Среда, 05.08.2020, 02:16

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

                                                                                                            

                                                                                                            

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » АСТРОЛОГИЯ » НАУКА CONTRA АСТРОЛОГИЯ (Возражения Левина М.Б. на аргументы против астрологии)
НАУКА CONTRA АСТРОЛОГИЯ
Константин_СавитринДата: Понедельник, 13.01.2020, 16:57 | Сообщение # 1
Группа: Общинник
Сообщений: 434
Замечания: 0%
Статус: Offline
Левин М.Б.



НАУКА CONTRA АСТРОЛОГИЯ

Предисловие К.С.

Эта замечательная работа известного советского и российского астролога, ректора Московской Академии Астрологии М.Б.Левина разбирает большую часть аргументов современной науки против астрологии. Написана она в форме писем к ученому соседу, который написал обличительную книгу против астрологии. Левин очень убедительно (если конечно читать без явного предубеждения, но с искренним желанием разобраться в сути противоречий) показывает ненаучность и нелогичность аргументов ученого оппонента. Показывает, что если бы последний применил те же "аргументы и логику" с своей науке и современным наукам в целом, то был бы вынужден сам признать эти науки ложными. Или же, обратившись к логике здравого смысла и действительной истории, а так же логике беспристрастного, непредубежденного научного исследования, должен был бы признать именно астрологию истинной наукой и даже Матерью наук, Наукой наук.

Краткая биография автора

Михаил Борисович Левин. Ректор Академии астрологии (г. Москва); родился 25 июля 1949 г. в г. Москве; окончил механико-математический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова в 1974 г.; астрологией занимается с 1973 г.; доктор астрологии; в 1990 г. стал соучредителем Московской Академии Астрологии и возглавил ее в должности ректора; сферы интереса: изучение проблем эволюции человека, мунданная астрология, астрологическое исследование истории, финансовая астрология; член ряда астрологических организаций; автор большого числа опубликованных работ по астрологии, в том числе: "Лекции по астрологии. Начальный курс" (1992—1993), "Рождение России. Опыт астрологического исследования" (1993), "Метазодиак" (1996).

Предисловие автора

Среди противников астрологии от науки наиболее яростно борются с ней физики и астрономы. Это интересно, потому что среди первой и второй волн астрологов в России в 70-х и 80-х годах прошлого века больше всего было представителей именно точных наук - математиков, физиков, химиков и т.д. Были среди тех, кто возрождал астрологию в России также и историки, и психологи, но больше всего было физиков. То есть физики, астрономы есть с обеих сторон баррикад. Этот факт уже сам по себе - хороший повод подумать, почему так случилось. Мы обсудим это попозже, а пока посмотрим, в чём же нас обвиняют учёные.
Написал слово "учёные" и задумался. Ведь далеко не все учёные выступают против астрологии. Как я уже сказал, среди астрологов старшего поколения почти все - люди науки. Да и среди учёных, не занимающихся профессионально астрологией, много сочувствующих, интересующихся, признающих пользу и работоспособность астрологии. Есть и учёные, равнодушные к этой теме, не выступающие ни за, ни против. Но в есть и достаточно большая группа научных работников, яростно выступающих против. По странному стечению обстоятельств больше всего таких борцов среди научного начальства и ближайшего окружения. Это тоже тема для размышления.
Итак, в чём же они нас обвиняют, какие опровержения астрологии приводят? В начале 90-х в газетах и журналах прошла серия таких статей, которые просто смешно было читать. Чего там только не писали про астрологов: астрологи малообразованны, не знают, что Земля вращается вокруг Солнца, ничего не слышали о прецессии, астрологическая мафия захватила средства массовой информации, там вращаются миллиарды долларов и прочую чушь. С годами критика астрологии стала поумнее, откровенной лжи сейчас меньше, но полностью от вранья критики астрологии избавиться не смогли. Если писать только правду, то не окажется ни одного весомого аргумента. Но я не хочу быть голословным, чтобы не уподобляться нашим противникам. Давайте возьмём статью против астрологии и разберём все приведённые в ней аргументы. Я скачал с сайта https://u.to/Tb4T статью Сурдина и привожу её здесь целиком, чтобы у читателя не возникло мысли, что астрологи намеренно не приводят самых серьёзных аргументов против своей науки. Пусть спор будет честным.
Почему я выбрал именно этого автора? Я считаю ниже своего достоинства спорить со шпаной из газетной подворотни. Если уж дискутировать, то с людьми серьёзными. Сурдин мне представляется одним из таких весомых оппонентов: он - последовательный и упорный противник астрологии, статьи против астро-логии он публикует больше десятка лет. С ним можно говорить всерьёз, он серьёзный учёный: астроном, кандидат физико-математических наук, научный сотрудник Государственного астрономического института им. П. К. Штернберга (ГАИШ), то есть, принадлежит к кругу наших идейных противников. Именно ему академик Гинзбург предложил написать книгу против астрологии (с собственных слов Сурдина). Так что, антиастрологогическое сообщество считает Сурдина одним из своих лучших бойцов. Похоже, что борьба с астрологией стала его второй профессией. Кроме того, Сурдин, по моему мнению, один из наиболее порядочных наших противников, в его статьях нет откровенной лжи и хамства. И, наконец, он знает многих астрологов, его характеристики хоть и не до конца объективны, но, по крайней мере, не высосаны из пальца. И хотя он не удосужился всерьёз познакомиться с астрологией (в этом мы убедимся позже), но зато познакомился с астрологами.
Статья, которую я выбрал, содержит все основные высказывания против астрологии. Она невелика - всего шесть глав. Нетерпеливый читатель может её не читать, но я считаю своим долгом привести её целиком.
Прикрепления: 2702754.jpg(287.8 Kb)


Сообщение отредактировал Константин_Савитрин - Понедельник, 13.01.2020, 16:59
 
Константин_СавитринДата: Понедельник, 13.01.2020, 17:08 | Сообщение # 2
Группа: Общинник
Сообщений: 434
Замечания: 0%
Статус: Offline
СУРДИН ВЛАДИМИР ГЕОРГИЕВИЧ

Кандидат физико-математических наук, научный сотрудник Государственного астрономического института им. П. К. Штернберга.

ПОЧЕМУ АСТРОЛОГИЯ – ЛЖЕНАУКА?

Из всех наук только астрономия удостоилась "чести" на протяжении тысячелетий иметь рядом с собой наукообразную тень - астрологию. И хотя, по сути, их пути давно разошлись - астрономия стала одной из самых точных наук, а астрология превратилась в "социальный наркотик" для утешения слабовольных, - именно в нашу эпоху они почему-то сильно сблизились в массовом сознании, настолько, что почти слились по форме, по бытовому словоупотреблению.

ТЕНЬ АСТРОНОМИИ

В 1995 году я написал книгу "Астрономические олимпиады". Когда тираж был отпечатан и привезен из типографии, я с ужасом увидел на пачках с книгами типографские ярлыки с надписью: Сурдин ВЛАДИМИР ГЕОРГИЕВИЧ "Астрологические олимпиады". Живо представил себе позор тиражом в 10 тысяч экземпляров и чуть не лишился чувств. К счастью, ошибку допустили лишь на ярлыке; книга была отпечатана верно.
В 1997 году директор Специальной астрофизической обсерватории на Кавказе (САО РАН, та самая, где работает шестиметровый телескоп) Ю. Ю. Балега рассказал, что в финансовых документах банка, обслуживающего обсерваторию, она проходит как Специальная астрологическая обсерватория, и изменить уже ничего нельзя - финансовым документам обратного хода не дашь.
В "Путеводителе по Интернету" (М.: Синтез, 1995), подготовленном А. Гуриным и др., на с. 79 читаем "Вы можете много узнать о квазарах, новых звездах и проч. в системе астрологической обсерватории Smithsonian в Кембридже". Речь, разумеется, идет о Смитсоновской астрофизической обсерватории (США).
Объявление в одной из московских газет: "Проводится конкурс на замещение вакантной должности профессора на кафедре астрологии физического факультета МГУ". В действительности речь шла о кафедре астрофизики.
В каталоге публичных библиотек Западного округа г. Москвы [1] вполне солидный научно-популярный журнал РАН "Земля и Вселенная" попал в раздел "Астрология. Оккультные науки". Как видим, составители каталога полностью отождествляют астрономию с астрологией. Кстати, прошу заметить - раздел называется именно "оккультные науки", а не просто "оккультизм" или "оккультные учения". А ведь, как известно, "оккультизм (от лат. occultus - тайный, сокровенный) - общее название учений, признающих существование скрытых сил в человеке и космосе, недоступных для обычного человеческого опыта, но доступных для "посвященных"... Оккультизм представляет собой антипод, противоположность научному мышлению" [2].
Путаница слов и понятий иногда рождает совсем уже удивительные химеры: в московской газете "Центр-плюс" (N 14, 1999) читаем: "Ученым-астрофизикам удалось открыть настоящее астрологическое окно в мир".
Не станем продолжать этот список; вероятно, каждый читатель может добавить к нашим примерам свои собственные.
Но вот вопрос: быть может, это просто опечатки невнимательных наборщиков? Отчасти, наверное, так. Но и бессознательные ошибки говорят о многом. А теперь посмотрим на результат сознательного выбора. В 1999 году мой опрос одиннадцатиклассников московской гимназии № 1543 показал, что каждый четвертый из них считает астрологию "наукой, изучающей связь Земли и космоса". Замечу, что в большинстве своем это дети научных работников, все без исключения поступившие после окончания гимназии в лучшие вузы Москвы.
Является ли отождествление астрономии с астрологией исключительно российским феноменом? Разумеется, нет. В 1990 году опрос 2000 взрослых канадцев выяснил, что 45% из них считают астрологию хотя бы отчасти научной дисциплиной. В 1991 году опрос 1500 первокурсников Йоркского университета (г. Монреаль) показал, что более 92% опрошенных знают свой знак зодиака; более 20% хотя бы изредка принимают решения, основываясь на астрологическом прогнозе; более 45% студентов-гуманитариев и 37% студентов естественнонаучных факультетов согласны, по крайней мере, с некоторыми принципами астрологии, то есть верят в астрологию. При этом более половины гуманитариев и чуть менее половины естественников считают астрологию наукой [3]. Любопытно, что эта ситуация практически не меняется уже несколько десятилетий (см. таблицу).
Какие социальные группы в наибольшей степени накрывает "астрологическая тень"? Результаты опросов показывают, что значительно более склонны к астрологии женщины. Этот вывод сохраняется и в специально отобранных группах, где уровень естественнонаучного образования мужчин и женщин был одинаковым. Вообще, связь этого уровня с иммунитетом к псевдонауке оказалась не такой уж очевидной.
Хотя некоторые педагоги утверждают, что углубленного научного образования достаточно, чтобы остановить растущую популярность лженауки, очевидные факты показывают - это не так. Формальное преподавание естественных наук, без акцента на отличии их метода изучения природы от религиозных, оккультных и мистических методов познания, не создает надежного иммунитета к иррациональному. Читатель вправе спросить, а кому нужен такой иммунитет. Отвечу: в руки людей, получивших физико-математическое образование, общество отдает технику все более разрушительной силы, функционирующую по сугубо рациональным законам. Поэтому даже с чисто прагматической точки зрения желательно, чтобы сознание этих людей не было затронуто мистикой. Впрочем, есть и другие аргументы. Но вернемся к астрологии.

НАУКА И АСТРОЛОГИЯ В ПРОШЛОМ

Выросшая из народных примет, древняя астрология предзнаменований была неизбежным этапом в развитии естествознания. Она выявляла и использовала для прогнозов связь годичного обращения Земли вокруг Солнца с периодами засухи и дождей, обилия пищи и бескормицы, в общем - с погодой. Собственно, тогда еще она не выделялась из "интегрированного пакета" знаний о природе. Свое лицо, свою индивидуальность, свой современный смысл астрология приобрела только тогда, когда занялась прогнозом характеров и судьбы людей. С этого момента возникла и не исчезает граница между ней и наукой. Еще древнегреческий математик и астроном Евдокс около 370 года до н. э. писал, что "не следует доверять ни в малейшей степени халдеям и их предсказаниям и утверждениям о жизни человека, основанным на дне его рождения" [4].
Но в то время сущность астрологии еще была не столь очевидна; во всяком случае она стимулировала астрономические наблюдения и поиск закономерностей в движении планет. Клавдий Птолемей - один из величайших астрономов и математиков античности - был также автором "Тетрабиблоса", до сих пор служащего основным учебником астрологов западного толка. Широко распространившаяся в Европе в эпоху позднего Средневековья и Возрождения астрология также служила движущей силой некоторых астрономических открытий того времени. Но и тогда отношение к ней среди ученых было неоднозначным.
Например, принципиальный критик астрологии греческий филолог Георг Трапезундский (1395-1483) написал трактат "О шарлатанстве" и рассуждение "Почему астрологические данные по большей части ложны". Последовательным противником астрологии, причинившим, как пишут, много хлопот ее жрецам, был князь Иоанн Пико де Мирандола (1463-1494), автор "Исследования по астрологии" и "Разъяснения и опровержения сочинений Птолемея". В то же время один из ярчайших ученых XV века Иоганн Мюллер (1436-1476), известный в астрономической литературе как Региомонтан, предпринял ревизию астрологии: ввел новое деление небесных "домов" и метод исчисления астрологического влияния светил, совершенно вытеснившие астрологическую технику Птолемея [5].
Нередко указывают, что даже Кеплер и Галилей отчасти были астрологами (см., например, [3]). Что касается Иоганна Кеплера (1571-1630), то нет сомнений, что он составлял гороскопы для влиятельных лиц. Однако нужно учесть обстоятельства его жизни и то, как он сам оценивал свою деятельность: "Конечно, эта астрология глупая дочка; но, боже мой, куда бы делась ее мать, высокомудрая астрономия, если бы у нее не было глупенькой дочки. Свет ведь еще гораздо глупее и так глуп, что для пользы своей старой разумной матери глупая дочь должна болтать и лгать. И жалование математиков так ничтожно, что мать наверное бы голодала, если бы дочь ничего не зарабатывала" [6].
Зарабатывая свой скудный хлеб как астролог, Кеплер иногда довольно презрительно отзывался об этом ремесле: "Астрология есть такая вещь, на которую не стоит тратить времени, но люди в своем невежестве думают, что ею должен заниматься математик". Ярмарочное звездо-чтение было ему не по душе. "Астрологи, - писал Кеплер, - изобрели разделение на 12 домов для того, чтобы различно отвечать на те вопросы, ответа на которые ищет человек. Но я считаю такой образ действия невозможным, суеверным, пророческим и началом арабской магии, потому что таким образом на каждый вопрос, какой только приходит человеку в голову, получается утвердительный или отрицательный ответ". И все же в своем поиске мировой гармонии и движущих сил природы Кеплер считал неверным отказ от наблюдений и сопоставлений, накопленных древней наукой. В одном из своих сочинений он предостерегал исследователей, "чтобы они при легкомысленном отбрасывании звездословного суеверия не выплеснули вместе с водой из ванны ребенка".
Нужно заметить, у Кеплера были причины так говорить, ведь в борьбе с астрологией случались и перегибы. Так, Галилео Галилей (1564-1642) не принимал гипотезу Кеплера о влиянии Луны на морские приливы и отливы; не последнюю роль при этом играло его отрицательное отношение к астрологии, которой занимался Кеплер. (Сам Галилей для заработка организовал мастерскую по изготовлению телескопов.) Можно только сожалеть, что неглубокое знакомство с историей науки позволяет ряду авторов относить Галилея к астрологам.
При всем уважении к научному авторитету друг друга и взаимной симпатии, видных из их переписки, Галилей и Кеплер имели полярно противоположное миросозерцание: рациональный ум Галилея не принимал мистических построений Кеплера. Глубокий знаток той эпохи, профессор Н. И. Идельсон пишет, что "для Галилея не существует астрология, столь понятная Кеплеру" [7]. В "Диалогах о двух системах мира", излагая устами Сальвиати свою теорию приливов, Галилей говорит: "Среди всех людей, рассуждавших об этом замечательном явлении, больше всех других удивляюсь я Кеплеру; будучи человеком свободного и острого ума и владея теорией движений, приписываемых Земле, он стал потом уделять внимание и соглашаться с мнением о "влиянии" Луны на воду, о скрытых качествах и тому подобных детских выдумках".
Сам Галилей развивал иную, "чисто механическую" теорию приливов, основанную на сложении суточного и годичного движений Земли, якобы вызывающих периодические ускорения и замедления воды на ее поверхности. По мнению Галилея, они-то и служат причиной основного, полусуточного прилива, максимумы которого наступают через каждые 12 часов. "Признать, что тут действуют Луна и Солнце и что они вызывают подобные явления, все это совершенно претит моему рассудку" [7, с. 133], - с таким негодованием он отметал всякую возможность космического влияния на Землю ("выплеснув" при этом "с водой ребенка").
В одном письме от 21.05.1611 Галилей тонко иронизирует над астрологами, рассуждая, например, о том, "влияли" или нет на жизнь землян те спутники Юпитера, о самом существовании которых никто не знал, пока Галилей их не открыл. В общем, как мы видим, хотя замечания Галилея о небесных "влияниях" не всегда оказывают честь его научной проницательности (как в случае с приливами), но зато уж совершенно однозначно указывают на его полное неприятие астрологии. Галилей объявил войну средневековым доктринам; он не мог допустить в основание своих знаний ничего таинственного. Так рождалась современная наука.
Но астрология еще сохраняла свою популярность среди интеллектуалов и простой публики вплоть до конца XVII века, то есть до начала эпохи Просвещения. На этот счет есть статистика - количество астрологических сочинений, опубликованных в разные века: XV век - 51 сочинение, XVI век - 306, XVII век - 399, XVIII век - 108 и XIX век (до 1880 года) - 47 сочинений [8]. Как видим, бурное развитие науки в XVII-XVIII веках вытеснило астрологию из области интересов просвещенной публики. Но в XX веке, в эпоху всеобщей грамотности, когда читать умеют все, а критически мыслить - по-прежнему немногие, астрологическая литература вновь стала востребованной. Любопытно, сможет ли кто-нибудь подсчитать количество астрологических сочинений, изданных в ХХ веке?
В ХХ веке астрология вновь стала популярной. Она восстановила свои позиции в Европе, особенно в нацистской Германии. Сейчас в западном обществе и у нас астрология переживает впервые с XVII века максимум популярности. В отличие от прежних эпох современная астрология не имеет ничего общего с астрономическими исследованиями.



Сообщение отредактировал Константин_Савитрин - Понедельник, 13.01.2020, 17:09
 
Константин_СавитринДата: Понедельник, 13.01.2020, 17:12 | Сообщение # 3
Группа: Общинник
Сообщений: 434
Замечания: 0%
Статус: Offline
ЧТО ТАКОЕ АСТРОЛОГИЯ СЕГОДНЯ

Как общественное явление современная астрология не менее сложна, чем, скажем, спорт. Услышав от незнакомого человека, что его интересы лежат в области спорта, вы не сможете сразу понять, чем именно он занимается: бегает-прыгает, тренирует спортсменов, руководит командой, организует соревнования или пишет о спорте.
Понятие "астрология" сейчас стало таким же многоплановым и неконкретным, как "спорт". Есть практикующие астрологи с чисто коммерческими интересами, в основном занятые весьма жестким дележом СМИ и книгоиздателей. Их знание астрологии ограничивается дежурным набором туманных фраз и умением обращаться с незамысловатыми (и не ими созданными) компьютерными программами для вычисления гороскопа.
Есть астрологи академического склада, скорее занятые самоутверждением, чем заработком. Их коммерческая деятельность ограничена обучением слушателей на курсах и в академиях астрологии, а также консультированием небольших фирм. Основной же их интерес связан с самообразованием, с завоеванием престижа в среде коллег, с подготовкой учебных пособий и выступлениями на конференциях. Такой вот штрих - в 1996 году Объединенный российский астрологический конгресс проходил под девизом "Профессионализм в астрологии". Почти без исключения это люди с университетским образованием; среди них нередко можно встретить кандидатов и даже докторов наук. Но они безоговорочно преданы астрологической идее и окончательно порвали со своим естественно-научным прошлым.
Наконец, слово "астрология" с некоторым смущением произносят и "обыкновенные" ученые - астрономы, физики, биологи. Их мало, но они есть. Эти естествоиспытатели признаются, что интересуются астрологией как отправной точкой и возможной "базой данных" для исследования космического влияния на Землю и ее биосферу. Разумеется, мы оставляем в стороне историков науки, социологов и психологов: для них астрология - предмет изучения.
Какую же из астрологий мы имеем в виду, когда говорим о необходимости борьбы с ней? Да очень просто - ту, которая, не будучи наукой, рядится в ее одежды. Современная наука опирается на твердо установленные факты; в этом ее сила, в этом же ее ограниченность. Пока нет надежных экспериментальных или наблюдательных фактов, ученый не может заниматься фантазиями; для этого существуют другие специалисты (в наше время их почему-то объединяют понятием "творческая интеллигенция", как будто бы ученый или инженер не достойны его).
Кстати, "опираться на твердо установленные факты" вовсе не означает слепо верить в кем-то и когда-то най-денные истины. Как раз наоборот: основанные на законах физики инженерные разработки ежедневно и ежечасно тестируют эти законы, проверяют их в самых разных сочетаниях, в новых неожиданных условиях. Как только в работе наших машин или в наблюдаемых природных явлениях возникает хотя бы намек на расхождение с существующей научной теорией, ее сейчас же модернизируют, обобщают или даже отвергают вовсе. Экспериментаторы постоянно соревнуются в том, кто первым заметит этот "намек", а теоретики - в том, кто на основании обнаруженного "намека" предложит более точную модель явления. Поэтому ограниченность современной науки вовсе не в отсутствии у нее творческого потенциала, а в требовании твердого фактического фундамента под всеми построениями. Посмотрим, что известно сегодня о влиянии космоса на Землю.

КАК ВЛИЯЮТ НА НАС ЗВЕЗДЫ И ПЛАНЕТЫ

В последние годы космическое влияние на Землю и ее биосферу стало "общим местом": об этом пишут, снимают фильмы, его боятся. Сейчас человеческий страх эксплуатируют многие, в том числе и те, кто имеет отношение к изучению космоса. Некоторые научные коллективы, лишившись финансирования со стороны военных, пытаются разными способами привлечь к себе внимание и обеспечить свою работу. Речь не идет о продаже населению звезд - этим заняты откровенные проходимцы. Я имею в виду настоящих ученых, искренно болеющих за свое дело и порой перегибающих палку в общении с публикой исключительно из желания привлечь ее внимание к своим безусловно важным исследованиям.
Но в результате появляется раздутая до неприличных размеров астероидная опасность (кто не видел по телевидению, как бедный динозавр удирает от метеоритного дождя!), закрытые от солнца лица австралийских детей из страха перед озоновой дырой, ежедневные прогнозы геомагнитных бурь (на которые удобно списывать нарушения связи), долговременные прогнозы солнечной активности (непременно с драматическими нотками в голосе). Все это делает нашу жизнь похожей на путешествие в утлом суденышке через бурный океан: того и гляди разнесет его в щепки "земное эхо солнечных бурь".
Разумеется, Земля живет не в вакууме; на нее падают метеориты и космические частицы, ее освещают Солнце, планеты и звезды. Их влияние на биосферу изучается. Если оставить в стороне очевидную связь жизненных процессов с солнечным светом, то все остальные "влияния" носят слабовыраженный, непредсказуемый или даже недоказанный характер [9].
Наиболее грамотные из астрологов уже поняли, что лучше не говорить о прямом влиянии звезд и планет на Землю - настолько оно незначительно. Теперь они предпочитают заклинания типа "космических ритмов", "звездных часов" и прочих указаний на непрямые и нефизические связи между биосферой и звездным небом. Однако я хочу вернуться к теме физического влияния планет и звезд на Землю, чтобы у читателя не осталось на этот счет сомнений.
Из всех видов физических взаимодействий сколько-нибудь серьезно можно говорить лишь о гравитации; остальные поля, потоки частиц и излучения от звезд и планет в окрестности Земли так слабы, что их регистрация даже чуткими современными приборами требует немалых усилий.
Чтобы ощутить гравитационное влияние Луны на Землю, нужно измерить разницу лунного притяжения в разных точках Земли. Она невелика: ближайшая к Луне точка земного шара притягивается к ней на 6% сильнее, чем наиболее удаленная. Эта разница сил растягивает нашу планету вдоль направления Земля-Луна. А поскольку Земля вращается относительно этого направления с периодом около 25 часов, по нашей планете с таким же периодом пробегает двойная приливная волна - два "горба" в направлении растягивания и две "долины" между ними. В твердом теле планеты и в открытом океане высота этих "горбов" невелика, всего около полуметра. Поэтому мы не замечаем приливов ни в океане, ни на суше. И только на узкой береговой полосе можно заметить приливы-отливы благодаря подвижности океанской воды, которая, набегая приливной волной на берег (скорость-то немалая, сотни метров в секунду!), может по инерции подняться на высоту до 16 метров.
Подобным же образом действует на Землю и Солнце, более массивное, но и более далекое, чем Луна. Высота солнечных приливов вдвое меньше, чем лунных. В новолуние и полнолуние, когда Земля, Луна и Солнце лежат на одной прямой, лунные и солнечные приливы складываются. А в первую и последнюю четверти Луны эти приливы ослабляют друг друга, поскольку "горб" одного приходится на "впадину" другого. Лунно-солнечные приливы - явление весьма заметное и важное в жизни Земли [10]. Например, под их влиянием Земля постепенно замедляет свое вращение; продолжительность суток увеличивается. Еще сильнее действует земная приливная сила на Луну: она уже давно замедлила свое суточное вращение настолько, что постоянно обращена к нам одной стороной.
Гигантские приливные эффекты, влияющие на движение планет, рождают иллюзию того, что малые живые тела уж и подавно должны управляться ими. В результате мы слышим от творцов "научной астрологии" наивные утверждения: "Луна вызывает приливные явления во всех жидкостных системах Земли - в океане, в полужидком ядре Земли, в каждой клетке организма, во всех межклеточных жидкостях" [11]. На основе подобных утверждений пытаются объяснить явление лунатизма, очень популярное в астрологии; предлагают "биологическую теорию приливов". При этом уровень аргументации таков: "Луна вызывает приливы на море, а человек также почти целиком состоит из воды, значит, и он должен испытывать родственное влияние" [12, 13]. Разумеется, вода здесь не при чем: земная поверхность, как мы уже знаем, деформируется приливом точно так же, как морская, разница лишь в том, что суша не может перетекать, поэтому приливная волна набегает на берег. Ну а в целом, с точки зрения физики, "биологическая теория приливов" выглядит просто смешно: ведь любой находящийся рядом с вами человек, например сосед по парте, оказывает на вас гравитационное приливное влияние приблизительно в миллион раз более сильное, чем Луна.
Еще менее серьезно выглядят утверждения о прямом приливном влиянии планет на Землю; для этого достаточно взглянуть на приведенную ниже таблицу. Суммарное действие всех планет не может вызвать на Земле прилива выше 0,045 миллиметра. А их влияние на конкретное живое существо исказит его форму не более чем на размер одного атома!
Теперь мы затронем несколько более сложный вопрос - опосредованное влияние планет на биосферу Земли, где в качестве "усилителя" используется Солнце. В 1920-х годах пионер гелиобиологических исследований в нашей стране А. Л. Чижевский писал: "Мы знаем, что периодическая деятельность Солнца - процесс не вполне самостоятельный. Есть веские основания думать, что он находится в определенной зависимости от размещения планет Солнечной системы в пространстве, от их констелляции по отношению друг к другу и к Солнцу... Таким образом, и земные явления, зависящие от периодической деятельности Солнца, стоят, так сказать, под контролем планет... Исследования, проведенные с целью выяснения влияния планет на деятельность Солнца, дали вполне положительные результаты: в периодах солнечной активности обнаруживаются периоды планетных движений" [14]. По прошествии многих лет мы понимаем, что Чижевский проявил необоснованный оптимизм: неоднократные попытки связать солнечную активность с расположением планет так и не привели к ожидаемому результату.
Каково же реальное влияние планет на Солнце? Из приведенной выше таблицы видно, что даже если все планеты выстроятся в цепочку и их приливное влияние сложится, все равно высота приливного "горба" на поверхности Солнца составит не более 3 миллиметров. Несмотря на ничтожность этой величины, журналисты регулярно пугают "парадами планет" легковерную публику.
В 1974 году в США вышла книга Дж. Р. Гриббина и С. Х. Плэйжмана "Эффект Юпитера". В ней говорилось, что в 1982 году все планеты окажутся по одну сторону от Солнца, и этот "парад планет" вызовет на нем возмущения, убийственные для Земли. Минуло 10 марта 1982 года - момент наибольшего сближения всех планет. И, разумеется, ничего страшного не случилось - ни на Земле, где стихийные бедствия происходили обычным порядком, ни на Солнце: его активность под действием планет не изменилась. Новый апокалипсис обещали 11 августа 1999 года, когда "парад" совпадал с солнечным затмением. Затем "конец света" намечался на май 2000-го: "Когда Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн, Солнце и Луна выстроятся в одну линию, Земля содрогнется", - сообщала газета "Известия" от 29 мая 1998 года (N 97) со ссылкой на "The Sunday Times". Мы еще не раз услышим такие прогнозы, эксплуатирующие основные инстинкты человека, один из которых - страх.
Для любителей физики, имеющих обыкновение ловить на безграмотности журналистов, отметим наивность самого понятия "парад планет". Приливная деформация растягивает тело вдоль одной оси, а вдоль перпендикулярных к ней направлений сжимает. Поэтому к такому же эффекту приводит и выстраивание планет на одной линии по разные стороны от Солнца (помните - лунные и солнечные приливы складываются в новолуние и полнолуние). Но современные астрологи не замечают этого. Около 70% приливного влияния на Солнце оказывают Юпитер и Венера. Максимальная высота прилива достигается, когда они лежат на одной прямой с Солнцем. Это повторяется примерно через каждые четыре земных месяца, однако никаких изменений солнечной активности с таким периодом не отмечено.
Да и трудно было бы ожидать заметного эффекта от приливного воздействия на Солнце: ведь энергия деформаций, которая ежесекундно рассеивается в его недрах, в тысячу раз меньше его термоядерной мощности. Но даже это не означает, что каждый "парад планет" увеличивает светимость Солнца на 0,1%, поскольку тепловая инерция солнечного тела составляет миллионы лет и сглаживает все подобные колебания светимости.
Наконец, обратив внимание на космические тела, расположенные за пределами Солнечной системы, мы не станем утруждать читателя упражнениями по физике, а просто скажем, что влияние звезд на нашу биосферу настолько мизерно, что никакие привычные масштабы с ним вообще не сопоставимы.


Сообщение отредактировал Константин_Савитрин - Понедельник, 13.01.2020, 17:12
 
Константин_СавитринДата: Понедельник, 13.01.2020, 17:16 | Сообщение # 4
Группа: Общинник
Сообщений: 434
Замечания: 0%
Статус: Offline
КАК РАЗОБЛАЧИТЬ АСТРОЛОГИЮ?

Для человека, воспринимающего рациональные аргументы, разоблачение астрологии не представляет труда: достаточно познакомиться со статистикой оправдываемости ее предсказаний. Вот результаты некоторых работ [15].
Психолог из Мичиганского университета Б. Силверман изучил влияние зодиакального знака, соответствующего рождению каждого из супругов, на вероятность их бракосочетания или развода. Были использованы данные о 2978 свадьбах и 478 разводах, зарегистрированных в Мичигане в 1967-1968 годах. Ученый сравнивал реальные данные с предсказаниями двух независимых астрологов относительно благоприятного и неблагоприятного сочетания зодиакальных знаков для супружеских пар. Оказалось, что никакого совпадения между предсказаниями и реальностью нет, поэтому Б. Силверман заключил: "Положение Солнца на зодиаке в момент рождения не оказывает влияния на формирование личности".
Астрологи утверждают, что с помощью гороскопа можно определить предрасположенность человека к той или иной профессии. Если так, это сулит немалый экономический эффект. Вероятно, поэтому Дж. Беннет и Дж. Барт - экономисты из Университета Дж. Вашингтона - попытались выяснить, влияет ли положение планет относительно зодиакальных знаков на профессиональные склонности людей, в частности на частоту поступления юношей на военную службу. Особо тщательно изучались знаки, "управляемые" Марсом. Это исследование астрологических предсказаний не подтвердило. Американский физик Дж. Мак-Джерви исследовал распределение дат рождения 17 тысяч ученых и 6 тысяч политических деятелей относительно зодиакальных знаков. Оно также оказалось совершенно случайным.
Проверялось и качество комплексного предсказания астрологами характера людей. С этой целью психолог из Чикаго Дж. Мак-Гру обратился в Федерацию астрологов штата Индиана. Участвовать в его экспериментах вызвались шесть опытных специалистов звездочтения. По просьбе Мак-Гру, 23 добровольца ответили письменно на анкету, содержащую как астрологические, так и традиционные вопросы о качествах их характера, работе и т. д. Затем время и место рождения добровольцев сообщили астрологам и шестерым членам контрольной группы, незнакомым с астрологией. После этого указанные в анкете характеристики добровольцев сопоставили с предсказаниями группы астрологов и контрольной группы. Результат получился следующий: предсказания астрологов оказались ничуть не точнее, чем предсказания членов контрольной группы, причем и те и другие совершенно не коррелируют с истинными качествами тестированных добровольцев. Самое же любопытное - характеристики одних и тех же добровольцев, данные разными астрологами, сильнейшим образом расходятся между собой.
Нужно заметить, что проверкой предсказательной силы "звездочтения" занимаются не сами астрологи, а "люди со стороны". Большинство ученых считают, что астрология, как прототип всех псевдонаук, вообще не заинтересована в точном обосновании своих основ. Ученых это не столько злит, сколько расстраивает: им просто непонятно, как может лженаука вроде астрологии процветать в самом технически развитом обществе за всю историю человечества?
Профессиональные ученые, пытающиеся найти в астрологии рациональное зерно, считают [16], что наиболее интересные результаты в этой области получены парижским статистиком М. Гокленом [17]. Гоклен изучил архивные данные, содержащие дату, время и место рождения 41 тысячи жителей Европы; среди них 16 тысяч известных ученых, артистов, писателей, спортсменов и т. д., а также 25 тысяч "простых" людей. Он сопоставил положение планет и созвездий в момент рождения человека с типом его личности и родом занятий. Оказалось, что гороскопы совершенно лживы: нет никакой связи между характером и деятельностью человека и его знаком зодиака и расположением планет в момент рождения. Поэтому Гоклен отнес астрологию к разряду химер. Однако ему удалось подметить некоторые любопытные закономерности, дающие, как он полагает, право считать свою работу краеугольным камнем новой науки - космобиологии.
Оказалось, что у "простых" людей моменты рождения не зависят от конфигурации планет, а у знаменитых - зависят. Учтя известные демографам закономерности частоты рождения людей в разные дни года и в различное время суток, Гоклен установил, что выдающиеся представители своей профессии рождаются преимущественно при определенном положении некоторых планет относительно линии горизонта. Он показал, что положение Солнца, Меркурия, Урана, Нептуна и Плутона не влияет на профессию, а Луны, Венеры, Марса, Юпитера и Сатурна - влияет. Так, в группе из 2088 известных спортсменов многие родились, когда Марс восходил или был вблизи верхней кульминации. Для известных военных справедливо то же самое, но только в отношении Сатурна.
Выводы Гоклена неоднократно перепроверялись: одни исследователи частично подтверждали их, другие опровергали. Сам же Гоклен ищет возможность объяснения найденных им закономерностей на уровне генетической информации, которая, по его мнению, может управляться ритмами, едиными как для биологических объектов, так и для Вселенной. Ну что же, поиск - благородное дело; однако серьезных результатов на этом пути пока нет.

НУЖНО ЛИ "ВОЕВАТЬ" С АСТРОЛОГИЕЙ?

Итак, с точки зрения естествознания, астрология - пустоцвет, мыльный пузырь, лишенный рационального содержания. Там, где это возможно, наука создает методы прогноза и не окутывает их мистикой. А там, где невозможно, прямо об этом заявляет, не суля пустых надежд, как астрологи. Науке с астрологией не по пути. И если бы астрологи бессовестно не присваивали себе высокую репутацию, заработанную наукой, в частности астрономией, то и не было бы статей, подобных этой, и не обращали бы мы на них особого внимания, не выделяли бы из ряда других проявлений массовой культуры. Но когда диктор телевидения заявляет, что "сегодня по астрологическому календарю будет самый короткий день и самая длинная ночь", а бородатый астролог "назначает" на завтра солнечное затмение, хочется закричать: "Люди, при чем же здесь астрология? Это результаты нормальных научных расчетов, сделанных астрономами (покажите мне астролога, который самостоятельно может рассчитать хотя бы продолжительность дня, не говоря уже об обстоятельствах солнечного затмения!). Люди, неужели вы думаете, что если астролог смог прочитать в Астрономическом календаре о завтрашнем затмении, то он так же легко сможет прочитать книгу вашей судьбы? Ведь эту книгу, в отличие от Астрономического календаря, не купишь в магазине".
Случается, противников астрологии ее адепты называют "догматиками и схоластами, не способными ощутить зарождение новой науки". Предоставляю читателю самому судить о справедливости этих обвинений.
То, что по привычке мы называем "борьба с астрологией", вовсе не равносильно стремлению искоренить ее. В данном случае позиция ученого состоит в желании оградить науку, ее "авторское право", ее честно заработанный авторитет от посягательства "незваных гостей", жаждущих эксплуатировать этот авторитет для своей корысти.
Как известно, ученые - скептики, а верующие - догматики. Именно поэтому наука и вера несовместимы. Они могут дополнять одна другую, но не вправе диктовать друг другу свои принципы. Эта мысль, очевидная теперь уже и для нас, россиян, казалось бы, разводит науку и веру (в широком смысле, а не только религиозную) в разные стороны, не оставляя им точек соприкосновения. Но это не так.
Дело в том, что положение науки и веры существенно различается. Наука практически не имеет на своем поле конкурентов: она с полной очевидностью доказала свою способность решать поставленные задачи. Попытки провозглашения "альтернативных", "неофициальных" наук - уфологии, парапсихологии и иже с ними - практически не задевают Большую науку.
В области веры совсем иная ситуация: на этом поле наблюдается жесточайшая конкуренция. А то, что бытующая в обществе астрология относится именно к этой области, признают даже весьма благожелательно относящиеся к ней ученые: "Далеко не всем людям нужна истина, как она понимается в науке. В астрологии с древнейших времен присутствуют течения оккультно-мистического толка. Если человек чувствует себя комфортно в пределах такой идеологии и она помогает ему достойно нести тяжести жизни, то такая идеология имеет права на существование (коль скоро она не содержит в себе явных элементов антиобщественного)" [16].
Не будучи наукой, астрология ищет свою нишу, свой оригинальный образ и находит его на пути мимикрии, рядясь в ученые одежды, окружая себя компьютерами и наукообразной терминологией, но при этом полностью не признавая научный метод.
Трудно согласиться с высказыванием А. Л. Чижевского о том, что "астрология, если отбросить все ее мистические заблуждения, учит о связи всех вещей и явлений" [14]. Астрология без мистики уже не астрология, а нечто иное - космобиология, гелиобиология, ритмология, наконец, философия. Если же постоянно менять содержание какого-либо понятия, то в конце концов оно становится вообще бессодержательным. Сегодня, как и всегда, под астрологией понимают методику предсказания судьбы объекта по относительному расположению звезд и планет в момент его рождения. Иное содержание требует иных терминов.
Западная астрология зародилась в древнем Шумере, когда люди, не понимавшие причин происходящих вокруг них явлений, стали впервые нащупывать связи между, казалось бы, случайными событиями. Эта мотивация, вообще говоря, и в наше время стимулирует занятие как наукой, так и ее суррогатами (если человек не хочет или не может "играть по правилам" науки).
С этой проблемой лицом к лицу оказались педагоги: научные знания не создают надежного иммунитета к лженауке. Очевидно, следует уделять часть учебного времени критическому анализу псевдонаук. Путем простых опытов любой сможет сам легко убедиться, что гороскопы не способны предсказывать события на уровне выше случайных совпадений. Преподаватели должны попытаться понять причины увлечения астрологией, если хотят эффективно бороться с этой лженаукой, которая претендует на звание науки, не будучи таковой.

Я хочу подробно разобрать эту статью, не только главные аргументы, но и стиль, манеру речи, и характер высказываний, а заодно и характер тех, кто высказывается, поэтому буду останавливаться даже на мелочах - они о многом говорят. Я выбираю для этого форму писем.

Итак:
 
Константин_СавитринДата: Понедельник, 13.01.2020, 17:27 | Сообщение # 5
Группа: Общинник
Сообщений: 434
Замечания: 0%
Статус: Offline
ПИСЬМА К УЧЁНОМУ СОСЕДУ

ПИСЬМО ПЕРВОЕ

Здравствуйте, уважаемый сосед! Владимир Георгиевич, называю вас соседом по нескольким причинам. Живём мы по московским меркам недалеко друг от друга, факультеты, где мы учились, расположены по соседству и наши профессиональные интересы тоже некоторым образом соседствуют.

Прочитал Вашу статью в интернете и ("Не могу молчать!") - решил ответить спустя, кажется, восемь лет. Заранее прошу меня простить за резкость тона. Надеюсь, что у Вас хватит мужества дочитать мой ответ до конца.

Обычно противниками астрологии движет не разум, а чувства. Видимо, поэтому они считают, что во имя правого дела любые средства хороши, а свою позицию они априори полагают правой. Поэтому я перестал удивляться, встречая в подобных статьях любую ложь и чушь. Но при прошлых наших встречах у меня сложилось о Вас впечатление, как о человеке порядочном и серьёзно мыслящем. Поэтому, прочитав Вашу статью, был неприятно поражён её стилем. Должен с самого начала сказать, что, обрушивая на астрологов всевозможные обвинения, Вы не приводите одного из довольно распространённых: Вы не обвиняете нас в жульничестве и шарлатанстве, - это делает Вам честь, и говорит о том, что Вы идейный противник астрологии и не считаете, что все средства хороши. Но и Вам не удалось удержаться в границах честной дискуссии.

Ваша статья, конечно, не содержит откровенной лжи, но во многих местах она постоянно лавирует на границе истины, часто пересекая эту границу. Разберём статью глава за главой.

ПРЕДИСЛОВИЕ СТАТЬИ

Из всех наук только астрономия удостоилась "чести" на протяжении тысячелетий иметь рядом с собой наукообразную тень - астрологию. И хотя, по сути, их пути давно разошлись - астрономия стала одной из самых точных наук, а астрология превратилась в "социальный наркотик" для утешения слабовольных, - именно в нашу эпоху они почему-то сильно сблизились в массовом сознании, настолько, что почти слились по форме, по бытовому словоупотреблению. В предисловии всего две фразы, но в них вместилось очень много. Уже в самой первой фраз мы можем наблюдать пример интеллектуальной эквилибристики, когда вроде явной лжи нет, но истина совсем не близко:

Из всех наук только астрономия удостоилась "чести" на протяжении тысячелетий иметь рядом с собой наукообразную тень - астрологию.

БЫЛИ ЛИ В ДРЕВНОСТИ АСТРОНОМЫ

Из Ваших слов читатель, незнакомый с историей науки, может заключить, что на протяжении тысячелетий существовали астрология и астрономия одновременно и астрология как-то пристраивалась к астрономии, следовала за ней. Прямо Вы этого не говорите, но впечатление "вторичности" астрологии создать сумели. Это для Вас почему-то важно, ведь и во второй главе "Наука и астрология в прошлом" вы ухитрились ни слова не сказать о том, что астрономия произошла из астрологии.

Вы человек образованный и не хуже меня знаете, что астрология в Древнем Мире вовсе не была "тенью" астрономии. Более того, не существовало астрономии как самостоятельной науки. Вы ссылаетесь позже на древнегреческих философов, но Вам-то наверняка известно, что греки получили все основные знания от финикийцев вместе с алфавитом, а финикийцы - через Вавилон от шумеров. Греков мы ещё коснёмся. Но астрология родилась вовсе не в Греции и не в Риме. А там, где она родилась, не было такой профессии "астроном" - ни в Шумере, ни в Вавилоне, ни в Древнем Египте. Это и понятно. Чтобы исчислять движение планет и составлять таблицы эфемерид, нужны годы и годы труда и десятилетия наблюдений, нужна развитая письменность и математика. Вот цитата:

Довольно точные астрономические наблюдения производились и передавались последующим поколениям уже в самой глубокой древности. Благодаря этому египтяне за 28 веков до н. э. определили продолжительность года в 3651/4 сут. Период чередования лунных фаз (синодический месяц) был известен с точностью до нескольких минут, о чём свидетельствует найденный в 5 в. до нашей эры Метонов цикл, в котором по истечении 19 лет фазы Луны падают на те же даты года. Период повторяемости солнечных затмений, составляющий 18 лет 10 дней и названный саросом, был известен уже в 6 в. до нашей эры. Все эти сведения были получены на основе многовековых наблюдений небесных явлений древними народами Китая, Египта, Индии и Греции. (Большая советская энциклопедия. Статья "Астрономия")

Обратите внимание: "на основе многовековых наблюдений". В общем, нужно было заниматься этим вполне профессионально, нужно было накопленные знания передавать следующим поколениям, обучать их. Учтите, у них не было компьютеров, они всё делали вручную. Попробуйте сегодня, при всём Вашем знании высшей математики вручную рассчитать движение, скажем, Венеры хотя бы на год вперёд и Вы поймёте, какой это труд. А в Вавилоне астрономические расчёты делали без сегодняшней математики, и писали при этом стилом на табличках из мягкой глины, которую потом высушивали. Одним словом ясно, что заниматься этим можно было только при храмах и только профессиональным жрецам. Единственным средоточием науки в те эпохи были только храмы. Только при храме можно было получить соответствующее образование и провести всю жизнь в наблюдениях неба, не занимаясь никаким другим трудом. Не верите? Попробуйте после полноценного рабочего дня в поле или на стройке ещё несколько часов простоять у телескопа, а мы посмотрим, надолго ли Вас хватит. Значит, чтобы заниматься профессионально изучением неба надо быть "освобождённым" астрономом, то есть кто-то должен Вас кормить, одевать. Существовали наследственные профессии строителей, корабелов, где тоже нужно было долго учиться. Но там сама работа обеспечивала ученика. А за что платить астроному? Только прикладной или мистический характер такой деятельности мог оправдать себя. Изучением неба можно было заниматься только в угоду каким-нибудь богам или из прикладных соображений, то есть для предсказания или для рекомендаций. И так оно и было. В ранней шумерской культуре центром жизни был храм. Цари появились позже. Существовало разделение труда, одни работали в поле, другие в садах, и т.д. Плоды труда сдавали в храм и жрецы выдавали продукты каждому работнику. Такой вот храмовый социализм. Были даже нормы, сколько и какой еды полагается работнику каждой профессии на день. В такой системе можно было содержать профессиональных жрецов-учёных. Аналогичную картину можно наблюдать в сегодняшних тибетских монастырях, где образ жизни почти не изменился за тысячи лет. Там есть профессиональные монахи-астрологи, монахи-врачи и другие. Вот монахов-астрономов в монастырях нет. И в Индии, и в Китае были астрологи, а астрономы появились только с приходом европейцев. А в Бутане, до сих пор сохранившем традиционный образ жизни рядом с модернизированным Непалом, астрономов и сейчас нет, только астрологи.

Не было тогда такого разделения труда: астролог налево, астроном направо. Так что отдельно астрономов не было, были жрецы-астрологи, они создавали и развивали будущую астрономию для нужд астрологии как её часть.

Почему же Вы называете астрологию тенью астрономии. Может быть Вам стыдно признать, что астрономы поссорилась с материнским молоком?

Вообще, тема первородства занимает в Вашей статье весомое место. Она повторяется из главы в главу. То Вы цитируете Кеплера: "Конечно, эта астрология глупая дочка; но, боже мой, куда бы делась ее мать, высокомудрая астрономия, если бы у нее не было глупенькой дочки". (из второй главы статьи - М.Л.),то боретесь за репутацию астрономии, которой угрожают астрологи и т. д. Почему это Вас так трогает? Кеплер, конечно, мог не знать, кто от кого произошёл - в его времена ещё никто не раскапывал шумерских и вавилонских библиотек, Шампольон ещё не расшифровал египетских текстов. Но Вам как человеку двадцатого века должно быть известно несколько больше, чем Кеплеру.


ВОЗНИКЛА ЛИ АСТРОЛОГИЯ ИЗ НАРОДНЫХ ПРИМЕТ

Позже, во второй главе, Вы пишете: "Выросшая из народных примет, древняя астрология предзнаменований была неизбежным этапом в развитии естествознания."

Да откуда вы взяли, что астрология выросла из народных примет? Современная историческая наука не знает, как возникла астрология. Но Вы, видимо повторяете утверждения историков 19-го века, вроде Ренана, которые, не имея достоверных данных о многих исторических явлениях, выдумывали легенды о прошлом. Было время, когда самоуверенный европейский ум высокомерно считал всё, что было в древности, наивным и примитивным. С тех пор прошло больше ста лет, историки поумнели, возникли такие научные дисциплины как культурология, этнография, этнология, культурная антропология, социология, семиотика и философия культуры. Учёные открыли для себя своеобразие и богатство мышления древних культур, психологи находят удивительное содержание в древних мифах (этим наполнены труды Юнга, Адлера), а Вы всё ещё повторяете, не задумываясь, домыслы наивных историков 19-го века. Что это - незнакомство с достижениями истории, или Вам так удобнее? Ведь если понять, что мышление древних культур было другим, не примитивнее и не хуже сегодняшнего научного рационализма, а просто иным, и во многих отношениях превосходящим сегодняшнее, то придётся сделать следующий шаг и признать неправомерность суждений об их наследии, в том числе и об астрологии. Нам ещё придётся вернуться к этому, а пока пойдём дальше. Я уже объяснил, что для занятий астрологией нужна была достаточно сильная социальная мотивация. А если поближе познакомиться с шумерской астрологией, или хотя бы прочесть тот же "Тетрабиблос" Птолемея, станет ясно, что для создания таких структурированных систем нужен интеллектуальный прорыв помощнее революций в физике.

А как были установлены зодиакальные созвездия, то есть созвездия, расположенные вдоль эклиптики? Случайными наблюдениями их не определишь и народные приметы здесь ни при чём. Ведь днём звёзд не видно, а ночью не видно Солнца. Меня всегда веселили фразы в трудах по истории астрономии вроде следующей: "Пастухи, наблюдая по ночам звёздное небо, заметили …". Так и вспоминается цитата из Г. Проницательного: "Оорт первый взглянул на звёздное небо и заметил, что Галактика вращается". Как, глядя ночью на какое-то созвездие, понять, что через полгода в этом созвездии будет находиться Солнце?

Как древние астрологи определили, что Солнце в определённое время года проходит именно через это созвездие? Нужно было изобрести особые методы, а значит, перед этим поставить задачу. Размышляя над такими вопросами, невольно приходишь к выводу, что в умственном отношении тогдашние астрологи ничуть не уступали современным учёным, и даже превосходили их.

"В древнекаменном веке существовала высокоразвитая астрономия, пользовавшаяся международной известностью. Эта астрономия была как фактуально адекватной, так и эмоционально подходящей, ибо она решала и физические и социальные проблемы (чего нельзя сказать о современной астрономии)" ("Против методологического принуждения" В кн.: Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. Москва, 1986).

Понятно, кто занимался этой астрономией - астрологи, иначе бы социальных проблем она не решала.

Итак, слегка выходить за границы истины Вы начинаете с первой же фразы. Вторая фраза ведёт ещё дальше за эти границы.

… астрономия стала одной из самых точных наук, а астрология превратилась в "социальный наркотик" для утешения слабовольных, - именно в нашу эпоху они почему-то сильно сблизились в массовом сознании, настолько, что почти слились по форме, по бытовому словоупотреблению.

Читаю, и аж ностальгия - молодость вспоминается, советские времёна: откроешь утром газетку, а там очередного диссидента или баптиста разоблачают и всё именно в таком стиле. Ведь не все газеты откровенно лгали, когда надо было показать всю гнусность какого-нибудь идеологического отщепенца. Мелкая провинциальная газета могла себе это позволить, но вот "Известиям" или "Правде" такое было не к лицу. Тут нужно настоящее мастерство, и журналисты демонстрировали всё своё искусство: и эмоционально окрашенные выражения, и аналогии, и сопоставления - всё в ход идёт. Вроде бы и не лгут, а читатель ясно понимает, кто такие эти диссиденты, баптисты, астрологи…

Самое интересное в этом пассаже - к каким предрассудкам массового сознания вы апеллируете. Но об этике сказано в последующих письмах, а сейчас мы обсудим только фактическую сторону дела.



Сообщение отредактировал Константин_Савитрин - Понедельник, 13.01.2020, 17:28
 
Константин_СавитринДата: Понедельник, 13.01.2020, 17:33 | Сообщение # 6
Группа: Общинник
Сообщений: 434
Замечания: 0%
Статус: Offline
ДЛЯ КОГО АСТРОЛОГИЯ - ДЛЯ СЛАБЫХ ИЛИ ДЛЯ СИЛЬНЫХ

Ну, на основании чего Вы делаете вывод, что астрология - "социальный наркотик" для утешения слабовольных? Вы проводили социологические и психологические исследования, изучали тех, кто обращается к астрологам, исследовали их волевые характеристики и какое влияние на их психику оказывает астрология? Никаких исследований Вы не проводили, Вы астроном, а не социолог. И, кроме того, Вас выдаёт Ваш словарь. Нет в гуманитарных науках такого термина: "социальный наркотик", и ни один социолог его не будет использовать, если только ему это политики не закажут.

Я немного лучше знаю, кто приходит к астрологу. Приходят на консультацию очень разные люди - и люди со слабой волей, и люди с очень сильной волей, и люди успешные, и неудачники. Кстати сказать, неудачников меньше, чем людей успешных. Приходят с разными вопросами; бывает, хотя и редко, приходят за утешением. У меня были такие случаи: чаще всего приходили за утешением после внезапной потери близких. Но вообще-то я не прав: не за утешением приходили, а для того, чтобы понять смысл происшедшего. А Вы, похоже, никогда не были на консультации, иначе бы знали, что астролог вовсе не утешает. Конечно, как и любой добрый человек, астролог обязательно постарается психологически помочь тому, у кого горе, но астрологические методы здесь не при чём. Поэтому утешения ищут в других местах, а к нам обычно приходят, чтобы получить конкретную рекомендацию; иногда, чтобы лучше понять себя или ситуацию, в которой оказался, узнать возможные варианты развития этой ситуации и т.д. Скажем, бизнесмены - среди них очень мало слабовольных и нерешительных. Но они приходят на консультацию, чтобы получить конкретные ответы на конкретные вопросы. Я знаю, что они всё равно будут принимать решение сами. Астролог для них - один из экспертов, вроде юриста или бизнесаналитика, услугами которых они пользуются. Они понимают, что информация не помешает, и не хотят принимать решение вслепую.

А теперь немного поговорим

О ВОЛЕВЫХ КАЧЕСТВАХ НАУЧНЫХ РАБОТНИКОВ, А ЗАОДНО И АСТРОЛОГОВ.

В прошлом, лет 300-400 тому назад занятия наукой требовали мужества, стремления к истине, совести. Учёный часто шёл против сложившихся представлений, против общественного мнения, против традиции. Многие из них, отстаивая свои взгляды, право на свободу познания, вынуждены были жертвовать достатком, общественным положением, а иногда и жизнью. И поныне слово "учёный" у нас ассоциируется с неподкупностью, интеллектуальной честностью, точностью, надёжностью, романтической любовью к истине. Но за 400 лет многое изменилось и сегодня ситуация прямо противоположная: рационализм стал новой идеологией, причём идеологией подавляющего большинства. Даже многие из тех, кто считает себя верующим, вне воскресной службы сознательно или бессознательно исповедуют рационализм. Особенно это относится к представителям научного сообщества. Для них рационализм является почти обязательной идеологией. Они обязаны публично исповедовать рационализм, так же, как в царское время чиновник обязан был приносить справку о том, что он прошёл причастие. Как всякая идеология, претендующая на свою исключительность, рационализм стал нетерпим, агрессивен, догматичен. Его активные проповедники давно уже не отличаются ни свободой мышления, ни стремлением к истине, ни интеллектуальной честностью.

Нам в России ещё повезло, здесь инакомыслие - национальная традиция. Если вы открыто выступаете против материализма, занимаетесь астрологией или чем-то подобным, ваши коллеги в большинстве своём будут смотреть на вас просто как на интересного чудака и это не повлечёт за собой никаких социальных последствий. Вас не тронут и власти, поскольку эпоха обострения классовой борьбы закончилась. На Западе вы так легко не отделаетесь, там общественное мнение жёстче и агрессивней. Если вы работаете в науке и выступаете против общепринятых положений, вы рискуете многим: ваши статьи не будут печатать в научных изданиях, вас перестанут приглашать на конференции, вы лишитесь грантов, с вами могут не заключить очередной контракт, и если вы даже полный профессор с долгосрочным контрактом, вас могут со скандалом выставить из вашего института, как выставили из Гарварда профессоров Ричарда Альперта и Тимоти Лири.

Выходит, что в наше время всё перевернулось. Учёному больше не нужно ни мужества, ни интеллектуальной смелости. Революции в науке происходят редко, да и делают их единицы. И научный работник может всю свою жизнь спокойно заниматься своим делом, двигаясь год за годом по ступенькам запланированной карьеры, если он не спорит с установившимися традициями и догмами, и не выходит за рамки своей темы. Сильно разросшееся научное сообщество будет его поддерживать и ограждать его деятельность от критики "неспециалистов", то есть людей, не получивших от этого самого сообщества документ, дающий право размышлять и высказываться на данную тему. Так и живёт он в башне из слоновой кости, возлагая ответственность за последствия собственных изобретений на кого угодно, кроме себя и своих коллег. Немногие из них иногда ужасаются последствиям своих трудов и вступают на путь социальной борьбы. Таких быстро начинают травить и общество, и власти, а их коллеги молча смотрят на происходящее, или сами активно участвуют в травле. Вспомните историю академика Сахарова, человека исключительной честности мысли, не отступавшего от этой честности, даже когда он спорил со своими преследователями. Но таких единицы, а большинство - обычные люди. Не нужно особого мужества и интеллектуальной смелости, чтобы верить, не задумываясь, в то, что тебе внушали в детстве родители, а потом в школе учителя, во что верит большинство окружающих. Я сильно подозреваю, что если провести психологический анализ научного сообщества, то выяснится, что немалый процент - люди интеллектуально развитые, но социально инфантильные. У меня есть серия таких наблюдений, но массив небольшой - несколько сотен учёных, и недостаточен для серьёзных обобщений. Мы не делаем на основании этого выводы обо всех людях науки. Большинство из них - хорошие люди, честно выполняющие свою работу, идеологическую борьбу ведут немногие. Я только хочу сказать, что образ учёного как отважного борца за истину - это миф нашего времени.

Значительно больше интеллектуальной смелости и воли нужно, чтобы отказаться от привычных, впитанных с детства представлений, преодолеть инерцию мышления и взглянуть на мир по-новому. Мы, астрологи старшего поколения, воспитаны в той же системе взглядов, что и Вы, и сменили своё мировоззрение уже в зрелом возрасте. Уверяю Вас, такой переход - нелёгкое дело, он требует серьёзной внутренней работы. Вот здесь-то и требуется мужество, чтобы сохранить свои убеждения, когда все окружающие смотрят на тебя в лучшем случае как на чудака, а заботливые друзья уже думают, не пора ли тебя отправлять в психбольницу. Вряд ли Вы будете возражать против того, что больше воли и мужества нужно тому, кто идёт своим путём, а не тому, кто дружно шагает в ногу вместе со всеми?

Так что, для инакомыслия нужно больше воли, чем для единомыслия. А если учесть, что всё старшее поколение астрологов начинало свои астрологические занятия в эпоху принудительного единомыслия, получается, что астрология - вовсе не убежище для слабовольных, скорее наоборот.

Теперь

О ТОЧНОСТИ ТОЧНЫХ НАУК

Вы пишете:

«астрономия стала одной из самых точных наук»…

Это действительно так. Правда точность астрономии несколько преувеличена, или будет правильнее сказать, астрономы (и Вы в том числе) любят приводить примеры удивительной точности астрономических расчётов и забывают сказать о её неточностях. Один из примеров точности - открытие Нептуна "на кончике пера". Адамс и Леверье вычислили орбиту Нептуна, Леверье указал Галле, где его искать, Галле направил телескоп на соответствующую точку небесной сферы и обнаружил Нептун всего в 52 угловых минутах от указанного места. Это прекрасный пример успехов небесной механики и теоретической астрономии. Мы, астрологи, признаём эти успехи и доверяем вам, астрономам, во всём, что касается астрономических расчётов. Мы пользуемся таблицами эфемерид, рассчитанными астрономами, и астрономическими програм-мами и благодарны вам за них. Но не всё так точно и в астрономии. Попытка найти Плутон подобно Нептуну "на кончике пера" была не слишком удачной. После соответствующих вычислений его пять лет искали, фотографируя участок неба, где ему полагалось быть. Через какое-то время после открытия Плутона обнаружилось, что его масса в несколько раз меньше предполагаемой. А спустя 66 лет после открытия выяснилось, что Плутон "сходит со своей орбиты". Не знаю, кто подкинул газетчикам это выражение, но вряд ли они сами его выдумали. Понятно, что Плутон ниоткуда не сходит, а движется себе, как и двигался, а сей милый эвфемизм, стыдливо изобретённый, как я думаю, самими астрономами, означает, что его орбита была вычислена неверно.

Но я не предъявляю никаких претензий к астрономии. Астрономия, как и любая другая наука, точна в меру своих возможностей или, другими словами, насколько ей позволяет быть точной природа. И не надо этим особо гордиться. В Университете мы пели:

"Что нам геологи или юристы,
Что нам филологи, экономисты.
Вся их наука - лишь море воды,
Мы, мехматяне, и этим горды".
А на физфаке пели на мотив "Дубинушки":
"Только физика - соль, остальное всё ноль,
А филолог и химик - дубина!"

Милые студенческие развлечения, не более того. Потом мы повзрослели, стали мудрее, но не все. Помнится, при Вас я разговаривал с Анатолием Засовым - Вашим начальником - и пытался ему объяснить, что в науке есть много разных методов, кроме статистических, но он был категоричен: "Нет, наука - это статистика!" Одним махом он выбросил из числа наук и сравнительное языкознание, и семиотику, и историю, и аналитическую психологию вместе с психоанализом, и многое другое. Но те, кто повзрослел, понимают, что каждая наука работает по-своему и для каждой науки - своё место. Многого бы стоила наша культура без всех этих "неточных" наук? Неточная юриспруденция решает массу социальных проблем, а точная астрономия решает лишь свои проблемы, а социальные только создаёт.

Что же касается точности, то физика и астрономия точны потому, что прост предмет их исследования. Моё высказывание может Вам показаться полным абсурдом, ведь всем известно, насколько сложна физи-ка. Ну, физика физике рознь. Классическая, ньютонова механика вообще крайне проста, потому и точна: движение твёрдых тел - очень простое явление. А изучение жидких сред уже подобной точностью не отличается, там процессы сложнее. Но вся физика в целом изучает наиболее простой слой мироздания. Уже биология значительно сложнее. А если говорить об изучении человека, то есть перейти в область гуманитарных наук, там предмет сложнее на много порядков, да ещё и обладает собственной волей, с чем физика совсем не сталкивается. Сложности физики сводятся к сложностям чисто техническим или математическим, а по своему содержанию физика очень проста. Я попробую обосновать своё высказывание.

Известно, какой кризис произошёл в физике, когда она столкнулась с двойственной природой элементарных частиц. Сколько об этом писали, не перечесть. "Это драма, драма идей!" Столкнувшись с двойственностью, физика оказалась на пределе собственного мышления и потребовалось немало усилий и времени, чтобы этот кризис преодолеть. А вот биологам с двойственностью приходится работать постоянно, ведь живой организм - это одновременно и устойчивая форма, и динамический процесс. А для психологов это повседневное и не слишком сложное явление, им постоянно приходится иметь дело с множественной природой человеческой психики, а двойственность и тройственность - наиболее простые проявления такой множественности. Кстати сказать, в психологии двойственность (амбивалентность) была обнаружена раньше, чем в физике.

Мало того, что процессы в человеческой психике на несколько порядков сложнее физических, но и количественные методы исследования, привычные для естественных наук, там непригодны совсем или пригодны в малой степени. И, наконец, самое главное: "неточность" наук о человеке связана с ограничениями, налагаемыми самой природой. Физики тоже столкнулись с такой принципиальной невозможностью: это выражено в принципе неопределённости. А в науках о человеке аналогичный принцип работает не на микроуровне, как в физике, а на макроуровне.

И, наконец, есть разная точность. Есть точность количественная, а есть и качественная. Можно предсказывать мощность взрыва водородной бомбы (и при этом ошибиться в полтора-два раза - такое было), а можно точно предсказывать характер поведения человека в кризисной ситуации. И неизвестно, что сложнее. В общем, как говорил чеховский герой Каштанке: "Супротив человека ты всё равно, что физик супротив психолога". Поэтому не стоит чересчур гордиться точностью точных наук.

На этом я заканчиваю своё первое письмо.

Со всем почтением к моему учёному соседу М. Левин. 10.11.2008, Москва


Сообщение отредактировал Константин_Савитрин - Вторник, 14.01.2020, 09:53
 
Константин_СавитринДата: Вторник, 14.01.2020, 10:27 | Сообщение # 7
Группа: Общинник
Сообщений: 434
Замечания: 0%
Статус: Offline
ПИСЬМО ВТОРОЕ

Дорогой соседушка, пишу Вам второе письмо, поелику статья Ваша столь содержательна, что в одном письме обсудить её никак не удалось. Помнится мне, обсуждали мы вступление и пришли к выводу, что в древности астрономия была служанкой астрологии (или, если хотите, её дочкой). А может быть, только я пришёл к такому выводу, а Вы остались при своём мнении. Но это всё равно, вывод-то очевиден. Связывая явления земные с явлениями небесными, древние мыслители стали небесные явления изучать подробнее, пытаясь поверить алгеброй небесную гармонию. И это у них неплохо получалось, из чего и выросла астрономия. Но посмотрим первую главу Вашей статьи.

ТЕНЬ АСТРОНОМИИ

«В 1995 году я написал книгу "Астрономические олимпиады". Когда тираж был отпечатан и привезен из типографии, я с ужасом увидел на пачках с книгами типографские ярлыки с надписью: Сурдин В. Г. "Астрологические олимпиады". Живо представил себе позор тиражом в 10 тысяч экземпляров и чуть не лишился чувств. К счастью, ошибку допустили лишь на ярлыке; книга была отпечатана верно.
В 1997 году директор Специальной астрофизической обсерватории на Кавказе (САО РАН, та самая, где работает шестиметровый телескоп) Ю. Ю. Балега рассказал, что в финансовых документах банка, обслуживающего обсерваторию, она проходит как Специальная астрологическая обсерватория, и изменить уже ничего нельзя - финансовым документам обратного хода не дашь.
В "Путеводителе по Интернету" (М.: Синтез, 1995), подготовленном А. Гуриным и др., на с. 79 читаем "Вы можете много узнать о квазарах, новых звездах и проч. в системе астрологической обсерватории Smithsonian в Кембридже". Речь, разумеется, идет о Смитсоновской астрофизической обсерватории (США).
Объявление в одной из московских газет: "Проводится конкурс на замещение вакантной должности профессора на кафедре астрологии физического факультета МГУ". В действительности речь шла о кафедре астрофизики.
В каталоге публичных библиотек Западного округа г. Москвы [1] вполне солидный научно-популярный журнал РАН "Земля и Вселенная" попал в раздел "Астрология. Оккультные науки". Как видим, составители каталога полностью отождествляют астрономию с астрологией. Кстати, прошу заметить - раздел называется именно "оккультные науки", а не просто "оккультизм" или "оккультные учения". А ведь, как известно, "оккультизм (от лат. occultus - тайный, сокровенный) - общее название учений, признающих существование скрытых сил в человеке и космосе, недоступных для обычного человеческого опыта, но доступных для "посвященных"... Оккультизм представляет собой антипод, противоположность научному мышлению" [2].
Путаница слов и понятий иногда рождает совсем уже удивительные химеры: в московской газете "Центр-плюс" (N 14, 1999) читаем: "Ученым-астрофизикам удалось открыть настоящее астрологическое окно в мир".
Не станем продолжать этот список; вероятно, каждый читатель может добавить к нашим примерам свои собственные.
Но вот вопрос: быть может, это просто опечатки невнимательных наборщиков? Отчасти, наверное, так. Но и бессознательные ошибки говорят о многом. А теперь посмотрим на результат сознательного выбора. В 1999 году мой опрос одиннадцатиклассников московской гимназии № 1543 показал, что каждый четвертый из них считает астрологию "наукой, изучающей связь Земли и космоса". Замечу, что в большинстве своем это дети научных работников, все без исключения поступившие после окончания гимназии в лучшие вузы Москвы.
Является ли отождествление астрономии с астрологией исключительно российским феноменом? Разумеется, нет. В 1990 году опрос 2000 взрослых канадцев выяснил, что 45% из них считают астрологию хотя бы отчасти научной дисциплиной. В 1991 году опрос 1500 первокурсников Йоркского университета (г. Монреаль) показал, что более 92% опрошенных знают свой знак зодиака; более 20% хотя бы изредка принимают решения, основываясь на астрологическом прогнозе; более 45% студентов-гуманитариев и 37% студентов естественнонаучных факультетов согласны, по крайней мере, с некоторыми принципами астрологии, то есть верят в астрологию. При этом более половины гумани-тариев и чуть менее половины естественников считают астрологию наукой [3]. Любопытно, что эта ситуация практически не меняется уже несколько десятилетий (см. таблицу).
Какие социальные группы в наибольшей степени накрывает "астрологическая тень"? Результаты опросов показывают, что значительно более склонны к астрологии женщины. Этот вывод сохраняется и в специально отобранных группах, где уровень естественнонаучного образования мужчин и женщин был одинаковым. Вообще, связь этого уровня с иммунитетом к псевдонауке оказалась не такой уж очевидной.
Хотя некоторые педагоги утверждают, что углубленного научного образования достаточно, чтобы остановить растущую популярность лженауки, очевидные факты показывают - это не так. Формальное преподавание естественных наук, без акцента на отличии их метода изучения природы от религиозных, оккультных и мистических методов познания, не создает надежного иммунитета к иррациональному. Читатель вправе спросить, а кому нужен такой иммунитет. Отвечу: в руки людей, получивших физико-математическое образование, общество отдает технику все более разрушительной силы, функционирующую по сугубо рациональным законам. Поэтому даже с чисто прагматической точки зрения желательно, чтобы сознание этих людей не было затронуто мистикой. Впрочем, есть и другие аргументы. Но вернемся к астрологии.» (конец первой главы - М. Л.)

В самом названии главы видна уже знакомая нам мысль: астрология - тень астрономии. Вопреки всем историческим данным, вопреки разуму и здравому смыслу Вы пытаетесь внушить её своему читателю. Ну что ж, читатель привык доверять письменному тексту, может быть Вам кто-то и поверит. Поверит тому, что тень возникла задолго до самой астрономии - такое вот чудо явили Вы нам своими словами. В жизни этого не бывает, но в волшебной сказке вполне может быть. Поэтому вполне можно относиться к Вашей статье как к волшебной сказке нашего времени. Но прежде чем разбирать сюжет сказки, посмотрим внимательнее на замысел рассказчика. Замысел это нам знаком и по сказкам, и по мифам, и по вполне реальным событиям. В древнем Риме были такие празднества - сатурналии, когда "первые становились последними, а последние первыми". Рабы в эти дни сидели за столом на месте господ, а господа прислуживали им. Есть и миф - излюбленный миф европейской культуры: миф об Эдипе, убившем своего отца и занявшем его ме-сто. Правда сатурналии были коротки и по их окончании рабы возвращались на своё место, а господа - на своё. Миф об Эдипе заканчивается совсем трагически для Эдипа: выколов себе глаза, он скитается по земле.

В истории такое тоже случалось, когда какой-нибудь секретарь, подвинув всех, превращался в Генерального (обязательно с большой буквы) секретаря. Но его власть продолжалась не так уж и долго, если мерить масштабами истории.

Так случилось и с нашими главными персонажами. Астрономия, родившаяся на свет как служанка астрологии, со временем подросла, расправила плечи и уселась на место своей госпожи. А потом начала во весь голос, в том числе и Вашими устами, кричать о своём первородстве - а вдруг удастся кого-нибудь в этом убедить. Есть похожий сюжет у Андерсена: "Тень". Смотрите, даже название перекликается с заголовком первой главы! Может быть и роли распределены, как в Вашем сюжете: учёный - астрономия, тень - астрология? Нет, не получается. У Андерсена тень - материалист, практичный, рационалистичный, а учёный - романтик, поэт. Скорее, наоборот, тень - астрономия, учёный - астрология: вы ведь так гордитесь практичностью и материалистичностью Вашей науки. Для учёного в сказке Андерсена конец печален: тень объявляет учёного тенью, а себя - человеком. Что-то похожее и Вы пытаетесь проделать в своей статье. В конце концов, тень женится на принцессе, а учёного казнят. Так почти и произошло во времена Андерсена: загнав в угол астрологию, астрономия села на царское место, а астрологию почти уничтожили. Но пришёл век двадцатый и сюжет поменялся: в пьесе "Тень" Евгения Шварца тени не удаётся уничтожить учёного. Наверное, и Вы боитесь, что в какой-то момент астрология скажет астрономии: "Тень, знай своё место!" Тогда понятен весь напор, с которым Вы набрасываетесь на астрологию. Мне хотелось бы Вас успокоить: если бы дело заключалось только в отношениях астрологии и астрономии, то всё закончилось бы как в пьесе Шварца - астрология, как и шварцевский учёный, пойдёт своим путём, позволив астрономии сидеть на том месте, куда ей удалось забраться. Однако в истории, в отличие от пьесы, действующих лиц значительно больше. Но подробнее мне хочется обсудить эту тему попозже.

Не будем чересчур увлекаться аналогиями. Лучше рассмотрим повнимательнее Вашу сказку.

Сказка начинается, как и положено, на тихой ноте: в тридевятом царстве, в тридесятом государстве, посередине между Китаем и Финляндией задумал учёный-астроном издать книжку. И вдруг в эту идиллию, как и положено в сказке, врывается звук набатного колокола: издатель ошибся!!! Правда, вскорости всё разъяснилось, но Вас не проведёшь. Вы родились, когда классовая борьба уже перестала обостряться, но, видимо, преданья старины не столь глубокой дошли и до Вас. Вашу бдительность нельзя притупить - как настоящий комсомолец в незначительных на неопытный взгляд событиях вы сразу видите зловещие признаки. Кто-нибудь другой, не столь бдительный, как Вы, скажет: "Ну, ошиблись наборщики, издатель что-то перепутал, чего шум понимать?" Наивный человек, не выросший на рассказах о бдительных чекистах и герое-пограничнике Никите Карацупе, может так подумать, но Вас не обмануть. Вдохновлённый светлым образом майора Пронина в мелких ошибках издателей и журналистов вы сразу узнаёте поступь врага. Нет, Вы не бросаетесь сразу в бой. Вы - человек, прошедший долгий путь научного познания, начинаете собирать статистику и, наконец, приходите к выводу: не одной нашей стране угрожает опасность, во всём мире

«социальные группы … накрывает "астрологическая тень"…»

Сказка незаметно сменяется фантастикой. Ещё во вступлении астрология сама была тенью астрономии и вот она уже отбрасывает тень: тень от тени - этого даже в сказках не встретишь, только фантасту может прийти в голову подобный поворот сюжета. Образ астрологической тени, нависшей над социальными группами, вызывает ассоциации с борьбой миров, вторжением инопланетного разума. Но только мне это кажется отрывком из фантастического романа, для Вас же опасность реальна и Вы готовы в бой - защищать ничего не подозревающее человечество. Нет, наборщики и журналисты здесь ни при чём, по примеру героев-чекистов вы бросаетесь искать настоящего врага. Вы - человек решительный, и выводы Ваши решительны, как ленинские апрельские тезисы: чтобы издатели не ошибались, надо бороться с астрологами. Трудно следить за головокружительным полётом Вашей мысли. Но всё же мы попытаемся уловить Вашу логику хотя бы на материале последнего абзаца.

«Формальное преподавание естественных наук, без акцента на отличии их метода изучения природы от религиозных, оккультных и мистических методов познания, не создает надежного иммунитета к иррациональному. Читатель вправе спросить, а кому нужен такой иммунитет. Отвечу: в руки людей, получивших физико-математическое образование, общество отдает технику все более разрушительной силы, функционирующую по сугубо рациональным законам. Поэтому даже с чисто прагматической точки зрения желательно, чтобы сознание этих людей не было затронуто мистикой.»

Как истинный Овен (а Вы родились под знаком Овна), вы не довольствуетесь чистой теорией, а с ходу предлагаете методы борьбы с надвигающейся угрозой. И сразу же предлагаете могучую идею: надо защитить подрастающее поколение, надо преподавать студентам философию науки. Ведь изучение различных методов познания является предметом именно философии науки. Идея не слишком оригинальная, но неплохая. Однако хотелось бы, чтобы философию познания преподавали честно, а не так, как в советские времена. Но Вас это вряд ли устроит, Вы ведь хотите, чтобы студентам привили "надёжный иммунитет к иррациональному", то есть, чтобы преподавание носило ярко выраженную идеологическую направленность. Всем известно, что такое иммунитет: Вы хотите, чтобы те, кто прошёл подобную обработку, никогда бы не "заразился" религией или мистикой. Вы опоздали с этой идеей, всё это уже было. Нам больше семидесяти лет вбивали в головы "единственно верное учение". И "иммунитет" к религиозному, мистическому и оккультному прививали, да ещё как! А для тех, кто плохо усваивал теорию, были введены практические занятия в лагерях: вроде лесоповала и прочих. И Ваши коллеги - академик Козырев, Чижевский, религиозный мистик и математик Павел Флоренский эту практику проходили.

А вот если философию науки преподавать честно, то может получиться совсем нежелательный для Вас эффект. Тогда студенты на лекциях узнают, что слова "мистика", "мистический" не несут никакого унизительного смысла, а обозначают иной способ постижения истины, отличный от объективно-экспериментального, но не хуже его. Ещё они узнают, что рационализм - это не метод изучения природы, а философское направление, постепенно превратившееся в идеологию. И что сегодняшние идеологи-рационалисты подменяют строго рациональный подход материалистической верой и считают, что любой другой подход должен быть изгнан из современного общества.

Но следует быть справедливым, в Вашей статье, Владимир Георгиевич, подобных утверждений нет. Вы даже признаёте за "религиозным и мистическим способами познания" право на существование, правда, считаете их какими-то неполноценными, а людей с религиозным или оккультным мировоззрением - ущербными, которым в руки ничего серьёзного давать нельзя.

«… в руки людей, получивших физико-математическое образование, общество отдает технику все более разрушительной силы, функционирующую по сугубо рациональным законам. Поэтому даже с чисто прагматической точки зрения желательно, чтобы сознание этих людей не было затронуто мистикой.
Кстати, я поставил выражение "религиозный и мистический способы познания" в кавычки, потому что религиозный способ познания - это Ваше изобретение. Нет никакого религиозного способа познания, есть религиозное мировоззрение, и в рамках этого мировоззрения могут существовать разные способы познания, как объективные (например, эксперимент), так и субъективные (например, мистический).»

Но вернёмся к Вашему высказыванию. Для представителя европейской культуры 21-го века оно уникально. Первое, что бросается в глаза - это предложение запрета на профессии, высказанное почти в явной форме. Если ты учёный и при этом веришь в Бога (религиозное мировоззрение), или занимаешься, даже в качестве хобби, астрологией, или ещё какой-нибудь мистикой, то тебя ни к суперкомпьютеру, ни к коллайдеру подпускать нельзя. Сиди себе дома и считай на своём Пентиуме. Я уж не говорю о том, что Вы подводите обоснование под запрет на свободу совести для физиков и математиков. Но Вы приравниваете религиозных учёных к душевнобольным, ведь именно душевнобольных запрещено подпускать к специальной технике. Если проводить чистку научных рядов по принципу, предложенному Вами, то начать придётся с Ньютона и Эйнштейна. Вам, несомненно, известно, что оба они отличались мистическим мировоззрением, а Ньютон ещё и каббалой занимался. В список людей, которых нельзя допускать к сложной технике, попадут многие: и Циолковский, и Чижевский, и Вернадский с его учением о ноосфере, и многие другие. Ну, с последними двумя рационалисты в погонах разобрались сами. А Карла Густава Юнга, Станислава Грофа, Эриха Фромма, монаха Менделя можно не считать - у них образование не физико-математическое, им вы дозволяете быть мистиками.

Странное дело, почему-то среди величайших умов в науке чересчур высокий процент людей с "не таким, как надо" мировоззрением. Значительно больше, чем среди учёных второго или третьего ряда. Наверное, прав сэр Исаак Ньютон, сказавший: "Только малое знание отдаляет нас от Бога, большое вновь приближает к Нему".

Судя по Вашему высказыванию, Вам хочется, чтобы учёные сидели себе и не рыпались в рамках того малого знания, которое им дозволяет иметь философия рационализма.

Я думаю, что верно как раз обратное. Опасно крайним рационалистам доверять технику все более разрушительной силы. Почему? Объясню. Что такое рационализм? -

"Признание за человеческим разумом высшего и решающего значения: 1) в практической жизни людей и народов, 2) в науке и 3) в религии". (В. С. Соловьев. "Рационализм" статья из "Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона").

В таком качестве рационализм ничего страшного из себя не представляет. Но в своих крайних формах, особенно в полуобразованном уме он начинает отрицать всё, что не вмещается в его ограниченную логику и, в первую очередь, всё субъективное. Мы это видим на своём историческом опыте. До сих пор слово "объективный" в повседневной речи означает что-то хорошее, прочное, настоящее, а "субъективный" - нечто зыбкое, ненастоящее, почти нереальное. Так нам внушали долгие годы. И мы уже не помним, что субъективное означает - постигаемое внутренним опытом субъекта, то есть человека. А ведь такие понятия как любовь, дружба, вера, совесть, порядочность - понятия субъективные. Вы не можете никакими объективными опытами определить наличие любви, можете только, измеряя биологические показатели, определить степень эмоциональной вовлечённости человека, силу его переживаний. Но содержание этих переживаний определить невозможно. Содержание - вещь субъективная. А если говорить о любви или о совести, то это вообще понятия мистические. Никакие разумные, объективные критерии не помогут мне понять, люблю я или нет, только моё внутреннее субъективное чувство, которое Юнг называл интуицией. Любовь в наивысших своих проявлениях даёт нам чувство единения с тем, кого любишь, "слияние душ". А это уже чувство мистическое - совсем худо, по Вашим представлениям (подробнее о мистике я буду говорить позже).

А теперь представьте себе крайнего рационалиста, да ещё полуобразованного - это всеобщая черта сегодняшней цивилизации, в том числе и учёных: масса технических знаний при отсутствии общей культуры. Такой человек достаточно образован, чтобы не принимать традиционной морали, но не настолько образован, чтобы дойти до морали внутренним путём. Ведь рационализм отрицает консерватизм традиции:

"Принципиальное противоречие между рационализмом и традиционализмом возникает тогда, когда с одной стороны известные предания заранее признаются неприкосновенными для всякой разумной критики, а с другой стороны всякое предание заранее отвергается как неразумное" (В. С. Соловьев. "Рационализм" статья из "Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона").

А кроме того, совесть, порядочность и прочее, как я уже говорил, - понятия субъективные. Другое дело - приказ, зарплата, должность. И если к этому добавить пониженное чувство социальной ответственности, нередкое среди людей науки, мы получим человека, который нажмёт красную кнопку, не задумываясь. "А если что не так, не наше дело. Как говорится, Родина велела".

А чтобы Вы не обвинили меня в голословности, приведу цитату из Роберта Юнга:

«… Опеннгеймер объясняет: "Моё суждение сводится к тому, что если перед вами возникает технически интересная проблема, то вы стремитесь к её решению, не раздумывая о том, что будет с этим потом. Так было и с атомной бомбой".
В этих словах нет больше и следа моральных колебаний. Говоря так, Оппенгеймер то ли умышленно, то ли нет обнаруживает опасную тенденцию современного учёного исследователя. Его замечательное признание, возможно, объясняет, почему Фауст двадцатого столетия в своём стремлении к познанию, невзирая на преходящие угрызения совести, соглашается подписать договор со стоящим перед ним Мефистофелем: то, что "технически интересно", то для учёного положительно неотразимо.»
(Р. Юнг. Ярче тысячи солнц. Государственное издательство литературы в области атомной науки и техники, Москва, 1961, стр. 247)


«Вот Вам пример этики научного рационалиста. А вот ответ Норберта Винера на просьбу одной самолётостроительной фирмы передать им копию его доклада:
Опыт учёных, участвовавших в разработке атомной бомбы, показал, что любое открытие в этой области приводит к тому, что в руки людей, которым учёные меньше всего доверяют, попадают средства неограниченной мощности» (Там же, стр. 241)


У Норберта Винера этика была не научная, а человеческая и боялся он не религиозных мистиков, а самых что ни на есть прагматиков. Так что, Владимир Георгиевич, Ваше объяснение, зачем надо бороться с астрологией и вырабатывать иммунитет против неё, никуда не годится - ни логически, ни этически.

С этой темой нам ещё придётся столкнуться не единожды.

Остался только один вопрос: "А зачем вообще нужна эта глава в короткой статье против астрологии?" Почти половину главы занимают истории об ошибках издателей и журналистов, большой кусок посвящён статистике, говорящей о росте популярности астрологии. Ну и что из этого? Журналисты часто ошибаются, причём иногда значительно грубее, а к астрологам это не имеет никакого отношения. Рост популярности тоже не причём. Ответ напрашивается сам собой. Владимир Георгиевич, Вы хотите создать у читателя ощущение угрозы: что-то нехорошее надвигается на беззащитное человечество, надо срочно его спасать! Чем опасна астрология для простого народа, Вам так и не удаётся объяснить до самого конца статьи. Ваши аргументы несерьёзны, а иногда просто смешны и я это показываю в соответствующих местах. И, кроме того, они не рациональны. Чем угрожает астрология учёным и студентам, тоже Вам объяснить не удаётся. Явно надуманный аргумент о "разрушительной силы технике" я уже опроверг и ещё к нему вернусь. Похоже даже, что Вы и сами себе не можете рационально доказать опасность астрологии. Но это и не нужно, нужно другое. Нужно создать у читателя ощущение неведомой опасности, нависшей над миром, а дальше сойдёт любая видимость доказательств. Вы это и делаете. Чёткая литературная композиция статьи - в начале завязка, интрига: "На мир наступает астрология!!!". А в конце, в шестой главе кульминация. Последняя глава начинается риторическим вопросом "Нужно ли "воевать" с астрологией?" и в конце её читатель должен сам прийти к выводу: "Нужно, нужно и ещё как нужно!" Из структуры статьи видно, что этот вывод даже важнее фактического опровержения астрологии: вы на него тратите больше всего времени, усилий и эмоций.

Рациональных (я буду пользоваться Вашим языком) оснований такого вывода нет совсем, но есть основания иррациональные. Вы заранее убеждены, что "воевать" надо, а потом пытаетесь это обосновать и, что важнее, убедить в этом читателя. Откуда у Вас эта убеждённость? Наверняка на это есть сугубо личные, психологические причины, но все они вытекают из одной общей и совсем не Вашей личной причины. Я сейчас выскажу одну гипотезу.


ГИПОТЕЗА ОБ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ БОРЬБЕ

Наука в нашем обществе выступает в двух ипостасях (может быть, есть и другие, но я пока вижу только две). Первая ипостась - средство познания, таков общепринятый взгляд на науку. А вторая ипостась - идеология, эту её ипостась замечают немногие. Европейская наука - это идеология, основанная на вере, со всеми признаками религиозной идеологии. Можно даже назвать европейскую науку новой религией. Нельзя сказать об этих ипостасях, что они "существуют неслиянно и нераздельно". Я думаю, что их можно разделить, и что когда-нибудь это произойдёт. Но пока они существуют вместе и на всём самом лучшем, что есть в первой ипостаси, паразитирует вторая.

Я попробую это обосновать, но позже, ближе к концу письма, иначе мы не доберёмся даже до следующей главы.

Если эта гипотеза верна, то многое становится ясно: и агрессивная позиция части "жрецов науки", и избыточная эмоциональность выступлений против астрологии, и крайняя необъективность аргументов, также как их слабость и многое, многое другое. Поскольку в таком случае это уже не спокойный академический диспут, а идеологическая борьба. Мы хорошо знаем, что у идеологической борьбы свои правила, точнее, - это борьба без правил, в ней всё дозволено. Близкий нам исторический опыт нас в этом убеждает.

Своё утверждение об идеологическом характере Вашей борьбы я обязательно аргументирую в последующих письмах.

На этом я второе письмо заканчиваю. Левин М.Б.
 
Константин_СавитринДата: Вторник, 14.01.2020, 11:08 | Сообщение # 8
Группа: Общинник
Сообщений: 434
Замечания: 0%
Статус: Offline
ПИСЬМО ТРЕТЬЕ

Дорогой сосед, желаю Вам здравствовать. Хватило ли у Вас терпения прочесть первые два письма? Если да, то я продолжу свои упражнения в эпистолярном жанре. А если не хватило, всё равно продолжу, поскольку мои опусы можно читать каждый отдельно.

Передо мной вторая глава Вашей статьи:


НАУКА И АСТРОЛОГИЯ В ПРОШЛОМ

«Выросшая из народных примет, древняя астрология предзнаменований была неизбежным этапом в развитии естествознания. Она выявляла и использовала для прогнозов связь годичного обращения Земли вокруг Солнца с периодами засухи и дождей, обилия пищи и бескормицы, в общем - с погодой. Собственно, тогда еще она не выделялась из "интегрированного пакета" знаний о природе. Свое лицо, свою индивидуальность, свой современный смысл астрология приобрела только тогда, когда занялась прогнозом характеров и судьбы людей. С этого момента возникла и не исчезает граница между ней и наукой. Еще древнегреческий математик и астроном Евдокс около 370 года до н. э. писал, что "не следует доверять ни в малейшей степени халдеям и их предсказаниям и утверждениям о жизни человека, основанным на дне его рождения" [4].
Но в то время сущность астрологии еще была не столь очевидна; во всяком случае она стимулировала астрономические наблюдения и поиск закономерностей в движении планет. Клавдий Птолемей - один из величайших астрономов и математиков античности - был также автором "Тетрабиблоса", до сих пор служащего основным учебником астрологов западного толка. Широко распространившаяся в Европе в эпоху позднего Средневековья и Возрождения астрология также служила движущей силой некоторых астрономических открытий того времени. Но и тогда отношение к ней среди ученых было неоднозначным.
Например, принципиальный критик астрологии греческий филолог Георг Трапезундский (1395-1483) написал трактат "О шарлатанстве" и рассуждение "Почему астрологические данные по большей части ложны". Последовательным противником астрологии, причинившим, как пишут, много хлопот ее жрецам, был князь Иоанн Пико де Мирандола (1463-1494), автор "Исследования по астрологии" и "Разъяснения и опровержения сочинений Птолемея". В то же время один из ярчайших ученых XV века Иоганн Мюллер (1436-1476), известный в астрономической литературе как Региомонтан, предпринял ревизию астрологии: ввел новое деление небесных "домов" и метод исчисления астрологического влияния светил, совершенно вытеснившие астрологическую технику Птолемея [5].
Нередко указывают, что даже Кеплер и Галилей отчасти были астрологами (см., например, [3]). Что касается Иоганна Кеплера (1571-1630), то нет сомнений, что он составлял гороскопы для влиятельных лиц. Однако нужно учесть обстоятельства его жизни и то, как он сам оценивал свою деятельность: "Конечно, эта астрология глупая дочка; но, боже мой, куда бы делась ее мать, высокомудрая астрономия, если бы у нее не было глупенькой дочки. Свет ведь еще гораздо глупее и так глуп, что для пользы своей старой разумной матери глупая дочь должна болтать и лгать. И жалование математиков так ничтожно, что мать наверное бы голодала, если бы дочь ничего не зарабатывала" [6].
Зарабатывая свой скудный хлеб как астролог, Кеплер иногда довольно презрительно отзывался об этом ремесле: "Астрология есть такая вещь, на которую не стоит тратить времени, но люди в своем невежестве думают, что ею должен заниматься математик". Ярмарочное звездочтение было ему не по душе. "Астрологи, - писал Кеплер, - изобрели разделение на 12 домов для того, чтобы различно отвечать на те вопросы, ответа на которые ищет человек. Но я считаю такой образ действия невозможным, суеверным, пророческим и началом арабской магии, потому что таким образом на каждый вопрос, какой только приходит человеку в голову, получается утвердительный или отрицательный ответ". И все же в своем поиске мировой гармонии и движущих сил природы Кеплер считал неверным отказ от наблюдений и сопоставлений, накопленных древней наукой. В одном из своих сочинений он предостерегал исследователей, "чтобы они при легкомысленном отбрасывании звездословного суеверия не выплеснули вместе с водой из ванны ребенка".
Нужно заметить, у Кеплера были причины так говорить, ведь в борьбе с астрологией случались и перегибы. Так, Галилео Галилей (1564-1642) не принимал гипотезу Кеплера о влиянии Луны на морские приливы и отливы; не последнюю роль при этом играло его отрицательное отношение к астрологии, которой занимался Кеплер. (Сам Галилей для заработка организовал мастерскую по изготовлению телескопов.) Можно только сожалеть, что неглубокое знакомство с историей науки позволяет ряду авторов относить Галилея к астрологам.
При всем уважении к научному авторитету друг друга и взаимной симпатии, видных из их переписки, Галилей и Кеплер имели полярно противоположное миросозерцание: рациональный ум Галилея не принимал мистических построений Кеплера. Глубокий знаток той эпохи, профессор Н. И. Идельсон пишет, что "для Галилея не существует астрология, столь понятная Кеплеру" [7]. В "Диалогах о двух системах мира", излагая устами Сальвиати свою теорию приливов, Галилей говорит: "Среди всех людей, рассуждавших об этом замечательном явлении, больше всех других удивляюсь я Кеплеру; будучи человеком свободного и острого ума и владея теорией движений, приписываемых Земле, он стал потом уделять внимание и соглашаться с мнением о "влиянии" Луны на воду, о скрытых качествах и тому подобных детских выдумках".
Сам Галилей развивал иную, "чисто механическую" теорию приливов, основанную на сложении суточного и годичного движений Земли, якобы вызывающих периодические ускорения и замедления воды на ее поверхности. По мнению Галилея, они-то и служат причиной основного, полусуточного прилива, максимумы которого наступают через каждые 12 часов. "Признать, что тут действуют Луна и Солнце и что они вызывают подобные явления, все это совершенно претит моему рассудку" [7, с. 133], - с таким негодованием он отметал всякую возможность космического влияния на Землю ("выплеснув" при этом "с водой ребенка").
В одном письме от 21.05.1611 Галилей тонко иронизирует над астрологами, рассуждая, например, о том, "влияли" или нет на жизнь землян те спутники Юпитера, о самом существовании которых никто не знал, пока Галилей их не открыл. В общем, как мы видим, хотя замечания Галилея о небесных "влияниях" не всегда оказывают честь его научной проницательности (как в случае с приливами), но зато уж совершенно однозначно указывают на его полное неприятие астрологии. Галилей объявил войну средневековым доктринам; он не мог допустить в основание своих знаний ничего таинственного. Так рождалась современная наука.
Но астрология еще сохраняла свою популярность среди интеллектуалов и простой публики вплоть до конца XVII века, то есть до начала эпохи Просвещения. На этот счет есть статистика - количество астрологических сочинений, опубликованных в разные века: XV век - 51 сочинение, XVI век - 306, XVII век - 399, XVIII век - 108 и XIX век (до 1880 года) - 47 сочинений [8]. Как видим, бурное развитие науки в XVII-XVIII веках вытеснило астрологию из области интересов просвещенной публики. Но в XX веке, в эпоху всеобщей грамотности, когда читать умеют все, а критически мыслить - по-прежнему немногие, астрологическая литература вновь стала востребованной. Любопытно, сможет ли кто-нибудь подсчитать количество астрологических сочинений, изданных в ХХ веке?
В ХХ веке астрология вновь стала популярной. Она восстановила свои позиции в Европе, особенно в нацистской Германии. Сейчас в западном обществе и у нас астрология переживает впервые с XVII века максимум популярности. В отличие от прежних эпох современная астрология не имеет ничего общего с астрономическими исследованиями.»


Эта глава на первый взгляд посвящена истории взаимоотношений астрологии и науки. Казалось бы, здесь почти нечему возразить. Однако при более внимательном чтении обнаруживаются некие странности. Собственно истории посвящено совсем немного, всё остальное - высказывания великих об астрологии. Но даже в коротеньком историческом тексте виден Ваш взгляд на историю.

«выросшая из народных примет, древняя астрология предзнаменований была неизбежным этапом в развитии естествознания. Она выявляла и использовала для прогнозов связь годичного обращения Земли вокруг Солнца с периодами засухи и дождей, обилия пищи и бескормицы, в общем - с погодой. Собственно, тогда еще она не выделялась из "интегрированного пакета" знаний о природе. Свое лицо, свою индивидуальность, свой современный смысл астрология приобрела только тогда, когда занялась прогнозом характеров и судьбы людей.»

И вот продолжение из шестой главы:

«Западная астрология зародилась в древнем Шумере, когда люди, не понимавшие причин происходящих вокруг них явлений, стали впервые нащупывать связи между, казалось бы, случайными событиями. Эта мотивация, вообще говоря, и в наше время стимулирует занятие как наукой, так и ее суррогатами (если человек не хочет или не может "играть по правилам" науки)».

Ну и что здесь может вызвать сомнение? Совершенно нейтральный текст, причём всё правильно, как в учебнике.

- В том то и дело, что как в учебнике. Читал я эти учебники в своё время, и по части исторического развития всё было очевидно: сначала человек был очень примитивный и необразованный. Потом веками и тысячелетиями он умнел, накапливал практический опыт; потом ещё поумнел и начал создавать теории, науку и, наконец, превратился в совершенного человека в виде английского джентльмена или немецкого профессора. Это так называемая линейная теория исторического развития. Я её несколько упрощённо излагаю, но смысл её именно таков. Даже в Вашем кратком историческом экскурсе в каждой фразе чувствуется эта теория. Она, правда, несколько устарела, лет, примерно, на сто, но пользуется популярностью среди тех, кто не знаком с современными взглядами историков.

Пусть Вас не обижает, если я попробую провести сейчас исторический ликбез. Не знаю, когда и как сформировался такой упрощённый взгляд на историю, но в древности его не было. Линейный подход - достояние нового времени, которое вообще отличается упрощённостью мышления, что в истории, что в физике. Правда, за новым временем последовало новейшее, заставившее историков по иному посмотреть на прошлое. Появились работы Данилевского, Шпенглера, Тойнби, Питирима Сорокина, в результате чего история нам видится совсем не так, как моему уважаемому оппоненту. На смену линейной концепции пришла циклическая: исторический процесс представляется учёным сегодня как смена культур.

«Вместо монотонной картины линейно-образной всемирной истории ... я вижу феномен множества мощных культур, с первобытной силой вырастающих из недр породившей их страны, ... и у каждой своя собственная идея, собственные страсти, собственная жизнь, желания и чувствования и, наконец, собственная смерть». (Освальд Шпенглер. "Закат Европы". Москва, "Мысль", 1993)

Эти культуры могут существовать одновременно, а могут следовать одна за другой. Например, сегодня, по представлениям историков, существует несколько культур одновременно. Арнольд Тойнби в своей книге "Постижение истории" насчитывает двадцать одну культуру в истории человечества (это число у него меняется по ходу книги). И каждая такая культура обладает своей собственной картиной мира, своими способами постижения, своими представлениями о причинах и следствиях. И нет никаких единых "естественнонаучных" критериев, позволяющих утверждать, что одна культура лучше другой. Если такие критерии и существуют, то они лежат очень далеко от естественных наук. Вам, конечно удобнее думать иначе и у Вас довольно много единомышленников, причём не только среди учёных. Больше всего их среди политиков. Используя технические и экономические показатели, политики ранжируют страны по степени их "прогрессивности", напрочь отбрасывая такие характеристики человеческого бытия как нравственность, самобытность культуры, или обуславливая их экономическим и политическим развитием. По сути, всё, что не вписывается в "прокрустово ложе" менталитета среднего европейского (или американского) потребителя, объясняется "дикостью" народов третьего мира, до которых, к сожалению, не дошёл ещё свет западной культуры. Но как можно всю неповторимость и многообразие различных культур сводить к двум-трем числовым показателям типа валового национального продукта на душу населения? И вообще, можно ли сравнивать различные культуры между собой, выстраивая их "по росту" относительно единого для всех идеала? И, естественно, таким идеалом является сегодняшняя западная культура. Не слишком ли увлекаются идеологи, принимая явления, присущие отдельным культурам за характеристики всех культур? Конечно, политикам так удобнее. С такой моделью очень легко оправдать вмешательство в жизнь стран и народов и насильственное внедрение западных моделей общества. А идеологам от европейской науки такая модель позволяет навязывать всему миру своё мировоззрение - "самое прогрессивное и совершенное". До "прогрессивности и совершенства" мы ещё доберёмся и рассмотрим детальнее, а пока последуем за историками.

Мыслящие историки считают, что нельзя описывать историю как линейное поступательное движение к единой цели, в котором все народы идут в одном направлении, обгоняя или отставая друг от друга. Напротив, история для них - это развитие отдельных общественных сущностей по-разному взаимодействующих друг с другом, где смерть одних соседствует с рождением других. В теориях такого типа вместо непрерывного поступательного движения человечества присутствует циклическое развитие отдельных локальных культур. И познание мира в этих культурах развивается в каждой по-своему. В каждой культуре существует своё представление о связи причин и следствий, позволяющее постигать единство мира.

Посмотрим повнимательнее, что Вы пишете:

«Западная астрология зародилась в древнем Шумере, когда люди, не понимавшие причин происходящих вокруг них явлений, стали впервые нащупывать связи между, казалось бы, случайными событиями.»

Во второй главе Вы про Шумер совсем не упоминаете, забыв, видимо, что оттуда пришла к нам и астрология и астрономия. Вообще всё прошлое науки у Вас ограничено древними греками, от которых Вы, мимо Египта, Индии, арабов и всех остальных прямиком перескакиваете в Европу. Хорошо, хоть в конце статьи Вы вспоминаете, что был такой Шумер. При этом интереснейшая и своеобразная культура Шумера представляется Вам (и Вашим единомышленникам) чем-то наивным и примитивным. Интересно, где Вы познакомились с таким взглядом на шумерскую культуру? "Не понимавшие причин, происходящих вокруг них явлений" шумеры создали систему знаний письменность, мировоззрение, от которых тысячи (!) лет питались последующие культуры вплоть до греков. Они описывали причины и связи и события не казались им случайными - в их картине мира всё было на своём месте. Но шумеры описывали мир не так, как это делает европеец нового времени, что позволяет современному кандидату наук надменно считать себя намного превзошедшим шумеров в понимании.

В ЧЁМ СОСТОИТ "ПОНИМАНИЕ", ПРИСУЩЕЕ ЕВРОПЕЙСКОЙ НАУКЕ?

Что "понимает" современный учёный и вообще, понимает ли он что-нибудь, кроме своих машин и механизмов? Современная наука накопила огромное количество фактического материала, расклассифицировала его и создала массу моделей, описывающих этот материал. Всё это названо высокими словами: "познание законов мироздания". Но все более-менее эффективные модели и описания не выходят за рамки слоя физических и химических явлений. Иными словами, европейская наука как-то научилась работать с миром "мёртвой" материи. Что же касается живого, там она ползает почти вслепую. Самым надёжным материалом для проверки возможностей науки о живом является медицина. Несмотря на огромные, казалось бы, успехи биологии, фармакологии, химии, по настоящему эффективной остаётся только хирургия. Если взять любую область медицины, мы увидим, что в ней регулярно с периодом в 10-20 лет появляется то одна, то другая теория, объясняющая нам, как уберечься от какой-нибудь болезни. Потом, лет через десять, эта теория сменяется новой, зачастую прямо противоположной. То врачи вырезают аппендикс чуть ли не у новорожденных "на всякий случай", поскольку он бесполезен и грозит всяческими опасностями, то выясняется, что аппендикс не так уж бесполезен. То нас пугают микробами, то начинают задаваться вопросом, почему одни заражаются, а другие нет. То запрещают есть масло, чтобы не было холестерина, то выясняется, что этим не спасёшься. Да и холестерин, оказывается нужен. В общем, о понимании пока говорить рановато.

Биологи научились клонировать животных и вдруг (!) задумались: а может не только генотип имеет значение, а ещё и среда, в которой он расшифровывается и превращается в живой организм, - так называемая "декодирующая среда". О последствиях вообще задумываются единицы. А разве не связано понимание с знанием последствий?

И если вернуться к медицине, то, в конце концов, методы традиционной, но основательно забытой медицины оказываются эффективнее и надёжнее методов медицины нынешней.

«Когда в 50-х годах больницы и медицинские учебные заведения Китая были обязаны изучать идеи и методы, содержащиеся в "Учебнике терапии богдыхана" и пользоваться ими при лечении больных, многие западные эксперты … ужасались и предсказывали гибель восточной медицины. Однако все получилось наоборот. Иглоукалывание, прижигание, диагностика, основанная на измерении различных пульсов, привели к новым идеям, новым методам лечения, новым направлениям как в западной, так и в восточной медицине». ("Против методологического принуждения" В кн.: Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. Москва, 1986).

Ну и у кого больше понимания - у древних китайских врачей или у современных европейских? Простейшие, на первый взгляд, модели китайский медицины, описания взаимосвязей в организме человека оказываются эффективней, чем тома научных трудов современных медиков. Добавлю ещё одну цитату из Фейерабенда:

«Первобытные племена имели более разработанные классификации животных и растений, чем современные научные зоология и ботаника, им были известны лекарства, эффективность которых изумляет медиков (в то же время фармацевтическая промышленность уже почувствовала здесь новый источник доходов), у них были средства влияния на соплеменников, которые наука длительное время считала несуществующими (колдовство), они решали сложные проблемы такими способами, которые до сих пор все еще не вполне понятны (сооружение пирамид, путешествия полинезийцев).» (Там же)

Это пишет специалист по истории и философии науки, один из крупнейших науковедов двадцатого века. Добавлю ещё кое-что. За всю известную историю не было одомашнено ни одного животного, то есть все домашние животные имеют "доисторическое" происхождение. И основные растительные продукты культивированы теми же самыми не понимавшими, как Вы пишете, причин нашими предшественниками. Всё, что мы едим - результат деятельности наших далёких и уже неведомых предков. В новые времена не создано ничего путного, кроме начинённой химией гадости и генетически изменённых продуктов, последствия от употребления которых неизвестны. И гордые представители европейской науки, плотно закусив тем, что им оставили их "примитивные" предки, самодовольно рассуждают о превосходстве своих знаний и своего интеллекта над наивным умом и суевериями примитивных дикарей. А "дикари" создали основу нашей жизни.

«Было осуществлено приручение животных, изобретен севооборот, благодаря устранению перекрестного оплодотворения выведены и очищены новые виды растений, сделаны химические изобретения; существовало поразительное искусство, сравнимое с лучшими достижениями настоящего времени.» (Там же)

А древнеегипетское искусство строительства? Наши многомудрые современники соревнуются в творческом воображении, пытаясь понять, как египтяне построили свои пирамиды. Историки 19-го века напридумали легенд о сотнях тысяч рабов, не понимая, что количество ничего не меняет. Инженеры-то это знают: хоть миллион рабов пригони, а простыми средствами поднять такие камни на вершину пирамиды всё равно не удастся.

И что поразительно: среди тех, кто это всё создал, не было не то что докторов наук, даже ни одного кандидата. Как они этого добились без университетских дипломов? А может быть, всё-таки, не стоит рассуждать о том, что они чего-то там не понимали, демонстрируя такими рассуждениями незрелость ума? Это - другие культуры и характер мышления у них был другой. На своём языке, с помощью мифа, притчи записывали они своё понимание устройства мира. И почему миф хуже математической модели мне лично совершенно непонятно. По крайней мере, в понимании живого они превосходили современных медиков и биологов. И причина ясна: европейская наука научилась резать изучаемый объект на мелкие кусочки и подробно ковыряться в каждом кусочке по отдельности, детально описывая всё, что там увидит. Но как только дело доходит до целого, европейская наука становится совершенно беспомощной. Изучая подробнейшим образом каждое дерево, она зачастую даже не догадывается о существовании леса. Методы европейской науки, весь её подход совершенно непригоден для изучения целого. А живое, извините, по частям изучать бессмысленно - по частям изучать можно только мёртвое. Что и делает современная наука: сначала превращает живое в мёртвое, а потом его изучает. Электронный микроскоп, с помощью которого учёный изучает клетку, сначала эту клетку убивает и учёный видит только мёртвую клетку. И так во всём. Если же говорить о понимании, то понять можно только целое, а кусочки можно знать, но с таким знанием понять ничего невозможно.

Да и в физике понимания не так уж и много. Всё, чего добилась современная физика, это умения математически описывать поведение небольшого количества простых физических объектов.

ОБ ОСОБЕННОСТЯХ МЫШЛЕНИЯ ФИЗИКОВ

Мы - простые люди без дипломов по физике - восхищаемся сложностью и глубиной физической мысли, её невероятными достижениями, позволяющими понять сложнейшее устройство вселенной. Можно сказать, что у физиков реклама их деятельности поставлена безупречно. Неведомые имиджмейкеры (так их теперь называют) внушили доверчивому человечеству образ совершенной науки, постигающей сокровеннейшие тайны мира, и скромных гениев, совершающих нечто совершенно недоступное человеческому уму. Обыкновенным человекам остаётся только смотреть на них снизу вверх, как на олимпийских богов, преклоняясь перед ними - всемогущими и всезнающими. Правда, находятся еретики, относящиеся к физике без священного трепета. Именно они и попытались разобраться в сути физических представлений. И выясняется, что самое существенное в физике - это изощрённая математика. А если посмотреть, какие образы и представления стоят за математикой, то есть заглянуть в основы физического мышления, то выясняется, что исходная система представлений у физиков совсем проста, проще, чем у поваров и автомехаников. Один из еретиков - А. И. Липкин, кандидат физ.-мат. наук и доктор философских наук, выпускник Физтеха, в прошлом физик-теоретик - нырнул в глубины физической мысли и обнаружил, что в основе всех физических представлений лежат два простых образа: твёрдые шарики (частицы) и однородная среда (волны). И ничего больше. И все физические навороты стоят на этих простых, как мычание, образах. (А. И. Липкин. Модели современной физики (взгляд изнутри и извне). "Гнозис", Москва, 1999). Такие вот дела. И сразу становится ясной вся драма физического мышления, разыгравшаяся в начале 20-го века. Бедные физики столкнулись с чем-то третьим, что не вмещается в два простых образа и застыли от изумления. А если учесть, что за две-три сотни лет понятия в умах физиков успели затвердеть до степени гранита, то ясно каких трудов им стоило расширить свой научный словарь до трёх слов.

Я, разумеется, жду возмущённых криков: "Как это может быть? Сложнейшая и недоступная умам простых смертных физика держится на таких простых представлениях? Да как вы смеете?!" (вариант: "Да как вы можете такое писать?!") - Смею и могу. Из очень простых элементов можно сконструировать весьма хитроумные конструкции, на редкость сложные по форме, но крайне простые по содержанию. Самое сложное в физике - это сложная математика, а всё остальное доступно для понимания даже школьнику младших классов. Технически сложная задача может возникнуть на самом простом материале. Возьмём обычный бильярд: зелёное сукно, пирамидка из шаров в центре стола, шесть луз, кий, разбивающий шар. Задача: как ударить, чтобы с первого, разбивающего удара загнать в лузы максимальное количество шаров? Надо определить направление первого удара, под каким углом держать кий, с какой силой бить, куда поставить разбивающий шар. При решении этой задачи возникнет множество проблем. Надо учесть сопротивление сукна, упругость шаров, как будет передаваться импульс первого удара внутри пирамидки и т.д. Можно построить целую теорию, провести множество экспериментов, может быть, даже создать целый раздел науки: физику бильярда или, скажем, бильярдологию. Здесь, несомненно, потребуется сложная математика. Можно защитить на этой теме кучу кандидатских и докторских диссертаций и т.д. - это очень непростая задача. Но насколько она сложна технически, настолько же проста по содержанию. Примерно так и обстоит дело в физике: там решают задачи другого характера, но по содержанию они не намного глубже физики бильярда. Физики играют в другой бильярд, но суть та же самая.

Я не одинок в таком взгляде на европейскую науку. Знаменитый американский историк и философ науки Томас Кун, в наиболее известной его книге "Структура научных революций" рассматривает нормальную науку в периоды между научными революциями как "решение головоломок". Ученый, который преуспеет в этом, становится специалистом своего рода по решению задач-головоломок, и стремление к разрешению все новых и новых задач-головоломок становится стимулом его дальнейшей активности, хотя он и не выходит за рамки нормальной науки. Среди главных мотивов, побуждающих к научному исследованию, можно назвать желание решить головоломку, которую до него не решал никто или в решении которой никто не добился убедительного успеха. Решать головоломки нужно по определённым правилам, иначе это не будут считаться наукой. В периоды научных революций ситуация меняется. Тогда учёным приходится придумывать новые слова, менять правила решения головоломок. Но спустя некоторое время всё возвращается "на круги своя": шариков становится больше, они даже приобретают какие-то качества (цвет, массу и т.д.), но по сути всё остаётся тем же самым - физик, занимающийся квантовой механикой или хромодинамкой, мыслит теми же самыми образами шариков и непрерывных сред. Сюда добавляются ещё сложно изогнутые плоскости и ничего больше. И учёные вновь возвращаются к решению новых головоломок уже по новым правилам.

Такой взгляд на науку объясняет, почему многие учёные - воплощение современной мудрости - столь наивны в обычной жизни, в области человеческих отношений, человеческой жизни. Нас уже не будет удивлять трогательная любовь академика Алферова к товарищу Сталину: хоть он и академик, но только в сфере физического бильярда, а нравственность и понимание ценности человеческой жизни лежат далеко за пределами бильярдного стола, пусть даже и физического. Да чего там нравственность - само представление о жизни становится недоступным увлечённому своей наукой физику-бильярдологу. В этом легко убедиться, достаточно послушать, сколько глупостей изрекают учёные (не все, конечно), как только выходят за пределы своей родной науки! Один Лаплас чего стоит:

«Интеллект, которому были бы даны на мгновение все силы природы и взаимное положение всех масс и который был бы достаточно силен для того, чтобы подвергнуть эти данные анализу, мог бы в одной формуле представить движения величайших масс и мельчайших атомов; ничего не было бы для него неизвестного, его взорам было бы открыто и прошедшее и будущее.»

Это высказывание Лапласа широко известно. Эрнст Мах приводит его в своей статье и добавляет:

«Лаплас разумел при этом, как можно доказать и атомы мозга…. В целом идеал Лапласа едва ли чужд огромному большинству современных естествоиспытателей…» (Э. Мах. Популярно-научные очерки. СПб, "Образование", 1909, с. 153)

А вот тезис Дюбуа-Реймона:

«Можно вообразить себе познание природы, достигшее такого состояния, что всеобщий мировой процесс мог бы быть описан одной математической формулой, одной необъятной системой одновременных дифференциальных уравнений, определяющих положение, направление и скорость любого атома мира в любой момент.»

В общем, понятно: вся жизнь, со всем её богатейшим содержанием, представляется великим физикам как столкновения огромного числа твёрдых шариков. С философами подобного толка спорили их современники, Дидро, например, и многие другие. Но я полагаю, что на опровержение подобных высказываний жаль тратить даже чистый лист бумаги. Но стоит задать себе вопрос: "Как учёные, считающиеся величайшими представителями своей науки, могли нести такое?" Нормальному человеку подобное даже после третьего стакана в голову не придёт, только в припадке белой горячки: и творчество, и воображение, и всё остальное - движение и столкновение твёрдых шариков, описываемых массой достаточно простых математических уравнений; а вся сложность в том, что их много. Простите за пространную цитату:

«В начале нашего века среди ученых было модно упрекать человека в несовершенстве, а природу, его создавшую, - в глупости. Даже, например, Гельмгольц, изучая человеческий глаз, восклицал: "Какой плохой оптик Господь Бог! Я бы построил глаз куда лучше!" Увы, великий ученый сказал нелепость только из-за формального образа мышления. С диалектикой природы Гельмгольц не был знаком даже отдаленно, иначе он сумел бы понять, что глаз, отвечая нескольким назначениям, частью совершенно противоположным, как чувствительность к свету и резкость зрения, отличается замечательным равновесием этих противоположностей. У нас, прошедших столь большой путь после Гельмгольца, нет еще приборов, чувствующих всего два-три кванта света, как глаз. А его оптическое несовершенство чудесно исправлено в самом мозгу, опытом зрения» (Иван Ефремов. Лезвие Бритвы. Глава пятая).

Таких самоуверенных высказываний можно набрать огромное количество. И здесь выявляется новая особенность физического мышления: увлёкшись познанием бильярдных истин, физик начинает полагать, что весь мир - это огромный бильярд, и что все открытые им тайны бильярдологии можно спокойно переносить на всю Вселенную. Физики с девичьей памятью очень скоро забывают, что все ими сформулированные "законы мироздания" есть результат исследований в очень маленьком уголке этого самого мироздания. И совершенно не известно, что станется с этими законами, как только мы выйдем из своего вселенского закутка. Мы живём и работаем в пространстве ограниченных размеров, в ограниченном времени, на ограниченных скоростях, да ещё и с ограниченным мышлением. Уже дважды физики натыкались на серьёзные проблемы: первый раз, когда добрались до очень больших скоростей, близких к скорости света; второй раз, когда добрались до очень маленьких размеров (размеры атома и ещё меньшие). Выяснилось, что законы, выведенные в привычном ограниченном мире, здесь не работают. То есть, если отойти чуть подальше от лабораторного бильярда, там появляются какие-то новые, незнакомые физику предметы. Казалось бы, можно усвоить урок и в дальнейшем быть поосторожнее. Но физики с редким упорством и стойкостью продолжают плясать на граблях: рассуждают о Большом взрыве, строят целые теории, бильярдологи Большого взрыва защищают новые диссертации. А ведь можно было бы задуматься: если очень маленькие размеры уводят нас за границы бильярда, то весьма вероятно, что то же самое произойдёт при очень больших размерах, очень далёких временах и очень маленьких промежутках времени. И не будет никакого Большого взрыва, а будет только очередное физическое заблуждение. Для примера предложу свою гипотезу:

«Метрика времени меняется и то, что физику кажется удалённым от нас на пятнадцать миллиардов лет в прошлое, может лежать в минус бесконечности.»

Но это только гипотеза - игра ума. В отличие от космологов мне не хочется всерьёз рассуждать о предметах, недоступных проверке. Но физики - народ с размахом. Приведу пример ещё одного бильярдного стола, разросшегося до границ мироздания. Сформулировав второй закон термодинамики (закон энтропии), физики бросились рассуждать о тепловой смерти Вселенной: всё со временем выровняется, звёзды погаснут, всякое движение в мире остановится и жизнь прекратится. Даже страшно становится, что нас с вами ждёт. А ведь вся термодинамика построена, исходя из описания очень простых процессов, и все великие выводы - это распространения на весь мир образа уже не бильярда, а кухни.

«Термодинамическая система состоит из двух простых объектов: "нагревателя" (тела, у которого тепло отбирается) и "холодильника" (тела, которому тепло передаётся и помещённого между ними "рабочего тела" (скажем, пара в цилиндре с поршнем), посредством которого совершается механическая работа. Последнее (рабочее тело) играет роль системы, первые - роль "окружающей среды".» (А. И. Липкин. Модели современной физики (взгляд изнутри и извне). "Гнозис", Москва, 1999, с. 110).

Точно - кухня. И вот на основе простой кухонной модели делаются великие выводы.

В ХХ в. термодинамика играет большую роль в космологических моделях эволюции Вселенной.

"Однако здесь надо соблюдать осторожность…. Мы видим, что в идеальном тепловом двигателе - специфической термодинамической системе - роль "системы" играет "рабочее тело", а роль "окружающей среды" - нагреватель и холодильник. Всё это подчёркивает "лабораторный" (т.е. локальный) характер термодинамики, как и других разделов физики. Поэтому к распространению полученных результатов на всю Вселенную, как это делается в современной космологии, надо относиться с большой осторожностью." (Там же, с. 113)

Это пишет физик и философ. Почему же другим физикам не приходит в голову, что надо уметь вовремя останавливаться. Мне кажется, мы здесь сталкиваемся с манией физического величия: "Всё, что мы, физики, делаем, - есть истина для всего мироздания". До чего же физикам хочется стать богами! А ведь и пытаются ими стать, предписывая мирозданию, каким ему следует быть. Позже мы поговорим о том, как сложилась подобная традиция в современной физике и в европейской науке вообще. А пока подумаем, может ли человек с таким складом ума что-то понимать в других культурах в других способах познания. Ответ очевиден: если такой учёный всю Вселенную пытается загнать в рамки своей лабораторной кухни или лабораторного бильярда, то и любое другое мышление он будет втискивать в рамки своей "умственной кухни" - весьма ограниченной в размерах и весьма небогатой по обстановке. Надо бы посмотреть, как это делает современный астроном. Но продолжим это в следующем письме.

Ну, что ж, до свидания, мой учёный сосед. С почтением М. Левин
 
Константин_СавитринДата: Четверг, 16.01.2020, 12:34 | Сообщение # 9
Группа: Общинник
Сообщений: 434
Замечания: 0%
Статус: Offline
ПИСЬМО ЧЕТВЕРТОЕ

Здравствуйте, Владимир Георгиевич! Козьма Прутков говаривал, что есть три вещи, начавши которые невозможно кончить: лузгать семечки, чесать место, которое чешется, и разговаривать с другом, вернувшимся из путешествия. Я обнаружил и четвёртое - спорить с астрономом, нападающим на астрологию. В Вашей статье, как в капле воды отражается всё физическое мировоззрение. И уж как начнёшь его анализировать, так и закончить невозможно - столько там всего за триста лет накопилось.

ПРОДОЛЖЕНИЕ АНАЛИЗА ВТОРОЙ ГЛАВЫ

Итак, взлёт исторической мысли:

«астрология предзнаменований была неизбежным этапом в развитии естествознания»

Оказывается, всё, что происходило раньше, было лишь этапами в развитии естествознания. Это общепринятый взгляд, но, если задуматься, взгляд весьма наивный. Формы познания мира, принятые в других культурах, отличаются от современных, как лошадь от автомобиля. Можно, конечно, считать лошадь этапом в развитии автомобиля, если смотреть на неё только как на средство перевозки. И, разумеется, автомобиль окажется при таком взгляде на вещи значительно эффективнее и совершеннее лошади. Только лошадь - живая, с ней можно подружиться. А если исходить из практической пользы, то она много чего даёт, чего автомобиль дать не может. Её можно использовать не только для перевозок. В последнее время возникло направление в медицине: гиппотерапия. Оказывается, катанием на лошади можно излечить некоторые болезни, даже помочь детям, отстающим в умственном развитии. Интересно, можно ли им хоть чем-то помочь катанием на автомобиле?

Так же, как лошадь от автомобиля, отличаются и способы описания мира в прошлых культурах от способа описания мира, который нам навязывает европейская наука. Те способы также помогали человеку жить и решать свои задачи. Может быть, они не были столь эффективны, как сегодняшние, но подобная эффективность и не нужна была людям в тех культурах. Да и не все, существующие в наше время культуры, нуждаются в такой эффективности. Например, исламскому обществу европейский стиль мышления навязывается чуть ли не силой. И причина ясна: у европейской эффективности обратная сторона - крайняя скудность содержания. Вся эффективность европейского описания мира пригодна только для изготовления технических средств, больше ни на что. И что самое существенное - европейская наука со своим способом описания мира совершенно не помогает человеку организовать свою жизнь. Естественнонаучный подход к описанию мира разбивает мир на отдельные слои и каждый слой описывается своим собственным языком: физическим, химическим, биологическим и т.д. Но все эти языки описания мира пригодны только для использования в профессиональной деятельности учёных, инженеров, техников. Остальным всё это не нужно, они этими языками не пользуются. Да и сами учёные, уходя с работы, оставляют свой научный язык там, потому что в жизни он непригоден и не нужен, и язык повседневной жизни не имеет почти ничего общего с языком науки. Математик скажет, что эти языки "не пересекаются".

Языки описания мира других культур устроены иначе. В этих культурах язык, описывающий мир, описывает и жизнь человека. И человек, пользуясь этим языком, находит своё место в мироздании. Это позволяет ему отвечать на вопросы повседневной жизни. Опираясь на сходные образцы в единой картине мироздания, он может ориентироваться в повседневных жизненных ситуациях, находить модели решения своих проблем. А это и есть одна из важнейших задач в процессе познания мира. Примером такого всеобъемлющего языка как раз и является язык астрологии. Астрологическая символика пригодна как для формулирования самых абстрактных представлений, так и для описания самых конкретных ситуаций. Таким образом, астрология возвращает человека в цельный, единый мир из расколотого на кусочки мира, куда его втащила европейская наука. Можно ещё добавить, что язык астрологии, так же как и языки ранних культур, обращены не только к левому (логическому) полушарию мозга, но и к правому (творческому). Так что эти языки затрагивают не только школярский ум, но и чувства в человеке, вызывают не только ассоциации в уме, но и отклик в душе. Можно сказать, что это "живые" языки, а язык современной науки - "мёртвый". Как лошадь и автомобиль.

Вы, как представитель и защитник европейской науки, можете возразить, что описание мира, принятое в других культурах, не даёт возможности понять этот самый мир:

«Западная астрология зародилась в древнем Шумере, когда люди, не понимавшие причин происходящих вокруг них явлений, стали впервые нащупывать связи между, казалось бы, случайными событиями.»

Да не казались им события случайными. Это Вам кажется, что древним шумерам что-то там казалось. У шумеров, египтян, да и у всех остальных за каждым явлениям стояла одна или несколько сил или сущностей, они и были причинами событий. И эта система представлений ничем не хуже того, что нам предлагает европейская наука. И насчёт связей у них было не хуже, чем сейчас. Более того, они видели такие связи, которые европейский ум ухитряется не замечать при всей его изощрённости. Например, связь между именем и судьбой. А народные приметы чего стоят? Европейская наука всего этого замечать не научилась, поэтому в дополнение к сложному математическому аппарату современной метеорологии начинает эти приметы использовать. А связь между поведением животных и надвигающимися катаклизмами. Начинают и народные средства лечения использовать - вот вам ещё один пример известных в древности связей. И европейская медицина при всей своей учёности вновь обращается к средствам открытым "ничего не понимавшими" шумерами, вавилонянами, египтянами, индусами, китайцами

…. Время от времени читаешь сообщения об этом. То выясняется, что душица и чабрец, применявшиеся в древней медицине, работают лучше антибиотиков, то открывают заново средство лечения незаживающих ран, известное тысячу лет назад и т.д.

«Хорошо известно, что теоретически гипертрофированная медицина XVI-XVII вв. была совершенно беспомощна перед лицом реальной болезни (и подобное положение сохранялось длительное время даже после "научной революции"). Такие новаторы, как Парацельс, обращались к старым идеям и улучшали медицину. Ненаучные методы и результаты всегда обогащали науку, в то время как процедуры, которые часто рассматривались как существенные элементы науки, незаметно отмирали или отбрасывались.» ("Против методологического принуждения". В кн.: Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. Москва, 1986).

А если говорить о фактах, то и наши предшественники умели накапливать огромное количество фактического материала. Возьмём, к примеру, санскритскую грамматику Панини (древнеиндийский лингвист, живший около V века до нашей эры).

«ПАНИНИ - один из основоположников языкознания, предвосхитивший современные идеи структурной лингвистики, семиотики, логики. Создал первую в истории Индии нормативную грамматику древнеиндийского языка "Аштадхьяи" ("Восьмикнижие" грамматических правил) - кратко сформулированные Сутры (правила), в которых исчерпывающе описаны фонетика, морфология, словообразование и синтаксис Санскрита и (частично) ведийского языка; написаны на особом формализованном языке. Панини оперировал понятиями части речи, корень, суффикс. Методологическая универсальность описания языка, представленная лингводидактическим комплексом грамматики Панини, в котором все уровни языковой системы рассматриваются в их непосредственном структурном взаимодействии, предопределила доступность и эффективность основополагающих достижений древнеиндийской грамматической традиции для иных школ и грамматических направлений. В частности алфавитная система санскрита, организованная в строгом порядке артикуляционно-фонетической классификации фонологических единиц, послужила прототипом алфавитных и фонетических моделей других языков.
Грамматика Панини - образец строгого, формализованного и компактного описания языка. Многие явления языка, рассмотренные у Панини, стали предметом лингвистического исследования лишь много веков спустя. Например, морфонология стала систематически изучаться в европейской науке лишь в 1920-1930. Важна и общая ориентация грамматики Панини и других индийских грамматик I тысячелетия до н.э. на синтез, на построение текстов из элементарных единиц, тогда как европейская наука с античности и до середины 20 в. ориентировалась сугубо на анализ уже данных текстов. Лишь в 1950-1960-е годы Н.Хомский поставил (но не разрешил) задачу лингвистического синтеза; не решена полностью эта задача и в развернувшихся с 1980-х годов исследованиях по автоматическому переводу текста.» (Димри Дж.П. Панини и его "Восьмикнижие". - Народы Азии и Африки, 1973, № 6)


Может быть чересчур длинная цитата, но она даёт возможность понять уровень и структурность мышления индийской культуры. А заодно и сравнить с современным уровнем мышления. Возьмём ещё один пример: китайская иглотерапия. Китайцы выделяют на теле человека более активных шестисот точек. При каждом сеансе иглоукалывания используются от трёх до семи точек. То есть, китайцы нашли эти 600 точек, выделили различные комплексы, связали каждый из них с определённой болезнью, определили методику лечения. А ещё они определяли дни и часы, когда и что нужно лечить. Вы ведь знаете математику и можете посчитать количество сочетаний из 600 по 6, значит, можете оценить объём работы, которую они выполнили. Если учесть, что у китайцев не было такой массы врачей, биологов, биохимиков, как в сегодняшней Европе и США, то просто удивительно, как они вообще смогли это сделать. А их медицина не ограничивается одной только иглотерапией, в ней очень много разных методов. Европейцы ничего подобного не сделали, даже навалившись всей массой своих исследователей. И не смогли бы: европейская медицина выглядит просто примитивной по сравнению с китайской или с индийской Аюрведой.

Из этого можно сделать очень простой вывод: древние культуры не хуже нас умели собирать факты и устанавливать взаимосвязи между явлениями. Кроме того, они владели методами и подходами к изучению, которыми европейская наука совсем не владеет. И эти методы, как показывает опыт значительно эффективнее современных европейских. Все хвалёные достижения европейской науки касаются только мира простых физико-химических явлений, да ещё технических изобретений. О технике судить не берусь, но полагаю, что если бы наши предшественники взялись за физические явления, они бы получили результаты не слабее европейских. Но их интересовали другие вопросы, они мало интересовались чисто физической стороной жизни. В центре их сферы исследований стоял человек, и в изучении человека они достигли куда больших успехов, чем вся современная европейская наука. Одна буддийская или суфийская психология чего стоят.

Конечно, методы восточной психологии отличаются от западных. В основе восточной психологии лежит метод самонаблюдения. Борис Леонидович Смирнов (академик Академии наук Туркменской ССР, врач-нейрохирург, невропатолог, переводчик "Махабхараты" и ещё мистик, что видно из его "Писем к ученикам") пишет в предисловии к своему переводу "Бхагаватгиты", что западная психология пошла путём экстравертивным, а восточная - интравертивным, почему и достигла больших, чем западная результатов.

Западный психолог изучает другого человека, а восточный психолог изучает себя. То есть он одновременно и субъект наблюдения (тот, кто наблюдает), и объект (тот, кого наблюдают). На Западе субъект отделён от объекта, а на Востоке - нет. И это не помешало им создать превосходную и очень детальную классификацию психических состояний, то есть теорию. Буддийские тексты содержат подробнейшие описания и состояний и причин. И суфийские хали и макамы (суфийские психологические термины) подробно описывают не только состояния, но и динамику психических процессов. И при этом и буддисты, и суфии выработали очень эффективные методы работы с психикой. По телевизору во время первой чеченской войны показали, как чеченские боевики танцуют суфийский танец "зикр": простая, казалось бы, техника, причём доступная для массового обучения, а как мотивирует человека - после танца, не задумываясь, идут на смерть. Нашим бы спортивным психологам такие техники. Но западные психологи помаленьку их осваивают: аутотренинг, например, из Индии к нам пришёл и стал одной из практик, используемых в официальной западной психологии.

Я не хочу сейчас говорить об астрологии, об этом - позже, но хочу отметить, что астрологию развивали те же самые мыслители, которые создавали древнюю медицину, психологию, грамматику. А их уровень мышления трудно переоценить. Если сравнить уровень мышления Панини, Пифагора или Имхотепа (прославленный древнеегипетский учёный, архитектор, врач, со временем обожествленный, жил около 2780-2760 годов до н.э.) с уровнем мышления современного учёного, то европейцам совсем нечем будет гордиться. И шумеры тоже входят в категорию великих древних культур.

Вам, конечно, удобнее верить в своё представление о шумерах, однако современные историки, знающие шумерскую культуру лучше, чем астрономы, видят её не так, как Вы.

Вот что Фейерабенд пишет о людях древних культур:

«Не будучи стеснены узкой специализацией, они обнаружили важнейшие связи между людьми и между человеком и природой и опирались на них в интересах совершенствования своей науки и общественной жизни: наилучшая экологическая философия была в древнекаменном веке. Древние народы переплывали океаны на судах, подчас обладавших лучшими мореходными качествами, чем современные суда таких же размеров, и владели знанием навигации и свойств материалов, которые, хотя и противоречат идеям науки, на поверку оказываются правильными. Они осознавали роль изменчивости и принимали во внимание ее фундаментальные законы. Лишь совсем недавно наука возвратилась к концепции изменчивости, разработанной в каменном веке, после долгого периода догматического провозглашения "вечных законов природы" - периода, который начался с "рационализма" досократиков и достиг кульминации в конце XIX в. Кроме того, все это не было случайным открытием, а представляло собой результат размышления и умозрения.» ("Против методологического принуждения". В кн.: Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки. Москва, 1986).

Зато такой взгляд на историю познания, который Вы нам предлагаете, позволяет европейскому учёному обращаться с историей, как со своей собственностью. Для начала такой учёный устраивает прополку, выбрасывая из истории науки всех персонажей, которые ему не нравятся своим образом мысли. А все их достижения приписываются кому-нибудь попрогрессивнее. Кто сейчас знает, что "свою" систему мира Коперник, как он сам признаётся, успешно позаимствовал у пифагорейца Филолая? Зато теперь система мира Коперника - великое достижение европейской науки. И так во многом.

«Я показал, что современная астрономия и современная динамика не могли быть разработаны без ненаучного использования допотопных идей.» (Там же).

У арабов заимствована алгебра. У индусов, арабов взяты основы медицины, астрономия, основы химии. В общем, вся европейская наука изначально строилась на материале, взятом из других культур. А самое весёлое происходило в семидесятые годы в медицине, когда на полностью заимствованном из китайской иглотерапии материале защитили кучу диссертаций, предварительно переименовав иглотерапию в рефлексотерапию. И это прекрасно! Пусть европейцы присваивают себе чужие достижения, лишь бы не только присваивали, а ещё и усваивали, и осваивали. Вопрос не в том, что присваивают, вопрос в том, как это делается. Всё, что европейским умам удаётся понять, присваивается и становится "вехами и этапами на пути развития великой европейской науки". Всё, что не удаётся понять, объявляется предрассудками и суеверием. Впрочем, часто это удаётся понять позже, тогда опять же это присваивается, зачастую переименовывается и под новым именем с новым автором становится "новым этапом развития" той же самой европейской науки. Всё остальное так и остаётся "предрассудком и суеверием" до очередного интеллектуального прорыва европейского гения. Меня не удивляет наглость, с которой европейский ум выдирает из других культур, то, что ему нужно, остальное отпихивает ногой и при этом смотрит с презрением на тех, у кого он учится, и оскорбляет их. А чему удивляться? - С древними культурами обходятся так же, как обходились с колониями: отбирали всё, что колонизаторам нужно, а с владельцами и создателями этого обращались по-европейски - хорошо, если не продавали в рабство. Так что перед нами обычный европейский стиль поведения. В колониальный период в Индии любой туповатый чиновник из английской администрации считал себя выше любого индуса, хоть раджи, хоть святого. А почему, собственно, отношение к другим древним культурам должно отличаться от отношения к другим современным культурам? И не отличается: там высокомерное хамство под маской джентльменской вежливости, и здесь такое же. А сейчас, в период "великой политкорректности", хамство приняло новые формы: какого-нибудь посредственного писателя из Африки вытаскивают на свет Божий и дают ему премию только за то, что он негр, из африканской глуши и может три страницы написать связно. Давая невиданную фору представителям других культур, политкорректные дяденьки отказывают им в праве соревноваться с европейцами на равных. Они даже не понимают, что политкорректная снисходительность хуже откровенного хамства колониальных времён. Примерно так же современный европеец обращается и с древними культурами. Сейчас очень модно сюсюкать по поводу древней мудрости, коллекционировать раритеты, ездить на экскурсии по священным местам древних религий, а потом рассказывать подругам: "Ах, милочка, я там такое почувствовала, такое почувствовала!!! Это просто невозможно передать…" Не умея понять их способ мысли, не имея ни малейшего благоговения перед их святынями, европейский турист пользуется чужой культурой, как европейский промышленник пользуется чужой нефтью. А взамен - все чудеса цивилизации: жвачная резинка, роллс-ройс, джинсы, автомат Калашникова, кино про Джеймса Бонда и тому подобное.

И Ваше, Владимир Георгиевич, отношение к древности, точно такое же. Даже к Вами уважаемой, казалось бы, греко-римской культуре Вы вместе с Вашими коллегами относитесь ничуть не лучше: Вы выковыриваете, точно изюм из булочки, тех мыслителей, которые Вам нравятся, выбрасывая всё остальное. Например, у Пифагора Ваши коллеги берут геометрию, отбрасывая всю оригинальнейшую и глубочайшую пифагорейскую философию. И при этом называют древних мыслителей "учёными", снисходительно позволяя стоять им в одном ряду с Вашими кандидатами наук. А они вовсе не рвались добиться Вашего признания. У них и науки в Вашем понимании не было, не было даже слово "наука". Было "технэ" - умение, мастерство и была философия. Они называли себя сначала философами, а потом уже геометрами и т.д. И они размышляли, а не занимались решением научных головоломок. Так что неизвестно, как они отнеслись бы к высокой чести стоять в одном ряду с европейскими учёными, - весьма вероятно, что посчитали бы это оскорблением.

Нет никакого "столбового пути" развития европейской науки. Есть только язык описания мира, присущий европейской культуре. Он сформировался в этой культуре и когда европейская культура, прожив свой срок, уйдёт, этот язык уйдёт вместе с ней. На смену этой культуре придёт другая культура со своим языком описания мира и достижения европейской культуры войдут в новую культуру вместе с достижениями предыдущих культур. Новая культура воспримет весь фактический материал, добытый европейцами, и всё понимание ранних культур и пойдёт дальше.

А если бы Вы могли прийти к этим культурам с настоящим уважением, как должен приходить ученик к учителю, то смогли бы увидеть ценность и содержательность другого способа мыслить и видеть мир. Вас ведь никто не заставляет отказываться от своего способа. Но Ваше восприятие мира стало бы богаче и, возможно, Вы с лёгкостью смогли бы решить некоторые до сих пор не решённые проблемы Вашей науки. У меня есть пример человека, сумевшего это сделать, и я планирую в одном из следующих писем рассказать Вам о нём.

Вы не можете понять их способ мысли, потому что они описывали причины и взаимосвязи языком, который Вам не нравится. А как европейская наука описывает любимые Вами причины и взаимосвязи? Давайте посмотрим повнимательнее.

КАК ЕВРОПЕЙСКАЯ НАУКА ОПИСЫВАЕТ ПРИЧИНЫ

Я уже писал, что одно из главных достоинств европейской науки - это огромное количество фактического материала. Если целеустремлённо и упорно навалиться большой кучей исследователей, то вполне можно набрать много фактов. И современные учёные это делают. Правда, потом с этими фактами надо что-то делать, собирать из мелких деталей какое-то целое. Там, где явления попроще, учёным удаётся слепить некую единую картину, как например в физике. Но никакого особо нового понимания причин физика нам не добавляет. Возьмём, к примеру, закон всемирного тяготения. Современный физик может достаточно точно вычислить ускорение свободного падения тела в разных точках Земли, может определить, с какой силой Земля притягивает тело, но что он говорит о причине? - Причиной является гравитация. Слово "гравитация" происходит от латинского gravitas - тяжесть. Иначе говоря, тела падают, потому что они тяжелы - тавтология, ничего больше. "Верёвка - вервие простое". Древний грек объяснял причину падения тел точно так же, как и сегодняшний физик. Арабские философы объясняли тяготение тем, что тела притягиваются любовью. Вы можете такого объяснения не принимать, но в нём есть философия, а в современном - ничего кроме тавтологии. Зато слово "гравитация" выглядит очень учёно. А что такое - гравитация? Это такое свойство материи - притягивать.

А ещё у некоторых шариков есть свойство. А у других шариков есть другое свойство. И когда эти шарики с различными свойствами встречаются, то они притягиваются. А с одинаковыми - отталкиваются. Назовём эти свойства зарядами (отрицательным и положительным) и получим объяснение причин электричества. Уверяю Вас, что в китайских Инь и Ян на много порядков больше глубины и философии, чем в физическом объяснении электричества. Вы возразите: а уравнения Максвелла и т.д. Не надо путать описание поведения с объяснением причин. Сложная математика может напугать непосвящённых, но математика не объясняет никаких причин и не устанавливает никаких взаимосвязей, она только обрабатывает численные результаты наблюдений и предоставляет в пользование физикам свой набор инструментов, из которого они лепят математические модели физических процессов. Но какие бы сложные математические модели европейская наука ни использовала, ни одной новой идеи и никакого нового понимания это добавить не может.

Хочу рассказать одну историю из своей жизни. В 1965 году после третьего тура физической олимпиады на Физтехе нас, школьников, пригласили на лекцию, которую читал нам профессор Физтеха (не помню уже его фамилии). За лекцией последовали вопросы. Один из вопросов был: "Какова природа элементарных частиц?" На что профессор ответил: "Физика занимается не природой, а поведением элементарных частиц. Природа элементарных частиц - дело философов". Я запомнил эти слова на всю жизнь - это очень точная и честная позиция. Этот физик понимает, чем он занимается и, возможно, понимает место физики в системе взглядов на мир. И место это, хотя и уважаемое, но далеко не в первом ряду, потому что изучение поведения мелких частей не может быть важнее изучения целого.

Европейская наука вообще не знает понятия "целое", хотя и повторяет это слово на каждом шагу. Когда европейский учёный сталкивается с целым, он, как ребёнок, обязательно начинает разбирать это на части. А когда он доходит до мелких деталей и дальше уже разбирать на части не может, он говорит: "Я понял причину явления". Для европейского учёного понять явление - это:

1. разобрать его на части и узнать, из каких мелких деталек оно составлено;
2. разбить детальки на группы;
3. для каждой группы написать систему уравнений, описывающих поведение этих деталек в разных условиях.

Трудно поверить? А Вы посмотрите повнимательнее, как Вы - астроном - описываете причины. Или попросите знакомого физика объяснить Вам какой-нибудь физический процесс. Вы увидите, что всё объяснение сведётся либо к математической модели процесса, либо к описанию поведения его элементов. Сложные математические модели нужно будет ещё понять, и когда Вы поймёте математику (а на это уйдёт масса времени и сил), она Вас так в себя затянет, что вы забудете смысл своего вопроса, и Вам покажется, что Вы всё понимаете. А как возникают эти модели? Есть какие-то наблюдаемые явления, физики определяют какие-то параметры их свойств, которые выделяют из целого в соответствии со своими априорными умозаключениями. Потом ищут математический инструмент, который описывает эти параметры близко к результатам измерений. А после этого объявляют, что поняли физическое явление. Затем, для обозначения элементов математической модели, вводят новые слова. И, наконец, используют эти слова, говоря, что это объясняет процесс. А ежели присмотреться, то видим, что модель подбирали так, чтобы она давала как можно более близкие значения к наблюдаемым. Затем элементы этой модели стали самостоятельными понятиями. А потом используют эти понятия, якобы объясняя ими те явления, которые наблюдают. Сначала модель под явление подгоняли, а потом из модели объясняют - собака, кусающая себя за хвост.

Возьмём уравнения Максвелла. Они достаточно хорошо описывают поведение заряженных тел. Идеальных зарядов и прочего, поведение которых описывают эти уравнения, в мире нет, там всегда присутствует масса дополнительных факторов. Учесть все эти факторы невозможно, поэтому мы всё отбрасываем, оставляем заряд и массу и помещаем это в идеальное пространство, где ничего другого нет. Получаем красивые и удобные уравнения. В математической модели Максвелла появляются "волновые" функции. Отлично - будем называть это волнами! Волновые функции - чистая тригонометрия, собственно электромагнитных волн никто не видел. Но мы назовём это волнами. Ура! появились электромагнитные волны. А раз волны, то должна быть среда, которую эти волны волнуют. Можно и неподвижный эфир выбрать в качестве среды. Эфира никто из физиков не наблюдал, но должно же быть что-то, что волнуется. Потом эфир не подошёл, эфир выкидываем. А заменить-то нечем! Ничего, назовём то, что волнуется, "полем". Теперь у нас есть понимание причин электричества и объяснение, удовлетворяющее и самих физиков, и всех, кто физикам верит. А что это за поле, из чего оно состоит? А ни из чего - из самих волн, это они и волнуются. Опять собака, кусающая себя за хвост - логика, ходящая по кругу. Свет - электромагнитные колебания. А что там колеблется? - Раньше колебался эфир, теперь колеблются сами колебания, да ещё уравнения. Но физики не колеблются, они твёрдо верят в такие объяснения. Вот и получается, что поле - таинственное понятие, доступное только мистическому уму физика-теоретика.

Но с вершиной научной мысли, объясняющей связи и причины явлений, я столкнулся, когда прочёл в учёной книге, что Земля имеет форму геоида. Вспомнив, что "гео" по-гречески - Земля, а "эйдос" - вид, я понял, что Земля имеет форму, похожую на форму Земли. Какое проникновение в суть и причины явлений! Скажи такое в ненаучной компании - за дурака могут принять, но научный термин "геоид" сразу всё меняет и чувствуешь величие научной мысли! А приглядеться, так почти весь "физический смысл" (то, что остаётся, если отодвинуть в сторону математику) состоит из подобных филологических трюков, только не столь откровенных.

Давайте возьмём что-нибудь попроще, поближе к нашим профессиям. Пусть это будет так называемая система мира Коперника. Что в центре мироздания? - А какой смысл задавать подобный вопрос? Где возьмём начальную точку в системе координат, там и будет центр - по крайней мере, это следует из принципа относительности Галилея. У Птолемея Земля в центре и планеты вращаются по циклам и эпициклам. У Коперника - Солнце и планеты вращаются по эллипсам. А если поставить наблюдателя в центр Галактики, то он не увидит ни эпициклов, ни эллипсов. С его точки зрения Земля и Солнце вместе вращаются вокруг центра Галактики, причём Земля движется по волнообразной кривой, заходя то с одной стороны Солнца, то с другой. Ну, а на самом-то деле что? - А нет никакого "на самом деле", есть только разные наблюдатели и разные точки зрения. В системе Птолемея уравнения получаются сложнее, в системе Коперника проще - и вся разница. При этом чистых эллипсов и в системе Коперника не получается. В уравнения, описывающие движение каждой планеты приходится вводить столько поправок, что эллиптическими орбиты можно называть лишь из почтения к памяти великого Кеплера.

Филолай описывал систему мира с Солнцем в центре, исходя из своих мистических взглядов, и для него вопрос о центре имел смысл, но не физический, а мистический. А у сегодняшних астрономов вопрос о центре Солнечной системы не имеет никакого смысла. Но зато можно обвинять астрологов в отсталости и малограмотности, поскольку они пользуются системой мира Птолемея.

Чтобы понять, насколько эффективен физический подход в познании причин и связей, посмотрим, что будет делать физик в некоторой придуманной ситуации. Предположим, перед нами учёный, ничего не знающий о программировании, вообще не знающий о существовании такого вида деятельности, и дадим ему компьютер без программного обеспечения - голое "железо". А теперь попросим его изучить это "явление природы". Физический и технический гений разберёт его на части, до последнего чипа. Может быть, он даже поймёт, какую функцию выполняет каждый элемент и как он работает. Возможно, он сможет сделать ещё один такой же. А потом он построит теорию и с её помощью объяснит нам устройство явления под названием "компьютер". Но будет ли в этом объяснении хоть какой-то смысл? - Нет, не будет, поскольку назначение этого прибора нам останется непонятным. Мы поймём, что отдельные биты могут быть в двух разных состояниях, но зачем всё это - не поймём. Но физик скажет: "Так устроен мир (компьютер), таковы законы природы" и преподнесёт нам теорию "битового поля". А если загрузить в компьютер программу, но физику об этом не сказать, то, в соответствии со своей теорией, он будет объяснять, что вот этот бит перешёл во второе состояние, потому что перед этим ещё один бит в другом месте сменил состояние - и такой рассказ будет продолжаться не до бесконечности, но очень долго. Ему даже в голову не придёт, что причина может лежать в другом слое процессов.

Есть ещё один подход к определению причин. Когда у нас есть процесс, то причиной какого-либо явления в этом процессе будет предшествующее ему явление. После этого - вследствие этого. Идёт человек по лестнице и размышляет: первая ступенька - причина второй, вторая - причина третьей и так далее.

Другого значения слова "причина" у физиков нет: или предшествующее явление, или слово в математической модели. У древних евреев было более богатое представление о причинах. В иврите есть даже разные слова, обозначающие разные по характеру причины. Есть причина "сива", как предшествующее событие в процессе, а есть причина "рош" - голова, начало. Но не то начало, с которого начинается процесс во времени, не первое событие, а то "начало", которое лежит в другом слое и является источником всего процесса в целом. Например, семя - причина всего последующего дерева: корней, ствола, ветвей и т.д., любой фазы роста дерева.

Есть и третье слово для обозначения причины: "ав" - отец, причина. Она вообще не лежит в ряду событий, это причина - категория, которая вызывает другие категории следствий. Например: страх - причина лжи. Ясно, что в естественных науках такого представления о причине нет. В других культурах есть представление о целом, как о причине частей, но в европейской науке этого нет или только-только начинает пробиваться в гуманитарных науках. Но до древних евреев глубина сегодняшней естественнонаучной мысли не дотягивает: в "естественнонаучном подходе", который Вы так любите, даже представления о целом нет. Вот и получается, что вы описываете поведение битов в компьютере, ничего не зная о выполняемой программе. Вообще, в современной естественной науке три основных подхода к познанию:

1. разобрать на детальки и изучать детальки группами и по отдельности - это анализ;
2. выделить какой-нибудь признак или несколько, но не больше шести, составить таблицу и по разным графам написать явления или объекты - это классификация.
3. два-три признака назвать общим словом и добавить это слово как новый признак в другую таблицу - это будет обобщение;
4. а ещё есть статистика - это особая песня, ей надо отдельный раздел посвящать, что я и сделаю позже.

К этому приделываем математику - вот и вся наука. У математики - особая роль. Математические модели не только позволяют описывать ход процесса и получать численные результаты. Математика призвана заменить изучение целого построением моделей и за сложными математическими конструкциями скрыть разорванную на мелкие кусочки картину естественнонаучного мира. Кант как-то сказал, что в каждой науке столько науки, сколько в ней математики. Действительно, выбрось математику и во многих местах даже мыслей не обнаружишь - сплошная тавтология. Следует быть справедливым: прикрывать малосодержательность многих теорий помогает не одна математика, а ещё и греческий с латинским. Из них удобно брать слова для конструирования новых научных понятий, вроде геоида.

В заключение могу сказать, что подобное описание мира значительно беднее и по содержанию, и по смыслу тех описаний мира, которые составляют основу многих других культур. Для решения технических задач такой подход, наверное, эффективнее. Но только для решения чисто технических задач. Хотя, думаю, не переборщил ли я с научной эффективностью? Фейерабенд думает иначе.

«Не существует особого метода, который гарантирует успех или делает его вероятным. Учёные решают проблемы не потому, что владеют волшебной палочкой - методологией или теорией рациональности, - а потому, что в течение длительного времени изучают проблему, достаточно хорошо знают ситуацию, поскольку они не слишком глупы (хотя в наши дни это довольно сомнительно, ибо почти каждый может стать учёным) и поскольку крайности одной научной школы почти всегда уравновешиваются крайностями другой. (Кроме того, учёные весьма редко решают свои проблемы: они совершают массу ошибок, и многие из их решений совершенно бесполезны.) В сущности, едва ли имеется какое-либо различие между процессом, приводящим к провозглашению нового научного закона, и процессом установления нового закона в обществе: информируют всех граждан либо тех, кто непосредственно заинтересован, собирают "факты" и предрассудки, обсуждают вопрос и, наконец, голосуют. Но в то время, как демократия прилагает некоторые усилия к тому, чтобы объяснить этот процесс так, чтобы каждый мог понять его, учёные скрывают его или искажают согласно своим сектантским интересам.
Современная наука вовсе не столь трудна и не столь совершенна, как стремится внушить нам пропаганда науки. Такие её области, как медицина, физика или биология, кажутся трудными лишь потому, что их плохо преподают; что существующие учебные разработки полны лишнего материала, что обучение начинается слишком поздно. Во время войны, когда для американской армии потребовалось за короткое время подготовить большое количество врачей, оказалось возможным свести вс
 
Константин_СавитринДата: Четверг, 16.01.2020, 12:50 | Сообщение # 10
Группа: Общинник
Сообщений: 434
Замечания: 0%
Статус: Offline
ПИСЬМО ПЯТОЕ

Здравствуйте, Владимир Георгиевич! Боюсь, что уж надоел Вам своими письмами. Но страсть к эпистолярному жанру не покидает меня. К тому же передо мной стоит великая задача - понять, что же Вы написали в своей статье. Помнится мне, что в прошлый раз мы остановились в самом начале второй главы. Мы так давно начинали обсуждать эту главу - два письма назад - что, наверное, надо напомнить, о чём в ней шла речь.

НАУКА И АСТРОЛОГИЯ В ПРОШЛОМ

«Выросшая из народных примет, древняя астрология предзнаменований была неизбежным этапом в развитии естествознания. Она выявляла и использовала для прогнозов связь годичного обращения Земли вокруг Солнца с периодами засухи и дождей, обилия пищи и бескормицы, в общем - с погодой. Собственно, тогда еще она не выделялась из "интегрированного пакета" знаний о природе. Свое лицо, свою индивидуальность, свой современный смысл астрология приобрела только тогда, когда занялась прогнозом характеров и судьбы людей. С этого момента возникла и не исчезает граница между ней и наукой. Еще древнегреческий математик и астроном Евдокс около 370 года до н. э. писал, что "не следует доверять ни в малейшей степени халдеям и их предсказаниям и утверждениям о жизни человека, основанным на дне его рождения" [4].
Но в то время сущность астрологии еще была не столь очевидна; во всяком случае она стимулировала астрономические наблюдения и поиск закономерностей в движении планет. Клавдий Птолемей - один из величайших астрономов и математиков античности - был также автором "Тетрабиблоса", до сих пор служащего основным учебником астрологов западного толка. Широко распространившаяся в Европе в эпоху позднего Средневековья и Возрождения астрология также служила движущей силой некоторых астрономических открытий того времени. Но и тогда отношение к ней среди ученых было неоднозначным.
Например, принципиальный критик астрологии греческий филолог Георг Трапезундский (1395-1483) написал трактат "О шарлатанстве" и рассуждение "Почему астрологические данные по большей части ложны". Последовательным противником астрологии, причинившим, как пишут, много хлопот ее жрецам, был князь Иоанн Пико де Мирандола (1463-1494), автор "Исследования по астрологии" и "Разъяснения и опровержения сочинений Птолемея". В то же время один из ярчайших ученых XV века Иоганн Мюллер (1436-1476), известный в астрономической литературе как Региомонтан, предпринял ревизию астрологии: ввел новое деление небесных "домов" и метод исчисления астрологического влияния светил, совершенно вытеснившие астрологическую технику Птолемея [5].
Нередко указывают, что даже Кеплер и Галилей отчасти были астрологами (см., например, [3]). Что касается Иоганна Кеплера (1571-1630), то нет сомнений, что он составлял гороскопы для влиятельных лиц. Однако нужно учесть обстоятельства его жизни и то, как он сам оценивал свою деятельность: "Конечно, эта астрология глупая дочка; но, боже мой, куда бы делась ее мать, высокомудрая астрономия, если бы у нее не было глупенькой дочки. Свет ведь еще гораздо глупее и так глуп, что для пользы своей старой разумной матери глупая дочь должна болтать и лгать. И жалование математиков так ничтожно, что мать наверное бы голодала, если бы дочь ничего не зарабатывала" [6].
Зарабатывая свой скудный хлеб как астролог, Кеплер иногда довольно презрительно отзывался об этом ремесле: "Астрология есть такая вещь, на которую не стоит тратить времени, но люди в своем невежестве думают, что ею должен заниматься математик". Ярмарочное звездочтение было ему не по душе. "Астрологи, - писал Кеплер, - изобрели разделение на 12 домов для того, чтобы различно отвечать на те вопросы, ответа на которые ищет человек. Но я считаю такой образ действия невозможным, суеверным, пророческим и началом арабской магии, потому что таким образом на каждый вопрос, какой только приходит человеку в голову, получается утвердительный или отрицательный ответ". И все же в своем поиске мировой гармонии и движущих сил природы Кеплер считал неверным отказ от наблюдений и сопоставлений, накопленных древней наукой. В одном из своих сочинений он предостерегал исследователей, "чтобы они при легкомысленном отбрасывании звездословного суеверия не выплеснули вместе с водой из ванны ребенка".
Нужно заметить, у Кеплера были причины так говорить, ведь в борьбе с астрологией случались и перегибы. Так, Галилео Галилей (1564-1642) не принимал гипотезу Кеплера о влиянии Луны на морские приливы и отливы; не последнюю роль при этом играло его отрицательное отношение к астрологии, которой занимался Кеплер. (Сам Галилей для заработка организовал мастерскую по изготовлению телескопов.) Можно только сожалеть, что неглубокое знакомство с историей науки позволяет ряду авторов относить Галилея к астрологам.
При всем уважении к научному авторитету друг друга и взаимной симпатии, видных из их переписки, Галилей и Кеплер имели полярно противоположное миросозерцание: рациональный ум Галилея не принимал мистических построений Кеплера. Глубокий знаток той эпохи, профессор Н. И. Идельсон пишет, что "для Галилея не существует астрология, столь понятная Кеплеру" [7]. В "Диалогах о двух системах мира", излагая устами Сальвиати свою теорию приливов, Галилей говорит: "Среди всех людей, рассуждавших об этом замечательном явлении, больше всех других удивляюсь я Кеплеру; будучи человеком свободного и острого ума и владея теорией движений, приписываемых Земле, он стал потом уделять внимание и соглашаться с мнением о "влиянии" Луны на воду, о скрытых качествах и тому подобных детских выдумках".
Сам Галилей развивал иную, "чисто механическую" теорию приливов, основанную на сложении суточного и годичного движений Земли, якобы вызывающих периодические ускорения и замедления воды на ее поверхности. По мнению Галилея, они-то и служат причиной основного, полусуточного прилива, максимумы которого наступают через каждые 12 часов. "Признать, что тут действуют Луна и Солнце и что они вызывают подобные явления, все это совершенно претит моему рассудку" [7, с. 133], - с таким негодованием он отметал всякую возможность космического влияния на Землю ("выплеснув" при этом "с водой ребенка").
В одном письме от 21.05.1611 Галилей тонко иронизирует над астрологами, рассуждая, например, о том, "влияли" или нет на жизнь землян те спутники Юпитера, о самом существовании которых никто не знал, пока Галилей их не открыл. В общем, как мы видим, хотя замечания Галилея о небесных "влияниях" не всегда оказывают честь его научной проницательности (как в случае с приливами), но зато уж совершенно однозначно указывают на его полное неприятие астрологии. Галилей объявил войну средневековым доктринам; он не мог допустить в основание своих знаний ничего таинственного. Так рождалась современная наука.
Но астрология еще сохраняла свою популярность среди интеллектуалов и простой публики вплоть до конца XVII века, то есть до начала эпохи Просвещения. На этот счет есть статистика - количество астрологических сочинений, опубликованных в разные века: XV век - 51 сочинение, XVI век - 306, XVII век - 399, XVIII век - 108 и XIX век (до 1880 года) - 47 сочинений [8]. Как видим, бурное развитие науки в XVII-XVIII веках вытеснило астрологию из области интересов просвещенной публики. Но в XX веке, в эпоху всеобщей грамотности, когда читать умеют все, а критически мыслить - по-прежнему немногие, астрологическая литература вновь стала востребованной. Любопытно, сможет ли кто-нибудь подсчитать количество астрологических сочинений, изданных в ХХ веке?
В ХХ веке астрология вновь стала популярной. Она восстановила свои позиции в Европе, особенно в нацистской Германии. Сейчас в западном обществе и у нас астрология переживает впервые с XVII века максимум популярности. В отличие от прежних эпох современная астрология не имеет ничего общего с астрономическими исследованиями.»


Ну, о том, как европейская история привыкла обращаться с прежними культурами, я уже писал. Вы делаете ещё проще: из всей греческой истории Вы вытащили только Евдокса Книдского, жившего уже после того, как закончился "золотой век" греческой культуры. Может быть, не удалось найти других критиков астрологии? С другой стороны, я понимаю, что в короткой статье всего сказать невозможно. Поэтому не буду придираться к фактам, остановлюсь лучше на стиле этой главы. Насколько я понимаю, Вы хотите сформировать у читателя определённое представление о взаимоотношениях астрологии и "хорошей науки". Астрология должна предстать перед читателем этаким аутсайдером, который сначала рвался вместе со всеми вперёд, но потом безнадёжно отстал и тащится в хвосте, пытаясь уцепиться за кого-нибудь из лидеров, например, за астрономию. Одним словом, читатель должен понять, что астрология - "лузер", как сейчас говорят, и за несколько тысяч лет ей не удалось добиться ничего, о чём стоило бы говорить. Замысел прост, но интересен способ, которым Вы пользуетесь, чтобы сформировать у читателя нужный образ. Тут, похоже, Вам пришлось обратиться к богатому опыту историков советских времён, как, впрочем, и к опыту любого историка, насквозь пропитанного идеологией. Перед таким историком стоит глубокая философская дилемма: с одной стороны, не признать достижений астрологов нельзя, из них вся европейская наука выросла (не только из них, но из них в том числе); а с другой стороны, никак нельзя отдавать почести каким-то астрологам-иррационалистам. Тут историк восклицает: "Эврика! Назову-ка я всех великих астрономами". И сразу всё ясно: астроном в поте лица двигал вперёд науку, а астролог за его спиной занимался своей мистикой и пользовался результатами трудяги-астронома. И читатель уже не заметит, что это один и тот же человек. Красота этого исторического "творчества" предстанет перед нами чуть дальше, а начать я хочу со стиля, которым Вы пользуетесь, описывая астрологию. Чувствуется, что одного только опыта советских историков было недостаточно и пришлось обратиться к опыту советских журналистов. Посмотрим на своеобразные оттенки Вашего стиля. Тут бы поработать грамотному филологу, а не какому-то астрологу, но я уж рискну проделать эту филологическую работу сам. Вот отрывочек из Вашего описания.

«Но в то время сущность астрологии еще была не столь очевидна; во всяком случае она стимулировала астрономические наблюдения и поиск закономерностей в движении планет.»

Тонкие этические нюансы этой "стимуляции" нам ещё предстоит обсудить, а вот выражение "сущность астрологии была не столь очевидна" меня просто восхитило. Ведь какой талант пропадает! Одно предложение, и Вы вернули меня в мою юность - вызвать такую ретроспекцию не всякий психотерапевт сумеет. А тут читаю - и яркие картины прошлого. 1965 год, весна, открываю "Известия", а там на последней полосе, как гром среди ясного неба: пока мы все, ничего не подозревая, дружно строили социализм, какие-то перевёртыши (статья на половину полосы называлась "Перевёртыши") Даниэль и Синявский докатились до того, что опубликовали свои произведения на Западе. Долгие годы они прятались под маской честных советских литераторов, и только сейчас "открылось их подлинное лицо", "их истинная сущность стала очевидна". Прямая параллель с астрологами: те ведь тоже, как хамелеоны, желают спрятаться под маской учёных:

«астрология … свой оригинальный образ находит … на пути мимикрии, рядясь в ученые одежды» (из шестой главы - М. Л.)

И ведь что самое гнусное было в этих перевёртышах: двуликие, как и астрологи в Вашей статье, они ухитрялись мистическим образом совмещать в себе несовместимое - "Известия" обвиняли их в антисемитизме, а "Труд" в сионизме, причём опираясь на одну и ту же цитату из Синявского, только обрезанную по-разному. Не могу сейчас вспомнить даты и номера этих газет, но думаю, найти их при желании можно. Хотя бы для того, чтобы расширить набор творческих приёмов, - там ещё многое можно позаимствовать.

Правда, и в данной статье сей набор весьма разнообразен. Например, фокус с названиями профессий, о котором я сказал чуть выше. Нельзя великого человека называть астрологом, а то у читателя неправильные ассоциации могут возникнуть! И как мастерски в статье решена эта проблема. Вот цитата:

«Клавдий Птолемей - один из величайших астрономов и математиков античности - был также автором "Тетрабиблоса", до сих пор служащего основным учебником астрологов западного толка.»

Ни слова лжи - всё правда, но какая правда! Одна только мелкая ошибочка вкралась - насчёт основного учебника. Давно уже, пятьдесят лет уж точно, а может и больше "Тетрабиблос" не является основным учебником астрологов западного, как Вы выражаетесь, "толка". Более того, основная часть современных астрологов его вообще ни разу не прочла, поскольку со времён Птолемея в астрологии многое изменилось, особенно за последнюю сотню лет. Читают Птолемея только самые дотошные, хотя, конечно же, все мы испытываем глубокое уважение к великому предшественнику.

Странное дело, Вы боретесь с астрологией лет пятнадцать, наверное, не меньше, а не успели выяснить за этот срок, чем занимаются астрологи, кто к ним обращается, по каким учебникам они учатся. Неужели борьба всё время отнимает? Или Вы хотите создать у читателя впечатление эдакой заскорузлости астрологов, их допотопности - вот и основной учебник у них почти двухтысячелетней давности? Впрочем, что это я говорю! Вы ведь всё это знаете, просто забыли. А через два абзаца вспомнили:

«один из ярчайших ученых XV века Иоганн Мюллер (1436-1476), известный в астрономической литературе как Региомонтан, предпринял ревизию астрологии: ввел новое деление небесных "домов" и метод исчисления астрологического влияния светил, совершенно вытеснившие астрологическую технику Птолемея» (курсив мой - М. Л.).

Загадочные и мистичные люди эти астрологи: в качестве основного учебника они используют то, что совершенно вытеснено из астрологии более пятисот лет назад.

«Клавдий Птолемей … был также автором "Тетрабиблоса", до сих пор служащего основным учебником астрологов западного толка» (курсив мой - М. Л.).

Скажите, где Вы оставляете свой научный метод вместе с научным мышлением, когда уходите с работы домой - может быть, в рабочем столе вместе с остальными документами?

«оккультизм представляет собой антипод, противоположность научному мышлению» (из первой главы - М. Л.)

Если Вы нам в статье демонстрируете "научное мышление", то мы уж лучше останемся с антиподом!

Но самое яркое в пассаже о Птолемее - стиль и метод! Ведь не упомянуть о Птолемее никак нельзя, его система мира продержалась аж до шестнадцатого века, а вот не сказать о главном деле его жизни - о его занятиях астрологией - вполне удалось. И как хорошо получилось: астроном и математик написал учебник для астрологов. Чуть дальше этот же фокус Вы проделали с Региомонтанусом. А это "также" просто прелесть! Попробую-ка и я:

«Один из величайших экспертов патентного бюро Альберт Эйнштейн написал также статью "К электродинамике движущихся тел", пользующуюся до сих пор популярностью среди физиков квантовомеханического толка.» (М. Левин. Опыт исторического творчества. Ещё не издан).

Теперь нам ясно, что физику двигают вперёд патентные бюро. А литературу - камер-юнкеры:

«Гениальный камер-юнкер А. С. Пушкин написал также …» (Там же)

Слушайте, а ведь это идея! Давайте переименуем всех астрологов "обратно" и не будет никаких астрологов, и ни с кем не надо будет бороться. Скажем так:

«Историк Глоба и математики Левин и Шестопалов читают лекции для астрологов.»

И уже не существует астрологов Глобы, Левина и Шестопалова, есть один историк и два математика. А остальные сами разбегутся, за отсутствием лидеров. Я сказал в самом начале нашей переписки, что Вы не пишете лжи, но как ловко Вы её не пишете!

Ладно, что это я всё о стиле да о стиле, давайте поговорим о содержании этой главы.

Первую фразу главы о том, что астрология выросла из народных примет, я уже разобрал раньше. Дальше идёт интересный пассаж (некоторые фразы, не вызывающие у меня никаких возражений, я пропускаю):

«Свое лицо, свою индивидуальность, свой современный смысл астрология приобрела только тогда, когда занялась прогнозом характеров и судьбы людей. С этого момента возникла и не исчезает граница между ней и наукой. Еще древнегреческий математик и астроном Евдокс около 370 года до н. э. писал, что "не следует доверять ни в малейшей степени халдеям и их предсказаниям и утверждениям о жизни человека, основанным на дне его рождения".»

Граница - это яркий образ! Перед глазами встаёт: тёмная ночь, контрольно-следовая полоса, пограничники с собаками, зорко следящие, как бы не пробрался на родную научную сторону какой-нибудь астрологический контрабандист, или, хуже того, диверсант с иррационально-мистической бомбой в руках. "В эту ночь решили самураи перейти границу у реки". Ну что ж, если Вы себя чувствуете пограничником, тогда эмоциональный накал Вашей статьи становится понятней - Вы призваны охранять от посягательств священную территорию науки. Красивое имя, высокая честь!

Когда, Вы говорите, возникла эта "граница" и кто её провёл? Я, читая книгу Амусина (Амусин А. Д. Кумранская община. М., Главная редакция восточной литературы изд-ва "Наука", 1983), наткнулся на астрологические тексты у ессеев, содержащие описания характеров знаков Зодиака. А это II - I века до нашей эры. Но Вы утверждаете, что граница возникла раньше. Давайте обсудим этот вопрос. Я уже довольно подробно писал в предыдущих письмах, что астрология и астрономия до греков были одной и той же профессией, а ведь описания характера и предсказания судьбы не у греков появились, так что об этом можно больше не говорить (кстати, у Вас: "прогноз характеров" - это что-то новое!). Не было этой границы и у арабов, и у китайцев, и у индусов. У них она появилась только с европейской колонизацией. Но Вы их не считаете, Вы пишете только об астрологии западного "толка" (каково словечко!). Это и понятно, у них конфликта с астрологией до прихода европейцев никогда не было, а у индусов и сейчас нет, хотя наука у них развивается сегодня вовсю. Так что, у индийских учёных нападок на астрологию Вы, конечно же, не найдёте. Хочу заметить, что индийская астрология и западная астрология - это в основе своей одна и та же астрология, различия возникают на более высоком уровне. Можно сравнить эти различия с различиями между волновой и матричной механиками в физике. Просто у нас ещё не появился свой Шредингер, показавший их эквивалентность. С китайцами, конечно, разница куда более существенная. Но Вы, разумеется, вовсе не обязаны это знать, это сугубо астрологические нюансы.

С лёгкостью необычайной Вы отбросили персидских и арабских учёных, воспринявших и развивших наследие греков. С них начался новый этап в астрологии, астрономии, математике. Они и алгебру создали, и геометрию развили, и в медицине продвинулись, и в Вашей родной астрономии преуспели. Да чего там говорить. Ведь всё это Европа получила от арабов после крестовых походов. Европейцы в раннем средневековье всё забыли, а от арабов узнали заново: и философию, и математику, и астрологию в том числе. Как же Вам удалось забыть про арабов? А ведь у них и сегодня есть чему поучиться! Суфии, мистики, поэты, математики, астрологи, философы, и зачастую всё в одном лице. Аль-Бируни, Абу Али ибн-Сина (Авиценна), Улугбек. Один Хайам чего стоит: суфий, поэт, астролог, математик. Его так и звали "Математик", с большой буквы. Давайте-ка у него поищем критику астрологии:

"Жизнь пустыня - по ней мы идём нагишом.
Смертный, полный гордыни, ты просто смешон.
Ты для каждого шага находишь причину,
Между тем он давно в небесах предрешён."


И ещё:

Управляется мир четырьмя и семью.
Раб магических чисел, смиряюсь и пью.
Всё равно семь планет и четыре стихии
В грош не ставят свободную волю мою.


То, что Хайям занимался астрологией, это ещё не доказывает истинность астрологии - Хайям мог и ошибаться. Но зато доказывает, что никакой границы между наукой и астрологией в те времена не было, а Хайям жил чуток попозже Евдокса Книдского, эдак на полторы тысячи лет. А в Европе в те времена вообще не было науки - тогда в Европе и читать-то умели немногие, причём не короли, а, в основном, монахи, и Вы это отлично знаете.

Итак, граница (вместе с пограничниками) возникла позже. Эту границу проложили в Европе, причём не ранее 17-го века, когда, по единодушному мнению историков науки, возникла европейская наука. Получается, что граница существует только в европейской культуре и только последние четыреста лет, - не слишком большой срок, если мерить масштабами истории. Как прокладывали границу, мы увидим позже. А пока пойдём дальше по тексту второй главы.
 
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » АСТРОЛОГИЯ » НАУКА CONTRA АСТРОЛОГИЯ (Возражения Левина М.Б. на аргументы против астрологии)
  • Страница 1 из 4
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES