Вторник, 20.02.2018, 02:54

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 27«12342627»
Форум » ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО » ЮЛИЯ ВЛАДОВА » ОТ СЕРДЦА К СЕРДЦУ (Родитель, Учитель, Школа на пути к Новому Миру)
ОТ СЕРДЦА К СЕРДЦУ
ЮлияДата: Суббота, 27.10.2012, 12:54 | Сообщение # 11
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4251
Статус: Offline

Персонализированные сказки


Известно, что дети любят сказки. Но есть нечто, что детям нравится еще больше. Это персонализированные сказки. То есть сказки о самом ребенке, в которых сам ребенок и есть главный герой. Естественно, ребенок гораздо внимательнее слушает такие сказки, что делает их мощным воспитательным средством.

То, что с помощью персонализированных сказок можно воспитать любые качества характера, давно не секрет. Еще в 1982 году педагог-новатор Ш. Амонашвили в книге "Созидая человека" показал это на примере собственного сына.

Сказкотерапия – направление практической психологии, которое, используя метафорические ресурсы сказки, позволяет людям развить самосознание, стать самими собой, и построить особые доверительные, близкие отношения с окружающими...

Каким образом, посредством сказкотерапии удается достигать таких целей?

Во-первых, сказка всегда служила средством встречи ее слушателя или читателя с самим собой, потому что метафора, лежащая в основе сказки выступала не только «волшебным зеркалом» реального мира, но – в первую очередь – его собственного, скрытого, еще не осознанного внутреннего мира...

Во-вторых, нацеленность сказкотерапии на развитие самосознания человека, определяемая сущностью сказок, обеспечивает как контакт с самим собой, так и контакт с другими. Сказочная метафора в силу присущих ей особых свойств оказывается способом построения взаимопонимания между людьми.

В-третьих, в сказке отсутствуют прямо выраженные нравоучения или рекомендации, усвоение необходимых моделей поведения и реагирования, новых знаний о себе и мире происходит незаметно, исподволь.

Сказкотерапия как психологический метод накладывает свои возрастные ограничения при работе с детьми: ребенок должен иметь четкое представление о том, что существует сказочная действительность, отличная от реально существующей. Обычно навык такого различения формируется у ребенка к 3,5-4 годам, хотя, безусловно, в каждом конкретном случае необходимо учитывать индивидуальные особенности развития ребенка.

Сказка обычно выполняет три функции: диагностическую, терапевтическую (коррекционная) и прогностическую.

Терапевтическая сказка – сказка, благодаря которой собственно происходят позитивные изменения в состоянии и поведении ребенка.

Сказкотерапевтическая работа с ребенком может быть проведена различными способами:
- Для работы может использоваться существующая авторская или народная сказка.
- Терапевт и ребенок могут сочинять сказку вместе, одновременно драматизируя ее всю либо отдельные элементы.
- Ребенок может сочинять сказку самостоятельно.
Анна Бердникова, психолог

skazkidetkam.ucoz.ru


Антон Маниченко (Лаборатория Антона Маниченко, г. Челябинск
manichenko.livejournal.com

"Сказка "Алиса в стране чудес" изначально писалась Льюисом Кэрроллом как персонализированная, т.е. для конкретной девочки Алисы, дочери знакомого ректора Лидделла. Кэрролл хотел доставить радость этой девочке и даже не думал публиковать сказку. Лишь после уговоров Лидделлов он согласился издать свой труд.

Всех нас больше всего интересуют мы сами. В этом причина успеха персонализированных сказок.

Вечерами я читаю дочке книжки. Обычно я беру из шкафа русские народные сказки и вместо главного героя (по ходу чтения) вставляю имя своей дочки. Это минуты широко внимающих глаз".



Художник Суламифь Вульфинг

Рассуждая о семейном воспитании, Ш.А. Амонашвили говорит:
"Сын проходит через сердце, а внук – через сердцевину.

Если человек прошагал свое детство без общения с самыми добрыми, ласковыми, мудрыми, горячо любящими его людьми – с дедушками и бабушками, это значит, что он потерял тысячу прелестных сказок, тысячу увлекательных прогулок, тысячу радостей от исполнения желаний, тысячу мудрых наставлений, в тысячу раз больше оказался незащищенным, в тысячу раз больше споткнулся о камни и в тысячу раз больше не сочувствовали ему в его горе.

Дорогие бабушки и дедушки!
Предлагаю вам несколько советов о воспитании внуков и внучек.

1. Свою любовь и преданность к детям не превращайте на деле в услужливость и рабское повиновение.
2. Не берите на себя детские заботы, которые нужны им самим для самовоспитания.
3. Не балуйте их бессмысленным множеством подарков и доставлением удовольствий.
4. Не проявляйте по отношению к ним мелочной опеки.
5. Рассказывайте им почаще о себе, о своем детстве, о своей работе.
6. Раскройте им свою душу, доверяйте им свои сомнения, горести, переживания.
7. Секретничайте с ними, играйте и гуляйте вместе с ними.
8. Показывайте им примеры смелости, отзывчивости, трудолюбия.
9. Давайте им трудиться рядом с вами.
10. Говорите с ними как со взрослыми.
11. Не напоминайте им, что они еще маленькие.
12. Старайтесь вовлекать их в дела, в которых они почувствуют себя взрослыми.
13. Заботьтесь о том, чтобы у них создавалось яркое представление о вас как о новом человеке.
14. Не забывайте, что ваш образ должен воспитывать их и после того, как вас уже не будет в живых.

Будьте, пожалуйста, последовательны в вашем общении с внуком и внучкой!"
Прикрепления: 6466500.jpg(137Kb) · 1043685.jpg(104Kb) · 0169721.png(45Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Суббота, 15.12.2012, 11:31 | Сообщение # 12
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4251
Статус: Offline


Валентин Берестов

* * *
Любили тебя без особых причин:
За то, что ты – внук,
За то, что ты – сын,
За то, что малыш,
За то, что растёшь,
За то, что на маму и папу похож.
И эта любовь до конца твоих дней
Останется тайной опорой твоей.
Прикрепления: 5677202.jpg(33Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Пятница, 22.03.2013, 16:17 | Сообщение # 13
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4251
Статус: Offline
24 октября 2012 года ушла из жизни ВАЛЕРИЯ ГИВИЕВНА НИОРАДЗЕ, светлый человек и замечательный педагог, жена, соратница и вдохновительница Ш.А. Амонашвили.

Валерия Гивиевна - доктор педагогических наук, профессор, академик Академии педагогических и социальных наук, один из ведущих разработчиков концепции гуманно-личностой педагогики в сфере преподавания русского языка, профессор кафедры педагогики и психологии Московского городского педагогического университета, автор курсов "Философия и история педагогики", "Культура учителя гуманного типа мышления", "Духовный аспект слова".

Труды Валерии Гивиевны и впредь будут помогать учителям овладевать принципами гуманной педагогики, в которой продолжает жить её горячее сердце.




В.Г. НИОРАДЗЕ

В ПОИСКАХ СМЫСЛА ЖИЗНИ

Имею двух детей: сына и дочь, трёх внуков: внучка от сына, которая три года тому назад стала мамой очаровательной девочки, и двое внуков – от дочери. Работаю в области педагогики и психологии с 1959 года, сразу же после окончания университета. Расставаться с педагогикой, то есть, с детьми, уже не в силах.
Верю, что необходимо делать то, что делаю. В этом вижу смысл своей жизни. И получается у меня нечто вроде служения.


В нашей экспериментальной работе многое происходило. С одной стороны, всесоюзные симпозиумы в Грузии (Тбилиси) с участием А.В. Петровского, Д.Б. Эльконина. В.В. Давыдова и других видных деятелей в области образования (1969 г., 1974 г.). С другой стороны, предвзятое копание в нашей работе (вызов Ш.А. Амонашвили к Председателю Верховного Совета Грузинской ССР П. Гилашвили; «налёт» на нашу школу только что назначенного министра образования Грузии Н. Васадзе). Но мы продолжали оставаться фанатами, верными идеям Д.Н. Узнадзе, Б.И. Хачапуридзе, Л.С. Выготского, А.Н. Леонтьева...

А теперь всё по порядку.

Что такое смысл жизни, как его понимать и искать?

Как отличать друг от друга наши устремления и выделять среди них жизненно важные цели? Жизненные цели должны быть:

●во-первых, высокими;
●во-вторых, они не смогут наносить вред другим;
●в-третьих, жизненные цели постепенно возвышаются до служения чему-то важному, значимому;
●в-четвёртых, служение без самопожертвования не мыслится.

Примеры:
а) и по сей день боюсь зимы из-за производственной травмы: упала и сломала руку, когда шла в школу; и сейчас (спустя восемь лет), чтобы не опоздать на уроки зимой, выхожу из дома за полтора часа раньше (хотя школа недалеко);

б) отказалась от выгодного предложения руководства университета: повысить зарплату, перейти с полставки на полную ставку, освободить меня от проведения лекций, семинаров, спецкурсов, заменив всё это работой с малым количеством магистрантов и аспирантов. Но я люблю живое общение с учениками и студентами; камерные беседы от случая к случаю – это не моё;

●в-пятых, поняв смысл своей жизни, мы уже не сможем свернуть с пути, предать самих себя, даже силой принуждения;
●в-шестых, найдя смысл своей жизни, мы освобождаемся от чего-то тягостного, как будто до этого плутали по каким-то непонятным тропинкам, усеянным колючками, и вдруг выходим на просторную, освещённую божественным Светом дорогу жизни.

Смыслом жизни становится всё то, что мы делаем с желанием, что нас радует.

Мне сейчас трудно представить себя без любимой работы. Без детей и своих учеников, без активного общения с ними, со студентами на лекциях, семинарах, на спецкурсах по Гуманной Педагогике, при увлекательной работе с учителями... Наверное, жизнь потеряла бы смысл без моих наблюдений и озарений, без набросков, очерков и заметок, статей, психолого-педагогических разработок, книг...

Зигзаги судьбы и закономерные «случайности»

Окончила школу на золотую медаль; параллельно заканчивала музыкальное училище по классу фортепиано, тоже на пятёрки.
Привилегия золотой медали заключалась в том, что при поступлении в вуз надо было сдавать только один экзамен по специальности. Почему-то мечтала поступить на архитектурный факультет, чтобы строить великолепные здания, дворцы, украшать родной город.

Сдав экзамены по рисованию и черчению, с сентября с большой охотой приступила к учению. Странно, но обстоятельства вокруг меня складывались неблагоприятные. Почему-то у меня всё терялось: начиная с дороги в институт и обратно и кончая чертежами, над которыми часами тщательно корпела, а потом они удивительным образом пропадали.

Однажды, готовясь с утра отправляться в институт, я про себя проговорила: «Как же мне не хочется туда идти!» А папа, не расспрашивая меня ни о чём, спокойно сказал: «Если не хочешь, не ходи...» Я ухватилась за его мысль. В тот же день пошла к декану и попросила свои документы. Декан факультета долго меня уговаривал, но тщетно.

Я решила закончить музыкальное училище и поступить в консерваторию. Думала, что сдам только один экзамен по специальности, но и тут произошёл сбой: получила четвёрку по специальности. А это значило сдавать экзамены по всем предметам. Пропало всякое желание стать студенткой консерватории. Да и папа почему-то не хотел, чтобы я стала пианисткой.
Тогда я выбрала филологический факультет в Тбилисском государственномуниверситете и была зачислена после написания свободной темы. Книги читать я очень любила с детства, и писать было нетрудно.

После окончания университета начала искать работу. Хотелось устроиться в редакцию какой-нибудь газеты или журнала. Статьи мои печатали, но штатное место никто не предлагал.
Три жарких летних месяца я просидела дома в тоскливом ожидании, вышивая крестиком и теряя веру в себя. Оставалась одна надежды, о которой сказал папа: «Мой друг, директор школы, ищет учителя русского языка и литературы». Сначала я отказывалась, убеждая отца, что профессия учителя меня не привлекает. «Как хочешь…»– спокойно сказал он и больше к этому вопросу не возвращался.

Но к концу сентября, поняв, что заманчивых предложений в обозримом будущем не предвидится, я дала согласие папе отправить меня в школу.
Признаюсь, что весьма неохотно приступила к учительскому труду. Пусть хоть что-нибудь, чем совсем ничего, – успокаивала я себя. Характер поведения с детьми в своём воображениия лепила с образов моих школьных учителей. Представьте же себе, какие уроки я проводила…
И еще об одном зигзаге или закономерной «случайности».

Было это в конце девяностых годов. Мы с Шалвой Александровичем уже жили в Москве. По какому-то делу идём по Профсоюзной улице. Вдруг его останавливает молодая женщина с лучистыми глазами, сияющая от радости, что встретила нас. Я её сразу даже не узнала, Марину Игоревну Шишову, которая лет пятнадцать тому назад приезжала в Грузию, чтобы проводить уроки по русскому языку в нашей № 1 экспериментальной школе г. Тбилиси. Мы готовили урок в содружестве с ней.

А теперь Марина Игоревна возбужденно рассказывала о том, что ей предложили стать директором начальной школы. Но она согласится лишь в том случае, если Шалва Александрович будет руководить экспериментальной работой. Он по доброте душевной не отказался от предложения, а Марина Игоревна обратилась ко мне с убедительной просьбой тоже согласиться работать в школе. «Но я ведь не учитель начальных классов, какой же предмет мне вести?» – вопрошала я искренне. «Любой!» – услышала я в ответ. Недолго думая, я предложила вести курс письменноречевой деятельности, начиная с первого класса. И дружеский договор состоялся. Благодаря этой случайной встрече были созданы материалы по взращиванию письменноречевой деятельности в детях, которыми многие из наших последователей пользуются и получают неплохие результаты.

Роль Учителя в становлении судьбы человека

Ученик без учителя не существует. Я очень поздно поняла о значении учителя в судьбекаждого человека.
Назову тех Учителей, которые мне помогали в определении смысла жизни и нахождении путей самопознания: Л.Н. Толстой, Н. Бердяев, В.А. Сухомлинский.

Ученик без учителя не существует. Я очень поздно поняла о значении учителя в судьбекаждого человека.
Назову тех Учителей, которые мне помогали в определении смысла жизни и нахождении путей самопознания: Л.Н. Толстой, Н. Бердяев, В.А. Сухомлинский.

Обычно, проводя семинары с учителями, Шалва Александрович в первый же день предлагает им записать имена своих любимых учителей. Их количество, как правило, не превышает трёх.
А кто же мой учитель? – спросила я себя. Училась, вроде бы, хорошо, с учителями ладила, конфликтов с ними не было, но в то же время не было особого чувства признательности к ним за нечто такое, что изменило, расширило бы моё видение окружающего и себя самой.

И вот, сидя на семинаре, я тоже подумала: давай-ка вспомню самых любимых своих учителей... Почему-то никто не вспоминался, но постоянно всплывал образ Шалвы Александровича.
Я искренне удивилась и обрадовалась: конечно же, он многое изменил во мне наилучшим образом: ненавязчиво, спокойно, дружелюбно, в форме мудрого совета...

В связи с этим очень интересны размышления Льва Николаевича Толстого: «Гармония в супружестве часто зависит от того, движутся ли люди в одном направлении, но для этого необходимо смотреть не друг на друга, а в одну сторону».

Лев Николаевич и Софья Андреевна смотрели в разные стороны: он с молодости самосовершенствуется, переделывает себя, считает, что «человек, стоящий на низшей ступени, подвигаясь к совершенству, живёт нравственнее, лучше, более исполняет учение, чем человек, стоящий на гораздо более высокой ступени нравственности, но не подвигающийся к совершенству»; ей же хочется простого семейного счастья. И он не упрекает её за это: «За то же, что ты не пошла за мной в моём исключительном духовном движении, я не могу упрекать тебя и не упрекаю, потому что духовная жизнь каждого человека есть тайна этого человека с Богом, и требовать от него другим людям ничего нельзя. И если я требовал от тебя, то я ошибался и виноват в этом» .

В наступившем году исполняется 48 лет нашей совместной жизни с Шалвой Александровичем. Много это или мало? Как поётся в песне: «Это было недавно, это было давно».
Многие удивляются и спрашивают: как вы смогли сохранить гармонию в супружеских взаимоотношениях? Здесь тоже надо было пройти свои собственные школы и университеты. И по жизни мне огромную помощь оказала молитва Фомы Аквинского, в которой так доступно раскрывается, в чём основа наших поступков, отношений с окружающими, а в целом, смысл достойной человеческой жизни.

Фома Аквинский. Молитва

Господи, сделай из меня
Орудие твоего примирения,
Чтобы туда, где ненависть,
Я принёс любовь. Туда, где обида,
– прощение.
Туда, где сомнение,
– веру,
Туда, где заблуждение,
– истину,
Туда, где отчаяние,
– надежду.
Владыка, сделай,
Чтобы я не столь старался
Быть понятым,
Сколько – понять,
Не столько быть утешенным,
Сколько утешить,
Не столько быть любимым,
Сколько любить.
Ибо, только отдавая,
Мы получаем,
Только прощая,
Получаем прощение,
Только забывая о себе,
Находим себя,
Только умирая,
Воскресаем в жизни вечной.
Аминь

В каком направлении путь держать?

Мудрость Гёте: «Самое главное в мире – это не то, где мы стоим, а то, в каком направлении идём». Иначе говоря, в каком направлении жизненный путь держим.

Ещё одна мудрость: Человек с ясным сердцем, как нравственное создание, стоит несравненно выше человека с ясным умом и большими знаниями, но с неясным сердцем.

Мудрость К.Д. Ушинского: «Надо показывать детям не то, как вы несчастны, а то, где искать счастье. Дети интуитивно стремятся к своему радостному будущему, они рады тому, как перед ними постепенно вырисовывается образ жизнеутверждающего, благородного, излучающего добро и свет мудрого учителя, любящего детей и знающего, как любить Ребёнка».

И ещё одна мудрость В.Г. Белинского:

«Одно образование делает человека знающим;
Второе образование делает человека учёным;
Третье образование делает человека светским;
И только нравственное образование делает человека Человеком».
Прикрепления: 5765309.jpg(45Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Пятница, 22.03.2013, 16:18 | Сообщение # 14
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4251
Статус: Offline
ОКОНЧАНИЕ ...........................................

«Первое и главное знание, которое свойственно прежде всего передавать детям и учащимся взрослым, – пишет Л.Н. Толстой, – это ответ на вечные и неизбежные вопросы, возникающие в душе каждого приходящего к сознанию человека.

Первый вопрос: что я такое, и каково моё отношение к бесконечному миру.
И второй вопрос, вытекающий из первого: как мне жить, что считать всегда, при всех возможных условиях, хорошим, и что – при всех возможных условиях – дурным?»

Этими двумя вопросами должны быть пронизаны школьные образовательные курсы; к примеру, на уроках письменной речи главным становится восприятие, осознание и освоение творческого письма для постижения своего внутреннего мира, на уроках физики – помимо физики материального мира дети доходят до понимания физики, звучащей на языке сердца; на уроках биологии – помимо биологии живой природы перед детьми через духовное видение всего окружающего раскрываются интереснейшие биологические явления, через сердце.

Если так дополнять и видоизменять учебные предметы, исходя из четвёртого измерения в педагогике, именуемого духовностью, то они постепенно станут подлинно образовательными курсами, и усилится интерес детей к знаниям, которые возвысят их над сухостью и обыденностью учебного материала, расширят их сознание.

Какое же образование помогает ребёнку раскрыться и постоянно стремиться ввысь?

Если образование управляется принципами авторитарной педагогики, тогда старания учителя будут отводить школьника от главной цели. Оказывается, всё зависит от характера, качества нашей учительской заботы.

Направляемся ли мы в своих поисках на то, что находится за Божественной тайной, то есть, на раскрытие в ребёнке его предназначения, миссии, или идём напролом, наполняя «сосуд» (т.е. ребёнка) формальными знаниями, заглушая и стушёвывая при этом его неповторимость и ущемляя личностные качества.

Мы принимаем Гуманную Педагогику, педагогику Сотрудничества как путь эволюции школы, образования, человеческого прогресса. Духовное совершенствование, взращивание в учителе и в детях таких качеств духа, как любовь, совесть, сорадость, сочувствие, понимание, великодушие, – это должно стать основой жизни на Земле.

В целом Гуманная Педагогика строится на Вере и Надежде. Поэтому далеко не всё поддаётся логике и статистической обработке. Духовность помогает нам восстанавливать в школе природосообразность– эту многовековую образовательную парадигму в воспитании, обучении и нравственном становлении Ребёнка.

Наша позиция

Нынешнее школьное образование постепенно сводится к ЗУНам*. Формальные знания связаны с рассудком, а не с сердцем, их легко передавать бездушно и безразлично. Случай из жизни Николая Бердяева: «Единица» (кол) по Закону Божьему был скандал небывалый в истории кадетского корпуса. Для меня это характерно. Я никогда не мог пассивно что-нибудь выучить. Не мог выучить и богослужения. А я никак не связывал богослужения со своим ранним исканием смысла жизни и вечности».
Самое парадоксальное то, что к этому времени Бердяев был уже знаком с древнейшей философией, с трудами Канта, Гегеля, Шопенгауера.

Типичная картина из школьной жизни. Поступает в школу радостный, окрылённый, готовый к подвигам в учении и познании Ребёнок. Но проходит время, и глаза у него тускнеют, крылышки опадают, интерес и желание учиться испаряются, и ученик заканчивает школу полным банкротом.

Подтверждение такой истории на живом примере из школьной жизни. Учитель Власов входит в начальные классы и говорит: «Поднимите руки, кто умеет рисовать?» В ответ – лес рук! На тот же вопрос в шестом классе ответили поднятием рук шесть учеников. В выпускном классе на вопрос учителя: «Поднимите руки, кто умеет рисовать?», ребята басом ответили: «Учитель Власов».

Вот в чём беда: дети имели богатые дары духа, но к окончанию школы растеряли всё. Как говорят, в школе образовалась мировоззренческая дыра, когда у школьников в годы учения не возникает мировоззренческого взгляда
1) на изучаемые предметы;
2) на свою жизнь. К примеру, как, обычно, детей учат музыке? Они начинают узнавать ноты и ударяют на соответствующие клавиши. А как учат чтению и письму? Так же... Запоминать начертания букв. Выводить буквы при письме, учиться соединять их... Но детей не вводят в стихию чтения. В стихию письма. В стихию музыки...

Необходимо, чтобы школьник переживал естественность, нужность и жизненность всего того, что он усваивает в школе. Тогда его интерес не заглохнет на уровне технического навыка.
Трудности, возникающие у детей, побуждают нас, учителей, искать иные подходы, что обязательно ведёт к открытиям, которые дети сами находят или подсказывают нам.

Наш подход

Если Слово, Логос – Великий Духовный Творец, то вся его энергия неминуемо должна быть направлена на деяния во благо Ребёнка, Человека, Человечества.
Каково же наше понимание Слова, речи? Это – целостное видение Языка, Логоса, Речи как транслятора мысли человеческой.

В широком смысле Речь – проявление внутреннего духовного состояния человека.

На основе допущений Гуманной Педагогикой реальности высшего мира, бессмертия души и жизненного пути, данного человеку для совершенствования своей души и духовности, мы определяем Слово, Речь как качество человеческого духа.

Цель курса письменно-речевой деятельности:

Выращивание в детях способности выражать свои мысли, переживания, чувства, свой внутренний мир в письменной форме; возвращение Слову той Истины и Благодати, которые изначально были заложены в Нём.

Задачи:

●сделать Слово экологически чистым инструментом постижения Ребёнком своего внутреннего мира и Вселенной;

●сделать Слово благородным инструментом воспитания нравственности и лучших личностных качеств в Ребёнке;

●сделать Слово возвышенным средством проникновения в глубины человеческой души и сердца.

Как к этому идти?

●через доверие возможностям детей,
●через ведение детей от успеха к успеху,
●через убеждение детей в том, что они всё понимают, всё могут, всё преодолеют...

Вывод

Тот, кто не может жить без детей, кто постоянно работает над собой, совершенствует свои личностные качества и свой духовный мир, всегда найдёт прямой путь к душе каждого Ребёнка.
И он будет нести ответственность перед Богом, чтобы дети жили в высших вибрациях, чтобы уроки, подход учителя были построены на Вере, Надежде, Любви.
Эту роскошь доброты может позволить себе лишь самый человечный Человек, а таковым должен быть каждый учитель.

Над чем постоянно надо трудиться учителю?
Над чуткостью и утончённостью душевных струн, над чувствознанием наряду с высоким профессионализмом, разносторонними знаниями и поиском путей совершенствования своего педагогического мастерства.

● Наша профессия самая сложная, ибо связана с душой Ребёнка.

● Наша профессия самая ответственная, ибо связана с воспитанием достойных граждан страны.

● Наша профессия самая благородная по своей сути, ибо настоящий учитель всю свою жизнь ищет и впитывает в себя все те лучшие человеческие качества, которые он стремится воспитать в каждом своем ученике.

Закончить своё откровение мне хочется отрывком из книги «Спешите, дети, будем учиться летать!», где наглядно представлена главная трудность питания духовной оси Ребёнка и показан путь преодоления этой трудности – главного камня преткновения для взрослых, родителей, учителей:

Радуйтесь! Поздравьте!
Они уже вылетели из гнезда!
Надо превратиться сейчас в такого же птенца, чтобы понять, что есть счастье полёта!
Они не летят пока далеко, но всё глядят в Небо.
Мы уже научились их языку и можем говорить с родителями-ласточками.
Мы спрашиваем:
Для кого вы воспитали ваших птенцов?
Они отвечают:
Для Неба!
Мы спрашиваем:
Чему вы их научили?
Они отвечают:
Летать!
Мы спрашиваем:
А если они вас покинут?
Они отвечают:
Не улетят дальше Беспредельности!
Мы спрашиваем:
Дети ваши прославят вас?
Они отвечают:
Прославят Творца!
И мы поняли:
Летать надо, чтобы прославить Творца.
Но осталось для нас загадкой: всё живое знает Истину воспитания, но почему же так трудно познать её нам, людям?..

od.gum-ped.ru
_______________________________________
ЗУНы - знания, умения, навыки.


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Пятница, 22.03.2013, 17:12 | Сообщение # 15
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4251
Статус: Offline


МЕЧТАЮ СТАТЬ ТАКИМ УЧИТЕЛЕМ…

(По страницам Информационного выпуска
"Гуманная педагогика". № 9, 2010 года)

После семинара Шалвы Александровича Амонашвили в Белгороде-Днестровском, Одесской области, преподаватели педагогического училища предложили студентам изложить свое понимание гуманной педагогики и впечатление от общения с великим учителем, основателем системы «Школа жизни».

Мы публикуем выдержки из студенческих работ.


Этот семинар был для меня словно духовный курорт. До этого я в своей жизни еще не встречала настолько Великого Человека. Он – Педагог. Мне жаль тех учителей, которые не осмыслили важность семинара, проигнорировали его. Они пропустили важный урок – урок духовности, человечности, доброты, того, что нельзя купить ни за какие сокровища (Шиманская Н.).


Побывав на семинаре, наверное, каждый из нас вынес для себя ту частичку света и любви, которую дал нам Шалва Амонашвили. Он относился к детям как к гениям, хотя и маленьким (Гидерим И.).


Меня поразило то, что задания на уроке были очень разнообразными. А самое главное то, что дети с удовольствием размышляли и решали разные задания. Всему этому способствовал голос-шёпот учителя. Это помогло создать в классе атмосферу доверия и тепла, уверенности у детей. Шалва Александрович, словно актёр, играл разные роли перед детьми: учёного, дошкольника, ровесника, исследователя… И этим, незаметно, стимулировал детей работать. Он сумел убедить детей, что они ему нужны больше всего на свете, что он без них не сможет. Это даёт детям стимул ходить в школу и хорошо учиться (Робота Н.).


Я мечтаю стать таким, как Амонашвили, гуманным педагогом. Я считаю, что почти все будущие педагоги хотят стать великими учи-телями, понимать детей, а самое главное, их любить (Динжос В.).


Сначала я думала, что пойду на нудный семинар. Но когда настал первый день, я даже не замечала, как бежит время, а когда побывала на сцене в роли ученицы, то была потрясена этим человеком. Многое нового и интересного из семинара я использовала на практике – эффект невероятный. Я даже не ожидала, что у меня выйдет. Шалва Александрович уверен, что ребёнок – это не просто маленькое существо, а каждый из нас приходит в мир с определенной миссией. Поэтому к каждому необходимо относиться, как к мессии. Каждый ребёнок индивидуален и к каждому надо иметь подход. Главное, дать знания через добро, любовь, искренность и щедрость. Именно тогда дети примут эти знания. На уроке не главное, кто лучше, кто быстрее, а главное, чтоб учитель зажёг в ребенке искорку желания творить добро. Необходимо давать волю мыслям детей, пусть учебным процессом руководят они сами. Учитель и ученики должны быть равноправными. Шалва Александрович уверен, что приходит новое поколение детей: гуманное, доброе, светлое, способное изменить и жизнь людей, и мир к лучшему (Бабич Л.).


Для меня, в момент нахождения на сцене, было что-то такое, будто, я не в зале, а в обычном классе, где много одноклассников, где царит аура добра, уважения друг к другу. Всё это чувство переполняло меня. Я была рада, как маленький ребёнок (Дудка Л.).


Я, наконец-то, встретила, человека, который задумался над тем, что школа для ребёнка – это второй дом, что больше времени ребёнок проводит именно в школе, что он живёт в школе. Учитель играет активную, чуть ли не главнейшую роль в жизни и судьбе ребёнка. К сожалению, сейчас учителя приходят в школу, в класс только для того, чтобы вычитать свои уроки по программе, они совсем не интересуются ни настроем, с которым они входят в класс, ни интересами своих учеников.
Гуманная педагогика мне нравится тем, что в ней учитель ищет индивидуальный подход к ребёнку, он ищет, находит и развивает лучшие стороны в ребёнке, а не обвиняет его в негативе. Хотелось бы, чтоб такое было во всех школах. Дети этого заслуживают. А учителя, которые унижают детей, – не стоят ничего. Мне очень жаль, что эту педагогику лишь единицы учителей используют в своей практике (Веремейчук И.).


После семинара я поняла, что профессия учителя – это необычная профессия, это не только ответственность, а ещё и интерес. Это общение, воспитание, которое меня заинтересовало. Я хочу иметь свой класс, хочу быть классным руководителем, хочу учить, воспитывать, развивать. От всего сердца благодарю Шалву Амонашвили и Валерию Ниорадзе за проведенную работу. Их слова не прошли мимо моего сердца. Благодаря им я всем сердцем хочу стать учителем – настоящим гуманным педагогом. Теперь это моя цель. И я её достигну! (Выходченко Н.).


Для себя лично я поставила цель: быть гуманным педагогом, ведь это, как я поняла, есть главнейший путь к сердцу детей. Шалва Александрович показал, как можно сделать так, чтобы дети относились к тебе с Любовью, что обычные уроки можно заменять творческими (Азизигаева А.).


Меня поразило, что он относится к педагогике, как к жизни, я была бы очень рада и счастлива, если бы все учителя относились к учебному процессу как он. Он не раз говорил, чтобы мы все объединились, помогали друг другу, решали разные вопросы, все ВМЕСТЕ. Если педагогический коллектив будет таким объединённым, крепким, то и ученики поступят также. Если мы верим, то и они доверятся нам, ведь вера это не только словесная информация, или поступки, это энергия, наши мысли, наши чувства, наша искра в глазах, наша теплота, наша любовь. Если мы поделимся частичкой этой веры, любви с учениками, мы создадим коллектив любви, взаимосвязанный, крепкий, а если потом будем ещё и развиваться постоянно, мы сможем сделать что-то неимоверное и божественное – воспитаем настоящих людей с искренним сердцем и светлыми мыслями (Островская Г.).


После семинара я долго думала над его действиями относительно детей, которые опоздали на урок, не выполнили домашнее задание. Я сделала для себя вывод, что если учитель – гуманист, то, начиная с первого класса, дети привыкли бы к этому, и им было бы просто стыдно не выполнить что-то, ведь учитель доверяет им. Гуманная педагогика – это жизнь учителя в жизни детей, и не только на протяжении учебного процесса. Только тогда, когда ребёнок впустит педагога в свою жизнь, можно делать вывод, что он действительно выбрал правильный путь, а этот путь без духовности, словно туннель без солнечного света в конце (Рекс О.).


od.gum-ped.ru
Прикрепления: 2088351.jpg(60Kb)


Гори, свети и освещай.
 
СонатаДата: Пятница, 22.03.2013, 17:29 | Сообщение # 16
Группа: Заблокированные
Сообщений: 4202
Замечания: 0%
Статус: Offline
Прикрепления: 3597352.jpg(45Kb)


Слушающий свое сердце услышит и сердца друзей.
 
ЮлияДата: Понедельник, 25.03.2013, 13:09 | Сообщение # 17
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4251
Статус: Offline

ОБ АВТОРЕ:
Бак Виктория Фёдоровна, учитель биологии УВК №11
г. Артёмовска Донецкой области, учитель-методист,
автор книги «Биология языком сердца», «Отличник
образования Украины», «Рыцарь Гуманной Педагогики».


В.Ф.БАК

НАСТОЯЩИЕ ПИСЬМА

Мы живём во время, когда не принято писать друг другу письма. Традиция писать письма незаметно уходит в прошлое, а вместе с ней уходит сфера человеческого общения, в которой жили важнейшие чувства и эмоции. Письмо – это не только сообщение о событиях внешней жизни. Это, прежде всего, возможность одного человека приоткрыть другому сокровища своей души. Чувства, не передуманные и не оформленные в виде мыслей, которые выливаются в письма, могут так и не осуществиться в жизни. Они умрут в своём зародыше, а вместе с ними умрёт прекрасное будущее, которое живёт в мыслях, мечтах и письмах. Наше время с его суетой и спешкой не предлагает альтернативы письмам о главном, настоящим письмам. Общение с помощью упрощённой лексики: телефонные разговоры, sms-сообщения, переписка в интернет-пространстве, – находится в плоскости повседневности и приземляет мысли и чувства, не создавая условия для настоящих человеческих отношений. Настоящие чувства не терпят суеты и спешки. Все великие люди писали письма своим друзьям, любимым, детям. Возможно, величина личности гранится, как алмаз, через умение общаться с другими, жертвовать для других своими временем, чувствами, мыслями и поступками. Письмо – это как образ человека, который двоится и человек одновременно прибывает и там, где он должен прибывать и там, где читают его письмо.

Мой папа, когда три года служил в армии, писал моей маме, своей будущей жене, письма. Мамы уже нет на свете, а письма остались. В них мама всегда живая и молодая, а папа мужественный и отважный, способный силой любви, выраженной в письмах, три года удерживать рядом с собой единственную женщину на земле, ставшую моей матерью.

Письма своим детям писали В.А.Сухомлинский и П.А.Флоренский. Это образец высокой родительской любви, который вышел за рамки личных отношений. Через их письма проливается любовь Творца к людям. Наверное, любое искреннее письмо – есть выражение истинной человеческой сущности, родственной Богу. В обычной жизни мы стесняемся её проявлять, маскируем за суетой и спешкой, а в письме Она начинает проявляться, потому что мы перестаём спешить и погружаемся в глубины собственной души, где всегда есть Свет и Красота.

Письма должны вернуться в нашу жизнь. Человек не может долго жить без ощущения той Красоты, которая живёт в нём, ему необходимо кому-то отдавать своё сердце, ему необходимо просто любить. Письма, уже написанные нами или те, которые мы ещё напишем, как отпечаток в пространстве, оставленный нашим пребыванием на Земле. В них мы самые настоящие. Чужие письма через определённое время становятся достоянием всего человечества и тогда, читая их, мы сами возвышаемся в своих чувствах. Такими стали письма В.И.Вернадского и Е.И.Рерих, Л.Н.Толстого и А.П.Чехова, Н.И.Пирогова и Ф.М.Достоевского. Такими стали и письма моего папе моей маме.

Любой человек, который пишет письмо, посылает его одновременно одному адресату и всему человечеству. Конечно же, я имею в виду только настоящие письма. Настоящие письма – это как настоящие любовь, море и звёзды, их не спутаешь со страстью, лужей и лампочками. Поэтому мы говорим о настоящих письмах для выражения настоящих мыслей и чувств. Есть ли место в наше время таким письмам? Это зависит от каждого из нас, от нашего выбора, а сфера, в которой жили, живут и будут жить те, кто умеет писать письма и хочет это делать всегда рядом. В подтверждение этого приведём два разных, но в чём-то очень похожих рассказа. Один – известного писателя Анатолия Алексина «Домашнее сочинение», а другой – современной семиклассницы Анастасии Кушнир «Письма в Рай». Возможно, чтение этих писем, вызовет в вас чувство, глубоко живущее в каждом, чувство особой возвышенной любви, которая есть достоянием Бога и человека, а произойдет это благодаря «чужим письмам».



А.Г.Алексин

Домашнее сочинение

Когда Дима прочитал все, что создано в мировой литературе для его возраста, он принялся за книги, написанные для других возрастов.

– Почему ты не запираешь свой книжный шкаф? – спросила мама у папы.

– Запирать книги – это кощунство! – ответил папа. – Они еще никому не приносили вреда.

– А может, вообще отменить это понятие – «ребенок»? – спросила мама. – Раз в тринадцать лет можно все то же самое, что и в тридцать пять!

За справедливостью Дима всегда обращался к бабушке.

В самый разгар родительских споров, касавшихся его судьбы, он с отчаянием в голосе произносил: «Ну, скажи ты!..»

И спор немедленно обрывался: бабушка говорила так неторопливо и тихо, что к ее голосу надо было прислушиваться.

Вступая в дискуссию, она чаще всего задавала вопрос, ответ на который таил в себе решение спора.

– В каком классе ты сама-то прочитала «Анну Каренину»? – спросила она у мамы.

– Не помню.

– А я помню. В шестом…

– Вот видите! Видите!.. – воскликнул Дима. – А я еще не читал…

– Дети не обязаны повторять ошибки родителей, – отважилась возразить мама. – Книга, прочитанная не вовремя, может навсегда отбить вкус к самой себе.

– Это бывает, – согласилась бабушка. – Но ты не волнуйся… Я присмотрю.

Прежде всего Дима принялся за «Большую энциклопедию». Ему в голову пришла мысль, что если прочитать эти тяжеловесные тома, написанные обо всем на свете, – можно сразу стать всесторонне образованным человеком.

Осилив за десять дней том на букву «А», Дима перестал спать спокойно. Радости и трагедии, открытия и сражения, происходившие в разные года и эпохи, но словно бы объединенные начальной буквой своих имен, перемешались в голове, путались, наскакивали друг на друга.

И все же Дима, вздохнув, принялся за второй том. Сначала он решил перелистать его, посмотреть картинки… И неожиданно остановился. Между 78-й и 79-й страницами, лежал исписанный незнакомым ему почерком двойной лист, вырванный из обыкновенной тетрадки в линеечку: «Письмо 1972-му году. Домашнее сочинение ученика 9-го класса “Б” Владимира Платова».

– Бабушка! – от неожиданности вскрикнул Дима.

– Что тебе? – раздался из другой комнаты бабушкин голос.

– Ничего… Я так просто. Хотел проверить, ты спишь или нет.

– К счастью, не сплю. А то бы ты меня разбудил.

– Прости, пожалуйста…

Дима решил сперва прочитать письмо сам. Судя по заголовку, ученик 9-го класса «Б» должен был адресовать его не человеку, а году. Однако первые же строчки свидетельствовали о том, что ученик не вполне подчинился заданию учительницы…

«Дорогая Валя! Мария Никитична хочет, чтобы мы обращались к году, а я обращаюсь к тебе. К тебе, живущей в том самом году!

Прошло тридцать лет, как я написал это письмо. И вот ты его читаешь… Представь себе, что я стою рядом (вот здорово!) и разговариваю с тобой.

За это время произошло главное: я получил ответ на вопрос, который мучил меня в школьные годы. Дома, на уроках и переменах я думал: “Кого же она все-таки любит – Лешку Филиппова или меня?!” Теперь я уже давно знаю, что ты любишь меня. А с Лешкой разговаривала на переменках просто для того, чтобы я немного поволновался.

И еще потому, что вы оба занимались в литературном кружке. Это было единственное, что вас объединяло в ту далекую пору. Теперь уж я точно знаю…

Все эти тридцать лет я был ужасно счастлив из-за того, что ты любила меня, а не Лешку Филиппова! Хотя он хороший парень. (Теперь-то уж хороший пожилой человек!)

Я сочувствовал ему все эти тридцать лет. Но что поделаешь, Валечка?! Раз ты любишь меня… Тут уж ничего не поделаешь!

Никогда не думал, что мечты могут сбываться с такой математической точностью! Мы работаем с тобой в одной больнице – ты на одиннадцатом этаже, а я на десятом…

Сегодня мы с тобой вместе оперировали больного. Я позвал тебя на помощь, и ты спустилась ко мне. А потом мы оба спустились вниз, где ждала нас его мать, и сказали ей:

“Все в порядке!” Она не поверила, зарыдала… А мы стали уверять ее: “Опасности нет. Опасности больше нет!..” Чтобы иметь возможность хоть раз сказать это, стоит жить на земле! Ты согласна?

Потом мы вернулись домой… Валя-маленькая, наша дочь, готовится к последним экзаменам в институте. Не знаю, в каком… Но это не имеет значения! А сын Сережа ушел на футбольный матч. Он вообще увлекается спортом. Тебе даже кажется, что чересчур. Похож на отца!.. Пусть хоть это послужит тебе утешением. Ведь ты любишь меня…»

На этом домашнее сочинение обрывалось.

– Бабушка! – крикнул Дима.

– Что тебе?

Дима молчал. Бабушка появилась на пороге… Говорили, что когда-то она была очень веселой. И даже любила петь…

А потом стала тихой и, казалось, все время думала о чем-то одном. Думала, думала… Она стала такой в тот февральский день сорок пятого года, когда пришло извещение о гибели ее сына Володи.

Она всегда была уверена, что единственное, чего пережить невозможно, это гибель детей. Она и не пережила…

Умерло ее веселье, умолкли песни, потухли глаза. И лишь через много лет, когда родился внук Дима, жизнь как бы вернулась к ней. Но не та, что была раньше, а совсем другая… Она стала бабушкой.

– Это… его сочинение, – сказал Дима. И протянул ей двойной тетрадный листок.

Бабушка прочитала. Потом еще раз… Потом еще. Дима ждал. А она все водила глазами по строчкам. И Диме казалось, что это не кончится никогда.

– А где эта Валя? – спросил он тихо.

– Валя Филиппова? Как и раньше… живет над нами, на шестом этаже.

– Филиппова?! – переспросил Дима.

– Ну да…

– Она вышла замуж за Лешку?

– Ее мужа зовут Алексеем Петровичем, – ответила бабушка.

– Это тот… который все уступает дорогу в лифт, а потом сам не влезает? Какой-то чудак!

– Интеллигентный человек, – возразила бабушка. – И ее ты знаешь. Однажды, когда у тебя была высокая температура, мы позвали ее. Она сделала тебе укол… Помнишь?

– Еще бы! – Дима погладил себя по тому самому месту. – Она стала хирургом?

– Нет, педиатром.

– Кем?

– Детским врачом.

– И он тоже врач?

– Он преподает литературу. Кажется, в институте.

– Ну да… он же занимался в литературном кружке!

– А сын их – такой высоченный и неуклюжий?

– Очень талантливый мальчик, – сказала бабушка.

– Откуда ты знаешь?

– Учится в аспирантуре. Его зовут Володей…

Когда начало темнеть, Дима спустился вниз и стал дежурить во дворе, возле подъезда. Люди возвращались с работы… Одни торопились так, будто дома их ждал какой-то сюрприз. Другие шли медленно, на ходу о чем-то размышляя, будто и не расставались с делами.

«Володя мечтал, что домой они будут возвращаться вдвоем… – вспомнил Дима. – Хорошо, чтоб сегодня она вернулась одна!»

Она подъехала на белой машине с красным крестом.

– Я только скажу моим мужчинам, чтобы не волновались, – и сразу обратно, – сообщила она шоферу.

– Поешьте, – посоветовал он.

– Тогда, может, и вы?

– Я уже поел…

Дима вошел в подъезд вслед за ней и тихо, смущенно сказал:

– Простите, пожалуйста…

– Что с тобой? – спросила она с тревожным участием, будто предполагала, что он нуждается в медицинской помощи.

– Вам письмо!

– Мне?!

Он впервые разглядел ее, хотя лампочка над дверью лифта светила тускло.

Глаза были добрые, удивленные.

– Письмо?.. Мне? – Она ткнула пальцем в пуговицу пальто, из-под которого виднелся край белого халата. На голове у нее была белая медицинская шапочка, которая (Дима это давно заметил!) очень молодит женщин-докторов и всегда им к лицу.

«Все еще красивая…» – почему-то с огорчением подумал Дима. И протянул ей Володино домашнее сочинение.

– Прочтите…

– Что это? – с озорным любопытством спросила она, словно ожидала какого-то розыгрыша.

– Это письмо. Прочтите…

– Хорошо! Только поднимемся к нам, – предложила она. – А то здесь темно.

– Нет, лучше тут… – ответил ей Дима.

Его голос насторожил ее. Она раскрыла чемоданчик и достала очки.

«Лишь бы никто не вошел и не помешал ей! – думал Дима. – Лишь бы никто!..»

Он даже привалился спиной к двери, готовый задержать непрошеного жильца.

Она сняла очки… Белая шапочка уже не так молодила ее.

Она медленно пошла вверх по лестнице, забыв, что в доме есть лифт.

– Скажите, пожалуйста… – срывающимся голосом крикнул вдогонку Дима. – Вы любили его?

Она обернулась.

– Вы любили его? – почти шепотом, изумляясь собственной храбрости, повторил он.

– Я любила его, – ответила она. Сделала несколько шагов, вновь обернулась и добавила: – И я ему навсегда благодарна.

– За что? – спросил Дима.

– За всё, – тихо сказала она. – За всё…

gumanpedagog.org.ua
Прикрепления: 0491523.jpg(8Kb) · 0131119.jpg(5Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Понедельник, 25.03.2013, 16:01 | Сообщение # 18
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4251
Статус: Offline
ПРОДОЛЖЕНИЕ ......................................


Анастасия Кушнир

(7 класс УВК № 11 г. Артёмовска)


Письма в Рай

Пролог


«Каждый, кто пишет письмо, дает почти
что изображение своей души»
Деметрий


Все всегда говорили, что у меня красивый почерк. Ровный, аккуратный. Так считали все: родители, друзья, учителя. И я очень часто садился за свой письменный стол и писал на листке строчки. Три строчки, 15 слов.

«Я ненавижу её всем сердцем.

Я не хочу её видеть.

Я не скажу ей никогда…»

И никогда, никогда на листке не появлялась четвёртая строчка. Потом, я стал зависим от этого. Странная зависимость, не находите? Но, тем не менее, я писал. Три строчки, 15 слов. И так всегда. До одного прекрасного момента, когда рука сама взяла и написала четвёртую строчку.

«Она ушла. Я не сказал»

С того момента, я больше не писал этих строчек. Я выводил аккуратным почерком совсем другие слова. Каждый раз в воскресенья утром. Ведь, я помню, что ты любила утро и этот день. И больше ни в какой другой день, я не писал слова со смыслом.

Глава 1.


«Здравствуй, Милая! Как ты там, в прохладном своем Раю?
Мне никогда не попасть туда, ведь каждому по заслугам.
Кара одних – наслаждаться в тени беззаботно-седого луга без дна и плуга.
Вера других – проводить этот век под Невой: на краю в строю»
Саша Бест. «Здравствуй, милая!»


«Здравствуй, милая!

Знаешь, мне никогда не хватало решимости сказать тебе это. Даже сейчас, когда тебя нет рядом и нет где-то вдалеке, я не могу этого написать. Я знаю, что бы я ни писал тебе, ты этого не прочитаешь. Не потому, что ненавидишь меня или презираешь. Не потому, что не хочешь. Просто это письмо никогда до тебя не дойдёт.

И всё же. Там, где ты сейчас – мне никогда не оказаться. Ведь каждому по заслугам. Просто мне очень хочется знать: гуляешь ли в лугах, среди полевых и медовых цветов? Сидишь, под деревом, на котором растут синие – синие сливы или на ветках которого весят парами вишнёвые вишни, с ярко зелёными лепестками? Я надеюсь, что тебе там не холодно: ты не взяла свой любимый клетчатый плед, а там, наверняка, не дадут чашки горячего шоколада, который ты так любила. Или дадут?

Наверное, это твоё наказание, твоя кара. Ведь вера моя – проводить время под рекой, ждать очереди в длинном ряду. Почему всегда всё наоборот?

На этом моё письмо к тебе заканчивается, но я ответа не жду. Ведь оно до тебя не дойдёт». И поставил точку, надеясь, что навсегда, надеясь, что в последний раз.

Глава 2.

«Здравствуй, Милая! Как ты там без меня донесла свой крест?
Как твои небеса, без которых ты точно уже не можешь?
Как твое солнце, которое не оставляет следов на коже, и так похоже
На жертвенных бабочек, что провели эту ночь на бессмертном своем одре – на моем костре».
Саша Бест. «Здравствуй, милая!»


«Здравствуй, Милая!

Я опять, не зная зачем, пишу тебе это письмо. Я всё думал: наверное, ты наблюдаешь со своих прохладных небес за мною и смеёшься свои искристым и радужным смехом, который никогда не звучал для меня. Ты смеёшься над тем, кем я стал? Или над тем, как я глупо выгляжу, когда пишу письмо каждое воскресенье? Но вскоре я вспомнил. Тебе есть за кем наблюдать с облаков. К сожаленью, ни за мной. Но я всё равно пишу тебе всё это.

Решился спросить, как ты дошла, дорогая? Не устала, случайно? Я хотел бы тебе помочь дойти, но не могу. Интересно, как твои холодные небеса, которые светятся ярким светом и не проронили ни единой слезы? Ты ведь без них уже точно не можешь. Как твоё жгучее и тёплое солнце, которое не оставляет ожогов даже в зените летом? Ты, наверное, его больше любишь, чем огонь: ведь об красный огонёк ты всегда обжигалась.

Я недавно разжег костёр днём: хотел составить солнцу конкуренцию. Вдруг, ты его снова разлюбишь и вновь полюбишь огонь? Но он, своими лучами, как маленькими бабочками, согревал тебя сильнее. Мне жаль. Я потушил костёр, но ночью опять зажёг, чтобы согреться самому. Я тебя понял: солнце и вправду греет сильнее и без следов на белоснежной и бледной коже.

Знаешь, я многое хотел у тебя спросить, рассказать тебе, но думаю, что всему своё время. Наверное, если бы письмо до тебя дошло, ты бы сильно разозлилась: я ведь помню, какая ты любопытная.

Я всё ещё надеюсь, что всю неделю не буду придумывать текст письма, а в воскресенье утром, вместо того, что бы писать тебя, отправлюсь на прогулку. Я всё ещё надеюсь, милая!»


Глава 3.

«Здравствуй, Милая! Эти птицы и письма летят одинаково на Юг.
И вечно теряются, либо им просто не хочется возвращаться.
Душа твоя так огромна, и в этом-то хрупком теле как может она умещаться?
И когда все, кто не знает значения слова ЛЮБОВЬ, на нее плюют».
Саша Бест. «Здравствуй, милая!»


«Здравствуй, милая! Я вновь пишу тебя письмо, но в этот раз копию отправляю с голубями на Юг. Почему именно копию? Ты не поверишь, но мой красивый почерк превращается в вечно зачёркнутые слова и фразы. Мой чистый лист забрызган кляксами чернил, а почерк размыт слезами. Видишь, я признался тебе, что плачу, когда пишу тебе письма! Я по несколько раз переписываю лист, чтобы вышло всё, как ты любила: аккуратно и чисто! А когда писал, мне вдруг вспомнилось, как один раз (в первый и последний, к сожалению) ты сказала мне: «У тебя красивый почерк». Я это знал и только ухмыльнулся. Ведь мы враги, мне нельзя было дарить тебе улыбку.

Но даже, если я тебе отправляю копию письма, оно всё равно не дойдёт. Ты знаешь почему, да? Ведь голуби не летают на Юг даже зимой. Я это тоже знал, но отправил именно их, чтобы письмо не дошло до тебя: или вернулось назад ко мне, или затерялось в дороге!

Видел твоих друзей и вспомнил твою согревающую теплоту. Вспомнил, как слышал (или читал?), что сердце человека с размером его кулак. Теперь я не согласен. Ведь у тебя были такие маленькие ручки и маленький кулачёк, а сердце большое из света.

Душа твоя огромна и безгранична добротой, что вспоминая твой добрый взгляд (ведь глаза – это зеркало души), я удивлялся – как такая большая душа могла уместиться в столь хрупком и маленьком теле.

Так, вот, видел твоих ДРУЗЕЙ! Думаю, если бы ты это читала, обязательно услышала бы мой голос, полный сарказма. Почему? Знаешь, всё у них нормально: они даже улыбаются, в то время, как я, твой ВРАГ, проливаю слёзы над письмами к тебе!

Не понимаю, как они могут улыбаться, плюя тебе в душу, даже когда ты в прохладном раю своём. Не понимают они значение слова «любовь». Надеюсь, твоя душа всё ещё выдерживает, ведь когда мы увидимся (наверное, не скоро, прости, у меня много дел), я хочу увидеть твои тёплые и добрые глаза.

Вот и заканчивается моё третье письмо к тебе. Знаешь, ты смейся: я весь исхудал (хотя мне не очень смешно), побледнел ещё сильнее. Надеюсь, ты хотя бы соизволишь посмотреть и почитать мои письма с небес, ведь я очень стараюсь.

До скорых встреч (точнее, до новых писем), милая!»

Глава 4.


«Здравствуй, Милая! Можно я буду скучать по твоим ледяным
рукам?
Или по маленькой ямочке на подбородке - выбери что захочешь.
Смотрю в отраженье реки этой безрадостной ночью, в ее неземные очи.
Ночь темна. Тьма прекрасна. И эта река глубока…
… здравствуй, Милая!»
Саша Бест. «Здравствуй, милая!»


«Здравствуй, милая! Вот я решился – это будет последнее моё письмо к тебе. Так, что, если что: прости. Знаешь, написать «прости» ещё сложнее, чем сказать. На листке перед этим словом остались капли чернил. Прости за то, что ничего тебе не сказал. Знаешь, я безумно жалею! Ночами мне приходят кошмары, в которых ты осуждаешь меня. И знаешь, что ужаснее всего? Я с тобой согласен: я каждый день, каждый миг сам себя осуждаю и иногда, у меня внутри просыпается ненависть, граничная с жалостью к самому себе. Милая, я правда жалею, что не сказал! Вот уже месяц каждое воскресенье я пишу тебе письма. В это раз я отличился: я пишу ночью (с субботы на воскресенье). Почему? Потому, что рассвет я хочу встретить без всякого обязательства. Подожди, подожди (хотя, я знаю, что ты это не читаешь), только не кричи. Я знаю, что я тебе ничего не обязан. Это, прежде всего, было обязательство перед самим собой. Я ведь столько не сказал тебе, пока ты была где-то рядом.

Я прошу тебя лишь об одном: можно я буду скучать по тебе? Плакать (обещаю, что редко, ведь я сильный) по ночам? Разреши, пожалуйста, скучать по твоим ледяным рукам, ямочкам на щеках, которые появлялись, когда ты улыбалась. Выбери, что хочешь, я готов скучать даже по твоим шелковистым волосам, которые всегда пахли клубникой и чем-то ещё сладким.

Знаешь, сейчас я не сижу за своим письменным большим столом в пыльном кабинете, в котором сидел ещё мой отец (думаю, ты с ним уже познакомилась). Я сижу на зелёной мокрой траве, возле тёмных вод, подложив под листик старую дощечку. Я опять прошу: не ругай (хотя, какая тебе разниться: заболею я или нет?). Просто, когда я сижу и смотрю в эти глубокий бездонные воды, я вспоминаю твои тёмные глаза, которые, несмотря на цвет, излучали свет. Видишь, пока я тебе писал письма, я даже начал составлять рифмы.

Смотрю на тёмные небеса. Ты, наверное, спишь, родная! Хотя, недавно меня посетила мысль, что всё наоборот: когда у нас день – у тебя, наверное, ночь, а когда у нас ночь – у тебя день.

Ладно, милая, это последнее письмо. Знай, я по тебе скучаю. Удачи тебе в прохладном твоём раю!




Я поднялся к себе в комнату и положил письмо в дальний ящик, туда, где лежали все остальные письма. Закрыв на замок шкаф, я подошёл к окну. Вот и рассвет, и я выполнил обязательство перед собой. Теперь, осталось лишь написать своим красивым почерком последнюю строчку. «Я всё-таки ей сказал».
Прикрепления: 7905452.jpg(35Kb) · 3865695.jpg(6Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Вторник, 02.04.2013, 08:30 | Сообщение # 19
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4251
Статус: Offline


В.Г.Ниорадзе: "Мы живем ради того, чтобы работать с детьми"

(Из материалов Шестых Международных педагогических чтений «Истина Школы». Москва, 2007)

Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II определил слово «Школа» как «скале», т.е. лестница.

Почему школу порой именуют храмом? Можно ли отождествлять эти понятия? По рассуждениям одной из участниц Круглого Стола (А.Кикоть из г. Сыктывкара), Храм там, где есть служение. Настоящий Учитель тоже несет служение перед своими учениками, иначе говоря, работает, служит во имя чего-либо, служит возвышенным идеалам, на благо людей, детей...

Если это так, то школа по своей сути не учреждение. Если для учителя школа – «скале», то в нем те ступеньки, по которым он ведет ученика к знанию. Такой учитель строит Храм в самом себе. Фундамент Храма– любовь и вера в своего ученика. Они зарождают творчество в классе. А где царит творчество – там и Храм. Надо соблюдать законы Космоса, ибо школа – Храм развития духа и служит потребностям Космоса.

Понятие «гуманный» было осмыслено нами через толкование двух частей данного слова: «Хью» (дух) + «мен» (человек). И получается: гуманный – это смертный человек («мен»), ищущий свое бессмертие («ХЬЮ»).

Разобравшись в трех основных понятиях (школа, храм, гуманность), мы перешли к осмыслению идеи Круглого стола, которая была озвучена словами К.Д.Ушинского: «Гуманное образование – это развитие духа человеческого, а не одно формальное развитие». Как, каким образом развивается дух человеческий?

Если размышлять философски, дух развивается через понимание и познание собственного пути постижения бессмертной сущности человека. Говоря доступным языком учителей, дух человеческий развивается благодаря единению сердец, когда действует закон сообщающихся сердец и когда господствует роскошь доброты (совсем как в стихотворении Марианны Озолини: «Прикоснись ко мне добротой...»). «Духовность же – утонченное и возвышенное состояние, устремленность в беспредельность». (Н.Дементьева, г. Ростов-на-Дону) Почему-то учителя при обсуждении обходили стороной вторую часть высказывания К.Д.Ушинского: «Гуманное образование – не одно формальное развитие». Когда развитие становится формальным?

Очевидно, когда формальные знания связываются с рассудком и отдаляются от сердца, а это происходит, когда учитель сосредоточен на передаче школьникам лишь пресловутых ЗУНов (знания, умения, навыки) и делает это без сердца, бездушно и безразлично.

После принятия идеи о том, что Гуманное образование направлено, главным образом, на развитие духа человеческого, а не на равнодушное, формальное обучение детей, учителя перешли к проблеме раскрытия собственного опыта гуманного обустройства отдельных сфер педагогического процесса. Были затронуты и стандарты, и программы, и учебники.

Прозвучала мысль о том, что в школьной среде появилась мировоззренческая дыра. Сошлись во мнении, что избавиться от нее станет возможным при условии, если перед образованием будет поставлена высокая цель. А именно: взращивание в школьнике мировоззренческой позиции в процессе постижения разных учебных дисциплин.

Что же происходит обычно? Типичная картина: ребенок поступает в школу радостный, окрыленный, готовый к подвигам в учении и познании. Но постепенно крылышки опадают, глаза тускнеют, интерес и желание учиться испаряются и ученик заканчивает школу полным банкротом.

В этом плане интересно звучал вопрос, поставленный художником и учителем Власовым ученикам разного поколения. На его вопрос: «Кто умеет рисовать?» – в начальных классах все поднимали руки. В пятом классе на тот же вопрос учителя Власова только шестеро подняли руки. В выпускном классе на вопрос учителя: «Кто умеет рисовать?», – школьники басом ответили: «Учитель Власов». Вот в чем беда: имели богатые дары духа, к окончанию школы растеряли все.

Знакомую до боли психологическую сценку из своего опыта описала одна из выступающих на Круглом столе: вызвала к доске ученика, а тот мнется, не может сообразить, сразу видно, мучается. И вдруг педагог представила состояние его души: в нем ведь сейчас лишь комок нервов, страх, обреченность, пустота, темнота и одно единственное желание: когда же все это кончится... Банкротство начинается с начальных классов, когда по чьей-то указке внимание сосредоточивается, скажем, на проверке скорости чтения, с секундомером в руках... со всеми последующими замечаниями и упреками и тяжкими переживаниями детьми собственной неполноценности.

А ведь не через скорочтение развивается в детях познавательное чтение. По мнению ученых, лишь медленное, вдумчивое чтение хорошей, классической литературы воспитывает в детях приверженность к вечным ценностям – истине, добру, человеческому достоинству. Помните, как Д.С.Лихачев советовал учиться не скоростному, а медленному чтению?

«Пропагандистом медленного чтения был академик Щерба. Мы с ним за год успевали прочесть только несколько строк из “Медного всадника”. Каждое слово представлялось нам как остров, который надо было открыть и описать со всех сторон. У Щербы я научился ценить наслаждение от медленного чтения. Стихи же вообще нельзя прочитать с первого раза. Сперва нужно уловить музыку стиха, затем уже читать с этой музыкой про себя или вслух».

Банкротство, обнищание душ детей звучит в откровении восьмиклассника: «Меня тошнит от классики!» Или возглас девятиклассника: «И кому нужна эта ненавистная грамматика и орфография, когда все и так понимают друг друга!» (А «возглас» написан с огромным ко­личеством ошибок).

Обнищание происходит и при обучении письму. Основное внимание направлено на выработку техники письма, которая полностью заслоняет письменную речь как таковую.

Л.С.Выготский проводит интересную па­раллель между обучением письму и игре на инструменте: «Все это напоминает выработку какого-нибудь технического навыка, скажем, игры на рояле, когда у ученика развивается беглость пальцев, и он учится, читая ноты, ударять по клавишам, но он совершенно не вводится в самую стихию музыки». А в школе дети совершенно не вводятся в самую стихию письменной речи.

Участник Круглого стола из Латвии (О.Роде) затронул три интересных вопроса:

1. о необходимости переосмысления содержания и характера обучения математике; цифры – не только ради сложения, вычитания, умножения и деления; цифры – это то, что создает нашу Вселенную. А если это так, тогда в школе, на уроках должна зазвучать великая симфония чисел;

2. о необходимости связи математики с искусством для активной работы обоих полушарий мозга;

3. о необходимости учителю стать зрячим, чтобы не гнать программу, не оглядываясь на своих учеников, чтобы ребенок не говорил с упреком: «Учитель, чему ты меня учишь? Ведь это я давно знаю! Научи тому, чего я не знаю, но что очень важно для меня».

Зрячей, очевидно, стала та учительница, которая мысленным взором проникла в душу ребенка, а увиденное ее потрясло и помогло понять, что она, по-видимому, делает совсем не то, что надо было бы делать. Пожалуй, пришло время учебные предметы возвести до уровня образовательных курсов и рассматривать их как путь познания мироздания, а не как путь топтания на месте или беспомощного и бесцельного блуждания в трех соснах. Тогда конечной целью Гуманного образовательного процесса станет взращенная учителями мировоззренческая позиция школьника.

К счастью, подобные попытки уже воплощаются в школьную жизнь. На днях мы обрели книгу И.Стульпинене (Литва, г. Клайпеда) – «Физика языком сердца», в которой через созданный ею образовательный курс физики, минуя материальную заземленность учебного предмета, она ведет старших школьников к раскрытию божественной сути человека.

Очень интересны, убедительны и увлекательны поиски путей возвышения языка как учебного, предмета до человеческих отношений, ведущиеся многоуважаемой И.В.Барановой (Санкт-Петербург). Язык, его структура, особенности функционирования в интерпретации автора оживают, и он начинает помогать человеку разобраться в своих отношениях с окружающими и корректировать их, следуя безупречной логике и закономерностям языка. И Слово становится средством гармонизации человека с миром.
Прикрепления: 3635849.jpg(37Kb)


Гори, свети и освещай.
 
ЮлияДата: Вторник, 02.04.2013, 08:31 | Сообщение # 20
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4251
Статус: Offline
ОКОНЧАНИЕ ..........................................

Благодатный материал для оживления учебного предмета дает нам литература. К сожалению, в настоящее время регулярно издаются довольно увесистые методические пособия, в которые включены готовые сочинения письменных экзаменов. Школьники, имеющие право легально пользоваться ими как шпаргалкой, вряд ли потянутся читать лучшие произведения русской и мировой художественной литературы, ибо шаблоны делают свое коварное дело.

Но есть и иные подходы к художественной литературе. Учителю-новатору Е.Н.Ильину, по словам С.Л.Соловейчика, удалось решить проблему словесника XX века. Он повернул школьника к чтению классической литературы. Но как? Он нашел единственный путь: через образы героев художественных произведений помочь каждому ученику заглянуть в свой внутренний мир, разобраться в своих чувствах, ощущениях, переживаниях и, тем самым, духовно обогатить себя. Это – путь постижения и разговора со своей душой, своим внутренним миром и Вселенной.

В таком же переосмыслении нуждается и проблема письма. Школьник изначально должен переживать естественность, нужность и жизненность письма. Тогда он остановится не на уровне технического навыка (выводить буквы, складывать из них слоги, слова, связывать их в предложения); в нем разовьется способность творить через письменную речь. И она станет светильником Души, средством самопознания и самовоспитания.

В связи с проблемой обустройства вокруг ребенка предметно-пространственной среды, участники 2-го Круглого стола пришли к выводу, что в гуманно-личностном образовательном процессе наиболее полноценным, направленным на воспитание достойного гражданина своей страны, остается образ Павлышской школы В.А.Сухомлинского, где, помимо учебного процесса, школьник мог включаться в многостороннюю познавательную и увлекательную деятельность.

На территории в 5 гектаров находилась сельская школа В.А.Сухомлинского; она располагалась в 4 зданиях, где царила спокойная и деловая обстановка. Помимо классных комнат, кабинетов, радиолаборатории (со школьным радиоузлом), фотолаборатории, уголка ИЗО, спортивного зала, комнаты по ручному труду, где учились пилить, строгать, клеить, точить, на каждом этаже были комнаты для чтения, полки с книгами, которые школьники свободно брали и, прочитав, аккуратно клали на место. Несколько шкафов отводилось отделу: «Бессмертные произведения мировой литературы». Список этих книг висел в вестибюле. Не прочитать их в школьные годы считалось признаком бескультурья и невежества.

Обычно В.А.Сухомлинский первым встречал своих учеников у порога школы. Каждого лично приветствовал, вел задушевные беседы с родителями, просвещал их, рассказывая о многом, подбирал для них книги, которые помогли бы им в воспитании собственных детей. В.А.Сухомлинский, сам учитель литературы, понимал, какую силу воздействия оказывают образы героев художественных произведений на становление личности ребенка.

Большой интерес среди участников круглого стола вызвал вопрос общения, который был признан стержневым во взаимосвязи учителя и ученика. Когда во второй половине 80-х гг. XX века собрались учителя-новаторы, и каждый начал обсуждать школьные проблемы, то оказалось, что всех их объединяет одно: измененные отношения с учениками. Так возникла педагогика сотрудничества: общение не по вертикали (как это происходит обычно по упрощенной формуле учителя-авторитара: я знаю, а ты не знаешь, поэтому должен меня слушаться и подчиняться, иначе пеняй на себя), а по горизонтали (давай вместе пойдем к образовательным курсам постигать тайны мироздания).

Следуя логике Гуманной Педагогики, мы утверждаем: если гуманный педагогический процесс есть живое существо, то общение – сердце этого существа. Очевидно, такое понимание обусловило более широкое толкование общения, когда учителя не покидают мысли о ребенке и после уроков, и после школы. Поэтому характер общения в гуманном образовательном процессе потребовал расширения граней, выделения в нем таких видов: непосредственное общение, воображаемое общение, конфиденциальное общение, дистанционное общение.

Очень интересно прошло обсуждение религиозного и нравственного аспектов в образовании. Особый интерес вызвало выступление отца Бориса из Новосибирска, который рассказал слушателям о понимании молитвы в жизни каждого:

Молитва – беседа души с Богом.

Молитва – царица добродетели.

Молитва – труд души.

Есть молитва – есть дух, нет молитвы – нет жизни в духе.

Молитва матери может ребенка со дна моря достать.

В выступлениях была раскрыта суть слова «молитва»: «моли + Творца». А о чем молить? Как молить?

Не по мелочам, не в желании получать материальные блага, а лишь для обогащения и очищения души в заботах о других. Была прочитана прекрасная «Молитва воспитателя» Я.Корчака.

В этом смысле поучителен рассказ Л.Н.Толстого «Три старца», как архиерей учил трех старцев правильно молиться. В конце рассказа он вдруг понял, что дело не в выученной и запомненной молитве. «Вы слышимы Богом в вашем, казалось, простом обращении».

Сила не в пустом слове, а в той энергии, которую Слово содержит в себе и несет с собой.

А как быть в школе, в классе, в общении с детьми? Во всяком случае, не так, как делала одна учительница: в обязательном порядке диктовала детям молитвы, они записывали их в специально отведенные для этого записные книжки. И урок начинался с чтения этих молитв. Присутствуя на таких уроках, я чувствовала определенную неловкость и не могла понять, в чем причина, почему меня (да и детей) эти молитвы оставляют равнодушными. Теперь понимаю, в чем дело. Если молитва – дыхание души, то этого дыхания не чувствовалось, не слышалось.

Последняя проблема была связана с работой учителя над собой, над совершенствованием своих личностных качеств, своего духовного мира. Были откровенные признания учителей в том, как они сами постепенно начинают понимать Гуманную Педагогику, которая сродни искусству. Говорилось об экологии внутреннего мира ребенка, об уроках поэтической педагогики.

Истина Школы тесно связана с развитием человеческого Духа, и в этом учителю помогают сами дети: «Мы, учителя, родители, – говорили участники Круглого стола, – можем сделать так, чтобы дети жили в высоких вибрациях, чтобы уроки, подход учителя были построены на Вере, Надежде и Любви. Такую роскошь доброты может позволить лишь самый человечный человек, а таковыми должны быть мы, учителя». Общий вывод учителей с горящими сердцами звучал так: Мы работаем не для того, чтобы жить, а живем для того, чтобы работать с детьми!

Что требуется от учителя? Прежде всего, интуиция, чуткость и утонченность душевных струн наряду с высоким профессионализмом, разносторонними знаниями и постоянным поиском путей совершенствования своего педагогического мастерства.

Наша профессия самая сложная (связанная с душой ребенка), самая ответственная (связанная с воспитанием достойных граждан своей страны) и самая благородная по своей сути, ибо настоящий учитель – носитель всех тех лучших человеческих качеств, которые он стремится воспитать в своих учениках.


24 декабря 2012


gumanpedagog.org.ua


Гори, свети и освещай.
 
Форум » ЛИТЕРАТУРНОЕ ТВОРЧЕСТВО » ЮЛИЯ ВЛАДОВА » ОТ СЕРДЦА К СЕРДЦУ (Родитель, Учитель, Школа на пути к Новому Миру)
Страница 2 из 27«12342627»
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES