Четверг, 20.06.2019, 00:05

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Форум » КУЛЬТУРА и ИСКУССТВО » КУЛЬТУРА и ОБЩЕСТВО » КУЛЬТУРА И НРАВСТВЕННОСТЬ
КУЛЬТУРА И НРАВСТВЕННОСТЬ
МилаДата: Пятница, 09.11.2018, 02:56 | Сообщение # 51
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9654
Статус: Offline


Господь твой, живи!
 
СфинксДата: Понедельник, 12.11.2018, 15:24 | Сообщение # 52
Группа: Админ Общины
Сообщений: 2002
Статус: Offline
Историк: СССР был страной стукачей, но не потому, что народ плохой



Историк и архивист Змитер Дрозд ответил «любителям обелять Сталина и НКВД, которые часто любят говорить о каких-то 4 миллионах доносов, которые якобы написали сами граждане».

«Мол, это не система такая плохая, а народ. Но на самом деле в СССР донос не был основным источников сведений. Основным источником был ОТЧЕТ, — написал Змитер Дрозд в Фейсбуке. — Впрочем, назывались они по-разному, но это был не текст добровольного помощника или «доброжелателя». Это была обязанность и задача человека, который был завербован НКВД, и фактически был нештатным сотрудником — осведомителем, источником, сексотом...

Большинство таких товарищей попадали в стукачи не добровольно, а будучи пойманы на супружеской измене, краже, пьянстве, ну или на патриотических чувствах и т.п. Это вовсе не донос или анонимка — это рутинная деятельность сотрудников НКВД, перед каждым из которых стоял план по вербовке новых осведомителей. Естественно, подобное доносительство всячески поощрялось (деньги, паёк, продвижение по службе...).

Вообще СССР — это была страна стукачей, но не потому, что народ плохой, а потому что такими их сделала система, которая не только поощряла доносительство, но и угрожала — за факт недоносительства можно было отправиться в лагеря.

Даже жен расстрелянных «врагов народа» чаще судили за то, что... «не могла не знать», «не донесла» и т.п. А в большинстве дел нет никаких доносов. Есть установочные биографические данные (это и есть основной источник обвинений — не там родился, не в той семье, не той национальности, не там служил, не в той партии состоял...), профессиональная агентурная работа, отчеты осведомителей, слежка, прослушка, перлюстрация писем... на основании чего вёлся сбор компромата».


Дмитрий ДРОЗД

Источник http://belaruspartisan.by/politic....f6si_SA
Прикрепления: 3606360.jpg(27.1 Kb)
 
СфинксДата: Вторник, 13.11.2018, 18:32 | Сообщение # 53
Группа: Админ Общины
Сообщений: 2002
Статус: Offline
Как загоняют в гетто: к 80-й годовщине Хрустальной ночи

Люди далеко не сразу готовы бить и убивать других людей. Для этого их следует сделать удобной и не вызывающей вопросов целью. Нацисты показали, как добиться этого за минимальное время



Фото: UIG Art and History / East News

Ночь с 9 на 10 ноября вошла в историю как Хрустальная ночь. В этот день 1938 года по всей территории Третьего рейха был организован невероятный по своим масштабам еврейский погром. Кажущееся романтическим название связано с осколками стекла от разбитых витрин еврейских магазинов.

Мы знаем о том, чем завершилась история преследования евреев нацистским режимом, поэтому Хрустальная ночь вроде бы не кажется необъяснимой или нелогичной. В конце концов, в судьбе тех, кого через несколько лет приговорят к умерщвлению во имя будущего Европы, любое иное насилие кажется мелочью. Однако если посмотреть на ситуацию слегка с другой стороны, то той ноябрьской ночью по всей Германии массово и безнаказанно громили и избивали тех, кто еще 5 лет назад были полноценными гражданами страны, не всегда выделявшимися на фоне других групп германского общества. Добиться того, чтобы евреи (поставьте на это место любое другое меньшинство) превратились в бесспорную мишень для насилия, можно было далеко не сразу. Для этого людей, входящих в выбранную группу, надо сделать париями. И нацисты представили универсальный образец, как добиваться подобных целей.

Первые шаги

В первые годы после прихода к власти Адольфа Гитлера идея, что взгляды его сторонников представляют позицию германской нации, еще не была самоочевидной. Это касалось и взглядов фюрера на евреев. Ведь, даже если правящая партия считает евреев корнем зла, эту позицию вовсе не были обязаны разделять все остальные жители Германии. Поэтому первые месяцы после занятия Гитлером поста рейхсканцлера антисемитизм проявлялся прежде всего в безнаказанном уличном терроре со стороны штурмовиков. Уважаемых прежде людей — учителей или университетских профессоров — могли избить на улице или вытолкнуть из трамвая. Это было неприятно, небезопасно, но формально не имело отношения к действиям государственной машины. Далеко не все немцы готовы были солидаризироваться с выходками мускулистых молодых людей, ставших временной опорой режима. Власти даже начали принимать меры по некоторому обузданию уличных бесчинств, особенно с учетом раздражения заграничных СМИ.

Впрочем, сами нацистские власти тоже обозначили свою антиеврейскую позицию в принимаемых законах. Но пока они не были тотальны и содержали различные оговорки. Например, по закону «О восстановлении профессионального чиновничества», принятому в 1933 году, неарийцев изгоняли с государственной службы, однако делали исключение для тех, кто поступил на нее до 1914 года, а также для участников Первой мировой войны и членов семей погибших на фронте. Комментируя такой закон, можно было сказать, что это касалось только госслужбы, к тому же государство честно признавало былые заслуги евреев... Потом ввели квоты в учебных заведениях: число евреев в государственной школе не должно было превышать 5%, в университетах же допускалось менее 1% еврейских студентов, но, в конце концов, почему в школе их должно быть больше — такая квота заметно превышала долю евреев в населении тогдашней Германии, а уж в университет нужно поступать далеко не всем.

Общественные инициативы

Однако дальше в дело вступило гражданское общество — не то чтобы совершенно самостоятельно, но вроде бы и не выполняя прямое распоряжение властей. Различные профессиональные объединения начали исключать евреев из своего состава. Теперь они не могли считаться немецкими врачами, юристами, журналистами, членами других профессиональных корпораций. Почему так поступали профессиональные лиги? Скорее всего, просто уловили дух времени. Нацистский режим еще не окончательно стал тоталитарным, но всем было понятно: если не принимать меры в отношении евреев, это просто затруднит разговор с властями, а такие проблемы никому не нужны.

Кроме того, массовое изгнание евреев из профессиональных корпораций делало вакантными многие заманчивые позиции: медицинские практики, судебные кафедры, должности в газетах. Так что найти среди бывших коллег голоса в поддержку такого решения было несложно.

Как и во всех случаях, когда кто-то из преследуемых лишается работы, находится голос в защиту такого решения — в конце концов у преследуемого могли найтись и другие «грехи», помимо несчастья родиться евреем. Так, например, даже Томас Манн, известный своими будущими антифашистскими убеждениями, в 1933 году не скрывал откровенного удовлетворения от того, что литературный критик Альфред Керр — еврей по происхождению, по какой-то причине не жаловавший произведения Манна, — был изгнан со своей должности.

Затем различные рестораны и кафе начали вешать таблички о том, что не хотят видеть евреев на своей территории. Это также еще не было предписанием властей, но в общем становилось хорошим тоном. В конце концов, зачем пускать в кафе тех, кого постепенно изгоняют со всех престижных работ — бизнес имеет право выбирать, кого обслуживать.

В некоторых мемуарах выжившие немецкие евреи писали о событиях тех лет, что многие прежние нееврейские знакомые постепенно перестали с ними общаться. Не то чтобы они стали антисемитами. Напротив, многие из них в первые месяцы после прихода нацистов уверяли своих еврейских друзей, что власти — это одно, а их товарищество — совсем другое. Общаться с евреями без прямых служебных целей не было запрещено — такой официальный запрет появился лишь в 1941 году, — и санкций за приглашение евреев в гости вроде бы не предусматривалось. Но с некоторых пор появление в еврейском обществе просто стало чем-то непрестижным и подозрительным. Вступали в дело механизмы, не зависящие от личных взглядов конкретного человека на еврейский вопрос. Форматы и возможности для такого общения исчезали. Евреям до ноября 1938 года не воспрещалось ходить в публичные библиотеки, кино и театры, но, как известно из воспоминаний, многие перестали это делать задолго до прямого запрета. Просто потому, что особенно остро чувствовали себя изгоями среди обычной публики.

Жизнь за чертой

Когда в 1935 году были приняты печально известные Нюрнбергские законы, в которых вводился запрет на брак между евреями и арийцами, а евреи лишались гражданства и получали статус «подданных» Германской империи, часть евреев, как это ни странно, восприняли это с облегчением. Просто потому, что их правовой статус определялся теперь государственным законом. Казалось, что теперь им отведут хоть какое-то место и оставят в покое (положительные черты в этих законах, в частности, старались найти некоторые религиозные евреи — те, кто боялся, что при прежних либеральных порядках еврейская молодежь имела слишком много соблазнов к ассимиляции, а теперь все точно будут связаны со своей общиной). Правда, этот покой теперь все больше и больше означал выживание. Однако и здесь находились ресурсы: в Германии в это время работали еврейские благотворительные общества, различные организации взаимопомощи — в каком-то смысле часть германских евреев вынуждена была посвятить себя внутриобщинному волонтерству, это была возможность занять себя чем-то важным и просто выжить в условиях потери жизненных перспектив.

Нацисты в это время демонстрировали евреям исчезновение дальнейших перспектив жизни в Германии, хотя и терпели их присутствие. В одном из документов СС от 1934 года это формулировалось так: «Германия должна стать для них страной без будущего, в которой старое поколение может постепенно вымирать, довольствуясь тем, что у них осталось, но молодое поколение поймет, что жить здесь невозможно».

Еврейский бизнес еще не преследовался напрямую, но предприятия закрывались одно за другим просто потому, что еврейским предпринимателям не предоставляли банковские кредиты. Выходом была эмиграция. Власти подчеркивали, что границы для евреев открыты, хотя, разумеется, совсем не бесплатно: для выезда из страны следовало заплатить значительный эмиграционный сбор и передать в новые руки всю имевшуюся в Германии собственность (деньги за подобные вынужденные сделки переводились на особые счета и во многом так и оставались недоступными для бывших хозяев собственности). С другой стороны, массы еврейских эмигрантов, большинство из которых были лишены властями собственности и средств, повсюду принимали очень неохотно. В мире, где помнили о потоках беженцев после Первой мировой войны, преследование классов или народов в каких-то странах казалось вполне обычным явлением.


Теперь можно

К ноябрю 1938 года немецкие евреи превратились в изолированное и маргинализированное меньшинство, с представителями которого боялись или просто не хотели общаться большинство из былых друзей и знакомых — из-за возникшего социального разрыва, а может, и нежелания соприкасаться с чужим несчастьем. У отдельных евреев лишь оставалась некоторая собственность, которой постепенно становилось все меньше. Чтобы покончить со всем этим, следовало нанести последний удар.

Когда отчаявшийся еврейский подросток Гершель Гриншпан в ноябре 1938 года застрелил секретаря немецкого посольства в Париже Вильгельма фон Рата, повод нашелся сам собой. Евреи стали легитимной целью для любых акций. Срочно организованное властями «возмущение» немецкого народа привело к невиданным по масштабам погромам. Было разграблено 7500 магазинов, сожжены почти все действовавшие в Германии синагоги. Состоятельных евреев «для безопасности» отправляли в тюрьмы и концлагеря, где требовали продать бизнес и согласиться покинуть страну. После этого от еврейской общины потребовали самостоятельно устранить последствия погромов и привести в порядок улицы, а также выплатить контрибуцию в размере 1 миллиарда марок. После этого оставшиеся в стране евреи окончательно превратились в лишенную почти любых средств к существованию социальную группу, от которой оставалось лишь избавиться. Тем или иным способом.


Станислав Кувалдин

Источник https://snob.ru/entry/167951?utm_source=tg
Прикрепления: 7522029.jpg(125.6 Kb)
 
МилаДата: Четверг, 15.11.2018, 01:57 | Сообщение # 54
Группа: Админ Общины
Сообщений: 9654
Статус: Offline
НЕОБХОДИМОСТЬ ВНУТРЕННЕЙ КУЛЬТУРЫ

Елена Федоровна Писарева
*

(в сокращении)



Истинное просвещение достигается внутренней культурой, развитием совести, которая одна дает верное направление приобретенным знаниям. Без такой культуры знания не только не улучшают, а могут даже ухудшить человека, ибо, не изменяя его внутренне, они дают ему могучее орудие для достижения эгоистических целей и для удовлетворения личных страстей.
(выд. ред. сайта)

Когда у нас на Западе говорят о Мудрости, чаще всего является представление о
бесстрастном философе или даже об отжившей старости. А между тем Мудрость —
ступень сознания, через которую со временем пройдет все выросшее человечество.
Ступень эта достигается тогда, когда ярко освещенный, остро переживаемый круг личного опыта, личных чувств и ощущений все более расширяется и развивающееся внутреннее зрение человека делает его способным различать те мириады невидимых нитей, которые соединяют освещенное поле его личных переживаний с жизнью остального мира. (..)

Мудрость — владеть ключом к пониманию единства Жизни. Но чтобы достигнуть
Мудрости, необходимо пройти через самопознание. Самопознание же вызывает
неминуемую потребность водворить порядок в собственной душе, в ее внутреннем
обиходе, приводит к необходимости душевной культуры.

Появление этой потребности — чрезвычайно важный момент в развитии человечества; и,
может быть, во всем мире нет народа, для которого пробуждение этой потребности так
важно, как для народа русского.

Восхищение вызывает у европейца широта, талантливость, быстрота, с которыми все
схватывается русским умом, и тот же европеец смотрит с глубоким недоумением на
преступную беспечность, с которой русский человек относится и к своей собственной, и к
чужой жизни, к своему земному устроению, к тем подробностям существования, из
которых вырастает красота жизни. (…)

Западный европеец (…) несравненно культурнее русского, но они сотворили из своей культуры “кумира”, они превратили ее из средства в
цель, они готовы отдать за нее все, вплоть до божественного дара свободы своей
собственной души. (…)

Но и без культуры великий народ не может существовать. Чтобы выполнить свою
мировую миссию, он должен внести свое в общечеловеческое творчество.

Первая половина исторической жизни русского народа, которая так ярко запечатлелась в
выражении “земля наша велика и обширна, но порядка в ней нет”, заканчивается на
наших глазах. Чтобы продолжать жить исторически и жить хорошо, русский народ должен водворить праведный порядок в своей великой и обильной земле. Иначе, несмотря на свои колоссальные размеры, Россия сведется к ничтожеству.

То же самое применимо и к психологии русской души. Как необъятные поля России и
неисчислимые богатства ее природы требуют ухода, просвещенного труда и водворения
хорошего порядка, точно так же необходимо это и для русской души. Мы гордимся нашей
широтой. Мы презираем “мещанство”, нам нравится наша яркость, смелость порывов,
острота переживаний, неожиданные взрывы, жуткая неуравновешенность — то “к
звездам поднятие, то в бездну падение”.

Но пока все это богатство не подчинится контролю воли, не пройдет через
самопонимание и не осуществится в жизненном творчестве, до тех пор оно не столько
служит жизни, сколько мешает жить. Как в роскошном, но неустроенном доме, где все
свалено в хаотическом беспорядке, электрические провода перепутаны, водопроводные
краны не действуют, рояль не настроен и так далее. Не окажется ли гораздо пригоднее
для жизни скромное жилище, в котором все приведено в стройный порядок?

Это сравнение безусловно верно в том отношении, что чем богаче и сложнее душевная
жизнь человека, тем настоятельнее нужны самопознание, внутренняя культура и
приведение всех свойств в гармоническое сочетание.

Психология западных народов создавалась влиянием внешней культуры; творя ее, они
добровольно налагали узду на свою низшую природу. Их культура была одновременно и
школой народного воспитания. Не то у нас. Нашему добровольному участию в культурном творчестве ставились всевозможные преграды, оттого оно и не воспитывало нас.

На Западе самовоспитание шло извне, от внешнего порядка. Нам же нужно начать
самовоспитание изнутри, создать высокую внутреннюю этику, которая бы направляла
линии нашего внешнего творчества. Это возможно, потому что наша очередь творить
пришла тогда, когда западные народы уже успели выработать огромный исторический
опыт, из которого нам осталось разумно выбирать самое лучшее. Благодаря этому
условию и благодаря особенностям нашей народной психологии, наша историческая
задача могла бы быть совершенно особой, объединяющей все лучшее, что создали
развивавшиеся ранее нас народы. (…)

________________________________________
Е.Ф. Писарева - философ, переводчик, председатель Калужского теософского общества, вице-президент теософского общества России.

Весь текст http://obshinakryliaduha.ru/forum/117-992-1


Господь твой, живи!
 
СфинксДата: Понедельник, 26.11.2018, 02:34 | Сообщение # 55
Группа: Админ Общины
Сообщений: 2002
Статус: Offline
Прикрепления: 3783639.jpg(71.2 Kb)
 
СфинксДата: Среда, 28.11.2018, 21:08 | Сообщение # 56
Группа: Админ Общины
Сообщений: 2002
Статус: Offline


Снова, снова - громом среди праздности,
Комом в горле, пулею в стволе:
- Граждане, Отечество в опасности!
Граждане, Отечество в опасности!
Наши танки на чужой земле!

Вопят прохвосты-петухи,
Что виноватых нет,
Но за вранье и за грехи
Тебе держать ответ!

Александр ГАЛИЧ
 
СфинксДата: Суббота, 01.12.2018, 15:47 | Сообщение # 57
Группа: Админ Общины
Сообщений: 2002
Статус: Offline
Иосиф Бродский: «Основная трагедия русской политической и общественной жизни заключается в колоссальном неуважении человека к человеку. В общем, если угодно, в презрении. Это обосновано до известной степени теми десятилетиями, если не столетиями, всеобщего унижения, когда на другого человека смотришь как на вполне заменимую и случайную вещь. То есть он может быть тебе дорог, но, в конце концов, у тебя такое глубоко внутри запрятанное ощущение, что - да кто он такой?, да кто ты такой? - и так далее и так далее. Я думаю даже, что вот за этим моим, как бы сказать, подозрением меня в отсутствии права тоже может стоять «да кто он такой?»
...И я думаю, что результатом этого не должны быть ирония, результатом этого должно быть взаимное сострадание. И этого я не вижу, я не вижу ни в политической жизни выраженным, я не вижу этого в культуре. То есть и это тем горше, особенно когда это касается культуры, потому что, в общем, происходит такое… самый главный человек в обществе это человек более или менее остроумный и издевающийся. И это мне колоссально не нравится.
...Я думаю, что если мы будем следовать тем указаниям или предложениям, которые на сегодняшний день доминируют в сознании, как интеллектуальной части населения, так и неинтеллектуальной, я думаю, что мы можем кончить потерей общества. То есть это будет, в общем, каждый сам за себя, да. Такая волчья вещь, да».
---
Источник: Документальный фильм "Прогулки с Бродским", режиссер - Елена Якович (1994)


 
СфинксДата: Понедельник, 03.12.2018, 16:59 | Сообщение # 58
Группа: Админ Общины
Сообщений: 2002
Статус: Offline
Прикрепления: 7430072.jpg(96.1 Kb)
 
СфинксДата: Вторник, 04.12.2018, 19:58 | Сообщение # 59
Группа: Админ Общины
Сообщений: 2002
Статус: Offline


Трудно назвать человека, который был бы такой же совестью нации, как академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Он никогда не стремился стать диссидентом, но из-за честности и бескомпромиссности попал под опалу. Отказался участвовать в травле Солженицына и Сахарова, и после этого его избили в подъезде, а квартиру подожгли...
 
СфинксДата: Воскресенье, 09.12.2018, 10:56 | Сообщение # 60
Группа: Админ Общины
Сообщений: 2002
Статус: Offline
 
Форум » КУЛЬТУРА и ИСКУССТВО » КУЛЬТУРА и ОБЩЕСТВО » КУЛЬТУРА И НРАВСТВЕННОСТЬ
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES