Пятница, 16.11.2018, 21:07

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » МИСТЕРИЯ ОГНЯ. СБОРНИК (Мэнли Палмер ХОЛЛ)
МИСТЕРИЯ ОГНЯ. СБОРНИК
МилаДата: Среда, 12.09.2018, 23:35 | Сообщение # 21
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8014
Статус: Offline
Иерусалим 14 марта 1924 г.

Дорогие друзья!

Иерусалим представляет особый интерес для обычного христианина. Библейская страна мало изменилась за последние два тысячелетия. Пастухи все так же пасут на холмах стада, как они это делали, когда Пастырь людей ходил по этой земле, а караваны выходят из городских ворот, держа путь в Дамаск или Аравию. Все так же приходят за водой к колодцам люди и кочующие бедуины в беспорядке ставят свои шатры, похожие на огромные черные паучьи сети, разбросанные среди диких цветов Святой земли.



В Иерусалиме очень много оживленных улиц, и большинство из них ступенчатые. Выглядит это примерно так: через каждые 1,5–2 м поперек всей улицы проходит ступень, выложенная булыжниками, из которых вы не найдете и двух равной высоты. (Это, естественно, чрезвычайно усиливает удовольствие от пеших прогулок!) Подобное устройство улиц неизбежно и обусловлено топографией города, который построен на четырех холмах. И куда бы мы ни направлялись, нам приходилось или подниматься вверх по одной улице, или спускаться вниз по другой.



Повсюду прошлое и настоящее, казалось, смешивались настолько сильно, что мы нисколько бы не удивились, увидев самого Учителя с небольшой группой учеников, бродящего среди холмов. Неподалеку от города находится старый колодец волхвов, где, как гласит легенда, три мудреца с Востока поили своих верблюдов. В колодце все еще есть вода, о чем свидетельствуют многочисленные борозды в древних камнях, оставленные веревкой, к которой привязывали ведра.


Колодезь Иакова. Самария


Автомобиль в Иерусалиме кажется удивительно неуместным. Не раз можно было наблюдать, как несколько таких расхлябанных представителей западного прогресса с грохотом проезжают по местной дороге, не осмеливаясь заехать далеко в глубь города. Единственным транспортным средством, которое отваживалось курсировать по узким, извилистым улочкам, были огромные, неторопливо выступающие верблюды или маленькие ослики, столь тяжело нагруженные, что из-под объемной поклажи видны были только четыре коротких ножки и два длинных уха.

Многие улицы настолько узки, что, расставив в стороны руки, можно кончиками пальцев одновременно коснуться противоположных стен, а поворотов и не сосчитать; боковые улицы большей частью кончаются неожиданным тупиком или круто поворачивают обратно. Без местного проводника путешественник просто теряется, но даже с проводником он зачастую безнадежно запутывается в извилистом лабиринте тесных улочек с арками из искусственного мрамора вверху и шероховатым неровным булыжником внизу.

Но более всего остального меня поразил жуткий упадок, царящий вокруг Иерусалима. Никогда прежде я не видел таких бесплодных пустошей, каменистых, продуваемых всеми ветрами, и несчастных. Глядя на них, можно было подумать, что миллионы каторжников тысячелетиями разбивали валуны в щебень, а затем укладывали его ровным слоем на все свободные участки поверхности земли. Пейзаж дополняют торчащие повсюду скалы — унылые скалы, изогнувшиеся в страшной агонии, так что у каждого, кто их видит, создается впечатление, что он стал свидетелем последствий проявления ярости богов.

Как я слышал, в некоторых районах Святой земли почвы тучные и плодородные, что, безусловно, не относится к окрестностям Иерусалима. В этой части страны все, что не представляет сплошной гранит, кажется превратившимся под лучами палящего солнца в природный кирпич. Старые строения очень похожи на здания испанской миссии в Калифорнии. Они построены из самана* или чего-то наподобие, и зачастую очень трудно определить, где кончаются дома и начинается ландшафт.

Но, несмотря на выжженную, пересохшую землю, рынки в Иерусалиме завалены фруктами и овощами. Там я впервые увидел самую замечательную в мире кочанную и цветную капусту, а также репу. Хотя полностью тайну их происхождения мне так и не удалось раскрыть, разгадка, возможно, кроется в чрезвычайно интенсивном использовании тех небольших площадей между скалами, где можно разводить сады и огороды.

В овощах и фруктах более всего, пожалуй, удивляет их бьющая в глаза чистота. И хотя это отнюдь не относится ко всем сферам жизни, но что касается рынка, то здесь каждая репа вычищена и отмыта до блеска, кочаны капусты в идеальном состоянии, а на цветной капусте вы не найдете ни крупицы земли или чего-то постороннего.

Самым знаменитым фруктом в Святой земле бесспорно является апельсин, равный по размеру нашему грейпфруту и обладающий непревзойденным ароматом. Местные жители продают их по три штуки за двадцать пять центов. Тут, однако, есть одна маленькая хитрость, ибо, если такой апельсин очистить от кожуры, он сразу же уменьшится до размера среднего калифорнийского апельсина.

Наняв себе в проводники вполне интеллигентного вида мусульманина, я приступил к наблюдениям и, пройдя по извилистой сводчатой улице, оказался у горы Мориа и Омаровой мечети. Синий купол мечети виден из любой точки Иерусалима; сама мечеть, стоящая неподалеку от городской стены, фасадом обращена к Масличной горе и отделена от нее Иосафатовой долиной.


Мечеть Омара


Куббет эль Шакхра, Купол скалы, — священное место для евреев, христиан и мусульман. Огромный камень, Харам эль Шериф, находится внутри мечети и предположительно представлял собой библейское гумно Аравнаха, иевузита*. Как нам рассказали, его купил Давид за пятьдесят серебряных шекелей.

Гора Мориа первоначально была острым горным кряжем, и зодчие, назначенные Соломоном для постройки храма, сказали, что было бы разумнее выбрать для этого какой-нибудь другой холм, но Соломон, памятуя о его древних священных традициях, настоял, чтобы именно гора Мориа стала местом возведения храма. Однако вначале потребовалось преобразовать холм в искусственное плато, обнести его стеной и вымостить гранитом, чтобы строительство храма вообще оказалось возможным. Древние историки полагают, что соорудить основание храма было гораздо труднее, чем построить сам храм.


Храмовая Гора


Раз за разом храм разрушали до основания, которое оставалось неповрежденным; на нем-то мусульмане и построили свою мечеть, поскольку оно, согласно ветхозаветной истории, считалось священным, а многие части Ветхого Завета они вобрали в свою религию.

Подчинившись правилу снимать при входе в мечеть обувь или надевать поверх нее парусиновые чехлы, мы вошли внутрь. В центре мечети мы увидели вышедший на поверхность большой кусок обнаженной породы, обнесенный низким заграждением. Размеры этого огромного плоского камня по самой грубой оценке составляют около 18 м в длину и 15 м в ширину, а толщина колеблется от 1,5 до 2 м. В древности там находилось гумно, на котором царь Соломон установил постоянный алтарь своего храма. Ныне этот камень носит название камня Мории. Франкмасонам он известен как Чело скалы, а мусульмане называют его Куполом скалы. На этом самом месте патриарх Авраам собирался принести своего сына Исаака в жертву Господу.


Купол скалы


По лестнице с низким сводом мы спустились в находящуюся под скалой пещеру, которая имеет вид неотделанного помещения с покатым потолком, образованным нижней поверхностью скалы Мории. В потолке мы обнаружили дыру около 30 см в диаметре, которая служит входом в канал, идущий вертикально вверх и проходящий через центр скалы. Наш талантливый гид объяснил нам, что через это отверстие ангел вытащил тело Мухаммеда.

Справа в потолке есть большая полукруглая вмятина, оставленная головой Мухаммеда. Легенда гласит, что однажды в этом месте Мухаммед, стоя на коленях, молился, когда его неожиданно прервали, и он, забыв о низком потолке, быстро вскочил на ноги и разбил бы себе голову о камень, если бы скала, в знак высокого к нему уважения, не подалась бы назад, получив лишь полукруглую вмятину около 76 см шириной. Все это, надо заметить, проводник рассказывал нам на полном серьезе.

Выйдя из подземной пещеры, мы ознакомились еще с двумя чрезвычайно интересными объектами. Первый являл собой большой многогранный ящик, внутри которого установлены вложенные один в другой ящики поменьше. В самом маленьком ящичке содержится несколько волос из бороды пророка, которые служат предметом особого поклонения. А еще нам показали резную мраморную плиту, которая якобы была одним из оригинальных алтарных камней храма царя Соломона. Когда-то на ней были вырезаны херувимы, однако в свое время их лица изуродовали мусульмане, не терпящие присутствия каких бы то ни было резных изображений человеческого лица в месте, священном для них.

Пожертвовав нашему проводнику небольшую сумму на содержание этой межрелигиозной святыни и поблагодарив его за помощь, мы вышли под открытое небо, крайне сожалея о необходимости покинуть сие интереснейшее место с его прекрасными мозаичными стенами и изумительными витражами. Несмотря на некоторые явные небылицы, поведанные нам нашим проводником, большинство историй, связанных с Омаровой мечетью, звучало вполне правдиво. Вероятно, она и в самом деле стоит на том самом месте, где прежде был храм Соломона.

Из Омаровой мечети мы спустились к городским стенам и оттуда осмотрели Иосафатову долину, место высушенных костей. На противоположной стороне долины видны столб Авессалома, пирамида Захарии и грот св. Иакова, которые восходят ко времени правления Ирода.


Гробница Авессалома



Гробница Захарии


За Иосафатовой долиной есть еще несколько интересных достопримечательностей, и самая знаменитая из них — Масличная гора, над которой вздымается высокий шпиль русской церкви.


Масличная (Елеонская) гора.


Еще ниже раскинулся Гефсиманский сад, обнесенный побеленной стеной. За стеной растет оливковое дерево, которое, как утверждают, является прямым потомком той оливы, под которой Учитель преклонил колена в молитве.


Гефсиманский сад


Справа от сада, на уступе холма, известного как гора Вознесения, стоит круглая часовня — церковь Вознесения.
Прикрепления: 3309478.jpg(65.0 Kb) · 1034335.jpg(111.8 Kb) · 9397936.jpg(315.0 Kb) · 6118256.jpg(28.7 Kb) · 4009989.jpg(336.4 Kb) · 4672372.jpg(202.6 Kb) · 3575091.jpg(177.1 Kb) · 7544427.jpg(358.2 Kb) · 3905420.jpg(277.7 Kb) · 8521067.jpg(244.8 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 13.09.2018, 00:28 | Сообщение # 22
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8014
Статус: Offline



Храм Вознесения на горе Елеонской


В часовне бережно хранится установленный на каменной плите камень, на котором якобы виден отпечаток человеческой ступни. Полагают, что это след ноги самого Иисуса. Наш проводник отломил небольшую оливковую ветку от одного из деревьев, росших рядом с Гефсиманским садом, и, коснувшись ею этого камня, отдал ее нам как амулет против любого зла.

У нас, однако, возникли серьезные подозрения, что человек, выдумавший историю про отметину от головы Мухаммеда, так сказать, приложил руку и к этому камню, поскольку после примерно часа тщательного обследования мы так и не смогли обнаружить ни отпечатка ноги, ни какого-либо свидетельства, что он вообще там когда-нибудь был.

По обеим сторонам проходит городская стена, на которой мы стояли, озирая раскинувшуюся внизу панораму. Справа, в пределах городской стены, стоит гора Сион, которую кольцом окружает Сионская цитадель, знаменитая своим залом, где проходила Тайная вечеря. За нашей спиной в городе повсюду высятся мусульманские минареты, разместившиеся рядом с колокольнями христианских церквей.


Гора Сион



Зал Тайной вечери


В городской стене неподалеку от места, где мы стояли, находятся Золотые Ворота, через которые Христос якобы вошел в Иерусалим в Вербное воскресенье. Мусульмане верят, что следующий пророк ислама пройдет под сводом этих ворот, после того как пересечет долину по человеческому волосу. Сейчас ворота закрыты, и через них уже много поколений не проходил ни один человек.


Золотые ворота


Вернувшись в город и попетляв по бесчисленным извилистым улицам, мы вышли к Стене плача евреев. С тех пор, как Иерусалим попал в руки внешних сил, город неоднократно подвергался разрушению, а его храмы полностью сравнивали с землей, и неповрежденными при этом оставались одни лишь фундаментные блоки. Не секрет, что вокруг города стоят уже совсем не те стены, что окружали его в библейские времена. Однако часть стены, окружавшей храм Ирода, все еще стоит; ее отвели в качестве места плача евреев. На многих камнях сохранились древнееврейские письмена, вырезанные на их неровной и грубой поверхности. Это место священно для еврейского народа, и на него приходят богатые и бедные, молодые и старые, чтобы молиться своему Богу об освобождении от ига иностранного гнета. И эти жалобы небеспричинны, поскольку евреи — странники в чужих землях, одинокие люди с разбитым сердцем. Они выплакивают привилегию еще раз занять место разумного и действенного члена общества, но Бог Израилев уже долгое время хранит молчание.


Стена плача


В любое время дня и до позднего вечера они бьются о стену и громко жалуются Богу Авраама и Исаака, и, когда мы смотрим на них, наши сердца охватывает глубокая печаль, переполняя нас осознанием страдания еврейского народа, той муки, которую должны испытывать эти люди, оторванные от сердец своих собратьев. Поступательный ход цивилизации дает надежду, что будущее окажется добрее, чем прошлое, и что народ, претендующий на то, чтобы олицетворять братство и любовь скромного Назорея, который был евреем и проповедником в синагоге, перестанет быть объектом ненависти, не имеющей иных оснований, кроме фанатизма.

То тут, то там можно увидеть вбитый в огромную стену гвоздь. Когда кому-нибудь из стенающих евреев приходится отсутствовать в течение некоторого времени, он вбивает в трещину гвоздь, который представляет его во время его отсутствия, показывая оставшимся, что его сердце и душа пребывают с ними, участвуя в их бесконечном деле. По возвращении он вытаскивает гвоздь и снова занимает свое место. Ничто в Иерусалиме не поразило меня так сильно, как страстное воодушевление или глубокое чувство подавленности, присутствующее на том месте плача.

Возвращаясь в отель, мы прошли мимо дома, покрытого непонятными, но многозначительными узорами из синих и красных цветов, спиралей и филигранных знаков. Его вход обрамлен орнаментом в виде завитков, украшенных таинственными арабскими буквами. Мы спросили, что означает все это праздничное убранство, и нам объяснили, что хозяин этого дома и владелец соседнего магазина, ревностный мусульманин, отправился в паломничество в Мекку. По этому случаю он нанял местного художника расписать фасад его дома этими причудливыми узорами, чтобы его друзья и соседи могли сразу узнать причину его отсутствия и порадоваться вместе с ним той великой славе, которую он в скором времени стяжает. Нам рассказали, что мусульманину, совершившему путешествие в Мекку, редко удается восстановить свое финансовое положение, потому что на подобную поездку, как правило, уходит все, что он заработал в течение жизни. Но если он распорядится своими деньгами именно таким образом, то вряд ли будет нуждаться в чем бы то ни было; в этом случае его обеспечение возьмут на себя его друзья. Он вернется в феске, обвитой лентой из тонкой прозрачной ткани, и преисполненный таким духовным озарением, какое может снизойти только на того, кто посетил Каабу и Аэролит Авраама. Считается, что Кааба в Мекке стоит на земле непосредственно под Храмом Божиим на небесах.

Нашим гидом, между прочим, является парнишка-мусульманин не более лет двенадцати-тринадцати от роду, но прекрасно осведомленный абсолютно обо всем и обладающий тем живым воображением, которое создает чудесные истории вокруг булыжников и всякой ерунды. Его английский не уступает тому, на котором говорят многие американские мальчишки, хотя он никогда и не учил его по учебнику, а научился ему у американцев, у которых работал. Он надеется когда-нибудь приехать в Америку и открыть магазин, где будет продавать богатым ковры. Он считает туристов самыми щедрыми людьми и верит, что никогда ни в чем не будет нуждаться в той стране, откуда приезжают туристы. Зачем же разрушать его иллюзии?

Куда бы мы ни пошли, всюду нам попадались дети, обязательно что-нибудь продающие. Излюбленными предметами в Иерусалиме, похоже, являются маленькие пращи из грубой крученой шерсти, в изготовлении которых местные мальчишки большие мастера. Они называют их пращами Давида и продают по пяти пиастров в местных деньгах. А еще у них в изобилии имеются дешевые колечки и амулеты в виде ожерелий, сделанных из бусин и трав. Эти амулеты, по их утверждению, защищают тех, кто их носит, от злых духов и демонов.
Прикрепления: 2384394.jpg(184.7 Kb) · 9004154.jpg(28.2 Kb) · 6198792.jpg(226.2 Kb) · 9590007.jpg(118.6 Kb) · 8194993.jpg(167.3 Kb) · 5673886.jpg(160.7 Kb) · 5245554.jpg(52.6 Kb) · 0412618.jpg(326.3 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 13.09.2018, 00:52 | Сообщение # 23
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8014
Статус: Offline
Продолжая двигаться в направлении отеля, мы прошли по улице под названием Виа Долороза («скорбный путь»), по которой, по преданию, Христос шел на смерть, неся свой крест. Эта улица знаменита множеством святынь, среди которых арка «Экце Хомо»*, дом св. Вероники и дом Симона Киринийского*, который нес на Голгофу крест обессилившего Иисуса.


Виа Долороса, Крестный путь, Дорога скорби.


Место, где Иисус был приговорен к казни Понтием Пилатом.


Церковь бичевания. Здесь Иисус подвергся бичеванию, здесь его одели в багряную плащаницу, возложили терновый венец и здесь он принял крест. Купол часовни Бичевания украшает мозаичный терновый венец.


Арка Ecce homo. Сюда Понтий Пилат вывел осужденного Иисуса и показал толпе со словами "Се человек!".


Место первого падения Иисуса. Это место отмечено небольшой католической часовней, построенной на деньги польских солдат после Второй мировой войны.


Отсюда Дева Мария, обогнав процессию, наблюдала за страданиями своего сына.
На этом месте находится армянская католическая церковь Богоматери Великомученницы.


В этом месте солдаты римской охраны, раздраженные медленным продвижением своего пленника, заставили Симона Киринеянина нести крест вместо Иисуса. Это место отмечено францисканской часовней, а справа в стене виден камень с углублением, который считается следом от руки Иисуса, опершегося о стену, освободившись от креста.




Место встречи Христа с Вероникой. Когда Иисус проходил здесь, она вышла ему навстречу и отерла его лицо своим платком, смоченным в холодной воде.


Место второго падения Христа.
Прикрепления: 8788822.jpg(327.8 Kb) · 4276986.jpg(340.7 Kb) · 8278298.jpg(402.5 Kb) · 8164560.jpg(332.8 Kb) · 2575807.jpg(249.6 Kb) · 6350992.jpg(297.7 Kb) · 1920119.jpg(87.4 Kb) · 2613252.jpg(95.5 Kb) · 2334176.jpg(381.8 Kb) · 3628159.jpg(107.0 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 13.09.2018, 01:09 | Сообщение # 24
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8014
Статус: Offline

Место третьего падения Христа.


Часовня Разоблачения (Предел Деления Риз), здесь с Иисуса сорвали одежду перед распятием.


Место прибития к кресту. Это место обозначено алтарем. Над алтарем изображен Иисус, пригвожденный к кресту.


Место, где стоял крест, отмечено серебряным диском под алтарем. Здесь же, через отверстие, можно прикоснуться к вершине Голгофы.


Место, где лежало тело Христа, обозначено латинским алтарем. Под стеклом деревянная статуя Скорбящей Девы с дарами паломников. Здесь написаны слова "Stabat Mater dolorosa" - "Мать скорбящая стояла".


Положение во Гроб. Над Гробом Господним установлена кувуклия. Тут Иосиф Аримафейский кладет тело Иисуса в склеп, а римляне закрывают вход огромным камнем. Здесь же и произошло воскрешение.


Собор Святого Иакова.


От церкви сестер Сионских можно спуститься по вполне современной улице вниз и осмотреть старинную римскую мостовую, замечательную своими резными изображениями на камне, делающими ее слегка похожей на шахматные доски, которые вырезали для игр римские солдаты.

Искренне ваш

М.П.Х.


____________________________
В оформлении публикации использованы материалы сайта https://www.liveinternet.ru/users/stewardess0202/post388036887
Прикрепления: 7472031.jpg(49.3 Kb) · 8256015.jpg(363.8 Kb) · 7850275.jpg(464.0 Kb) · 7475627.jpg(131.1 Kb) · 7326795.jpg(142.9 Kb) · 5284666.jpg(97.6 Kb) · 4097638.jpg(52.0 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 21.09.2018, 14:43 | Сообщение # 25
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8014
Статус: Offline

ДОКУМЕНТ О ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЯХ

Глава 1

МЕЖРАСОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ


Философы древнего мира учили нас, что планеты — это живые существа, что расы, царства и виды являются крошечными молекулами, сгруппированными в органы для выражения сознания и деятельности того планетарного человека, которого мы могли бы назвать великим Композитом. [1]

Мир представляет собой одну большую семью. Расы и нации называют себя независимыми, но в действительности они зависят друг от друга. Раса — это составной индивидуум, макрокосмический человек. Она — тело массового интеллекта, выражающего себя через сложный национальный организм.

Точно так же, как живые тела состоят из мельчайших клеток, в массе образующих органы и другие специализированные структуры, так и нации состоят из отдельных единиц — отдельных мужчин и женщин. Индивидуум представляет собой основной электрон тела расы.

Как верно то, что активное взаимодействие органов необходимо для телесного здоровья, так же верно и то, что деятельное сотрудничество людей ради достижения величайшего блага для подавляющего большинства необходимо для здоровья планеты.

Война есть международная болезнь; это сражение клеток в теле расы. Что страдает больше всего, когда части тела раздирают разногласия? Ни одна из них не страдает так, как целое, и борьба за личное превосходство обычно заканчивается распадом того более крупного элемента, владеть которым стремятся противоборствующие стороны.

Когда клетки идут войной на клетки, в теле возникает хаос, его охватывают боль и страдание и в конце концов вся структура выходит из строя. Человек не может заниматься своей работой, если его тело терзает боль или мысли искажены страданием. У него нездоровый взгляд на жизнь, и план его приспособления к окружающей обстановке расстраивается из-за телесной дисгармонии.

Так повелось с древнейших времен, что цивилизация разрушала самое себя, потому что нации отказывались понять, что спасти расу может только сотрудничество. Боль и страдания от международной болезни должны ощущаться постоянно. Время от времени планета содрогается от разногласий крошечной пылинки, называемой человечеством, которое, нарушая все законы природы, снова и снова навлекает на свою голову месть богов.

Ровно работающий организм, сотрудничающий в достижении всех важных целей, есть лучший вклад, какой только может сделать человечество в план мироздания. Люди более всего служат Богу, когда служат друг другу. Объединение сил ради великих целей имеет своим результатом расовое и национальное здоровье, и только здоровый организм готов служить высокой цели или здраво судить о жизни.

Клетки тела работают в полном согласии, каждая из них индивидуальна, каждая из них обособлена, и тем не менее каждая содействует эффективной работе всей совокупности. Если человек дурно или неправильно обращается с этими маленькими живыми существами, они укоряют его тем, что перестают действовать. Но если он оказывается добрым повелителем, они будут преданно служить ему на протяжении всего малюсенького периода своего существования.

Каждый из нас является клеткой тела Бога. Какое бы место мы ни занимали, гармония и ровное функционирование всей планеты зависят от взаимопонимания между лично нами и теми остальными клетками, которые трудятся бок о бок с нами на этом конкретном этапе развития человеческого общества.

Мы должны осознать, что мир — это родная округа. Массы индивидуумов, согнанных в этот арендованный округ, очень похожи и при этом индивидуальны, и счастье всех в немалой степени зависит от доброжелательно-сочувственных отношений и взаимной готовности прийти на помощь. Пришло время, когда человек должен проявлять большую заинтересованность в благополучии своего ближнего. Он должен научиться понимать, что незнакомец, стоящий за его воротами, есть часть его самого.

Эгоистичные интересы, порождающие критику и вражду, должны уступить место более благородным альтруистическим стремлениям, которые способствуют взаимопониманию и соединению сердец и душ на благо целого.

У каждой волны прогресса есть определенный идеал, к которому она стремится, и определенная цель, ради которой она сформирована дланью Божественных Сил. Ключевым словом нынешнего века является Братство. Любое предприятие, содействующее человеческому взаимопониманию, — это братское предприятие. Ключевыми словами более чем ста пятидесяти кооперативных общественных организаций, имеющих тысячи филиалов в одной только Америке, являются содружество, братство и сотрудничество. В остальных уголках мира та же самая работа выполняется теми, кто способны видеть единственное решение международной проблемы в огромном стремлении к всемирному согласию.

Единственные в своем роде организации и цивилизации прошлого, ради своего выживания вынужденные прибегать к тирании и гнету, быстро терпят крах. В какой-то период развития человечества эти деспотические формы правления были необходимы для взращивания примитивной монады, умственно и духовно не способной управлять собственной судьбой. Полубоги минувших дней и умы, наделенные божественной прерогативой, больше не обладают верховной властью. Великая межрасовая цивилизация завтрашнего дня будет представлять собой державу людей, для людей и созданную людьми.

И сегодня нам следует готовить себя к исполнению будущих обязанностей. Если править предстоит массам, то их нужно сделать компетентными в вопросах правления, каковыми они сегодня не являются. Миллионы мятущихся, ползающих существ, составляющих волну жизни протозойской эры*, превратились в расу, которую мы любим называть родом человеческим, но многие являются людьми только по форме. Во всех остальных отношениях и с точки зрения жизни они не имеют ничего общего с человеком.

Правление народа в наши дни привело бы к гибели цивилизации, поскольку массы еще не заслужили право управлять ни собой, ни окружающими. Человек никогда не будет свободным, если не освободится от удушающих оков ограниченности и невежества. Единственным разумным способом достичь освобождения является просвещение.

Человек должен подавить ненависть, преодолеть предрассудки, победить страхи, расширить кругозор, прежде чем он сможет занять высочайшее место во вселенной. На его пути стоит воинство себялюбия и эгоизма.

Редбирд в своем бессмертном классическом труде «Выживание наиболее приспособленных» выразил сущность жизни так, как она обычно понимается людьми, а именно, что сильные должны жить, а слабые — умереть. Он также передал дух нового времени, ибо слабые, восстающие против оков ограниченности или проклятия бессилия, стараются приспособиться.

С каждым днем растут ряды идущих по пути прогресса, по мере того как сонмы всего живого приближаются к достижению совершенства в результате индивидуальных усилий и личного бунта против неумелости. Свобода не достигается посредством убийства, насилия или резни; ее обретают только тогда, когда индивидуум напрочь разрывает кандалы невежества.

Каждый день крошечные фрагменты, создающие самую основу человеческой структуры, продолжают маршировать к победе, вдохновленные благородным примером. Человек многое обретает, когда нарабатывает способность распознавать в себе скрытые возможности, которые дожидаются, чтобы усилием воли их превратили в движущие силы.

С самого сотворения мира род человеческий разделился на расы, группы и кланы. Естественно, таких кланов было два: наш клан и все остальные. В любом случае над кланом поднималось знамя превосходства, и ступеньки крыльца привычного мирка превращались в центр вселенной. У каждой нации есть свое священное место, которое для ее народа является питомником всяческой мудрости и в буквальном смысле слова центром известного и неизвестного Космоса.

Еще несколько веков назад человек, демонстрируя свое дивное неведение и всемогущий эгоизм, утверждал, будто его маленькая планета является центром солнечной системы. Звезды ходили строем вокруг него, а солнцу предписывалось давать ему свет. У него никогда не возникал вопрос, а кто он, собственно, такой, что Владыка должен так заботиться о нем.

Мы считаем само собой разумеющимся, что вселенная была создана для нас, сохраняется ради нашей пользы и столь причудлива, чтобы забавлять нас. Каждый человек занят самим собой. Все заинтересовано главным образом в возвеличивании своей сущности. Все борется за собственное выживание, и этот крошечный зародыш, плавающий в море протоплазменного эфира, использует свое пробуждающееся сознание только для того, чтобы поклоняться всемогуществу того личного деспота, которого он называет собственным «я».

Наивысшая похвала, которой один человек удостаивает другого, заключается в выражении его одобрения. Занятость индивидуума самим собой называется эгоизмом; занятость нации самой собой называется патриотизмом. Каждые каста, вероисповедание и клан сами воздвигли стену, отделяющую их от всех прочих интересов, кроме собственных. Расы живут и действуют и пребывают за этими невидимыми стенами предубеждения и личного превосходства. Каждый день они все больше и больше занимаются собственным «я» и его возвеличиванием и проявляют все меньший интерес к огромной семье вовне. Вечно стремясь к власти, они крайне редко использует ее ради общего блага. Получение власти оборачивается преступлением, если вместе с властью не берется на себя ответственность за все, что сгруппировалось в пределах действия этой власти.

Разумное руководство и мудрое правление всегда достаются ценой самопожертвования. Символом истинного величия является простота. Честный лидер какого-нибудь народа должен быть слугой своих подданных. Эгоистичный исполнитель терпит крах прежде, чем займет высокое положение. Мудрость исполнительной власти проявляется в мудрости распоряжения властью.

Учитель христиан говорил: «Тот, кто желал бы быть величайшим, да будет слугой всех». В правильном понимании этой сентенции заключается решение проблемы международных отношений. Подтверждением мудрости служит разумное распространение знаний. Подтверждением права на выживание служит демонстрация того, что выживание содействует осуществлению Плана.

Природа не содействует тому, что нецелесообразно. Бесполезные элементы удаляются с подмостков деятельности, тогда как вещи, необходимые для достижения конкретной цели, сохраняются до тех пор, пока они не исполнят свое назначение. Природа жертвует индивидуумом ради блага массы, и человек точно так же должен принести в жертву эгоизм ради блага своих ближних.

Расы, нации, кланы, символы веры и доктрины — это средства достижения цели. Они сами изживают себя, поскольку, когда их работа оказывается сделанной, их раздавливают колеса космического закона. Преданность любой из этих вещей, зашедшая слишком далеко, погрузит душу человека в забытье вместе с разлагающейся оболочкой той вещи, которая уже себя изжила.

Мы окружены разлагающимися трупами тех, что некогда были мощными предприятиями. Они умерли от застоя, обусловленного, как правило, людским складом ума и эгоизмом. Великие идеалы, избранные для себя группами людей, известными нам как организации, вводятся в действие, как только начинается процесс кристаллизации. Их извращает эгоизм, который всегда приводит к кристаллизации. Эти предприятия с каждым днем все больше увлекаются самовозвеличиванием и все с меньшим энтузиазмом служат тому великому идеалу, олицетворять который они явились.

В качестве вопиющего примера исключительности можно рассмотреть Китайскую стену. Четыреста миллионов человек закоснели в каменных кольцах Небесного Дракона, а самая передовая нация древнего мира лишилась всего, потеряв связь с окружающим ее миром. Когда человек утрачивает интерес к великой игре в жизнь и перестает играть в нее хорошо и разумно, ему ничего не остается, как умереть.

Жизнь представляет собой лишь средство получения образования, пока все, что в ней есть интересного, удерживает внимание тех, кто ее изучает. Утрата этой заинтересованности постепенно приводит к отделению разума от его мира. Пренебрежение представившейся возможностью и колоссальной привилегией, которую дарит эта возможность, оборачивается катастрофой. Если смотреть на остальные народы свысока и если бесчисленные направления приложения усилий перестают быть факторами в нашей жизни или развитии и становятся просто неясной линией на горизонте, от которого нас отделяет эгоизм и предубежденность, то всегда возникает зловещая тишина, момент бездыханности. Именно это безмолвие можно назвать началом разделения, когда вся природа с ужасом наблюдает за ничтожным атомом, бунтующим против Бесконечного. Затем раздается внезапный грохот, беспорядочный треск, и забытые и незамечаемые элементы наводняют нас, как орды варваров, напавшие на Римскую империю.

Нет ничего более опасного для человека, чем чувство безопасности, порождаемое эгоизмом, потому что вместе с ним приходит беспечность, а следствием беспечности становится гибель. Бездумность, вырождение и распутство обуяли Рим как результат его чувства безопасности. Оно, подобно раковой опухоли, разрушило ткань морали. Римлянам Рим казался непобедимым. Но они оказались не в состоянии осознать, что он остается владыкой мира только до тех пор, пока поддерживает это положение собственным превосходством.
_______________________________________________

1
Композит - от латинского kompositus - сложный, составной.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 21.09.2018, 14:45 | Сообщение # 26
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8014
Статус: Offline
Вандалы* и готы*, вестготы* и гунны* обрушились как кара божья, и за несколько лет от могущественной империи, основанной Ромулом и Ремом, остались лишь дымящиеся развалины. Внешней причиной падения Рима можно считать варваров, но действительной причиной стали внутреннее разложение и снижение моральных норм. Рим забыл о мире в вихре собственной славы и, погрязнув в эгоизме, недооценил храбрость варваров в сравнении с цивилизованным пороком и образованной низостью.

Давайте извлечем урок из примера Рима, поскольку сегодня нависла та же самая кара. Разве не был гунн Аттила бичом божьим и фактически той плетью из тонких бечевок, которой Учитель имел обыкновение изгонять менял из Храма своего Отца? Порок произрастает на почве перенаселенности, его питает окружающая среда, облагораживает образование, а таящиеся в нем опасности умеряются этикой. Религия его скрывает, экономика приветствует, мнение широких масс оправдывает, и единственное слово осуждения, единственный голос против него принадлежит оставляемой без внимания совести человека.

Так называемая цивилизация предоставляет возможность для проявления как добродетели, так и порока, и, если к экономическому развитию не добавляется нравственная культура, порок будет господствовать безраздельно. Мы знаем, что орды дикарей раз за разом уничтожали цивилизованные нации. Варварские народы обходятся без культуры, благовоспитанности или этики; у них нет и намека на внешний лоск и изысканность манер, которые мы привыкли считать мерилом совершенства, но у них есть то, что теряют все цивилизованные нации, — физическое здоровье и первозданная нравственная порядочность. В то время как они живут в тесной близости с природой и следуют предписаниям естественного Бога, цивилизованный человек ежедневно отделяет себя от плана природы, заменяя простые процессы, проистекающие из закона природы, измышлениями собственного ума. В результате цивилизованный человек умирает, а его нация гибнет от руки того, кто не умеет ни читать, ни писать, но силен благодаря первозданной жизнеспособности и кто никогда не заменял варварское отсутствие морали цивилизованной безнравственностью.

Культура породила бессердечие и холодный меркантилизм и на века сокрыла под ниспадающими одеждами созданного человеком закона осквернителей космического плана. Сегодня нарушение закона Божьего — пустой звук; наказание предусмотрено для тех, кто нарушает человеческий закон. Цивилизованный человек должен быть начеку, чтобы варвар как-нибудь не направил своего необъезженного коня прямиком на роскошные проспекты современной культуры и не превратил своим грубо сделанным плугом в пустыню землю, где некогда находилась наша цивилизация.

Давайте извлечем урок, не погибая, как погиб Рим. Сильная империя сабинян*, которая зиждилась на личном мужестве и по замыслу основателей должна была пережить последующие поколения, в последние дни своего рассыпавшегося в прах могущества являла собой картину почти невообразимую. Ее храмы превратились в вертепы, ее боги были осквернены, по улицам рекой лилось крепкое вино, а ее нетвердо стоявший на ногах император шатался так же, как и трон, на котором он сидел.

Алтари Весты* были осквернены, а беспечная римская молодежь захлебнулась в диком разгуле. Добродетель утратила ценность. Днем на улицах кипели шумные ссоры, а ночью они кишели пьянствующими распутниками. Нация нанимала армии для сражений и пыталась купить мир за золото, силясь укрепить шатающийся трон. Приговор Риму был подписан, когда его мужское и женское население развратилось. Между пятым и двадцатым веками в некоторых отношениях существует большое сходство.

Современные способы передвижения, воздушные корабли и радио постоянно сокращают расстояния между нами и дальними странами. Человек вынужден признать, что внешний мир так же интересен и необходим ему, как и маленький клочок земли, на котором он занят своей деятельностью и который ему так долго хотелось считать центром вселенной. Он начинает понимать, что далекие уголки земли играют роль в его собственном развитии и что эти дальние края населены созданиями, которые живут, и дышат, и имеют права столь же законные, как у него, а так же богов, столь же реальных и прекрасных, как и те, которым он поклоняется.

Он обнаруживает, что в то время, как он молится своему Богу о спасении язычников, язычники делают то же самое ради него. Это осознание становится определенным потрясением. Внезапное пробуждение от грез личного, расового превосходства к осознанию межрасовой и межконфессиональной ответственности весьма неприятно для ограниченных умов. Но те, кто действительно ищут решение проблем, видят в ней единственный ключ к загадке. Знаменем нового века должно стать величайшее благо для подавляющего большинства, а основным принципом взаимоотношений в новом мире — не замкнутость, а всеохватность.

Насколько можно проследить в далеком прошлом давно ушедшие цивилизации, мы и там обнаруживаем зачаточную искорку этики и крошечное семечко культуры. Мы увидим в прошлом цепь событий, которые привели к существующим условиям. Расы и нации состояли из глав семейств, окруженных небольшими группами, в которые обычно входили их родные дети и те, кого приняли в семью через браки.

Эти первобытные кланы жили обособленно, и каждый представлял собой империю, хотя и включавшую всего дюжину членов. Эти маленькие группы, подобно нынешним кочующим бедуинам, никому не присягали на верность, а оставались независимыми и удерживали свое положение, полагаясь на силу собственных рук и присущую примитивным существам жестокую сообразительность.

Со временем более слабые или малочисленные группы или племена объединялись для совместной защиты от более крупных и сильных групп. Это была самая ранняя форма сотрудничества. Результаты ее развития в наше время видны на примере наших корпораций, трестов, синдикатов и аналогичных организаций. Однако они появились в экономической системе только спустя тысячи лет после того, как решили расовую проблему.

Именно объединение племен ради общей пользы и взаимной защиты постепенно привело к формированию наций. Лидер таких объединенных групп избирался путем прямых выборов, в которых участвовал его народ, или занимал это положение и удерживал его силой. Этот лидер становился внушающим благоговейный страх вождем, чье слово было законом и кто получал вместе с этим титулом право отправлять примитивное правосудие.

Сегодня большинство правительств, претерпев некоторые изменения, едва переросли племенные системы, но стремятся решать трудные вопросы с помощью до некоторой степени облагороженных церемоний заклинания минувших веков. Культура принарядила примитивную политику, так что она стала чрезвычайно сложной и почти непонятной, тогда как ритуальный «танец исцеления» выродился в факельные шествия, которые сопутствуют различным процессам, связанным с административными функциями.

Цели, которые преследует современная тактика, в основном совпадают с той, которую достигал военачальник прошлого с помощью простой хитрости. В рамках современной этики дубинка и томагавк были усовершенствованы до цивилизованных политических провокаций. Произошли и другие изменения, многие из которых служат доказательством того, что примитивный человек, хотя и менее хитрый, был бесконечно более честным, чем его потомки. Сегодня, как и вчера, захват власти, а не наставление народных масс вдохновляет «большое шаманство» нашей современной системы.

Добиваться патриотизма нужно путем определения центра тяжести, или элемента согласия — какой-нибудь конкретной мысли, с которой все согласны.

Одним из самых ранних примеров этого процесса является обожествление правителя. Нерассуждающее поклонение всегда играло важную роль в привязывании невежества к назначенной цели. Выдвигался номинальный глава вроде золотого человека из Эльдорадо, восхитительная сверкающая штуковина, вроде статуи Навуходоносора, с головой из золота, но с основанием из растрескавшейся глины. Народу приказывали верить в этого полубога. Он считался непосредственным посланником Божества на земле, а некоторые даже признавали в нем воплощение самого Бога. Эта система прекрасно преуспевала в течение некоторого времени и сыграла важную роль в формировании определенных черт характера и в успешном проведении человечества через многие мрачные периоды на заре жизни.

Когда человеческая раса была еще только начинающим ходить младенцем, Великие — и это не только вероятно, но и бесспорно правда — действительно ходили среди людей, и эти правители были наделены божественной властью и достаточной проницательностью, чтобы вести за собой людей тем путем, которым им следовало идти. Эти великие умы были жрецами-царями, известными древним как пастыри людей. Пробуждающийся ум народных масс постепенно познавал биологию мифологии. Трудно сказать, где у древних народов кончается мифология и начинается история. Так же, как египетский полубог Рамзее или божественный Заратустра, взятый на небеса пламенем из созвездия Орион, так и ранняя история человечества скрыта за выдумками и аллегориями.

Источником веры в божественное право королей в средневековом мире стали эти мифы и легенды об обожествленных людях и то благоговение, которое породили в древности клацанье тарелок и грохот барабанов. Людям внушали, что их императоры непогрешимы и не могут ошибаться. Народ должен поддерживать императора независимо от его пороков, а мщение семи небес обрушится на тех, кто взбунтуется и не падет ниц, когда сия священная персона проходит мимо. В этом благоговейном отношении к «глиняному идолу» без сомнения и заключался секрет потрясающего развития Китая, Индии, Египта и американских индейцев древности.

Шло время, и правление великих умов закончилось. Их истину вытеснили золотые короны, а их народы ослепли и стали повиноваться драгоценностям и показному блеску. Одни склонялись перед императором, облаченным в одеяния из золота и жемчуга и держащим скипетр из нефрита. Другие нашли свой идеал в великом военном диктаторе, вроде японского сёгуна* Токугавы, восседавшего на троне в своем лакированном дворце. В наши дни форма изменилась. Верность некой центральной идее, известной как национальный дух, обеспечивается при помощи норм права, политических платформ или интеллектуальных, социологических, экономических и религиозных кодексов. Теперь человек хранит верность принципу, в который он верит, а не позолоченной личности.

Существуют определенные естественные силы, которые сближают одних людей и разделяют других; это, например, несходство существующих типов людей, различия в языке, цвете кожи и религиозных идеалах, и все они являются мощными факторами, разделяющими людей на группы. Таким образом, люди, говорящие на одном языке или похожих диалектах, способны понять друг друга, и у них есть что-то общее. У людей с одинаковым цветом кожи или поклоняющихся одному и тому же богу уже есть основа для взаимопонимания, и поэтому они находят удовольствие в сотрудничестве ради достижения целей, вызывающих их общий интерес.

С другой стороны, воин с презрением взирает на философа, мечтателю нет дела до них обоих, а материалист осуждает всех троих. Христиане испытывают неприязнь к представителям других вероисповеданий, тогда как атеист получает наслаждение от высказывания суждений, соответствующих его личной точке зрения. Большинство людей основывает свои заключения на антипатиях и судит о вещах, о которых не имеет ни малейшего представления. Подобные суждения неизбежно приводят к несправедливости и отсутствию взаимопонимания. Люди узнают друг друга через посредство того, что у них есть общего. Мы меряем все привычной меркой и судим о вещах так, как понимаем их, и очень редко так, как есть на самом деле.

Относительное совершенство, которое мы признаем в мире, есть результат того, что каждый индивидуум проживает жизнь в соответствии с образцом, который он сам себе избрал; оно редко бывает результатом приспособляемости одного человека к стандартам других. Совершенство — понятие относительное, и пытаться изучить относительное совершенство других, лучше всего исходя из относительности. В конечном счете каждое создание борется за достижение идеала и выражение полускрытых стремлений собственной души. Развитие — это процесс достижения умственно и физически нашего высочайшего идеала.

Как одному человеку или нации составить представление об убеждениях другого человека или нации? В самом деле, их мечта — это не наша мечта, это их дело; все, что мы можем сделать, так это помочь им добиться того, к чему они стремятся, и расширить таким образом их горизонт.

В большинстве случаев непонимание проистекает из отсутствия искреннего желания понять. Поверхностное рассмотрение вопросов никогда не откроет сущность, лежащую в основе трудов человеческих. Пока идеалы мира не имеют общего знаменателя, у нас никогда не будет мира, гармонии или того взгляда на жизнь, который появляется в результате честных усилий понять план и волю Божественного проектировщика.

На самом деле разделяют вовсе не цвет кожи, язык или религия, а отсутствие осознания. Мы не осознаем общие потребности, общие идеалы и взаимные обязательства, которые связывают всех людей земли узами всеобщего Братства.

Эти нужды и стремления и есть общие знаменатели, не признаваемые и оставляемые без внимания. Успех создания новой всемирной цивилизации в немалой степени зависит от способности миллионов людей найти общий язык и оказать друг другу помощь в общих делах.

Неправильное понимание — это не преступление, но оно ведет к бесконечному преступлению. Грех заключается в умственных и духовных позициях, которые допускают неправильное понимание без приложения каких бы то ни было усилий к исправлению этого неестественного положения. Всегда будут существовать откровенные расхождения во мнениях, но это не основание для борьбы и раздоров. Гот факт, что человек наделен разумом, и объясняет эти разногласия, но несогласие теряет остроту, когда братья предоставляют друг другу привилегию жить собственной жизнью и самим формировать судьбу собственной души.

Когда нации смогут широко смотреть на вещи, то есть займут дружелюбную и тактичную позицию, возникнет великая всемирная цивилизация. Каждая раса желает сохранить свои особенности и индивидуальность, служить собственным богам и жить, как велит ей ее душа, но она будет участвовать в жизненно важных делах общечеловеческого масштаба, если научить ее пониманию единства общих нужд, общего источника всего живого и общего желания развиваться. Такое понимание придает людям настолько много общего, что в один прекрасный день надежные руки дружбы протянутся через океаны и заключат весь мир в свои объятья, объединив всех в духовное братство, составляющее надежду новой расы, духовное братство, предоставляющее полную свободу во второстепенных вопросах и обеспечивающее полное единство в самом главном.

В тех великих реальностях, которые представляет жизнь, единство существует до тех пор, пока отдельные личности, зашоренные собственными понятиями, не начнут спорить о мелочах и с направленной в ложное русло энергией не примутся отделять один народ от другого, сея раздоры и вражду среди тех, кому надлежит бок о бок служить более великой насущной цели.

Человек никак не может осуществить братство в законодательном порядке; он способен принять законы в отношении сотрудничества, не более чем сенаторы Рима могли сохранить нацию своими пустыми фразами. В расе необходимо посеять семя доброты. О нежном ростке человеческого взаимопонимания должны заботиться и выращивать его и молодые, и старые. Детей следует приучать любить его; стариков следует приучить глубоко уважать его. Расу необходимо постепенно просветить в науке дружелюбия. На то, чтобы сделать мечту реальностью, уйдут сотни лет, но в конце концов умственные и духовные различия будут устранены и на земле будет восстановлена огромная семья, ставшая лучше и мудрее благодаря приобретенному опыту и более преданная служению реальности.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 27.09.2018, 22:38 | Сообщение # 27
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8014
Статус: Offline

Глава 2

РАСОВЫЕ ПРЕДРАССУДКИ



Существует несколько основных понятий, которых придерживаются люди всего мира и которые препятствуют их взаимопониманию, делаясь причиной войн и преступлений. Для путешественника они раз за разом становятся все более очевидными. Все их можно обобщить под пятью рубриками.

Первое ключевое понятие — это предубежденность, которая, по сути, есть просто личная антипатия, основанная исключительно на представлениях людей, никогда даже не пытавшихся изучить обсуждаемый вопрос. Расовые и религиозные предрассудки обычно рядятся в одежды патриотизма. Мы преданы своей расе, только если преданы своему ближнему. Однако под этим подразумевается нечто большее, чем верность кодексу разработанной человеком этики, а именно верность действительным предписаниям Божественного Плана.

Верность в отношении нужд человечества гораздо лучше верности какой-то его доле. Высшее проявление патриотизма состоит в каждодневном сотрудничестве со всеми остальными людьми в борьбе и работе ради того, чтобы каждому нашлось место под солнцем. Так давайте же будем верны принципу, а не личности. Встанем на защиту божественного закона всеобщего братства, как учили великие учителя всех времен, и, развернув знамя братства, посчитаем это своей обязанностью, поскольку именно в этом и заключается истинное служение нашему Богу. Давайте превратим нашу расу в величайшую из всех когда-либо существовавших в мире, ибо мы поставили ее целью служение нуждам всех живущих на этой земле.

Второе — это сравнения. Большинство людей устанавливают для себя ценности, сравнивая внешние явления с собственными критериями. Мы никогда не сможем беспристрастно сравнивать идеалы одной нации с идеалами другой, поскольку нелепо сопоставлять большой апельсин с маленьким яблоком. Яблоки надо сравнивать с яблоками, а апельсины — с апельсинами. Нельзя сказать, что дикарь с острова Борнео насквозь фальшив, только из-за того, что сравнение с нашими критериями окажется не в его пользу. Более того, ни один из нас не в состоянии доказать, что именно наши критерии имеют особое значение. Каждая раса занимает свое место и должна выполнять свою часть плана бытия. После того как она достигла уровня того критерия, который сама себе определила, перед ней встает более благородная задача. Как заявил однажды крупный востоковед Макс Мюллер: «Ни одну нацию нельзя назвать ложной, как про ребенка нельзя сказать, что он — ложный человек». Бывают нации молодые и старые. Одни ходят в детский сад, другие — в университет. Семилетний ребенок в детском саду ничуть не менее искренен, чем ребенок постарше, уже посещающий начальную школу. Мы ведь не ставим ребенку в вину его молодость. Так почему же мы осуждаем нацию за ее примитивность?

Невозможно сравнивать восточный и западный образы мышления, как нельзя сопоставлять восточную и западную культуры. Каждая сама по себе уникальна; у каждой есть что дать миру, и у каждой хранится свое послание потомкам. Все для чего-то бывает нужным. Одни нации, как маленькие дети, еще не достигли полного умственного развития, другие, состарившись и ослабев, медленно ковыляют на кладбище человечества, где их ждет полное забвение. Но есть и такие, которые, подобно былинному Рип Ван Винклю*, долго спали, а теперь вновь проснулись.

Расы похожи на отдельных людей. Мы стараемся выучить ребенка, мы стремимся сотрудничать с взрослым человеком и с большим уважением относимся к старости. Так почему мы не выказываем такое же уважение к убеленным сединами нациям, давшим нам жизнь с расовой точки зрения?

От древних империй приходит все то, что мы ныне имеем и что собой представляем: наша одаренность, равно как и основы наших искусств и наук. И пока англосаксы, свирепые и дикие, еще бродили по невозделанным пустошам, жили в логовах, вырытых в склонах холмов, и сражались, как косматые антропоиды, за тухлые кости убитых ими зверей, представители древней Индийской империи сидели, погрузившись в медитацию, или не вылезали из библиотек, углубившись в книги, хранившие на своих страницах, украшенных цветными рисунками, мудрость сотни поколений.

Их императоры, облаченные в золотые одежды, простирали скипетры из нефрита и янтаря над кишащими внизу миллионами, тогда как белый человек еще был грубым и пугливым дикарем, разъезжавшим на мохнатых пони и пребывавшим на задворках этой древней цивилизации.

Где же то уважение, которое мы должны испытывать к Египту, Халдее и Финикии, колыбели человеческого прогресса? Разве люди забыли древнейшую из всех заповедей: «Почитай своего отца и свою мать»? Наша раса родилась где-то в сердце Индии, питалась мудростью Востока и отправилась в долгий путь, чтобы пронести через все грядущие поколения критерии человеческого прогресса. Неужели мы не способны осознать, что все мы — одна большая семья и что в жестокости одного человека по отношению к другому заключена причина того, почему нации прошлого умирают от голода и жажды, пока ребенок, которому они дали жизнь, беззаботно идет своей дорогой?

Давайте будем добрее и внимательнее к другим. Во время великого землетрясения в Японии в 1923 году сотни тысяч людей погибли, но для нас это было всего лишь сведениями из маленькой заметки в газете, о которой мы вскоре забыли, за исключением тех немногих, кто потеряли своих близких в этой страшной катастрофе. Как же мы не понимаем, что там нашли свою смерть живые люди, которые дышали и мыслили, а не фигуры из дерева или камня? В течение нескольких дней после землетрясения на берег морем выбрасывало маленьких детей со счастливыми личиками, очень похожих на наших. Неужели мы не способны осознать скорбь разбитых семей и трагедию юношей и девушек, у которых впереди была целая жизнь, когда всех их вдруг поглотило бушующее пламя? Представьте себе, что это были наши дети. Разве мы с мокрыми от слез лицами не спрашивали бы Бога, за что такая несправедливость?

Как плохо мы понимаем, что означают такие ужасные катастрофы! Как мало мы знаем о привязанностях и страхах той огромной семьи созданий, которую Бог назвал Человеком! Как редко мы делим с нашими братьями радости и печали! Ведь радуясь или страдая вместе, люди приобщаются святых тайн, ибо нет ничего более прекрасного на свете, чем делить те радости и печали, которыми нагружен наш корабль.

Учитель Иисус сказал: «Другая есть у меня овца, что не из этой овчарни». Так давайте хотя бы изредка думать о другой овце. Мы делаем огромнейший шаг к взаимопониманию между расами, когда учимся проявлять интерес к повседневной жизни других народов, радоваться вместе с ними их удачам, принимать участие в их забавах, разделять их работу, постоянно быть рядом во мраке скорби, крепко держать их за руку в тишине, когда над ними витает призрак смерти, и, наконец, идти с ними в их храмы и молиться их Богу и нашему Богу. Вот тогда мы воистину будем братьями.

Все это подводит нас к третьему пункту — религии. Замечательная поэтесса Элла Вилер Уилкокс когда-то написала:
Так много богов и символов веры, Так много путей, что петляют и вьются; Когда все, в чем нуждается мир наш, в печаль погруженный, — Это просто искусство быть добрым.

И хотя сфера религии кажется полной различий, в ней царит полная согласованность. На земле едва ли найдется такой народ, который не поклоняется чему-нибудь или кому-нибудь; объектом поклонения может быть какая-то сверхъестественная причина, нечто таинственное и неземное, некий божественный освободитель или могучий воин, ведущий свой народ к вечной победе.

У каждой нации есть Бог и святилища этого Бога: у одних это груда камней, у других — увенчанные шпилем соборы. В Иерусалиме мусульманская мечеть находится под сенью древней часовни Гроба Господня, и громкие крики мусульман часто перекрывают песнопения христиан во время мессы. Сто тысяч богов, странные тотемы, вырезанные на камне, боги с тысячью глаз и тысячью рук, владыки лилий, роз и цветков лотоса — все они управляют судьбами людей, и все это потому, что каждый по-своему пытался истолковать смысл божественного послания и разгадать загадку веков. Более чем из сорока религий было известно человеку Золотое правило еще до того, как оно вошло в христианское вероучение.

Именно в сфере духовных верований народов заключена возможность для одного человека найти путь к сердцу другого; именно в ней содержится почва для взаимопонимания. Человек может жить без любви, он в состоянии много дней оставаться без пищи и прожить среди девственной природы в полном одиночестве, но, чтобы быть человеком в подлинном смысле слова, он не может жить без морального или духовного кодекса. Такой кодекс может быть сформирован согласно его запросам и отличаться от кодекса любого другого человека, но суть в том, что он должен существовать.

В наше время осталось не слишком много религий, поскольку все духовные доктрины приспособлены к нуждам людей. Со всех алтарей прозвучало одно и то же великое послание — заботливое руководство любящего Отца и всеведущее управление человеческой судьбой. В этом заключена суть великих религиозных истин и право первородства любого человека. И если бы мы только смогли научиться любить и уважать духовные убеждения других, мы сумели бы гораздо лучше служить нуждам человечества.

Мы рассуждаем о дикарях и безбожниках, язычниках и идолопоклонниках, но это ни в коей мере не способствует установлению мирового братства. Христиане составляют менее трети населения земли, и неразумно полагать, что Бог оставит две трети своих детей в беспросветном мраке.

Ничего подобного Он не совершал, но каждому давал по его потребностям. Как можем мы узнать, что предопределяет Отец своим детям? Так что давайте лучше постигать, как совершается работа, поскольку одни и те же прекрасные духовные истины, которые решают проблему потребностей христиан, содержатся и во всякой другой истинной религии земли. Мы смотрим на жителя Востока и, видя только его невежество и извращенность, говорим, что его религия ложна. Но какое право мы имеем так говорить? Век за веком христианин изменял доктрине, которую он исповедует, и поэтому сегодня он — самый закоренелый на земле убийца.

Давайте лучше объединимся и поможем друг другу жить и понимать те вещи, которые все открыто признают. Мы не можем дать буддисту никакого совета в отношении братства, сострадания, любви или духовности; равно как и сообщить ему Десять заповедей или моральный кодекс. У него и так уже есть один, ничуть не хуже нашего. Однако мы можем помочь ему жить согласно вере, которую он исповедует, и при этом попутно самим учиться тому же.

Четвертая рубрика — это интерес.

Для того чтобы быть полезными в любой работе, мы должны проявлять к ней определенный интерес. Но если у нас не лежит душа к какой-то работе, мы сразу же сталкиваемся с доброй сотней преград, так как безразличие всегда служит источником помех. Если мы искренне хотим узнать, о чем думают другие люди и ради какой цели трудятся другие нации, мы должны проявлять глубокий интерес к их делам.

Нас, похоже, очень мало заботит, что происходит с той половиной рода человеческого, о которой мы почти ничего не знаем. Сегодняшнее человечество еще не вполне утвердилось на позиции гуманитарности. Его можно заставить сотрудничать только с точки зрения финансов, но оно занимается этим автоматически и проявляет мало интереса к тому, что именно делается в этом направлении или куда уходят деньги.

С нашей точки зрения другие нации далеко, а наша — близко. По нашему мнению, существуем только мы, и, хотя наши знания по географии убеждают нас в обратном, наши сердца и чувства по-прежнему подкрепляют наши заблуждения. Мы не осознаем, что мы так же удалены от народов на противоположной стороне земли, как и они от нас. Миллионы людей никогда не слышали о таком городе, как Нью-Йорк, однако мы испытываем крайнее удивление, если они не проявляют к этому никакого интереса. С другой стороны, и они удивляются не меньше нас, когда мы бываем вынуждены признать, что ничего не знаем о маленьком городишке в верховьях реки Конго, где они живут всю жизнь.

Они искренне поражаются, когда мы говорим, что не умеем выдалбливать каноэ из целого ствола дерева или делать из кости крючок для ловли рыбы. Каждый из нас живет и работает в привычных местах, и обо всем, что выходит за эти пределы, мы имеем весьма смутное представление. Это представление дополняется другими смутными образами тех, на кого мы обращаем мало внимания, полагая всех их каннибалами. Все это свидетельствует о нашей полной неосведомленности, ибо на свете нет более утонченной натуры, чем хорошо образованный китаец. А самыми блестящими, образованными и учтивыми людьми в мире считаются представители японской аристократии. Нет более прекрасных людей, чем мистики Индии, каждая мысль и поступок которых преисполнены вдохновения и которые ведут предельно простой образ жизни, но проживают ее, сохраняя удивительное мужество и достоинство. Настоящий индус являет собой образец духовности и искренности, которому ради собственной пользы надлежит следовать всем христианам. Его преданность принципам, стремление отстаивать справедливость, как он ее понимает, его уравновешенность и невозмутимость духа — все это качества, которые редко встречаются у других народов.

У человека вечно появляются какие-то пристрастия; так пусть же у него, помимо всего прочего, появится интерес к делам своего ближнего, чтобы он мог точно выразить идеалы человечества, частью которого он является, а не просто являть собой шишку на ровном месте, окруженную собственным эгоизмом.

Пятое — это отношения. Когда речь заходит о «чужестранце в чьем-нибудь жилище», особую важность приобретает такое понятие, как отношение. Когда мы совершаем путешествие в какую-то дальнюю страну, то искреннее желание узнать, отнестись с уважением и помочь, делает для нас доступным совершенно новый мир.

Восток открыт всякому, кто проявляет дружеский интерес к делам своего ближнего. Ему рады как другу и помогают, чем только могут. Многие путешественники занимают неумную позицию, и поэтому они никогда не научатся постигать души других людей. Слишком часто путешественник, попавший на Восток, имеет предвзятое мнение, он отправляется в путь с мыслью, что едет к дикарям. Он несет на себе груз религиозных и расовых предрассудков, а поэтому так ничего и не узнает о реальной жизни тех людей, которых он приехал изучать. Для путешественника, стремящегося побольше узнать, самое главное — это, отбросив всяческую предубежденность, быть готовым к обсуждению любых вопросов и выносить собственное суждение только в том случае, если для этого имеются все основания.

С течением времени проблема межрасовых взаимоотношений делается все более актуальной, и решать ее следует с позиции наибольшего блага для всех заинтересованных сторон. С каждым днем человек становится вес более мощной силой в делах Бога. Человек, похоже, начинает разбираться в ходе вещей ничуть не хуже самого Бога. И если это так и есть, то он должен научиться быть таким же мудрым, заботливым, добрым и бескорыстным, как Бог.

Утверждают, что Бог пожертвовал собой, чтобы спасти этот мир. «Ни один человек не способен испытывать большей любви, чем та, что заставляет отдать свою жизнь за друзей своих». Нет на земле более славного названия, чем титул друга человечества. Так давайте прилагать все усилия, чтобы приблизить тот день, когда наша великая нация со всеми ее способностями, возможностями и небывалыми привилегиями пронесет через века бессмертный титул: «Соединенные Штаты Америки — Друг человечества».


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Понедельник, 01.10.2018, 18:07 | Сообщение # 28
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8014
Статус: Offline
Глава 3

ВЕЛИКИЙ ШАНС


Как показывают личные наблюдения, американские туристы, выезжающие в другие страны, подразделяются на три общие категории. К первой относятся кругосветные путешественники, которые едут в какую-то страну, просто чтобы потом сказать, что они там побывали. На таких людей увиденное и услышанное ими в чужих краях производит мало впечатления. Вторую группу составляют покупатели и собиратели сувениров, которые с утра до вечера бегают по магазинам и базарам, покупая бесчисленные безделушки, большая часть которых сломается или разобьется к тому времени, как они наконец доберутся до дома. Они никогда не посещают места, имеющие большое значение, ибо храмы, дворцы, музеи и библиотеки не представляют для них никакого интереса. В третью группу входят люди, путешествующие с особой целью; к ним относятся представители правительства, миссионеры, исследователи, статистики, археологи, писатели и беглые каторжники.

Во всех трех группах непременно присутствует немалое число циников, у которых нет другой радости в жизни, как только что-нибудь покритиковать. Большую часть времени они проводят в ворчании и выискивании недостатков у всех и вся. Каждый год такие туристы едут на Дальний Восток только для того, чтобы потратить деньги, насобирать всякой дряни и покритиковать.

Мы судим о других нациях по их представителям, которые приезжают в нашу страну. В свою очередь, и другие нации точно так же составляют себе мнение по тем из нас, кто посещает их страны. И если мы хотим создать и поддерживать атмосферу дружелюбия и уважения — бесценных качеств в международных отношениях, нашим путешественникам следует внедрять в сознание основные моральные и социальные нормы, которых необходимо придерживаться.

Часто случается, что многие туристы прямо или косвенно оскорбляют нации тех стран, которые они посещают. Они насмехаются над национальными обычаями и отпускают шуточки в священных местах. Из достоверных источников мне стало известно, что в Китае, например, туристы во время пикников отбивают горлышки у бутылок с пивом о священные раки Небесного алтаря. А что бы сказали мы сами, если бы какой-нибудь восточный человек, приехав в нашу страну, осмелился хихикать и откалывать шуточки во время торжественной мессы?

Восток очень обидчив; он с ужасом взирает на грубое и легкомысленное поведение туристов, послужившее причиной того, что с течением времени одна за другой для нас закрылись двери их храмов. За отсутствие уважения, Запад дорого поплатился, ибо ему был запрещен вход в чудеснейшие восточные сокровищницы.

Рассказывают, что на Яве толпы так называемых примерных христиан брали прекрасные изваяния Будды, украшавшие террасу Боро Будур, величайшей из известных реликвий древней буддийской культуры, и использовали их в качестве мишеней. Следствием их развлечений стали ряды безголовых статуй, ныне являющих собой на Дальнем Востоке пример западной невоспитанности. Подобное поведение не может помочь созданию в мире тех взаимоотношений, в которых мы в настоящее время нуждаемся и которые, по нашим понятиям, составляют настоящую оккультную работу нашей расы.

Соединенные Штаты — это своего рода тигель, где под одним флагом собираются люди со всей земли. Америка выступает за большое дело — более широкое понимание и большее единство. И когда с Запада приезжает человек, искренне стремящийся быть полезным Востоку, и предлагает свою помощь с благожелательностью и уважением, его всегда примут дружески и с любовью; и он, таким образом, сможет стать определенным фактором в формировании нового Востока и нового Запада.

В представлении Востока боги все еще ходят по земле, а жителям Запада долгое время навязывали мнение, что мудрецы Востока — это повелители необыкновенных сил, о которых Западу ничего не известно. Но если бы мы относились к этому иначе, мы могли бы гораздо больше узнать об этих таинственных искусствах. Мы смотрели на Восток как на отсталую расу, едва ли достойную нашего внимания, а Восток относится к нам как к не по годам развитому ребенку, который со временем станет взрослым и поймет, какой же он, по сути, глупый. Но такая позиция не подходит для фундамента, на котором можно построить здание взаимопонимания. Восток нуждается в Западе, ведь его изобретения, его практические решения многих проблем и его необычайные научные знания и экономическая мощь могли бы превратить Восток в удивительную и прекрасную страну. И Восток хорошо это понимает.

С другой стороны, и Запад нуждается в Востоке. Ему нужны невозмутимое спокойствие восточных святых, сдержанность и добросердечие его людей святой жизни, обитающих в сердце Гималаев. Западу просто необходима мистическая духовность Востока, чтобы бороться с господствующим в западном обществе духом меркантилизма, тогда как Востоку не обойтись без нашего материализма, чтобы уравновесить его резко выраженный мистицизм и утопический взгляд на жизнь как на иллюзию. Недалек тот день, когда два великих полушария наконец объединятся. Находясь далеко друг от друга, мы становимся ближе с каждым новым изобретением, и Америка с ее широкими взглядами и довольно-таки богемным отношением к жизни в состоянии достичь полного взаимопонимания между нациями, при котором Единый Отец всего сущего и единое братство его детей смогут осуществиться на практике.

Не существует причины, почему бы великому западному миру не стать воплощением Космического Христа и не оказать разумную и практическую помощь человеческому роду. Нашей прекрасной стране предоставлена неповторимая возможность, для которой она собственно и предназначена. Окажется ли она достойной подобной задачи и чести? А это в значительной степени зависит от отношения каждого отдельного человека, ведь нация — это совокупность индивидуумов, и в своей позиции она отображает отношение всех индивидуумов, вместе взятых. Так давайте нести миру послание о братстве и сотрудничестве, ибо мир, раскинувшийся за пределами нашей страны, ожидает уверений в наших добрых намерениях. Несмотря на всю нашу убежденность в обратном, прочное положение белой расы в сердцах ее собратьев отнюдь не гарантировано.

Завершается великая эпоха соревновательной этики. Веками лозунгом общества было: «Конкуренция — двигатель торговли». Эта идея, как некая система взглядов, полностью провалилась, и разбитое и истерзанное состояние сегодняшнего общества служит несомненным доказательством того провала. Сколько раз христианский мир пропитывался кровью, и раз за разом он разрушал свой моральный кодекс. Один старый индус, живущий в центре далекой Индии, как-то сказал мне, что мудрые люди его страны судят о других по тому, насколько они в жизни придерживаются собственного жизненного кодекса. В этом, по его словам, христианство потерпело неудачу. Он, однако, заявил, что глубоко уважает самого Христа, ибо этот человек жил в полном соответствии со своими принципами.

Великий Линкольн сказал, что эта нация привержена убеждению, что все созданы свободными и равными. Однако люди и с желтым цветом кожи, и с коричневым, буддисты, брахманы, мусульмане и представители многих других религий и народов — все удивляются, почему такая позиция не проявляется в поведении туристов, представляющих нашу нацию в разных странах.

Будучи в Гонконге, я наблюдал, как белый человек пинал ногами местного жителя и бил его тяжелой палкой, пока тот не упал на землю, и все это только из-за того, что желтокожий нарушитель имел наглость идти по одной с ним стороне улицы, хотя желтокожий абориген и не думал чем-то оскорбить белого человека. Подобный случай — обычное дело в восточных странах, и нет нужды объяснять, что это не способствует будущему благополучию, счастью и процветанию белой расы.

На Востоке появляется новое, молодое поколение, которое хорошо образовано во всем, что мы называем современной цивилизацией. Молодежь стран Востока учится муштровать свои войска и строить свои форты. Она учится изобретать и мыслить. Спящий дракон Востока пробуждается. Тени Наполеона, взиравшие на мир в продолжение ста двадцати лет, удлиняются.

Мы хотим, чтобы Восток просыпался с сердцем, преисполненным любви, дружелюбия и благодарности к западному миру, который дал начало его новой жизни. Он не должен пробудиться с чувством ненависти и желанием отомстить белому человеку, который пинал его и смеялся над его богами, который разрушал его святыни и разбивал пивные бутылки о его священные алтари. Мы протягиваем через океан руку дружбы. Мы не хотим услышать оглушительный грохот орудий, когда новый Восток, пробудившись от своего многовекового сна, будет стремиться воздать за все зло, причиненное ему западным миром.

Не надо, однако, думать, что мы выступаем за устранение расовых барьеров; расы и нации должны сохранять свою индивидуальность. Мы также не считаем, что все люди должны верить в одного Бога или принять одну веру; но, если христианин не изменит свою тактику и не станет более доброжелательным и внимательным к тем, кто его окружает, неизбежно наступит такой день, когда ему придется горько пожалеть об этом. Возможно, в жизни нынешнего и даже следующего поколения этот день так и не наступит. Он станет тем великим днем, составленным из тысячелетий, когда нации и короны будут низложены, а расы утонут в противоборстве.

Сегодня Восток поворачивается в сторону Запада и все взгляды обращаются на нашу нацию. Америка занимает на сцене центральное место, и род человеческий, затаив дыхание, с неослабным интересом наблюдает за деятельностью этой маленькой части себя самого. Мы воистину представляем некий противовес для поддержания равновесия, мы — это точка опоры. И куда бы мы ни повернули, раса повернет за нами. Величие этой позиции превышается только ответственностью, налагаемой ею. Осознаем ли мы как раса, то колоссальное влияние, какое оказываем на мировые дела. Некоторые это, несомненно, понимают, но подавляющее большинство — нет, и им следует это объяснить, иначе всем нам не избежать горького раскаяния. Из всех уголков земли обращаются к нам люди с просьбой по-родительски искренне позаботиться об их судьбе, помочь им стать добрее, внимательнее и бескорыстнее.

Существует много такого, чему мы можем научить других людей, живущих в удаленных от нас частях земного шара, однако и у них, судя по сведениям, собранным мной в путешествиях, тоже есть немало чему научить нас. Они нуждаются в нас, а мы нуждаемся в них; и пусть ради грядущих поколений великие умы мира сообща трудятся над созданием объединенной системы этики, которая займет место нашей разваливающейся системы, основанной на конкуренции. Таким образом, Соединенные Штаты смогут оказать миру величайшую услугу из всех, честь оказания которой еще никогда не выпадала ни одной нации.

Первый же важный шаг должны сделать те честные люди, которые начинают изучать существующие условия, в которых находятся иные расы. Идеалы всех людей имеют право на беспристрастное изучение. Поездив по разным странам, познакомившись с живущими там людьми и поняв, что они так же, как и мы смеются и плачут, а их маленькие дети, совсем как наши малыши, резвятся, играют и весело лепечут что-то, понятное им одним, увидев какого-нибудь несносного шалуна, обязательно присутствующего в дюжине разных наций, который привязывает консервные банки к хвосту собакам и потешается над прохожими, вы поймете, что во всех них есть что-то очень человеческое и что, по сути, все они — братья. И не важно, где вы увидели этих людей — в Бирме, Китае, Индии или на Яве, все они — просто люди, счастливые или печальные, со своими бесчисленными мелкими интересами, привязанностями и антипатиями. И если вы отнеслись к ним доброжелательно и без предубеждения, вы начнете смотреть на мир другими глазами, и тогда у вас появится интерес к маленькому смуглому малышу с большими удивленными глазами и вы поймете, что в мире много общего и что разделение надуманно и ложно. Несмотря на различия во внешности, все люди одинаковы — интересные, привлекательные и достойные уважения. Большинство наций забыло о других, а поэтому и их забывают. Они не понимают, что их сила заключена в доброй воле их собрата. Так постараемся стать другими. Тех, кто забывает, самих ожидает забвение; давайте же будем помнить, чтобы помнили и о нас.



Заключительные замечания

Здесь нечего больше добавить, но многое надо сделать. Философия имеет ценность, только будучи приложена на практике. И если читатель почувствует, что все изложенные факты и выводы верны, пусть примет их к сведению и применит в своей жизни.

Все проверяется практикой. Честность, дружелюбие и правдивость — вот единственные основы, на которых можно построить прочную цивилизацию. Если вы думаете так же, вмените себе в обязанность постоянно проверять, что вы всегда мыслите в соответствии с принципами, изложенными на страницах этой книги.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 05.10.2018, 22:11 | Сообщение # 29
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8014
Статус: Offline
ТАЙНЫ АЗИИ. ЗЕМЛЯ ЖИВЫХ СВЯТЫХ


Не составляет труда понять, почему великая промышленная цивилизация Запада не в состоянии постичь, что собой представляет аскетизм Востока. Западные жители рассматривают уроженцев Востока как людей, погрязших в предрассудках и разврате, а Восток, в свою очередь, видит в Западе грандиозный финансовый механизм, в котором все высшие жизненные идеалы принесены в жертву на алтарь мамоны. Для индуса священна сама земля, по которой он ходит; холмы и долины его родины освящены традицией. С благоговением ступая по Виа Долороза — «скорбному пути», где когда-то ходил Учитель Иисус, благочестивый христианин чувствует себя сопричастным Спасителю. Обитая рядом с теми же самыми полями, которые некогда боронили бессмертные, или бродя по тем же пыльным дорогам, по которым боги когда-то ходили вместе с людьми, индус пребывает под глубоким впечатлением святости всего, что его окружает. Он ощущает величие своей расы и свое родство с божествами. Для него боги — это вполне реальные существа, которые, спустившись из своей обители блаженства, принимают облик людей и занимаются земными делами.

На Западе, где о богах ничего точно не известно, люди склонны поклоняться своим собственным произведениям. Житель Запада уверен, что он творит историю, тогда как уроженец Востока преклоняется перед историей. Итак, пока суеверный и непрактичный Восток строил храмы, дворцы и гробницы, практичный и просвещенный Запад возводил учреждения, заводы и магазины, тем самым приобретая контроль над мировой коммерцией. Одна просвещенная американка пришла в ужас, узнав о ежедневном принесении в жертву козлов в храме богини Кали в Калькутте. Не меньший ужас испытывает и индус, узнавая о том, как люди каждый день жертвуют жизнью в Америке и Европе, где первенцы человеческого рода приносятся в жертву на алтарь индустриального общества. И у философа неизбежно возникает вопрос: кто оказывается большим идолопоклонником — тот, кто поклоняется сияющему лику Брахмы, или тот, кто пресмыкается перед лоснящейся физиономией всемогущего доллара.

Для восточного ума век чудес — это не один из разделов древней истории, как для нас. Мы убеждены, что воду можно было превратить в вино две тысячи лет назад, но никак не в наше время. Пророки и святые прошлого могли разделять океан и проходить сквозь запертые двери, однако подобные вещи сейчас просто не в моде. Следовательно, чтобы проникнуться духом индийской жизни, надо вернуться на несколько веков назад, в эпоху чудес, и жить в то время, когда Великие, собрав вокруг себя своих учеников и усевшись на невысоких кочках у обочины проселочной дороги, читали людям проповеди, раскрывая в них тайны жизни и смерти. Даже и сегодня, совсем как в библейские времена, хромых и слепых в Индии отводят к живым святым для исцеления, а больных отвозят к целебным источникам.

Восток никогда не мог понять, почему Запад не верит в чудеса. Для восточного ума непостижимо, что кому-то может прийти в голову подсмеиваться над такими вещами, как воскрешение мертвых и излечение от проказы. Будучи в Калькутте, я познакомился с одним молодым человеком, который посещал университет и готовился к научной карьере. Он рассказал мне историю, являющую собой типичный пример отношения индусов к сверхъестественному. Кстати сказать, этот юноша говорил на нескольких иностранных языках, принадлежал к высшим слоям индийского общества и несколько лет обучался в западном колледже. В то время он изучал индийскую философию у весьма знаменитого и почтенного человека святой жизни, известного по всей Индии как чудотворец. На одном из этапов обучения юношу на несколько лет отправили в Гималаи, где он должен был поститься, медитировать и молиться. Захватив с собой только священные книги и наставления своего учителя, он удалился в горы, чтобы в полном одиночестве прожить назначенное время в маленькой хижине из веток деревьев и камней. Каждый день, когда он по обыкновению бродил среди холмов, его ум погружался в размышления о космических истинах. Там он обретал душевный покой, полностью отрешаясь от иллюзорного и непостоянного мира людского тщеславия и амбиций.

Однажды днем он медленно шел по узкой тропинке, вившейся среди густой растительности, как вдруг кто-то сильным ударом свалил его с ног и отбросил в заросли кустарника, где он пролежал несколько секунд, испуганный и ошеломленный. Поднявшись на ноги и попытавшись отыскать причину случившегося, он с удивлением обнаружил своего старого учителя, который стоял на тропинке и пальцем показывал на землю. Посмотрев в то место, куда указывал Махатма, юноша увидел на тропинке свернувшуюся кольцами кобру «мертвая голова», готовую к нападению. И тут он понял, что еще один-два шага, и он обязательно наступил бы на змею, а это означало неминуемую смерть. Пока юноша разглядывал кобру, его старый учитель исчез из виду, растворившись в чаще джунглей. Вернувшись в Калькутту, юноша узнал, что Махатма проводил занятия в школе как раз в тот самый день, когда он явился ему в Гималаях в двух тысячах миль от этого города.

То, что юный студент не лжет, не вызывало сомнения. Он был полностью уверен, что рассказанная им история — чистая правда, и ничто не могло поколебать его веру в реальность этого происшествия. Единственной необъяснимой вещью для него было то, что какой-то американец сомневается в правдивости его рассказа или считает его удивительным. Для него это было вполне обыденным явлением; нечто похожее случалось с ним и прежде, равно как и со многими другими учениками индийских адептов.



Тот же самый юноша рассказал мне еще одну историю, которая произошла с его отцом, когда тот присутствовал на собрании святых людей в одном из ущелий, ведущих в высокогорные местности Гималаев. Несколько монахов нищенствующего ордена удалились в лесные заросли, чтобы умилостивить богиню Кали. Отыскав в лесу подходящую поляну, они соорудили в ее центре алтарь, на который в качестве приношения положили зерно и фрукты, а рядом с алтарем привязали несколько козлов. Затем монахи расселись вокруг этой импровизированной святыни и стали с помощью мантр вызывать чернокожую дочь Шивы*.

По словам отца юноши, который видел всю церемонию собственными глазами, как только святые люди начали нараспев произносить свои мантры, горы окутала серая мгла, от которой померк солнечный свет и сделалось темно, словно в сумерках. В центре этой мглы появилось коническое облако вертящегося черного тумана, которое начало медленно вползать в центр широкого круга монотонно поющих монахов. Верхом на облаке восседала гигантская фигура многорукой богини Кали, размахивавшей огромной булавой. Свесившись из своей облачной колесницы, Кали одним ударом булавы сокрушила и алтарь, и стадо козлов. Свист рассекающей воздух булавы совпал с ослепительной вспышкой молнии, заставившей содрогнуться всю землю, и в ее затухающем свете над горами исчезла и Кали в клубах черного тумана.

Западному уму трудно понять сложные хитросплетения восточной мысли, гармонично связывающей точные основы восточного знания с абстрактной метафизикой настоящей индийской философии. То, что какой-то человек, находящийся в здравом уме и трезвой памяти, может всерьез заявлять, что видел богиню, ехавшую верхом на облаке, непостижимо для западных ученых. Однако простодушие, с каким индус описывал это происшествие, не оставляет никаких сомнений в его честности. Киплинг, чье глубокое понимание восточной этики столь превосходно выражено в «Киме», по всей вероятности, полностью осознавал огромный философский разрыв между западной физикой и восточной метафизикой, когда записал эти бессмертные слова: «Восток есть Восток, а Запад есть Запад, и эти двое никогда не сойдутся».

Для иллюстрации еще одной особенности восточной религиозной мысли возьмем в качестве примера эпизод, случившийся на горе Абу в Центральной Индии, где находятся всемирно известные храмы джайнов. Недалеко от храмов есть небольшое озеро, на берегу которого стоит дом, построенный специально для отдыха святых людей, где они останавливаются по пути к некоторым национальным святыням, находящимся в удаленных частях той горной страны. Однажды в эту гостиницу зашел один очень старый, диковатого вида монах нищенствующего ордена и уселся у ее дверей немного передохнуть и погреться на солнышке. Его одежда состояла из одного только куска какой-то материи, обмотанного вокруг бедер, а борода и волосы, уже много лет не знавшие ножниц, в беспорядке торчали в разные стороны. Все его пожитки состояли из медной чаши для воды и небольшой связки священных реликвий. Как раз в это время несколько американцев, остановившихся в расположенном неподалеку отеле, воспользовавшись коротким перерывом в осмотре достопримечательностей, вышли прогуляться и направились по тропинке, ведущей к гостинице для паломников. Увидев монаха, сидевшего у дверей гостиницы, они, как видно, впервые в жизни столкнувшись с индийским святым, остановились поблизости от монаха и принялись обсуждать его странный вид, сопровождая свою беседу шутками и громким смехом. Один из туристов, видимо, впавший в религиозное настроение, пустился в длинные рассуждения, выражая огромное сожаление по поводу нецивилизованного вида той жалкой личности, которая в полном блаженстве принимает солнечную ванну.

Не имея сил далее оставаться спокойным, святой человек, мягко взглянув в сторону невоспитанных дороготоптателей, попросил их на безупречном «королевском английском» избрать себе менее затрагивающий личность объект для обсуждения. Туристы, даже не подозревавшие, что старец понимает по-английски, рассыпались в извинениях и в конце концов уговорили монаха рассказать им о себе. Из его рассказа они узнали, что он закончил Оксфорд, путешествовал по Европе и Америке и хорошо знаком со всеми областями западной культуры. В течение нескольких лет он занимался врачебной деятельностью в Бомбее, но, имея на себе большой грех, счел своим долгом отказаться от всех удовольствий и радостей жизни и посвятить остаток земного существования искуплению своего ужасного преступления. Вначале он умолчал о характере своего проступка, но потом рассказал, как было дело. В то время, когда он был весьма преуспевающим врачом, в его дверь постучался один святой человек и попросил немного риса, а он беспечно отказал ему в такой малости. С течением времени сознание совершенного им греха до такой степени измучило добропорядочного доктора, что он наложил на себя пятидесятилетнее покаяние. Этот случай служит типичным примером того, насколько серьезно на Востоке подходят к проблеме духовного спасения. Для уроженцев Востока только дух реален и вечен и только время, использованное на раскрытие своего духовного «я», считается не потраченным зря.
Прикрепления: 5335930.jpg(86.7 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 12.10.2018, 22:30 | Сообщение # 30
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8014
Статус: Offline


ТАЙНЫ ПУСТЫНИ ГОБИ


Для жителей Запада пустыня Гоби — это просто пятно на карте, тогда как на Востоке ее считают местом торжественным и таинственным, которое сторожат злые демоны, ибо ее выбрали местом своего обитания боги и полубоги, которые, спускаясь из сфер блаженства и принимая человеческий облик, разгуливают по ее золотым пескам. Мифотворческая Азия изобилует легендами о существах сверхъестественного происхождения, занимающихся делами людей. Голубая завеса, разделяющая видимое и невидимое, очень тонка для восточного ума, и внутреннее око открывает аскету призрачные образы бессмертных, навечно установивших безмолвное наблюдение за человечеством.

Запад полагает, что правительства должны состоять из групп людей, управляющих своими братьями по праву, которое они получили благодаря рождению или избранию; а Восток объявляет, что человечеством веками управляет божественное правительство. И как нациями правят цари и президенты, так и всей землей руководит великая Белая Ложа, исполнительный орган, состоящий из полубогов и сверхлюдей, которые собираются каждые семь лет в священном городе Шамбале в самом центре пустыни Гоби. Таким образом, выходит, что из неисследованных пустынных районов монгольских песков исходят эдикты, определяющие судьбы всех людей.



Если вы попросите восточного мистика описать Священный город, он расскажет вам, что тот состоит из эфирных субстанций, различать которые способны только те, у кого проснулся глаз Шивы (шишковидная железа). Храм великой Белой Ложи стоит на обнажившемся пласте азойской породы, который носит название Священного острова. В то время, когда пустыня Гоби была дном огромного океана, эта скала, единственная, возвышалась над поверхностью воды и никогда не уходила под воду. Азиатские философы различают несколько перемещений земли, одно из которых состоит в чередовании полюсов. Когда расплавленное тело планеты только начало охлаждаться, первыми затвердели полюсы, образовав таким образом остров в каждой полярной области. Сошедшие с солнца бессмертные существа опустились на эти полярные шапки и принесли с собой на землю зародышевую жизнь каждого существа. С течением времени полярная жизнь мигрировала в различные части земного шара, и картина заселения планеты постепенно принимала ее нынешний вид. На шапке первичного Северного полюса боги воздвигли свой храм и освятили весь остров, защитив его с помощью заклинаний и магии от вандализма профанов. Духи-хранители приняли облик змей и окружили священный остров кольцом Нагов, или змей-ангелов.

С течением веков в результате третьего движения земли (чередование полюсов) истинный полюс планеты занял то место, которое ныне известно как пустыня Гоби. Поэтому восточный человек почитает это место святым, поскольку именно там первоначально поселились боги и оттуда ведут свое происхождение все смертные существа. Он также верит, что источник каждой новой расы или вида, которые появляются на земле, находится во Внутренней Монголии. Откуда-то из Центральной Азии вышла арийская раса (подрасами которой являются современные индусы и англосаксы). И если западные антропологи даже и допускают подобный факт, они никоим образом не связывают его с верой индусов в то, что англосаксонская раса мигрировала из пустыни Гоби, где появился на свет первый белый человек.

Следует заметить, что, хотя экспедиция знаменитого американского палеонтолога Роя Чепмена Эндрюса не обнаружила Священной Гобины (Святого города) во время своих изысканий в огромной монгольской пустыне, она нашла немало подтверждений тому, что рассказывается об этом городе в восточных легендах. Когда научный мир узнал, что вся пустыня изобилует ископаемыми останками и другими странными свидетельствами предшествующих и ныне существующих форм жизни, то есть что, по всей вероятности, самые древние и наилучшим образом сохранившиеся останки на поверхности земли следует искать именно там, суеверия наивной Азии начали приобретать вполне реальные и впечатляющие формы. Современные ученые не смогли отличить обычных змей от замаскированных Нагов-духов, а змей в пустыне хватало, там их были десятки тысяч, в точности как сказано в восточных Священных писаниях; и сразу же предмет в целом привлек к себе всеобщее внимание.



Сказочные Махатмы Азии являли собой постоянный источник беспокойства для западных ученых, которые полагают, что эпоха чудес не только безвозвратно миновала, но что она вообще существовала исключительно в чересчур богатом воображении легковерных людей. Годами европейское влияние на Востоке тщетно пыталось поколебать веру тех, кто считает, что сверхлюди со сверхъестественными способностями существуют в действительности. Но самое интересное в развитии событий заключалось в том, что вместо того чтобы изменить свои убеждения, азиаты обратили множество европейцев в свою осмеянную веру.

Махатм считают не какими-то изолированными от мира мудрецами, а членами возвышенного братства, которое называется Трансгималайским братством. Считается, что этот орден благородных людей собирается на тайное совещание с Владыками Мира и вершит судьбу земных дел. Махатмы обладают способностью отделять свои души от физических тел, и, пока они, как может показаться на первый взгляд, спокойно лежат, погрузившись в сон, их сознание переносится сквозь пространство на Священный остров, где проходит великий тайный совет духов.



В Индии я встречал людей, которые заявляли, что они не только знают великих адептов, проделывающих подобные вещи, но что даже они сами побывали в эфирном храме и собственными глазами видели, как он искрится и сияет в воздухе, подобно яркому радужному пузырю.

Название пустыни Гоби неразрывно связано с жизнью и подвигами величайшего в мире полководца, завоевателя и государственного деятеля Чингисхана, которому был присвоен титул Императора земли. Об этом человеке сегодня мало что известно, и даже это немногое опорочено злобой и клеветой его врагов. При жизни его называли Сыном Бога; одним строем с ним и его армиями всегда шла победа. Чингисхан путешествовал в большом переносном замке, который несли на своих спинах несколько слонов. Этот полностью оборудованный замок служил ему дворцом в мирное время и крепостью, когда шла война. Когда Чингисхан шел в бой во главе своей блестящей армии, из его грандиозного передвижного форта, ощетинившегося тысячами копий, изливался на противника непрерывный поток острых стрел. В самый центр вражеского войска несли огромные слоны жилище хана, растаптывая ногами всякого, кто пытался остановить их движение вперед.

Число участников азиатских битв было ничуть не меньше числа тех, кто воевал на фронтах последней мировой войны. Сохранились записи об одном сражении, не попавшем на страницы истории, согласно которым в нем одновременно участвовали четыре миллиона человек на линии фронта длиной в сотни миль. Победоносный хан — сию минуту солдат, а секунду спустя философ — пронесся подобно восхитительной комете по лицу Азии и погрузился в вечное забытье в пустыне Гоби. Он родился среди желтых песков и под теми же песками лежит, погребенный в разрушенной гробнице, местонахождение которой известно лишь избранному меньшинству.

На краю древней пустыни есть место, с одной стороны окруженное скалами и лишенными растительности холмами, а с другой — волнистыми песками вечности, лишь изредка пересекаемыми случайно забредшим туда караваном, где одиноко возвышается надгробный памятник пирамидальной формы, ныне пришедший в полное запустение. Под этим скорбным монументом в стеклянном склепе покоится тело Чингисхана, сохраняемое в таинственной жидкости. Согласно легендам, созданным его народом, он будет спать в ничем не нарушаемом спокойствии пустыни, чей дух един с его духом, до того великого дня, когда Азия восстанет наконец во всем своем могуществе и сбросит оковы иностранного гнета.

Когда придет время освобождения, блистательный хан, пробудившись от векового сна, бросит клич пескам пустыни и скалам и ему ответит дух его орды, которая соберется по его приказу и последует за ним. Раса и религия будут забыты, и легионы живых и мертвых не остановит ничто до тех пор, пока Чингисхан вновь не станет Императором земли.

Поэтому Восток постоянно обращает страждущий взор в сторону желтой пустыни, этого выжженного и бесплодного места, где все еще живут и бдят их боги и где по-прежнему в полном бездействии пребывает воинство прошлого, ожидая момента, который записан в Золотой книге, когда угнетенные станут свободными и исправится вековая несправедливость.

Глубоко под желтыми песками пустыни Гоби погребены бесчисленные неизвестные цивилизации. Ночь пустыни непостижима, как дух Азии, и, похоже, так же безысходна, как и ее участь. Однако именно там покоятся духи героев, и огненное сияние песка не затмит их мужества. Записано, что из пустыни Гоби однажды изойдет ярчайший свет и из Монголии появится повелитель людей. Он явится сильный, как никто другой, и приедет верхом на песчаном смерче, а воинов в его армии будет не меньше, чем песчинок в пустыне. Жгучее жало песка станет его оружием, а змеи — тетивой для его луков. Они налетят как саранча и учредят империю, которая просуществует, пока не исчезнут сами пески.
Прикрепления: 5918581.jpg(83.5 Kb) · 1132769.jpg(129.0 Kb) · 8633041.jpg(189.4 Kb) · 4868050.jpg(112.8 Kb)


Господь твой, живи!
 
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » МИСТЕРИЯ ОГНЯ. СБОРНИК (Мэнли Палмер ХОЛЛ)
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES