свинец от серебра (посредством купелирования), и ты обнаружишь, что одна треть серебра трансформировалась в золото».

227
Существует значительное число надежных исторических свидетельств, которые доказывают, что чистое золото действительно было получено искусственно, но, мягко говоря, сомнительно, чтобы это было сделано таким способом, который мог бы успешно имитировать человек, не являющийся алхимиком. Согласно заслуживающему доверия сообщению, полученному из источника, правдивость которого несомненна, некий алхимик в 1748 году содержался курфюрстом саксонским в крепости Дрездена, поскольку курфюрст хотел с его помощью получить искусственное золото. Этот адепт изготовил алхимическими методами четыреста фунтов золота и в конце концов необъяснимым образом сбежал из тюрьмы. Фламмель, как говорят, получил искусственное золото 5 апреля 1382 года.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Воскресенье, 03.06.2018, 23:05 | Сообщение # 32
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7235
Статус: Online
АСТРОЛОГИЯ


Астрология тесно связана с медициной, магией и алхимией. Если для каких бы то ни было целей мы хотим использовать влияния планет, необходимо знать, какими свойствами эти влияния обладают — как они действуют и в какое время определенные планетарные влияния будут возрастать или убывать. Человек, который знает свое собственное строение, способен познать свойства планетарных влияний, поскольку он может распознать в себе самом планетарные влияния, соответствующие тем, что управляют небом; действие таких влияний станет нам известно, если мы узнаем свойства тел, на которые эти влияния действуют, поскольку каждое тело притягивает те влияния, которые находятся с ним в гармонии, и отталкивает другие; время, когда правят определенные планетарные влияния, можно узнать с помощью астрономических вычислений или по специальным таблицам, однако духовно развитый провидец не нуждается ни в книгах, ни в таблицах, но узнает состояние внешнего мира по изменениям, происходящим в его собственной душе.


Титульный лист первого печатного издания «Regimen Sanitatis Salernitanum».
Врач Средневековья должен быть еще и астрологом.

Парацельс не был, как это называют в наше время, профессиональным астрологом. Он не вычислял время рождения и не строил гороскопов, однако знал высший аспект астрологии, благодаря которому познаются взаимосвязи макрокосма и микрокосма. Он отвергал заблуждения вульгарной астрологии так же, как и ошибки общераспространенных религиозных или научных убеждений; если правильно понимать его систему астрологии, можно оценить чистоту и величие его концепций. Он говорит:

«Нам нет надобности заботиться о пути Сатурна: это ни удлинит, ни укоротит ничью жизнь. Если Марс жесток, из этого не следует, что Нерон его сын, и хотя и Марс, и Нерон могут иметь одни и те же качества, они не заимствуют их друг у друга. Старая поговорка гласит, что мудрый может повелевать звездами, и я верю в это — не в том смысле, в каком понимаешь ты, но в моем собственном. Звезды не дают нам ничего, чего мы не согласны принять; они не склоняют нас ни к чему, чего мы бы сами не желали. Они свободны со своей стороны, а мы — со своей. Ты веришь, что один человек более удачлив в приобретении знаний, другой — в приобретении власти; один легче достигает богатства, а другой — славы, и ты думаешь, что это определено звездами; я же убежден, что причина в том, что один человек более других склонен приобретать и удерживать определенные вещи, и склонность эта исходит от духа.[228] Нелепо верить, будто звезды повелевают человеком. Все, что могут сделать звезды, можем сделать мы сами, ибо мудрость, получаемая нами от Бога, могущественнее небес и выше звезд».


Он резко возражал против церемоний, целью которых было привлечение духов посредством планетарных влияний. Он писал:

«Все, что приходит от „духов“, есть колдовство. Такие духи фальшивы, и мы не верим в них; но мы верим в силу той мудрости, которая правит небесами и с которою можно познать все таинства природы. Колдовство называют магией, но магия есть мудрость, а в колдовстве никакой мудрости нет. Истинная наука знает все. Вечная часть всех вещей существует без времени, без начала и без конца. Не бывает утраченных надежд. Все, что кажется невероятным, неправдоподобным и невозможным, может стать поразительно истинным в вечности».

«Человеческая душа состоит из тех же самых элементов, что и звезды: но как мудрость Всевышнего повелевает движением звезд, так и разум человека управляет влияниями, которые обращаются и циркулируют в его душе. Эссенция звездного тела человека, которую он притягивает от звезд, имеет материальную природу; но мы рассматриваем ее как нечто духовное по причине того, что субстанция ее эфирна и невидимое тело имеет большие размеры. Эссенции звездного тела человека тесно связаны со звездными эссенциями небесных тел, и первые притягивают силу последних; однако человек есть хозяин своей души, и он может либо позволить этому притяжению происходить беспорядочным образом, либо же управлять своими страстями и отвергать те влияния, которых он не желает. В душе человека существует притягивающая сила, которая может привлечь физические, умственные или нравственные болезни из Хаоса. Планетарные влияния пронизывают всю природу, и человек может притянуть вредоносные качества луны, звезд и других объектов; но луна, звезды и другие объекты также могут притянуть вредоносное влияние человека и распространить его вновь посредством своих лучей (См. главу „Магия и колдовство“.) , поскольку природа есть нераздельное целое, части которого неразрывно связаны».

«Солнце и звезды притягивают нечто от нас, и мы притягиваем нечто от них, ибо наши астральные тела состоят в симпатии со звездами и звезды находятся в симпатии с нашими звездными телами; так же происходит и со звездными телами всех других вещей. Все они притягивают влияния (астральные) звезд. Каждое тело притягивает их особые влияния; одни притягивают больше, другие меньше; и на этой истине основывается сила амулетов и талисманов и воздействие, которое они могут оказать на звездную форму носящего их. Талисманы подобны шкатулкам, в которых хранятся звездные влияния».

«Три духа, объединенные в одном, живут и действуют в человеке; три мира, объединенные в одном, бросают на него свои лучи; но все три есть только отблеск, образ или отзвук одного первоначального творения. Первый дух есть эссенция элементов: второй — душа звезд; третий дух — жизнь. Низшие потребности человека определяются жизнью элементов, но есть лишь единая жизнь , и та жизнь, что порождает потребности человека, содержится во всех элементах — как в звездах, так и в растительных и животных формах. Деятельность жизненной эссенции претворяется в растительных, животных и человеческих формах; она становится жизнью земли, и жизнь земли излучается обратно к звездам. Звезды притягивают и отталкивают друг друга; они имеют свои симпатии и антипатии, и их живые антипатии и симпатии, притяжения и отталкивания не могли бы существовать, если бы не существовало между ними носителя жизни».

«Первичная материя, образующая основу строения человеческого тела, впитывает влияния звезд, они питают элементарное (физическое) тело, и посредством этих влияний душа человеческая связывается и объединяется с душами звезд. Имея три мира в себе и живя в трех мирах, человек должен учиться узнавать низшие элементы, понимать звездные и знать вечные».

«Тело приходит от элементов, душа — от звезд и дух — от Бога. Все, что можно понять разумом, приходит от звезд».[229]

«Все знание приходит от звезд (Мирового Разума). Люди не изобретают и не создают идей; идеи существуют, а люди могут уловить их. Если даже все профессора музыки в мире в одночасье умрут, небеса — изначальный учитель музыки — не исчезнут и научат этому искусству других людей. Существует множество идей, которые люди все еще не уловили, множество звезд еще слишком далеки, чтобы создать сильную связь с землей. Царство звезд и идей бесконечно, и потому источник изобретений и открытий неисчерпаем».



Астрономия включает и предсказания того, что произойдет в будущем, называемые «practica». Несколько подобных «practica» составил и Парацельс.



«Новые звезды появляются на небе, другие исчезают. Новые идеи появляются на умственном горизонте, а старые идеи забываются. Когда новая комета появляется на небе, она наполняет сердца невежд ужасом; когда новая, величественная идея появляется на умственном горизонте, она вызывает страх в стане тех, кто привержен старым учениям и привычным формам».

«Физический человек получает свою пищу от земли; звездный человек получает уклад своих чувств и мыслей от звезд; но дух обретает свою мудрость от Бога. Как жар огня проходит сквозь железную печь, так и звездные влияния со всеми своими свойствами проходят сквозь человека. Они проникают в него, как дождь проникает в почву, и как почва становится плодородной благодаря дождю, так и благодаря им становится плодородной человеческая душа: но принцип высшей Мудрости вселенной проникает в центр, озаряет его и правит всем».

«Град может побить плоды земли, вредоносные планетарные влияния могут вызвать эпидемии, будучи притянуты душою земли, духовное средоточие человека может быть лишено мудрости, и вместо нее может править тьма. Земля, животное царство и физический человек подчиняются звездам; но духовный человек повелевает звездами и элементами, подчиняет миры снаружи и мир внутри посредством мудрости, что приходит от Бога. Камни, растения и животные подчиняются разуму, и человек должен подчиняться воле и мудрости Бога. Индивидуальная земная человеческая жизнь должна быть в согласии с законами, правящими вселенной; духовные устремления человека должны быть направлены к тому, чтобы прийти в гармонию с мудростью Бога. Если мы достигнем этого, внутреннее сознание будет разбужено и сможет постичь влияния звезд, и таинства природы будут открыты его духовному восприятию».

___________________________________________
228
Если эти склонности исходят от духа, он должен был существовать прежде и приобрести их в предшествующих воплощениях.
229
Под «звездами» (astra) Парацельс понимает не физические тела планет, а принципы, существующие в космосе и представленные звездами.
Прикрепления: 3474387.png(30.3 Kb) · 4332864.png(38.9 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Суббота, 09.06.2018, 00:00 | Сообщение # 33
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7235
Статус: Online
IX. ФИЛОСОФИЯ И ТЕОСОФИЯ


Cовременная философия — это система теоретических предположений, основанных на рассуждении от известного к неизвестному, которая делает логические выводы из общепринятых мнений: теософия же владеет знанием, полученным на практике. Чтобы быть философом, нужно обладать прекрасно развитой способностью к обоснованию и уметь рассчитывать возможности и вероятности; чтобы быть истинным теософом, необходимо иметь силу духовного восприятия и познавать воспринимаемые вещи независимо от возможностей, вероятностей или принятых мнений. Выдвигающий гипотезу философ занимает объективную позицию по отношению к изучаемому предмету; теософ находит природу предмета в нем самом. Нет ничего в макрокосме или природе, что не содержалось бы в человеке, поскольку человек и природа в сущности неразделимы и человек, который осознает свое единство с природой, познает в природе все, если он познает себя. Философ, не познающий самого себя, может только рассуждать о вещах, которых он не видит; теософу-практику, познавшему себя, нет нужды рассуждать, ибо он знает то, что видит, и видит то, что знает.

Тот не может называться теософом, кто не обладает знаниями о себе, которые позволяют человеку познать все предметы путем анализа своего собственного разума. Этой способностью обладает так мало людей, что большинство остальных даже не верит в возможность ее существования, и она действительно не существует для них, пока они не поймут себя, поскольку только то реально существует для человека, что он может понять, а все, что он понять не способен, представляется ему иллюзией, независимо от того, насколько реальным это может быть для других. Чтобы достичь полного познания себя, требуется высокий уровень морального и интеллектуального совершенства, и весьма сомнительно, может ли человек достичь вершины совершенства, пока он существует в несовершенной физической форме, ибо несовершенство формы стесняет дух, и только о том духе, который «перерос» необходимость жить в физической форме, можно сказать, что он достиг высокой степени совершенства, на которой достигается полное познание себя и, следовательно, полное познание вселенной. Такие существа называются планетарными духами, а существа несколько более низкого уровня, живущие в форме, называются адептами. (См. Приложения: Адепты).

Знания об истине для того, кто не узнает той же истины в себе, независимо от того, насколько человек умен и образован, — эти знания на самом деле есть не что иное, как мнение. Если мы принимаем доктрину другого человека, познавшего Истину, это не означает, что мы понимаем эту истину как свою собственную; это просто значит, что мы считаем его мнение заслуживающим нашего доверия. Знание мнений других может направлять нас, пока мы не найдем истину в себе, но такое знание может вести нас как по правильному пути, так и по неправильному; единственный путь достижения и понимания Истины — это постижение себя. Мнения меняются, и соответственно меняются убеждения и вера; но знание, которое мы находим в себе, непоколебимо как скала и не может быть изменено, пока не изменится природа и не изменимся мы, ибо оно является частью нас и частью природы.

Не бывает подлинного теоретического знания предметов, потому что подлинное знание может быть достигнуто только практикой. Чтобы узнать предмет, мы должны увидеть и почувствовать его сами. То, что лежит за пределами физических возможностей зрения, можно познать только тогда, когда это пережито и почувствовано душой. То, что лежит за пределами возможностей ума, нельзя научно доказать тому, кто не может этого понять. Любовь и ненависть, разум и совесть — все они незнакомы тем, кто не осознает их существования. Свойства духа превосходят не только чувственное восприятие, но и интеллектуальное понимание; они могут быть известны только духу и называются оккультными, поскольку не могут быть поняты без овладения светом духа.

Чтобы обрести знание, мы должны постичь добро и зло, потому что, не зная зла, мы не можем знать, что есть добро. Как только мы начнем понимать, что такое добро, добро станет для нас реальностью, и поскольку высшее счастье может быть достигнуто осознанием высшего добра, необходимо, чтобы мы смогли понять это, если хотим быть счастливыми и мудрыми. Мы можем осознавать присутствие зла, не желая этого, но мы не можем осознать существование высшего добра, не желая этого, и мы не можем серьезно желать этого, если не верим в его существование. Первое и важнейшее условие для достижения знания и счастья — вера в существование добра и горячее желание осознать его существование, и мы никогда не сможем обнаружить и осознать его нигде, кроме собственных сердец. Бог живет не вне, а внутри духовного храма человека.

Интеллектуальные рассуждения, подкрепленные интуицией, могут подвести нас к преддверию духовного храма, но не помогут войти без знания того, что этот храм существует и что у нас есть сила проникнуть внутрь. Это знание называется верой; но вера не приходит к тем, кто не желает ее, а стремление к высшему не создается человеком. Желания человека зависят от его влечений, а привлекает его больше всего то, что он больше всего желает. Не во власти животной или интеллектуальной природы человека желать или любить то, чего он не знает. Он может испытывать любопытство, желая увидеть незнакомого ему Бога, но он может любить всем сердцем только то, что влечет его, то, что он чувствует, и то, что, как он знает, существует. Он должен осознать присутствие высшего в своем сердце, прежде чем понять это разумом. Таким образом, оказывается, что дверь Оккультной Истины — или Духовного Храма — заперта на множество ключей, и усилия тех, кто самодовольно полагает, что сможет проникнуть внутрь своими силами, без озарения пути светом Мудрости, — их усилия будут тщетны. Мудрость не создается человеком: она должна приходить к нему, а не покупаться за деньги или вымаливаться обещаниями; она приходит к тому, чей ум чист и чье сердце открыто для нее. Говорят, что тот, кто хочет стать мудрым, должен стать подобен ребенку, но не многие среди знающих пожелали бы совершить такой подвиг. Немногие, даже если бы захотели, смогли бы понять, что у них самих нет жизни, нет знания, нет силы и что вся их жизнь и сознание, знание и сила проистекают из всеобщего источника, а они являются лишь довольно несовершенным его орудием. Немногие из образованных людей захотели бы отказаться от своей иллюзорной независимости мысли, от общепринятых мнений, догматических рассуждений и спекуляций о возможностях и вероятностях и посвятили бы себя служению надежде, вере и любви, познанию себя путем самоанализа и размышления, чтобы их душа заняла подобающее ей место в обители Истины. Человечество напоминает пшеничное поле, где каждый человек представляет собой растение, каждый пытается вырасти выше остальных и принести самый обильный урожай; но немногие хотят превратиться в прекрасные цветы, которые все считают «бесполезными» и забывают, что для тех, кто несет в себе царство Божье, все остальное приложится.[230]

Целью человеческого существования является достижение совершенного счастья, и кратчайший путь к этому — стать совершенным и счастливым сейчас, не ожидая такой возможности на будущих стадиях существования. Все могут стать счастливыми, но устойчиво только высшее счастье, а постоянное счастье может быть достигнуто только постоянным стремлением к добру. Высшим из того, что человек может почувствовать и о чем может помыслить, является его высший идеал. Чем выше мы поднимаемся по ступеням нашего существования и чем шире наши знания, тем выше будет и идеал. Пока мы будем стремиться к своему высшему идеалу, мы будем счастливы, несмотря на страдания и превратности жизни. Высший идеал дарует высшее и наиболее устойчивое счастье, и цель теософии заключается в распознавании высшего идеала и постоянном стремлении к нему. Это стремление не может быть ослаблено иллюзиями чувств или сомнениями, которые пытается создать недостаточно развитый и близорукий интеллект, но оно может быть усилено постоянной заботой об истине и неустанным вниманием к долгу.

Парацельс был гигантом разума, превзошедшим мыслительными способностями и, что гораздо важнее, духовностью натуры большинство своих современников. Эти качества дали ему возможность совершить переворот в науке, подобно тому как Лютер произвел реформы в области теологии. Почти две тысячи лет система аристотелевских учений связывала человеческий дух самыми тяжелыми цепями — цепями ментального рабства, и необходимость сбросить унизительное ярмо стала очевидна всем. Независимое исследование, дух изобретательства и творческая сила были изгнаны из научных аудиторий, а студенты философии и медицины школярски повторяли мнения модных авторитетов. Школьные священники были диктаторами в своих школах: философия Аристотеля представляла собой сухое и законченное целое, в котором ничто не подлежало пересмотру или исправлению, и любая попытка независимого духа вдохнуть жизнь в эту гниющую массу расценивалась как ересь, невежество и высокомерие, а тех, кто пытался сделать это, осмеивали и презирали. Ничто новое не допускалось. То, что уже существовало, служило материалом для бесконечных и бесплодных дискуссий и споров между профессорами и докторами. Даже александрийская и римская культуры мало что смогли прибавить, и это немногое было получено поверхностным, эмпирическим путем. Деятельность научных умов сводилась к работе по коллекционированию мнений и к попыткам втиснуть их в рамки теории Аристотеля, а те факты, которые не согласовались с модными теориями, безапелляционно отвергались, как часто бывает и сегодня.

Но пустые фразы, догматизм и слова, не имеющие смысла, — все это не может быть пределом стремления умов, подобных Парацельсу. Он был искателем Истины, а не жонглером научными терминами. Факты были более ценны для него, чем мнения, явления природы несли для него больше смысла, чем книги, полные изощренной софистики, и поэтому он стал представителем новой эры и интеллектуальным центром, привлекшим к себе все умы, ненавидевшие тьму и жаждавшие света.

Об источнике и основе мудрости он говорит:

«Всякое число есть многократное повторение единицы, все науки сходятся в одной точке, вся мудрость исходит из одного центра, и число мудрости есть единица. Свет мудрости озаряет мир и выражает себя различными путями сообразно той субстанции, в которой проявляется. Вследствие этого человек может проявлять разум трояко: как врожденные склонности, как животный разум и как духовный разум. То знание, которое душа наша получает от физических и животных начал, временно; то, что получает она от духа, — вечно. Бог есть Отец Мудрости, и вся мудрость исходит от него. Мы можем вырасти в знании, но мы не можем сами умножить знание, ибо в нас нет ничего, что не было бы заложено Богом.[231] Те, кто полагают, что смогут научиться чему-либо без помощи Бога (Любви и Мудрости), впадают в идолопоклонничество, предрассудки и заблуждения. Они могут обладать громким именем в мире и быть почитаемы невеждами, но разум их, отвергнутый светом, закончит существование во тьме. Те же, кто любят сияющий центр, будут привлечены к нему, и их знание придет от Бога. Бог есть Отец Мудрости, человек же — сын. Если мы желаем знания, мы должны обращаться за ним к Отцу, а не к сыну. Если же сын хочет учить мудрости, он должен учить той мудрости, которую получил от Отца. Знание, которым обладают наши священники, получено ими не от Отца — они передают его друг другу. Они не уверены в истинности того, о чем учат, и потому прибегают к спорам, обману и увиливаниям; они впадают в заблуждения и тщеславие и принимают свои суждения за Мудрость Божью. Лицемерие не есть святость, тщеславие не есть сила, хитрость не есть мудрость. Искусству обмана и оспаривания, подтасовки, извращения и искажения Истины можно обучиться в школах; способность распознавать Истину и следовать ей не дается ученой степенью; она приходит только от Бога. Желающий познать Истину должен суметь увидеть ее, а не довольствоваться ее описанием, даваемым другими. Высшая сила разума, не озаренная любовью, есть лишь высокая степень животного ума, и она рано или поздно исчезнет; разум, оживленный любовью Всевышнего, есть разум ангелов, и он будет жить вечно».
(«De Fundamento Sapientiae».)



Титульный лист книги «Philosophia Mystica »(1618 г.),
которой собраны религиозные трактаты Парацельса и Валентина Вейгеля
(1533–1588).


Об истинной и фальшивой вере он говорит:

«Не вера в существование исторического Иисуса Христа способна спасти человечество от зла, но вера в Высшую Силу (в Бога), благодаря которой мог действовать человек Иисус. Первое из них есть лишь убеждение, оно дается изучением; второе же есть вера, которая неотделима от самого существа человека. Христос не говорит, что если мы верим в Его силу творить чудеса, то сами сможем низвергнуть горы в океан; Он говорит о нашей вере в высшую. Божественную силу, которая может проявляться через нас, как проявлялась она через Христа, если мы станем Ему подобны. Сила эта исходит от Бога и к нему возвращается; и когда один человек исцеляет другого именем Христа, он исцеляет его силою Божьей и своей верою. Эта сила действует в нем и через него благодаря его вере, а не в поощрение за то, что он является христианином, или за убеждение больного в том, что Христос однажды жил на земле».

«Сила истинной веры простирается столь же далеко, сколь далеко простирается сила Бога. Человек не способен совершить что бы то ни было собственными силами, но все может быть свершено через человека благодаря силе его веры. Если бы мы не верили в то, что способны ходить, мы не смогли бы ходить. Когда нам удается что-либо совершить, наша вера совершает это через нас. Если бы мы обладали верою хотя бы „с горчичное зерно“, мы смогли бы низвергнуть гору в море: но если бы сделать это мы пытались, дабы показать свою силу людям, усилия наши были бы тщетны и сила веры покинула бы нас[232]».

«Вера не исходит от человека, и ни один человек не может создать веру; вера есть сила, исходящая из источника Добра. Росток ее живет в человеке и может быть взращен им либо отвергнут; он может быть использован на добро или во зло, но действует он в полной мере только когда силен и чист — не ослаблен сомнениями и не распылен пустыми размышлениями. Кто хочет использовать его, должен быть устремлен к единственному предмету. Болезни можно вызывать и лечить верою, и если бы людям ведома была ее сила, они питали бы больше веры и меньше предрассудков. Мы не вправе называть болезнь неизлечимой; мы вправе лишь сказать, что не в состоянии излечить ее. Врач, верящий только в свою науку, достигнет малого; но тот, кто верует в силу Божью, действующую через него, и использует эту силу разумно, достигнет многого».

«Если некто полагает, будто может излечить болезнь или совершить что-либо другое, ибо верит, что способен сделать это, — он верит в предрассудок; но если он знает, что может совершить подобное, ибо сознает свою силу совершить это, — он сможет это сделать силой такого осознания, которое есть истинная вера. Подобная вера есть знание, и она дает силу. Истинная вера есть духовное осознание, а верование, основанное на простых мнениях и убеждениях, есть предрассудок, порожденный невежеством».

«Тело, которое получили мы от наших родителей и которое состоит из элементов, происходящих, прямо либо косвенно, из земли, не имеет духовных сил, ибо мудрость и добродетель, вера, надежда и любовь не вырастают из земли. Они суть не продукт физического строения человека, а свойства другого, невидимого высшего тела, ростки которого заложены в человеке. Физическое тело изменяется и умирает, высшее небесное тело вечно. Этот вечный человек есть человек истинный, и он не рожден земными родителями. Он получает питание не из земли, а из невидимого вечного источника, откуда произошел и он сам. Однако два этих тела едины, и человека можно сравнить с деревом, что получает питание и из земли, и из воздуха. Корни проникают в землю и ищут пищи во тьме, листья же получают ее от света. Преходящее тело есть дом для вечного, и потому нам должно заботиться о нем, ибо разрушающий смертное тело разрушает жилище тела бессмертного. Хотя вечное тело невидимо, оно существует, и придет время, когда оно станет видимым, — так ребенок в утробе матери невидим до своего рождения, но после рождения виден всем, кроме слепых; и как все возвращается со временем к источнику, из которого произошло, так и тело возвращается в землю, а дух — на небеса или в преисподнюю. Одни дети рождаются с небес, другие — из преисподней, ибо каждое человеческое существо обладает врожденными склонностями, и склонности эти принадлежат духу и указывают то состояние, в котором существовал он до своего рождения. Ведьмами и колдунами не становятся в одночасье: они рождаются уже с силою творить зло.[233] Тело есть лишь орудие; если вы ищете человека в его мертвом теле, вы ищете его тщетно».


Парацельс не верил, что что-либо может произойти вопреки законам природы, но он никогда не заявлял, что все законы природы уже известны. Он отвергал слепой фанатизм и легковерие невежественного духовенства своего времени, он требовал права читать Библию в свете своего собственного разума и отрицал мнения других, если находил их неверными, даже если эти мнения авторитетно и догматично провозглашались официальными хранителями науки или религии. Номинально он оставался католиком, но тем не менее поддерживал и защищал реформаторскую церковь, и ханжи считали его еретиком.

Неудивительно, что столь свободно мыслящий и дальновидный ум, каким был Парацельс, имел множество врагов среди невежд и фанатиков; он доводил их до отчаяния критикой распространенных в обществе предрассудков и научных нелепиц, а также дерзкой манерой, в которой он противостоял им, атаковал и ниспровергал старые правила и заблуждения, которые не только устарели, но уже даже прогнили от времени. Он осуждал чрезмерную церемониальность и идолопоклонничество — поклонение изображениям и мощам святых, — заявляя, что тот, кто хочет обрести истинную христианскую веру, должен искать ее не в обрядах, церемониях и изображениях, а в живом Христе без клерикального посредничества.

«Вы должны познавать от слова Мудрости, и в нем вы не найдете ни статуй, ни изображений, но только Мировой Дух. Когда вам проповедуют веру, то стремятся посеять ее в вашем сердце, где она может пустить корни, прорасти и открыться для вас; но если вера не в вашем сердце, а в обрядах и церемониях, и если вы привязаны к этим формам, знайте, что в сердце вашем зло; ибо хотя обряды и церемонии могут вызвать у вас вздохи и слезы, слезы и вздохи эти ничего не стоят, ибо чувства ваши порождены этими образами и к этим же образом вернутся. Все возвращается в конце концов туда, откуда пришло, и коль скоро формы эти тленны, чувства, которые они вызывают, исчезнут вместе с ними. Богу нужно только сердце, но не церемонии. Если вы не нуждаетесь в церемониях, они утратят смысл и в вопросе веры, и в искусстве магии. Использование их ведет лишь к легковерию и предрассудкам».


О поклонении образам святых он говорит:

«Святые на небесах, а не в дереве, из которого вырезано их изображение. Каждый человек сам ближе всего к собственному богу. Я возражаю вашим святым отцам, ибо они писали для тела, а не для души; они писали стихи, а не теологию; они плодили иллюзии вместо того, чтобы открывать истину. Они были учителями обычаев и порядков, а не учителями вечной жизни. Пустое подражание святым не ведет ни к чему, кроме осуждения на вечные муки. Черные одежды или клочок бумаги, удостоверенный кем-нибудь из сильных мира сего, не делает человека святым. Свят тот, кто поступает мудро, ибо мудрость есть Бог. Священник должен быть духовным поводырем для других; но как может человек быть духовным поводырем, если сам лишь говорит о духовном, ничего о нем не зная? Могут сказать, что поступки священника не влияют на истинность того, что он проповедует; но священник, который поступает неправедно, не обладает истиной и не вправе ее проповедовать. Он может лишь повторять слова и изречения, подобно попугаю, а смысл их будет недоступен внимающим ему, ибо он сам ничего не знает об их смысле».

«Доверие к мнениям не есть вера. Доверяющий глупо сам есть глупец. Глупец, верящий в неразумные вещи, мертв для веры, ибо не обладает знанием, а без знания не может быть веры. Желающий обрести истинную веру должен знать, ибо вера произрастает из знания. Вера, исходящая от знания, укореняется в уме; доверяющий же слепо не имеет знания и не обладает ни верою, ни силою. Бог не хочет, чтобы мы пребывали во тьме и невежестве; напротив, знание наше будет от Бога; мы воспримем божественную Мудрость. Бог не радуется, видя глупцов, тупиц и простаков, готовых поверить во что угодно, каким бы нелепым это ни было; не хочет он и того, чтобы в каждой стране был только один мудрый и знающий человек, а остальные следовали бы за ним слепо, как овцы за бараном; мы все должны иметь наши знания в Боге и получать их из мирового источника Мудрости. Мы должны знать, кто и что есть Бог, и мы сможем узнать Бога, только став мудрыми. Деяния Бога откроются нам через мудрость, и Бог — живущий внутри нас — более всего возрадуется, если мы станем подобны ему. Но, дабы стать подобными Богу, мы должны быть привлечены к Богу, который есть мировой источник всего: и сила, привлекающая нас, есть Любовь. Любовь к Богу будет зажжена в наших сердцах горячей любовью к человечеству, любовь же к человечеству будет вызвана любовью к Богу. Таким образом Бог Макрокосма и Бог Микрокосма влияют друг на друга, и оба они есть одно, ибо есть лишь один Бог, и один Закон, и одна природа, через которые проявляется Мудрость».
(«De Fundarnento Sapientae».)



Критика алчности и расточительности пап.


Существует земное солнце, которое является причиной тепла, и все, кто могут видеть, видят солнце; а те, кто слепы и не могут его видеть, чувствуют его тепло. И существует Вечное Солнце, которое является источником всей мудрости, и те, чьи духовные чувства пробуждены к жизни, увидят это Солнце и осознают его существование; а те, кто еще не достигли духовного сознания, все же смогут почувствовать его силу с помощью внутреннего дара, который зовется Интуицией. Животный ум действует в животной душе, а ангельская мудрость — в духовной душе. Первый видит при посредстве света природы, который возникает путем отражения лучей Божественного Света, действующего в природе; но Свет Духа является не продуктом природы, а высшей причиной всего, что в природе проявляется. Природа не создает мудрых; она просто обеспечивает естественную форму для мудрого. Природа еще не совершенна — она производит калек и болезни, аномалии и уродства, слепых и хромых; но все, что исходит от Бога, — совершенно. Это семя посажено в душе человека, и человек является садовником и земледельцем, чья задача — окружить это семя необходимыми для роста элементами, чтобы, когда земная обитель будет разрушена, дух, привлеченный Его Любовью. Его вечным домом, смог вернуться туда — облеченный знанием, облаченный в чистоту и озаренный собственной мудростью.

Дух входит в тело и выходит из него, как дуновение воздуха проходит сквозь струны Эоловой арфы. Если нам удастся задержать его там, мы создадим источник бессмертной гармонии, создадим бессмертное существо. Чтобы задержать дух, мы должны суметь задержать мысль. Человек — это материализованная мысль; он есть то, что он думает. Чтобы изменить свою природу от смертного до бессмертного состояния, он должен изменить способ мышления; он должен перестать цепляться в своих мыслях за то, что иллюзорно и подвержено исчезновению, и держаться за то, что вечно. Видимая вселенная — это мысль вечного Разума, воплощенная в объективную реальность его волей и кристаллизованная в материю его силой. Взгляните на вечные звезды, на несокрушимые горные вершины. Они — мысли Мирового Разума, и они будут существовать до тех пор, пока не изменятся мысли этого Разума. Если мы сможем удержать мысль, мы сможем создавать. Но кто, кроме Просветленного, сможет удержать мысль? Разве иллюзии чувств постоянно не разрушают то, что мы пытаемся создать? Люди думают не то, что хотят, а то, что приходит им в голову. Если бы они смогли контролировать работу своего ума, они бы смогли контролировать свою природу и природу, которой окружены их формы.

Но смертный человек не способен управлять своим разумом, если только эта сила не дана ему духом. Смертный человек слеп, он не умеет распознавать истину и не может осознать величие вечных истин, пока он скован привязанностью чувств. Лишь тогда, когда он освободится от своих земных привязанностей, он сможет подняться в царство, где узрит красоту и величие духа. Тот, кто верит в свою собственную силу, потерпит неудачу и станет жертвой собственного тщеславия; тот, кто ожидает спасения от других, будет разочарован. Нет такого бога, святого или человека, в которого мы могли бы уверовать, кому могли бы доверить свое спасение, кроме силы Божественного Принципа, действующего внутри нас самих. Только когда человек начинает понимать эту истину, он начинает свою бесконечную жизнь и переходит из царства мимолетных иллюзий в царство вечной Истины.
__________________________________
_______
230
Бог является величайшей силой во вселенной, ибо Он есть источник и средоточие всех сил в их высшем проявлении. Бог есть абсолютное Сознание, абсолютная Любовь и абсолютная Мудрость. Если мы хотим совершить что-то великое, первое требование для этого — присутствие Бога, ибо Он есть человеческое понимание и сила человека и находится в самом человеке. Но к Богу нельзя приблизиться разумом без любви. Бог — это Любовь, и призывается Он только Любовью. Мы не сможем познать принцип добра умом, не полюбив всем сердцем, и чем более желаем мы добра, тем более сможем постичь умом суть этого принципа. Поэтому Божественная Любовь — это сила, далеко превосходящая низшую природу человека: она не может развиться из животного начала человека — это дар из всеобщего источника Любви, в том же смысле, как и солнечный свет не исходит из земли, а излучается сверху. Бог живет в сердцах людей, и, если мы хотим любить Его, мы должны любить все, что есть доброго в людях. Любовь к человечеству — это начало познания Бога. Разум — это величайшее достояние смертного человека, и разум, поднявшийся силой любви к источнику всего знания, сможет познать Бога и все таинства природы и стать подобным Богу: разум без любви ведет к ошибкам, заставляет блуждать во тьме и приводит к гибели. Разум в сочетании с любовью к высшему добру ведет к мудрости; разум без любви ведет к силам зла.
231
Становится ясно, что подлинный духовный наставник, проводящий абсолютную мудрость, должен непременно быть непогрешим, и если мы верим, что кто-то является таким наставником, то мы должны верить и в его непогрешимость. Если он не непогрешим, он не будет настоящим духовным наставником.
232
Возможно, поэтому индийские йоги и святые не творят оккультных «чудес» ни за плату, ни ради удовлетворения любопытства, ни для «развития науки».
233
Они рождаются со склонностями, приобретенными в предыдущих жизнях на земле или других планетах.
Прикрепления: 2508859.png(20.7 Kb) · 1024955.png(38.9 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Воскресенье, 17.06.2018, 01:33 | Сообщение # 34
Группа: Админ Общины
Сообщений: 7235
Статус: Online
ПРИЛОЖЕНИЯ

АДЕПТЫ

Cуществуют адепты разных уровней. Одни из них живут в физическом теле, как обычные люди, а во время сна способны переносить свой астральный дух из тела куда пожелают; после пробуждения их астральный дух возвращается в тело, которому принадлежит. Другие не имеют физических тел, ибо достигли той ступени совершенства, когда тела им больше не требуются.

«Есть люди, которые были вознесены (verzueckt) к Богу и остались в этом возвышенном состоянии; они не умерли. Их физические тела прекратили свое существование, не осознавая этого, без ощущений, без болезни, без страдания; тела их преобразились и исчезли, и никто не узнал, что с ними сталось; но до сих пор они пребывают на земле. Духи же их и божественные тела, не имеющие ни материальной оболочки, ни очертаний, ни цвета, были вознесены на небеса (слились с Мировым Разумом), подобно древним Еноху и Илие[234]».
(«Philosoph.» V.)

«Существует огромное различие между телом физическим и телом духовным. Физическое тело видимо и осязаемо, духовное — невидимо и неосязаемо. Тело ест и пьет, дух живет верою. Тело преходяще и уничтожимо, дух вечен. Тело умирает, дух живет. Тело подчиняется духу, дух побеждает все. Тело непрозрачно, замутнено, дух прозрачен и ясен. Тело часто болеет, дух не знает болезней. Тело есть тьма, дух же есть свет, он может проникать в сердце гор и в глубь земли. Тело исполняет то, что повелевает ему дух. Тело есть Mumia, субстанция духа есть бальзам жизни. Тело происходит от земли, дух же — от небес[235]».
(«Philosophia», IV.)


СОТВОРЕНИЕ


Непроявленный Абсолют можно представить лишь в виде математической точки, не имеющей размеров; такая точка, проявляясь во всех направлениях, неизбежно становится сферой. Если вообразить эту математическую точку как существо, осознающее себя, мыслящее, способное действовать и стремящееся проявиться, то единственный возможный для него способ достичь этого заключался бы в том, чтобы излучить собственную субстанцию и сознание из центра к периферии. Этот центр есть Отец, вечный источник всего (Ин 1, 4); радиус есть Сын (Логос), который содержался в Отце от века (Ин 1,1); субстанция Отца и Сына, излученная из непостижимого центра до беспредельной периферии, есть Святой Дух, дух истины (Ин 15, 26). Мы не можем представить себе тело без длины, ширины и толщины; круг или сфера всегда состоят из центра, радиуса и окружности. Эти три измерения составляют единое целое, и ни одно из них не может существовать без двух других.[236] Бог посылает свою мысль силой своей воли (Iliaster разделяет себя). Он придает мысли силу и выражает ее в Слове, несущем в себе созидающую и сохраняющую силы, и его мысль обретает форму, давая жизнь мирам и существам, образующим, можно сказать, видимое тело невидимого Бога. Так в самом начале сотворения мыслью Бога, действующей в макрокосме (Мировом Разуме), были созданы миры; и таким же образом создаются формы в индивидуальной сфере разума человека. Если мы привязаны к какой-то мысли, мы создаем некую форму в нашем внутреннем мире. Добрая мысль порождает хорошую форму, а злая — дурную, и они растут, подпитываемые мыслью или «воображением».

РОЖДЕНИЕ

Все существа порождены творческой силой воображения.[237] Это воображение может исходить: 1) от природы; 2) от человека; 3) от Бога.

Соответственно, есть три пути, которыми люди могут приходить в жизнь.

1. Обычные люди, результат половых сношений между мужчинами и женщинами. Воображение родителей создает сперму, матка обеспечивает условия для ее развития.

«Они рождаются из плоти, и назначение их — возродиться в духе»
.[238]

2. Люди-боги, плод воображения и воли божественного Логоса, развившиеся в телах девственниц (Мф 1, 23; Лк 1, 35).

«Они уже рождены от духа».[239]

3. Первоначальные люди, не имевшие отцов и матерей и бесполые, созданные мыслью Бога в материнском лоне природы (Евр 7, 3).

«Они есть истинные образы Творца, дети Бога, без греха и без материальных элементов» (Лк 3, 38). Прельстившись материей и желая испытать материальные наслаждения, они постепенно погружаются в материю и становятся материальными.[240]

ПОСВЯЩЕНИЕ

Посвящение, или крещение, — это развитие духовного принципа, содержащегося в зачаточном состоянии в каждом человеке, до уровня сознания. Два начала сливаются в одно человеческое существо. Одно исходит от Духа, другое исходит от природы, но они едины. Одно познает природу, другое может познать дух. Одно есть дитя Адама, другое же — сын Христа. Немного тех, чье духовное сознание пробуждено к жизни, кто умер в Адаме и возродился во Христе, возродившиеся познали себя и посвящены в царство духа.[241]

«Потому посвящение есть сущность развития человека, оно не может быть получено по чьему-либо благоволению. Церемонии суть лишь внешняя форма. Истинное крещение — это крещение огнем, достижение мудрости, победа духа над животной природой человека».
[242]

МЕДИУМИЗМ

«Природа учит всему; свое знание она получает от Духа. Но Дух и природа едины, ибо природа есть свет, исходящий от Духа. Если природа учится от Духа, единое становится разделенным на два: ученик задает вопросы и сам отвечает на них. Во сне спящий и человек, который ему снится, есть одно целое; в искушении искуситель и искушаемый едины».

«Свет природы есть свет, исходящий от Духа. Он есть в человеке — рождается и развивается вместе с ним. Некоторые люди озарены этим внутренним светом, но жизнь других сосредоточена в их животных стремлениях, и они блуждают в темноте и невежестве. Есть люди, которые пишут мудро о том, что явно недоступно их по ниманию, — сама мудрость проговаривает через них, ибо у человека нет собственной мудрости, он может лишь прикоснуться к ней через свет природы, сияющий в нем самом».

«Те, что живут своими животными склонностями, не мудры, и то, что пишут они, внушено им их животным разумом. Некоторые животные кровожадны, другие — прожорливы, третьи — вороваты, четвертые — похотливы; но в душе человека существуют все свойства животного царства, и всякий раз, когда они оживают, они берут верх над его разумом, и человек становится подобен рассуждающему животному и пишет так, как диктует ему его животный разум».

«То, что человек пишет, порождено не им, но существовало до него и будет существовать после; он лишь дает этому форму. Потому все написанное им принадлежит не ему, но кому-то другому, он есть лишь инструмент, посредством которого истина либо заблуждение выражают себя. Есть люди, пишущие механически, и такая работа может иметь три источника; разумное творчество может проистекать из источников числом более пятидесяти семи; труды, вдохновленные Словом Божьим, могут исходить из десяти истоков. Человек, который творит, должен знать источник, из коего приходят его идеи, ибо только тот, кто знает мудрость, может писать мудро».[243]
(«De Fundamento Sapientiae».)


ОККУЛЬТНЫЕ ЯВЛЕНИЯ

Исчезновение предметов.
«Видимые тела могут быть сделаны невидимыми или сокрыты так же, как темнота скрывает человека и делает его невидимым«То, что делается видимо обыкновенным образом, может быть сделано и неявно, необыкновенными способами. К примеру, замок можно открыть ключом, рану нанести шпагою, тело защитить кольчугою. Все это будет сделано явными способами. Вы можете схватить человека рукой, не делая в нем дыры, и достать из воды рыбу, не оставляя дыры в воде, или опустить что-то в воду и, вынув руку, дыры в воде не оставить. Посредством искусства некромантии можно провести что-либо сквозь тело или поместить внутрь тела, не делая в нем никакого отверстия[248]». («Philos. Sag.», 1, 4.)

Палингенез. Когда вещь теряет свою материальную субстанцию, невидимая форма еще пребывает в свете природы (астральном свете); и если мы сумеем вновь облечь эту форму видимой материей, мы сможем снова сделать ее видимой. Вся материя состоит из трех элементов, которые суть, сера, ртуть и соль. « Посредством алхимии мы можем создать магнетическое притяжение в астральной форме, так что она будет привлекать к себе из элементов (Акаши) те начала, которыми обладала до своего уничтожения, объединять их и становиться видимой вновь[245]». («De Resuscitationibus».)

Оккультные письма.
«Если элементарное тело может написать письмо и отправить его кому-либо с посыльным, потратив на это месяц, почему бы эфирному телу адепта не быть в состоянии написать письмо и отправить его по назначению (с помощью стихийных духов), потратив на это час[246]». («Philos. Sag.», 1, 6.)

Трансформации
. «Существует особый род магии, посредством которого могут быть образованы живые тела и одно тело может быть трансформировано в другое, как было сделано Моисеем[247]». («Philos. Sag.», 1, 4.)

Прохождение материи сквозь материю. «То, что делается видимо обыкновенным образом, может быть сделано и неявно, необыкновенными способами. К примеру, замок можно открыть ключом, рану нанести шпагою, тело защитить кольчугою. Все это будет сделано явными способами. Вы можете схватить человека рукой, не делая в нем дыры, и достать из воды рыбу, не оставляя дыры в воде, или опустить что-то в воду и, вынув руку, дыры в воде не оставить. Посредством искусства некромантии можно провести что-либо сквозь тело или поместить внутрь тела, не делая в нем никакого отверстия[248]». («Philos. Sag.», 1, 4.)


Передача мыслей.

__________________________________________________
234
С. Эккартсгаузен в своем «Disclosures of Magic» (1790) говорит об адептах следующее:
«Эти мудрецы, число которых мало, есть сыны света, они противостоят тьме. Они питают неприязнь к мистификации и секретности, они открыты и искренни и не имеют никакого отношения к тайным обществам и внешним церемониям. Они владеют духовным храмом, в котором главенствует Бог.
Они живут в разных частях земли и не вмешиваются в политику; их задача — сделать для блага человечества все, что в их силах, и черпать мудрость из вечного источника истины. Они никогда не ссорятся из-за расхождения во мнениях, ибо знают истину. Число их мало. Некоторые из них живут в Европе, другие — в Африке, но они объединены гармонией душ и являются, таким образом, одним целым. Они связаны между собой, хотя могут находиться за тысячи миль друг от друга. Они понимают друг друга, хотя говорят на разных языках, поскольку язык мудрых есть восприятие духом.
Ни одна личность, склонная ко злу, не сможет жить среди них, поскольку будет немедленно узнана, ибо не может быть озарена мудростью, и как зеркало, покрытое грязью, не может отражать свет, так же и эта душа не может отражать истину. Но чем более совершенной становится душа человека, чем больше приближается она к Богу, тем больше начинает она понимать и тем возвышенней становится ее любовь. Таким образом человек может достичь посвящения, он может общаться с совершенными существами царства духа, и они будут обучать и направлять его. Он будет истинным сыном Бога. Вся природа будет подвластна ему, поскольку он станет орудием, исполняющим волю Творца природы. Он знает будущее, мысли и побуждения людей, ибо тайны вечности открыты ему.
Планы сильных мира сего потерпят крах. То, к чему стремились последователи ложных научных учений, будет уничтожено по одному мановению руки Бога, и придет лучшее, благородное поколение, которое будет поклоняться Богу в духе и в истине».
235
Есть три вида знания: (1) внешнее знание, или научные мнения о внешнем мире (Гал 6,3). Это знание ведет к заблуждениям, поскольку концентрирует все внимание на иллюзорной внешней стороне вещей и оставляет ум в неведении относительно внутренних истин; (2) знание, получаемое проникновением в тайны природы; постижение истин, независимое от мнений других. Это начало мудрости; (3) мудрость, или знание Высшей Причины всего, получаемое познанием себя (Прит 8,17–27). Это мудрость Соломона.
Есть три вида знающих: (1) «ученые», которые имеют дело с мнениями и иллюзорными проявлениями: упрямцы и догматики, скептики и материалисты и т. п., постоянно спорящие из-за различия во взглядах; (2) те, кто способен познать внутренние истины силой своего внутреннего восприятия: (3) адепты, единые с истиной, знающие все, поскольку знают самих себя, благодаря силе Святого Духа, проявляющегося в них (Прит 9,7).
236
Учение о Троице встречается во всех основных религиозных системах. В христианстве это Отец, Сын и Святой Дух; у индусов — Брахма, Вишну и Шива; буддисты называют ее Мулапракрити, Пракрити и Пуруша; персы учат, что Ормазд создал из себя свет силой своего слова. У египтян Амон — первопричина, из которой было сотворено все сущее силой ее собственной воли. В Китае Гуань-ши-инь — это вездесущее, проявленное всюду Слово, исходящее из непроявленного Абсолюта посредством силы его воли и тождественное ему. Греки называют ее Зевс (Сила), Афина (Мудрость) и Аполлон (Красота), германцы — Бодан (Первопричина), Тор (Сила) и Фрейа (Красота). Яхве и Аллах есть триединство Воли, Знания и Силы; и даже материалисты верят в причинную связь, материю и энергию.
237
Есть три вида воображения: пассивное воображение, деятельная мысль, творческая мысль.
238
«Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух». (Ин 3, 6) — Прим. ред. Существует три вида рождения: рождение плоти, души и духа; и каждое рождение имеет три этапа: зарождение, развитие и плодоношение. Первое рождение — это обычное рождение человека, второе — пробуждение души и обретение ею силы контролировать желания и страсти (Еф 4,13); это как бы невидимый огонь, пронизывающий все тело. Третье рождение есть возрождение духа, пробуждение его к духовному сознанию. Последняя стадия достигается очень немногими. (Кор 1, 15, 47; Ин 3,6).
239
«Которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Ин 1.13). Или: «И Слово стало плотию и обитало с нами…» (Ин 1,14) — Прим. ред. Кришна, Будда, Христос.
240
«Адам». Неудачи Дхиан-Чоханов.
241
«Плоть Адама» образуют животные элементы души, но плоть Христа есть дух (шестой принцип). Все животные принципы, существующие в природе, в зародыше присутствуют и в душевной сущности человека и могут расти там и развиваться в нечто реально существующее. Весь процесс животного творения, таким образом, может быть воспроизведен в душе человека, поскольку развитие животной страсти означает развитие животного элемента в душе. Если страсти подчиняются силе духа, эти животные создания умрут и будут изгнаны из организма души таким же образом, как гниющие части физического тела отторгаются из физического организма; и если этот процесс, происходящий в физической форме, можно наблюдать в состоянии бодрствования, то соответствующий процесс, происходящий в душе, можно наблюдать во сне.
242
Существуют три вида крещения, дающие три разных имени: первое крещение есть только внешняя форма, и имя для него необязательно; второе — это крещение «водой истины», или пробуждение души к осознанию истины; во время него человек получает новое имя, выражающее уровень и предназначение данной личности (Быт 17,5); третье — крещение «огнем духа», и имя, которое оно дарует, выражает силу совершенного и бессмертного божественного человека (Отк 2, 17).
243
Существуют три разряда медиумизма: механический медиумизм, при котором физические силы медиума используются посторонними силами (одержимость, «физические манифестации» и т. п.); эмоциональный медиумизм, при котором стимулируются силы души медиума, пробуждаются его чувства и мысли (произнесение и написание слов в состоянии транса); духовный медиумизм, при котором мудрость проявляет себя через трансцендентально сознающего человека (экстаз, озарение).
244
Говорится, что «тьма есть отсутствие света». Так же справедливо сказать, что «свет есть отсутствие тьмы». Свет и тьма — это определенные состояния космического эфира (Акаши). Свет — это «дух», тьма — «материя». И то, и другое имеет определенные положительнe качества (Быт 1,4).
245
Платон, Сенека, Эрастус, Авиценна, Аверроэс, Альберт Великий, Каспалин, Кардано, Корнелий Агриппа, Эккартсгаузен и многие другие писали о палингенезе растений и животных. В 1687 году Кирхер в присутствии шведской королевы Кристины восстановил розу из пепла. Астральное тело отдельной формы сохраняется вместе с ее остатками до тех пор, пока они не разложатся полностью, и с помощью определенных методов, известных алхимикам, оно может быть вновь облечено материей и стать видимым.
246
Ценность письма будет определяться качеством своего содержания, а не способом, которым оно было получено.
247
Исх 7, 10.

248
Такие проявления оккультной силы часто можно наблюдать во время спиритических сеансов. Они кажутся нам непостижимыми, поскольку мы привыкли рассматривать форму как нечто реальное, вместо того чтобы видеть в ней иллюзию, и принятые нами представления о строении материи ошибочны в самой своей основе.


Господь твой, живи!
 
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » ЖИЗНЬ ПАРАЦЕЛЬСА И СУЩНОСТЬ ЕГО УЧЕНИЯ (Франц ГАРТМАН)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES