Воскресенье, 18.11.2018, 04:38

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 7 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • »
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » ВЕЛИКИЙ ЙОГ ТИБЕТА МИЛАРЕПА (Эванс-Вентц УОЛТЕР)
ВЕЛИКИЙ ЙОГ ТИБЕТА МИЛАРЕПА
МилаДата: Пятница, 19.10.2018, 22:06 | Сообщение # 61
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline
Геше и на этот раз не поверил. «Это, безусловно, трюк, производимый магическим способом», – подумал он про себя и сказал Джецюну: «Замечательно! А теперь передай ее мне!»

На это Джецюн сказал: «Я выполню твою просьбу, но передам тебе только часть этой силы». И Джецюн вернул боль из двери и направил ее Цапхуве, сказав ему, что посылает только половину боли, и спросил, как он оценивает ее силу и как он ее переносит.

Для геше боль оказалась столь невыносимой, что он едва не потерял сознание. И когда он испытал на себе эту боль, которую из-за него переносил Джецюн, его охватило глубокое раскаяние. Положив голову под ноги Джецюна, он каялся, проливая потоки слез: «О Джецюн, Святой Владыко. Эта болезнь, как сказал ты сам, послана тебе этим существом, одержимым эгоизмом и завистью. Я молю тебя, возьми все мое состояние, движимое и недвижимое, и прости мне это преступление, дабы злая карма не настигла меня».

Так как эти слова были произнесены в духе искреннего раскаяния, Джецюн увидел, что он действительно покаялся, и с радостью простил его. Вернув всю боль себе, он сказал: «Я никогда не владел[280] никаким домом, никакой собственностью, а сейчас на пороге смерти, когда мне вообще не нужно никаких вещей, что я буду делать с твоим имуществом? Оставь его себе, и больше не нарушай установлений Дхармы. А я буду искренне молиться за тебя, чтобы тебя не постигла злая карма за твое преступление и чтобы ты избежал страданий». И он спел гимн:

«Почтение стопам Совершенного Марпы!
Даже Пять Смертных Грехов, беспредельных по их злым последствиям,
Могут быть искуплены, если своевременно в них покаяться.
И поэтому пусть мои заслуги и блаженство,
Вкушаемое мной со всеми Буддами прошлого, настоящего и будущего,
Истребят злую карму всех живущих.
Пусть и твоя доля несчастий
Целиком перейдет ко мне и будет также нейтрализована[281].
\Мне жаль того, кто делает зло
Своему гуру, наставнику или родителям.
И пусть плохая карма, рожденная этим злом,
Будет съедена мной и тщательно переварена.
Пусть твоими товарищами не будут исполненные порока,
И во всех твоих будущих существованиях
Пусть ты будешь встречаться с добронравными друзьями.
Пусть никто из злобных побуждений не сделает тебе того,
Что исчерпает твою заслугу».


Это принесло утешение геше. Радость и вера переполняли его, и он поклялся, что отныне и до самой смерти он не совершит ничего недостойного и посвятит свою жизнь религии. Он сказал Джецюну: «Из-за любви к богатству и собственности я творил зло. А теперь мне не нужны ни дома, ни земли, ни деньги, ни вещи. Поэтому если даже Джецюн в них не нуждается, они могут быть использованы для оказания материальной помощи ученикам и последователям во время их обучения. И я прошу вас принять их от меня».

Несмотря на искренность его слов, Джецюн отказался от имущества геше, но после кончины Джецюна ученики использовали это имущество для оплаты расходов на погребальные церемонии и проведение годовщин в память Джецюна, которые отмечаются и поныне, а сам Цапхува в дальнейшем стал очень преданным верующим.

Джецюн затем сказал: «Мое пребывание в этом месте принесло плоды: закоренелый грешник раскаялся и ступил на Путь Освобождения. И поэтому мои дела здесь закончились. Мне, йогу, больше не следует оставаться здесь. Йогу так же не пристало умирать в населенном месте, как царю в хижине простого крестьянина. Поэтому умирать я пойду в Чубар». На это Себан-Репа сказал: «Из-за твоей болезни тебе будет слишком утомительно идти туда пешком. Мы понесем тебя на носилках, Владыко!» В ответ Джецюн сказал: «Для меня болезнь и смерть одинаково нереальны. Здесь я показал вам знаки моей болезни, а в Чубаре я покажу вам знаки моей смерти. И для этого мне не нужны носилки. Кто-нибудь из младших Репа, учеников Джецюна, могут отправиться в Чубар впереди меня».

Следуя указанию Джецюна, некоторые из младших учеников пошли первыми, но когда они достигли пещеры Брилче – «Язык Самки Яка», они увидели, что Джецюн пришел туда раньше их. Старшие ученики, которые шли сзади, сопровождали другого Джецюна. Еще один Джецюн с симптомами болезни находился в пещере на горе Ядовитая При Прикосновении. Когда одного Джецюна его преданные ученики сопровождали в Чубар, другой Джецюн читал на Красной Скале прощальную проповедь тем, кто пришел послушать его в последний раз. И одновременно он явился к каждому, кто оставался у себя в доме и возносил ему прощальные молитвы.

Поэтому те, кто шел впереди, уверяли, что Джецюн опередил их, в то время как старшие ученики, которые вышли вместе с Джецюном, утверждали, что они сопровождали его. Те, кто пришел позже, в свою очередь говорили, что шли вместе с Джецюном. Другие сказали, что в тот день Джецюн был с ними на Красной Скале. Некоторые говорили, что он был тогда в их доме. А те, кто, оставшись дома, молился ему, сказали, что он приходил к ним как раз в это время. Так, каждому казалось, что Джецюн был только у него почетным гостем и принимал от него все знаки внимания и поклонения, и поэтому в этом вопросе они не могли прийти к согласию. Тогда они все спросили об этом самого Джецюна, и он ответил: «Вы все правы. Это был я, кто играл с вами[282]».

Когда Джецюн находился в Чубаре в Пещере Брилче, болезнь его продолжалась. Все жители этой местности пребывали в это время в состоянии экстаза и видели на небе такие же радуги, которые появлялись во время проповедей Джецюна. От вершин гор исходило сияние, все ощущали действие благодати, и каждый знал, что Джецюн собирается покинуть этот мир.

Тогда ближайшие ученики Шива-Вед-Репа, учитель из Нган-Дзонга (т.е. Нган-Дзонг-Репа) и Себан-Репа спросили Джецюна, в какой мир он собирается уйти и куда им возносить молитвы ему. Они также попросили передать им последние наставления, и каждый из них хотел получить еще специальные указания по методам религиозной практики.

Джецюн сказал им: «О том, куда вам обращать молитвы, решайте сами, согласно вашей вере. В какое место вы бы ни посылали свои молитвы, если вы будете молиться искренне и усердно, я приду к вам[283] и исполню ваши желания. Поэтому молитесь искренне и с твердой верой. Сейчас я собираюсь посетить Обитель Счастья, Нген-Гах, где правит Бхагаван Акшобья. И мое последнее распоряжение, которое вы должны выполнить после моей смерти, состоит в следующем: Речунгу, который, как я предчувствую, скоро прибудет сюда, отдайте мой бамбуковый посох и это платье из хлопка, которые, как вы знаете, являются моей единственной собственностью. Они будут служить ему талисманом и помогать контролировать жизненные токи во время медитации[284]. Пока не прибудет Речунг, никто не должен прикасаться к моему телу. Шляпа Учителя Майтри и этот черный посох из агару будут служить утверждению веры с помощью глубокой медитации и возвышенных устремлений. Их вы должны отдать Юпа-Тенпе. Эту деревянную чашу может взять себе Шива-Вед. Чашу из черепа я предназначаю Нган-Дзонг-Тенпе. Себан-Репе я отдаю кремень и огниво. Эту костяную ложку я оставляю Бри-Гом-Репе. Другим ученикам я отдаю эту накидку из хлопка, которую они могут поделить между собой, разрезав ее на куски. Цена этим вещам невелика, но каждая из них несет в себя заряд духовной силы.

А теперь послушайте о главном. Об этом никто не должен знать, кроме моих близких учеников и преданных мне мирян. Все золото, которое я, Миларепа, накопил в течение жизни, спрятано под этим очагом, и при нем находится письмо, в котором указано, как оно должно быть поделено между всеми вами. После моей кончины не забудьте достать его оттуда и распорядитесь им согласно моим указаниям.

_____________________________________
280

Миларепа, соблюдая данный им обет отречения от мира, отказался от своего права наследовать после смерти матери разрушенный дом и землю и, следовательно, никогда не владел никакой собственностью.

281

Буквальный перевод – «будет съедена мной и переварена» сохранен в следующей строфе.

282

Совершенный йог обладает способностью воспроизводить свое феноменальное тело бесчисленное число раз и таким образом одновременно присутствовать в различных местах Вселенной. У нас есть текст одного из трактатов, в которых описывается способ приобретения этой способности.

283

Ср. со словами из Евангелия от Матфея (XVIII, 20): «Ибо где двое или трое собраны во имя Мое: там Я посреди их».

284

Контроль над психофизическими силами организма, осуществляемый с целью духовного совершенствования и достижения успеха в практике йоги.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 19.10.2018, 22:13 | Сообщение # 62
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline
В отношении того, как применять в жизни религиозные учения, вы должны помнить следующее. Среди вас могут найтись такие, кто будет прикрываться показным благочестием, а на самом деле будет стремиться к славе и почестям. Раздавая сотни нужных и ненужных вещей под видом благотворительности, такие люди надеются получить за них щедрое вознаграждение. Хотя боги с их божественным видением отворачиваются от них, эти эгоистичные натуры с ограниченным сознанием продолжают в этом усердствовать. Их показную религиозность, рассчитанную на то, чтобы скрыть страсть к приобретению материальных благ, так как в противном случае об этом станет известно и это послужит поводом к их осуждению со стороны окружающих, можно уподобить употреблению изысканных яств, смешанных со смертельным аконитом. Поэтому не пейте яд желания славы и почестей и, сорвав с себя путы мирской суетности, рождающей это желание, посвятите себя преданному служению».

Ученики тогда спросили, можно ли уделять немного времени мирским делам для оказания помощи другим. На это Джецюн ответил: «Это допускается, если они исполняются без малейшей личной заинтересованности[285]. Но такое отречение встречается редко, и служение другим редко приносит пользу, если помогающий полностью не освободился от желания личной выгоды. Даже при отсутствии желания помогать другим работа, исполняемая в собственных интересах из эгоистических побуждений, требует больших усилий. Это подобно тому, как если бы тонущий, беспомощный сам, пытался спасать другого тонущего. Пока вами не будет достигнута Истина во всей полноте, не бросайтесь слишком поспешно оказывать помощь другим. Слепой не может вести слепого[286]. Пока существует жизнь, будут и нуждающиеся в помощи, и каждый будет иметь возможность ее оказывать. А сейчас я призываю вас стремиться лишь к одному – достижению состояния Будды ради блага всех живущих. Смиряйте себя и удовлетворяйтесь малым. Одевайтесь в лохмотья. Кротко переносите лишения – голод и нищету. Оставьте все помыслы о мирской славе. Умерщвляйте плоть и тренируйте ум и таким путем приобретайте знания из опыта. Чтобы вам не сойти с правильного пути в вашей религиозной практике, храните эти наставления в вашем сердце». А затем Джецюн спел гимн:

«С почтением я склоняюсь к стопам Владыки Марпы!
Если вы, стремясь служить религии и достичь Мудрости,
Не изберете себе мудрого гуру и не будете верны ему,
Мало вы заслужите благодати,
Несмотря на вашу веру и кротость.
Если вы не примете Посвящения, глубокого, мистического,
Слова тантр будут только вашими путами.
Если вы не будете сверять свой опыт с тантрами,
Все вами исполняемые обряды будут лишь вашими тенетами.
Если вы не будете медитировать на Избранных Учениях,
Отречение от мира будет лишь напрасной мукой.
Если вы не погасите греховные страсти противоядием,
Словесные проповеди будут для вас пустым звуком.
Если вы не знаете Совершенных Методов и Пути,
Одним усердием вы немногого достигнете.
Если вы не знаете Тайных Совершенных Методов,
Одним упорством вы не сократите Путь.
Если вы не приобретете великой заслуги
И будете жить только для себя,
Ваша жизнь в сансаре будет продолжаться.
Если вы не откажетесь ради Религии от накопленного богатства,
Даже непрестанно медитируя,
Вы не приобретете больших Знаний.
Если вы не развили в себе чувство удовлетворенности малым,
Накопленное вами будет служить только обогащению других.
Если внутри вас не светит Свет Умиротворенности,
Внешнее благополучие и удовольствия станут источником страданий.
Если вы не одолеете Демона Гордыни,
Ваше честолюбие приведет к краху и судебным искам.
Угодничество пробуждает Пять Ядовитых Страстей,
Любостяжание разлучает самых близких друзей.
Возносить одного значит унижать остальных.
Будьте успокоенными и распрей избежите.
Сохраняйте сосредоточенность, и рассеянность исчезнет.
Пребывайте в одиночестве и найдете друга.
Занимайте самое низкое место и подниметесь на самое высокое.
Торопитесь медленно и прибудете скоро.
Откажитесь от всех мирских целей и достигнете высочайшей цели.
Если вы пойдете Тайным Путем, для вас это будет кратчайший путь.
Если вы познаете Пустоту, Сострадание родится в вашем сердце.
Если других от себя отличать не будете, другим служить вы не сможете.
Если, служа другим, вы принесете пользу, тогда вы встретитесь со мной.
И приняв меня, вы достигнете состояния Будды.
Мне, Будде и моим ученикам молитесь искренне, не делая различий».


Исполнив гимн, Джецюн сказал: «Так как мне уже совсем мало осталось жить, соблюдайте мои заповеди и следуйте мне».

После этих слов Джецюн погрузился в спокойное состояние самадхи. Так, в возрасте восьмидесяти четырех лет[287], Джецюн покинул этот мир на рассвете четырнадцатого дня последнего зимнего месяца, в год дерева и зайца (1135 г.)[288].

Когда Джецюн уходил из этого мира, совершилось соединение его физического тела с Царством Вечной Истины (с Дхармакаей). Знаки, еще более удивительные и в гораздо большем числе, чем прежде, были явлены дэвами и Дакини, и очень многие из присутствовавших видели их. Небо было пронизано лучами всех цветов радуги, образующими фон в виде квадратных орнаментов, в центре которых находились разноцветные лотосы, некоторые из восьми, а некоторые из четырех лепестков. На лепестках были чудесным образом начертанные Мандалы – мистические диаграммы круглой формы, красотой превосходившие написанные самым искусным художником из людей. Облака чудесной окраски принимали форму церемониальных зонтов, знамен, занавесей, драпировок и различных других ритуальных предметов. Цветы, как густой снег, падали с неба. Разноцветные облака украшали вершины гор и принимали форму ступ, наклоненных в сторону Чубара. Слышалась изумительная музыка и пение псалмов, славословящих Святого. Воздух был напоен ароматом, куда более прекрасным, чем лучшие земные благовония, и каждый ощущал его. Божественные существа, дэвы и Дакини, принесли много даров, как если бы они пришли навестить Джецюна, и многие видели их. Еще более удивительным было то, что люди, видя обнаженные формы дэв, не испытывали никакого смущения, а неприятный запах, исходивший от людей, казалось, не действовал на богов[289]. Боги и люди встречались, обменивались приветствиями или беседовали друг с другом, как если бы наступил снова Золотой Век – Сатья-Юга[290]. Жители Ньянама, узнав вскоре о кончине Джецюна, поспешили в Чубар и обратились к ученикам Джецюна и находившимся там мирянам из Брина с предложением кремировать тело Джецюна в Ньянаме, но их предложение не было принято. Тогда они попросили подождать с кремацией до тех пор, пока они не приведут из Брина всех преданных Джецюну, чтобы те смогли в последний раз взглянуть на своего гуру. В этом им не было отказано, и они пошли в Брин, откуда вернулись с большим людским подкреплением и собирались применить силу, чтобы унести тело Джецюна в Ньянам. Чуть было не разгорелся конфликт, но вмешались старшие ученики и сказали: «Вы, жители Ньянама и Брина! Вы все верили в Джецюна и в равной степени были его последователями. Поскольку Джецюн скончался в Чубаре, кремация также должна происходить в Чубаре, а не в Ньянаме. Те, кто пришел из Ньянама, могут остаться, чтобы присутствовать при кремации и получить свою долю реликвий». Но когда люди из Ньянама, считая себя более многочисленными и сильными, собрались силой унести тело Джецюна, на небе появился Дэва и голосом Джецюна спел гимн:

______________________________________________
285

Также и «Бхагавад-Гита» учит, что все действия должны совершаться с полной отрешенностью, и результаты их должны быть посвящены делу всеобщего блага.

286

Произносить «Верую», как это делают не знающие Истины, приводит лишь к сомнениям и заблуждениям. Учитель, обладающий духовной силой, рожденной от знания Истины, провозглашает: «Знаю».

287

«Владыка Гаутама Будда также вошел в паранирвану в возрасте восьмидесяти четырех лет». – Шри Ниссанка.

288

Это был сорок девятый год шестидесятилетнего цикла в тибетском летоисчислении.

289

Эманации загрязненной ауры людей, погрязших в мирских заботах, чрезвычайно неприятны чистым божественным существам.

290

«Такими же сверхъестественными явлениями сопровождалась кончина Владыки Гаутамы Будды. См. «Книгу о Великом Уходе» (Маха-Париниббана-Суттанта) Палийского Канона» – Шри Ниссанка.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 19.10.2018, 22:25 | Сообщение # 63
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline
«О вы, ученики, здесь собравшиеся!
И вы, миряне-последователи, затеявшие спор!
Внемлите мне.
Я, дэва, ученик Джецюна,
Явился к вам с советом, чтобы помирить вас.
Миларепа, лучший из людей,
Слил свой ум с Нерожденной Дхармакаей.
И так как все формы нереальны, кроме ума,
И земная форма Джецюна также сольется с Дхармакаей,
Глупо спорить об останках,
Не приобретя Истинных Реликвий.
Только неразумные затеяли бы спор из-за тела Миларепы.
Ссорясь, вряд ли вы его получите.
Молитесь со смирением и верой.
И хотя Дхармакая не имеет рождения,
Если вы будете искренне молиться,
Воссияет Не Знающая Преград[291], рожденная благими помышлениями,
И соответственно вашим заслугам Вы получите свою долю Реликвий».

Закончив петь, дэва исчез, как исчезает на небе радуга, и все ученики-миряне возрадовались, как если бы они снова встретились со своим любимым гуру. Они прекратили спор и начали молиться.

Вскоре обнаружилось, что одно тело Джецюна было у ближайших учеников и жителей Брина, а другое – у жителей Ньянама. Жители Ньянама унесли это тело и кремировали его близ пещеры Дюл-Дюл на Лапчи, на утесе, называемом Орлиное Яйцо. Эта кремация также сопровождалась многими чудесными явлениями. Радуги сияли на небе, и с неба падали цветы. Воздух благоухал неземными ароматами, и божественная музыка звучала на Лапчи и в Чубаре.

В Чубаре ближайшие ученики все время непрерывно молились возле тела Джецюна, и на седьмой день увидели, что от тела исходит сияние, как от божественного существа, а само оно уменьшилось и стало не больше тела восьмилетнего ребенка.

Тогда главные ученики сказали: «Речунг, наверно, не придет. Если мы еще будем откладывать кремацию, от тела может ничего не остаться, и мы не получим священных реликвий. Лучше сейчас совершить кремацию».

Все были согласны, и после того как каждому была предоставлена возможность в последний раз взглянуть на Джецюна, были сделаны приготовления для совершения кремации на большом камне возле пещеры Брилче, на котором Джецюн читал проповеди, и туда с большой торжественностью было отнесено тело. Была также начертана разноцветная Мандала[292]. Хотя приношений от божественных существ было намного больше, приношения от людей, скромно возложенные на место кремации, были лучшими из того, что они могли приготовить. Затем, до наступления рассвета, когда было еще темно, начали зажигать костер, но костер не загорался[293]. Как раз в это время, из облака, окруженного радужным сиянием, вышли пять Дакини и хором спели гимн:

«Что может сделать этот земной огонь с Ним,
Непрерывно созерцавшим Ром[294] – божественный огонь Жизненной Силы?
Ему, всю жизнь проведшему в медитации,
Созерцавшему свое физическое тело как божественную форму,
Разве нужно оставлять его здесь?
Йогу, тело которого запечатлено печатью Совершенной божественной Мандалы,
Разве нужна Мандала, начертанная на земле?
Ему, сохранявшему Светильник Ума Всегда ярко горящим вместе с Жизненным Дыханием,
Разве нужны ваши маленькие земные светильники?
Ему, все время вкушавшему Чистый Эликсир,
Разве нужен ваш жертвенный хлеб[295]?
Ему, в Чистоту облачившемуся,
Свободному от двойственного заблуждения[296],
Разве нужен ваш священный сосуд[297]?
Небеса благоухают от курящихся Благовоний, и приношения богов источают аромат.
И поэтому сейчас вам не нужно жечь здесь ваши благовония.
Четыре чина Дакини поют псалмы,
А Дакини высших чинов совершают молебствия.
И поэтому ваши молебствия сейчас не нужны.
Владыки Мудрости окружили место кремации,
И Герои соревнуются друг с другом в ревностном поклонении.
И поэтому не должны вы сегодня прикасаться к священным мощам.
Человеку, постигшему То, не нужны обычные ритуалы.
И поэтому оставьте сейчас в покое его смертную часть.
То, чему сейчас поклоняются боги и люди,
Не нуждается во владельце, и поэтому вы пребывайте в молитве.
К священным обетам, данным дэвам и гуру,
Не нужно добавлять наставлений.
Перед этой драгоценной сокровищницей
Не произносите «Она моя!», но пребывайте в медитации.
О тайных и глубоких учениях Гуру и Будд
Не заводите легкомысленных разговоров и пребывайте в молчании.
Не профанируйте Священные Избранные Учения,
Носящие на себе дыхание Ангелов.
И поэтому ищите уединения.
В жизни, избранной вами,
Много встречается превратностей;
Поэтому творите молитву тайно.
Наставления, данные вашим чудесным гуру,
Принесут вам благо; поэтому оставьте все сомнения.
Жизнь вашего Учителя Джецюна
Не нуждается в формальных славословиях.
Гимны, исполненные Божественными Дакини,
Принесут благо; помните об этом со смирением и верой.
Среди духовных последователей Миларепы
Будет много святых, о вы, высшего предназначения!
Болезни минуют людей и животных
В этих местах, о вы, божественные и земные существа!
Из всех, здесь собравшихся,
Никто не родится в Несчастливых Мирах.
О вы, из человеческого рода!
Для Мандалы, изображающей То,
Внешние явления и ум – одно; поэтому отбросьте двойственность.
К последним словам Джецюна
Относитесь с особым благоговением и следуйте его заповедям; их цена велика.
Пусть каждый неукоснительно соблюдает Святую Дхарму:
Она приносит Мир и Счастье всем».


Когда гимн был исполнен, Нган-Дзонг-Тенпа сказал: «Приказание не трогать тело Джецюна, пока не придет Речунг, и наставления от Дакини не противоречат друг другу, но поскольку неизвестно, когда он придет, мы рискуем остаться без реликвий, так как священное тело может исчезнуть совсем».

Шива-Вед-Репа сказал: «Воля самого Джецюна, гимн, исполненный Дакини, и то, что костер не загорается, означают одно. Наверняка Речунг скоро будет здесь. И мы должны ждать его, творя молитву». И все они снова погрузились в молитву.

Речунг в это время находился в монастыре Лоро-Дел, и однажды после полуночи он спал и имел видение, которое он воспринимал незамутненным сверхсознанием. Он видел в Чубаре хрустальную чайтью (реликварий), излучающую свет, осветивший все небо. Ее должны были унести сонмы Дакини с помощью братьев по вере и мирян, преданных Джецюну, к которым присоединилось множество других людей и богов. Небеса, казалось, были заполнены поклоняющимися Джецюну людьми и богами, приносящими дары и поющими гимны. Приношений было очень много, и все они были изумительно прекрасны. Речунг также поклонился чайтье и затем увидел Джецюна, который выглянул из чайтьи и сказал ему: «Мой сын Речунг! Хотя ты не пришел тогда, когда я велел тебе, все равно я рад тебя встретить. Эта встреча отца с сыном, действительно, большая радость. Но так как маловероятно, что мы встретимся еще раз, давай используем сполна выпавшую нам редкую и счастливую возможность и поговорим об интересующих нас вещах». И он ласково и любовно гладил Речунга по голове. В этот момент Речунг ощущал невыразимое счастье, любовь и глубокую веру в Джецюна, какие он никогда не испытывал прежде. Вскоре он проснулся. Вспоминая уже наяву, что говорил ему Джецюн, он вдруг подумал: «Неужели мой Гуру умер?» И как только эта мысль посетила его, глубокая Вера пробудилась в нем, и он стал молиться. Его охватило непреодолимое желание увидеть Джецюна, и он решил сразу отправиться в путь, хотя уже прошло время, назначенное ему Джецюном. В этот момент появились на небе две Дакини и сказали ему: «Речунг, если ты не поспешишь, твой гуру скоро уйдет в Священные Обители, и ты больше не увидишь его в этой жизни. Иди, не задерживайся». Когда они это ему говорили, на небе сияли радуги.
__________________________________________
291


То есть Божественная Благодать, исходящая от Дхармакаи.

292

Погребальная Мандала наносится с помощью окрашенной земли или другого материала так, чтобы погребальный костер находился в центре Мандалы, подобно перикарпу лотоса. Как и в Сиккиме, в Тибете при погребении обычно чертят Мандалу Дхьяни-Будды Амитабхи – Безбрежного Света, Освещающего и Просветляющего, символизирующего очистительный огонь.

293

«Также в течение семи дней не загорался костер при кремации Владыки Гаутамы Будды, и его смогли зажечь только после прибытия Кашьяпы» – Шри Ниссанка.

294

Божественный огонь – или «Ранг» – Биджа (семя) – Мантра огненной стихии.

295

Имеется в виду ритуальное приношение пищи духу умершего.

296

Или «Двойственной Тени», которая есть Иллюзия и Карма.

297


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 19.10.2018, 22:36 | Сообщение # 64
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline
Находясь под сильным впечатлением увиденного во сне и томясь страстным желанием увидеть своего гуру, Речунг сразу же отправился в путь, когда в Лоро-Деле еще пели петухи.

Укрепившись верой в своего гуру и контролируя дыхание, Речунг за это утро проделал путь, на который обычно уходят два месяца езды на ослах. Задержав дыхание, он приобрел силу, позволившую ему мчаться со скоростью стрелы, пущенной из лука, и на рассвете достиг перевала между Тингри и Брином, который назывался Позеле. Во время короткого отдыха на вершине перевала он видел на необыкновенно чистом небе изумительные радуги и другие чудесные сияния, которыми освещались вершины гор и весь небосвод, и эта картина вызывала в нем попеременно то радость, то печаль. Он заметил, что особенно ярко светилась радужным светом гора Джово-Рабзанг. Он видел облака в форме юрт, из которых выходили сонмы богов и богинь, и все они несли приношения и кланялись в глубоком почтении в сторону Лапчи, и торопились туда, благоговейно молясь. Речунг, охваченный тревожным предчувствием, спросил богов и богинь о значении происходящего и чем вызван их собственный приход. В ответ богини сказали ему: «Человек, ты живешь с закрытыми глазами и ушами, и поэтому ты спрашиваешь, почему все это явлено сейчас. Это все явлено потому, что Джецюн Мила Жадпа-Дордже[298], который жил на Земле и был почитаем богами и людьми, сейчас покидает этот мир и переходит в более чистые, более духовные сферы. И поэтому боги, которые почитают Святую Дхарму или Белый Путь, пришли поклониться Джецюну, и все люди, собравшиеся в Чубаре, также возносят ему молитвы».

От этого известия Речунгу стало так тяжело, как будто кто-то вырвал у него сердце из груди. Он сразу же стремглав помчался дальше и, когда он приблизился к Чубару, он увидел Джецюна, ожидающего его на камне, похожем на основание чайтьи. Он встретил Речунга с большой радостью и сказал ему: «Наконец мой сын Речунг пришел», – и стал гладить его голову точно так, как это было во сне.

Решив, что Джецюн не умер, и чрезвычайно обрадовавшись этому, Речунг положил ноги Джецюна на свою голову и горячо молился.

Джецюн ответил на все вопросы Речунга, а затем сказал: «Сейчас ты, мой сын Речунг, не торопись, а я пойду раньше, чтобы подготовиться к твоему приходу». И оставив Речунга одного, через несколько секунд исчез из виду.

Придя в Чубар, Речунг застал в пещере, где обычно жил Джецюн, всех его учеников и последователей, которые, находясь возле тела Джецюна, скорбели и молились. Некоторые из недавно принятых учеников не знали Речунга и не разрешили ему подойти к телу. Тогда, охваченный горем и сильно страдая, он исполнил этот гимн, состоящий из семи молитвенных обращений к своему гуру:

«О Владыко, воплощение Вечных Будд,
Ты – прибежище всех живущих.
Преисполненный великой любви и мудрости, слышишь Ты – Плач твоего несчастного Речунга-Дордже-Тагпа?
К Тебе я взываю, охваченный горем и скорбью.
Если Ты своею мудростью и любовью
Своего сына сейчас не защитишь, кого еще тогда защищать, Владыко?
Чая увидеть Тебя и припасть к Твоим стопам, мчался Я, несчастный Твой сын,
Но взглянуть на Тебя не позволила мне судьба.
К доброте Твоей взываю я; милость яви, о отец!
Тебе, всеведущему и многомилостивому,
О Владыко, Будда прошлого, настоящего и будущего,
Я, нищенствующий, смиренно молюсь.
Заповеди Твои соблюдая, я преклоняюсь пред Тобою.
Мои сомнения и заблуждения прости мне.
Восхищаясь Твоими великими благородными деяниями,
Молю Тебя продолжать вращать Колесо Великой Мистической Дхармы.
Все заслуги, приобретенные мной медитацией и преданностью,
Я посвящаю Тебе, о блаженнейший,
Прими их И позволь мне увидеть Твой лик.
Я был Твоим любимым учеником,
А сейчас, увы, мне даже не дают взглянуть на Тебя.
Хотя Твоя Истинная Форма невидима для меня,
Счастье видеть Твой лик пусть будет даровано мне.
И глядя на Тебя очами земными или духовными,
Пусть я обрету Знание, Редкое и Драгоценное,
Устраняющее скептицизм относительно Двух Учений[299].
О Ты, Владыко всеведущий, милосердие яви
К сыну Твоему.
К кому же другому его являть?
О отец, не лишай меня Твоего Спасительного Крючка[300]
И милостиво взгляни на меня из мира незримого.
Милосердие яви ко мне, Речунгу неразумному,
Ты, Знающий Три Времени.
Блюди меня, Речунга, отравленного Пятью Страстями,
Ты, отец мой, носящий Пять Знаков Божественной Мудрости.
Сострадание яви ко всем живущим И ко мне, Речунгу».

Как только Речунг начал произносить эту скорбную, исходящую из сердца молитву и его проникновенный голос достиг тела Джецюна, мертвое тело неожиданно приобрело живой оттенок, и костер сразу загорелся взметнувшимся ввысь пламенем. В это время к Речунгу подошли, чтобы приветствовать его, Шива-Вед-Репа, Нган-Дзонг-Тенпа, Себан-Репа, другие братья по Вере и ученицы из мирян, но он был так сокрушен тем, что ему не позволили подойти к Джецюну, что не тронулся с места, пока не закончил молитву. Вера Речунга была столь сильна, что Джецюн, который уже погрузился в сферу Ясного Света, оживил свое тело[301] и обратился к тем недавно принятым ученикам, которые не пустили Речунга к нему, с такими словами: «Один лев стоит больше, чем сотня тигров. Таким львом является мой сын Речунг. А ты, Речунг, не принимай это так близко к сердцу и подойди поближе к своему отцу».

Сначала все были потрясены при виде этого чуда, но затем всех охватила радость.

Речунг в это время ухватился за Джецюна и залился слезами. Испытываемые им попеременно радость и печаль были столь сильны, что он потерял сознание.

Очнувшись, он увидел, что все ученики сидели перед домом кремации[302]. В это время Джецюн встал в своем Нетленном Теле[303], в котором слились его духовное и земное тело. Пламя костра приняло форму лотоса из восьми лепестков, и в центре его сидел Джецюн. Одно его колено было приподнято, а вытянутой правой рукой он усмирял пламя. «А теперь послушайте мое последнее наставление», – сказал он и, приложив левую руку к щеке, спел божественным голосом, исходящим из его Нетленного Тела, гимн о шести главных заповедях, который был ответом на молитву Речунга и последним наставлением ученикам:

«О Речунг, мой сын, дорогой мне, как мое сердце,
Внемли моему гимну, который есть мое последнее наставление.
В океане сансары, в Трех Лока
Тленное физическое тело – большой враг.
Добыванием пищи и одежды оно занято,
Не прекращая забот о мирском.
Оставь, Речунг, все мирские попечения.
В граде преходящих физических форм
Мирской ум – большой враг.
Он служит телу из плоти и крови,
И недосуг ему осознать природу Реальности[304].
Познай, о Речунг, истинную природу Ума.
На границе между умом и материей
Саморожденное или созданное знание – большой враг.
Оно всегда начеку, дабы не случилось несчастье[305].
Ему недосуг осознать истинную природу нерожденного знания Истины.
Пребывай, о Речунг, в надежной твердыне Нерожденного Несозданного[306].
В промежуточном состоянии между этой и будущей жизнями
Сознание саморожденное – большой враг.
Оно ищет формы, которой лишилось,
И ему недосуг осознать Истину.
Познай, о Речунг, природу Вечной Истины.
В Граде Иллюзий Шести Лока
Грехи и заблуждения, рожденные плохой кармой, – главное препятствие.
Здесь над смертным довлеют приятное и неприятное,
И недосуг ему познать Единство[307].
Сторонись, о Речунг, приятного и неприятного.
В некоем невидимом небесном граде
Совершенный Будда, искусный в тонком умозрительном анализе,
Разъясняет сложные и глубокие Преходящие Истины,
И потому слушающему его недосуг познать Вечные Истины[308].
Избегай, о Речунг, тонкого умозрительного анализа.
Гуру, Дэвы и Дакини – Соедините их в одно слово и поклоняйтесь ему.
Цель, медитация и практика –
Соедините их в одно слово и добывайте Непосредственное Знание.
Эту жизнь, жизнь будущую и промежуточное состояние в Бардо[309]
Воспринимай как одну и внедри в себя эту мысль[310].
Это мои последние избранные наставления
И окончание моих заповедей. Д
ругой Истины нет, Речунг.
Из нее черпай Практическое Знание».

_______________________________________________
298

Жадпа-Дордже – краткая форма имени, данного Миларепе при посвящении.

299

То есть учений о сансаре и Нирване.

300

Как и христиане, верящие в спасительную силу божественной благодати, тибетские буддисты верят, что Будды, Бодхисаттвы и божественные гуру, обитающие в небесных мирах, и великие йоги, живущие на Земле, посылают благодать непосредственно в виде волн преданным им последователям и ученикам. Эти волны называются крючками спасения, т.к. они удерживают их от погружения в иллюзию, рожденную незнанием (сансару), и ведут к Освобождению.

301

«Джецюн не умер в обычном понимании этого слова, но находился в состоянии транса Ниродха-Самапатти и поэтому смог оживить свое тело. При уходе Владыки Гаутамы Будды также всем казалось, что он умер, и только величайший из его учеников Достопочтенный Анурудха, обладавший сверхъестественным зрением, мог видеть, что сознание Учителя поднялось на Небеса, а затем возвратилось еще раз на Землю и только тогда растворилось в Нирване». – Шри Ниссанка.

302

Отсюда мы узнаем, что погребальный костер был устроен в доме кремации, возможно, специально для этого построенном.

303

Нетленное Тело – Или Ваджракая (неизменное, нетленное тело).

304

Буквально «семя», или «основание Истины» (санскр. Дхармадхату).

305

Знание, как производное чувственного опыта, всегда страшится (как и личное я) какой-то непредвиденной случайности, которая может вызвать его разрушение.

306

Знание, источником которого является сансара, состоит, (как и личное я) из впечатлений, получаемых с помощью органов чувств, и, как явления, его порождающие, преходяще и иллюзорно. Поскольку это знание создается (или саморождается), оно не истинно. Истинное Знание (Истина) трансцендентно Природе, сансаре (круговороту рождения и смерти), миру явлений, вещей, преходящим, иллюзорным состояниям и, как не имеющее начала, является нерожденным и несотворенным.

307

Или Недвойственность. В этом понятии заключено признание единого основания для всех противоположностей.

308

Научные истины, касающиеся исключительно Природы, или сансары, являются преходящими, так как то, на чем они основаны, т. е. изучение мира явлений, само по себе не реально, как и нереален этот мир. Вечными Истинами являются познанные Пустота, Дхармакая, Нирвана. Последователи Махаяны, как следует из содержания данной строфы, считают, что Будда проповедовал различные, но не противоречащие друг другу учения, исходя из потребностей или способностей учеников. Так, буддийские тантрики утверждают, что тантризм, как учение, Будда передал тем. кто был к нему более склонен, а более известное учение Дхармы он передал другим его последователям.

309

Бардо (Между Двух) – промежуточное состояние между смертью и повторным рождением. См. его описание в «Тибетской книге мертвых».

310

Существование следует рассматривать как непрерывный поток жизни, подверженный постоянным изменениям. Жизнь в телесной оболочке на Земле, жизнь в топком теле на небесах, в преисподней, в промежуточном состоянии или в утробе матери есть единая жизнь.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 19.10.2018, 22:43 | Сообщение # 65
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline
Произнеся эти слова, Джецюн в состоянии транса снова погрузился в Ясный Свет. И тогда погребальный костер принял форму огромной вихары (храма) квадратной формы с четырьмя порталами, пьедесталами и другими архитектурными украшениями, и был окружен сверкающей радугой со свисающими и колышущимися занавесями из света различных оттенков. Появились крыши и купола, увенчанные знаменами, флагами, церемониальными зонтами, полотнищами и различными другими символическими украшениями. Внизу пламя принимало форму лотосов из восьми лепестков, которые свертывались и раскрывались, становясь похожими на различные предметы, такие, как восемь счастливых знаков[311], а наверху оно превратилось в семь драгоценных вещей[312]. Даже искры обращались в богинь, несущих ритуальные приношения. А треск от горящего костра слышался как божественная музыка, исполнявшаяся на музыкальных инструментах – скрипках, флейтах и тимпанах. Дым от костра издавал сладостный аромат благовоний и поднимался вверх клубами, окрашенными во все цвета радуги, принимающими форму церемониальных зонтов и знамен. Небо над костром было заполнено ангелами, держащими сосуды, из которых они выливали потоками нектар. Другие ангелы принесли божественные яства, напитки, душистые масла, благовония и другие дары, услаждающие пять органов чувств, и предлагали их всем присутствующим.

Хотя перед учениками был один и тот же погребальный костер, тело Джецюна казалось одному Гайпой-Дордже, другому – Демчогом, третьему – Санг-дю, а четвертому Дордже-Па-мо[313]. И все слышали гимн, который пели Дакини:

«Из-за утраты Драгоценного Камня, исполняющего желания,
Некоторые рыдают, а некоторые от непереносимого горя лишились чувств.
В это скорбное время костер горит сам, не требуя топлива,
И пламя принимает форму цветов лотоса с восемью лепестками,
Восьми Счастливых Знаков, Семи Драгоценностей,
И различных других прекрасных даров.
Звуки, издаваемые горящим костром,
Звучат, как музыка раковин, цимбал,
Арф, флейт, барабанов и тимпанов,
А из искр, вылетающих из пламени,
Выходят богини открытых, закрытых и самых тайных орденов,
Приносящие дары, разложенные с изумительным вкусом.
Дым от костра светится всеми цветами радуги
И поднимается вверх в виде знамен и церемониальных зонтов,
Восьми счастливых знаков и счастливой диаграммы.
Богини чарующей красоты
Унесли обугленные кости и пепел
Того, кто сейчас свое земное тело
В эфир пресуществил.
И кремация завершилась.
Гуру, кто есть Дхармакая, подобен небосводу,
На лице которого собираются облака благих желаний Самбхога-Каи,
Оттуда низвергаются дождем цветы Нирмана-Каи[314].
Непрерывно льется этот дождь на Землю,
Орошая ниву Спасающихся[315].
То, что имеет природу Несозданного,
Дхарма-Дхату, Нерожденного,
Пустоты, Шуньяты, не имеет начала и никогда не прекращается.
Даже рождение и смерть имеют природу Пустоты[316].
Так как такова Истинная Реальность, оставьте всякие сомнения и заблуждения относительно Ее».


Когда Дакини закончили петь гимн, наступил вечер. Погребальный костер к тому времени погас, и дом кремации опустел. Обыкновенные люди ничего не нашли внутри него, но когда ученики заглянули туда, перед взором некоторых из них предстала огромная чайтья из света. Другие увидели Гайпу-Дордже, Демчога, Санг-дю и Дордже-Па-мо. Некоторые снова видели Дордже, колокольчик, сосуд с освященной водой и другие ритуальные предметы, а кто-то – буквы, из которых были составлены Биджа-мантры[317]. Некоторым казалось, что дом кремации освещается светом, исходящим от расплавленного золота. Были еще видевшие пруд с водой, горящий огонь. Но были и такие, кто не видел ничего.

Ученики открыли дверь дома кремации, чтобы дать золе быстрее остыть и, предвкушая обрести драгоценные реликвии несравненной формы и достоинства, легли в ту ночь спать головами, обращенными к дому кремации. Рано утром Речунг увидел во сне, что пять Дакини, одетые подобно небесным йогини в шелка, с украшениями из костей и драгоценностей, вместе с большой свитой сопровождающих, цвета которых были белый, желтый, алый, зеленый и голубой, молились у погребального костра и возлагали приношения. Затем пять главных Дакини стали выносить из дома кремации шар из Света, и Речунг какое-то время смотрел на это действо, как зачарованный, но вдруг подумал, что Дакини, должно быть, унесли реликвии и пепел. Он пошел посмотреть и увидел, что все Дакини улетели. Позвав своих братьев по Вере, он вошел внутрь дома кремации и обнаружил, что все было унесено. Не осталось даже малейшей частички пыли или пепла. Он очень опечалился и, обратившись к Дакини, просил их отдать часть реликвий ради блага людей. Дакини в ответ сказали: «Что касается вас, учеников, то вы уже получили самые лучшие реликвии – вы получили Истины, с помощью которых вы узрели в себе Дхармакаю. Если этого для вас недостаточно и вы хотите иметь что-то еще, вам лучше обратиться с искренней молитвой к Джецюну. Может быть, он исполнит вашу просьбу. Что касается остальных, то для них Джецюн был не больше светляка. И они не могли понять, что он был, как Солнце и Луна. Они не заслуживают этих реликвий, которые теперь принадлежат нам». И сказав так, Дакини застыли неподвижно на небе. А ученики, признавая справедливость их слов, стали молиться:

____________________________________________

311

Восемь счастливых знаков – Перечислены выше.

312

Семь драгоценных вещей – Ими являются: 1) драгоценный дом, или дворец, 2) драгоценное царское одеяние, 3) драгоценная расшитая узорами обувь, 4) драгоценный слоновий бивень, 5) драгоценная серьга царицы, 6) драгоценная серьга царя и 7) драгоценный камень.

313

Это четыре тантрийских бога-хранителя Каргьютпа (и других школ северного буддизма). Их санскритские имена: Хе-Ваджра, Шамвара, Гухья-Кала и Ваджра-Варахи соответственно.

314

В этом изложено главное содержание Учения о Трех Телах (санскр. Три-Кая).

315

Как жизнь всех физических форм на Земле питает энергия Солнца, так и Высшая Эволюция, достижение Окончательного Освобождения от Природы (сансары) и Просветление, приносящее с собой осуществление этого, возможны только с помощью духовных сил, передаваемых человечеству из мира запредельного Существами, Исполненными Сострадания.

316

Пустота (санскр. Шуньята), изначальная, несозданная, к которой не приложимы никакие определения, исходящие от ограниченного человеческого ума, является причиной сансары, или Природы. Так как смерть и рождение сами по себе представляют собой две иллюзорные противоположности физической природы, отражающиеся на Экране Времени, явления феноменального мира, они также сопричастны Просветленному Надмирному Уму, тому, что трансцендентно Природе.

317

Семя (биджа) – мантры, или мантры, закладывающие основание.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 19.10.2018, 22:54 | Сообщение # 66
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline
«О Владыко, когда Ты был у ног Твоего Гуру,
Все заповеди его исполняя ревностно и усердно,
Ты получил все Избранные Учения, содержащие самые глубокие Истины.
Соблаговоли удостоить нас части Твоих Священных Реликвий,
Дабы укрепляли они Веру Достойных
И помогали всем живущим возвыситься духовно.
О Владыко, когда, сидя один на вершине горы,
Ты медитировал с величайшим старанием и упорством
И сиддхи – божественных совершенств достиг,
Твое имя прославилось по всей земле.
Соблаговоли удостоить нас части Твоих Священных Реликвий,
Дабы могли им поклоняться Все, кто видел Тебя или слышал Твое имя.
О Владыко! Когда Ты был с Твоими учениками,
Милосердным Ты был ко всем.
Мудрость и всезнание Ты излучал,
И ученики помогали Тебе, когда, исполненный
Сострадания и любви ко всем живущим,
Ты совершал свой подвиг служения.
Соблаговоли удостоить нас части Твоих Священных Реликвий,
Дабы все Твои последователи, кому благоприятствует карма,
Могли их чтить с благоговением и Верой.
О Владыко! Когда Ты проповедовал народу,
Молоко милосердия и любви потоками Ты источал
И спас всех, и наставил на Путь,
И особо жалел глубоко уязвленных печалью.
Соблаговоли удостоить нас части Твоих Священных Реликвий,
Дабы могли их чтить с благоговением и верой Те, у кого нет Твоих упорства и энергии.
О Владыко! Когда иллюзорное Тело Твое Ты оставил,
Ты показал, что достиг состояния Совершенных Святых.
Всю Вселенную в Тело Истины Ты претворил[318]
И стал Учителем всех Святейших Дакини.
О Владыко! Смилостивись и удостой нас части Твоих Священных Реликвий,
Дабы все Твои шишьи, собравшиеся здесь,
Поклонялись им с благоговением и верой»


Когда они закончили петь эту печальную молитву, из Светящегося Шара, который находился у Дакини, спустился ковчег шарообразной формы размером с яйцо. Освещаемый лучом света, он опустился прямо на место кремации. Все ученики сразу потянулись за ним, и каждый стремился взять его себе. Но ковчег снова поднялся на небо и вошел в Светящийся Шар, который все еще держали Дакини. Затем Шар разделился пополам. Одна часть сделалась троном в виде лотоса, поддерживаемым львами, на котором находились солнечный и лунный диски[319], а другая превратилась в чайтью из чистого, прозрачного хрусталя, высотой с локоть. От чайтьи исходили яркие лучи пяти цветов[320]. На конце каждого луча находилось изображение одного из Тысячи Двух Будд[321], и эти лучи с изображениями Будд окружали чайтью. Четыре яруса основания чайтьи имели изображения четырех иерархий богов-хранителей тантрийского пантеона[322], расположенные соответственно их степеням. А внутри чайтьи находилось изображение Джецюна величиной с пядь, окруженное поклоняющимися ему Дакини. Две Дакини, которые охраняли чайтью и совершали поклонение, спели гимн:

«О сыновья, Дэва-Кьенг, Шива-Вед, Нган-Дзонг-Тенпа и другие,
Ученики высокого предназначения,
Одетые в хлопковую ткань,
Преисполненные истинной веры и религиозной преданности,
Вы призывали вашего Духовного Отца,
Моля его о реликвии, которую вы хотите чтить с благоговением и верой.
С такой верой молились вы и с таким усердием,
Что, воплощая в себе все совершенства Три-Каи,
Та, что узревших ее спасает от круговорота рождения и смерти,
А верящим в него приносит Просветление,
Дхармакая, чей символ сфера,
Опустился в виде ковчега яйцеобразной формы,
Которому поклонялись бы все живущие.
Он для всех предназначался,
А не для кого-то из вас, желавших взять ее захватом.
И потому в недостойных руках не может он остаться.
Но если вы снова молиться в раскаянии будете,
Не уменьшатся благодать и благословение, даруемые им.
Таково всех Будд Святое Заверение.
Боги-хранители и Демчог с ними,
Носящие погребальные украшения из человеческих костей,
В окружении сонмов Героев и Йогини[323],
Заполняют все небеса и собираются священными конклавами.
Эти Божественные существа, олицетворяющие Мудрость Самбхога-Каи,
Быстро приходят на помощь и приносят духовные дары.
И если вы им молиться будете самозабвенно,
Не уменьшатся благодать и благословение, исходящие от них.
Таково всех Дакини Святое Заверение.
По милости Будды, который есть сама Дхармакая,
Явлены были различные образы:
Хрустальная чайтья высотою, с локоть, которую
Украшают тысяча два изображения Будд из камня,
Тантрийские Боги Четырех Орденов,
Чудесным образом явившиеся.
И если вы молиться будете самозабвенно,
Не уменьшится эта милость.
Таково всех Дхармапала[324] Святое Заверение.
Гуру – нераздельное воплощение Три-Каи,
Является в любой форме сверхъестественным образом.
И, как чудо, он явился
В этой маленькой прекрасной форме.
Если к ней из глубины сердца обратитесь Вы с горячей молитвой,
Не уменьшится исходящая от нее благодать.
Таково Святое Заверение всех Величайших Йогов,
Которым вы можете верить.
Если Святую Веру в них всех вы сохраните,
Благо этой Веры осенит вас.
Если вы можете жить в одиночестве,
Матрики[325] и Дакини соберутся возле вас.
Если вы искренни в вашем религиозном служении,
Это будет залогом ваших достижений в Йоге.
Если к мирским приобретениям вы не стремитесь,
Ваша греховность будет искоренена.
Если вы живете не для себя и не копите богатства,
Злые духи и Мара не подойдут к вам.
Если различия в касте и вере не существуют для вас,
Это значит, что истинны ваши Взгляды или Цели[326]
Если вы сможете познать сансару и Нирвану как Пустоту,
Это значит, что вы медитируете правильно.
Если кипучей энергией и упорством вы обладаете, Э
Это значит, что ваши Поступки правильны.
Если от вашего гуру вы получаете пророческие предсказания,
Это значит, что ваша Преданность правильна.
Если вы можете помогать всем живущим, Э
то значит, что Результат правильный.
Если гуру и шишья сердцем едины,
Это значит, что их Отношения правильны.
Если милости от богов и счастливые знамения вы получаете,
Это значит, что ваши Мысли правильны.
Преданность друг к другу,
Опыт, Удовлетворенность –
Пусть они служат вам вашей долей Реликвий».


Исполнив гимн, Дакини продолжали держать чайтью так, чтобы главные ученики могли хорошо ее видеть. Затем они возложили ее на трон из драгоценных металлов и камней и собирались куда-то унести. Но в это время Шива-Вед-Репа начал петь гимн, в котором он умолял Дакини передать чайтью ученикам, дабы ей могли поклоняться все люди:

____________________________________________________
318

Иными словами, в Джецюне сансара и Нирвана слились в Едином Уме Дхармакаи.

319

Трон в виде лотоса, лев, солнце и луна символизируют Прославления Будды.

320

Цвета лучей – синий, белый, красный, желтый и фиолетовый. Нимб вокруг Будды и буддийский флаг имеют эти цвета.

321

Известная серия Тысячи Двух Будд, встречающаяся в тибетских книгах. Возможно, является заимствованием из индуистских трактатов о ритуалах, в которых перечисляются тысяча имен Вишну.

322

Это боги-хранители, олицетворяющие описанные в четырех тантрах четыре ступени Ваджраяны (Путь Молнии). Первые две – Крия-Тантра и Карья-Тантра являются младшими тантрами, а Йога-Тантра и Аннутара-Тантра – высшими. Первая тантра содержит указания по совершению ритуалов, вторая – наставления о том, как должен вести себя садхака. Третья посвящена йоге, а четвертая раскрывает превосходный или эзотерический смысл вещей и служит дверью, ведущей к Ади-Йоге.

323

«Эти йогини в материальном проявлении являются Шакти Вира-садхаков, на более высоком плане» – Богиней Кундалини, а в еще более возвышенных состояниях они представляют собой Силы Природы, направленные вверх, к Высшей Трансцендентной Шакти» – Проф. Атал Бихари Гхош.

324

Дхармапала – божественный защитник Дхармы (Религии).

325

Матрики – Матери-Богини.

326

Здесь, как и в следующих строфах, речь идет о Восьмеричном Благородном Пути.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 19.10.2018, 23:22 | Сообщение # 67
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline
«О Отец, Ты, принявший земную форму, чтобы служить другим!
Во всех невидимых Мирах, где Истина рождается,
Ты пребываешь[327].
Ты есть Сама Реальность Истинная (Дхармакая),
И к Тебе, Владыко, обращаемся мы,
Моля Тебя передать нам,
Твоим шишьям, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда других Совершенных Йогов Ты встречал,
Подобен сокровищнице с золотом
Ты был, Йогом безупречным и совершенным.
Учитель аскетов, молитву Тебе мы возносим:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда Ты служил Твоему Гуру, Как шерсть
Ты был на кроткой овце, Йогом, готовым служить и помогать всем.
О милосердный Владыко, Тебе мы возносим молитву:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда Ты отрекся от мира, Как Царь Мудрых Риши Ты был.
Йог непоколебимой твердости
И безграничного мужества, Тебе, о Владыко,
Мы возносим молитву:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда Ты медитировал на учениях Твоего Гуру,
Как тигрица, поедающая плоть человека, Ты был.
Йог, освободившийся от всех сомнений,
О Ты, величайший в стойкости, Тебе мы молитву возносим:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда в безлюдных местах Ты жил,
Как непреломимый железный слиток Ты был.
Йог, колебаний не знавший, Тебе, отказавшемуся от всякой тщеты, возносим мы эту молитву:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда знаки Твоих чудесных сиддхи Ты явил,
Подобен льву или слону Ты был.
Страха не ведающий и духом могучий Йог, Тебе, бесстрашному, возносим мы эту молитву:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда Духовное Тепло и истинный Опыт[328] Ты приобрел,
Как полная луна Ты был,
И всему миру светишь Ты.
Тебе, отказавшемуся от всех страстей, возносим мы эту молитву:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда Ты Твоих учеников достойных наставлял, то было подобно встрече линзы с солнцем.
Ты сиддхов создал, о Йог,
И Тебе, милосердному, мы молимся:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда богатство шло к Тебе,
Как капли ртути на Земле, Ты был не загрязнен Стяжательством, о Йог,
И Тебе, безгрешному, мы молимся:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда во главе собраний многолюдных Ты сидел,
Как солнце, восходящее над миром,
Ты был, И всех Ты просвещал, о Йог,
И Тебе, Мудрому и Милосердному, мы молимся:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда с людьми встречался Ты,
Как мать с сыном встречался с ними Ты.
О Йог, добра Ты столько сделал им.
И Тебе, Сострадающему, молимся мы:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда Ты уходишь в мир горний, Ты подобен источнику всех благ.
О Йог, Ты, исполняющий все желания, Тебе, Непревзойденному, молитву мы возносим:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда Ты пророчествовал,
То было, как длани поднесение к устам при совершеннейшем исполнении песни.
О Йог, Ты никогда не ошибался.
Тебе, знающему Три Времени, молитву мы возносим:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини.
О Владыко, когда Ты милости расточал, Ты был, как отец, одаривающий сына.
О Йог, Ты ничего не скрывал и не жалел отдать.
И Тебе, Милостивому, мы возносим эту молитву:
Подари нам, Твоим шишьям и последователям на Земле, Чайтью, которая сейчас у Дакини».


По окончании молитвы образ Джецюна, который находился в чайтье, ответил Шива-Вед-Репе псалмом, посвященным различиям между внешне похожими вещами:

«О ты, со счастливой судьбой и преданный Вере,
Ты молишься мне самозабвенно.
Внемли мне, мой ученик достойный, одетый в белое платье из хлопка.
О всепроникающей Дхармакае, познанной мной (Ее истинная природа – Пустота),
Никто не может сказать: «Я владею Ею» или «Я потерял Ее».
Когда Пространством поглотилось земное тело,
Осталась все же от него реликвия яйцеобразной формы
И стала чайтьей, излучающей сиянье.
В его пределах все трудиться могут и приобретать заслуги.
А чайтья в мире горнем навсегда пребудет,
Охраняемая Дакини Пяти Чинов.
Небожители и Дакини будут ей поклоняться,
А если в мире людей она останется, постепенно она исчезнет.
Вы, мои духовные сыновья и ученики, уже получили свою долю реликвий
– Знание, с помощью которого вы смогли постичь в себе Дхармакаю.
Это дороже реликвий и пепла.
Когда вы стремитесь к Ее постижению,
О сходствах, приводящих к ошибке, вы должны знать.
Не забывайте о них и память об этом храните в вашем сердце,
И держитесь Правого Пути и сторонитесь Неправого.
Служение совершенному гуру
И служение человеку удачливому
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Истинное познание Пустоты И иллюзорные видения ума
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Познание путем медитации Чистого, Незапятнанного Состояния
И погружение в Безмятежное Состояние во время транса
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Глубокое интуитивное прозрение
И глубокая убежденность в том, что «Это правильно», «Это истинно»,
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Ясное постижение Неизменяющегося Ума[329]
И благородное стремление служить другим
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Завоевания в сфере духа, являющиеся следствием Связанных Причин,
И временная заслуга, приносящая земное богатство,
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Духовная помощь и пророческие указания, получаемые от божественных защитниц – Матрик и Дакини,
И искушения от злобных духов и элементалов
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Благие наставления от Дакини
И искушения и препятствия, чинимые Марой,
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Сфера Дхармакаи совершенная
И сфера для реликвий, изготовленная из земного вещества,
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Воплощенный цветок Нирманакаи
И небесный цветок чувственного рая
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Чайтья, сотворенная чудесным образом богами,
И чайтья, которую показывают демоны,
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Сияющее гало, символизирующее мир явлений,
И радуга, вызываемая обычными естественными причинами,
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Вера, являющаяся результатом кармических связей прошлого[330]
И вера, пробуждаемая искусственными способами,
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Истинная вера, рожденная из сердца,
И традиционная вера, основанная на чувстве стыда и долга,
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Искренний интерес к изучению религии
И показной, с целью угодить учителю,
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Достижение истинного успеха
И успех, разрекламированный, но незначительный,
Могут казаться похожими,
И потому будьте осторожны, чтобы не ошибиться.
Чайтья, которая принадлежит Матрикам и Дакини,
Символизирует Обитель Будд Прошлого, Настоящего и Будущего.
Она – зал собраний для Героев и Йогини,
А для твоего гуру Джецюна она – место для медитаций.
Сейчас она будет унесена в Нген-гах Восточную Райскую Обитель,
Где собрались все Дакини, туда,
В эту блаженную Обитель,
Где встречаются Бхагаван Шамвара, Локешвара и Богиня Тара.
И там, в этой благословенной Обители Счастья,
Сонмы Божественных Дакини собрались встретить ее.
Если ты чайтье будешь молиться от всего сердца,
Со слезами на глазах, преданно и искренне,
И истинные приношения в благоговении возлагать,
Которые есть цветы проницательного ума,
И кропить ее святой водой очищенного сердца,
Защитив и оградив себя верой непоколебимой,
И если ты хочешь, чтобы сила Личной Мудрости была передана тебе,
Склонись перед чайтьей».

______________________________________________________
327

Буквально: «Невидимые Миры Дхармадхату».

328

То есть познание Истины с помощью Йоги.

329

То есть Ума йога как ума в его изначальном состоянии, на который мир явлений не может оказывать влияния.

330

То есть прежних существований.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Суббота, 20.10.2018, 23:30 | Сообщение # 68
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline
Когда Джецюн исполнял этот гимн, Дакини спустили Чайтью с неба и держали ее над учениками так, что лучи, посылаемые ею, достигали каждого и каждому передавали ее силу. Многие видели, что из Чайтьи выглядывает Джецюн. На небе появились Тантрийские Божества – Гайпа-Дордже, Демчог, Санг-дю и Дордже-Па-мо, окруженные сонмами существ, которые, обойдя вокруг Верховного Бога, слились с ним.

Затем все они пресуществились в светящуюся сферу, которая унеслась по направлению к востоку. Дакини обернули Чайтью в шелка и поместили в ларец, сделанный из драгоценных металлов, понесли ее в том же направлении, под громкие звуки божественной музыки, исполнявшейся на музыкальных инструментах. Некоторые видели Джецюна в одеянии Будды Самбхога-Каи, сидящим на льве, каждую лапу которого поддерживала Дакини какого-то одного цвета и ордена – белого, желтого, алого и зеленого. Поводок держала сама Дордже-Па-мо. Герои, Йогини и Дакини держали над ним знамена, церемониальные зонты и другие ритуальные предметы и символы. У многих небожителей были в руках музыкальные инструменты. Некоторые ученики видели белую Дакини, несущую чайтью на восток под навесом из белого шелка. Все не видели одинаково: а кто-то видел одно, в кто-то – другое.

Ученики были очень опечалены тем, что не получили реликвий. Они громко плакали и продолжали молиться. Вдруг они услышали голос, похожий на голос Джецюна, хотя никого на небе не было видно: «Сыновья, не принимайте это близко к сердцу. Вы приобретете реликвию в виде четырех букв, чудесным образом высеченных на камне “Амолика”. И вы можете с благоговением взирать на них. Вы их найдете на нижней стороне камня».

Осмотрев со всех сторон камень, на котором была совершена кремация, они нашли эти буквы и больше уже не горевали так сильно. Этот чудесный камень можно видеть и сейчас. Он почитается как святыня всеми монахами, живущими в монастыре Лапчи-Чубаре.

Ближайшие ученики Джецюна, скорбя от разлуки со своим гуру, одновременно утешали себя надеждой и верой в то, что в каком бы месте Джецюн ни достиг состояния Будды, они будут его первыми последователями. Они не сомневались в том, что Джецюн своим примером вложил новый дух и импульс в религиозную жизнь и в жизнь всех существ вообще, и все они были убеждены, что тайное учение и мантра, которые они получили и должны применять на практике, будут приносить благо им и остальным.

Теперь им предстояло исполнить волю Джецюна и извлечь то, что хранилось под очагом. Зная жизнь Джецюна, они никогда не могли даже помыслить о том, что он владеет золотом, но так как о золоте он упоминал особо, они решили поступить так, как он им велел.

Выкопав очаг, они нашли под ним квадратный кусок тонкой хлопковой ткани, которую носил Джецюн. В ткань был завернут нож, острие рукоятки которого служило шилом, тупая часть ножа – огнивом, а лезвие, которое было хорошо наточено, предназначалось для резки. Вместе с ножом был завернут кусок желтого сахара и письмо следующего содержания: «Сколько бы кусков ни отрезалось этим ножом от ткани и сахара, они никогда не уменьшатся. Отрежьте как можно больше кусков от них и раздайте людям. Все, кто вкусит этот сахар и коснется этой ткани, будут спасены и никогда не попадут в нижние миры. Они служили пищей и одеждой Миларепе, когда он находился в самадхи, и их благословили все прежние Будды и Святые. Тот, кто услышит имя Миларепы даже один раз, не родится в нижних мирах в течение семи жизней и в течение семи жизней будет помнить свои прежние воплощения. Об этом пророчество Святых и Будд прошлого. Пусть прольется грязь на уста того, кто скажет, что у Миларепы было золото».

Прочитав последнюю фразу, ученики не могли не рассмеяться несмотря на переживаемое ими горе. Письмо заканчивалось стихами:

«Пища, которую я, йог, вкушал,
Когда пребывал в самадхи,
Двойное приносит благо.
Те, кому посчастливится отведать ее,
Закроют плотно дверь рождения в Прета-Лока.
Кусок этой белой хлопковой ткани[331],
Носимый на теле или на шее,
Во время медитации, рождающей Жизненное Тепло,
Закроет двери в ад, горячий и холодный.
А те, кто вкусит эту благословенную пищу,
Никогда не родятся в Трех Нижних Мирах.
Те, кто связан со мной узами религии,
Никогда не родятся в низших мирах,
Но постепенно достигнут цели на Пути к Бодхи.
Те, кто мое имя слышал даже один раз,
И обратился к Вере,
В течение семи жизней будут помнить свои прежние имена и касты.
Для меня, Миларепы, наделенного энергией,
Вся Вселенная трансмутирована в золото,
И нет мне нужды держать его в суме.
Я призываю моих духовных сыновей и последователей исполнять мои заповеди.
Поступая так, они уподобятся мне
И достигнут блага и цели».


Исполняя волю Джецюна, они разрезали сахар на множество кусков, и каждый имел величину первоначального, который в то же время не уменьшался. Так же и ткань была разрезана на куски, которые вместе с сахаром были розданы всем пришедшим. Болезни и невзгоды оставляли людей, когда те ели сахар и носили ткань как талисман. Имевшие порочные наклонности и порабощенные страстями, переменились и стали последователями, преданными, искренними, рассудительными и сострадательными, и благодаря этому избежали рождения в низших мирах. Сахар и ткань не убывали в течение жизни каждого, кто их получил.

В день погребальной церемонии сыпались дождем цветы самой различной окраски, и некоторые из них были четырех и пяти цветов. Но не все цветы достигали земли. Оказавшись совсем близко от людей, большая часть из них поднимались снова вверх и исчезали. Те, которые упали на землю, были особенно красивы, но они таяли, как только к ним прикасались. Некоторые, трехцветные и двуцветные, были миниатюрными и неживыми, как крылья пчел. В долине Чубара небесные цветы лежали слоем по щиколотку, а в других местах их выпало достаточно много, чтобы земля вся покрылась ими и приобрела их окраску. Как только церемония закончилась, цветы исчезли, и радужное сияние на небе постепенно угасло.

В каждую годовщину небо было необыкновенно ясным, и на нем блистали радуги. Нескончаемо падали с неба цветы, воздух был напоен божественным ароматом, и повсюду, как и в день ухода Джецюна, звучала небесная музыка. Эта дарованная всему миру благодать слишком велика и многообразна, чтобы можно было написать о ней подробно. Ограничимся лишь упоминанием о том, что цветы расцветали даже зимой, и повсюду на Земле собирали богатые урожаи, и не было ни эпидемий, ни войн.

Когда Величайший из Йогов ушел в Чистые Сферы, те, о ком упомянуто в Приложении к этой книге, продолжали жить и свидетельствовать о том, что написано в ней. Учеников, достигших святости по его великой любви и милосердию, было столько, сколько звезд на небе. Как песчинки на Земле, не счесть тех, кто никогда не вернется в сансару[332], как и тех мужчин и женщин, кто ступил на путь, ведущий к состоянию архата[333].

И воссияла, как солнце, Буддийская Вера, и все живые существа освободились от печали и обрели вечное счастье.

Это двенадцатая и последняя глава жизнеописания Джецюна.

_____________________________________________________
331

Белая хлопковая ткань, которую носят йоги Каргьютпа, символизирует Духовную Силу.

332

Буквально: «тот, кто никогда не вернется» (или анагами).

333

Первый шаг на Пути к достижению состояния архата называется на санскрите шротапатти, т.е. «вхождение в поток»; тот, кто входит в этот «поток», именуется «шотапанно», т.е. «тот, кто вошел в поток» (или ступил на Путь).


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Суббота, 20.10.2018, 23:44 | Сообщение # 69
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline
ПРИЛОЖЕНИЕ

(ОБ УЧЕНИКАХ ДЖЕЦЮНА)

Среди шишьев или учеников Джецюна был ученик – Несравненный Двагпо-Ринпоче[334]. О нем предсказали Дакини, являвшиеся Джецюну в видениях, когда он встретился с Шива-Вед-Репой, что он будет, как солнце, затмевающее все светила. Вторым был Речунг-Дордже-Тагпа из Гунгтханга, который освещал мир, как луна. Созвездиям можно уподобить восемь ближайших учеников[335]: Нган-Дзонг-Тенпа-Бьянг-Чуб-Гьялпо из Чим-лунга (которого звали также Нган-Дзонг-Тенпа), Шива-Вед-Репу из Гьял-Том-мада, Себан-Репу из До-та, Кхьира-Репу из Ньи-шанга, Бри-Гом-Репу из Мюса и Сангьяй-Кьяп-Репу из Рагмы. Были еще тринадцать учеников[336]: Шаг-Гом, Лан-Гом, Ме-Гом, Ца-Пху, Кхар-Чунг, Ронг-Чунг, Стаг-Гом-Репа-Дордже-Вангук, Джо-Гом-Репа-Дхарма-Вангчук, Дампа-Гья-Пхупа, Ликор-Чарува, Лотен-Гедюн, Кье-Тен-Шакья-Гуна и Дретен-Трашибар, из которых последние шесть также удостоились звания Репа[337]. Из этих двадцати одного ученика йогами и бхикшу[338] были Двагпо-Ринпоче и пятеро из тринадцати, упомянутые в конце списка.

Среди учениц были Чо-нга Речунгма, Сале-Вед из Ньянама, Палдар-Бум из Чунга и родная сестра Джецюна Пета-Ген-Кьит[339].

Было еще двадцать пять йогов и йогини, значительно продвинувшихся на Пути. Анагами были сто, в том числе познавший Истину Дзиво-Репа (Пастух-Репа), и сто восемь Великих, приобретших с помощью медитации большой опыт и знания.

Отрекшихся от мира и живущих исключительно религиозной жизнью, садху и йогов, мужчин и женщин, была тысяча.

Кроме них огромное число преданных Джецюну учеников-мирян, мужчин и женщин, которые навсегда закрыли для себя дверь в низшие сферы.

А теперь скажем несколько слов о нечеловеческих учениках Джецюна.

Среди нечеловеческих учеников, стоявших выше и ниже людей, были Пять Сестер-Богинь, или Фей, называемых Пять Сестер из Дурги, и великанша-людоедка, жившая в скале близ Лингвы. Множество других духов также посвятили себя делу защиты Буддийской Веры[340].

Все человеческие ученики, принимавшие участие в погребальных церемониях, посвященных их Владыке Джецюну, затем сразу же удалились в свои пещеры и пустынные прибежища и, исполняя заповеди Джецюна, проводили жизнь в медитации и религиозном служении.

Речунг тем временем пошел в провинцию Ю, чтобы передать Двагпо-Ринпоче (первому ученику Джецюна) вещи реликвии, которые ему завещал Джецюн. Хотя и с опозданием, он вспомнил о завещании Джецюна. Встретив Двагпо-Ринпоче в Ярлунг-Пхушаре, Речунг передал ему шляпу Майтри и посох из агару и рассказал о случившемся. Гампопа Двагпо-Ринпоче, выслушав его, на какое-то время потерял сознание.

Вернувшись в сознание, он обратился к гуру со скорбными молитвами, которые включены в житие Джецюна[341], написанное Гампопой. Затем он пригласил Речунга к себе и получил от него всю Карна-Тантру[342] Демчога.

Передав Гампопе предназначенную ему часть реликвий и все религиозные учения (которые он должен был передать ему), он расстался с ним и пошел в монастырь Лоро-Дел, где пробыл в глубокой медитации всю оставшуюся жизнь. На небо он был вознесен с телом. Он не оставил на Земле и претворил в эфир свое физическое тело.

Также трансмутировали свое тело в эфир и вошли в Высшие Сферы Шива-Вед-Репа, Кхьира-Репа, четыре сестры-ученицы, а также Палдар-Бум и Сале-Вед.

Другие ученики покинули этот мир обычным путем, оставив свои тела на Земле на благо всем живущим.

Так, Святой Джецюн совершил три греховных деяния и девять благих деяний, которые в сумме составляют двенадцать, и все они сопровождались сверхъестественными явлениями. Последнее деяние принесло величайшее из всех благ, которые когда-либо могут выпасть на долю смертного – обретение им в течение одной жизни Четырехсоставного Тела и Пяти Мудростей Вездесущего Держателя Скипетра Духовной Власти (Ваджрадхары), благодаря которым он посещал все Священные Обители Будды и смог просветить и спасти бесчисленное множество существ, обитающих в мирах, таких же беспредельных, как и небесное пространство[343].

Так заканчивается история жизни Великого Йога по имени Мила-Жадпа-Дордже, Водителя, указывающего Путь к Освобождению и Всезнанию и приносящего всем живущим в сансаре вечное Блаженство Нирваны на блаженном пиру вкушения даров благодати, источаемой потоками, все ширящимися и ширящимися.

КОЛОФОН



Сверкание этого драгоценного изумруда –
Несравненного Джецюна-Милы,
Прославившего учение Будды
И Исполнившего надежды всех живущих,
Пусть будет лучшим из приношений всем Святым и Буддам.
В начале и конце украшено это сказание слогом изящнейшим.
Пусть будет праздничным пиром оно для всех знатоков и ценителей прекрасного.
Смирение и веру оно пробуждает и трепет священный,
Пусть будет праздничным пиром оно для тех, кто всем сердцем религии предан.
Даже только слушание его пробуждает веру в Святой Закон.
Пусть будет праздничным пиром оно для тех, кто хорошей кармой и судьбой не обделен.
Даже помышление о нем отвращает от привязанностей к миру.
Пусть для тех, кто стремится стать в этой жизни всеведущим, оно будет праздничным пиром.
Даже прикосновение к нему помогает достигнуть двойных целей[344].
Пусть будет праздничным пиром оно для тех, кто служит другим и предан вере.
Те, кто читает его и следует ему, угрожают Династии Гуру.
Пусть для тех, кто делами прославляет ее, оно будет праздничным пиром.
Благодать, исходящая от него, уносит печаль и страдания.
Пусть оно будет праздничным пиром для всех в трех мирах живущих созданий».


Подписано и датировано: Дуртед-ньюл-налджор-рюпахи-гьен-чан, то есть йог, носящий костяные украшения и посещающий кладбища[345].

Год Пхурбу, восьмой день среднего осеннего месяца, во время совершения паломничества на Лапчи-Канг[346].


Знамя Победы



_____________________________________________________
334

Другая форма этого имени – Двагпо-Лхардже. Он также известен как Дже-Гампопа.

335

Буквально: «духовные сыновья».

336

Буквально: «духовные сыновья».

337

Будучи невосприимчивы к холоду, они не нуждались в теплой одежде и носили одежду из тонкой хлопковой ткани.

338

Получившие полное посвящение в монашеский чин назывались бхикшу.

339

Отцы и святые буддийской церкви предоставляли женщинам возможность черпать утешение в религии наравне с мужчинами, и в этом состоит одно из главных достижений буддизма. Будда вначале не решался принимать в Сангху женщин не потому, что считал их в нравственном отношении ниже мужчин, а потому, что стремился оградить монахов от соблазнов пола, свойственного природе человека. Впоследствии он позволил, хотя и неохотно, основать орден буддийских монахинь Бхикшуни-Сангха, и как свидетельствуют записанные гимны монахинь, женщины разделили с мужчинами славу защитников и проповедников Учений Просветленного.

340

Буквально: «белой стороны», в отличие от «черной стороны» (или черной магии), т.е. религий, не приносящих Освобождения.

341

Автором нашего текста является Речунг – второй ученик Джецюна.

342

Карна-Тантра – Эзотерическое учение, передаваемое всегда устно, называется «истины, сообщаемые на ухо шепотом». Гуру, являющимся хранителями этих тайных знаний, запрещается их записывать, дабы они не оказались в руках непосвященных и недостойных.

343

Учение о Вселенной как о множестве миров известно на Востоке уже несколько тысяч лет. Однако в то время, когда писалась эта книга (восемьсот с небольшим лет назад), ученые Европы, как и христианская церковь, все еще считали, что Земля является центром Вселенной и единственным обитаемым миром.

344

Иначе говоря, собственных целей и целей других существ, стремящихся освободиться от сансары и не прекращающегося в мире страданий круговорота рождения и смерти.

345

Здесь указаны внешние признаки йога, удалившегося от мира. Посещение кладбищ является одним из видов практического применения Йоги, с помощью которого йог осознает преходящую природу существования в сансаре. Украшения из костей умерших служат этой же цели и имеют, кроме того, символическое значение. Настоящее имя автора – Речунг-Дордже-Тагпа, который был вторым учеником Джецюна.

346

Можно предположить, исходя из этого сообщения, что Житие было написано или закончено Речунгом, когда он совершал паломничество на Лапчи-Канг или жил отшельником в этих местах, освященных стопами Джецюна.
Прикрепления: 0328180.jpg(16.4 Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 30.10.2018, 21:58 | Сообщение # 70
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8043
Статус: Offline
ПОДВИГИ МИЛАРЕПЫ

Из книги "Сто тысяч песен Миларепы"


ПОКОРЕНИЕ И ОБРАЩЕНИЕ ДЕМОНОВ

Сказание Долины Сокровищ Красной Скалы


Поклон всем Учителям!

Однажды Миларепа находился в пещере Замка Орла (Красной Скалы) в Долине Сокровищ и предавался медитации Махамудра[347]. Почувствовав голод, он решил приготовить еду, но не обнаружил ни топлива, ни воды, не говоря уже о муке, масле и соли. «Кажется я слишком игнорирую вещи!» – сказал он. – «Я должен собрать немного дров».

Он вышел. Но только успел собрать немного хвороста, как внезапно поднялась буря, которая была настолько сильна, что срывала с него ветхое одеяние и уносила хворост. Он пытался запахнуть халат, но хворост вырывало из рук, он пытался удержать хворост, но с него срывало халат. Расстроенный Миларепа подумал: «Я так долго уже практикую Дхарму и живу в одиночестве и до сих пор не избавился от эгодержательства! Что за польза от практики Дхармы, если не умею подчинить заботу о себе? Пусть ветер уносит мое топливо, если ему так хочется. Пусть он срывает с меня одежды, если того пожелает!» Подумав так, он прекратил сопротивление. Но от следующего порыва ветра он не смог устоять, т.к. был слаб от недостатка пищи, и упал в обморок.

Когда пришел в себя, буря уже утихла. Высоко на ветке дерева он увидел обрывок своей одежды, развевающийся ветерком. Миларепу поразила совершенная бессмысленность этого мира и всех его дел и захлестнуло сильное чувство отречения. Он вновь погрузился в медитацию.

Вскоре со стороны Долины Дро Уо[348], расположенной далеко к востоку, появились белые облака. Миларепа задумался: «Вот под этими облаками находится храм моего Гуру, Переводчика Марпы». Сейчас он и его жена, видимо, заняты проповедью Тантры, давая наставления и посвящения моим братьям. Да, мой Гуру там. Если бы я смог отправиться сейчас туда, то Его бы увидел». И из безнадежных мыслей о своем Гуру родилась неизмеримая, невыносимая тоска по нему. Его глаза наполнились слезами, и он запел песню «Думы о моем Гуру»:

«Думы о тебе, о Отец Марпа, Облегчают мои страдания.
Я, нищий, посылаю Тебе сейчас пламенную песню!
На Востоке над Долиной Сокровищ Красной Скалы,
Плывет стая белых облаков;
Под ними мощные башни гор, как слоны, вздымающие головы;
Рядом с ними, как лев в прыжке,
Стремится ввысь еще один пик,
В храме Долины Дро Уо есть сидение каменное.
Кто сидит на этом троне? Не Марпа Переводчик ли это?
Если бы это был Ты, я был бы радостен и счастлив.
Пусть не достает мне почтительности,
Но я хочу тебя видеть;
Пусть в вере я слаб, но я хочу быть с тобой.
Чем больше медитирую я, тем больше по Гуру тоска,
И Дамема, твоя жена, все также с тобой?
Я ей благодарен больше, чем своей матери.
Если она там, я был бы радостен и счастлив.
Пусть долог путь, но я хочу ее видеть,
Пусть опасна дорога, но я хочу быть рядом с ней.
Чем больше созерцаю, тем больше думаю о тебе;
Чем больше медитирую, тем больше думаю об Гуру.
Как был бы я счастлив,
Если бы мог быть на вашем собрании,
Где, может быть, Ты проповедуешь Хеваджра Тантру.
Пусть прост мой ум, но я хочу учиться.
Пусть я невежествен, но так хочу отвечать урок.
Чем больше созерцаю, тем больше думаю о Тебе.
Чем больше медитирую,
Тем больше мои мысли об Учителе.
Ты, наверно, даешь сейчас Четыре Символических Посвящения[349] Устной Передачи;
Я был бы радостен и счастлив,
Если бы мог присутствовать на собрании.
Пусть не хватает достижений,
Но я хочу быть посвященным –
Пусть слишком беден, чтобы много предложить,
Но я желаю этого.
Чем больше я созерцаю, тем больше думаю о Тебе;
Чем больше я медитирую,
Тем больше мои мысли об Учителе.
Может быть, ты сейчас обучаешь Шести Йогам Наропы[350]?
Если бы я мог быть там,
Я бы был радостен и счастлив.
Пусть нестойко мое усердие, я нуждаюсь в обучении;
Пусть бедна моя настойчивость, но я хочу работать.
Чем больше я созерцаю, тем больше думаю о Тебе;
Чем больше я медитирую,
Тем больше мои мысли об Учителе.
Там могут быть братья из Вью и Тсанга.
Если так, то я был бы радостен и счастлив.
Пусть недостоин того мой опыт и реализация,
Но я хочу сравнить свои с ними.
Даже в моменты глубочайшей веры
Я никогда не расставался с Тобой,
И теперь я измучен нуждой видеть Тебя.
Это пламенное рвение сжигает меня.
Мой милостивый Учитель, Избавь меня от этой пытки, молю».

Не успел Миларепа закончить, как Уважаемый Джецюн Марпа появился в месте соединения кучи облаков с радугой, как бы облаченный в пятицветную мантию. Он приближался верхом на льве с богатой сбруей, выражение его лица источало нарастающее божественное свечение.

«О Великий Маг, сын мой, почему ты так отчаянно звал Меня в таком глубоком переживании? – спросил он. – Почему ты так беспокоен? Разве не обладаешь ты непоколебимой верой в своего Гуру и Покровителя Будду? Разве внешний мир притягивает тебя тревожащими мыслями[351]? Разве Восемь мирских Ветров[352] поселились в твоей обители? Разве страх и тоска похищают у тебя силы? Разве не служил ты беспрерывно Гуру и Трем Драгоценностям[353] там, наверху? Разве не посвящал ты приобретенное чувствующим существам[354] в Шести Сферах? Разве не достиг ты сам той ступени добродетели, на которой способен очищаться от своих грехов и совершать достижения? Не думай, почему; знай, что мы никогда не расстанемся, это – точно. Ты продолжай свою медитацию ради Дхармы и блага всем чувствующим существам».

Воодушевленный этим величественным и отрадным явлением, Миларепа запел в ответ:

«Я вижу лицо моего Гуру и слышу слова его,
И я, нищий, чувствую, как приходит в движение Прана в моем сердце.
Воспоминания наставлений моего Гуру
Вызывают в моем сердце уважение и поклонение.
Его сочувственные благословения входят в меня;
Все разрушительные мысли изгнаны.
Моя искренняя песня, названная «Думы о моем Учителе»,
Наверняка услышана Тобой, мой Наставник,
Хотя я все еще в темноте, Молю:
«Сжалься надо мной И ниспошли мне свою защиту!»
Несокрушимое постоянство –
Высочайшее подношение моему Учителю.
Лучший способ угодить Ему –
Терпеливо продолжать труд медитации!
Живя в этой пещере, один,
Я несу благороднейшую службу богиням Дакини!
Посвятить себя Святой Дхарме –
Наилучшее служение Буддизму.
Посвятить свою жизнь медитации и таким образом
Помогать моим беспомощным чувствующим
Собратьям по существованию!
Любить смерть и болезни – благо,
Через которое очищаются от грехов;
Отказ от запретной пищи помогает достичь
Понимания и Просветления.
Дабы воздать моему Отцу Учителю за его дары,
Я медитирую и медитирую еще.
Учитель мой, молю, даруй мне свою защиту!
Помоги этому нищему никогда не покидать свой приют».

_________________________________________

347

Махамудра – «Великий Символ» это практическое учение Суньяты (Пустоты). Суньята принцип, отрицающий существование содержания всех веществ, что является важнейшей доктриной буддизма Махаяны, а также тибетского тантризма. Согласно некоторым тибетским ученым, Мадхьямика (Школа Среднего Пути) есть учение Суньяты в его общей форме, в то время как Махамудра – это учение Суньяты, которое позволяет перевести принципы Мадхьямики в практическую плоскость. Мадхьямика часто упоминается как «Теория Пустоты», Махамудра – как «Практика Пустоты». В этой связи уместно сказать несколько слов о «Пустоте». Когда мы говорим: «Весь этот квартал сейчас пуст», – мы подразумеваем, что раньше в этом квартале были дома, но теперь ни одного не осталось. Но Пустота буддистская не означает исчезновение. Трудно определить и описать эту Пустоту. Можно говорить много о Пустоте, но мало о ее сущности. Это относительное, текущее, неопределенное и непостижимое сердце всех вещей. Философски она представляет иллюзорную и подобную сновидению природу всех явлений, психологически это полное освобождение от пут.

348

Долина Дро Уо – местонахождение храма Марпы.

349

Первое называется «Посвящение Сосуда». Получивший его имеет возможность практиковать Мантра-Йогу. Второе названо «Тайным Посвящением». Оно дает преимущество практиковать Прана-Йогу. Третье – «Посвящение Мудрости» – позволяет практиковать Прана-Йогу высокого уровня. Четвертое – «Символическое Посвящение» – дает преимущество практики Махамудра-Йоги. Эти четыре посвящения охватывают почти все главные течения Тибетского Тантризма.

350

Наро Чу Дру – Шесть Йог Наропы: 1) Йога Теплоты; 2) Йога Сна; 3) Йога Иллюзорного Тела; 4) Бардо Йога; 5) Йога Перевоплощения; 6) Йога Света.

351

Тревожащие мысли – это постоянный поток мыслей никогда не останавливающийся, если даже человек не подозревает о его существовании. Обуздать и остановить его есть необходимое предварительное условие для достижения Самадхи. Так же это означает дикие мысли, ложные суждения, фантазирование похоти, воображение, влечение и т.п.

352

Восемь Мирских Ветров или Дхарм – восемь влияний, которые раздувают страсти: приобретение-потеря, клевета-превозношение, похвала-осмеяние, печаль-радость.

353

Три Драгоценности, или Трое Любимых – Будда, Дхарма и Сангха. Будда – достигший полного Просветления, Дхарма – Его Учение, Сангха – просветленные буддийские мудрецы.

354

Чувствующие существа – обозначение людей и всего живого, для чьего блага предпринимаются дхармические действия и кому посвящается все приобретенное.


Господь твой, живи!
 
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ЗАРУБЕЖНАЯ ПУБЛИЦИСТИКА » ВЕЛИКИЙ ЙОГ ТИБЕТА МИЛАРЕПА (Эванс-Вентц УОЛТЕР)
  • Страница 7 из 8
  • «
  • 1
  • 2
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • »
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES