Вторник, 12.12.2017, 11:27

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » РПЦ. ЧТО ЗА ФАСАДОМ? » ПРАВОСЛАВНЫЙ БИЗНЕС
ПРАВОСЛАВНЫЙ БИЗНЕС
МилаДата: Вторник, 21.11.2017, 14:55 | Сообщение # 1
Группа: Админ Общины
Сообщений: 5435
Статус: Offline

Пятизвездочный монастырь




Фото: © Daily Storm/Алексей Голенищев
Daily Storm

Как РПЦ устроила себе ВИП-резиденцию на мощах святой Матроны


В центре Москвы, на углу Абельмановской и Таганской улиц, расположена гостиница. Живописное место рядом с одним из немногих зеленых островков столичного центра. Недалеко — несколько станций метро, круглосуточный магазин, а буквально в квартале отсюда — крупный бизнес-центр. Согласно справке Росреестра, строение имеет пять этажей, два из них — подземные. Кадастровая стоимость здания составляет 721,8 миллиона рублей. Неплохое вложение для любого успешного владельца гостиничного бизнеса. Неудивительно, что достался такой лакомый кусочек одной из самых крупных бизнес-империй нашей страны — Русской православной церкви.



Несмотря на то что заселение, как и в любом уважающем себя отеле, круглосуточное, после 22:00 попасть на территорию уже затруднительно. Если вы едете на такси, то вам необходимо заранее доложить монахине-администратору, на какой машине с каким номером вы подъезжаете. Только тогда вас пропустят. Монастырь как-никак.

После того как припаркуетесь, а потом преодолеете небольшую лестницу, услужливый швейцар (возможно, тоже священнослужитель) откроет вам дверь. Такого не встретишь даже в стандартных гостиницах. Первое, что вы увидите, пройдя внутрь — нет, не иконы и прочую церковную утварь — пункт досмотра. Да, полноценный пункт досмотра, с собственным интроскопом и рамкой-металлодетектором. Кого так опасаются священнослужители — непонятно.



При въезде дадут бумажку, потому что документом этот листочек назвать сложно. Там будет написано, что вы пожертвовали за проживание регламентированную прайс-листом сумму. Пожертвования — это вообще старый «финт» РПЦ. Пожертвования в церковных лавках, пожертвования в храмах. На вопрос, почему эти взносы обязательны и сумма у них конкретизирована до копейки, РПЦ ответить не может. На бумажке даже стоит печать монастыря, видимо, как элемент декора, потому что она не имеет никакой юридической силы. Совершенно. На ней нет ни названия юридического лица, ни ИНН — ничего.

Интересно, что найти ОГРН или ИНН данного учреждения оказалось задачей непростой. Так, единственное упоминание о гостинице с данными о ней удалось найти на сайте Министерства культуры, где объект помечен как монастырская гостиница Покровского женского монастыря. Гостинице присвоена категория «пять звезд». Однако при попытке проверить информацию по ИНН или ОГРН в системе СПАРК, выдается информация о религиозной организации «Покровский ставропигиальный женский монастырь у Покровской заставы г. Москвы РПЦ» (Московский патриархат). Соответственно, адрес тоже другой: вместо Таганской, 58, стр. 12 мы получаем Таганская, 58.

Указанным монастырем руководит игуменья Феофания, в миру Мискина Ольга Дмитриевна.

undefined
Фото: © pokrov-monastir.ru

Игуменья Феофания является одной из самых влиятельных женщин в РПЦ и руководит монастырем с 1996 года. В Таганском районе госпожа Мискина на слуху: начиная с 2007 года она пыталась получить во владение РПЦ знаменитый Таганский парк — одно из немногочисленных сохранившихся зеленых мест в ЦАО. В 2007 году жителей района просто уведомили о принятом решении передать территорию РПЦ. Однако инициатива встретила жесткое сопротивление со стороны местного населения. Из-за протестов церковь вынуждена была отступить.



По нашим подсчетам, почти за два года деятельности пятизвездочного монастыря «Покровский» московский бюджет пополнился бы примерно на 90 миллионов рублей. В эту сумму мы заложили налог на прибыль, налог на имущество и основные отчисления за сотрудников. А при загрузке отеля на 75% чистая прибыль, которая не облагается налогами, за год составляет 387 миллионов рублей.

Кстати, как сообщила нам эксперт, которая присвоила «Покровскому» пять звезд, все сотрудники прошли аттестацию и обучение гостиничному делу:



«Все монахини, работающие в гостинице, прошли обучение гостиничному делу, в том числе и настоятельница храма игуменья Феофания тоже проходила обучение; даже официанты учились гостиничному делу», — рассказала «Шторму» член Совета по классификации Минкультуры РФ и экспертного совета ГД РФ Маргарита Немоляева.



Маргарита Эдуардовна также отметила, что это не обычная гостиница, а опочивальня для паломников и священнослужителей:

«Посещение Покровского монастыря — это очень сложная программа. К мощам большие очереди, и паломникам необходимо отдыхать», — добавила Немоляева.

undefined
Фото: © Daily Storm

Но с очередями у постояльцев пятизвездочного отеля-монастыря проблем нет. Как только вы получите электронный ключ от номера, заселившая вас монахиня-администратор не единожды подчеркнет: для того чтобы без очереди попасть к мощам Матроны, вам нужно лишь показать карточку. И все. Многочасовая очередь из страждущих позади. Знаете, довольно специфическое ощущение, когда огибаешь всю эту очередь из богобоязненных и действительно искренне верующих женщин, детей и мужчин и подходишь к мощам под их удивленными взглядами, ведь кроме заранее выплаченных семи тысяч рублей за церковный кров у тебя никаких преференций перед ними нет.



В люкс-монастыре «Покровский» не водится алкоголь, об этом сообщает все та же улыбчивая администратор, показывая номер: мини-бар есть, но спиртного нет. Все остальное — как положено: минералка, пятилитровая канистра воды (разумеется, освященной), электрическая лампада, иконы. В принципе, больше ничего не выдает принадлежность гостиницы к православной организации. Фирменный косметический набор, полотенца, тапочки, сейф — турецкие четыре звезды.

Что примечательно: в меню, оставленном на столике, достаточно скромный набор блюд. Все по канонам: блины, борщ, пельмени и другие кушанья с русского стола. Но стоит набрать заветный номер для заказа еды, как вежливый голос сообщит, что в довольно сжатые сроки вам готовы принести клаб-сэндвич с колой или еще чего интересного. Завтрак — тоже — столь привычный для туристов светский, ой, простите, шведский стол. Если немного изменить интерьер, а служащих облачить в другую форму, то в принципе, от «Азимута» или «Холидея» отличить будет сложно.

Согласно выписке из Росреестра, о которой мы говорили вначале, здание имеет два подземных этажа. Спуститься на один из них вам поможет лифт, отделка в котором, как, в общем, и во всем «Покровском», выполнена в стиле «дорого-богато», и даже самая сдержанная обладательница смартфона не сможет не сделать там лифтолук.

Так вот, спустившись на минус первый этаж, мы попадаем в спа-комплекс. Как только вы туда зайдете, две миловидные девушки с удовольствием предложат вам свои услуги. Мне предложили парикмахера, косметолога и массажиста. Очень хотелось спросить, освященные ли у них ножницы и скрабы. Конечно, немного расстроило отсутствие на рабочем месте маникюрши, но бассейн глубиной два метра и вполне себе неплохой спортзал это компенсировали. Многие согласятся, что в таком месте думаешь, скорее, о насущном, бытовом, земном, как говорят в РПЦ. Нет желания вспоминать выученный когда-то с набожной бабушкой «Отче наш», попросить Бога о милости или о здравии близких. Но отдохнуть можно хорошо.

Если бы это было действительно место для паломников и страждущих, то не было бы в этой гостинице ни президентского люкса (кстати, ночь в нем стоит 150 тысяч рублей), ни каких бы то ни было спа. Стоит отметить, что минимальная стоимость номера в Покровском монастыре составляет шесть тысяч рублей в сутки за человека — немало даже по московским меркам. Вряд ли семейство паломников, приехавшее из какой-нибудь Ивановской области, способно позволить себе поселиться здесь.

Поэтому называть это местом для паломников — только насмехаться. РПЦ в очередной раз демонстрирует пренебрежение к прихожанам.



Дело ведь даже не в том, что берут деньги и не платят налоги, — в случае с РПЦ с этим все смирились.

Не было бы ничего плохого, если бы заселение в «Покровский» происходило исключительно по синодальным решениям, организованными паломническими группами, если бы никакой посторонний не мог воспользоваться этими благами. А сейчас это бизнес. А вот если представить, допустим, что мемориальный комплекс на Мамаевом кургане, который, по сути, для многих является святыней, устроил нечто подобное, то есть открыл гостиницу и прописывал бы все доходы как добровольные пожертвования, — Следственный комитет давно бы уже начал проверку по признакам незаконной предпринимательской деятельности.

Мы попросили пресс-службу РПЦ объяснить, как организована работа отеля, однако запрос остался без ответа.

Дарья Васильцева
Ростислав Богушевский


Источник: https://dailystorm.ru/pyatizvezdochnyy-monastyr
Прикрепления: 2837700.png(560Kb) · 0009259.png(857Kb) · 8077767.png(220Kb) · 3577469.png(758Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Суббота, 25.11.2017, 15:35 | Сообщение # 2
Группа: Админ Общины
Сообщений: 5435
Статус: Offline
Расследования

К Судакову в Комарово


На участке стоимостью около 30 млн рублей, подаренном администрацией Петербурга РПЦ, размещается дача митрополита


Борис Вишневский

обозреватель

Этим летом стало известно, что Смольный сделал питерской епархии РПЦ щедрый подарок. Церковь получила бесплатно в собственность земельный участок площадью 4712 квадратных метров (почти полгектара) на улице Васильева в поселке Комарово — одном из самых престижных пригородных мест Петербурга. Рыночная стоимость этой земли — около 30 миллионов рублей. И размещается на этом участке дача митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Варсонофия (Судакова). Правда, городские власти отказываются считать это дачей — по их мнению, это имущество религиозного назначения, где размещаются паломники.

Митрополит Судаков имеет полное право иметь дачу — как и другие граждане России. Но другим гражданам власти не дарят землю: ее надо покупать на торгах.

РПЦ — мягко говоря, не сама бедная организация в стране. Вполне могли бы себе позволить приобрести землю. Но зачем покупать, если Смольный готов дать даром?

Земельный кодекс (статья 39.5) позволяет бесплатно предоставить земельный участок религиозной организации, которой принадлежат расположенные на нем сооружения религиозного или благотворительного назначения. Опираясь на эту норму, распоряжением Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга от 21.07.2017 года № 1312-рз участок в Комарово и подарили епархии.

Подарок показался мне не только слишком дорогим, но и незаконным: дача не относится к религиозному имуществу. Может быть, там есть еще что-то? Смольный ответил — нет, ничего больше нет: в письме вице-губернатора Михаила Мокрецова, которое я получил в ответ на свой депутатский запрос, констатируется, что на земельном участке располагается единственный объект недвижимости — жилой дом, принадлежащий «указанной религиозной организации» (епархии). И что здание «используется в религиозных целях».




Однако в федеральном законе ясно написано, что такое недвижимое имущество религиозного назначения. Это помещения, здания, строения и сооружения, построенные для совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний, для религиозного образования и монашеской деятельности, а также для «религиозного почитания (паломничества), в том числе здания для временного проживания паломников».

Жилые дома (как и дачи) в этом списке отсутствуют.

Я написал в прокуратуру города, требуя оспорить распоряжение Смольного о дарении РПЦ этого участка и отменить его. И получил отказ: мне сообщили, что по результатам проведенного обследования участка, выяснено, что дом «используется для размещения духовенства и паломников» и что епархия «представила документы и пояснения, свидетельствующие о принадлежности жилого дома к имуществу религиозного назначения».






Ну, во-первых, в Комарово — престижном и дорогом дачном месте — совершенно неоткуда взяться паломникам. Там нет мест для «религиозного почитания» (именно так в законе определяется паломничество).

Единственное, с моей точки зрения, место для почитания поблизости — могила Анны Ахматовой, до которой от указанного места около семи километров. Но это почитание отнюдь не религиозное. Что касается паломничества в классическом понимании, то оно предполагает совершение верующими усилий для посещения святых мест и не предполагает отдыха на дачах. И вообще: кто-то верит, что паломники останавливаются на даче митрополита? Это во-первых.

Во-вторых, если ввести кадастровый номер земельного участка, подаренного епархии, в Региональную геоинформационную систему (РГИС), она выдает вид разрешенного использования участка: «Для размещения дач». Не гостиниц или общежитий для паломников.




В-третьих, если ввести в Единый государственный реестр недвижимости кадастровый номер «объекта недвижимости», указанный в ответе прокуратуры, «выскочит» запись о жилом доме площадью 147,7 кв. м, введенном в эксплуатацию в 1959 году.



23 ноября 2005 года тогдашний митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир выступал с докладом на епархиальном собрании духовенства и представителей приходских советов Санкт-Петербургской епархии. Где, в частности, сообщил о «епархиальной даче в поселке Комарово», где «капитально отремонтирован двухэтажный дом общей площадью 212 кв. м и построен дом для обслуживающего персонала общей площадью 144 кв. м». И никакого религиозного назначения. И никаких паломников. Это выяснила «Новая газета в Санкт-Петербурге».

Между тем и в ответе вице-губернатора Мокрецова, и в ответе прокуратуры Петербурга фигурирует только один «объект недвижимости» на этом участке. Куда же делся второй, который был еще двенадцать лет назад?

Я отправился в Комарово — и выяснилось, что он никуда не делся. На участке стоит не один, а два дома. Почему те, кто проводил обследование, не заметили второй дом — загадка. Но он есть, и фотографии это подтверждают. Этот дом довольно большой, и совершенно не похожий на место, где могут останавливаться паломники. Никаких паломников вокруг замечено не было.






Попытки выдать дачу за место проживания паломников неприличны — но дело не только в этом. А в том, что церковникам (не устающим призывать к аскетизму и обличать стяжательство) с губернаторского плеча подарили примерно 30 миллионов рублей, нарушив при этом закон.


Фото Бориса Вишневского.
Источник: https://www.novayagazeta.ru/article....omarovo
Прикрепления: 2736179.jpg(184Kb) · 2439647.jpg(204Kb) · 7838058.jpg(63Kb) · 5379392.jpg(72Kb) · 9278301.jpg(157Kb) · 4697501.jpg(140Kb) · 4525187.jpg(120Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Суббота, 25.11.2017, 15:55 | Сообщение # 3
Группа: Админ Общины
Сообщений: 5435
Статус: Offline
Александр СОЛДАТОВ

Образ современной Московской патриархии формируют не только патриарх Кирилл и «попы на мерседесах». У него есть и женское лицо: зовут Ксения (Чернега) — ​игумения, настоятельница московского Алексеевского монастыря и главный юрист патриархии. Именно она все чаще высказывается по ключевым вопросам от имени РПЦ. Она не нуждается в строгом окрике патриарха, 21 сентября пригрозившего духовенству: «Если у кого-то еще остаются сомнения, нужно ли делать все то, о чем патриарх учит, — ​оставьте все сомнения! И строго исполняйте то, что я повелеваю! Кто не согласен — ​на пенсию!» Игумения прочно встроена в вертикаль патриаршей власти.



Свежая сенсация и ее «разъяснение»


С этой скромной матушкой в черной рясе и апостольнике связано множество «информационных поводов», которые выдает в медиапространство патриархия. Один из таких как раз появился на прошлой неделе. Российские СМИ облетела сенсация: на волне борьбы с «православными экстремистами», выступающими против фильма «Матильда», патриархия призывает принять закон, запрещающий организациям, не входящим в структуру РПЦ МП, использовать в своих названиях слова «православие», «православный» и производные от них. Логика инициативы состоит в том, что организации, призывающие поджигать кинотеатры и творить прочий экстремизм, называют себя православными и тем самым бросают тень на патриархию. А ведь патриархия-то их осуждает и готова всячески помогать государству в борьбе с ними!

В воздухе повеяло «монополией на православие», а ведь в России, помимо Московской патриархии, зарегистрировано еще несколько «альтернативных» церквей и старообрядческих согласий, которые исповедуют православие. Подобная монополия существует, например, в Грузии, где подписан конкордат между государством и Грузинской патриархией. «Альтернативные» православные в этой стране существуют полулегально, а то и вовсе подпольно. В России такие церкви тоже не чувствуют себя вольготно: у них отбирают храмы, а их публикации признают «экстремистскими». По словам игумении Ксении, в стране зарегистрирован «целый блок» организаций, в названии которых присутствует «православный», хотя «никакой связи с Церковью у этих организаций нет».

Но «информационные поводы» иногда появляются для того, чтобы их опровергать. Призыв к «монополии на православие» звучит слишком провокационно после двух показательных встреч Владимира Путина с предстоятелем Русской православной старообрядческой церкви митрополитом Корнилием (в марте и в мае нынешнего года). Призыв запретить этой церкви называться православной воспринимается теперь как фронда и нелояльность.

И вот 18 сентября юридическая служба патриархии выпускает «разъяснение» за подписью той же Ксении: «Позиция службы заключается не в том, чтобы запретить использование слова «православный» в наименованиях религиозных организаций, не связанных с Русской Православной Церковью, а в том, чтобы ограничить использование сведений о религиозной принадлежности в наименованиях тех коммерческих и некоммерческих организаций, которые не имеют никакого отношения к религии и религиозным общинам». И на том спасибо.

Хотя повис в воздухе вопрос, а кто же будет определять (и по каким критериям), какая организация «имеет отношение» к религии, а какая — ​нет?



Велика Артемида Московская!


Наша героиня — ​главный юрист патриархии и одновременно игумения женского монастыря в Красном Селе (метро «Красносельская») Ксения (Чернега) — ​родилась в Москве в 1971 году и получила хорошее юридическое образование. В 1998-м в Московской государственной юридической академии защитила диссертацию «Правовая модель благотворительности и благотворительных организаций: гражданско-правовой и социологический аспекты». К тому времени она уже пять лет работала в религиозной организации с совершенно нерелигиозным названием — ​«Юридическая служба». Эта необычная религиозная структура обслуживала главным образом приход храма Всех Святых в Красном Селе, переданного РПЦ в 1991 году и возглавляемого харизматичным молодым священником Артемием Владимировым. Его духовным чадом будущая игумения стала еще до открытия храма в Красном селе, когда о. Артемий служил в церкви Воскресения Словущего в Брюсовом переулке.

Там вокруг него начала формироваться весьма специфическая община (преимущественно девичья), которую церковные острословы именуют «Артемида Московская» (по аналогии с языческой Артемидой Ефесской, ярко упомянутой в новозаветной книге Деяний Апостолов (глава 19, стихи 23–40)). Специфика общины — ​прямое продолжение специфики о. Артемия, выпускника филфака МГУ, чрезвычайно артистичного, импозантного и остроумного, но вместе с тем строго аскетичного и явно юродствующего (батюшка любит говорить загадками и прибаутками, что приводит почитателей в полный восторг, убеждая их в пророческом даре своего духовного отца).

Выбор монашества не очень типичен для последовательниц о. Артемия. По собственному признанию игумении Ксении, патриарх Кирилл, к которому она еще в 2009 г. обратилась с прошением о постриге, удивился такому намерению, но не потому, что хорошо знал своего главного юрисконсульта, а потому, что считал ее работу трудно совместимой с монашеством — ​слишком суетной. Эту проблему признает и наша героиня в интервью сайту отдела РПЦ по делам монашества в феврале 2016 года: «Не всегда нахожу силы подняться в раннее время. Бывать ежедневно на Литургии мне не удается».

Несмотря на высокую духовность прихода о. Артемия, в прессу иногда попадали отголоски скандалов, связанных с разного рода бизнес-активностью вокруг этого храма. При ангелоподобном о. Артемии состоял весьма практичный староста, который монетизировал символический капитал. Юридическим обслуживанием этих бизнес-проектов в частности занималась религиозная организация «Юридическая служба», опыт которой довольно быстро оказался востребован на самом высоком церковном уровне.

Но к этому мы еще вернемся, а пока несколько слов о светской карьере Ксении Чернеги. В 2003 году, будучи молодым кандидатом наук, она становится профессором (!) кафедры гражданского права и процесса юридического факультета Академии труда и социальных отношений. Почти одновременно Ксения приглашается на должность юрис­консульта патриархии, а в 2010 году ее приглашают в качестве профессора сразу два вуза — ​Московская академия экономики и права и Православный институт св. Иоанна Богослова. В 2009 году она принимает иноческий (начальный) постриг и возглавляет юридическую службу Московской патриархии. Полный (мантийный) монашеский постриг приняла в 2013-м и тогда же была возведена в сан игумении возрожденного Алексеевского монастыря, созданного на базе прихода о. Артемия.

Чисто формально старец теперь стал подчиненным своей духовной дочери: его статус понизился с настоятеля до духовника обители.



Убеждения и возможности


В одном из своих интервью Ксения призналась в особом почитании Николая II и членов его семьи: «Мне этим и близок Государь, поскольку лично я — ​мягкий по натуре человек, а возложенные на меня послушания требуют твердости и выдержки. Недопустимы свойственные женскому полу эмоциональные всплески, слезы, разговоры «по душам». Матушка признается, что тратит редкие минуты свободного времени на чтение и перечитывание книг о царственных мучениках. Тем удивительнее, что православная общественность до сих пор не услышала от нее каких-либо жестких высказываний о «Матильде».

Игумения скептически оценивает уровень церковно-государственного сотрудничества в современной России: «До «сращивания» с государством нам очень далеко», — ​считает она, но тут же оговаривается, что и равноправия религиозных объединений в России нет: «Равенство» — ​в правовом смысле этого слова — ​вовсе не предполагает равноправия… Поэтому периодически в Государственной думе возобновляются инициативы депутатов дополнить законодательство нормами, классифицирующими религиозные организации на «традиционные» и «нетрадиционные»».

О впечатляющих лоббистских возможностях игумении говорит, например, такой факт. Заранее зная о готовящемся массовом сносе мелких палаток и кафе в Москве, мать Ксения смогла провести через Госдуму (!) поправку в статью 222 Гражданского кодекса РФ, позволяющую без решения суда сносить самовольные постройки. Из-под действия статьи были выведены самовольные постройки религиозного назначения.

Главный юрист патриархии является и идеологом (не самым главным, конечно, поскольку инициатива исходила от патриарха) уголовного преследования за «оскорбление чувств» — ​одной из самых расплывчатых новаций законодательства последних лет, породившей целое профессиональное сословие «оскорбленных верующих».

Конечно, и такая знаковая вещь, как «опэкизация» школьного образования (введение в курс предмета «Основы православной культуры»), не прошла мимо главного юриста патриархии. В одном из интервью 2012 года м. Ксения категорически отрицала действие «ленинского декрета»: «Некоторые депутаты всерьез утверждали, что в России государственная школа «якобы отделена от церкви», и поэтому изучение в российских школах основ религиозной культуры недопустимо. Однако принцип отделения школы от церкви давно и безвозвратно ушел в прошлое».

Отчитываясь о своих законотворческих успехах 2015 года, игумения выделила поправки к закону «О некоммерческих организациях», освобождающие религиозные организации от сдачи слишком сложной отчетности. Принятые тогда же поправки к закону о свободе совести существенно сократили полномочия органов юстиции по проверке финансово-хозяйственной деятельности церкви. А законом города Москвы религиозные организации освободили от торгового сбора, если торговля ведется в храмах или на прихрамовых территориях.

Приоритет в работе главного юриста при патриархе Кирилле — ​это, конечно, борьба за передачу в собственность РПЦ ценных объектов недвижимости (типа Исаакиевского собора), но с тем, чтобы обязательств по содержанию этих объектов у РПЦ было как можно меньше. В первую очередь для этого надо сократить влияние музеев и прочих учреждений культуры на соответствующих объектах. «Мы считаем, — ​заявила м. Ксения в феврале 2015 года, — ​что если архитектурный ансамбль признан религиозно-историческим местом, то приоритетной должна стать именно богослужебная деятельность. А все остальные виды деятельности на территории ансамбля — ​музейная или туристическая — ​должны быть вспомогательными и осуществляться в той степени, в какой они не препятствуют богослужебной деятельности религиозных организаций…»


Об одном из наиболее вопиющих сюжетов с «церковной недвижимостью», в которых задействована м. Ксения, «Новая» дважды писала в текущем году. Не повезло Всероссийскому научно-исследовательскому институту рыбного хозяйства и океанографии (ВНИИРО) в Москве, на Верхней Красносельской улице. Комплекс его зданий общей площадью более 8000 квадратных метров оказался на исторической территории Алексеевского монастыря, где как раз игуменствует м. Ксения. Вернуть этот объект, построенный при советской власти, — ​дело профессиональной чести игумении как юриста.

Ситуация действительно неординарная. Мало того, что весь комплекс института построен после революции, так он еще и удален от актуальной территории монастыря метров на 200–300; между ВНИИРО и монастырем проходит трасса Третьего транспортного кольца. Действительно, до революции у монастыря была очень большая территория — ​ведь он располагался в пригороде Москвы. Но после 1917 года эту территорию застроили, и при любом уровне клерикализации страны власти не смогут очистить ее, например, от того же Третьего кольца.

Претензии на здание ВНИИРО впервые высказал в 2004 году все тот же о. Артемий Владимиров. Но тогда это сочли шуткой, юродством. Годы шли, и вот в 2016-м претензии стали предметом судебного разбирательства. После публикации «Новой» участники разбирательства решили заключить мировое соглашение: передать здание РПЦ в течение не двух, а шести лет. Патриархия проявила гуманизм! А для признания институтского комплекса «церковным» оказалось достаточно маленького фрагмента стены Крестовоздвиженского храма Алексеевского монастыря в цокольном этаже, со всех сторон застроенного новыми помещениями института. В церкви утверждают, что вокруг этого маленького фрагмента на протяжении всей советской и постсоветской власти продолжалась невидимая мистическая жизнь.

Другой пример такого рода: позиция Ксении (Чернеги) по вопросу передачи РПЦ поликлиники детской инфекционной больницы № 12 г. Москвы, располагавшейся по адресу: Ленинградский проспект, 16. Разумеется, с закрытием поликлиники. В отличие от ВНИИРО это здание действительно дореволюционной постройки, но и оно церковным никогда не было. Это бывшая богадельня княгини Черкасовой для бедняков, находившаяся в распоряжении Императорского человеколюбивого общества.

Загвоздка в том, что при богадельне до 1917 года существовал домовый храм, и этого, по мнению игумении, достаточно, чтобы все остальные помещения «образовывали с ним единый комплекс». На доводы об отсутствии правопреемства игумения отвечала жестко: «Не важно, на какие деньги они строились, не важно, кому до революции они принадлежали: церкви, государству или частным собственникам… Здание храма однозначно должно быть передано православной церкви, однозначно она [поликлиника] должна быть выселена». Поликлинику из бывшей богадельни выселили, храм восстановили, а свободные помещения новые хозяева сдали под офисы.


Фото: Сергей Петров / ТАСС
Источник: https://www.novayagazeta.ru/article....heskaya
Прикрепления: 0018396.jpg(131Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 30.11.2017, 23:57 | Сообщение # 4
Группа: Админ Общины
Сообщений: 5435
Статус: Offline


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 01.12.2017, 00:00 | Сообщение # 5
Группа: Админ Общины
Сообщений: 5435
Статус: Offline


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 01.12.2017, 00:02 | Сообщение # 6
Группа: Админ Общины
Сообщений: 5435
Статус: Offline


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 01.12.2017, 00:05 | Сообщение # 7
Группа: Админ Общины
Сообщений: 5435
Статус: Offline


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Пятница, 01.12.2017, 00:10 | Сообщение # 8
Группа: Админ Общины
Сообщений: 5435
Статус: Offline


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 05.12.2017, 20:53 | Сообщение # 9
Группа: Админ Общины
Сообщений: 5435
Статус: Offline



Митрополит Варсонофий забирает недвижимость
у чужих монастырей



Петербургский митрополит Варсонофий экспроприирует собственность не только у города, но и у своих соседей-епископов. Речь идет о находящихся в Петербурге подворьях монастырей из чужих епархий. В Московской Патриархии «Городу 812» заявили, что действия митрополита правомочны.

Подворье – это церковь и, если есть, хозяйственные постройки. Является своего рода представительством монастыря. Монастырское начальство назначает туда настоятеля и получает от подворья доходы. Речь идет о том, что теперь они переподчиняются Петербургской епархии и становятся обычными приходскими храмами со всеми вытекающими отсюда административно-финансовыми последствиями.

В прошлом номере «Город 812» писал о бедах монахинь из Покрово-Тервенического монастыря Тихвинской епархии, у которых сейчас забирают подворье на проспекте Стачек. Монахини жалуются, что их лишают единственного источника доходов. И даже сочинили коллективную молитву, в которой очень дипломатично, без лишних подробностей просят Бога, чтобы подворье осталось за ними. Но, как сказано на сайте монастыря в официальном сообщении под заголовком «Печальное известие», «11 октября епископ Тихвинский и Лодейнопольский Мстислав (глава Тихвинской епархии. – А.М.) провел собрание игуменов и игумений. На этом собрании в устной форме было объявлено о решении Синода и лично митрополита Варсонофия об упразднении монастырских подворий». Никаких официальных писем ни от Петербургской епархии, ни от Синода монастырь, как сказано в этом печальном известии, не получал.

Однако источники уверяют, что процесс экспроприации начался раньше – с церкви Святой Троицы на Октябрьской набережной. Изначально эта церковь была построена как элемент киновии (отдельного комплекса, где живет часть монахов) Александро-Невской лавры, стоящей через Неву от основного монастыря. После революции церковь первое время была приходской, потом ее закрыли, снесли купола и переделали в мастерские. Верующим она была возвращена в 2001 году в запущенном состоянии и стала подворьем Череменецкого монастыря, находящегося на территории Гатчинской епархии.

С самого начала и до недавнего времени ее настоятелем был игумен монастыря архимандрит Митрофан (Осяк). В 2013 году он стал епископом Гатчинским и Лужским, но сохранил за собой управление монастырем. За это время в церкви Святой Троицы прошла масштабная реставрация.

20 марта нынешнего года настоятель церкви поменялся – им стал протоиерей Сергий Судаков. Отец Сергий – руководитель финансово-хозяйственного отдела петербургской епархии и лицо, приближенное к митрополиту Варсонофию. У них даже одинаковая фамилия, что дает почву для сплетен о родственных связях. А 24 августа настоятелем храма стал сам митрополит. Сергий Судаков теперь официально числится ключарем, то есть исполняющим обязанности настоятеля, поскольку у самого настоятеля есть дела поважнее. Официальный статус бывшего монастырского подворья сегодня – архиерейское подворье храма Святой Троицы, но уже не Гатчинской, а Петербургской епархии.

Стоит заметить, что в Петербурге всего два храма, которые удостоились чести получить владыку Варсонофия в качестве настоятеля. Кроме храма Святой Троицы это Исаакиевский собор. Такое странное сочетание может объясняться тем, что на Киновеевском кладбище, расположенном рядом с Троицкой церковью, похоронены родители главы «Газпрома» Алексея Миллера. Что автоматически повышает не только неформальный статус этого храма среди других церквей Петербурга, но и сулит перспективы более материального характера. Эта связь между храмом Святой Троицы и «Газпромом» была, как говорят, обнаружена еще гатчинским епископом, но он не смог удержать в руках столь тяжелую ношу.

Кто будет следующим? Очередь на выселение большая. На Загородном проспекте находится подворье Коневского монастыря (Выборгская епархия). Очень богаты подворьями в Петербурге монастыри Тихвинской епархии. Так, на улице Челиева в Невском районе – подворье Александра Свирского монастыря, на Большом Сампсониевском – Введено-Оятского.

Большой интерес у Петербургской епархии может вызвать храм в честь иконы «Всех скорбящих радость» на проспекте Обуховской обороны, являющийся подворьем Зеленецкого монастыря Тихвинской же епархии. В нем находится чтимая икона Богородицы «Всех скорбящих радость с грошиками», к которой идет постоянный поток верующих.

У Антониево-Дымского монастыря есть храм Покрова на Боровой улице. Правда, сейчас он находится в плачевном состоянии, и логично дождаться, пока монастырь закончит его восстановление.

Еще в конце XIX века афонские монахи из Андреевского скита построили себе на нынешней 5-й Советской улице подворье с храмом Благовещения. Храм без куполов был возвращен церкви 2 года назад и сразу же освящен митрополитом Варсонофием как архиерейское подворье Петербургской епархии.

Кроме того, говорят, что несколько лет назад митрополит Варсонофий писал в Смольный письмо с просьбой не передавать церковное имущество другим епархиям, если они его попросят.

Единственный монастырь, который может не опасаться экспроприации, – Константино-Еленинский из Выборгского района Ленобласти. У него богатое подворье на Рижском проспекте, но эту обитель курирует бизнесмен Константин Голощапов, считающийся человеком, близким к Владимиру Путину. Кроме того, разумеется, епархия не может покуситься на подворья ставропигиальных монастырей, которые находятся в прямом подчинении у патриарха.

Как сообщил «Городу 812» заместитель председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Вахтанг Кипшидзе, «по канонам церкви все приходы, монастыри, подворья, находящиеся на территории одной епархии, должны подчиняться только архиерею этой епархии. По сложившейся практике экстерриториальность предусмотрена только для монастырей и подворий, подчиняющихся патриарху – так называемое ставропигиальное право». Иными словами, действия митрополита Варсонофия абсолютно правильные и законные. Определять дальнейшую судьбу экспроприированных подворий будет он сам.

Ожидать подобных конфликтов в других епархиях не приходится, потому что в Петербурге ситуация уникальная. Обычно монастыри имеют свои подворья только в столичных городах, рассказал «Городу 812» диакон Андрей Кураев. А в Москве это, как правило, подворья ставропигиальных монастырей.

Прежде Петербургская митрополия включала в себя всю Ленинградскую область, но в 2013 году в рамках разукрупнения епархий на территории Ленобласти были выделены три новые. Монастыри с подворьями оказались по разные стороны административных границ, прямо как братские советские народы после распада СССР.

Любопытно, будут ли раскулаченные областные епархии предпринимать контрмеры. Возможностей у них немного, но все же. Например, в Тосненском районе есть подворье Новодевичьего монастыря – храм Происхождения Честных Древ Креста Господня.


Источник: http://gorod-812.ru/mitropo....styirey
Прикрепления: 8193831.jpg(643Kb)


Господь твой, живи!
 
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » РПЦ. ЧТО ЗА ФАСАДОМ? » ПРАВОСЛАВНЫЙ БИЗНЕС
Страница 1 из 11
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES