Понедельник, 09.12.2019, 09:25

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » МЕТАФИЗИКА, МЕТАИСТОРИЯ, АЛХИМИЯ, МАГИЯ » СВЯЩЕННАЯ МАГИЯ (Мэнли Палмер ХОЛЛ)
СВЯЩЕННАЯ МАГИЯ
МилаДата: Вторник, 05.11.2019, 21:07 | Сообщение # 21
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9980
Статус: Offline
Тайна числа Три

Символом числа Три служит треугольник, потому что оно соответствует числу потоков, излившихся из божественного Существа в процессе сотворения мира. Его основными началами являются дух, душа и тело. Эта троица проявляется в мире форм как мысль, желание и действие, представляющие конкретные атрибуты тройственной божественности. Три этих начала, или силы, формируют судьбу всех живых существ. Три духовных аспекта образуют центры жизни и сознания, а три тела, или метода проявления, предоставляют духовному сознанию человека средства для выражения себя в объективном мире, где мы ныне обитаем.

Три — это также число смешанных противоположностей: из предыдущих чисел рождается дитя, содержащее части обоих предков и не являющееся при этом полным проявлением ни того ни другого. Божественная Тройка рождается в человеке как результат обретения способности различать и объединения духа, разума и тела. Секретные рецепты осуществления этого синтеза раскрываются нам в тайне философского камня, составленного из трех элементов: соли, серы и ртути. Треугольник представляет простейшую геометрическую фигуру, поэтому его вполне можно назвать единицей геометрии. Так же и в мире число Три, как отец, мать и ребенок, образует краеугольный камень проявления, воспроизведения и возрождения всего в Природе.

Число Три известно также как тройственный путь; оно символизирует высочайшее выражение трех главных составляющих человеческого характера. Три пути символически представлены в образах философа, жреца и солдата. Путь философа — это оккультизм, путь жреца — мистицизм, а путь солдата заключается в служении. Все живое, стремясь воссоединиться с источником, неуклонно движется к овладению одним из этих трех великих лучей.

Три — это также число миров, которые исследует настоящий каббалист, пользуясь развившимися способностями. Оно представляет тройную корону древнего Магуса, царя небес, земли и преисподней, и уж конечно обозначает три важных центра человеческого тела: головной мозг, сердце и детородные органы. Тройные скипетры египетских царей, тройная тиара далай-ламы Тибета и три купола крыш Храма Неба в Пекине — все они символизируют одно и то же. И только если эти три великие природы, присутствующие во всех вещах, соединяются в гармоничном понимании, когда каждая служит другим и все три объединяются в служении Божеству, в человеке образуется вечный треугольник — символ и результат его божественного поиска. Якоб Беме, великий немецкий мистик, сказал, что эти три природы есть не что иное, как три признака, по которым узнавали Бога среди людей.



Число Три служит символом гармоничного сочетания и уравновешенности, так как этот треугольник — равносторонний, то есть все его стороны одинаковой длины. Его направленная вверх вершина отображает человеческое устремление и сознание, которые возвысились из формы, чтобы объединиться с божественным источником. Вершина, направленная вниз, означает божественные силы, триединство духа, которые нисходят в материю, чтобы превратить ее в свое подобие.

Тайна числа Четыре

Четыре символизирует у всех народов путь свершения и работы, которую надлежит сделать. Четыре считается числом формы и земных вещей, его представляют в виде куба или камня с заключенной в них жизнью, и, где бы это число ни появлялось, оно всегда означает, что следующая задача, которую надо выполнить, — это освобождение жизни. В процессе инволюции человек приобрел тела; но сейчас, когда миновал переломный момент и полным ходом идет эволюция, человек должен сосредоточить все усилия на выполнении задачи по освобождению жизни от носителей невежества.

Четыре — это число материи, поскольку в текущем периоде она проявляется в виде земли, огня, воздуха и воды; действия, активизации, чувствования и мышления. Науке известно четыре основных элемента, составляющих ключи ко всем формам. Это углерод, водород, азот и кислород, чье смешение в разных пропорциях создает органический мир. Чем дальше эволюционирует жизнь, тем в большей степени она управляет своими телами; однако крест, на котором распят дух жизни, образуют эти четыре элемента. Число Четыре называют символом кристаллизации, и еще оно известно как число препятствия.

В астрологии, хорошо известной каббалистам науке, Четверка изображается в виде квадрата — одного из так называемых неблагоприятных аспектов гороскопа[90]. Это означает, что в точках, оказавшихся под влиянием квадрата, вместо оживления действует кристаллизация. Квадрат ставит перед нами проблему, которую необходимо решить, а значит, несмотря на свое угнетающее действие, является великим благодетелем. Материя всегда сопротивляется оживлению из-за свойственной ей инерции. Материя, представляемая в алхимии кубом соли, служит символом тела, которое, не будучи изменено, стремится подавить и уничтожить в себе жизнь. Следовательно, квадрат — это символ склепа, и в этой «святой гробнице» материи мы похоронили свою духовную природу. Это четырехсторонний крест, который должен нести человек, стремящийся достичь подножия престола божественности. Если нашему физическому телу не обеспечен надлежащий уход, угол квадрата наносит нам удар; если мы не владеем своими эмоциями — обрушивается другой; если истощены наши жизнетворные системы, третий угол вступает в действие как кристаллизация, омертвение; и, наконец, в виде четвертого угла на нас воздействуют наши деструктивные мысли. Если мы пренебрегаем хотя бы одним из этих аспектов, наша природа разрушается и мы оказываемся погребенными в могиле материи под символом Четверки.



Человек своими мыслями и трудами, своим развитием и поступками медленно преобразует этот квадрат, превращая каменный склеп в стеклянный куб. Свет, льющийся оттуда, как бы защищен плафоном. Нынешний долг человека состоит в том, чтобы очистить это стекло, поскольку то, что мы наблюдаем сейчас, как будто затуманено тусклым стеклом. Но однажды нам суждено увидеть все без помех. Четыре представляет число тел и работу, которую мы должны с ними провести. Как слуги, тела полезны, но в качестве надсмотрщиков безжалостны.

______________________________________

90

…неблагоприятных аспектов гороскопа. — Аспект в астрологии — взаимное расположение звезд, оказывающее влияние на судьбу человека.
Прикрепления: 4257197.png(1.2 Kb) · 8813623.png(0.6 Kb)
 
МилаДата: Понедельник, 11.11.2019, 18:01 | Сообщение # 22
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9980
Статус: Offline
Тайна числа Пять

Число Пять — помощник философа. Оно составлено из четырех элементов плюс дух, подобный большому пальцу руки: с другими пальцами сотрудничает, но ни с одним из них не заодно, потому что действует со стороны. Пять называют Христом, а в картах Таро это число означает иерофанта, или жреца, так как оно представляет дух человека, восстающий из гроба материи. Те, кто жил по законам Четверки и овладел собой, стал Пятеркой, то есть освободился от оболочки материи. Его геометрическая форма выражена пирамидой, где одна точка поднимается из четырех точек основания. Когда четыре элемента из каменных стен, заключающих в себе дух, превращаются в пьедестал, на котором дух стоит, как город на холме, значит, человек достиг Пяти — духовного числа.



Развитие человека состоит в гармонизации центров его сознания с внешними планами Вселенной путем настройки меньшего Я на большее. В результате этого процесса крошечная искра обретает способность разговаривать с большой искрой — своим родителем. Все это происходит, когда жизнь высвобождается из формы, но не разрушая ее, а регенерируя тела, что математически символизируется высвобождением Единицы из Четверки.

Если в мыслях у нас путаница и нет душевного равновесия, мы не в состоянии постичь тайны Бога. Если наши сердца полны дурных предчувствий и страстей, мы неспособны проникнуться божественным состраданием Христа. Если мы растратили свою жизненную энергию и промотали свою сущность в разгульной жизни, мы не сумеем настроить себя на жизненные планы вечности. Если наши тела закристаллизовались и сломлены, мы не сможем выполнять ежедневную работу, дающую нам право занять свое место в великом плане. Эти четыре аспекта образуют крест, на котором распята Единица. Погружаясь в материальность, мы встречаем только Четверку, но если мы будем жить, гармонизируя и заново оживляя этот крест, тогда Единица начнет излучать свет и человек станет божественной Пятеркой.

Когда Единица командует Четверкой, тогда страх, себялюбие и эгоизм уходят. Их место занимает тот, кто велик своей крайней простотой, велик верой ребенка и мудростью бога. Затем духовный человек, Единица, облачается в очищенные одежды Четверки, и это великое таинство, как и другие подлинные таинства каббалы, надо пережить, прежде чем его можно будет понять. Для настоящего каббалиста тот факт, что его имя или путь рождения подобны какому-то из этих чисел, не значит ничего. Его осознанное восприятие, ставшее результатом познания этих истин на собственном опыте, значит для него все. Только прожившие жизнь и поднявшиеся над ней и ее неопределенностями могут по-настоящему постичь тайну числа Пять.

Тайна числа Шесть

Первый объект в изучении числа Шесть — это хорошо известная шестиконечная звезда в виде двух переплетенных треугольников, обычно называемая Щитом Давида. Человек состоит из двух треугольников, входящих вершинами один в другой: тройственного духовного тела и тройственной формы. Они составляют его жизненные начала и материальные оболочки, одушевленные этими началами. Триединство творения составляют три строителя Храма, заседающие в совете в потайной комнате. Эти трое образуют первый треугольник, вершина которого опускается в материю. Три главных зодчих, три владыки мироздания — Брахма, Вишну и Шива в Индии; Отец, Сын и Святой Дух в христианстве; Амон, Ра и Озирис в Египте. Каждая из этих групп представляет божественный треугольник. Древним каббалистам они были известны как носители причинности.

Эти трое никогда не проявляются иначе, как с помощью средств выражения. Таким образом, чтобы сделаться познаваемыми на этом плане, трем повелителям потребовалось создать тройственное тело. Так они и сделали, а затем построили свои обители в головном мозге, сердце и системе воспроизведения потомства, которые стали их престолами в человеке.

Шесть иногда называют числом материальности, поскольку оно служит символом союза духа и материи. Поэтому оно фактически становится вторым символом равновесия, и иногда о нем говорят как о душе. Человек символизирует сейчас союз духа и материи, поскольку он только что прошел переломный момент, когда высшее начало получило управление низшим. Шестерка является защитой и проводником непознаваемого в человеке. Два треугольника символизируют огонь и воду, и это именно о них, переплетенных и связанных воедино, говорят как об Алмазе Философа. Они также отображают смешение всех противоположностей в самой сущности человека.

Число Шесть также олицетворяет шесть чувств. Шестое чувство представляет собой ясное видение и способность действовать на планах астрального мира, и из множества спящих внутри нас способностей соответствует ближайшей, подлежащей раскрытию. Это чувство должно помочь человеку овладеть своей эмоциональной натурой.



Цифра 6 выглядит как линия, по мере опускания переходящая в круг. Кольцо с исходящей из него линией символизирует змею, которая в цифре 9 опускается и в цифре 6 поднимается. Следовательно, в числе Шесть змея возвращается вверх, в ту силу, что была ее источником.

Тайна числа Семь

Семь, число бессмертия из законов Моисея, называют днем завершения, поскольку, по утверждению древних, все сущее было сотворено за семь дней. Это соответствует истине в эзотерическом смысле. Все живое поделено на семь частей, и период их последовательного прохождения сознанием как раз и составляет то, что известно как дни творения.

Семь частей являются центрами сознания — гласными звуками, нотами, цветами и чувствами в теле космического человека. Путь человеческого развития вьется наподобие змеи, то внутрь, то наружу, проходя через эти семь центров, и в конечном итоге объединяет их, словно бусины на сияющей золотой нити.

Так называемые семь дней творения не отмерялись по изобретенному человеком времени, а представляют собой этапы раскрытия души. Человек завершает день творения в тот момент, когда перекидывает мост через некую трещину между событиями и поднимает свое сознание на один уровень вибраций относительно предыдущей позиции.

Время, выраженное в единицах придуманной человеком шкалы, может составлять семь минут или семь миллионов лет, но независимо от того, сколько времени это займет в «человеческом» измерении, человек не сможет потратить на свою эволюцию больше духовного времени, чем семь дней творения.

Семь центров человеческого существа и семь чувств, которые он постепенно развивает благодаря контакту с естественными условиями жизни, покажут после того, как закончится их развитие, что душа завершила период своих странствий в поисках освобождения, седьмой день истек и она готова начать созидательную работу.

Семь фундаментальных законов формируют все сотворенное. Никогда ни один индивидуум не станет сильнее этих законов, и те среди духовных иерархий, чье величие больше закона, слишком велики, чтобы сомневаться в его силе. Каждое живое существо в результате постепенного роста начинает подчиняться определенным законам, и, хотя основные принципы какого-то конкретного закона неизменны, его следствия могут меняться в зависимости от сочетания умственных способностей, на которые он воздействует в данном случае. Общеизвестная истина гласит: что полезно одному, то вредно другому. И не потому, что меняется закон, а из-за того, что при столкновении с воспринимающими системами разной настройки меняется его воздействие.

Один человек может на лимонном соке, смешанном с водой, и домашнем сыре прожить до ста девяти лет, тогда как другой не выдержит на такой пище и недели. Один может выпасть из чердачного окна и отделаться несколькими синяками, а другой, поскользнувшись на тротуаре, сломает себе шею. Один может спокойно спать на военном корабле со стреляющими орудиями, а другому не дает уснуть тиканье часов. Один годами будет подвергаться всевозможным переменам погоды в суровом климате и доживет до ста лет, а другой несколько минут постоит на сквозняке и умрет от пневмонии. Всякий ученик, прежде чем давать советы другим, должен хорошенько подумать и осознать, что главная его задача состоит в том, чтобы анализировать мотивы, понимать причины, и в первую очередь выявлять свои слабые места и как можно скорее укреплять их.

Человек должен быть чрезвычайно мудрым, чтобы жить своей собственной жизнью и, осознавая склад своего характера, действовать соответственно влияющим на него импульсам закона. И хотя все, кто изучает духовную философию, должны сознавать необходимость чистой и здоровой жизни, они должны предоставлять всем окружающим такую свободу самовыражения, какую сами ожидают по отношению к чертам своего характера.

Эксцентричные люди никогда не узнают тайны творения, потому что их кругозор ограничен рамками идей, а ограниченное существо не способно понять Бога, не имеющего пределов. Если мы из чувства неприязни к ближнему за какой-то поступок готовы его проклясть, у нас все же остается привилегия напомнить ему о его ошибке или о том, что нам таковой кажется. Если он встречает наши замечания в штыки, мы снимаем с себя всяческую ответственность, ведь если мы хотим познать Бога, мы должны уподобиться Ему, а Бог не мешает пьянице пить и распутнику распутничать, и каждому дает возможность извлечь свой урок из личного опыта. Проще говоря, Бог не вмешивается ни в чьи дела, и так же поступают подобные Богу люди.

Семь — это число знаний. Люди, думающие, что, пребывая в невежестве, они способны достичь мастерства, тем самым уже обнаружили свое невежество в понимании того, что такое вообще мастерство. Соответственно, эти люди неспособны и воспользоваться силой мастера. В рай еще не попадал ни один из тех, кто не овладел семью гуманитарными и естественными науками и всеми другими предметами, составляющими земное знание.

Человеку надо прийти к пониманию, что первым его шагом должно стать изучение законов бытия. Второй, и более важный шаг состоит в том, чтобы обнаружить их действие своим собственным путем и в соответствии с этим жить, но всегда по-своему и в меру своих способностей.

Начать решение какой-то задачи и сделать не то, что следовало, часто оказывается для развития души более ценным, чем если бы кто-то объяснил заранее, как это надлежит сделать оптимальным способом. Ученик всегда стремится получить знание из первоисточника. Он удовлетворится только наилучшим и хочет быть самостоятельным, не рассчитывая ни на чыо помощь. Тот, кто садится и, как следует все обдумав, приходит к решению логическим путем, приобретает гораздо больше, чем тот, кто задает вопросы и получает на них ответы. Только мыслитель и труженик узнает священную тайну каббалы.

Седьмой день называют днем отдыха. Причем весь религиозный мир долго и горячо спорил и часто даже гневался, пытаясь решить главный вопрос: какой же день считать седьмым? Какой день нам следует почитать как священный? Не можем же мы себе позволить все их считать таковыми! И снова настоящий мистик, удобно устроившись в кресле, весело бы улыбнулся, если бы прежде ему не пришлось заплакать. Итак, если мы хотим узнать, какой день считать священным и когда нам надлежит поклоняться Богу и Творцу, давайте изучим все религии, а не какой-то один символ веры. Тогда мы обнаружим одну весьма интересную вещь: каждый из дней недели является священным для одной из великих религий, и в этот день множество людей собираются для отправления своего культа. Человек и его семеричная сущность должны в мыслях, поступках и желаниях выражать поклонение своему Богу все семь дней недели.

Семь называют числом божественной гармонии, поскольку оно выражает музыку сфер. Вся Природа — одна великая гармоничная мелодия, слышная тем, кто привел себя к гармонии с ней. Человек должен научиться распознавать эту вечную гармонию и понимать, что вся так называемая дисгармония есть следствие нарушения его гармонии с самим собой и со своими ближними. Если что-то нам не нравится, пусть понравятся следствия этого. Если мы не любим страдать, давайте научимся любить глубину страдания и то понимание, что из него вытекает. Если нам не нравится болеть, пусть нам понравится урок, который преподносит болезнь. Если мы приведем себя в гармонию с планом, таинственные мелодии семи сфер будут эхом повторяться в нашем внутреннем храме с семью колоннами.

Тайна числа Восемь

Число Восемь — божественный символ жизненной энергии. Оно символизирует мистическое бракосочетание и полное духовное и физическое обновление. Это грандиозный встречный поток без конца, циркулирующий по человеку вверх и вниз, подобно золотой полосе света, которую символически изображает обручальное кольцо. Число Восемь представляет странный символ, начертанный Природой на капюшоне индийской кобры — символ Логоса и универсальной созидательной силы. Утверждают, что все во Вселенной появилось в результате действия вертящейся, перекручивающейся силы цифры 8.

Многие считают Восемь несчастливым числом, что свидетельствует о величайшем невежестве. Мир наполнен людьми, которые верят в массу дурных примет и которым постоянно портят жизнь неудачные дни, астрологические препятствия и т. д. По правде говоря, им не следует жаловаться, ибо действительно несчастными оказываются их ближние, вынужденные страдать из-за чьих-то установок на неудачу. Вся беда вселенной в том, что здесь есть неудачливые люди.

Не существует в мире таких вещей, как несчастливые числа, вредоносные лучи, дурно влияющие планеты, неудачные часы рождения и тому подобные напасти; и те, кто терпит неудачу по этим причинам, не добились бы успеха и при другом раскладе. Все несчастья такого рода проистекают потому, что в разные моменты эволюции всем созданиям необходимо перестраиваться на новые космические влияния. И те, для кого эти влияния стали привычными, более не испытывают никаких неприятностей. В этом мире получает предпочтение и называется благом все, что достается легко, а то, что противодействует нам из-за нашего же невежества в отношении этой вещи и что требует усилий для преодоления, мы называем злом и невезением. Люди, появившиеся на свет в «неудачное время», таким образом оправдывают перед друзьями собственную лень: они просто слишком ленивы, чтобы приложить достаточно усилий и произвести те настройки, ради которых они и явились в этот мир.

Число Восемь символизирует возмещение потерянного. Это возвращение тех сил, что были спасены из животного мира. Оно означает сплав разорванных концов духовных контуров, которые, соединившись в теле человека, образуют духовное обручальное кольцо, объединяющее в нем мужскую и женскую природу. Те, кто не пробудил спящую змею и не трудился годами ради герметического бракосочетания и каббалистического союза, не могут понять тайну числа Восемь, равно как не поймут ее и те, кто не блуждал по ее витой, свернувшейся кольцами форме.
Прикрепления: 7916918.png(1.1 Kb) · 4422013.png(2.1 Kb)
 
МилаДата: Понедельник, 11.11.2019, 18:02 | Сообщение # 23
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9980
Статус: Offline
Тайна числа Девять

Девять называют числом человечности и символом незавершенности. Это также число тел человека, потому что девять месяцев уходит на создание человеческой формы. В Китае, например, считается, что год исполнился ребенку через три месяца после рождения, поскольку все китайцы поголовно каббалисты. Древние называли число Девять сломанным колесом. В природе существует четыре времени года: весна, лето, осень, зима — по три месяца в каждом. Однако три зимних месяца еще не закончили свою эволюцию, и все из-за того, что 25 декабря Солнечный Дух по-прежнему спускается на землю и обратно на небо восходит на Пасху, проведя три дня (месяца) в могиле. Это таинство аллегорически выражено в истории Ионы[91], которого кит проглотил, а потом выбросил обратно на берег.

Человек соответствует Двенадцати, и именно это число служит его символом почти во всех древних учениях. Двенадцать складывается из Девяти плюс Три. И тут на сцене появляется франкмасонство, поскольку три ступени, три уровня духовного рождения, состоящие из начального ученичества, действительного членства и стадии мастера-масона (масона третьей степени), добавляют к девяти месяцам физического развития до рождения. Таким образом, сломанному колесу придается законченность, и человек превращается в полные Двенадцать.

Человек должен странствовать в низших мирах, пока не сделает из своей Девятки Двенадцать, поэтому что счастье заключено в завершенности, и исключительно из-за незаконченности числа Девять его называют дурным. Но когда человек поднимается вверх по трем ступеням, ведущим к Храму, он завершает свое рождение. Как гласит одна оккультная легенда, когда-нибудь человек будет пребывать в состоянии эмбриона не девять, а двенадцать месяцев. Трижды три будет девять, а тридцать три степени Древнего ритуала[92] самым тесным образом связаны с историей человека. С точки зрения духовного развития каждый позвонок человека соответствует году, или степени. И поскольку позвоночник состоит из тридцати трех сегментов, становится ясно, почему во франкмасонстве приняты тридцать три степени и почему Иисус умер тридцати трех лет от роду и после этого вознесся на небо. Позвоночник человека — это лестница Иакова в легендах древних, по которой поднимались и спускались ангелы. Каббалист решил для себя тайну чисел: 666 — число Зверя из Апокалипсиса — состоит из трех шестерок, которые в сумме дают восемнадцать, а восемь плюс один равно девяти; следовательно, сам человек и является Зверем. На том же языке сообщается, как мы понимаем, что будут спасены 144 000. Если цифры этого числа сложить вместе, получается девять, а это доказывает, что человек также должен быть спасен как единица или масса. Дальнейшее приложение этих схем к системе мышления раскроется ученику по мере его занятий.


____________________________________________
91

Иона — пророк, но пророк необычный: строптивый и своевольный. Иона, не понимая деяний Яхве, отказался вести проповеди в грешной Ниневии, полагая, что всесильный Бог хочет уничтожить великий город. Согласно библейским сказаниям, Иона попал в пасть чудовищу-киту и, проведя там три дня и три ночи, осознал свою ошибку. Бог сжалился над ним, освободил и все-таки направил в Ниневию творить проповеди.

92

Древний ритуал — Древний Шотландский общепринятый обряд, наиболее распространенная в современном мире форма масонской иерархии, учения и ритуала. Иерархия состоит из 33 степеней.
 
МилаДата: Пятница, 15.11.2019, 23:23 | Сообщение # 24
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9980
Статус: Offline
ЧАСТЬ 3

СПОСОБНОСТЬ ВЫЗЫВАТЬ ДУХОВ И НАУКА СВЯЩЕННЫХ ИМЕН


Способность вызывать духов, как ею пользовались древние евреи, имеет удивительный духовный смысл, о котором и не помышляет средний ученик, изучающий магические науки. По утверждению древних раввинов, у всех небесных флюидов и персонифицированных природных сил есть имена. Эти имена и некоторые магические формулы тайно сообщались тем, кто подготовил себя к их восприятию. Это практически все, что известно миру о тайных наставлениях и странных заклинаниях, которыми пользуются, совершая таинство вызывания духов.

Древние мастера церемониальной магии и каббалистических наук утверждали, что правильное произнесение имен этих великих существ вынуждает разум того, кому принадлежало конкретное имя, явиться в ответ на вызов мага. Однако на этот счет существовали определенные указания, которым надо было строго следовать, потому что в противном случае мага ожидали серьезные неприятности. Ученикам всегда подробно объясняли, как им следует строить круги и размещать там различные предметы и инструменты, подготовленные для этих целей. У магов должны быть свои курильницы и специально приготовленный фимиам, свои мечи и жезлы с выгравированными на них странными иероглифическими знаками и свои чистые пергаменты с печатями и магическими фигурами. Если все было сделано должным образом и маг чертил священное имя того, кого желал бы вызвать, этот разум являлся ему, обычно в сопровождении страшного грохота и беспорядка. Затем дух ожидал указаний адепта, поскольку, по заявлениям таких магов, они могли управлять интеллектами, принадлежащими к духовным мирам Природы.

В своих заклинаниях древние маги пользовались различными сочетаниями жизнетворных лучей, которые мы называем буквами еврейского алфавита, и гласными, вдыхающими в алфавит жизнь. Подобно Фаусту, вызвавшему в своей лаборатории земного духа, такие люди, пользуясь своей магической силой, научились соединять эти символы в формы великих небесных существ. Определенные сочетания этих жизненных энергий, начертанные на девственном пергаменте очищенного тела, соединяли сознание индивидуума с тем планом Природы, который был вызван им с помощью органического свойства собственной жизни.

Человек должен усвоить, что он сам и есть эти буквы. Каждая из его мыслей — это буква, каждое действие — слово, каждая комбинация мысли, действия и желания, каждое сочетание четырех элементов его жизни порождает имя, поскольку человек ими живет. Это имя является названием одного из подпланов Природы, и каждое действие настраивает человека на внешний флюид, персонифицированный именами ангелов.

Все мы — живое вызывание духов, и каждая наша мысль и действие точно отображают слово. Эти слова представляют собой названия вещей, и, когда мы выговариваем их имена, они приходят к нам.

Объединение согласных и гласных человеческого тела в слова вызывает ответный приток, равный посылаемой комбинации. Эти слова являются сочетаниями всех составляющих человека: ментальной, эмоциональной, духовной, жизненной и физической, возникающими в результате звучания главных нот. Вызывающий духов древний еврей, помогая себе серебряным ключом, пользовался этими буквами, а современный мистик с золотым ключом использует свою жизнь.

Христианство, как оно изложено в Новом Завете, — это мистический ритуал, который раскрывается только золотым ключом христианской каббалы, представляющим животворный луч Солнца с его духовной, ментальной и физической возрождающими силами. Ключ же древней каббалы был серебряным ключом Луны с ее склонностью к созданию тел и форм.

Христианство так и будет оставаться недоступным пониманию, пока ученики не найдут священные ключи, ныне глубоко спрятанные под физическим хламом и буквалистской чепухой. Причина, по которой обычное толкование христианского учения не утоляет душевный голод ученика, заключается в том, что он видит перед собой лишь закристаллизовавшийся внешний ритуал. Его высокая магия вызывания духов — не та, которой учили черные маги, а магия великих адептов Белой Школы ныне отсутствует. Существуют две школы христианства, и прозаическая материалистичная школа скончалась бы уже много веков назад, если бы не играла роли связующего звена и божественной жертвы духовной школы.

У каждой великой религии свои священные имена, символизирующие степень развития проходящих сквозь нее душ. Гласные и согласные, всегда составляющие такие имена, стремятся при правильном применении соединить искателя с его идеалом. Как христианские мистики (а это в равной степени относится ко всем народам, независимо от вероисповедания), давайте рассмотрим, как вызывают Христа.

Ученикам хорошо известно, что настоящие имена Всевышних непроизносимы и неизвестны. Христос, равно как Кришна и Будда, — это дополнительный титул. Настоящее имя Великого Единого, который трудится ради человечества и вдохновляет его, неизвестно мирянину. Оно и должно всегда оставаться неизвестным, хотя человек пытается найти его на бумаге или в форме произносимого слова, ибо это слово — священно и записано буквами Божественного алфавита, а не на языке людей. Это священное имя составляет золотой секрет жреца-посвященного, а тот, прежде нем отыщет его, должен стать им.

Чистый трансценденталист, вызывая великий Разум, чертил мелом и красками свои круги, готовил одежду из льняного полотна, собирал символы и знаки различия, но совершенно не осознавал, что далек от истины так же, как Восток от Запада, и оказывался абсолютно неспособным понять истинное толкование каббалистической магии. Давайте посмотрим, каким образом настоящий Магус Белого Братства пытается вызвать Дух великого Христа.

Настоящий Магус стоит в центре своего круга, но только круг этот является сферой его переживаний, ибо он знает, как и маги древности, что, если покинет этот круг, все будет потеряно. Любому ученику известно, что, когда он покидает центр собственного существа, он утрачивает все права на божественную силу, поскольку круг — это его аура, а жизнь, воцарившаяся в его центре, — хозяин всех состояний.

Настоящий маг облачен в белые одежды очищенного тела, в безмолвие и спокойствие гармоничного существа. Он предлагает живые подношения — свои повседневные труды и с помощью гласных и согласных небесного алфавита, озвученных собственным существом, сияет живым именем, призывающим все вещи. И когда этот процесс завершен и маг, ставший подобным Христу, вызывает Христа, тогда он действительно оказывается един с Духом Света, ибо ничто нс может воспротивиться его призыву. Его путь окончен, он достиг мастерства, он стал един с Христом благодаря могуществу написанного на небесном языке живого слова, излучаемого из центров его души. Он — Мастер каббалистических наук.

Теперь посмотрим, что представляет собой черный маг, продающий свою душу демонам. Он также создает круг из своих дурных мыслей и чувств и там вызывает духов, произнося Божественное имя. Однако он способен притянуть только силы отрицания и принципы зла, потому что слово произнесено его жизнью, а она может притянуть только то, что подобно ей самой.

Мы не можем вызвать Великих, монотонно распевая песни, потому что единственная музыка, доступная их слуху, — это песня жизней, которыми мы живем. Существует много разумов и планов Природы, которые мы притягиваем силой своего призыва к духам во время блужданий по низшим мирам. Но всегда, независимо от того, каковыми они оказываются, они притянуты не нашими словами, а нашими делами.

Каббала — это наука, позволяющая узнать священное имя, а тайна каббалы заключается в том, что ваша собственная жизнь и есть то самое слово. И от того, что представляет собой ваша жизнь, зависит то, что вы сумеете вызвать. Человек — это живой некромант, живой маг, жонглирующий элементами Природы. Он — живой ритуал, наполненная жизнью тайна и живая магия каббалы.
 
МилаДата: Понедельник, 02.12.2019, 21:24 | Сообщение # 25
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9980
Статус: Offline

Теофраст Парацельс


Прижизненный портрет самого знаменитого и глубокого философа и врача Ауреола Филиппа Теофраста Парацельса Бомбаста Гогенгеймского, отравленного на сорок седьмом году жизни.


МАГИЧЕСКАЯ МЕДИЦИНА ПАРАЦЕЛЬСА — ВРАЧА, ПОСВЯЩЕННОГО В ТАЙНЫ ПРИРОДЫ

Филипп Ауреол Теофраст Бомбаст Парацельс фон Гогенгейм, больше известный как Парацельс, родился за два года до открытия Колумбом Вест-Индии. Отцом «швейцарского Гермеса» был армейский врач, а матерью — сиделка. Поэтому не было ничего удивительного в том, что уже с юных лет молодой человек интересовался проблемами здоровья и искусством врачевания. В его время, а он жил и работал в шестнадцатом веке[93], в нем видели «активиста», сторонника энергичных действий. Он подвергал сомнению практически все! Единственной располагающей чертой его характера было последовательное стремление оставаться учтивым. Конечно, это не могло внушить окружающим любви к нему и превратило его жизнь в череду трагических происшествий, заключительным из которых стало вероломное убийство. Даже если Парацельс и был эксцентричной личностью и бунтарем, он заплатил за это собственной жизнью.

Этот человек интересует нас потому, что он очень отчетливо выделяется на фоне обстановки, обнаруживающей тенденцию сохраняться в том или ином виде в каждом поколении. Во времена Парацельса наука еще не имела четкого определения, она была догматичной, но не слишком много знала и не пользовалась особым авторитетом. Наука того времени, особенно медицина, основывалась на традиционном следовании академическому знанию. Это знание не подкреплялось лабораторными исследованиями или сведениями, полученными в результате взаимодействия специалистов из разных областей науки. Оно опиралось в основном на медицинское учение двух людей: Галена[94] и араба Ибн Сины, или Авиценны[95]. Их труды считались священными и неприкосновенными в том, что касалось медицины, а непогрешимость не подлежала сомнению. Общепризнанно, что и Гален, и Авиценна были людьми выдающимися, но они жили много столетий назад, и большая часть их трудов вобрала в себя традиции и знания тех исторических периодов. Поэтому большинство их доктрин и высказываний носило догматический характер и, хотя и являлось в определенной степени полезным, уже не соответствовало расширившейся осведомленности человека. В те времена результаты умственной деятельности подвергались даже больше, чем в наши дни, суровой цензуре общественного мнения и так называемой научной моды той эпохи.

Парацельс с отличием окончил университет в Базеле[96] и получил степень доктора. С этих пор он стал называть себя Парацельсом («более великим, чем Цельс»[97]) — латинским именем, взятым по окончании медицинской академии. Парацельс, или, как его часто называли, «гогенгеймец», обостренно ощущал наличие огромных областей скрытого знания, практически невидимого из тупика, созданного авторитетом древних авторов. Парацельс говорил, что, если человек хочет прочесть книгу Природы, он должен пройти ее собственными ногами; потому-то он и отправился в великое путешествие, продолжавшееся почти до самой его смерти. Он искал знания. Он разыскивал забытое, ненаучное, то, чего не замечают, и штудировал медицинские знания далеких стран. Он был глубоко убежден, что главным источником познаний в области медицины должен стать накопленный человечеством опыт. Эти знания не хранились на страницах книг, ими пользовались в маленьких городках и деревнях, где свет учености не затмил здравый смысл.

Итак, к своим длительным исследованиям всех возможных аспектов практического опыта по части сохранения и восстановления здоровья Парацельс приступил в тех местах, где не было врачей. Он уходил в горы и учился у отшельников; бродил по сельской местности и разговаривал с колдуньями — мудрыми женщинами, обладающими своими, особыми знаниями о травах и нетрадиционных методах лечения. По сути, он разговаривал с любым человеком, у которого, как ему казалось, он мог бы поучиться, и всегда старался выяснить, что именно оказывает воздействие при лечении болезни.

В результате этих странствий Парацельс собрал настоящую сокровищницу знаний, полученных эмпирическим путем. Он не только исходил вдоль и поперек всю Европу, но и, как известно, добрался до Константинополя — Нового Рима, чтобы учиться у арабов. Он старался разузнать все, что только можно было познать в его время, все, во что верили, и все, что пробовали применять в сфере целительства. Парацельс, конечно, был верующим человеком и мог даже в юные годы, как утверждают, цитировать по памяти всю Библию. Это было настоящим подвигом для человека его эпохи, когда столько времени уходило на простое выживание. Но Парацельс не только глубоко изучал религию, но и являлся кем-то вроде коммивояжера, оплачивающего проезд из одного места в другое продажей библейской литературы. Возможно, он был эксцентричным человеком, но его эксцентричность проявлялась в бескорыстном служении.

Парацельс никогда не отличался особой красотой и время не добавило ему внешней привлекательности. Он не питал любви к профессорским мантиям и как-то раз заявил, что мягкий пушок на задней части его шеи разбирается в практической медицине лучше, чем все ученые медики из университета города Базеля. Подобные заявления не добавляли ему симпатии в академических кругах.

Однако сегодня нас более всего занимает не позиция или причуды этого интереснейшего человека. По-настоящему нас интересует его образ мыслей и то, что он пытался делать. А начал он с простого утверждения, что врач — это наперсник Природы. Иными словами, важнейшая цель доктора состоит в том, чтобы выяснить, чего хочет Природа. Его долг — содействовать Природе в достижении ее целей. Для достижения этих целей необходимо также понять, каким образом Природа желает выполнить эту работу. Наперсник Природы должен знать не только причины болезни, но и понимать, почему человек заболел и как может выздороветь. Это стало основой его теорий. В конце концов эти теории увидели свет, выйдя серией книг на нижненемецком (!) языке. Уже одно это было ересью, так как ученые труды надлежало издавать только на латыни. Но нижненемецкий язык фактически был ничем не хуже той латыни, на которой писалось большинство трудов. В действительности даже ученые, хорошо знавшие латынь, не могли читать труды друг друга. Парацельс считал, что по крайней мере предоставил простому человеку более удобную возможность учиться и думать.

Будучи человеком по природе религиозным, Парацельс считал людей сложными духовными существами. И хотя ряд современных писателей пытается дискредитировать Парацельса, да и краткое упоминание о нем в Британской энциклопедии носит не слишком лестный характер, Парацельс вплотную приблизился ко многим психологическим концепциям и философским исследованиям, проводимым в наши дни. Он первым однозначно заявил, что человек представляет собой нечто большее, чем тело. Человеческое существо должно было быть чем-то большим, чем физическое тело. Невидимая часть человека — та часть, что не является телом, может влиять и действительно оказывает серьезное воздействие на само тело. Парацельс был убежден, что где-то на заднем плане структуры человека пребывает таинственный элемент, который мы называем духом, и этот дух есть жизнь, и это — присутствие Бога в плоти. Дух обитает в некоем отдаленном уголке физической и метафизической атмосферы человека. Но дух, по Парацельсу, есть великий реставратор и целитель всех вещей. Дух как Бог — это истина, которая исправляет все вещи; дух как мудрость является фактом, решающим проблемы. Следовательно, дух — это сила, которую необходимо понять и использовать. Ее должно понимать в ее духовном смысле. Ее следует почитать, уважать и признавать в ней безусловный источник всех живущих существ, и не только человека, но и любого другого создания.

Помимо духа существовало и что-то еще, что современные философы называют психикой, психе, а древние, как правило, считали душой. Эта психическая частица в представлении Парацельса была странной, удивительной и внушающей благоговение сущностью. Она тоже невидима и занимает среднее положение между духом и телом. Она является чем-то вроде субъективной личности, но ее воздействия и силы особенно прихотливы, потому что человек не способен определить источник возникающих в его натуре побуждений. Следовательно, если у человека и есть какая-то сверхфизическая часть, особым образом вовлеченная в трудности его физического сушествования, так это психическое содержание его натуры.

Парацельс был совершенно уверен, что болезнь сначала возникает в психе. Именно психическая природа человека ослабляет тело и делает возможной болезнь. Именно психическая природа человека — эта совокупность эмоций, ощущений и мыслительных процессов — создает сложный механизм, вырабатывающий невежество, предрассудки и страх. Именно психическая природа человека изображена в рассказе о падшем ангеле — бунтаре против законов Бесконечного. В психе возникло неповиновение, а вследствие этого неповиновения произошло падение человека; и в этом случае он впал в болезни, несчастья, социальные проблемы и личные дилеммы. Парацельс считал само собой разумеющимся, что большинство болезней зарождается в невидимой составляющей внутреннего мира человека, на уровне, к которому человек не имеет непосредственного доступа, в составляющей, на которую приходится воздействовать косвенно парамедицинским способом или прямо метафизическим способом. Так фон Гогенгейм стал еще и метафизиком — врачом, искавшим пути к психическому содержимому. Он хотел открыть лекарства для исцеления души и избавления ее от несчастий.

Парацельс сознавал, что ясность мышления личности, развивающегося Я, может быть крайне запутана или искажена нездоровым телом. Если индивидуум болен физически, ему трудно оставаться оптимистичным или дружелюбным в своих действиях, поскольку больные люди невольно испытывают стеснение и тревогу во всем, за что ни возьмутся. А это постоянное чувство тревоги поощряет негативные эмоции и установки. Оно создает невроз. Этот тип заболевания безусловно приносит с собой неуверенность и состояние беспричинного страха. Поэтому, приступая к решению задачи восстановления здоровья, Парацельс особую важность придавал физическому телу, которое необходимо вылечивать от расстраивающих нечистот и болезненных процессов. Он заявлял, и это, по-моему, сегодня находит признание, что лечить тело — это одно дело, а лечить неправильно — совсем другое. Так что он искал те простые природные средства, которые сами по себе не приносят никакого вреда и побуждают тело вернуться к нормальному функционированию. Однако он указывал на то, что человек не может запугивать тело; он не может приказать себе вернуться в здоровое состояние. Человек не может деспотично навязывать свою волю Природе; он не может предъявлять требования Вселенной и настаивать на том, чтобы его внутренние установки были изменены просто потому, что он этого хочет. Человек даже и никакого права не имеет изменять свои механизмы, повреждая тело, которое содержит эти установки.

Таким образом, поиск естественных лекарственных средств привел этого «предтечу химической фармакологии и терапии», как его назвал подполковник Гаррисон в своей истории медицины[98], назад, к полевым травам и неядовитым натуральным лечебным средствам.

Парацельс весьма кстати обнаружил, что задолго до появления официальной медицины человеческие существа пережили отсутствие академических знаний в значительной степени благодаря интуитивному пониманию целебных свойств определенных веществ, содержащихся, к примеру, в некоторых растениях и минералах. Целебные свойства трав были известны даже самым примитивным племенам; да и животные, как известно, выбирают растения, обладающие лечебным действием. Из этого Парацельс заключил, что Воля Предвечного одарила человека в первую очередь растительным царством, дабы оно служило источником питания и сохранения. Где-нибудь в земном саду есть растительное средство от каждой болезни, поражающей человеческую плоть. Мы не знаем всех, не знал и Парацельс. Но он собрал сотни медицинских рецептов на основе растений, и огромная часть собранных им сведений включена в современную фармакопею.

Уже упоминавшийся подполковник Гаррисон является автором наиболее известной и получившей самое широкое признание истории медицины. По его мнению, первоначальный и основополагающий вклад в фармакологию принадлежит Парацельсу, который, в частности, предоставил нам массу жизненно важных сведений о лечебных свойствах тех или иных растений и веществ.

Придя к мысли, что физическое здоровье надо восстанавливать без потрясений, Парацельс решил, что врач непременно должен уметь составлять собственные лекарственные препараты. Как и многие доктора того времени, он с большим недоверием относился к аптекарям, представлявшим собой, по большей части, довольно невежественную братию и готовым ради исключительно высокой прибыли применять некачественные ингредиенты. Парацельса, разумеется, возмущало это широко распространенное надувательство, и он прибег к старинной практике друидов древней Британии: он составлял лекарственные снадобья сам и, по возможности, использовал растения из собственных садов. Сады друидов, за которыми ухаживали мудрые бородатые жрецы, по-прежнему оставались более или менее легендарным явлением Англии и Шотландии.

Затем Парацельс постарался выяснить, какие факторы, кроме невежества в вопросах гигиены, несчастных случаев или последствий войн и феодальных распрей, способствуют в наибольшей степени возникновению болезней. И он пришел к выводу, что таких факторов на самом деле множество. Возможно, Парацельс не сумел классифицировать их все, как это делаем сегодня мы, но он отличался чрезвычайной наблюдательностью и, замечая происходящее с людьми, приписывал это разным причинам. А раз причин существует множество и они различны, то и курсы лечения должны быть многочисленны и разнообразны.

Поэтому, по убеждению Парацельса, врач должен обладать исключительной ученостью. Недостаточно овладеть в совершенстве теми знаниями, которые считает удовлетворительными университет. Врач прежде всего должен осознать тройственную природу человека. Доктору необходимо одинаково хорошо знать духовное существо человека и его материальное существо. Игнорировать непреодолимую божественную силу в человеке, не видеть стоящего за физической функцией таинственного хитросплетения разнообразных вибраций, — значит быть недостаточно сведущим в важнейших принципах врачевания. Врач должен не только свидетельствовать присутствие духовного фактора в человеке, но и признать себя слугой и секретарем этой духовной способности, или фактора. Он должен установить связь со всеобщим Принципом блага и почитать Божественность первым и главным учителем. Он должен всегда служить Божественному Плану, не навязывая собственной воли, а стремясь всеми имеющимися в его распоряжении средствами раскрыть Волю Божественную: то, что Она желает, то, что Ей нужно, и то, чего Она требует. И в этом смысле врач должен быть глубоко религиозным человеком. Не преданный всецело своему делу врач, как и не преданный звездам астроном, — почти несовместимые понятия. Это больше, чем несоответствие, это — безумие, потому что такой врач не способен проникнуть в самую суть целительства.

_________________________________________

93

…он жил и работал в шестнадцатом веке. — Годы жизни Парацельса 1493–1541.

94

Гален (ок. 130—ок.200) — личный врач императора Марка Аврелия, философ греческого происхождения. Писал об общей сущности лечения и в течение многих столетий оставался авторитетом в медицине. Кроме того, занимался философией, так как считал, что настоящий врач должен быть также и философом.

95

Стр. 158.Авиценна (980 — 1037) — арабский врач и философ персидского происхождения. Его большая энциклопедическая «Книга исцеления» оказала огромное влияние на христианский Запад и, в частности, на Альберта Великого и Фому Аквинского.

96

…окончил университет в Базеле. — По другим источникам, Парацельс обучался в университете итальянского города Феррары и там же получил докторскую степень.
вернуться

97

Корнелий Цельс (I в. до н. э.) — древнеримский врач, автор трактата «О медицине», содержащего ценные сведения по гигиене, хирургии, дерматологии.

98

Garrison, Fielding Н. An Intriduction to the History of Medicine. Philadelphia; London, 1929.
Прикрепления: 0525767.png(21.2 Kb)
 
МилаДата: Понедельник, 02.12.2019, 21:27 | Сообщение # 26
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9980
Статус: Offline
Лишь питая глубокое уважение к вселенской тайне, можно решать проблему той маленькой тайны, которую мы называем человеком. Это убеждение легло глубокой пропастью между Парацельсом и людьми его эпохи и всегда оставалось одним из поразительных разногласий в противоборстве религии и науки. Вообще-то, врачи и в Базеле, и в других университетских центрах были религиозными людьми. То есть они регулярно посещали церковь, призывали благословение Божие на каждого выпускника университета и считали себя преданными слугами Божественной Воли, поскольку давали торжественную клятву Гиппократа. И все же, как только в учебную аудиторию впускали Бога, что-то менялось; в этот момент врач становился целиком и полностью «ученым». Он напрочь исключал из уравнения своей жизни поправку на религию. Он служил Богу в кафедральном соборе, но не признавал Божественное как действующее начало лечения. Конечно, многие врачи признавали благодатность молитвы. Опыт научил их, что, когда наука и мастерство бессильны, единственное, что остается, — это обратиться за помощью к невидимой силе Жизни.

Парацельс рекомендовал прибегать к этому средству в начале, не доводя дело до крайности. Это противоречило позиции уверенности в своих силах, на которой стояла быстро развивавшаяся наука, но приносило исцеление в подавляющем большинстве серьезных случаев. Единственное, что выводило из себя врачей эпохи Парацельса, так это тот факт, что великий швейцарец действительно исцелял больных. Когда мы говорим «исцелял», то вкладываем в это относительный смысл, то есть: пациент поправился, восстановил здоровье и вернулся к своей работе. Но никакой врач, даже Парацельс, на самом деле не «исцеляет». Он помогает Природе возвращать здоровье. Известно, что в лечении своих пациентов Парацельс добивался чрезвычайных успехов, и в результате многих больных, признанных безнадежными, доставляли к нему. И в большом количестве подобных случаев ему удавалось оказывать помощь. Однако вместо всеобщего восторга академических кругов это, вероятно, послужило одной из главных причин предательского убийства великого врача. Сохранение статус кво оказалось важнее признания нового блестящего светила на небосклоне науки.

Парацельса интересовало также появление зла в мире. Ему казалось, что людские проблемы каким-то образом взаимосвязаны с духом извращенности, порочности. Надо понимать, что в то время этот дух извращенности почти всегда ассоциировался с некой формой демонизма. Поэтому Парацельс продолжал пользоваться весьма тривиальными терминами, но, как явствует из его трудов, начинал прозревать концепции, не поддающиеся выражению на языке того времени. Он признавал существование какой-то инволюционной силы, той силы, что постоянно действовала против здоровья и благополучия человека как отдельной личности и мира как огромного коллектива. Парацельс склонялся к тому, чтобы поставить под сомнение теологические концепции о существовании первичного зла; он не мог согласовать такое изначальное зло с вездесущностью конечного добра в лице Бога. Но он верил в реальность того, что где-то бродят «злые духи». И эти духи имели какое-то отношение к недостаткам человека.

Он не был вполне уверен, нападают ли эти таинственные духи на внутренний мир человека или, подобно какой-то заразе, перемещаются в социальной атмосфере эпохи. Парацельс был безусловно убежден, что общественные беды подобны эпидемиям. Общие деструктивные установки представляют собой заразное начало и заражают людей, здоровых в других отношениях. Он особенно уставал от таких вещей, как болтовня, зависть и страх. Он замечал, как быстро и злобно нападает человек на то, что противоречит его установкам. Подвергаясь преследованиям на протяжении почти всей жизни за свой главный недостаток — честность, Парацельс понимал, что в пространстве, из которого люди получают животную жизненную силу, присутствует какая-то извращенность. И эта извращенная сила вполне могла зарождаться в таинственных демоноподобных существах, никому и никогда невидимых, за исключением чрезвычайных обстоятельств.

Эти малые живые существа были разновидностью метафизического грибка, чрезвычайно избирательного в своих вкусах. Каждое отдельное грибовидное существо притягивалось конкретной вибрацией, создаваемой человеком. Эти грибки можно уподобить монстрам, обитающим в воздухе. Они отыскивали свою пищу в человеческой лживости, себялюбии и развращенности. Точно так же, как различные махинации, если заниматься ими длительное время, приводят к хроническим и неизлечимым болезням, порочные установки могли создавать эти демонические формы, этих таинственных тварей, не являющихся отпрысками Божественности. Они были ложными порождениями ментальной и эмоциональной структуры человека.

Образ мыслей Парацельса со всей очевидностью свидетельствует о том, что он нащупывал вполне современные идеи относительно причины психологических заболеваний. Он занимался проблемами неврозов и комплексов. Эти грибовидные существа, которые он пытался классифицировать, на самом деле вполне могли быть «комплексами», или сгустками внутренних установок в человеке, проявляющимися в виде разрушительных недугов.

Следовательно, Парацельс разделял болезнь на две части: видимую и невидимую — и признавал, что причин она может иметь множество. Прослужив несколько лет армейским врачом, Парацельс не мог сомневаться, что раны от мечей и мушкетных выстрелов вполне реальны. Человек мог получить увечья в битве или пострадать от несчастного случая в повседневной жизни. Значит, должно было найтись какое-то место и для этих случайных травм. Одни являлись следствием человеческой неосторожности, другие — личной беспечности, а третьи, вроде порождений войны, — коллективной мании. Но так или иначе, они существовали.

Еще одну важнейшую причину болезней он видел в отсутствии санитарной профилактики и гигиены. Он остро сознавал, что результатом разложения материальных субстанций являются таинственные силы зла, также подвергающие опасности здоровье. Не имея возможности расширить границы своих исследований так, как ему хотелось бы, он в некоторых случаях замечал, что в маленьких населенных пунктах люди не подвергались болезням, от которых страдали жители более крупных и перенаселенных районов. Он начал разрабатывать веские доводы против городской жизни. Он пришел к пониманию, что скученность препятствует нормальной деятельности отдельного человека. Кроме того, перенаселенность создавала многочисленные соблазны, способные привести к моральному разложению плоти.

Зайдя еще дальше в своем изучении действительности, Парацельс объявил, что бывают и зловредные ментальные и эмоциональные сущности. Он не пытался изобразить их, но некоторые из его современников предпринимали подобные попытки, и кое-какие сущности почти всегда можно обнаружить на больших замысловатых гравюрах или картинах с изображением искушений святого Антония. Генрих Кунрат[99], довольно известный писатель-алхимик, представляет на одной из своих гравюр небо, полностью заполненное монстрами-насекомыми. Эти монстры, как и воображаемые палеозоологами животные, были составлены из перемешанных в странном беспорядке разных частей насекомых. Но в любом случае Парацельс полностью отдавал себе отчет в том, что огромное воинство таких сущностей существует. Возможно, их нельзя назвать мыслеформами, но они существовали примерно в таком виде. Они могли не только существовать, но и расти. Они могли не только расти, но и поддаваться исправлению, или, точнее говоря, их вредные качества можно было свести на нет, внеся определенные изменения в поведение человека.

С этими психологическими болезнями — а именно это они собой и представляли — Парацельс боролся с помощью того, что именовалось в то время магическим лечением. Он справлялся с этими трудными случаями при помощи молитвы, медитации и различного рода талисманов, амулетов и заклинаний. От отшельников, ведьм и колдунов, с которыми доводилось встречаться во время путешествий, он узнал о существовании некой таинственной процедуры, берущей начало в Священном писании и представляющей собой «изгнание зла». Существовали и заклинания, лишавшие разрушительную силу власти над человеческой жизнью. Парацельс проводил вполне в рамках научной традиции эксперименты с этими методами и пришел к простому и неизбежному выводу, что они действуют! Индивидуум мог добиться определенного облегчения, поставив перед этими чудовищными призраками какие-нибудь символы твердой и прочной веры. Иными словами, можно было призвать Бога или божественные силы жизни для освобождения индивидуума от зла и болезней, угрожающих его существованию.

Сегодня мы отнеслись бы к этому типу лечения как к форме психотерапии или ментального целительства. Также его можно было бы назвать целительством при помощи веры, потому что оно осуществлялось любым способом, делающим веру индивидуума в добро сильнее его страха перед злом. Повсюду у примитивных народов колдуньи, знахари и шаманы практиковали именно этот тип терапии — терапии созданием веры и терапии воздействия на призраков таинственными сверхфизическими способами. Эти способы по-прежнему используются во многих религиях и начинают возвращать себе довольно заметное место в нашем современном мышлении.

Наше объяснение причины отлично от объяснения Парацельса. Он, вероятно, действительно верил, что положительные результаты достигались путем создания неприятных ощущений для какой-нибудь назойливой сущности. Сегодня мы больше склонны думать, что они отражают избавление от деструктивных установок. Мы считаем, что при объяснении такого явления, как болезнь, установка ближе к истине, чем сущность. Но некоторые современные мыслители уже задались вопросом: а как, собственно, расшифровать слово «установка» в связи с определенными внутренними настроениями индивидуума? Что такое установки? И что такое эти самые настроения? Что такое комплекс? И что такое навязчивая идея?

Мы предполагаем, что все это по большей части просто напряжения в нашей интеллектуальной структуре. Но даже если это и так, что вполне возможно, то, коль скоро эти установки достаточно сильны, чтобы влиять на нас и сохраняться на протяжении всей нашей жизни, они должны обладать неким подобием структуры, формой или геометрической конфигурацией или иметь нечто вроде цельности. Возможно, эта цельность и есть та сущность, которую признавал Парацельс. Во всяком случае, он обнаружил, что на внутренний мир человека вполне возможно оказать влияние различными способами, начиная с чтения Священного писания и кончая ношением при себе талисманов. А отсюда уже один шаг до чудес французского Лурда[100] или церкви святой Анны де Бопре в Канаде. И это не что иное, как торжество веры.

Парацельс также обнаружил, что, если пациенту вручить просто какую-нибудь безделушку, объяснив, что она обладает чудодейственными свойствами, это будет безрезультатно. Структура вещицы должна быть проникнута чем-то, имеющим таинственную природу. Должно быть что-то, посредством чего укрепляется вера пациента, — это и служит объяснением гравирования на дисках всевозможных магических имен, совершения заклинаний по законам и правилам с механическим их повторением. По этой причине сложились и принципы изготовления лекарственных средств, например сбор целебных трав только при определенных фазах Луны. Все это придает обычным вещам ореол таинственности, и эта таинственность, похоже, является мощным фактором лечебной силы различных препаратов. Парацельс не знал наверняка, какая часть лечебных средств была действительно физической и химической, а какая — таинственным духом веры, которую передавал пациенту ученый и, безусловно, вполне компетентный врач.

Следующей мыслью, пришедшей в голову Парацельсу, была та, что врач должен быть, по крайней мере до определенной степени, проницательным философом. Он должен иметь в своем распоряжении знания такого рода, которые позволят ему дать разумное объяснение проблемам пациента. Врач должен быть не только жрецом Бога, он должен быть мудрым человеком в мирских делах. Его подготовка должна быть достаточной для того, чтобы помочь пациенту понять причины его состояния. Врач должен находить разумные ответы, восстанавливающие уверенность пациента, усиливающие его способность заботиться о себе и удерживающие в рамках надлежащего поведения.

У каждого пациента есть какая-то философия, и каждый индивидуум живет по своему кодексу — хорошему или дурному. Мудрый врач быстро учится говорить на языке пациента и получает возможность «достучаться» до того. Возможно, после этого он сумеет указать пациенту на некоторые противоречия в его личной философии, вошедшие туда еще на этапе формирования. Таким путем устанавливается взаимопонимание и согласие, поскольку, если не понять пациента, не узнать его мотивации, не рассмотреть внимательнейшим образом ментальные и эмоциональные факторы, внесшие свой вклад в его болезнь, мы будем далеки от настоящего излечения.

Единственный способ осуществить это заключается в том, чтобы понять пациента и не требовать, чтобы он непременно понимал нас. Во-первых, средний пациент пятнадцатого-шестнадцатого веков обычно не смел и помышлять о том, чтобы понять своего врача. Он помнил слова святого, сказавшего: «Почитай врача так, как почитаешь Владыку». Поэтому очень немногие люди считали себя способными осмыслить назначенные им лечебные средства. Позволю себе заметить, что эта традиция по-прежнему существует, однако в отдельных случаях в ее оправданности возникают сомнения. Тогда, как и теперь, пациент нередко выздоравливал вопреки, а не благодаря своему врачу. И в большинстве своем мы по-прежнему имеем очень слабое представление о том, что мы принимаем и для чего. Как и пациенты прежних времен, мы надеемся на лучшее и готовимся к худшему.

Поэтому Парацельс настоятельно советовал врачу избавиться от его вычурных мантий, докторской шапочки и пояса Гиппократа и стать просто другом больных, пытающимся понять их и создающим престиж нового типа — не тот, что держится исключительно на авторитете, а престиж доверия, ставший результатом признания действительных знаний врача. Такие взаимоотношения Парацельс считал чрезвычайно важными.

В те дни, естественно, считалось, что мы живем, находясь со Вселенной в таких отношениях, как микрокосм с Макрокосмом. Большой мир Вселенной — это Макрокосм, а малый мир человека — микрокосм. Две эти сферы связаны воедино системой аналогий «как вверху, так и внизу», согласно аксиоме Гермеса. Почти все мудрецы пытались истолковать Вселенную, изучая человека, а для изучения человека старались узнать, насколько возможно, что же в действительности представляет собой Вселенная.

Парацельс придерживался именно этого образа мыслей. Он полагал, что человек соединен с обширной сферой вещей таинственными магнетическими связями, а посему эта сфера, естественно, воздействует на человека. На него оказывает влияние земля, на которой он живет, и пища, которую он ест. Причем пищевые продукты, выросшие в одном месте, по питательным свойствам не соответствуют продуктам, выросшим в другом, и Парацельс обнаружил эти различия.

Человеку необходимо осознать влияние невидимых сил Вселенной и, в частности, влияние звезд на его судьбу. Парацельс разделил астрономию, представлявшую собой в то время почти исключительно астрологию с немногими обертонами, на несколько разделов. И поскольку Вселенная рассматривалась им как тройственное существо, то и в схеме Парацельса было три главных зодиака, три набора планет и три солнца, включенных в структуру мира. Каждая из сфер оказывает влияние на определенные части психофизической структуры человека.

Духовный зодиак
влияет на внутренний мир человека, причем его влияние всегда направлено на раскрытие духовного потенциала. Духовный зодиак не содержит зловредных аспектов, потому что у Бога нет злонамеренных мотивов. Во Вселенной, по существу, нет никакого зла. Следовательно, назначение духовного зодиака состоит в том, чтобы всегда оказывать поддержку всему хорошему, что есть в человеке, и возвращать его дух к престолу всемогущего Бога.

Вторая сфера и второе солнце названы психическим зодиаком. В нем содержится астрология ума и эмоций, та, что имеет отношение к таинственным силам, влияющим на человеческие установки. Этот раздел астрологии может пригодиться врачу более всего, поскольку содержит все сведения, нужные для понимания склонностей человеческого характера, а изучив характер пациента, врач получает шанс обнаружить причину его болезни. Путем улучшения характера устраняются многие недуги, имеющие субъективное происхождение. Следовательно, влияние так называемого психического зодиака со всеми его аспектами направлено на создание установок и их активизацию в определенные моменты взаимного расположения планет. Воздействие установок, вошедших в активную фазу, может быть конструктивным или деструктивным как на наш образ мыслей, так и на человечество в целом.

Надо заметить, что «деструктивные установки», не являются пагубными по сути и их отнюдь не следует считать таковыми. Деструктивная установка — это вызов, который человек не способен принять. Другими словами, это такая ситуация, в которой человек выбирает неверное решение своих проблем. Считалось, что эта психическая атмосфера населена разнообразными таинственными существами. Этому ряду принадлежат гомункулы — странные создания, получаемые в похожей на тыкву алхимической реторте и называемые иногда «существами из прозрачного стекла»; они представляют психическую силу в человеке. Есть и инкубы — необычные порождения деструктивных эмоций человека. Таким образом, различные аспекты психического зодиака соответствуют интенсивности наших эмоций. Парацельс, как практически все древние ученые, знал о смене настроений в зависимости от положения Луны. Он ясно понимал, что некоторые люди, одаренные богатым воображением, могут испытывать сильные недомогания во время определенных лунных фаз.

Результаты недавних исследований подтвердили точность этих, возможно, случайных наблюдений. Психологи всего мира накапливают данные, свидетельствующие о том, что Луна, находясь в определенной фазе, оказывает сильное влияние на умственно-психическую и эмоциональную жизнь человека и, возможно, еще сильнее, или по крайней мере очевиднее, влияет на людей, страдающих умственнопсихическими расстройствами.

Третья сфера называется физическим зодиаком и связана с проявлением психического напряжения в физической форме. В физическом зодиаке мы наблюдаем, как психологическое напряжение находит выражение в аспекте формы. Следовательно, здесь мы можем видеть психологическое напряжение, проявленное как физическое действие. Слишком сильная эмоция может заставить человека совершить вполне физический поступок, например преступление, точно так же, как чрезмерные эмоции нации могут в итоге вылиться в войну.

Парацельс пришел к одному чрезвычайно важному выводу, что все физические предметы суть следствия, а их причины зависят от невидимых вещей. Они зарождаются в умственной и эмоциональной областях и постепенно формируются в незримых сферах человека и природы, пока их напряжение не потребует проявления в физическом поступке или деятельности. Эти напряжения становятся в конце концов настолько сильны, что они как бы прорываются и выливаются в физическое проявление. Наблюдая за деятельностью наций, можно заметить, как постепенно, год за годом, усиливаются и обостряются такие чувства, как зависть и враждебность, пока, полные смертельной ненависти, они под каким-нибудь ничтожным предлогом не вступят в конфликт. То же самое происходит и с человеком. С течением лет некоторые установки, причем отнюдь не благожелательные, не конструктивные и не направленные на решение проблем, делаются более интенсивными. Постепенно они становятся все более сильными факторами человеческой личности и характера, пока наконец не «вырвутся» в объективную реальность, возможно, в виде преступления или расстройства здоровья, а возможно, как нарушение взаимосвязи умственной деятельности и мозга.

Глубоко размышляя над этими теориями, Парацельс, несомненно, сделал доброе дело, применив их для объяснения фактов повседневной жизни. Он был внимательным наблюдателем и, замечая определенные вещи, находил им разумное объяснение. Его заслуга в том, что для подкрепления своих выводов он не просто связывал факты воедино, а собирал их и, насколько это возможно, позволял реальности подвести его к определенным выводам. Именно поэтому он и был истинным ученым и преданным секретарем Природы.

Парацельсу принадлежит одна оригинальная идея относительно того, что мы называем микробами, до сих пор так и остающимися загадкой. Хочется также спросить: а разве известно, что собой представляют такие опасные факторы, как вирусы? Ответ однозначен: нет, неизвестно. Ключи ко многим загадкам Парацельс получил от мудрецов, с которыми встретился в Константинополе (Стамбуле). Он считал, что бактерии всех видов не составляли правомерных волн жизни, или, другими словами, Природа не принимала первоначального участия в создании этих вредных микроорганизмов. Они явились результатом обретения человеком власти над Природой.

Надо заметить, что существует очень тонкое различие, которое мы должны обязательно учитывать, — это различие между естественными процессами разложения, происходящими согласно законам Природы, и теми загадочными и странными вспышками эпидемий, которые в основном поражают так называемое разумное животное — человека. Парацельс придерживался мнения, что большинство болезней вызывают таинственные микроорганизмы, созданные самим человеком. Эти существа представляют собой постепенно овеществившиеся психические сущности, созданные человеком в течение некоторого времени. Допуская, что человек, согласно мнению древних, действительно является творцом в скромных масштабах, приходится признать, что, видимо, он способен вызывать ряд болезней. В физическом отношении эти болезни усиливаются тем фактом, что человек психологически обострил свой эгоизм.

Все это прямо или косвенно связано с серьезной проблемой использования ДДТ. Известно, что вредные насекомые, против которых якобы очень эффективен этот инсектицид, со временем становятся к нему невосприимчивы. Возникает вопрос: а не существует ли взаимосвязи между этим явлением и тем обстоятельством, что этих вредителей фактически нельзя уничтожить имеющимися физическими средствами? Предположим далее, что эти надоедливые создания являются «отводками» психологических сущностей. Но тогда, возможно, эти вредители исчезнут, если человек научится умерять свои аппетиты? В последнее время по этому поводу было высказано немало мнений, и некая группа исследователей решила обратиться к области, поддающейся изучению современными средствами, а именно к ботанике.

Возьмем, к примеру, розы. Существует два способа избавиться от тли, поражающей розы: первый — опрыскивать их утром, днем и вечером, и второй — обеспечивать растениям правильное питание. Если питать розовый куст надлежащим образом, необходимость в постоянном опрыскивании отпадет, поскольку здоровое растение имеет собственные средства защиты и обладает достаточной жизненной силой для противостояния атакам вредителей. Если же говорить о человеке, то большинство из нас предпочитает лошадиные дозы витаминов, инъекции гормонов и новейшие антибиотики — все что угодно, кроме разумного режима питания, моциона и размеренного образа жизни. Однако надо заметить, что из кухни, где «пирог по маминому рецепту» готовится из рафинированного сахара, белой очищенной муки и опрысканных инсектицидами яблок мы не получим никакой помощи.

Если мы будем считать, что человек все больше и больше становится жертвой разных вредителей, а не их творцом, мы будем сталкиваться с одной и той же проблемой и гадать, найдем ли мы наконец какое-то решение. Это продолжится до тех пор, пока мы не уделим достаточно внимания мерам предосторожности и не спросим себя: а не является ли человек «жертвой» вредителей потому, что его внутренний мир не получает адекватного питания? Не происходит ли все это потому, что человек разрушил свои средства защиты от болезней факторами, им же самим и созданными?

Сегодня мы знаем гораздо больше, чем было известно во времена Парацельса, и понимаем, что поиск надлежащего питания всех видов сопряжен с неимоверными трудностями. Пытаясь обеспечить себе правильное питание, мы буквально вынуждены сражаться с наступающими отовсюду губительными факторами. Мы страдаем от загрязнения воды, нечистого воздуха и грязных мыслей. И весьма проблематично определить себе режим питания, имея в наличии загрязненные продукты. И если, несмотря на строгое соблюдение диеты, мы создаем новых вредителей в результате утраты хорошего расположения духа, все наши усилия идут насмарку. Итак, мы по-прежнему стоим перед дилеммой, для которой, видимо, существует только одно возможное решение — и в социальном, и в любом другом отношении: пока человек, индивидуально или совместно с другими, не перестанет творить то, что его разрушает, он неизбежно будет страдать от последствий своей деятельности. Таково в общих чертах содержание философии Парацельса — знаний, накопленных во время путешествий по страницам учебника Природы. По твердому убеждению Парацельса, опасности, нависшие над человечеством, в большинстве своем созданы самими людьми, и спастись от них можно, только осознав гораздо большую, чем это кажется на первый взгляд, причастность к ним человечества. Видимой части человеческого существа угрожает невидимая его составляющая. И до тех пор, пока не изменятся эти невидимые факторы, физическую сферу не удастся по-настоящему восстановить.

______________________________________________

99

Генрих Кунрат (1560–1601) — великий немецкий герметик, алхимик и оккультист, автор сочинений по изучению каббалы, последователь Парацельса. Учился медицине в университете Базеля, позже практиковал в Гамбурге и Дрездене. Родоначальник «христианской каббалы»: его взгляды во многом определили картину мира розенкрейцеров.

100

Церковь Четок в Лурде — основана на том месте, где с 11 февраля 1858 г. четырнадцатилетней девочке Бернадетт Соубироукс несколько раз являлась Дева Мария. С 1873 г. стала местом паломничества христиан со всего мира, устремляющихся сюда, чтобы прикоснуться к целебному источнику в гроте.
 
МилаДата: Понедельник, 02.12.2019, 21:29 | Сообщение # 27
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9980
Статус: Offline
Парацельс также признавал и то, что мы сегодня называем системой классификации элементов. Это были элементы древних, не имеющие никакого отношения к современной химии. В древности признавали четыре, иногда пять элементов, в число которых входили земля, вода, огонь и воздух. Они связаны с нашими сегодняшними проблемами, вертящимися вокруг четырех молекул: углерода, кислорода, водорода и азота. Проходя обучение у мусульманских мистиков, Парацельс также узнал о некоем загадочном пятом элементе, который называют «квинтэссенцией», или пятой сущностью. Эта квинтэссенция была известна в Азии еще и как пятая стихия — «эфир», или энергия. Под этим элементом понимали духовное таинство высшей атмосферы, а на Востоке его связывали с умственной деятельностью. И наконец, пятый элемент известен как Азот[101] — преобразующий агент алхимиков, занявший важное место в философии Парацельса.

Пятый элемент был энергией. Он представлял собой диффузию эфира, жизненную влагу, или неосязаемую газообразную оболочку, окружающую все живые существа. Под этой оболочкой мы обычно понимаем некое магнитное поле, или то, что доктор Килнер[102] из Ливерпуля назвал «человеческой атмосферой», или человеческой аурой. Для Парацельса аура составляла чрезвычайно сложный предмет, но, поскольку главной его задачей было исцеление больных, основные усилия он направил на изучение эфирного поля, в котором существует все живое. Это эфирное поле имело прямое отношение к энергетическому источнику питания. Оно и было той энергией, благодаря которой поддерживается физическая жизнеспособность. Следовательно, эта энергия является для тела тем, чем Бог — для всего сущего: источником и первопричиной жизни. В философии Парацельса это энергетическое поле было средоточием большинства недугов, которые в конце концов проявляются физически. Так, Парацельс, потратив немало сил для победы над насморком, в итоге пришел к выводу, что это заболевание имеет отношение к эфиру, то есть напрямую связано с энергетическим полем. Именно в энергетическом поле выводятся почти все опасные для человека виды микроорганизмов. В случае повреждения энергетического поля вследствие вторжения патогенных факторов оно постепенно утрачивает способность питать физическую структуру жизненной силой, а когда органы перестают подпитываться необходимой энергией, наступает распад, или смерть. Болезнь возникает в том случае, когда затруднено или полностью прекращено питание какой-то части тела, главным образом вследствие израсходования человеком предельной нормы энергии.

Особый интерес Парацельса вызывала возможность наращивания энергетического, или витального, тела. Он был абсолютно уверен, что питание просто обеспечивает непрерывную передачу энергии. Человек питается не продуктами, которые съедает, а выделяемой ими энергией. Этим отчасти объясняется необходимость приготовления пищи правильным способом. В ходе длительной варки, при высоких температурах витамины полностью разрушаются, а они, по мнению Парацельса, являются важнейшими частицами эфирной энергии, питающей физические структуры. Если человек заболевает и его «энергия» уменьшается, значит, она начинает расходоваться не на общие потребности, а на воссоздание, поддержание и восстановление жизненных сил пораженного болезнью участка организма. Именно это объясняет, почему больной так нуждается в длительном сне, ибо во время сна вся энергия, которой он располагает, расходуется на излечение.

Ко всему прочему, психологическое давление создают стрессовые ситуации, истощающие эфирный запас человека. Если б мы только могли видеть, сколь разрушительное влияние оказывают страх, гнев и зависть на наши внутренние структуры, мы бы дважды подумали, прежде чем давать выход подобным чувствам. Ведь часто для приличия люди готовы назвать справедливым негодованием всего-навсего такое поведение, что свойственно избалованным детям. Результатом этих примитивных эмоций становится недостаточное питание физической структуры.

Выходит, что каждое заболевание, явившееся следствием истощения запаса энергии, свидетельствует о его неправильном расходовании. Злоупотребление энергией может быть сугубо физическим, однако это случается весьма редко. Почти всегда оно вначале бывает психологическим, и только затем энергия сообщается телу. Итак, если допустить, что деструктивная установка — своего рода паразит, живущий за счет энергии человека, то нетрудно понять, почему Парацельс так заботился о корректности отношений между людьми. Возможно, это доходчиво сформулированное равенство, приведенное Парацельсом, сегодня могло бы принести людям огромную пользу, помогая осознать опасности, сопутствующие разрушительным психологическим установкам.

У современного психолога, возможно, имеется совершенно иное объяснение болезням, но есть ли у него основания считать, что Парацельс был неправ? И если бы мы признали хотя бы тот факт, что негативные установки вытягивают часть нашей энергии, поскольку отнимают слишком много времени, мы, возможно, подошли бы к истине намного ближе, нежели упрямо утверждая, что никакого физического воздействия они не оказывают. Они, судя по всему, действительно являются паразитами, живущими за счет нашей энергии и лишающими нас жизненных сил. И когда такие паразиты обнаруживаются, значит, пришла пора меняться. Большинство крупных специалистов в этой области признают, что деструктивные установки расстраивают нервы, а в данном случае расстраивать нервы — значит истощать. Потеря энергии означает, что ее не окажется в нашем распоряжении, когда возникнет такая необходимость. Часто случается, что, чем сильнее у нас расстроены нервы, тем упорнее мы зацикливаемся на пессимистичных мыслях, и в результате возникает порочный круг, где властвуют малые демоны, о которых писал Парацельс. И хотя сегодня у нас сложилась иная символика, он был очень близок к истине, что делает его непревзойденным авторитетом во многих вопросах современного мышления и современной медицины.

Если человек подхватил какую-то болезнь, застрявшую в его эфирном энергетическом поле, что выглядит как своего рода новообразование или раковая опухоль, которая хотя еще и не проявилась, но отнимает жизненные силы, Парацельс рисует достаточно утешительную картину. По его мнению, такая болезнь, поскольку она еще не перешла в необратимое проявленное состояние, вполне излечима, но только при условии, что человек действительно ставит перед собой такую задачу. И если он будет считать плохое настроение раковой опухолью в своей душе, то страх, возможно, заставит его всегда пребывать в хорошем настроении! Не утвердясь в подобной установке, он мало что сможет извлечь из своего опыта.

Парацельса также интересовал вопрос, а нет ли возможности у врача лечить непосредственно эфирное тело больного. Исследования привели его к чрезвычайно интересным выводам, которые содержатся в собрании его трудов и в отдельно изданной книге под названием «Mumie». Название книги не имеет прямого отношения к ныне известному научному термину (мумиё), а поэтому самое время попытаться его объяснить. Этот термин действительно происходит от египетского слова «mumiyah», что означает «набальзамированное тело покойника». Но самым интересным во всем этом было открытие Парацельса, что эфирные поля египетских мумий до сих пор функционируют. Под действием магических заклинаний и формул и путем наложения тайных заклятий эти энергетические поля продолжают до какой-то степени оставаться активными. Возможно, именно этим и объясняется так называемый феномен египетского проклятия, которое якобы падает на голову тех, кто тревожит египетские останки. «Проклятие» Египта унесло много жизней, начиная с лорда Карнарвона, открывшего в 1922 году гробницу Тутанхамона. По крайней мере многие полагают, что все обстоит именно так. Однако эту теорию сильно подрывает тот факт, что Говард Картер, один из первых исследователей гробницы, дожил в добром здравии до шестидесяти шести лет, прожив семнадцать лет после вскрытия гробницы.

Так или иначе, египетские мумии навели Парацельса на определенные размышления, и одним из выводов, к которым он пришел, была возможность передачи болезни из одного магнитного поля в другое. Таким путем совершалось нечто вроде эфирной трансплантации. Однако, хотя в наше время физическая трансплантация, то есть пересадка физических органов и тканей, получила широкое распространение, эфирная трансплантация представляется делом далекого будущего. Главная трудность заключалась в том, что Парацельс, будучи человеком религиозным, не испытывал желания намеренно пересаживать какую-то болезнь в другого человека и точно также не решался отобрать у человека тот опыт, что явился результатом его действий. Поэтому он перенес свои опыты на объекты растительного царства. Здесь он обнаружил, что порядок жизни растений аналогичен стадиям состояния здоровья человека. Есть растения, интегрированные почти во все условия, даже в представляющие опасность для человека. Этот факт интересен хотя бы потому, что некоторые растения превосходно живут во вредных для человека испарениях.

Парацельс провел ряд опытов для выяснения, можно ли тем или иным способом перенести установки навязчивого состояния и душевной болезни, как паразитов, в какую-то другую форму жизни, например в растение. Утверждалось даже, что он действительно нашел способ такой пересадки, используя симпатическую, не воспринимаемую обычным способом вибрацию, существующую между животными и растениями. Эти эфирные паразиты получали после пересадки новое эфирное питание у нового хозяина; в результате такого переноса пациент временно освобождался от психического напряжения. Лечение обычно продолжалось до тех пор, пока пациент не устранял обстоятельства, положившие начало развитию психического паразита. Интересно, что в большинстве случаев растение не получало никаких повреждений, однако иногда это оказывало на него вредное влияние. Чаще всего растение оказывалось способным жить и цвести, жадно поглощая эмоциональную, или витальную, форму, угрожавшую человеку. Посредством такого переноса мы кормим одну форму жизни другой, не нужной человеку. Эта идея, хотя и достаточно оригинальна, по-прежнему только ждет всестороннего рассмотрения.

Если проследить теорию Парацельса до ее естественного завершения, станет очевидной безупречность данного метода. Как известно, существуют растения, экстракты которых используются для приготовления наркотических веществ, вызывающих изменения в психике. С помощью таких растений можно изменить ментальную и эмоциональную природу человека. Есть также растения, помогающие почти полностью вылечивать соматические нервные заболевания[103]. Парацельс не был сторонником применения галлюциногенов, хотя и признавал их существование. Следовательно, неверно было бы говорить, что растение не имеет никакого отношения к эмоциям человека. Растительные лекарственные средства могут оказывать по крайней мере временное влияние на эмоции, причем способ такого воздействия нельзя отнести к разряду чисто физических.

Современный философ считает, что эмоции и мысли носят, по существу, физический характер, однако подобная точка зрения сразу же создает массу сложностей. Швейцарский психолог Карл Юнг называл человека персоной в теле и проводил различие между персоной, то есть обитающей в теле сущностью, и телом. Надо заметить, что само слово «персона», в переводе с греческого означающее маску, содержит явный намек на то, что за ней скрывается что-то еще. С течением времени психология все больше постигает эти тонкости. Точка зрения, согласно которой человек представляет собой просто одушевленный механизм, теряет популярность, потому что ее бесплодность в этическом смысле слишком очевидна, и мы интуитивно не можем ее поддержать. Бессмысленно пытаться жить согласно «истине», которая действует на нас разрушительно. Сразу же возникает вопрос, является какая-то истина деструктивной или нет, а также считать ли истиной деструктивную установку.

Так или иначе, Парацельс приступил к исследованиям с намерением выяснить, можно ли посредством магнетических средств, формул и различных тонких субстанций, существующих в природе, построить мостик в растительное царство для переноса туда поражающих человека болезней. Он не советовал пересаживать заболевания в животное царство, поскольку здесь придется столкнуться с проблемой иного рода. Когда человек перекладывает свои пороки на животных, это чаще всего губит их, а человек присутствует на земле не для того, чтобы уничтожать. В растительном же царстве, напротив, присутствующие в человеке вредные элементы могут поглощаться, причем, по-видимому, никому не причиняя вреда, а иногда даже способствуя пышному росту и цветению растений. Следовательно, в данном случае эксперименты полностью обоснованы этически. Как говорится, всему свое место и время. Вся трудность заключается в том, чтобы собрать столь разные элементы воедино и в надлежащих соотношениях. Этот метод терапии Парацельса основан на идее, что некоторым вещам, доставляющим человеку неприятности, можно найти «новое применение» и они смогут принести пользу чему-то или кому-то, в то время как, присутствуя в человеке, они не только бесполезны, но даже опасны. Некоторые последователи Парацельса из числа химиков мистического толка продолжили изыскания в этом направлении; существует некоторое количество печатных трудов по этому предмету, однако они не содержат особо ценных сведений.

Еще один аспект терапии Парацельса связан с исследованием так называемых «естественных методов». Поразительно видеть подобную склонность у врача шестнадцатого века, однако швейцарский учитель всегда был сторонником простых средств. Как и американские индейцы, он рекомендовал больным потогонные ванны, считая их одним из лучших способов очистки организма. Он также советовал придерживаться крайне умеренного режима питания, всячески пропагандировал чистоплотность и улучшение санитарных условий и старался всеми возможными способами победить многочисленные болезни, проистекающие из невежества окружающих. Он, как и Будда, был твердо уверен, что все болезни — это своего рода невежество; ведь незнание, как поправить здоровье и как его сохранить, иначе как невежеством не назовешь. Таким образом, проблема сводилась к разработке системы природной терапии.

Какое-то время Парацельс работал врачом на рудниках Фуггеров, одного из богатейших и влиятельных семейств Германии, и там сделал открытие, что растения обладают свойством втягивать в себя различные металлы. Он, к примеру, обнаружил, что в некоторых областях Германии, где рядом с виноградниками располагались золотые прииски, в виноградных лозах накапливалось золото. Когда осенью лозы сжигали, в золе нередко обнаруживали мелкие крупинки золота, а еще небольшое количество золота находили в соке из этого винограда. Это дало Парацельсу основание сделать вывод, что большинство растений вбирает в себя некоторые химические вещества и минералы и что с точки зрения потребления человеком наилучшей формой, вероятно, стали бы минеральные вещества, пропущенные через растительное царство. Поэтому он всячески пропагандировал разведение растений на разных широтах и в разных климатических зонах ради их таинственного содержимого. Он также выяснил, что одни почвы предпочтительнее других. Он, как известно, был владельцем крупного поместья в Швейцарии, где ныне находится штаб-квартира Антропософского Общества. Поместье было окружено садами, возделываемыми в точном соответствии с этими принципами.

Итак, поиск Парацельсом природных методов лечения натолкнул его на мысль заняться исследованием минерального состава растений и отыскать самый простой способ передачи этих веществ человеку. Рассуждая логически, он пришел к выводу, что магнитная, или эфирная, структура минералов, поглощенных растением, несколько изменяется и, следовательно, их усвоение человеком облегчается. Он считал, что все минеральные вещества обладают магнитными полями, которые пронизывают окружающие их структуры, и полагал, как и другие алхимики, что минералы могут «расти» в горных породах. Например, золото разрастается, подобно ветвям дерева, в разных направлениях. Подтверждением этому должен служить тот факт, что выработанный золотой прииск, брошенный на несколько сотен лет, снова наполняется, и там, где ничего уже вроде бы не осталось, находят еще больше золота. Выходит, что минералы постоянно сами себя воспроизводят, а золото и другие элементы — это минеральные растения. Их энергия, поглощенная обычными растениями, сублимируется, магнитное поле увеличивается, и полезность минерала как питательного вещества или лечебного средства передается в виде эфирной жизненной силы. Таким образом, магнитное поле человека питается магнетизмом и растения, и минерала, а сам человек, съедая какое-то растение, удовлетворяет потребность в минеральных веществах, получая их в наилучшем для усвоения виде.

Кстати сказать, Парацельс считал, что источником здоровья является не сам минерал, а его магнитный двойник. Магнитное поле минерала, расширенное и активизированное растительным организмом, легче поглощается полем человека и тем самым дает начало циклу питания, в результате которого жизненная энергия передается физическому организму. Физическое тело требует того же ухода, что и растение, только растет оно корнями вверх. Источник энергии находится в эфире и невидим для глаз, несмотря на то что само тело — объект вполне обозримый.

Парацельс не обошел своим вниманием и алхимию, только его алхимия, как и алхимия Якоба Беме, испытала сильное влияние его же теологии. Парацельс был уверен, что различные алхимические процессы были правильными по своей сути, а это давало основание надеяться, что в один прекрасный день человек создаст универсальное лекарство. Этот универсальный бальзам, которым и был quinta essentia, или пятый элемент, этот эликсир жизни, воплощающий в себе мечту всех алхимиков, стал бы средством, исцеляющим человека от всех болезней. Такое лекарство обеспечивало бессмертие тела и души, совершенствовало ум и давало человеку возможность непосредственно пережить присутствие Бога как заключенной в нем самом тайны. Таким образом, это лекарство превращалось в средство полного обновления. Впоследствии розенкрейцеры, герметисты и гуманисты разного толка пользовались этой теорией обновления в своих политических делах, ибо видели в ней способ реализовать путем всеобщей реформации принцип социальной справедливости. Таково было основное направление политической мысли в начале семнадцатого века.

Однако тогда Парацельса в основном занимало создание такого лечебного средства, которое могло бы стать единственной и надежной силой, исцеляющей все виды болезней. Божественная жизнь — одна, но ее проявлений — бесконечное множество.

Энергия представляет собой однородную субстанцию, но питает существа самых разных типов и видов. Свет, по сути, один, но в своих проявлениях бесконечен; и один и тот же свет, излучаемый Солнцем, поддерживает все виды жизни на Земле и, насколько нам известно, на всех других планетах Солнечной системы. Таким образом, одна энергия поддерживает все. Но тогда, рассуждая в расширительном смысле, разве не разумно или, по крайней мере, не возможно думать, что одно лечебное средство способно исцелить от всех болезней. Свет Солнца со всеми своими целебными свойствами изливается и на праведных, и на неправедных; он поддерживает пчелу в ее неутомимом трудолюбии и наделяет колоссальной выносливостью какого-нибудь гигантского млекопитающего. Все формы жизни окружены и поддерживаются этой единой силой, проявленной в бесконечном разнообразии форм, красок, структур и качественных уровней. Причем та же самая энергия, что изукрашивает крылья бабочки всеми цветами радуги, поддерживает и силу громадного кита. Всяческая дифференциация происходит в пределах одного огромного энергетического поля.

Для Парацельса задача была простой и ясной: прежде чем станет возможно найти одно лекарство от всех болезней, надо установить единую первопричину болезней. Болезнь связана с принципом болезни, ошибка — с принципом ошибки, а грех — с принципом неповиновения. Следовательно, первым делом надо каким-то образом выявить первоисточник страдания. Парацельс не стал обращаться к восточным философиям, где причиной страдания давно было названо невежество и желание, а главным проявлением невежества считалось себялюбие. Он самостоятельно пришел к выводу, что большинство людских напастей проистекает из неподчинения естественному праву. Этот закон, включая его духовный и материальный аспекты, безграничен и непреложен. Любой конфликт с естественным правом губителен для человека, поскольку сам закон неуязвим. Таким образом, все человеческие проблемы коренятся в неповиновении, а неповиновение, в свою очередь, возникает у человека от невежества или от своеволия. Человек либо не сознает, что правильно, либо решает делать то, что нравится, невзирая на его правильность или неправильность. Сочетание этих факторов и послужило основой нынешней неразберихи.

Итак, Парацельс полагал, что magnum opus, или великая работа, заключалась в открытии Вселенской Воли. В духовном отношении универсальное лекарство означало полное повиновение Божественной Воле, а психологически, или с точки зрения души, совершенным лекарством является проявление и доведение до совершенства любви в человеке. С помощью такого лекарства вся ненависть и непослушание преобразуются в вечные истины. Конец всех несчастий и болезней на физическом плане наступает лишь в том случае, если человек живет в полном согласии с законами Природы, заботясь о питании, гигиене, санитарных условиях, а также защищая от неблагоприятных воздействий окружающую среду. И если человек будет жить правильно, он обретет здоровье и благополучие. Следовательно, эликсир жизни — это нормальная здоровая жизнь, но ее обретение предполагает сложный процесс согласования сведений из разных сфер общественного сознания, таких, как религия, философия и наука. Эти знания представляют собой элементы, объединив которые в надлежащих соотношениях, можно создать спасительный для наций кодекс поведения.

Карл Юнг назвал Парацельса океаном, алхимическим тиглем, в котором перемешались все сущности, боги и демоны его эпохи. Парацельс был непримирим к посредственности, невежеству и лжи и высоко чтил все истинное, прекрасное и доброе. Достаточно сказать, что Парацельс был выдающимся человеком, а его философия и широчайшая область исследований до сих пор вызывают у нас искреннюю признательность и восхищение.

__________________________________________________
101

Стр. 181 .Азот — «великий растворитель», алхимическая ртуть, а также универсальное лекарство Парацельса. Это магическое слово составлено из знаков трех алфавитов (еврейского, латинского и греческого), символизирует мировой синтез и служит девизом школы алхимиков.

102

Дж. Уолтер Килнер — в 1908 году разработал методику, которая позволяла каждому человеку увидеть ауру. Опыт Килнера состоял в использовании определенных фильтров, содержащих раствор голубого красителя. Он доказал, что «аура» (его термин) существенно отличается у разных людей в зависимости от возраста, пола, умственных способностей и состояния здоровья. Килнер пошел дальше и разработал методику диагностики некоторых болезней на основе цвета, текстуры, объема и общего вида энергетической оболочки.

103

Соматическая нервная система (от греч. soma — тело) — часть нервной системы животных и человека, представляющая собой совокупность чувствительных и двигательных нервных волокон, пронизывающих мышцы, кожу, суставы.
 
МилаДата: Суббота, 07.12.2019, 23:11 | Сообщение # 28
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9980
Статус: Offline

ПОЗИТИВНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПСИХИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ


Все человеческие достижения требуют вложения сил, поэтому внимательное рассмотрение законов, управляющих энергетическими ресурсами человека, всегда насущно и необходимо. Энергия приносит пользу только тогда, когда применена в законных целях; а знание этих целей зависит, в свою очередь, от внутренней цельности человека и уровня зрелости его сознания, питаемого мудростью, дисциплиной и опытом.

На уровне духовной деятельности энергия проявляется как сила воли, на ментальном уровне — как внимание, на эмоциональном — как интерес, а на физическом уровне — как жизнеспособность. И здесь мы займемся рассмотрением главным образом психической энергии, которая связана с умственно-психической, или ментальной, и эмоциональной деятельностью проявлениями внимания и интереса.

Все мы признаем, что физическая активность является следствием определенных импульсов, заставляющих человека преобразовывать внутренние стимулы в соответствующие телесные функции и действия. Такие действия ассоциируются с побудительной причиной, поскольку без движущей силы внутренних директив нам недостает побуждений к приложению стараний. Нам также известно, что ментально-эмоциональная деятельность по своим результатам может быть либо конструктивной, либо деструктивной в зависимости от цензуры здравого смысла или идеализации ее этического и нравственного значения. Если критерий ценностей неясен, деятельность часто приводит к внутреннему конфликту. Действие просто ради действия редко имеет смысл или бывает полезным.

Высвобождение психической энергии активизирует ментальную и эмоциональную жизнь человека. Однако эта активизация важна лишь в той мере, в какой она обогащает культурную жизнь индивидуума. Хотя энергии человека обычно достает для удовлетворения его потребностей, это не оправдывает расточительного истощения этих ресурсов. Любые энергетические затраты, не связанные с достижением четко определенной цели, не только пропадают попусту, но и могут вылиться в небезопасные для личности установки или чувства.

Следовательно, полезность энергии зависит от активности руководящего принципа в человеке, который определяет ее использование и регулирует ее расход. Большая часть психической энергии высвобождается и направляется умом, определяющим центры внимания. Мы питаем энергией любого субъекта или объект, на который обращаем внимание, а внимание, в свою очередь, стимулируется и усиливается интересом.

Фокус внимания, перемещаемый действием воли, почти непрерывно пребывает в движении. Его можно фиксировать на различных частях тела или переносить на других людей, или он сам «прикрепляется» к объектам и местам. У хорошо организованной личности внимание менее склонно к блужданию и в повседневной жизни меньше несообразностей и помех.

Если внимание человека бесцельно переходит от одного объекта к другому, почти не проникая вглубь, его называют поверхностным. Хотя широта кругозора и важна, но конструктивная, творческая широта взглядов возможна лишь тогда, когда способности надлежащим образом натренированы и дисциплинированы.

На каждом шагу встречаются доказательства того, что средний индивидуум неправильно питает энергией объекты своего внимания, а в результате его переживания не являются по-настоящему значительными. Значимость им придается тщательным обдумыванием и интуитивным осознанием нравственных и этических ценностей. Ценности являются плодом размышления, которое суть высвобождение внутренних духовных сил. Все вещи, появляющиеся в сфере нашего понимания, свидетельствуют не только о самих себе, но и о принципах и законах, с которыми они связаны или которыми определяется их обоснованность.

Энергия поддерживает все функции; и как физическая энергия приводит в действие тело, так и психическая энергия активизирует ментальную и эмоциональную жизнь. Правила пользования физическими ресурсами понимаются и оцениваются в широком смысле, но направлять психическую энергию на достижение ее законных целей мы еще не научились. Большая часть ее потенциала расходуется впустую, потому что человек или не осведомлен о потребностях, диктуемых его внутренним складом, или безразличен к ним.

Замечено, что люди, которые ничем живо не интересуются, больше других подвержены психической усталости. Отсутствие интересов говорит о неполноценности личности. По своей природе человек любознательное существо, наделенное непреодолимым стремлением исследовать тайну мира, в котором живет. Если случается, что в результате какого-то разочарования или склонности к невротическим состояниям он утрачивает этот жизненно важный стимул, значит, что-то не так с его жизненной философией. Это верно и в том случае, когда инстинкты толкают его к негативным разрушительным установкам и деятельности.

Мы должны помнить, что и любовь и ненависть поддерживаются психической энергией, но за собой каждая влечет особую цепь последствий. Опасные мысли и действия создают такие ситуации, которые требуют, в свою очередь, дополнительных затрат психической энергии. Человек, постоянно обремененный собственными злодеяниями, лишается времени и возможности двигаться вперед в созидательном плане.

Давление, оказываемое психической энергией на личность изнутри, не должно приводить к неуправляемой экстраверсии. Человеку нет необходимости становиться слугой своих побуждений. Энергия существует для того, чтобы использовать ее, выполняя обязанности своего существования. Не подобает уму и эмоциям быть прислугой у жизненного начала, приводящего их в действие. Высвобождение энергии без адекватного управления ведет лишь к беспокойству и потере ориентации. Определенный объем знаний, особенно заставляющих задуматься о назначении и судьбе человека, необходим, чтобы индивидуум начал ответственно относиться к своим духовным ресурсам.

Если интерес или внимание направляют энергию вовне, заставляя человека получать удовольствие от внешних вещей, про него говорят, что он экстраверт. Когда доминирует эта предрасположенность, счастье и душевное спокойствие индивидуума становятся зависимы от окружающей обстановки. В таком человеке обычно обнаруживаются симптомы внутренней незрелости, ему может недоставать рассудительности и самоконтроля. Одержимый собственными идеями фикс, человек этого типа проявляет чрезмерное внимание к внешней стороне жизни. Он легко становится безразличным к тому влиянию, которое его настроения и установки оказывают на жизнь окружающих.

Экстраверту повезло в том, что он способен почти незамедлительно разрядить любые напряжения, возникающие в его психической жизни. Он — человек действия, иногда агрессивный, а временами воинственный. Для него самоконтроль менее важен, чем господство обстоятельств окружающей среды. Он быстро реагирует на одобрение и восхищение друзей, хочет, чтобы его уважали, и, если природа дала ему конструктивный и оптимистичный характер, он хорошо адаптируется в обществе. Он не склонен к беспокойству и сравнительно легко переносит смену условий. Однако если он сталкивается с ситуацией, для преодоления которой требуется мобилизация мощных внутренних ресурсов, то оказывается в невыгодном положении.

Если интерес заставляет энергию направляться внутрь, чтобы активизировать или поддержать внутренние установки или убеждения, такого человека называют интровертом. В этом случае проявляется склонность получать личное удовлетворение, сосредоточивая внимание на собственных мыслях, эмоциях, воображении и мечтах. Принято считать, что интроверту свойственна большая содержательность и что он достиг большей зрелости, чем экстраверт. Все, однако, зависит от целостности психической сущности. Внутренний мир хотя и более реален, но менее веществен, чем окружающая сфера. В среднем интроверт не слишком счастлив, хотя его натура, возможно, мешает ему это понять. Он может с легкостью напитать энергией навязчивые идеи, комплексы и фобии, отягощающие его психику, и вконец запутаться в собственных установках, страхах и невротических склонностях.

Интроверт не столь агрессивен, как экстраверт, и часто плохо приспособлен к жизни в обществе. В критических ситуациях он стремится спастись от них уходом в себя и, поступая так, уклоняется от обязанностей и принятия решений, необходимых для сохранения собственной целостности. Эгоцентричный человек, всегда поглощенный собой, становится легкой жертвой жалости к себе, часто испытывает беспокойство и слишком придирчиво относится к своим друзьям и знакомым. В крайних случаях интроверт может превратиться в чудака или даже стать психически неуравновешенным человеком.

С другой стороны, некоторая доля погруженности в себя способствует раскрытию творческих способностей и придает глубину характеру. Нельзя сказать, что быть интровертом настолько же плохо, насколько хорошо быть экстравертом. Спокойный, сдержанный человек, вдумчивый и серьезный, склонный ценить свой внутренний мир, демонстрирует конструктивный аспект интроверсии. Позитивное стимулирование умственных способностей и нормальное развитие творческого воображения необходимы для философа, мистика, художника и поэта.

Настоятельно рекомендуется развивать склонность к размышлениям. И опять же все зависит от целостности психики. Внутренний мир может быть прекрасным или ужасным, соответственно достигнутой мере понимания и уровню идеализма. Экстраверт представляет себя с точки зрения своего мира, а интроверт судит о мире с точки зрения самого себя. И только по-настоящему цельному человеку удается представлять мир таким, каков он есть.

С интровертом сложнее, чем с экстравертом, потому что и он сам, и все остальные воспринимают его более серьезно. Его гораздо труднее понять, и он часто предстает в ложном свете. Интроверт будет настойчиво утверждать, что его чувства столь же горячи, намерения столь же благородны, а мотивы столь же искренни, как и у его более экстравертных приятелей. Просто он не знает, как дать волю своим чувствам, какое действие будет наиболее уместным. Он застенчив, не уверен в себе и порой слишком горд, чтобы признаться в глубине или силе своих реакций. До какой степени он неправильно представляет себя, до такой же степени он осложняет свою повседневную жизнь, а эти сложности, в свою очередь, усиливают его интроверсию. В конце концов он начинает вести одинокое существование, что особенно не годится человеку, чьи неприятности проистекают из отсутствия адекватного самовыражения.

Природа более всего вознаграждает тех, кто придерживается умеренных установок и проявляет ровность характера в отношениях с ближними. Необходима большая внутренняя целостность, чтобы жить углубленно, не будучи ограниченным, и жить широко, не будучи мелким. Более углубленная жизнь подобает интроверту, а более широкая — экстраверту. Если глубина и широта совмещены, получается истинно просвещенный индивидуум.

Между гениальностью и психической неуравновешенностью существует тонкое различие. Про гениев часто говорят, что они чуточку сумасшедшие, а один циник заметил, что гениальность — это творческая разновидность безумия. Все зависит от того, на чем сосредоточен интерес. Даже интроверт может обратиться к своему внутреннему миру, не концентрируя внимание на собственной концепции индивидуальности. Внутренний мир — это обиталище многих первичных моделей: религиозных, философских и даже научных. Любое движение на пути к истине должно быть внутренним душевным побуждением, однако не все движения психики направлены в сторону истины.

Привычки играют важную роль в состоянии внутреннего мира человека. Укоренившиеся установки и склонности порождают психологических сущностей, именуемых комплексами. Вначале человек приобретает привычку, а потом привычка приобретает человека. От привычек можно легко избавиться на ранних этапах их формирования, но, войдя в полную силу, они приобретают масштабы навязчивых идей. Они полностью подчиняют себе характер и поведение человека, и, если это дурные привычки и их не пытаются искоренить, они могут погубить всю жизнь.

Экстраверт тоже не всегда счастлив и беззаботен. Никто не способен быть самодостаточным, пренебрегая своим внутренним миром. Современный образ жизни во многом является результатом психического давления. Стремление создать некую грандиозную и сложную экономическую теорию в значительной степени служит компенсацией за чувство неудовлетворенности того или иного рода. Промышленные магнаты, финансовые воротилы и торговые короли — это большей частью несчастные человеческие существа, пытающиеся скрыть комплексы неполноценности за социальной установкой превосходства. И интроверт, и экстраверт — оба жертвуют счастьем ради самозащиты и бегства от реальности и твердо верят, что добиваются успеха. Однако их друзьям известно нечто противоположное.

Когда экстраверт питает энергией различные объекты вне себя, что при этом определяет его выбор? Движет ли им отчетливое представление о ценностях, или он просто угождает собственным поверхностным симпатиям и антипатиям? Любовь к изобразительным искусствам, великой музыке, дивному пейзажу или прекрасному цветку может сконцентрировать интерес вне собственной персоны. Такая разновидность экстраверсии не причиняет вреда, потому что вызывает внутреннюю реакцию, приносящую удовлетворение и способствующую обретению цельности. Бескорыстная любовь может заставить индивидуума пожертвовать всем, что он имеет, включая его права как личности, ради служения объекту чувств. Но если влюбленный все время думает о себе, его любовь неполноценна. Не каждое чувство достигает столь высокого уровня. Очень часто причиной служит глубокий эгоизм и прямой личный интерес.

Интроверсия же, наоборот, может привести через сосредоточенность на самом себе в чудесный мир божественных реальностей. Интроверт может переместить центр интереса с собственного эго на представление о божественной реальности, пребывающей в нем, превосходящей его собственную природу и достойной его восхищения и поклонения. Побуждаемый к поиску Бога внутри себя, человек смиренно сосредоточивается и посвящает свои мысли и чувства поклонению той высшей силе, которая правит как видимой, так и невидимой частями Вселенной. Экстраверт находит Бога через Природу, а интроверт — переступая границы собственного эгоизма.

У интроверта или экстраверта конструктивного склада представление о реальности наполняется энергией интереса. Внимание направляется не на второстепенные вещи, а на то, что имеет первостепенную значимость. Когда это случается, появляется общее ощущение обоснованности, стимулируемое и поддерживаемое твердостью воли. Ведя поиск в противоположных направлениях, и интроверт, и экстраверт тем не менее ищут одну и ту же вещь, и эта вещь — живая истина. Согласно одной концепции, истина пребывает в человеке и ее должно искать именно там, а по другой идее, человек обитает в истине и должен найти ее через жизненный опыт раскрытия и высвобождения склонностей восприятия.

Значение для развития человека точки приложения интереса объясняется в буддийской притче. Когда пришло время Будде Гаутаме войти в нирвану, все живые существа собрались, чтобы присутствовать при этом великом событии. Все, кроме кошки, которая не смогла прийти, потому что в решающий момент ей перешла дорогу мышка, и она не смогла устоять перед искушением погнаться за маленьким грызуном. Сиюминутный интерес отклонил ее от основной цели, направление приложения энергии изменилось, и дела огромной важности перестали обозначать действие.

Поняв, что поток психической энергии поддерживается вниманием, необходимо выяснить, почему некоторым людям недостает способности удерживать концентрацию. Очевидно, что для сохранения интереса должны иметься определенные стимулы. Обычно мы занимаемся только теми вещами, что кажутся нам интересными. При прочих равных мы, скорее всего, испытаем побуждение рассматривать объекты или обстоятельства, до некоторой степени нам знакомые. Мы равнодушны к тому, что полностью понимаем, и бываем сбиты с толку чем-то в высшей степени таинственным. Слушая рассказ лектора, мысленно мы постоянно выискиваем идеи и фразы, имеющие отношение к тому, что нам отчасти известно и о чем мы хотели бы узнать больше.

Внимание — это тоже вопрос дисциплины. Уму, не привыкшему думать, и эмоциональной природе, не достигшей определенного уровня зрелости, трудно сохранять внимание в течение длительного времени. Отсутствие непрерывности и последовательности — обычный недостаток современного человека. Наши интересы столь разнообразны, что сконцентрировать энергию на одном объекте дольше, чем на несколько минут, бывает трудно.

Склонности также являются важными факторами непрерывности внимания. Мы с повышенным усердием готовы работать над задачами, которые, по всей видимости, быстро принесут пользу, выгоду или прибыль, поскольку подобные цели считаем достойными неослабного внимания. В конечном счете большинство людей интересуются главным образом собой, и по этой причине им более доступно направление энергии на развитие личных качеств и продвижение по служебной лестнице.

Последствия интереса к себе могут быть либо созидательными, либо разрушительными. Если интерес носит болезненный характер и заставляет человека идти на поводу своих негативных или невротических инстинктов, то он может во многих отношениях испортить характер. С другой стороны, если интерес к себе побуждает индивидуума к самосовершенствованию и усилению его естественных этических и культурных устремлений, он может стать мощным средством достижения личного прогресса в любой из многочисленных сфер жизни. Интерес к себе, или внимание, сосредоточенное на собственной персоне, может напитать энергией лишь базовые структуры психической натуры. Если личность по природе прогрессивна и оптимистична, то в целях развития ей предоставляется в распоряжение дополнительная энергия. И наоборот, если личность нездорова или невротична, направленность внутрь может вызвать жалость к себе или комплекс преследования.

Как показывает практический опыт, заметная склонность к сосредоточенности на самом себе нередко приводит к антиобщественным установкам. Когда человек говорит, что он думает о самом себе, обычно это означает, что он просто воскрешает личные воспоминания или вновь переживает несчастья, которые ему довелось испытать.

Если фокус внимания «застревает» в психической природе, страдалец обычно лишается чувства перспективы. Он получает определенное тоскливое удовольствие, размышляя о своих невзгодах. Это большей частью уничтожает практическую ценность переживания. Мы живем, чтобы учиться, а невротик сводит этот процесс на нет. Он мысленно оправдывает все свои недостатки и благополучно забывает о влиянии своего поведения на окружающих. Он занят исключительно самооправданием, и стоит ему только погрузиться глубже в этот негативный процесс, как он не сможет ни сам помочь себе, ни принять помощь от других. Когда его установки оспаривают, он убеждает себя в том, что его неправильно понимают.

 
МилаДата: Суббота, 07.12.2019, 23:12 | Сообщение # 29
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9980
Статус: Offline
Мы на печальном опыте узнали, что один человек не может сделать другого счастливым. Мы можем сделать приятное своим близким, защитить их в критических ситуациях, обеспечить их материально и побудить к более конструктивному образу жизни. Мы можем усилить и высвободить потенциальную возможность счастья в характере, где этот потенциал уже имеется. Следовательно, счастье зависит от восстановления душевной целостности в пределах заложенной нормы. Если же человек, которому мы стараемся помочь, позволил дурным ментальным и эмоциональным привычкам целиком завладеть его характером, он автоматически отвергнет призыв к конструктивным установкам. Он может стать даже еще более несчастным, если напомнить ему, что он мог бы быть счастливым.

Комплексы и неврозы, как и все формы в природе, нуждаются в энергии для развития и продолжения существования. Единственный способ эффективно избавляться от негативных установок — это прекращать питать их психической энергией. Большинство людей пытаются бороться со своими недостатками, выдвигая одну установку, пробуждающую энергию, против другой. Это только усиливает внутренний конфликт и вполне способно привести к общему упадку. Восточные философские системы, такие, как дзэн-буддизм и веданта, искусно пропагандируют доктрину постепенного обучения искусству управления источником потоков энергии.

Жизнь обычного человека свидетельствует о доминирующей мотивации. Если общая картина неблагоприятна, это означает, что в структуре психики имеется коренной недостаток или отклонение от нормы. Если мужественно встретить и устранить главную проблему, то вытекающие из нее частности ликвидируются автоматически. Соответственно, если поведение испорчено неумеренным собственническим инстинктом, то невелика заслуга «скрепя сердце» отказаться от случайно доставшейся собственности — не больше, чем добровольно отказаться от всякого имущества. В этот момент важно, чтобы желание владеть этой собственностью и убежденность в ее значимости не продолжали неотступно преследовать ум и эмоции; отказываться надо не от собственности, а от собственнического инстинкта. А это возможно, только если человек признал и активизировал в себе более высокий критерий ценностей.

Еще одним ярким примером ложных ценностей является честолюбие. Оно связано главным образом с успехом во внешнем мире в ментальном, эмоциональном или физическом смысле. Буддисты считают, что честолюбие необходимо постепенно преобразовывать в стремление, заключающееся в простом решении стать лучше. Честолюбие заставляет человека покорять нации, а возвышенное стремление воодушевляет на улучшение собственного характера. Когда человеком движут надлежащие побуждения и он правильно понимает взаимосвязь себя и мира, в котором живет, ему необязательно бороться с честолюбием или культивировать возвышенное устремление. Он естественным образом стремится к тому, чего желает больше всего, и развивается благодаря приятию великого, а не путем принесения в жертву малого.

Комплексы, навязчивые идеи и неврозы — это злокачественные психические новообразования, сравнимые с раковыми опухолями в теле. Эти новообразования разрастаются в здоровой ткани, портя и разрушая ее и одновременно истощая энергетические ресурсы физического тела. Если позволить этим психическим злокачественным новообразованиям развиваться в нас, то постепенно они распространятся по всей ментальной и эмоциональной системе, пока не разрушат ту самую структуру, от которой зависит их собственное существование. Многие люди перестали жить собственной жизнью и являются лишь воплощениями колоссального психического давления. До тех пор, пока они не осознают это и не взглянут честно в лицо своему состоянию, у них нет надежды на покой или чувство уверенности.

Дурные привычки особенно бурно расцветают там, где никогда не культивировались хорошие. Жизнь без адекватного понятия о цели легко подвергается отрицательным воздействиям — так заброшенное поле заполоняют сорняки. Если в уме активизирована сильная и конструктивная идея полезной цели, поддержанная эмоциональной убежденностью, вероятность энергетической подпитки губительных установок уменьшается. Таким образом, пребывающим в замешательстве людям, как правило, заметно недостает ясности цели.

Здесь, опять же, имеет место аналогия с человеческим обществом в целом. Сегодняшний мир испытывает насущную потребность в мире и объявлении атомной войны вне закона. Но общей заинтересованности недостаточно. Если мы хотим мира во всем мире, мы должны иметь четко разработанный, в принципе понятный план, над выполнением которого отдельные люди и целые нации будут трудиться С неподдельным энтузиазмом. Цивилизация без плана не сможет долго просуществовать, а индивидуум без позитивной и достойной цели собственного существования терпит поражение уже от одного этого факта.

Человек выясняет свое назначение одним из нескольких способов. Кто-то рождается с бьющей через край одаренностью, другие приходят к этому через образование или сотрудничество, а у всех прочих предназначение определяется условиями жизни. Врожденное стремление к самосовершенствованию часто дает более возвышенный стимул к приложению усилий и трудолюбия. В подобных случаях вдумчивое и умеренное изучение религий, философий и искусств помогает прояснить линию поведения. Ничто не может оказаться столь же полезным, как прямое принятие вызова необходимости развития. Желание совершенствоваться может стать привычным и сильным, поскольку внимание к этой сфере отводит поток энергий в соответствующее русло.

В тех случаях, когда нет отчетливой цели, вероятно, имеет место психическая усталость. Энергия предоставляется в распоряжение по требованию, но требование, в свою очередь, должно быть четким и ясным. Человек может хотеть стать счастливым и оставаться при этом несчастным, но, если он решит завоевать счастье, заслужив более богатое и наполненное существование, жизненная сила станет доступной. Если мы активизируем негативную модель, постепенно будут увеличиваться ее сила и важность.

Если мы, к примеру, вдохнем психическую энергию в идею усталости, то можем попусту потратить массу времени, доказывая, что мы устали, объясняя, почему эта усталость неизбежна, и утверждая, что любой человек, обремененный такими же громадными проблемами, как наши, выдохся бы точно так же.

В конце концов мы убеждаем себя, что мы слишком измучены, чтобы решать свои проблемы энергично и конструктивно. Многие люди упорно трудятся, пытаясь доказать себе и другим, что они слишком устали для того, чтобы работать. Это оправдывает их бесчисленные жизненные неудачи, в которых в противном случае можно было бы разглядеть недостатки характера или просто дурное настроение.

Друзьям и близким в конце концов надоедает наша усталость, и они начинают пичкать нас пилюлями витаминов и рекомендациями насчет сохранения здоровья. Немалая толика подобной заботливости продиктована эгоизмом: ведь постоянно жалующийся человек обременителен для окружающих, которые, возможно, героически сражаются с гнетом обстоятельств в попытках сохранить собственный природный оптимизм.

Симптомы психической усталости уже больше не вводят в заблуждение большинство людей, поскольку они успели узнать, что для занятий, доставляющих удовольствие, энергии всегда хватает. В нашем образе жизни найдется не слишком много оправданий физическому изнеможению, которое обычно вытекает из разочарований и поверхностности, а не перегрузки. Если мы концентрируемся на пустячной установке и она вызывает эмоциональную симпатию, эта установка быстро истощает наши энергетические ресурсы.

В наши дни только и слышно, что о подделке продуктов питания, загрязнении воды, автомобильном и производственном смоге, опасных удобрениях и ядохимикатах для опрыскивания овощей. И хотя было бы совершенно неверно отрицать правдивость большинства подобных сообщений, они должны вызывать у нас конструктивную озабоченность, ведь мы не можем позволить себе стать неврастениками от страха, беспокойства или негодования. Без конца говорить о подобных проблемах — значит просто усугублять неблагоприятную ситуацию. Мы не можем занять столь утопичную позицию, что наше каждодневное выживание зависит от полной реорганизации этической, нравственной и экономической политики общества. Размышления об этом могут быть весьма полезны, если приводят к сознательным усилиям по защите здоровья, а негодование и взаимные обвинения только истощают еще больше жизненные ресурсы тела.

В какой-то момент своей удивительной жизни Платон был продан в рабство. Однако его освободили, и, вернувшись в Афины, он узнал, что друзья собрали некую сумму выкупа за него. Эти деньги философ потратил на покупку земли для своей Академии. Интересно, что прежнего владельца звали Академом, и о нем ничего не известно, кроме имени, ставшего синонимом учебного заведения. Выбранный участок земли был вполне доступным по цене — в связи с тем, что местность была болотистой и нездоровой.

Вскоре после основания школы Платона поразила опасная лихорадка, и друзья посоветовали ему уехать из этого места. Он ответил, что поскольку болен именно он, то ему и принимать решение относительно своего будущего. Кроме того, он заявил, что мудрый человек должен уметь сохранять здоровье даже в неблагоприятных условиях. Подойдя к этой проблеме философски, он восстановил телесную гармонию и провел в Академии всю оставшуюся часть своей долгой и плодотворной жизни, больше никогда не болея.

Платон считал, что мыслящий человек приспособится к любым внешним условиям, если обратит на проблему должное внимание и сохранит спокойствие внутреннего мира. Возможно, этот случай и чрезвычайный, но, безусловно, бывает множество ситуаций, когда просвещенный человек может утвердить власть своего Я над обстоятельствами.

Многих из нас больше одолевает беспокойство по поводу вещей, чем сами вещи. Конструктивно мыслящий человек охотно приспосабливается к ситуациям или, если требуется, изменяет их; но он достаточно осмотрителен, чтобы не тратить попусту даже малой толики энергии на колебания или внутреннее беспокойство. Кроме того, замечено, что люди, склонные быть несчастными в какой-то конкретной ситуации, как правило, бывают не менее несчастными, попадая в другую. Позволив привычке быть несчастным завладеть собой, человек утрачивает способность выражать свое счастье. Его необходимо перевоспитать, поскольку изменение направления мыслей — это более разумное решение проблемы, чем изменение места пребывания. У нас может быть определенное ощущение, что когда мы достигнем конкретной цели, то будем счастливы, но если мы несчастны до этого, то и после испытаем слабое удовлетворение.

Каждый человек обнаруживает склонность либо к конструктивной позиции, либо к негативной. Поддержание позитивного мышления требует постоянной бдительности и воспитания характера путем приобретения знаний и опыта. Любой, не обладающий мощным инстинктивным стремлением к хорошей жизни, почти наверняка живет плохо. Слыша укоры в слабости и нерешительности, чуждый дисциплине человек с грустью заявляет: «Я ничего не могу с этим поделать». Без конца повторять эту негативную формулу — значит убедить себя в прирожденном слабоволии.

Как показывают наблюдения, мотивация среднего человека настраивает его на сохранение неизменным сложившегося уклада жизни. Но хотя нам это и представляется линией наименьшего сопротивления, следовало бы усвоить, что гораздо больше времени, энергии и усилий требуется для жизни, где все время что-то отрицается, чем для преодоления этой инерции. Всякий обладатель дурных ментальных или эмоциональных привычек способен изменить свой образ действий. Природа никогда не требует понятливости и энергии больше, чем это отпущено каждому.

Если сто человек соберутся вместе для принятия решения по поводу какого-то предприятия, но каждый при этом будет сомневаться и в компетентности окружающих, и в ценности собственных идей, то вскоре все безнадежно запутаются, а мероприятие перейдет в топтание на месте. В подобных обстоятельствах первым делом следует выбрать руководство и определить порядок действий. Так же и внутри человека: его всевозможные чувства, ментальные и эмоциональные склонности и физические привычки не будут «согласовываться» друг с другом и «взаимодействовать» со своим «хозяином» — человеком.

Однако природа предоставила человеку возможность выбрать в себе верховную власть, чтобы решить, что для него является наиболее первостепенным и важным, и объединить все духовные ресурсы личности для выполнения намеченной программы. Одни составляющие человеческой натуры могут быть оптимистичными и прогрессивными, а другие — полны опасений и реакций. Индивидуум не в состоянии угодить всем сразу, однако, выбрав сильное руководство, опирающееся на дальновидность и понимание, он может приобрести уверенность и проявить твердость характера в осуществлении какой-то полезной инициативы.

Сила внимания играет роль руководителя и немедленно привлекает к участию все способности, установки и чувственные восприятия. Если внимание позитивно и конструктивно, оно поднимает весь внутренний мир на новый уровень творчества. Проблемы решаются и таким образом исчезают, и каждая составляющая вносит свой вклад в процветание человека в целом.

Существуют особые группы менталистов, разработавших разные способы конструктивного использования психической энергии. Иногда они впадают в крайности, придавая чересчур большое значение силе ума, хотя доказательств обоснованности своей точки зрения они и привели достаточно. Бесстрашный и бодрый настрой, конечно, помогает решить многие проблемы. Однако в некоторых ситуациях требуется нечто большее. Мы должны быть не просто оптимистами, мы должны заранее предвидеть, что окажется правильным и справедливым. Важнейший источник жизненной силы, по сути, заключается во внутреннем осознании, что наше дело — справедливо, наши решения — зрелы и разумны, а линия поведения — конструктивна и эффективна.

Прежде всего необходимо согласовать свою способность концентрировать внимание и соответствующий порядок действий. Совершенно невозможно, чтобы все люди действовали, исходя из одинаковых философских предпосылок, равно как мы не всегда можем оценить подлинную важность ментальных и эмоциональных абстрактных построений. Однако на физическом плане со всей очевидностью неизбежно действие закона причины и следствия. Любая завладевшая умом идея должна подвергаться цензуре поведения. Таким образом, идеи, не имеющие практического значения, или грандиозные, или обобщенные настолько, что в повседневной жизни для нас теперешних бесполезны, должны пребывать, так сказать, во взвешенном состоянии до более подходящего момента.

Множество чрезвычайно вредных идей, разрушительных доктрин и бесполезных концепций передавалось из поколения в поколение просто потому, что их никогда не проверяли на практике. Какой-нибудь сверхчувствительный человек инстинктивно защищает свои убеждения, пряча их глубоко в душе, и зачастую вовсе не потому, что они слишком ценны для обнародования, а по той причине, что владелец интуитивно осознает их несостоятельность. А в результате — ошеломляющее противоречие между тем, что проповедуется, и происходящим на практике.

Китайцы, как подлинные мудрецы, считали семейные взаимоотношения вселенной в миниатюре. Если человек чувствует себя вдохновленным на осуществление какой-то прекрасной реформы или испытывает желание просветить народ в отношении какой-то полезной доктрины, ему вначале надо доказать ценность своих идей, улучшив и облагородив жизнь своего семейства, и только после этого искать более обширный театр для своей деятельности. Если мы совершаем ошибки на физическом плане, результаты этого очевидны и их невозможно отрицать, и мы, дабы избежать подобной опасности, уверяем себя в своем более масштабном предназначении.

Ложные концепции, за которые держатся эмоции и ум, гораздо труднее проверить и оценить. У человека очень мало ориентиров, позволяющих обнаружить, что его жизненный путь ведет к крушению иллюзий и катастрофе. Я на собственном опыте убедился, что множество людей всерьез увлекаются идеями и концепциями, полностью противоречащими здравому смыслу. В наибольшей степени это касается религии, и самые искренние попытки как-то прояснить ситуацию встречают полное непонимание и истолковываются как религиозная нетерпимость. Противодействие, как правило, лишь укрепляет решимость продолжать вести неразумную линию поведения и в конечном итоге может даже возвести заблуждающегося человека в ранг мученика за свои принципы.

Убеждения, делающие нас несчастными и жалкими и портящие жизнь окружающим людям, следует тщательно обдумать, прежде чем приступать к энергичному претворению их в жизнь. Если жизненный опыт нельзя назвать достаточно конструктивным, налицо явная потребность в расширении и обогащении личной системы координат. Кодекс, согласно которому мы живем в этом мире, должен постоянно побуждать нас к развитию и самовыражению. Если же он устанавливает сплошные ограничения, его следует незамедлительно пересмотреть. Человек непрерывно раскрывает свои возможности, независимо от того, осознает он эти изменения или нет. Довольно часто случается, что выбранный в жизни образец, неплохо служивший в прошлом, человек перерастает. Фанатичное цеплянье за то, что не дает больше положительных результатов, служит проявлением не преданности, а простого упрямства.

Если у нас возникает потребность в более масштабной системе координат — под рукой всегда есть великие религиозные и философские системы, руководившие миром на протяжении многих тысячелетий. Если мы в состоянии победить сектантские предрассудки, значит, мы способны использовать наше духовное наследие более полно. Мудрый человек преодолевает исторические, расовые и географические границы. Он понимает, что ему предоставлена привилегия извлекать пользу из всего, что есть в мире истинного и возвышенного.

Мне всегда казалось, что религию и философию следует культивировать только вместе. Тогда вера будет находиться под контролем рассудительности, а разум обогатится мистическим восприятием. Вероятность крайностей в установках станет намного меньше, если потенциалы ума и сердца начнут раскрываться одновременно.

Осознание необходимости более глубокого религиозного и философского прозрения заставляет внимание концентрироваться на этих предметах. И только тогда появится психическая энергия, предназначенная для поддержания устремленности и непрерывного движения к цели. Благородные идеи можно питать энергией до тех пор, пока они не станут самостоятельными реалиями и не начнут, в свою очередь, поддерживать жизнь мыслящей личности. Обучение — это тяжелый и расхолаживающий процесс, и, лишь получив подпитку энергией, он приобретает особую важность. С ростом интереса усвоение необходимых знаний и приложение их с разумными целями превращается в захватывающее приключение.

Люди, выработавшие привычку обогащать свой внутренний мир, никогда не испытают скуки или разочарования. Тяга к знаниям — одна из самых конструктивных привычек, какие только может приобрести человек, а хорошие привычки требуют затрат энергии не больше, чем менее содержательные или полезные.

Многим известно по опыту, что нельзя осознанно концентрировать внимание на нескольких объектах одновременно. Энергия в таких случаях непременно делится на неравные части и всегда существуют доминирующий и второстепенный объект. Переходя же поочередно от одного предмета к другому, внимание создает некий механизм автокоррекции. Таким образом, если профессия требует от человека усиленного внимания, он может в качестве хобби найти занятие, приносящее ему релаксацию и чувство удовлетворения.

Постоянное расходование энергии в одном направлении ведет к истощению, поскольку тело и психическая организация человека недостаточно прочны, чтобы выдерживать столь длительное напряжение. Человек, который никогда не развлекается, неизбежно приходит в состояние, когда он более не способен работать. Но все, что верно в отношении физической конституции, в еще большей степени применимо и к психической системе, и человек, вечно пребывающий в тревоге, постепенно утрачивает все перспективы, а его дурные привычки могут перерасти в нечто постоянное.

Если периоды тревоги не будут сменяться периодами надежды, ум не сможет спокойно работать. Невротик инстинктивно противится любому проявлению оптимизма. Он сужает круг своей деятельности, не позволяя вниманию вырваться на широкие и многообещающие просторы мышления и эмоций. В конечном итоге для него не исключен нервный срыв, способный стать серьезной помехой его успешной карьере.

К вредным привычкам ума относится сосредоточение внимания на конкретных воспоминаниях, когда человек пытается жить в прошлом. И для тех, кто не способен приноровиться к современной точке зрения, адаптация всегда оказывается чрезвычайно трудной.

Не так давно одна пожилая дама с гордостью объявила мне, что никогда не ездила на автомобиле, не ходила в кино и не слушала радио. Она настойчиво утверждала, что спокойно дожила до зрелого возраста без этих штучек и не видит причин менять свой образ жизни. Однако справедливости ради надо заметить, что она почти совсем перестала понимать своих друзей и родственников. Она недоброжелательно относилась к их привычкам и занятиям, не испытывала сострадания к их несчастьям и плохо разбиралась в том, на что они надеются и к чему стремятся.

В этом мире невозможно оставаться неподвижным, ибо тот, кто не движется вперед, пятится назад. Мы же здесь для того, чтобы идти вперед. Но, как известно, нельзя продвигаться вперед, отрицая новое и защищая старое. Мы должны понимать новое, даже если не всегда полностью его одобряем.

Иногда наступают моменты, когда нас одолевает ностальгическое желание побывать в одном из тех мест, где прошло наше детство. И мы часто ценой немалых затрат и волнений возвращаемся в деревеньку, где родились, и возобновляем знакомства, которых не поддерживали долгие годы. Результатом подобного эксперимента обычно становятся печаль и утрата иллюзий. Места, бережно хранимые в памяти, оказываются при ближайшем рассмотрении маленькими, старыми и грязными. Более сильные переживания изменили нас — медленно, незаметно, но неизбежно. Хорошее правило — никогда не возвращаться назад, и, если мы отправляемся в путешествие, мы всегда идем вперед, в неизведанное. Мы вступаем на путь больших приключений, который приносит удивительные плоды. Старые схемы более не способны нас удовлетворить, ибо в нас уже совершились перемены.

В некоторых философских сочинениях можно обнаружить символическое описание прекрасной страны, расположенной в окрестностях небес, в которой обитают мудрецы. Мы все стремимся в эту чудесную страну — лучшее из всех известных нам мест. И мы попадаем туда, переадресуя энергию и внимание. Невозможно жить в будущем, но вполне можно жить с надеждой на будущее. Не слишком хорошо быть простым мечтателем, но быть дальновидным человеком — прекрасно.

Мы созидаем лучший мир, исходя из своей сущности и концентрируя внимание на выполнении наших самых конструктивных мечтаний и стремлений. И хотя мы можем построить этот мир из тонких субстанций наших психических жизней, мы должны еще и высвободить его как созидательную силу для реформирования нашего материального общества. Золотой век будущего человечества берет начало в сердцах и душах преданных и просвещенных людей.

Много лет назад в одном из крупных городов Среднего Запада жил некий богатый человек в расцвете сил, решивший окунуться в мир искусства. Как серьезный бизнесмен, он чувствовал себя немного неловко из-за возникшего странного побуждения, не осознавая, что его душа просто жаждала красоты и покоя. И вот наш коллекционер-любитель, правильно оценивая свои скромные познания в этой области, нанял куратора и начал собирать коллекцию ценных картин, скульптур, гобеленов и керамики. Он был достаточно умен и понимал, что собирание предметов искусства потребует значительных затрат времени и средств, а потому почувствовал необходимость как-то оправдать свои действия. Он решил создать грандиозный культурный институт и подарить его родному городу на радость потомкам.

Более десяти лет он путешествовал по галереям, которые сам же построил, покорно следуя по пятам за своим куратором. Постепенно он стал замечать, что у него появляется правильное восприятие тех прекрасных вещей, которые составили его коллекцию. Он начал лучше их понимать, а со временем стал разбираться в них даже лучше, чем нанятый им куратор. Он словно вдыхал жизнь в объект своего нового интереса. Друзья стали находить его более интересным, семья — более покладистым, а в созданной им корпорации состоялось собрание директоров, настоятельно попросивших его остаться на посту руководителя. На старости лет его разбил паралич, который, однако, не помешал ему заниматься любимым делом. Каждый день, сидя в инвалидной коляске, он продолжал управлять и своим предприятием, и своей галереей. Он обрел счастье, и у него появился замечательный стимул заниматься и дальше столь разными делами. Прежде энергию в идею постепенно вливал он, а когда случилось несчастье, уже идея поддержала его.
 
МилаДата: Суббота, 07.12.2019, 23:14 | Сообщение # 30
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9980
Статус: Offline
Энергия, питающая убеждения и воплощенная через них в какие-то действия, наделяет большей значимостью даже самую заурядную жизнь. Люди, не способные наделить жизнью свои интересы, сокращают собственную жизнь. Большинство людей умирает скорее от скуки, чем от иного заболевания, хотя средний врач и не может поставить правильный диагноз. Когда человек перестает развиваться, он начинает умирать, и в этом заключается естественный способ помешать процессу кристаллизации свести все существующее к безнадежному однообразию.

Если человек более не способен менять свою жизненную модель, природа ее разрушает, часто с помощью механизма смерти. Мы боимся смерти, но правильнее было бы бояться состояния, которое нельзя облегчить смертью. Смерть, по сути, случается каждый раз, когда у человека появляется новая идея. Любое начало предполагает конец. Прогресс является следствием добровольного отречения от того, что ушло. Проще говоря, внимание перемещает центр энергии из старого в новое, и старое, лишившись энергии, умирает, а новое, питаемое энергией, раскрывается и растет. Всякий раз, когда человек возобновляет внутри себя процесс развития, он рождается заново, и новая личность, подобно сказочному Фениксу, возрождается из пепла своего умершего прошлого.

Обычно образование фокусирует энергию на проблеме добывания средств к существованию и акцентирует необходимость приспособления к внешней среде. Творческое и идеалистическое образование должны идти дальше и уберечь энергию от расходования на заурядные вещи, а также сделать процесс самосовершенствования более интенсивным. Деятельная внутренняя жизнь есть начало успеха. Для убежденного нигилиста освобождение невозможно. Он становится жертвой, а мир — победителем. Никто не способен быть достаточно энергичным на психологическом уровне, если им не движут мощные стимулы; но никакие стимулы не окажутся достаточно мощными, если по своей сути они не будут возвышенными и обучающими.

Мы часто раздражаемся, видя успех других, и, как правило, убеждены, что заслуживаем такого же или даже большего признания. Мы понимаем, что такой человек, как Игнацы Падеревский[104], родился гением, но мы почему-то забываем знаменитое высказывание о том, что искусство — это десять процентов вдохновения плюс девяносто процентов тяжелого труда. Одних способностей недостаточно, чтобы обеспечить выдающееся мастерство. В дополнение к ним требуется еще и непрерывный ток большого количества энергии, направляемый посредством внимания на желаемую цель.

Беззаветная преданность Падеревского музыке, его буквально рабская привязанность к роялю и годы упорного труда — вот составляющие его успеха. Он как-то сказал, что, если он не позанимается один день, это заметит только он сам, если два дня — заметят его друзья, но если он пропустит три дня, это заметит весь мир. И сомнительно, чтобы он когда-нибудь пожалел о потраченном времени или раскаялся в выбранной профессии. Он верил в дело, которым занимался, и осознавал, какую радость и вдохновение оно приносит слушателям.

Половинчатый интерес означает, что при необходимости в распоряжение предоставляется только некоторая часть жизненных ресурсов личности. Чтобы обеспечить максимальный прилив жизненной силы, человек должен беззаветно отдаваться истине, искусству или ремеслу, которому посвятил себя. Но служить он должен мудро и с любовью, защищая и себя, и свою работу; веря в ее важность и осознавая свою ответственность.

Поскольку интерес является столь же могучим фактором, что и внимание, одним из самых сильных высвободителей энергии можно назвать любовь. С любовью возможно все, и, если любовь сильна и искренна, она несет с собой полное самозабвение, очищающее всю психическую природу. Как утверждали древние греки, самый совершенный кодекс, какому может следовать в своей жизни человек, сводится к поклонению Единому, любви к Красоте и служению Добру. В жизни, выстроенной по этим законам, никогда не наступят черные дни, и успех ей сопутствует во всех доступных человеку сферах.

В последние годы на социальном и политическом уровне было много разговоров по поводу опасностей централизации. Мы сомневаемся в мудрости централизованной власти, когда она превышает свои полномочия, и беспокоимся из-за крупных густонаселенных городов, особенно уязвимых во время войн и других катастроф. Но мы должны осознавать, что и внутри нас ментальный фокус стремится к централизации. Разум обладает способностью к накоплению, и всегда существует опасность, что накопленное достигнет непомерных размеров.

При этом надо заметить, что эмоциям, напротив, свойственно стремление к распределению, к децентрализации. «Зажатые» эмоции обязательно выдадут и себя, и допустившего подобное состояние человека. А потому крайне необходимо, чтобы все накопленное умом как можно быстрее превращалось в стимулы, подлежащие распределению. Подобно тому, как в бессточных водоемах вода обычно застаивается, и ум, не имеющий выхода, вскоре развращается. Таким образом, необходимо, чтобы внимание руководствовалось более высокими целями, чем личные интересы. Мы приобретаем знания, чтобы служить; мы думаем, чтобы руководить, и трудимся, чтобы обеспечить мир и безопасность другим. Ум мешает эмоциям разбрасываться и расходоваться на пустяки, но при этом он не должен расхолаживать благородные стремления сердца.

Некоторые люди, понимая, что Вселенная — неиссякаемый источник энергии и жизненной силы, возможно, удивятся, узнав, что человеку надо беречь свои жизненные ресурсы. Всегда следует помнить, что человеческое тело просто не способно полностью проявлять все, на что способна психика. Процессы, происходящие в теле, приводят к физическому истощению, и, если тело постоянно подвергается внутреннему давлению со стороны воли, оно начинает обнаруживать явные признаки утомления.

Человек должен научиться контролировать функции тела и не подвергать органы и системы напряжению, превышающему предел их прочности. Когда внимание стимулирует созидательный процесс, меньше опасность внутреннего конфликта, а следовательно, и утомления. Все истинное, благородное и прекрасное превосходно сочетается. Занятия изобразительным искусством не препятствуют занятиям музыкой. Сила их воздействия обусловлена исходной идеей гармонии и порядка. Как музыка, так и искусство могут склонить человека к изучению философии и усилить его восхищение религией. Люди всегда украшали свои святилища прекраснейшими образцами мастерства человеческих рук, а великие музыкальные произведения стали неотъемлемой частью любого культа.

Негативные и деструктивные модели, напротив, несовместимы. Добродетели поддерживают друг друга, а пороки невозможно привести к общему знаменателю. В обществе, где царит беззаконие, никто не чувствует себя в безопасности и преступники явно стремятся уничтожить друг друга. Люди нечестные и непорядочные не могут работать вместе, причем возникающие в человеке необоснованные установки постоянно враждуют, истощая энергию и мешая позитивному сотрудничеству. Все это хотя на первый взгляд и усложняет жизнь человека, в действительности означает, что негативные модели не способны одержать победу над позитивными. Когда деструктивные комплексы или навязчивые идеи подпитываются энергией, они нападают друг на друга, создавая в итоге настолько опасную ситуацию, что человек вынужден смело встретиться с ними лицом к лицу и изменить свой образ жизни.

Так, привычка жаловаться ведет только к еще большему недовольству. Ничего не решается, и все вообще становится невыносимым. В таком случае человек или должен переориентировать свое внимание, или разрушительные внутренние процессы вычеркнут его из этого мира. Преодолеть привычку жаловаться можно, питая энергией веру в лучшее, переводя мысли и чувства на более оптимистичный уровень.

Таинственная сила веры являет собой один из способов наделения установок, на которых сосредоточено внимание, жизненной силой. Вера — это твердая убежденность в существовании добра, истины и реальной действенности Божественного провидения. Вера придает смысл убеждениям и делает их активными. Она укрепляет человека, наделяя его силой для достижения самых насущных целей. Она определяет, а значит, и проясняет главную цель жизни — конечное единение с Божеством.

Вера редко полностью завладевает материалистом, хотя он вполне может быть достойным и честным человеком. Материалист «обрезает» обертоны, разрушая то, что Фрэнсис Бэкон назвал «красками души».

Без твердой веры в превосходство внутреннего над внешним и оживления общения с внутренней психической составляющей у человека не хватит духовных ресурсов, необходимых в чрезвычайных ситуациях.

Неверие — это своего рода роскошь, которой можно наслаждаться в период процветания; тогда как вера — фактор, необходимый для физического выживания личности. Веру важно направлять на достижение разумных и законных целей. Для преодоления превратностей судьбы вера должна ассоциироваться с принципами, а не личностями, и с идеалами, а не объектами внешнего мира. Высшая степень выражения интуиции состоит в способности человека осознавать свое духовное предназначение.

Подобно тому, как свет солнца поддерживает все сущее в материальном мире, свет души поддерживает и делает зрелым внутреннее существо человека. Однако солнечный свет способствует росту всего: и сорной травы, и полезных растений, а в таких условиях будущее сада зависит от искусства и терпения садовника. В нормальном состоянии внутренний мир человека защищен его мышлением и чувствами. Но они должны быть надлежащим образом дисциплинированы, быть всегда настороже и сохранять бесконечное терпение, поскольку их предназначение — сохранить урожай.

Одна из философских школ придерживается мнения, что родители не должны наказывать своих детей и направлять их развитие. Малыши якобы должны расти и развиваться как цветы на лугу. Однако, как показывает опыт, такие «дикие цветы» вскоре становятся неуправляемыми, потому что не умеют ни сами себя контролировать, ни признавать главенство своих родителей. Заброшенный ребенок превращается в трудного ребенка, а заброшенная душа становится обузой для тела, в котором живет. Необходима верность соответствующим идеалам и готовность ежедневно жертвовать малым ради сохранения великого.

Красота души — это порядок, гармоничное согласование отдельных частей, сияющее всеми цветами благородных чувств. По мере развития в человеке чувства прекрасного он приобретает способность постигать возвышенное путем внутреннего созерцания и полной концентрации внимания. Вдохновленный этим, он естественно стремится направить свою психическую энергию на созидательные, радующие душу свершения.

То, что внутренне истинно, не может выглядеть деструктивным или пагубным. Таким образом, человек способен сам себя проверить поступками, и, пока они не станут действительно благими, он не может считать себя добродетельным. Люди, обладающие благородными убеждениями и внутренним чувством непреходящей красоты, но не вполне соответствующие им в своем поведении, добродетельны лишь в мыслях, а не в душе. Они хотя и признают некоторые принципы истинными, но не наделяют их жизненной силой, призвав на помощь внимание и веру.

Несколько сот миллионов христиан сходятся во мнении, что Нагорная проповедь являет собой величественное и вдохновенное изложение норм поведения. Они убеждены, что Иисус говорил от имени Бога, утверждая, что «блаженны кроткие». Те же христиане готовы умереть за свою веру, но оказываются недостаточно сильными, чтобы осуществлять на практике прекрасное и простое утверждение, что «блаженны миротворцы». Они неплохие люди, поскольку обладают верой, пусть даже частичной, но еще лучше было бы и для них, и для решения серьезных мировых проблем, если бы они верили «без купюр» и жили в полном соответствии со своей верой.

Получается, что все эти благочестивые люди имеют достаточно знаний и хорошо знакомы с рецептами улучшения человеческого рода. Однако большинство из них не способны поддержать энергией свои убеждения. Они не наделили достаточной жизненной силой какую-нибудь возвышенную идею, чтобы заставить ее в полноте осуществиться в них. Они могут цитировать прекрасные высказывания, но их сердца еще не воспринимают слова как таинство сознания, и благочестие пока что не вошло у них в обыденную привычку.

В прежние времена существовал обычай развешивать на стенах своего жилища разные благозвучные девизы. Часто их с любовью вышивали члены одного семейства и дарили друг другу как сувениры на память. Как-то меня пригласили в дом, пестрящий подобного рода сентенциями, среди которых можно было найти подходящую буквально к любому случаю. Мне запомнилась такая: «Да пребудет в этом доме дух мира и покоя». Мой визит, надо сказать, был вызван как раз полным отсутствием мира и покоя в этом доме, являвшем собой поле сражения эгоизма, ненависти и нетерпимости.

Чего стоят подобные сентенции в гостиной среднего викторианского жилища, если головы его обитателей забиты прекрасными банальностями? Девизы сами по себе не приносят в дом мир и тишину, равно как не способна на это и отточенная фраза, хранимая в памяти. Идею, стоящую за словами, необходимо напитать психической энергией, и, если мы наделим жизненной силой благороднейшие постулаты нашей веры, мы не только поддержим ее чистоту, но и дадим возможность цельности хранить нас.

Если в душевном спокойствии мы нуждаемся так же искренне, как в новом автомобиле, мы пойдем на любую жертву ради его обретения. Человек охотно влезает в долги, взваливает на себя тяжкие обязательства, сопряженные со множеством неприятностей, чтобы иметь возможность удовлетворять свои желания. В Америке многие семьи живут не по средствам, и одна серьезная неудача способна разрушить всю их программу материального благополучия. Обеспокоенные и несчастные из-за собственной расточительности, такие люди изо всех сил сводят концы с концами. Тем не менее большинство из них игнорирует любые советы как-то умерить свои причуды. Они страдают в наказание за свои излишества и все же намерены действовать точно так же и дальше.

Но тогда почему человек считает великой и необоснованной жертвой личное самосовершенствование? Разве его счастье, душевное спокойствие и прочность семейных отношений менее важны для него, чем удовлетворение мимолетной прихоти? Возможно, он никогда и не задумывался об этом, а просто по старой привычке пытался соперничать с более богатыми соседями. В подобной ситуации значительную часть жизненной силы он направляет на новый автомобиль и предвкушает, с какой гордостью будет разъезжать повсюду на своем обожаемом авто последней модели. Все его внимание посвящено этой цели, но, заполучив вожделенное, человек потеряет интерес к нему, как это всегда бывало в прошлом.

Когда человек представит, насколько лучше жить в мире без войн, преступлений и нищеты, он ответит на призыв своего внутреннего голоса. Он поймет наконец важность сотрудничества и осознает, что соперничество — всего лишь обман и ловушка. На чем сосредоточена наша психическая энергия, на том мы и строим свое поведение и всю жизнь. Перефразируя библейское выражение, можно сказать: «Где сокровище человека, там и его сердце».

Думающий человек понимает, что ценности, которые он питает энергией своей души, и есть его сокровища. Ради них он стремится жить достойно и имеет возможность уверенно смотреть в будущее. Когда мы оживим те вечные идеи, что являются невидимыми моделями зримого добра и красоты, мы действительно устроим рай на земле. По аналогии, рай — это внутренний мир человека, приведенный в согласие с законами его бытия. На опыте познав внутреннюю благодать, человек будет ее проявлять, и, вырвавшись на свободу, образы вечных истин будут становиться первичными формами его физических основ и жизненных правил.

Если мы устали, потерпели неудачу и подавлены, вовсе необязательно томиться в подобном состоянии. Лучше сосредоточьте внимание на какой-нибудь хранимой в душе возвышенной мечте или стремлении, напитайте ее всей досягаемой энергией и в полной мере испытайте покой, отдохнув душой и телом. Мы устаем не от того, что действуем по законам Вселенной, а от попыток жить достойной и насыщенной жизнью, не доводя до полного развития добродетелей души. Каждый из нас уделяет внимание множеству вещей, но давайте никогда, как бы мы ни были заняты, не будем пренебрегать цельностью внутреннего мира.

____________________________________________

104

Падеревский Игнацы Ян (1860–1941) — польский пианист и композитор, исполнитель произведений Шопена и редактор его сочинений.
 
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » МЕТАФИЗИКА, МЕТАИСТОРИЯ, АЛХИМИЯ, МАГИЯ » СВЯЩЕННАЯ МАГИЯ (Мэнли Палмер ХОЛЛ)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES