Вторник, 11.08.2020, 09:24

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

                                                                                                            

                                                                                                            

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Форум » ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО » ЛЮДМИЛА МАТВЕЕВА » ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПРОЗА
ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПРОЗА
МилаДата: Четверг, 21.05.2020, 02:14 | Сообщение # 11
Группа: Админ Общины
Сообщений: 10295
Статус: Offline

***


Сознание к Глебу возвратилось не сразу. Сначала ему почудился плеск воды и щебет птиц, потом он ощутил дуновение свежего ветерка и запах мимозы. «Странно, - медленно проплыла в его голове мысль, - откуда эти звуки и запахи?» Но открывать глаза не хотелось, ему было приятно находиться в состоянии релаксации. Откуда-то издалека донеслись нежные звуки флейты. Едва слышные, они заставили его напрячься и прислушаться и он, наконец, окончательно пришёл в себя. Над его головой раскачивала лохматыми ветвями огромная кудрявая мимоза. Тончайшая пыльца осыпалась с пушистых кистей ему на лицо и щекотала кожу. Ветер подхватывал и гнал её, как облака, а, вдоволь наигравшись, пригоршнями бросал на землю, отчего вся она была покрыта большими желтыми пятнами.

Осмотревшись, Глеб обнаружил, что находится в совершенно незнакомом месте. Он поднялся, отряхнул с одежды и волос пыльцу, и пошёл по едва заметной в траве тропинке. Она привела его к реке, на берегах которой мимоза образовала особенно густые заросли. Вокруг не было ни одной живой души. Вода в реке текла так медленно, что казалось, будто она стоит на месте и только едва заметно движущаяся по её поверхности жёлтая пыль указывала направление потока. Глеб по-прежнему не понимал где он находится. Но самое странное было в том, что он не помнил, каким образом здесь оказался. Этот провал в памяти вызвал чувство сильного дискомфорта, появилось и стало расти тяжёлое тревожное чувство. «Чёрт возьми, – думал он, – что всё это значит?!» В надежде встретить людей, Глеб пошёл быстрее. Так, озираясь и прислушиваясь, он двигался наугад довольно долго. Уже стемнело, когда пред его глазами возникло человеческое жильё. Это была бедная рыбацкая хижина. За столом под навесом он увидел несколько человек, а по мосту через реку с той стороны с ребёнком за спиной шла молодая женщина. Чуть ниже по течению на гладкой как зеркало воде едва заметно покачивалась лодка. У сооружённого на ней шалаша сидел человек, и в его осанке Глебу почудилось что-то очень и очень знакомое.

Вдруг как по команде все, сидящие под навесом, поднялись и стали смотреть в его сторону. Когда он приблизился к хижине, они встретили его так, словно давно ждали. Это озадачило Глеба ещё больше. У него возникло острое ощущение, что все эти люди знают что-то такое, что ему самому ещё не известно. В их глазах он видел выражение молчаливого сочувствия, но чем это было вызвано, понять не мог.

Женщина с ребёнком, перейдя мост, подошла к ним и поздоровалась, приложив руку к груди и слегка поклонившись. Мужчины ответили ей тем же жестом, и расступились.

Она подошла к Глебу и пристально посмотрела ему в глаза. Душа его встрепенулась и замерла, он не в силах был отвести от её лица свой взгляд и не мог проронить ни слова. Женщина молча взяла его за руку и хотела, чтобы он пошёл за ней, но неведомая сила словно приковала его к месту, он не мог сделать ни одного шага.

– Кто ты? – спросил он у неё, – И куда ты меня зовёшь?

– Домой, – ответила она коротко, – тебя там ждут.

– И поспеши, – услышал Глеб другой голос и вдруг увидел перед собой человека, только что сидевшего в лодке. Он как две капли воды был похож на его учителя и коллегу Сергея Анатольевича Антюшкина, только намного старше и выше ростом.

Глебу вдруг в одно мгновенье всё стало понятно.

– Я что же, умер?...

– Пока что нет, но можешь умереть, если промедлишь. Немедленно возвращайся назад, срок твоей жизни ещё не истёк, а главные задачи не выполнены.

С этими словами в глазах учителя блеснул голубой ослепительный свет, а грудная клетка Глеба содрогнулась от сильного разряда ударившей его молнии.

– Есть пульс! – словно через толщу воды дошёл до его слуха знакомый голос реаниматолога Димы Яковлева и хижина с рекой и мимозами исчезли, только тепло женской руки всё ещё хранила его ладонь.

***

 
МилаДата: Четверг, 21.05.2020, 02:58 | Сообщение # 12
Группа: Админ Общины
Сообщений: 10295
Статус: Offline
***


Война на юго-востоке Украины шла уже четвёртый год.

Гусь валялся на полу в луже собственной крови. Через грязное стекло небольшого зарешётчатого оконца под самым потолком подвала пробивался тусклый свет. По соседству шёл бой, были слышны короткие автоматные очереди, отчаянная матерная брань и лязг танковых гусениц. Орудия палили совсем рядом, почва содрогалась так, что казалось, будто вот-вот рухнет эта несчастная пятиэтажка, в подвале которой он укрылся.

Гусь был ранен. Раздробленная кость правого бедра торчала острыми белыми осколками наружу, он уже несколько раз терял сознание от дикой боли и потери крови. Звать кого-либо на помощь было бессмысленно, в этом хаосе услышать крик умираюшего в подвале человека, невозможно, да и сил бороться за свою жизнь у него уже не осталось.

Он начал бредить. Перед его внутренним взором мелькали разные картины, одна другой мучительнее и страшнее. То он снова и снова целился и стрелял в Глеба, а потом куда-то бежал и никак не мог убежать, потому что куда бы он ни свернул, везде на его пути вставала Афина с мечом в руках и отсекала ему голову. Но невероятным образом она опять оказывалась у него на плечах, и он, петляя как заяц, снова бежал, оглядываясь и озираясь, по питерским улицам. То на его глазах разорвавшаяся мина бесконечное число раз раскидывала в разные стороны окровавленные куски разодранного на части тела Борьки, а он сам, задетый её осколком, падал в какую-то ледяную пропасть без дна и края, задыхался от недостатка воздуха.

Разрозненные картины жуткой фантасмагории проносились через его умирающий мозг, а в догонку им сотни маленьких окровавленных, изуродованных ребятишек, показывая на него пальцем, кричали: «Фашист! Фашист! Фашист!» Эхо их посмертных голосов ударялось внутри его головы о кости черепа, и от возникшего резонанса она трещала по швам. В диком беспамятстве он метался и выл как зверь целые сутки, пока окончательно не затих.


***


Глеб поправлялся долго и трудно. Пуля прошла над сердцем, задев аорту. За его жизнь боролся весь медперсонал Покровской больницы и коллеги по ординатуре. Афина взяла академический отпуск в Университете и не отходила от его постели до самого выздоровления. Ни на минуту она не потеряла самообладания, ни одна слеза не упала из её глаз, так крепка была её вера в то, что Глеб будет жить. Всю свою волю она собрала и сосредоточила на единственной цели – спасти любимого человека.

Через год у них родился сын.

 
Форум » ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО » ЛЮДМИЛА МАТВЕЕВА » ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ПРОЗА
  • Страница 2 из 2
  • «
  • 1
  • 2
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES