Пятница, 20.07.2018, 13:45

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Форум » ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО » ЮЛИЯ ВЛАДОВА » СВЕТОЧИ МИРА (Великие подвижники, Герои Духа, Герои Культуры)
СВЕТОЧИ МИРА
СфинксДата: Четверг, 30.07.2015, 23:27 | Сообщение # 101
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1520
Статус: Offline
 
СфинксДата: Суббота, 01.08.2015, 01:24 | Сообщение # 102
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1520
Статус: Offline

 
СфинксДата: Понедельник, 03.08.2015, 23:58 | Сообщение # 103
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1520
Статус: Offline
 
СонатаДата: Четверг, 13.08.2015, 09:15 | Сообщение # 104
Группа: Заблокированные
Сообщений: 4182
Замечания: 0%
Статус: Offline
Рабиндранат Тагор: человек как личность и часть Вселенной



«В человеке живет ощущение, что он участвует в чем-то, что выше его понимания… Этот зов исходит из глубин его души — зов его внутренней истины, недоступной простому знанию и логическому мышлению. И рождаются люди, которые не сомневаются в истине этого абстрактного Человека. По мере того как наше сознание все полней постигает это, в нас складываются новые критерии, открываются новые глубины и грани радости, трезвое достоинство самовыражения через победу над помпезностью, неистовостью, над всяческим насилием в форме, цвете, слове и поведении, над мрачной психологией ку-клукс-кланизма». Рабиндранат Тагор. «Религия Человека».
Удивительное существо — Человек. Ему можно дать, верней даже, ему давали тысячу и одно определение. А все-таки понимаешь, что можно дать еще множество других верных определений. Естественно, возникает вопрос: почему так? На это можно ответить: Человек — самое непостижимое из существ. По словам Тагора, «в нем нет законченности, а не совершенства». В попытке разгадать этот кажущийся парадокс, нам, быть может, посчастливится раскрыть свою непостижимую сущность.
В каком-то смысле человек есть, в каком-то — нет. Одновременно человек есть и его нет. С точки зрения биологии особенности его строения поддаются неоднократному опознанию. Однако в теле постоянно идет распад одних клеток и образование новых. С точки зрения психологии его опыт, воспоминания, надежды непрерывно изменяются. Способы хранения и классификации наших мысленных переживаний не бывают постоянными по своей природе. Это непостоянство раскрывается в таких человеческих проявлениях, как намерение, потребность, надежда, чаяние. Наиболее очевидный довод в пользу нашей «незаконченности» есть поиск нового смысла жизни, новых жизненных ценностей.
Непостижимость человеческой натуры относится и к прошлому, и к будущему. Человек не способен целиком объять все свое прошлое. Не в силах он и вместить в свое сознание в данную единицу времени все желания, устремления и надежды. Ему нельзя быть уверенным даже в так называемом цельном настоящем. Оно течет, скользит, ни на миг не обретая устойчивости и неколебимости, не давая человеку почувствовать твердую почву под ногами.
У Тагора было два разных, но тесно связанных между собой подхода к осмыслению этих особенностей человеческой личности. Первое: человек, по сути, представляет собой явление, подобное вечноцветущему цветку с бесчисленным множеством лепестков. Второе: главными своими корнями он уходит в абстрактную Личность, Бога, Абсолют, назовем как угодно, и постоянно питается его неиссякаемой энергией. Наряду с этими чертами человеческой натуры существуют две другие черты, а именно сохраняющая и творческая. Прошлое сохраняется в человеке. Это сохраняющееся в нем прошлое не окаменело, не умерло, оно живет и бурлит. Это прошлое, как необрезанная пуповина, соединяет его с материнской культурой. Более того, «пуповина» позволяет ему впитывать соки не только материнской культуры, но и материнской земли.
Человек жив обществом и историей. Это необходимое, но недостаточное условие полного расцвета человеческой натуры. Корни человека — в природе, он вырастает из геологического и палеонтологического прошлого. Его эволюционное происхождение, несмотря на крайнюю важность, не раскрывает в полной мере величие человеческой натуры. Крепко стоя ногами на земле, из чрева которой появился на свет, человек, homo erectus, устремляет взор к далеким горизонтам и заоблачным звездам и галактикам. Такое определение человека, столь близкое Тагору, высвечивает как его социальную обусловленность, так и трансцендентальную принадлежность. Тагор сравнивал человека с музыкой. Привязанная к словам или струнам, музыка как таковая свободна и от того, и от другого.
Если развивать эту меткую метафору, мы воспринимаем человека и как личность, и как часть Вселенной. Индивидуальность в человеке подчинена началу вселенскому, которое вдыхает в нее жизнь. Его вселенское начало есть скорее чаяние, нежели реализация индивидуальности. Человек Вселенной есть нарождающийся Бог.
Человек не в силах постигнуть мир, не постигнув себя. Он есть неотъемлемая часть мира. Он встроен в мир. Человек не может отделить себя и затем познать отдельно от мира. Самопознание является частью его миропознания. А познавая мир, он в то же время познает и себя.
В своих стремлениях человек жаждет превзойти самого себя. Вдохновение позволяет ему подняться над житейской суетой. В своих механических житейских стереотипах и привычках человек едва не опускается до чистой материальности, едва не порывает с собственной человечностью. Благодаря стремлениям и вдохновению джада-пуруша превращается в прана-пурушу на пути к последующему превращению в маномая-пурушу. Внимательному читателю тагоровских произведений ясно, что он широко заимствовал плодотворные идеи из Упанишад. Ясно также и то, что он вдохнул в эти идеи новую жизнь. По самому большому счету идеи не просто познавательны. Они в буквальном смысле эстетичны, то есть их можно воспринимать зрительно в виде прекрасных образов или на слух в виде музыкальной поэзии.
Кстати, лучшее из того, что Тагор в стихах и прозе посвятил религии, сохраняя познавательность, отмечено образностью, взволнованностью и прозрачной ясностью. Прозрачность, как и непосредственность восприятия, относится к дарованиям поэтического ума. Недаром слово «кави» (поэт) в санскрите образовано от корня, означающего «мыслитель», «мудрец», «пророк», «провидец», «певец», «проницательный человек», «просвещенная личность».
Мыслитель сугубо интеллектуального склада заинтересован главным образом в том, чтобы утвердить свою точку зрения. Он стремится доказать ту или иную теорию. В отличие от него, хотя отличие это не столь уж велико, поэт стремится выразить свою точку зрения и поделиться ею с читателем или слушателем. В процессе самовыражения он совершенствуется и обогащается. Благодаря самовыражению он растет. Однако тем самым поэт преобразует не только себя, но и свою среду, мир, в котором он существует. Поэт — могучий преобразователь форм. Он — переоценщик ценностей. Он создает формы. Он создает ценности. Его радость творчества порождает новые формы и новые ценности. Его преобразование и переоценка начинаются с него самого. Его благотворительность начинается с собственного дома. Его сознание обращено в основном в себя.
Выражение «переоценка ценностей» заимствовано у Ницше. Это светлая, но далеко не новая мысль. Хорошо известно, что под нею подразумевается. Так хорошо, что это тонет и едва не пропадает из виду в суетном и привычном течении жизни. Человек как личность и как часть мира появился в истории не случайно. На языке Тагора появление человека в мире есть результат милосердного заговора, или благостного промысла. По его словам, человек сродни музыке. Условия, необходимые для возникновения музыки, столь многообразны и внешне столь различны, что ценитель ее не дает себе труда задуматься об ее истоках и питающих корнях. Для непосвященных музыка подобна звуковому всплеску счастья. Она как радостная весть ниоткуда. Но мир, Мать-Земля знает, откуда взялись человек и музыка.
Каждая часть нашего тела, каждый уголок души обязаны своим происхождением стихиям природы. Человек и музыка живы теми же силами, что и природа. Есть музыка, связующая человека и природу. Тагор не раз говорит об этой космической музыке. Ключевое слово всех его произведений — литературных, музыкальных, педагогических, общественно-политических — «гармония». Он разрабатывает эту тему в бесчисленных вариациях. Столкновения, противоречия, раздоры, борьба — ничто не может заслонить от его взора гармонии. За пеной и накипью нескончаемых противоборств он видит гармонию, гармонию малую, планетарную и космическую.
Окидывая взором историю Индии, он вновь возвращается к той же идее гармонии. Между прошлым и настоящим он не находит ни противоречия, ни пропасти, ни качественного скачка. Нет сомнения, его печалит судьба угнетаемой колонизаторами Индии. Но ему чужда ницшеанская безысходность. Его душа исполнена светлых, несущих радость озарений. Даже личные драмы и национальные трагедии переплавляются в нем, дабы давать пищу непрерывному творческому горению. Происходящее с его микрокосмом он хочет перенести на макрокосм своей родины Индии. Он жаждал преобразовать не только свою внутреннюю сущность, но и сущность этой древней нации. Своим вкладом в мир ценностей он стремился преобразовать отжившие ценности народа. Своим словом и творчеством ему удалось весьма ощутимо изменить Индию.
Прикрепления: 8127410.jpg(24.5 Kb)


Слушающий свое сердце услышит и сердца друзей.
 
СонатаДата: Четверг, 13.08.2015, 09:21 | Сообщение # 105
Группа: Заблокированные
Сообщений: 4182
Замечания: 0%
Статус: Offline


По Тагору, «основополагающее желание жизни есть желание существовать» («Религия человека»). Существование человека есть крупица существования мира в целом. Человеческая личность и космическая универсальность состоят в свободном союзе неиссякаемой по выразительности гармонии. Если о человеке говорят, что он прирожденный художник, значит, его ни на миг не отпускает эта страсть к самовыражению. Ему мало жить в мире. Он жаждет выразить его, показать людям, поделиться с ними. Человек должен знать мир, в котором живет. Если он хочет, чтобы в его существовании присутствовало творческое начало, он обязан изменять мир либо силой воображения, либо с помощью техники.
Силой воображения он хочет исправить недостатки исповедуемого мировоззрения. С помощью техники он хочет изменить мир по образу, который сложился в его сознании. Без науки, техники и искусства как инструментов духовного поиска человек не в состоянии проникнуть в тайну гармонии между существованием личности и Вселенной. Осознавая эту гармонию, но не в силах воплотить ее в жизнь, человек похож на влюбленного в разлуке или, говоря словами Тагора, мучим «вечной тоской по дому». Это естественная, не патологическая тоска. Она не пагубна. Это боль творчества, муки, сопровождающие рождение стихотворения или живописного полотна. Творческое сознание всегда несет в себе элемент отчужденности или отлучения.
Будучи неизменно в удалении от своего идеала, желанной гармонии личности и Вселенной, человек всегда, сознательно или нет, страстно тянется к нему. Важным проявлением этого стремления является наше историческое сознание. Прошлое нашей страны — не мумифицированный покойник. Оно живет. Зачастую оно приходит в движение. Мы воспринимаем выдающихся людей прошлого не как застывшие факты, а как живые исторические образы. Переживая вновь и вновь свое прошлое, мы можем оживить настоящее и смело смотреть в творческое будущее.
Для освобождения от закоснелых институтов прошлого мы должны призвать свои внутренние ресурсы, силы и радость сознания, подлинности и существования. Отчасти с усмешкой, но в основном всерьез Тагор критически отзывается о двух из множества индийских отживших институтов, а именно даруга (начальник полиции) и гуру (духовный наставник). Он саркастически замечает, что мы не можем обойтись без гуру, ибо обделены духовно. Даруга нужен нам потому, что в нас нет самодисциплины. Всякий раз, как человек вынужден ставить себя в зависимость от внешних институтов, происходит его отчуждение от собственной личности, внутреннее духовное обнищание.
Именно по этой причине Тагор в своей концепции свараджа настаивает на необходимости и обновления исторического сознания, и расширения вселенского сознания. Даже в дни расцвета националистического движения он продолжал утверждать важность интернационализма и вселенского мировоззрения. Своими истоками его представления о прошлом и о мире в целом уходят глубоко в его внутренний мир.
Тагор определяет человека как личность и часть Вселенной. Это определение весьма проницательно. Оно дает ключ к пониманию человеческой природы не только национализма и интернанионализма, но также Истины и Красоты.
Когда мы говорим о человечности Красоты, это звучит не слишком странно. Во всяком случае, это не выше нашего понимания, хотя и требует разъяснений. Иное дело — утверждение о человечности Истины. Тагором много написано по этому поводу.
Пожалуй, наиболее интересные мысли в связи с данным предметом он высказал в споре с Эйнштейном. Как и Тагор, Эйнштейн был против тезиса о двух культурах, против деления на искусство и науку. Человек искусства занимается, прежде всего, самовыражением. Однако, выражая себя, он выражает и мир. В науке главной заботой человека является познание мира, особенно его структур и подструктур, в проявлениях законов природы. И здесь тоже мир находит свое выражение в человеческой мысли и через нее. Познаваемое, то есть сам мир, не есть творение человеческих рук. Однако научное выражение его предметов, познанных и истолкованных человеком, неизбежно несет на себе печать человеческой личности, ее особенностей и оттенков.
Наподобие Тагора Эйнштейн готов признать, что Красота по сути своей человечна. Когда Тагор утверждает, что с исчезновением людей исчезла бы и красота «Аполлона Бельведерского», Эйнштейн согласен с ним. Но его согласие распространяется только на Красоту и не относится к Истине. Истина, говорит поэт, как и Красота, реализуется через человека, однако для ученого это звучит неубедительно, и он подтверждает свою точку зрения, а именно: человеческая природа Истины недоказуема. Его доводы сводятся к следующему. Когда речь идет об Красоте, вопроса доказуемости не возникает. Здесь ученый согласен с поэтом в его гуманистической характеристике Красоты. Однако научная характеристика Истины требует абсолютной доказуемости. А это требование неудовлетворимо.
Поэта ничуть не смущает данный аргумент ученого. Со своей стороны он пытается показать, что Истина, как и Красота, реализуется, вернее, реализуема, через «наши собственные ошибки и промахи… накопленный опыт… просветленное сознание». Поэт понимает так: Доказательство и Истина, безусловно, не одно и то же. Доказательство относится к Истине, а Истина не висит в воздухе сама по себе. В данном контексте ссылка Эйнштейна на объективную истинность теоремы Пифагора не слишком удачна. Ведь существуют системы неевклидовой геометрии, в которых теорема Пифагора — никакая не теорема и тем более недоказуема. Поэт мог бы отметить, что эйнштейново пространство — не то же, что евклидово. Однако это не значит, что релятивистская картина мира, нарисованная ученым на основе этого представления, оказалась ложной. Законы относительности стали истинными в Эйнштейне и через него. Но тот факт, что они не оказались ложными после смерти ученого, не опровергает человеческой природы и приемлемости Истины его законов.
В этом смысле примечательны выражения, используемые Тагором: «наши ошибки», «наш опыт», «наше сознание». Появление или исчезновение того или иного ученого ничего не меняет в общественном межсубъективном, то есть вселенском, характере открытой им научной Истины.
Интересно припомнить, что то же мнение относительно человеческого происхождения Истины отстаивал, подобно Тагору, немецкий философ Мартин Хайдеггер: «До первого появления Дасеина (Человека) не было истины; не будет ее и после исчезновения Дасеина… Через Ньютона стали истинными его законы; а благодаря им Человеку… стала доступна объективная реальность, [для которой верны эти законы]» («Бытие и время»), В понимании философа-экзистенциалиста и поэта Истина имеет, безусловно, человеческое происхождение. В то же время она остается межчеловеческой, или вселенской, по своему характеру. Если вдуматься, это вряд ли может ущемить чьи-либо научные убеждения. Ведь наука не бесчеловечна. Как и художественная Красота, научная Истина, порожденная человеческим сознанием, воспринимается по-человечески, с точки зрения нашего опыта и нашего сознания.
Прозрачное восприятие Тагором Истины и Красоты вписывает новую главу в историю индийской культуры. По прошествии долгого времени люди с новой остротой ощутили в его произведениях поразительную человечность, прозрачность Истины и радость Красоты.

Автор: Д. П. Чаттопадхьяя.

http:/ /waking-up.org/religii-mira/rabindranat-tagor-chelovek-kak-lichnost-i-chast-vselennoy-prodolzhenie/
Прикрепления: 8481568.jpg(93.7 Kb)


Слушающий свое сердце услышит и сердца друзей.

Сообщение отредактировал Соната - Четверг, 13.08.2015, 09:23
 
ЮлияДата: Воскресенье, 06.12.2015, 21:14 | Сообщение # 106
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4231
Статус: Offline



РИХАРД РУДЗИТИС

МИКАЛОЮС ЧЮРЛЁНИС


Кто не восхищался красотой благоуханных летних ночей – цветы, деревья, силуэты облаков в темноте, под куполом не­объятных звездных сфер. Человека проникает чудный трепет, он созерцает природу не только глазами, но каждая клетка, атом в нем смотрит, воспринимает, и человек всем своим су­ществом погружается в вечность природы. И ему кажется, что он видит и замечает больше чем обычно, видит глубже, шире, дальше.
.
Или когда в залитом солнцем саду мы на мгновение погру­жаемся в музыку. И при первых аккордах душа наша обретает крылья, все вокруг сияет. Цветы становятся красивее, лучи – пламеннее. И все вибрирует, улетает, как звуки музыки, пол­ные чудесной мелодии жизни. Мы тогда видим жизнь повсюду, каждая песчинка кажется нам прекрасной, исполненной вели­кого Духа.

Таково искусство Чюрлениса. Многие Чюрлениса не пони­мают. Это потому, что современные художники стали фотогра­фами. Все лучи своего опыта они преломляют в прямых лини­ях, словно в природе существуют только прямые. Они фотогра­фируют будни души, не позволяя ей воскреснуть, не передавая то мгновение, когда душа входит в природу, как в храм, на ли­тургию красок, сливается со всем сущим; когда душа созерцает вечное – ясно и реально.


Сказка замка

Правильно, что Чюрлениса называют реалистом, хотя его картины часто не вмещаются в обычные три измерения. Чюрленис, быть может, более реален, чем ху­дожники, копирующие жизнь. Ведь фотоаппарат запечатлевает только грубое вещество, в то время как истинной реальностью является духовное – оно создает и формирует и материальное. Разве Чюрленис не реалист, если он видел больше, нежели обычный человек, если в его картинах много для нас неизвест­ного, космического? Есть люди, одаренные космической инту­ицией, способные созерцать явления мира в ином простран­ственном и временном восприятии, но все-таки реально. Ибо кроме трех доступных для чувств человека измерений – высо­ты, широты и глубины, по мнению некоторых ученых, сущес­твует и четвертое, в сфере которого происходят явления, реаль­ные сами по себе, но не соответствующие обычным физичес­ким феноменам.

Энергетическим полем четвертого измерения является психическая энергия, и она доступна лишь тем, кто одарен гармонично вибрирующим духовным сознанием. Так и Чюрленис, как ясновидец, в своих картинах часто переступал границы четвертого измерения и, как мыслитель, переплавлял мировое вещество в идею. И, как гений музыки, свои искания пробовал синтезировать в красоте звуков-красок. Чтобы лучше его понять, окинем взглядом его жизнь.

Микалоюс Чюрленис, величайший художник Литвы, можно сказать, один из самых своеобразных деятелей мирового искус­ства, родился 1875 г. в деревне Варена Виленской губернии, в семье органиста. Уже в возрасте пяти лет он выказал большие музыкальные способности. Девяти лет он поступил в музы­кальную школу князя Огинского и здесь сочинил свои первые композиции. Затем окончил консерваторию в Варшаве, некоторое время изучал музыку в Лейпциге, где преуспел как ком­позитор. В 1902 г. он посещает рисовальный класс литовского художника Стабраускаса, здесь и созданы первые наброски его картин. Но все же его настоящая художественная деятельность начинается только в 1907 г., когда он переезжает на жительство в Вильно. Наряду с этим он дирижирует хором, руководит ли­товской музыкальной и художественной жизнью, вместе с Жмуйдзинавичюсом и Римшой основывает художественное об­щество и открывает первую выставку литовского искусства. Здесь Чюрленис влюбляется в Софию Климант, в душе которой он находит отзвук своим идеям, и, после свадьбы в 1909 г., уезжает в Петербург, в круг русских живописцев. Многие видят в нем великого художника, но не все его понимают, он подвер­гается нападкам. В Петербурге Чюрленис работает с чрезмер­ным увлечением, но все же впадает в нищету; это разрушает его нервы, и он умирает 28 марта 1911 г. в психиатрической лечеб­нице. На первой посмертной выставке его картин в 1912 г. все признают в нем гения. Для картин Чюрлениса в Каунасе по­строен музей – памятник его бессмертному духу.

Душа Чюрлениса – это музыка. Он дышал музыкой, жил ею. Каждый шаг для него был полон мелодий, каждое движе­ние пело. Как дух музыки, исполненный ею, Чюрленис пробо­вал использовать ее принципы в своих картинах. Он схож с композитором Скрябиным, который в своем «Прометее» фее­рией цветов иллюстрировал аккорды звуков. В первых картинах Чюрленис полностью отдавался музыке, с апокалиптической суровостью стиля изображая в них дивные ритмические зако­номерности. Его картины выявлялись в определенных схемах, подобно стройным музыкальным тональным аккордам. Вот по­чему композиции своих картин Чюрленис называл сонатами, фугами или прелюдиями.


Rex

Всё же, как ясновидец и мыслитель, прозревающий сущ­ность мира, Чюрленис со временем переоценивает и свое отношение к музыке в картинах. В более поздних произведениях он больше не создает музыкальные настроения в графических схемах, но ломает известные музыкальные закономерности и дает свободу видениям души. Сам мир становится для него му­зыкальным произведением, определяющим гармоническое дви­жение всех вещей, которое устанавливает и законы и границы художественной интуиции.

Интересно отметить, что у индий­цев и китайцев учения гармонии и контрапункта отличаются от европейских, потому трудно говорить об общепризнанных за­конах музыки. Чюрленис это понимает и отходит от музыкаль­ных схем, интуитивно руководствуясь исключительно ритмом, который в его сердце устанавливает Космос. Так в картине он доходит до синтеза живописи и музыки, насколько это возмож­но для относительных средств выражения. Чтобы это понять, посмотрим, как Чюрленис воспринимал Космос.

В основу идейных исканий своих произведений Чюрленис положил древнюю мысль Гераклита: «Panta rei» – все течет. Все в мире движется, изменяется в мириадах образов, звуков, вибраций, переходов. Это космический ритм, гармония сфер Пифагора, которая в вечном дивном созвучии увлекает вселен­ную ввысь, к совершенству. В сущности мира царит строгий за­кон смены движений. День и ночь, отдых и активная деятель­ность, вдох и выдох – таков ритм мировой жизни. Все во все­ленной вовлечено в движение, каждая вещь, каждое существо восходит, рождается и умирает, изменяясь. Пора забыть ветхие представления о силе и веществе, ибо вещество является и си­лой, вещество – сумма вибраций электромагнитной силы, ко­торые вечно меняются, преобразуются. Доступные нашим чув­ствам явления – лишь результат вибраций. Так цвета являются волнами эфира, которые за секунду совершают миллиарды дви­жений. Напротив, звуки – намного более медленные воздуш­ные волны. Таким образом, существует известная аналогия меж­ду элементами цвета и звука, между семью цветами солнечного спектра и семью звуками музыкальной гаммы, родственных в своих основах космического ритма. Именно с позиции космического ритма Чюрленис и начинает интуитивно изображать звуковые гаммы в символах цвета, синтезируя краски солнеч­ного спектра со звуками, картину с музыкой. С другой стороны, как ясновидец, душа которого не порабощена суровыми зако­нами природы, Чюрленис воспринимает мир как живое целое, где не царит слепая сила или мертвое вещество, но все живет, движется, имеет разум. В его сознании сливаются четыре изме­рения, время и пространство становятся единым целым – ак­кордом космического ритма. Вот почему его картины часто как бы не подчиняются законам гравитации или пространства; и здания, и растения, и животные, словно созданные из какого-то эфирного вещества, уплывают в иные пространства, между реальностью и сверх-бытием. Все явления трепещут, как оже­релья мелодических гамм, как блики чудесных красок, настоль­ко вибрирующих, прозрачно-воздушных, словно в любое мгно­вение способны превратиться в звуки и улететь. Каждое дыха­ние мира ему кажется музыкой. Потому и понятно, почему он изобразил мир почти невещественным: первозданным, в кос­мическом течении превращений жизни. «Часто кажется, – го­ворит Чудовский, – что вещество для него существует только для того, чтобы сделать видимым пространство, и это про­странство ритмично разделить».
Прикрепления: 6911607.jpg(21.7 Kb) · 8311816.jpg(38.4 Kb) · 7039062.jpg(50.3 Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Воскресенье, 06.12.2015, 21:14 | Сообщение # 107
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4231
Статус: Offline
Живопись, как статичное искусство, не знает движения во времени, только в пространстве. Музыка, напротив, как кине­тическое искусство, не знает пространства. Поле ее деятель­ности – во времени. Синтезируя картину с музыкой, Чюрле­нис тем самым синтезирует пространство и время. И поскольку время всегда динамично, таким становится для него и про­странство – частицей космического ритма. Так он преодолева­ет обычную пространственную перспективу, свободно созда­вая для себя, с каждой работой, новое пространство и новое время. Потому Чюрленис уделяет так много внимания про­странству, изображая его в бесчисленных вариациях. «Он про­странство, – рассказывает Чудовский, – изображает подобно массе и веществу, настолько реально, ощутимо. Его дали вос­принимаются столь чудесно. Его небо кажется живым».

Всматриваясь в реальный аспект мира, как ясновидец, Чюр­ленис, как мыслитель, пытается объяснить его в своих карти­нах. Передавая какое-то явление, он часто открывает наши гла­за и на тонкую сущность мира. Изображая чувствами воспри­нимаемый мир, рядом с ним он изображает и невидимое. На­пример, лето для него – не только цветущие деревья, но еще и другие, волшебные деревья жизни, где в любви соединяется с землею жизненная сила («Соната лета»). Рядом с малой избуш­кой он изображает дворцы фантастической красоты, полные жизни. В «Сонатах моря» он одновременно видит и стихийно всемогущее, и ничтожное, и громады волн, и маленькую каплю воды – ее изменчивый принцип. Эта капля дремлет посреди воды, как жемчужина в раковине. В «Сонате солнца» он изо­бражает силу солнца в ее бесконечных эманациях, которые, как бесчисленные световые диски, проливаются на землю. Но от земли все устремляется ввысь, чудесными обелисками, башня­ми и лучами к своему невидимому Возлюбленному. Таково «Аллегро» мира. Напротив, «Финал» – потухшая солнечная система, в паутине паука, брошенная ткачом, истлевшие ло­скутья, сквозь которые сияют звездные дали. Или вот «Хаос» – темный звездный змий мчится через первозданный мир.

Его настоящая космогоническая картина – «Rех» – Владыка. В абсолютном пространстве, сквозь звезды и туманности панте­истически чувствуется лик Владыки. Две небесные сферы – внизу тяжело висят облака, вверху кометы летят к центру сфер. Все же над многоликими явлениями царит единый гармони­ческий закон сфер, неизвестный Король.

В картине «Сказка» Чюрленис по-другому изображает вла­дыку мира. Над вершиною горы, в необъятной синеве неба па­рит большекрылый орел – символ власти. На троне – на мощ­ной вершине, вокруг которой зеленая трава, сидит ребенок – властелин пространств света – хрупкий и беспомощный, и детскими нежными ручками тянется к маленькому цветку — пушистому одуванчику. И этому владыке, которому служат все небесные сферы, не нужно ничего, кроме нежного, простого полевого цветка. Ребенок властвует, потому что он любит. Для того, кто любит, нет ничего невозможного, ему открыто все. Звездные легионы склоняются к его ногам.

Удивителен в картинах Чюрлениса и культ звезд. Чюрле­нис – настоящий поклонник солнца и звезд. Он путешествует, как Данте в своей «Божественной комедии», из одной сферы в другую. Небесные светила для него – живые существа, кото­рые он наблюдает в их бесчисленных проявлениях. В чудесных двенадцати рисунках своего «Зодиака» он изображает звездный космос, как халдейский мудрец, понимающий мистику звезд. Как просто Чюрленис отображает здесь пространство. Он при­близил к нам звездные сферы, космическое сознание. Далекое и близкое, беспредельное и видимое глазу объединяются на его полотнах. Самое красивое в этом цикле – «Дева» – туманный силуэт среди лилий и других райских цветов поднимает свое просветленное лицо к теплому дыханию пространства, к мечте далеких звезд.

Подобно ребенку, человеку природы, Чюрленис анимисти­чески одухотворяет каждое явление природы. Это мы уже виде­ли в его «Сонате солнца» и в «Зодиаке». И это мы прозреваем и во всех других его работах. Удивительно таинственны его «Ко­локола». Здания храмов стоят как темно-фиолетовые тени на фоне зеленого заката. Вечерние сумерки призрачно-забавно смущают зрителя. На высокой башне сильно раскачиваются два колокола, но рядом никого нет. И звуки плывут, и звуки ле­тят из башни в пространство, словно устремляясь за ночной птицей, улетающей из башни. Кажется, что со звуками колоко­ла в виде птицы из него вылетает душа.

Людей Чюрленис изображает очень мало. Этим он хочет ука­зать на живое единство всего сущего, на то, что в малой травин­ке и в камне имеется та же жизнь и Космический Разум, что и в человеке. Интересные мысли развивает Чудовский в своем эссе о Чюрленисе, почему он в своих картинах любит изогнутые ли­нии. Только изогнутые, волнообразные линии в природе пока­зывают ее жизнь, движение. И то, что эти линии у Чюрлениса вертикальные, означает, что жизнь устремляется вверх, к солн­цу. Это чистый идеализм, и в людях, и в растениях, и во всем Космосе. В этой изогнутости вертикальных линий, волнообразности – жизненность, свобода устремления вверх. В стройности трепещущих стволов, в мечте вершин деревьев ветвями дотя­нуться до неба, устремиться в пространство света – видение ду­ши леса. Это органическое устремление деревьев и растений – выразиться более совершенно, стать более величественными. Часто цветы в картинах Чюрлениса летят к солнцу, как стаи ду­шистых бабочек. Также здания и горы словно не касаются зем­ли, утратив земную тяжесть. И кажется, что и звезды в его карти­нах дышат, движутся, ибо они живые. Живые, подобно всей жизни Космоса.

Особое место в картинах Чюрлениса занимают его необыч­ные здания. Они не выглядят как стройная архитектура, скорее как фата-моргана. В них нет соотношения частей, нет целесо­образности, и они, словно живые, дышат мечтою. Они бесплот­ны, как весь мир Чюрлениса. Кажется, что они не находятся в пространстве, но, как аккорды музыки, всплывают в мгновен­ном явлении. Города Чюрленис строит почти исключительно из башен. И нельзя понять, для чего эти бесчисленные острия ба­шен. Все же они, как устремление земли, поднимаются вверх, как преодоление земного существования, как вечная экстати­ческая молитва о совершенстве. То же можно сказать и о горах, и о пирамидах. Гора для него не только красивая масса, как для других художников. Гора для него – более высокое существо, в полном значении этого слова. Жизнь горы — это непрерывное устремление ввысь. Вершина — голова горы, уходящая в беско­нечное небо. Потому не удивительно, что Чудовский в картинах Чюрлениса видит настоящую религию вершин.

И в самом деле, отношение Чюрлениса к миру – одухотво­ренно-религиозное. Все его картины можно назвать религиоз­ными видениями. Уже эти вертикальные, вверх стремящиеся линии – символы идеализма, поклонения – являются вопло­щением религиозного устремления. Все явления мира, начиная с замшелого камня и стебля травы и кончая звездами, ему пред­ставляются вечной мечтой о свете, о солнце. Излюбленный мо­тив в его картинах – высокие лестницы. Их он изображает в са­мых разных вариациях цвета и формы. Божественных чувств исполнена его, быть может, самая красивая работа «Рай». Зер­кальная, священная тишина залива, сказочно синие дали, белые облака в туманном зареве утра, в сияющих полях – одуванчики и маргаритки, в прозрачном воздухе летают чайки и белые ба­бочки над цветами. И молящиеся ангелы – на берегу и на белой мраморной лестнице, уходящей в небеса. Это одухотворенное богослужение, где человек, природа, пространство сливаются в восторге.


Рай

Вспоминается мысль, что синтез искусства возможен лишь в религиозном созерцании, или экстазе. Художник должен с благоговением приближаться к явлениям мира: приближаться, как Бог к сотворенному им – с космической любовью. Ибо, что­бы объединить пространство и время, все измерения, необходи­мо экстатическое погружение. Ибо лишь соприкасаясь в экстазе с Божественным, художник может создавать свободно, сущес­твенно, как мир создает себя в каждом стебельке.

Не случайно Вячеслав Иванов называл Чюрлениса создате­лем новых миров. Прошедший царство хаоса, он участвует в со­зидании космоса и хаоса, творя в новых мифах новый мир.

Потому понятно, что и техника картин Чюрлениса иной природы, нежели у других художников. Возможно, кому-то она покажется слабой, неотточенной. И все-таки она уже с перво­го мгновения поражает, ослепляет, на мгновение бросает в смущение. У Чюрлениса техника не является целью художест­венного творчества, как у многих других. Решать технические задачи для него всегда было второстепенным. Техника для Чюрлениса была только средством, о разработке которого он не заботился, зная, что она всегда будет у него под рукою. Также у него особая техника красок. Он не любил яркие цвета, контрасты. Как и все предметы, краски на картинах Чюрлени­са полны проникновенной нежности и блаженства. Он упот­ребляет мало темных красок, его цвета более воздушные, ясные, нежно цветущие. «Фантаст, музыкант-мистик Чюрленис был и настоящим волшебником цвета, тонким знатоком взаимо­отношения красок, – говорит Маковский. – Большинство его картин в одном «главенствующем тоне» – розовом, золо­тистом, туманно-зеленом, нежно-голубом, светлом, и косвен­но радуют взгляд еще до того, как посетитель начинает пони­мать содержание его образов. То, что обычно приобретают в долгих исканиях, Чюрленис достигал сразу, внутренней инту­ицией – ясностью цветовых гамм».

Чюрленис, как сын своего народа, любил изображать на сво­их картинах литовские мотивы. Пребывая в Вильно, он обратил внимание на народное искусство, орнаменты, близки ему и на­родные дайны. И эти знаки он изредка вплетает в венок своего восприятия природы. Литовски эмоционально, печально его «Кладбище». Ночь. Темный луг с его любимыми одуванчиками и маргаритками, за ними ряды таинственных, склоненных древ­них крестов, памятники, силуэты деревьев, небо в серебряном тумане, одиноко мерцающее созвездие Большой Медведицы. И все же у горизонта – едва заметная утренняя заря. И в цар­стве смерти душа Чюрлениса не могла остаться в абсолютной тьме, она расправила свои орошенные каплями росы крылья к восходящему солнцу.

Чюрленис умер молодым, ведь те, кто видят Бога, не при­надлежат этому миру. И Чюрленис видел Вечное. Но он оста­вил нам, живым, свой огненный дух, незабываемый пламен­ный призыв – искать Вечно Прекрасное, войти в мир, слиться с ним и восходить в Духе.


—————————————————
1 Здесь и далее цитируется по изданию: В. Чудовский. М.К. Чюрленис. — «Аполлон», 1911.


http://вестникдолины.рф/ciurlionis/
Прикрепления: 5290731.jpg(37.5 Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Четверг, 10.12.2015, 13:37 | Сообщение # 108
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4231
Статус: Offline

10 ДЕКАБРЯ - ДЕНЬ ПАМЯТИ Н.Д. СПИРИНОЙ (1911 - 2004)








Н.Д. СПИРИНА:

Надо приучаться к новому темпу, привыкнуть всё делать быстрей, и не раздражаться, и не обижаться. Мы входим в Эру Огня; он — быстр, надо жить в ритме огня, иначе погибнем. Те, кто привык жить по старинке — «да успею, да расслаблюсь», — могут сгореть.

Не сопротивляться, не возмущаться, не сетовать на этот новый ритм. Ничего нельзя откладывать — Огонь у порога! Доктрина напряжения суждена — так говорится в «Братстве». Попробуй отложи — и уже что-то упустишь. Нельзя отложить; и так всё время — и хочешь отложить, и нельзя. И это хорошо! Раньше мы теоретически воспринимали слова «огонь у порога», а сейчас это очевидно, я вижу — он у порога!

...Приближается Сатиа Юга, сейчас бушует тьма. Разве не радость, что все силы космические сметут сор с планеты! Мы ждём Вождя, реального. Наше время приравнивается к Смутному времени, к татарскому игу. И опять Преподобный Сергий приходит помогать.

В «Зове» сказано: «...Укрепляйте глаза, чтобы не ослепнуть, когда Приоткрою край завесы грядущего» (Листы Сада Мории. Зов. 31.03.1923 г.). Мы переживём это время, если будем держаться за Иерархию.

Какое счастье, что у нас есть Живая Этика, этому день и ночь надо радоваться.

1996 г.

То, что в Учении сказано в 1930-х годах, относится к гораздо более позднему периоду; то же можно сказать и о «Гранях Агни Йоги». И сейчас это время настало — наступает Новая Эпоха. Что такое шестая раса? — Это раса шестого принципа, буддхи, — чувствознания, духоразумения. Если в нас эти зачатки есть, то мы прилежим к шестой расе.

Принять Учение без духоразумения, без шестого принципа невозможно. Мы уже чувствуем многое неочевидное, у всех есть неочевидное знание, которое и обосновать не можем.
Кто мы такие, чтобы с Ними общаться? А Они призывают! Видят в нас приоритет знания и примат духа, видят в нас шестой принцип.

Надо думать о том, что придёт Вождь, и придёт скоро. Чтение книги «Напутствие Вождю» должно этому помочь, — мы представляем, какими должны быть качества Вождя. Надо активно принимать участие в жизни страны. «Мысли правят миром»; значит, мысля о Вожде, мы приближаем его приход. На этой книге мы должны сосредоточиться.

Я думаю, что будет предтеча Вождя. Сейчас настолько всё разрушено, что должен быть предтеча. Принцип тот же, что и две тысячи лет назад: Иоанн Креститель вызывал в людях сознание, что кто-то очень великий должен прийти, и они уже были более готовы.
Надо смотреть, кто идёт не во имя своё, но во имя будущего.
Россия со всеми её мучениями заслужила Вождя.

Позволять себе переживать, видя настоящее, нельзя. Зная будущее, надо понимать, что это или испытания для людей, или карма. Но мы должны верить, и в этом, быть может, будет и наше испытание — на верность.

Будем ждать изменений в полной готовности, в полном спокойствии, не привязываясь ни к чему. Великое будущее предсказывали и Нострадамус, и Ломоносов, и мы его предчувствуем.

Наступает Эпоха великих перемен. Власть тёмных постепенно уходит. Пока тёмные не изгнаны, они будут тоже усиливать своё влияние; борьба обостряется.

1997 г.

Сейчас происходит битва с атавизмом, со всем старым, и всё наше устремление направлено на обновление. Люди ещё мыслят привычно, но наступает эпоха небывалая, и сколько людей не сможет перестроиться! Мы действуем новыми путями; кто-то думает, что это битва, а это утверждение Нового.

Дети, которые откликаются на картины Н.К. Рериха, — это всё дети шестой расы. Их духовные накопления — большие, и выставки картин их выявляют. Это очень важный признак — начинается Новая Эпоха. «И увидел я Новое Небо и Новую Землю». Для тех, кто имеет накопления, — это привычный мир. А скептицизм, когда человек говорит: «Всё это мне давно знакомо», — свидетельствует о том, что он духовно не развит.

Нам помогут и Лучи, и Светила, сор с планеты уберут, станет чисто, потому и красиво! Начнут воплощаться новые духи.

Старый мир обречён, как бы он ни шумел. Облики старого мира явно уходящие, видно, что он идёт к концу.

Е.И. Рерих писала, что Лучи Матери Мира могут уничтожить тьму, нейтрализовать химически. Те, кто против эволюции, не могут победить эти Лучи. Активная тьма будет убрана на Сатурн, но пока тёмные торопятся навредить. Потому надо читать и читать Учение, напитываться им.

Время сейчас небывалое; надо держаться крепко. Надо всматриваться в будущее России, мысленно укрепляться. Делать подборки о России. Нельзя поддаваться очевидности — это от тёмных. Ждём Вождя.

Самое главное — говорить об особенностях времени. Главная
тема — Община, без Общины земля жить не может, уже настало такое время. Имя Преподобного Сергия, конечно, полностью связано с понятием Общины.

Мы все будем творцами, мы же дети Творца, то есть Его частицы, значит, мы должны быть сотворцами. Удел человека — творить.

Пусть будет всё, чему предначертано сбыться в России. И впереди будет радость, и сколько радости уже сейчас, несмотря на трудности.

Что наиболее насущно для нашего народа?
Ознакомиться с Учением Живой Этики, сроки сжаты до предела. В отличие от других эпох эта эпоха наступит стремительно. Нам нужно торопиться, успеть освоить многое в Учении: прежде
всего — прочитать, знать всё, о чём там говорится, и, конечно, пытаться применять.

(«МЫ ВХОДИМ В ЭРУ ОГНЯ...». Н.Д. Спирина о будущем. № 12 (224), Декабрь, 2012. Фрагменты)
Прикрепления: 3060863.jpg(55.0 Kb) · 2695994.jpg(39.2 Kb)


Гори, свети и освещай.
 
СонатаДата: Вторник, 27.12.2016, 13:54 | Сообщение # 109
Группа: Заблокированные
Сообщений: 4182
Замечания: 0%
Статус: Offline
Доктор Лиза: Письма о любви и людях

ЕЛИЗАВЕТА ГЛИНКА | 25 ДЕКАБРЯ 2016 Г.




Эти записки - о буднях доктора Лизы. Хоспис, помощь бездомным, гуманитарная помощь. На форумах, в жж, в фейсбуке... Она писала всегда о людях, пропуская всю боль и страдание через себя. Ее называли святой наших дней еще при жизни. Дорогая доктор Лиза, мы вас очень любим, и так отчаянно не хотим верить новостям и спискам погибших...

• Евгений Ройзман решил назвать хоспис в Екатеринбурге именем Доктора Лизы
• «Я обязан ей жизнью!»
• Три фильма о докторе Лизе (видео)
• Детский омбудсмен Анна Кузнецова о Елизавете Глинке: “Такие имена надо нести как флаг”
• «Неукротимая, неумолимая, непреклонная, сложная, бесстрашная…»

Не бросит

Сегодня приняли больного – бомжа. Он жил на рынке, где когда заболел – могу только предполагать. Много пил, и неизвестно, как бы закончилась его жизнь, если бы на этот самый рынок не пришёл его РОДНОЙ брат, с которым они не виделись 15 почти лет. Здоровый брат узнал его, забрал к себе домой(живёт в Святошино – а это район хосписа). Отмыл как мог, вытрезвил, обследовал в онкоцентре (рак лёгкого с распадом)и прописал у себя дома.
Положила в хоспис. Была уверена, что бросит, как многих у меня бросают. Взяла на заметку на похороны (Слава Богу, место есть).
Брат приходит каждый день. Сказал, что похоронит сам.
Может быть, ничего особенного в этом нет, но меня тронуло такое отношение.
Характер у него, конечно, специфический. Но у нас ему нравится.
К чему я это – наверно мне надо лучше думать о людях.
* * *
Единственный оксигенатор постепенно сдыхает. Поток кислорода не регулируется, из 14 больных трое нуждаются в кислороде( хоть и не продлит им жизнь, но успокоит). В Украине не купить.
Раймонда

Их у меня в хосписе было трое. Мама Елена и двое детей. Елене – чуть больше сорока. Рак шейки матки.
Детям – погодкам – 20 и 23.
Они всё время в палате с умирающей мамой. Сын возил её гулять на коляске и уходил из хосписа поздно ночью. Дочка приходила утром, потом бежала на занятия – и снова в хоспис.
Я почему-то не воспринимаю Елену одну – она слилась со своими детьми – или они с нею. Дети похожи на птичек. Наверное, про таких говорят «инфантильные». Что- то в них присутствует от совсем маленьких детей. Наверное, то как они разговаривали с мамой, как радовались тому, что ей удалось самостоятельно посидеть несколько минут.
О диагнозе и прогнозе знали. Видно, что не верят или надеются на чудо. А чуда не было. В данном случае не было.
Отца нет, есть бабушка. Её я не видела – она лежала в другой больнице. Дети имеют гуманитарное образование (девочка ещё учится) а мальчик – мальчик у нас балерон. Он танцует в театре оперы и балета. Почему – то эти дети вызывали у меня щемящее чувство жалости. Они говорят «Спасибо» и здороваются со всеми посетителями, открывают и закрывают двери всем, кто проходит в хоспис до или после них. Они всегда со всем соглашаются и никогда ничего не просят.
Я знаю, что они нуждаются, но они никогда ни о чём не просили. Они привыкли к тому, что на Украине не принято пока у нас помогать тем, кому помочь уже нельзя.
Мы – хосписные – потерпели поражение в борьбе. И с болезнью, и с существованием . С этим стерпелись не только я, но и мои больные. Правда.
Удалось мне привести к ним в палату очень богатого человека, который выразил желание помочь самым – самым. . . Это трудный выбор. Привела к ним. Скажу честно, сказала ей, что “ради детей попроси, он сделает”.
На мой вопрос :
– Леночка, чего бы Вы хотели попросить от господина Н.?, – она ответила
– Мой мальчик танцует «Раймонду»28 числа. Обязательно посмотрите. . . Вам понравится.
PS. Я вот не могу этого забыть никак.

Предательство
С откровенным предательством я в своей жизни довольно редко сталкивалась. Все эти разборки из-за имущества, что происходят вокруг, – это жадность, злоба, зависть… Предательство же было только одно, хорошо его помню.
12 лет назад, в Киеве, когда старуху подкинули, буквально как ребёнка новорожденного, на порог хосписа. Мы пришли – и она лежит. Вот это предательство. Подкинули дети.
О папах даже не хочу говорить. Потому что все скажут “феминистка”, а я не феминистка, у меня есть мужчина, которого я очень люблю, и у меня есть трое детей. Но есть такие папы… лучше бы их не было. Предательство по отношению к больному ребёнку – это сплошь и рядом. Оставляют. Я не знаю, слабые ли они, или что с ними происходит. Но преданных детей столько…
Эта тема абсолютно бесконечная, наверное, одна из самых страшных, когда несчастные матери остаются один на один со своим горем, а мужчины их не только предают, но при это еще неплохо устраивают свои жизни. И их вообще не волнует – родила, не родила. Жив он, мертв ли, болен или здоров.
Удивительно, но отцы к старости вспоминают об оставленных детях. Мне уже достаточно много лет, я видела разное и могу сказать – да, потом эти папы возвращаются.
Буквально в эти выходные мне звонил такой ребёнок. Папа в 5 лет их оставил, заведя другую семью. И сейчас, когда прошло 30 лет, он вернулся.
Говорит, что ему страшно за себя, что в клочья душу рвет – так все плохо. А ребёнок его не видел, не помнит, не знает.
И вот эта девушка звонит мне:
– Что мне делать, он сидит и плачет?
– Пьяный?
– В дребадан.
Вот он пришел, напился, рвет душу.
Он не вспоминал о ребенке.. А эти дети их жалеют. И, действительно, он не будет один, она будет ему помогать.
У предательства есть другая сторона – прощение. Брошенные женщины не преследуют мужей, не подают на алименты в суд, они ещё их и оправдывают перед окружающими…
В Кировской области есть женщина, которая одна воспитывает ребёнка с церебральным параличом. Ему 27 лет сейчас, и она до сих пор гуляет с ним в коляске. Надо мной живет соседка, которая тоже одна – с сыном-аутистом. Ему сейчас 38 лет. Ей, при самом идеальном варианте, 68. Что будет с ними, когда…? Ведь никого у них нет

продолжение следует..
Прикрепления: 4301363.jpg(26.3 Kb)


Слушающий свое сердце услышит и сердца друзей.

Сообщение отредактировал Соната - Вторник, 27.12.2016, 13:57
 
СонатаДата: Среда, 28.12.2016, 09:22 | Сообщение # 110
Группа: Заблокированные
Сообщений: 4182
Замечания: 0%
Статус: Offline
Доктор Лиза: Письма о любви и людях

Продолжение.

Принимай, родная!




Мужчина из Саратовской области, приехал на заработки в фирму в Петербурге, которая существовала исключительно на листке бумаги. Когда ему не заплатили, пошел на вокзал, выпил там с такими же бедолагами (это другая группа бездомных, которых, как они говорят, «кинули»), его ограбили и избили.
Этот мужчина потерял память. Когда он приходил вчера, то сказал, что не умеет писать, с трудом вспомнил город, из которого приехал. Из документов у него только справка, что у него документов никаких нет.
Нашим сотрудницам удалось найти его жену, с которой связались, и выяснилось, что она его не только ждет, но будет его встречать.
Здесь жена готова принять обратно, сказала «да». Чаще всего бездомные уже без семей приходят, лишенные квартир и т. д. Но разве и это – счастливый конец?.. Он – инвалид, он половину не помнит, пишет с ошибками, какое число и какой месяц, не знает, довольно плохо соображает. С момента травмы прошло месяца три, лучше мужчине не стало.
Счастье в том, что она его нашла, но отправляю я домой нетрудоспособного инвалида. Сколько времени он будет восстанавливаться и восстановится ли вообще – это мне неизвестно. Но жена счастлива оттого, что он просто – живой.
Валерусик
Есть пациент на вокзале – любимец нашего охранника Николая Михайловича. Зовут его все Валерусик, он перенёс тяжёлую форму менингита в детстве. Немного осталось от него прежнего после болезни… Он очень плохо адаптирован к новой жизни, говорит, что учился в МГУ, но ведёт себя, как пятилетний или семилетний ребёнок.
У каждого в фонде есть, наверное, свои любимцы. Есть те, кого любят, есть те, кого не очень любят. Вот охранник, у которого нет своих детей, очень привязался к этому Валерусику, которому уже 36 лет. Когда мы кормим огромную толпу на вокзале – 150 человек, каждый прорывается вперед: «Мне поесть! Я голодный! Мне больнее всего! У меня башка, у меня рука», охранник Коля, который стоит, сдерживает эту толпу – у него кулак, как два моих – кричит: «Валеруську не трожьте!!!» Потому что ему надо.
Есть один владелец кафе, который (голову готова ему открутить) дает Валерусику коктейли или пиво, чтобы посмотреть, что будет с ним, когда он пьяный. Потому что он достаточно смешной для окружающих людей, когда разговаривает… А когда он пьяный, естественно, он ведёт себя по-другому. Плюётся, ругается, вот ему и наливают.
Я говорю:
– Ну вот, Валера, ну зачем же ты пил?
– А угостили меня.
– Где?
– В кафе?
И я не знаю, как его заставить не пить, потому что все это заканчивается для него очень трагично. Нельзя смеяться над психически больными людьми и нельзя наливать им коктейли или пиво, чтобы посмотреть, как это будет смешно или не смешно.
Валера приходит сюда еженедельно за продуктами, а живет он с мамой, в городе Видное. Приезжает, а я спрашиваю:
– Валера, вот когда ты бросишь, ты же опять был нетрезвый, что случилось?
– Меня угощают.
– Ну ладно, раз ты не слушаешься Николая, охранника, то я его уволю по статье.
А он что-то помнит из этого и говорит:
– Не надо его увольнять.
– Ну как не надо, придется, потому что плохо он за тобой следит. Весь фонд тебя просит не пить.
И вот Валера написал заявление, потому что решил, что надо заступиться за Николая Михайловича, которого он очень любит. Он его пожалел.
«Расписка-обещание.
Алкогольные напитки не при каких обстоятельствах. А если я выпью алкогольные напитки, то прошу уволить Белякова Николая Михайловича по собственному желанию»
Вот он это написал, чтобы я охранника Николая Михайловича коли увольняю, то увольняла по статье, чтобы у него был шанс устроиться в другую организацию. Они как дети. Ему диктовали «Я, такой-то, такой-то», вот он так и написал. А в скобках: “Валерий Петрович. Живет с мамой, очень нуждается…”
Боль
У меня было недавно два очень тяжелых вызова. Совершенно противоположных.
Один – в очень обеспеченную семью, где я увидела женщину, которая находится с погибающим пациентом одна. Пока она справляется и, слава Богу, он жив.
Но человек находится буквально во дворце, и совершенно одинок в такой чудовищной боли. Эта женщина бессильна перед смертью.
А потом был второй вызов – на другой конец Москвы к семье, где мать уже потеряла одного ребёнка и я второго нашла буквально умирающим на полу. И мама, которая осознает это.
Объединяет тех двух женщин – страшная боль.
Мы можем помочь первому пациенту, обезболив его, второго мы положили на скорой помощи в больницу и с тяжелейшим диагнозом выписали умирать. Его привезли матери, которая не знала о его состоянии, она думала, что он вернется здоровым.
Боль – это как паника.
Они не знают, что с этим делать, они боятся, что они сойдут с ума, они страдают огромным чувством вины по отношению к человеку, которому они не могут помочь по каким-то причинам. Или потому, что этот человек далеко, или потому, что это неизлечимое заболевание, или потому, что у него нет денег, или, наоборот, денег слишком много, и все хотят его обобрать.
– Что делаете вы?
– У меня же не болит. Кто-то должен быть сильным для того, чтобы направить их в какое-то русло. Здесь не только я, весь фонд распределяет этих людей: один делает то-то, другой – другое и т. д.
Если нельзя вылечить – нельзя отнимать надежду. Можно сказать правду… Мне очень не нравится правда, которую я вынуждена говорить в отношении бездомного, или в отношении умирающего ребёнка, или умирающего человека. Но, тем не менее, отнимать эту надежду не нужно, и, наверное, невозможно. Потому что у любого любящего человека есть эта надежда – у религиозного в одном виде, у нерелигиозного – в другом.
У нас собраны все сословия, которые только можно, и они этой надеждой мобилизуются.
За два часа до вас была женщина, которая шестой год ищет своего сына. К счастью, мы нашли журналиста, который отснимет её на плёнку, чтобы она рассказала про своего ребёнка, которого она ищет шестой год. И она живет надеждой на то, что он найдется, на то, что его видели. Она мотается по вокзалам, по ночлежкам, по приютам, по местам, где собираются бездомные. И объезжает все от Москвы до Московской области – надеется, что он найдётся. Я смотрела, как она говорит, как она готовилась к этому разговору…
Она живет надеждой. И здесь, по-моему, никто не остался равнодушным, когда она заканчивала обращение. Ей сказали: «У вас 6 минут», а говорить она о своем ребёнке, как любая мать, может бесконечно. Она сказала: «Дим, если ты смотришь меня, вернись, пожалуйста, домой, я не буду сердиться на тебя, и ты можешь возвращаться к той жизни, что ты выбрал. Забери только паспорт, тёплые вещи и медицинский полис». Вот она все это носит с собой на случай, если она его встретит. Мы были абсолютно подавлены после такого, хотя это не первый случай.
У меня есть мама, которая ищет своего ребёнка девятый год, и она продолжает писать и слать его фотографии. Окрыленная, она говорит: «Наконец я поняла, как действовать, я очень довольна и я надеюсь, что я его найду».
– А если надежды нет?
– Невозможно отнять у них надежду. Даже если они видели фотографию умершего, который очень похож на их ребёнка, то они отказываются это принимать, и говорят, что это человек, который просто очень похож.
Знаете, мамы, которые теряют своих деток, они у меня (я человек православный) отождествляются сБогородицей. Я их видела очень много и скажу, что когда со стороны наблюдаешь, как проходит это прощание…. Не похороны, где они уже на каком-то автомате, а вот когда уже только что ребёнок ушел – это то, что невозможно описать и, наверное, не нужно.


ПРОДОЛЖНИЕ: http://obshinakryliaduha.ru/forum/26-26-12
Прикрепления: 0664559.jpg(279.6 Kb)


Слушающий свое сердце услышит и сердца друзей.
 
Форум » ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО » ЮЛИЯ ВЛАДОВА » СВЕТОЧИ МИРА (Великие подвижники, Герои Духа, Герои Культуры)
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES