Пятница, 18.01.2019, 12:30

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ПЕРВОИСТОЧНИКИ И ТРУДЫ УЧИТЕЛЕЙ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА » ПИСЬМА МАХАТМ
ПИСЬМА МАХАТМ
МилаДата: Суббота, 05.01.2019, 22:16 | Сообщение # 101
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8468
Статус: Offline
ПИСЬМО 88 б

К.Х. – Синнетту


А.

На этом этапе нашей переписки, будучи ошибочно понимаем, как это в общем кажется, даже вам лично, мой верный друг, стоит и полезно нам обоим, чтобы вам были сообщены некоторые факты, связанные с адептством. Запомните поэтому следующие пункты:

1. Адепт, как высочайший, так и наинизший, является Адептом только в течение применения им оккультных сил.

2. Каждый раз, когда эти силы нужны, суверенная воля отпирает двери ко внутреннему человеку (Адепту), который может явиться и свободно действовать только при условии, что его тюремщик, внешний человек, будет или совершенно или частично парализован по требованию данного случая, а именно:

а) ментально и физически;

б) ментально, но не физически;

в) физически, но не совсем ментально;

г) ни то, ни другое, но с акашическим фильмом, введенным между внешним и внутренним человеком.

3. Малейшие применение оккультных сил, как вы теперь видите, требует усилия. Мы можем приравнять это ко внутренним мускульным усилиям атлета, готовящегося применить свою физическую силу. Невероятно, что какой-либо атлет стал бы все время забавляться, напрягая свои мускулы в предвкушении поднятия тяжести; также нельзя предполагать, что какой-либо Адепт будет держать в постоянной напряженности своего внутреннего человека, держать его функционирующим, когда в этом нет немедленной необходимости. Когда внутренний человек отдыхает, Адепт становится обычным человеком, ограниченным его физическими чувствами и функциями физического мозга. Привычка обостряет интуицию последнего, но не в состоянии сделать их сверхчувствительными. Внутренний Адепт всегда наготове, всегда бодрствует, и этого достаточно для наших целей. Во время покоя его способности тоже в покое. Когда я сижу за едой или когда я одеваюсь, читаю или как-нибудь иначе занят, я не думаю даже о тех, кто находится близ меня. И Джуль Кул легко может разбить свой нос до крови, стукнувшись в темноте о балку, как это с ним случилось вчера вечером (как раз потому, что вместо введения «фильма» он необдуманно парализовал все свои внешние чувства, пока разговаривал с другом на далеком расстоянии) – и я остался в полном неведении этого факта. Я не думал о нем, отсюда мое незнание.

Из вышесказанного вы легко можете сделать вывод, что Адепт является обычным смертным во все моменты ежедневной жизни, за исключением тех, когда действует внутренний человек.

Присоедините к этому неприятный факт, что нам запрещено применять даже частицу нашей силы в связи с «Эклектиком» (за что вы должны благодарить вашего Президента, и только его), и что то малое, что сделано – сделано, так сказать, контрабандой, и затем начните силлогизировать так: К.Х., когда он пишет нам, не есть Адепт. Не Адепт подвержен ошибкам. Потому К.Х. очень легко может совершить ошибки.

Ошибки в знаках препинания, которые часто меняют значение предложения; идеоматические ошибки, которые весьма вероятны, особенно при такой спешке в писании, как у меня; ошибки, возникающие из-за случайной путаницы в терминах, которые мне приходилось узнавать от вас, так как вы являетесь автором «больших кругов», «малых кругов», «земных кругов» и т.д., и т.д. Теперь, вместе со всем этим, я прошу разрешения сказать, что после того, как я сам внимательно перечитал «Знаменитые Противоречия» снова и снова, и после дачи их для прочтения М., и затем высокому Адепту, чьи силы не сформированы канцелярией Коганов, чтобы он их не растрачивал на недостойные цели по личной склонности, после всего этого мне было сказано следующее: «Все это совершенно правильно. Зная, что вы хотите сказать, не больше чем любой другой человек, ознакомленный с этой доктриной, я не могу найти в этих отдельных отрывках ничего, что действительно противоречило бы одно другому. Но так как многие предложения неполны и предмет разработан безо всякого порядка, то я не удивлюсь, что ваши мирские ученики находят в них недостатки. Да, они нуждаются в более исчерпывающем объяснении».

Таково решение одного Адепта, и я поддерживаю его; я постараюсь дополнить информацию ради вас.

В одном единственном случае отмеченном на ваших страницах и в моих ответах (12 и 12в), последний «истец» имеет право на выслушивание, но ни на грош на возмещение убытков, ибо по закону ни один – ни истец, ни ответчик – не имеют права ссылаться на незнание закона. Так же и в Оккультных Науках мирских учеников следовало бы заставлять принимать на веру сказанное Гуру в тех случаях, когда по своей неосведомленности в этом они склонны к неправильному истолкованию смысла, вместо прямого обвинения Гуру в противоречиях! Теперь, разрешите констатировать, что в отношении двух предложений, соответственно отмеченных 12а и 12б, имеется явное противоречие, но только для того, кто не знаком с этим учением. Вы не были знакомы, и потому я признаю себя «виновным» в пропуске, но «невиновным» в противоречии. И даже в отношении первого, этот пропуск был настолько мал, что я, подобно девушке, обвиненной в детоубийстве, которая в свое оправдание заявила судье, что ребеночек был настолько мал, что его совсем нельзя было назвать ребенком, я мог бы заявить то же самое, если бы перед моими глазами не было ужасающего определения в моем «изощрении изобретательности». Ну что же, прочтите объяснение, данное в моих «Записках и Ответах» и судите.

Кстати, мой дорогой Брат, я до сих пор не подозревал в вас такой способности к защите и извинении неизвиняемого, какое проявили вы в защиту меня по теперь знаменитому «изощрению изобретательности». Если статья (ответ К.К.Мэсси) написана в духе, какой вы приписываете мне в вашем письме, и если я или любой из нас имеет «склонность допускать более тонкие и прямые способы в преследовании своей цели», нежели это вообще считается честным правдолюбивыми и откровенными европейцами (включен ли м-р Хьюм тоже в эту категорию?), то действительно, вы не имеете никакого права извинять такой образ действия, даже мне. Также вы не имеете права рассматривать это как «просто в духе пятен на солнце», ибо пятно есть пятно, будь оно на сияющем светиле или же на медном подсвечнике. Но вы ошибаетесь, мой дорогой друг. Тут не было ни более тонких, ни прямых видов действий, чтобы выручить ее из затруднения, созданного ее двусмысленным стилем и незнанием английского языка, а не ее незнанием предмета, что не есть одно и то же и совершенно изменяет дело. Так же я не остался в неведении о том факте, что М. писал вам перед тем по этому предмету, так как это было в одном из его писем (в последнем случае перед тем, как я взял это дело на себя), в котором он коснулся вопроса о «расах» в первый раз и говорил о перевоплощениях. Если М. велел вам быть осторожным и не слишком исчерпывающе доверять «Изиде», то это было потому, что он преподавал вам истину и факт и что в то время, когда этот абзац был написан, мы еще не пришли к решению по поводу учения людей без разбора. Он давал вам несколько таких примеров – если бы вы только перечитали его письмо, добавляя, что такие-то и такие-то предложения, написанные так-то, гораздо лучше объясняют факты, на которые только намекалось.

Конечно, для К.К.М. этот абзац должен показаться неправильным и противоречивым, ибо он «вводит в заблуждение», как говорит М. Много тем трактуется в «Изиде», даже таких, с которыми Е.П.Б. не было разрешено тщательно ознакомиться; все же они не противоречивы и «не вводят в заблуждение». Заставить ее сказать, как я ее заставил, что «критикуемый абзац был неполон, хаотичен, неясен, неуклюж, как многие абзацы в этом труде» – было, я полагаю, достаточно «откровенным признанием», чтобы удовлетворить наиболее капризного критика. Признать, что «этот абзац был неправилен», с другой стороны, равнялось бы бесполезной лжи, ибо я утверждаю, что он правилен, ибо если он не дает всей истины, он не искажает ее в отрывках тех доказательств, которые даны в «Изиде». Суть недовольной критики К.К.М. не заключалась в том, что не была выдана вся истина, но в том, что истина и факты 1877 года были представлены, как ошибки, и опровергнуты в 1882 году; и это был тот вопрос, вредный для Общества, для его мирских и внутренних учеников, и нашего учения, который нужно было показать в его истинном свете, именно как ошибочное понимание, обязанное тому факту, что доктрина «семеричности» еще не была разглашена миру в то время, когда писалась «Изида». И таким образом это было показано. Мне жаль, что вы находите, что ее (Е.П.Б.) ответ, написанный под моим непосредственным вдохновением, «не очень удовлетворителен», ибо это доказывает мне только то, что вы еще не очень прочно усвоили разницу между шестым, седьмым и пятым [принципами] или бессмертной и астральной или личной «монадами-Эго». Это подозрение подтверждается тем, что Н – X дает в своей критике на мое объяснение в конце своего письма в сентябрьском номере; ваше письмо передо мною дополняет доказательство к этому. Нет сомнения, «действительное Эго присуще в высших принципах, которые воплощаются» периодически каждые одну, две или три и более тысячи лет. Но бессмертное Эго, «индивидуальная монада», не есть личная монада, которая есть пятый принцип; и этот абзац в «Изиде» не отвечал восточным учениям о воплощении, которые утверждали в той же самой «Изиде», если бы вы прочли ее целиком, что индивидуальность или бессмертное Эго должно снова появиться в каждом цикле, но западные, в особенности французские реинкарнисты, которые учат, что личная или астральная монада, Манас или интеллектуальный ум, короче говоря, пятый принцип является тем, что каждый раз воплощается. Таким образом, если вы еще раз прочитаете цитированный К.К.М. отрывок из «Изиды» против «Обозревателя Совершенного Пути», вы, может быть, найдете, что Е.П.Б. и я были совершенно правы, утверждая, что в вышеуказанном отрывке подразумевалась только «астральная монада». А далее имеется значительно более сильный «шок недовольства», нанесенный моему рассудку, когда я нашел, что вы отказываетесь признать в астральной монаде личное Эго, тогда как все мы называем его, несомненно, этим именем, и звали так в течение тысячелетий; этот шок более сильный, чем будет ваш, когда вы встретите эту монаду под настоящим именем в «Отрывках о Смерти» Э.Леви.

«Астральная монада» есть личное Эго и поэтому она никогда не перевоплощается, вопреки учению французских спиритов; она перевоплощается только «в исключительных обстоятельствах», и в таком случае, перевоплощаясь, она не становится оболочкой. Если она успешна в своем втором воплощении, она становится оболочкой и затем постепенно теряет свою личность после того, как становится, так сказать, опорожненной от своих лучших и высших духовных атрибутов, уносимых бессмертною монадою или «духовным Эго» в течение последней и величайшей борьбы. «Потрясение чувств» поэтому, должно бы быть с моей стороны, так как, действительно, это только «казалось еще одною иллюстрацией различия между восточным и западным методами», но не было, в данном случае. Мне очень понятно, мой дорогой друг, что в расхолаживающих условиях, в каких вы находитесь ментально, вы готовы греться даже в лучах погребального костра, на котором совершается современное Сатти; но почему, почему называть это солнцем с его пятном – трупом?

Письмо, адресованное мне, которое ваша деликатность не позволила вам прочесть, предназначалось для вашего прочтения и было послано с этой целью. Я хотел, чтобы вы прочли его.

Ваш намек в отношении предстоящего испытания Дж.К. в искусстве искусен, но недостаточно, чтобы скрыть белые нитки иезуитской черной инсинуации. Дж.К., однако, за этим застали: «Nous verrons, nous verrons!»[1] – гласит французская песня.

Джуль Кул говорит, посылая свои самые смиренные селями, что вы «неправильно» описали ход событий в отношении первого портрета. Он говорит следующее:

1. «В тот день, когда она пришла», она не просила вас «дать ей лист бумаги», прежде чем вы начали говорить ей о моем портрете, насчет которого она очень сомневалась, что вы сможете его получить. Только после получасового разговора об этом в парадной гостиной, вы двое образовали две верхних точки треугольника близ дверей вашей конторы, а ваша леди образовала низшую точку (он говорит, что он был там), когда она сказала вам, что она попытается. Вот тогда она попросила у вас лист толстой белой бумаги, а вы ей дали лист тонкой бумаги, носящей следы прикасания очень антимагнетической личности. Однако, он говорит, он сделал все, что мог. На следующий день миссис С. взглянула на него ровно за 27 минут до завершения портрета, а не за «один или два часа перед тем», как вы говорите, ибо он сказал С.Л., чтобы она посмотрела как раз перед завтраком. После завтрака она попросила у вас кусок бристольского картона, и вы ей дали два куска, оба помеченные, а не один, как вы говорите. Когда она вынесла его в первый раз, это была неудача (он говорит: «брови, как пиявки»), и он был закончен лишь в течение вечера, пока вы были в клубе и на обеде, на который старая Упасика отказалась пойти. И опять это был он, Дж. Кул, «великий художник», который убрал эти пиявки и поправил шапку и черты, и который сделал его «похожим на Учителя» (он упорно называет меня Учителем, хотя в действительности он более не является моим учеником), так как М., после того, как испортил его, не стал беспокоиться, как его исправить, но предпочел лечь спать вместо этого; и наконец, он говорит мне, что сходство большое и было бы еще больше, если бы М. Сахиб не вмешался и предоставил бы свободу действий Дж.К. с собственным «художественным» приемом. Таков его рассказ, и он неудовлетворен вашим описанием и сказал об этом Упасике, которая рассказала вам совсем по другому. Теперь обратимся к моим заметкам.

1. Меня они тоже не особенно беспокоят. Но так как они дают нашему общему другу хороший повод против нас, который он вероятно использует когда-либо гадким образом, преимущественно ему принадлежащим, лучше еще раз объясню с вашего любезного разрешения.

2. Конечно, конечно, это наш обычный прием, чтобы выбраться из затруднений. Сами будучи «изобретенными», мы оплачиваем изобретателям изобретением воображаемых рас. Имеется еще многое, в чем нас обвиняют в изобретении. Ну, ну, ну, во всяком случае имеется одна вещь, в изобретении которой нас никогда не смогут обвинить – это сам м-р Хьюм. Изобрести нечто подобное не под силу высочайшим сиддхи-энергиям, какие только я знаю. А теперь, добрый друг, прежде чем мы двинемся дальше, пожалуйста, прочтите добавление А. Настало время, когда вы должны узнать нас такими, какие мы есть. Только для того, чтобы доказать вам, если не ему, что мы не изобрели тех рас, я выдам вам ради вашей пользы то, что никогда прежде не выдавалось. Я объяснял вам целую главу из труда Риса Девидса по буддизму или, скорее, по ламаизму, который по своему природному невежеству он считает искажением буддизма! Так как эти джентльмены ориенталисты берут на себя смелость давать мир[у] soi disant[1] переводы и комментарии на наши священные книги – пусть теософы показывают великое невежество этих «мировых» пандитов посредством дачи публике правильных доктрин и объяснение того, что они склонны бы рассматривать, как абсурдную фантастическую теорию.

3. И потому, что я признаю поверхностную или кажущуюся противоречивость – и то только в случае с человеком, который как и вы, совершенно не знаком с нашими доктринами – является ли это причиной, по которой они должны признаваться противоречивыми на самом деле? Предположим, что в одном из предыдущих писем я бы написал: «Луна не имеет атмосферы» – и затем перевел бы речь на другие предметы; а затем в другом письме сказал бы: «Ибо луна имеет свою собственную атмосферу» и т.д. Несомненно, меня обвинили бы в том, что сегодня я говорю черное, а завтра – белое. Но где в этих двух предложениях мог бы увидеть противоречие каббалист? Я уверяю вас, что он не видел бы, ибо каббалист, который знает, что Луна не имеет атмосферы подобной земной, но имеет свою собственную, совершенно отличную от той, какую ваши люди назвали бы атмосферой. Знает также, что, подобно западникам, мы, восточники, а в особенности оккультисты, обладаем нашими собственными способами выражения мыслей, такими же ясными для нас, как ваши для вас. Для примера задумайте преподавать астрономию своему слуге. Скажите ему сегодня: «Посмотрите, как красиво заходит Солнце, посмотрите, как быстро движется, как оно восходит и заходит и т.д.» А завтра попытайтесь внушить ему факт, что Солнце сравнительно неподвижно, и что Земля сама теряет его из виду и снова видит его в своем суточном вращении; и десять против одного, что ваш ученик, если только у него имеются мозги, прямо обвинит вас в противоречии самому себе. Будет ли это доказательством вашего незнания гелиоцентрической системы? И могли бы быть обвинены при наличии хоть какой-нибудь справедливости, что вы «в один день пишете одно, а на другой день это отвергаете», хотя и ваше собственное чувство подсказывает вам, что нужно признаться, что вам «очень легко понять это обвинение».

Мое писание писем таково, что я набрасываю несколько строк и два часа спустя прибавляю к ним два слова, подхватив снова нить мысли по этому предмету. Я прерываем дюжину или более раз между началом и концом и не могу обещать вам ничего похожего на западную аккуратность, следовательно – единственной «жертвой несчастного случая» являюсь я сам. Невинный перекрестный допрос, которому вы подвергаете меня и против которого я не возражаю, и решительное намерение со стороны м-ра Хьюма уличить меня во лжи каждый раз, когда представляется возможность – поведение, считающееся вполне оправданным и честным по обычаям Запада, но против которого мы, азиатские дикари, очень решительно возражаем – дали моим коллегам и Братьям высокое мнение о моей склонности к мученичеству. На их взгляд я стал чем-то вроде Индо-тибетского Симона Стилита. Подхваченный нижним крюком вопросительного знака Симлы и насаженный на него, я вижу самого себя балансирующим на высшей точке этого полукружия, боясь сорваться при каждом неосторожном движении вперед или назад. Таково нынешнее положение вашего смиренного друга. С тех пор, как я взял на себя из ряда вон выходящую задачу обучать двух взрослых учеников, обладающих мозгами, где методы западной науки кристаллизовались годами, причем один из них довольно склонен дать место новому иконоборческому учению, но все же требует осторожного обращения, тогда как другой ничего не хочет принять, как только при условии группирования предметов так, как он хочет их группировать, но не в их естественном порядке, – с тех пор все наши Коганы считают меня за сумасшедшего. Меня серьезно спрашивают, не сделало ли меня мое прежнее общение с западными «пелингами» полу-пелингом и не обратило ли меня в «дзинг», галлюционера. Все это ожидалось, и я не жалуюсь; я повествую о фактах и смиренно требую доверия в этом, только надеясь, что это опять не будет ошибочно принято за тонкое трюкачество, чтобы выбраться из затруднения.

5. Каждое, только что развоплотившееся четверное существо, умирает ли оно естественной или насильственной смертью, от самоубийства или несчастного случая, умственно здоровых или душевно больных, юных или старых, хороших, плохих или безразличных – все теряют в момент смерти все воспоминания, ментально уничтожаются; они спят своим акашным сном в Кама-Локе. Это состояние длится от нескольких часов (редко менее), дней, недель, месяцев, иногда до нескольких лет. Все это соответствует существу, его ментальному состоянию в момент смерти, характеру смерти и т.д. Эта память возвращается медленно и постепенно к концу нарастания (к существу или Эго), еще более медленно, но значительно более несовершенно и неполно к оболочке, и полностью к Эго в момент его входа в Дэва-Чан. Последнее есть состояние, определяемое и создаваемое его прошедшей жизнью. Эго попадает в него не стремительно, а погружается постепенно, легкими ступенями. С первого проблеска этого состояния показывается прошлая жизнь (или, скорее, Эго еще раз переживает пройденную жизнь) от первого дня сознательности до последнего. Начиная от наиболее важных событий и до самых пустяковых все проходит в торжественном шествии перед глазами духовного Эго; только не так, как в событиях действительной жизни, остаются только те, которые избраны новым жильцом (извините за это слово), цепляющимся за некоторые сцены, и актеров – эти останутся постоянно, тогда как другие гаснут, чтобы исчезнуть навсегда или чтобы возвратиться к своему творцу – оболочке. Теперь постарайтесь понять этот очень важный, потому что очень справедливый и воздающий, закон в его действии. Из этого воскрешенного прошлого ничто не остается кроме того, что Эго прочувствовало духовно, что развилось посредством или через духовные способности, что переживалось духовными способностями, и они суть любовь и ненависть. Все, что я сейчас пытаюсь описать, по правде не описуемо, как нет двух идентичных людей, даже нет двух одинаковых фотографий одного и того же человека, так же, как нет двух листьев, похожих точь в точь один на другого. Так же нет двух похожих состояний в Дэва-Чане. Если он не Адепт, который может ясно осознавать такое состояние в своем периодическом Дэва-Чане, как можно ожидать от кого-нибудь, чтобы он сформировал правильно его картину?

6. Поэтому нет противоречия в сказанном, что раз Эго снова родилось в Дэва-Чане, то оно «удерживает на некоторое время пропорциональное своей земной жизни, полное воспоминание о своей (духовной) жизни на Земле». Здесь опять лишь пропуск слова «духовной» создал неправильное понимание.

7. Все те, кто не соскальзывают в восьмую сферу, идут в Дэва-Чан, в чем тут дело, где тут противоречие?

8. Состояние Дэва-Чана, я повторяю, может быть настолько же мало описано или объяснено как бы подробным не было описание состояния наудачу выбранного Эго, как жизни всех людей коллективно могли бы быть описаны «жизнью Наполеона» или какого-либо другого человека. Существуют миллионы состояний счастья и несчастья, эмоциональные состояния, имеющие своим источником физические так же, как и духовные способности и чувства, и только последние переживают. Честный труженик будет чувствовать себя по-другому, чем честный миллионер. Состояние девушки «Ночного Соловья» будет значительно отличаться от состояния молодой невесты, умершей до того, пока еще не успело совершиться то, что она считала счастьем. Двое, ранее упомянутые, любят свои семьи; филантроп любит человечество, для девушки весь мир сосредоточен в ее будущем муже; меломан не знает более высокого блаженства и счастья, чем музыка – наиболее божественное и духовное из всех искусств. Дэва-Чан переходит от самой высокой своей ступени до самой низкой неощутимыми градациями, тогда как, с последней ступени Дэва-Чана Эго часто может очутиться в слабейшем состоянии Авитхи, которое к концу «духовного отбора» событий может стать bona fide[1] Авитхи. Запомните, каждое чувство относительно, нет ни добра, ни зла, ни счастья, ни несчастья самих по себе. Преходящее мимолетное блаженство нарушающего супружескую верность, который этим актом убивает счастье другого супруга, не менее рождено духовно из-за своей преступной природы. Если угрызение совести (последнее всегда происходит от шестого принципа) раз ощущалось в течение периода блаженства и действительно духовной любви, порожденной шестым и пятым принципами, то, как бы она ни была осквернена четвертым или Кама-Рупой – это угрызение совести должно пережить и будет неизменно сопровождать сцены чистой любви. Мне нет надобности углубляться в детали, так как физиологический эксперт, за которого и вас считаю, едва ли нуждается, чтобы его воображение и интуиция подталкивались психологическим наблюдателем вроде меня. Ищите в глубине вашего сознания и памяти и старайтесь увидеть, каковы те картины, которые смогут прочно овладеть вами, когда еще раз в их присутствии вы ощутите, что вы снова их переживаете, и что под их властью вы забудете все остальное, в том числе и настоящее письмо, ибо по ходу событий оно появится гораздо позднее в панораме вашей воскресшей жизни. Я не имею права заглядывать в вашу прошлую жизнь. Каждый раз, когда мне попадались ее проблески, я отворачивал свои глаза, ибо я должен иметь дело с нынешним А.П.Синнеттом (также и значительно более «новом изобретением», нежели экс-А.П.С.), а не с древним человеком.

Да, Любовь и Ненависть являются единственными бессмертными чувствами, но градации тонов по семижды семеричной шкале всей клавиатуры жизни бесчисленны и, так как эти два чувства (или чтобы быть точным, не должен ли я рискнуть еще раз быть неправильно понятым и сказать эти два полюса человеческой «души», которая сама есть единство?) формируют будущее состояние человека для Дэва-Чана или для Авитхи, то и разнообразие таких состояний должно быть неисчерпаемым. А это приводит нас к вашей жалобе или обвинению 9.

9. Ибо, выбросив из вашей прошлой жизни Ратиганов и Ридов, которые с вами никогда не переходили за пределы низшей части вашего пятого принципа со своим носителем Кама, что это будет, как не «частичное воспоминание» об одной жизни? Строчки, отмеченные вашим самым красным карандашом также отбрасываются. Ибо как вы можете оспаривать тот факт, что музыка и гармония являются для какого-либо Вагнера, Баварского Короля и многих других истинных художников и меломанов предметом глубочайшей духовной любви и почитания? С вашего разрешения, я не переменю ни одного слова в этом пункте.

10. Жаль, что вы не сопроводили ваших цитат своими личными комментариями. Для меня непонятно, в каком отношении вы возражаете против слова «сон»? Конечно, блаженство и несчастье только сон. А так как они духовны, они усиливаются.

11. Отвечено.

12а, 12б. Если бы я только написал, когда отвечал на возражения м-ра Хьюма, который после статистических вычислений, проделанных с очевидным намерением сокрушить наше учение, утверждал, что в конце концов спиритуалисты были правы, и большинство призраков на сеансах были «духи», «ни в коем случае, за исключением самоубийц и оболочек и тех жертв несчастных случаев, которые умирают полные какими-либо пожирающими земными страстями и т.д.» Был бы я совершенно прав? Подумать только, что вы, который так стремитесь принять доктрины, противоречащие некоторым наиболее важным положениям физической науки с начала до конца, вы согласились бы на предложение м-ра Хьюма спорить над простым пропуском! Мой дорогой друг, позвольте мне заметить, что простой здравый рассудок должен бы подсказать вам, что человек, который в один день говорит: «Ни в коем случае» и т.д., а несколькими днями позднее отрицает, что он произносил слова «никогда» – не только не есть Адепт, но должен или страдать размягчением мозга или другим «несчастным случаем». «На полях я писал редко, но не произносил слова "никогда" – относится к полям корректуры вашего письма 2; те поля, или, чтобы избегнуть нового обвинения, лоскут бумаги, на котором я написал несколько замечаний по этому предмету, приклеенный к полям вашей корректуры, вы вырезали так же, как четыре строчки стихотворения. Почему вы так поступили, вы сами лучше знаете. Но слово «никогда» относится к тем полям.

В одном грехе, однако, я сознаюсь, что «виновен». Этот грех заключается в очень остром чувстве раздражения против м-ра Хьюма после получения его торжествующего статистического письма, ответ на которое вы находите включенным в состав вашего, когда я писал вам материал для вашего ответа на письмо мистера Кхандаллавала, которое вы относили обратно Е.П.Б. Если бы я не был раздражен, я, возможно, не провинился бы в пропуске. Это теперь моя Карма. Мне не следовало раздражаться или терять хладнокровие; но это его письмо, я полагаю, было седьмым или восьмым в таком роде в течение двух недель. И я должен сказать, что наш друг применяет наиболее жульнически свой интеллект в выдвигании наиболее неожиданных софизмов, чтобы щекотать человеческие нервы, какой я когда-либо знавал! Под видом строгого логического рассуждения он совершает ложные выпады в своего противника, и каждый раз, не будучи в состоянии найти уязвимое место и будучи изобличен, он ответит с наиболее невинным видом: «Что вы! Это – для вашей пользы, и вы должны бы быть благодарны! Если бы я был Адептом, я всегда бы знал, что мой корреспондент подразумевал и т.д.» Будучи Адептом в некоторых малых делах, я знаю, что он в самом деле подразумевает; и его подразумевание сводится к следующему: если бы мы разгласили ему всю нашу философию, не оставив никакой несовместимости необъясненной, это все же ни к чему не привело бы. Ибо, как в наблюдении, воплощенном в куплете Hudibrassian:

«У этих мух имеются другие мухи, кусающие их.

А у тех мух – свои мухи, и так без конца».

Так и с его возражениями и аргументами. Объясните ему одно, и он найдет изъян в объяснении; удовлетворите его, доказав, что последнее, в конечном счете, было правильно, и он кинется к вам за то, что вы говорите слишком медленно или слишком быстро. Это невозможная задача, и я от нее отказываюсь. Пусть это длится до тех пор, пока все не будет раздавлено собственным весом. Он говорит: «Ни у какого папы римского целовать туфлю я не могу», забывая, что никто его об этом не просит. «Я могу любить, но не могу поклоняться», – говорит он мне. Пустые слова – никого он не может любить и никого не любит, кроме А.О.Хьюма, и никогда не любил. И действительно, можно бы воскликнуть: «О, Хьюм, пустые слова твое имя!» – и это доказывается следующими словами, которые я выписываю из одного из его писем:

«Если не по другой причине, я бы любил М. за его большую преданность вам, а вас я всегда любил (!). Даже когда наиболее зол на вас, так как всегда наиболее чувствителен по отношению к тем, о ком он наиболее заботится, даже тогда, когда я был вполне убежден, что вы – миф, даже тогда мое сердце стремилось к вам, как оно часто стремится к открыто выдуманным героям». Какая-нибудь сентиментальная Бекки Шарп, пишущая воображаемому возлюбленному, едва ли смогла бы выразить свои чувства лучше!

Вашими научными вопросами займусь на следующей неделе. Я сейчас не дома, но нахожусь совсем близко от Дарджилинга в монастыре, предмете томлений бедной Е.П.Б. Я думал об отъезде к концу сентября, но нахожу это довольно трудным в своей собственной коже беседовать со Старой Леди, если М. доставит ее сюда. А он должен доставить ее сюда или же потерять ее навсегда, по крайней мере настолько, насколько это касается ее физической триады. А теперь до свидания! Я вас еще раз прошу – не пугайте моего маленького человека; он может оказаться полезным вам в один прекрасный день, только не забудьте – он только призрак. Ваш К.Х.



 
МилаДата: Суббота, 05.01.2019, 22:16 | Сообщение # 102
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8468
Статус: Offline
ПИСЬМО 89

К.Х. – Синнетту



Мой друг!

Могу ли я вас беспокоить, прося передать Дарбхагири Нату, когда вы его увидите, вложенные 50 рупий? Малыш попал в беду, но следует ему дать урок; и лучшее наказание для принятого ученика, это получить порицание через «светского» ученика. По дороге от Гума в Бенгалию он по неосторожности и опрометчивости потерял деньги, и, вместо того, чтобы обратиться прямо ко мне, он попробовал уклониться от «глаза Учителя» и послал телеграмму одному ученику, находящемуся на испытании, от которого он не имел ни малейшего права требовать, чтобы тот помог ему в его затруднении. Так, пожалуйста, скажите ему, что Рам С. Гаргья не получил из Бердвана его телеграммы, но что она попала прямо в руки Ламы, который меня об этом уведомил. Пусть он в будущем будет осторожнее. Теперь вы видите, как опасно молодых учеников потерять из виду даже на несколько дней. Денежные потери – это ничего, но ужасны те последствия, какие это влечет за собой, и искушение. Мой друг, я боюсь, что и вы опять были неосторожны. Я получил от полковника Чезни письмо – очень вежливое и совершенно дипломатическое. Несколько таких писем могут действовать как превосходный refrigerator. Ваш К.Х.

P.S. – Я рад видеть, что вы в «Пионере» из «Vanity Fair» перепечатали «Один день с моими индийскими двоюродными братьями» Атетджи Сахибджи и т.д. В прошлом году я просил вас дать какую-либо работу автору этих очерков, написанных наподобие когда-то известного Али-Баба, – но мне отказали. Вам казалось, что для «Пионера» он не пишет достаточно хорошо. Вы не доверяли туземцу, а теперь его статьи приняты в «Vanity Fair».

Я радуюсь за бедного Падшаха. Он сумасброд, но с отличным сердцем и искренно предан теософии и нашему Делу.

Я должен посоветоваться с вами. Хьюм пишет Е.П.Б. (очень любящее письмо!). Он посылает ей два исправленных экземпляра своего письма, напечатанного в «Пионере» от 20-го числа, с примечанием, что время пришло, когда, если во всей стране туземная печать будет, только следуя этому его водительству, продвигать вопрос решительно – материальные концессии будут получены, – он примечает: «Вы, конечно, перепечатаете его в "Теософе"». Как она (Е.П.Б.) может это сделать, не связывая свой журнал прямо с политикой? Я чрезвычайно хотел бы, чтобы его письмо об «Образовании» из вашего «Пионера» было бы перепечатано в «Теософе», но колебался сказать ей об этом, боясь, что это дало бы журналу новую окраску. Некоторые из его статей чрезвычайно талантливые.

Ну, а что вы собираетесь делать в связи с годовщиной «Эклектика» и заключением цикла?

Она чувствует себя лучше и мы оставили ее вблизи Дарджилинга. В Сиккиме ей небезопасно. Оппозиция Дуг-па ужасна, и если мы не посвятим все наше время, чтобы ее охранять, то Старая Леди попадет в беду, потому что она теперь не способна о себе позаботиться. Смотрите, что произошло с малышом – он вам расскажет. Вам надо было бы взять ее к себе на октябрь и ноябрь. Опять ваш К.Х.

Этот маленький негодник заставил меня перед вами краснеть вследствие своей нескромности – «с европейской точки зрения». Я не могу постоянно следить за моими учениками во время их путешествий – и их знание вашего образа действия и обычаев равняется нулю! И лишь сегодня через Джуль Кула я узнал, что он занял у вас 30 рупий. Он не имел никакого основания и никакого права это делать; но вы должны понять его, потому что у него нет ни малейшего понятия о разнице между тибетскими и европейскими учениками, и он так же бесцеремонно отнесся к вам, как относился бы к Джуль Кулу. Я с благодарностью возвращаю вам занятые деньги, в надежде, что вы не будете нас всех считать дикарями!

Пишу вам длинное письмо, как обыкновенно урывками. Когда это деловое письмо будет отослано, я пошлю вам другое, с ответами на ваши вопросы.

Смешная вещь случилась в связи с письмом К.К.М., о котором я вам расскажу в своем следующем письме.

Приветствую и желаю успеха «новому Президенту», наконец!! Всегда ваш К.Х.

Извините за неизбежную задержку. Это письмо вместе с вложенным не может достичь Дарджилинга раньше чем через 4 или 5 дней.

 
МилаДата: Суббота, 05.01.2019, 22:17 | Сообщение # 103
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8468
Статус: Offline
ПИСЬМО 90

К.Х. – Синнетту



Мой привет полковнику Чезни на его письмо был уже написан и готов к пересылке через моего малыша, когда я получил ваше письмо с советом не переписываться с ним. Поэтому я посылаю для прочтения письмо вам и, если бы вы сочли его подходящим – для отправления адресату. Кажется оскорбительным оставить его письмо без подтверждения – сочувствует или не сочувствует он нашему движению.

Но, добрый друг, это дело оставляю всецело в ваших руках и прошу вас приложить всю вашу собственную осмотрительность. Вы должны знать, что молодой Ферн несомненно маленький хвастун и, еще хуже, врожденный, хотя часто неответственный лжец. В своем последнем письме он пытается обмануть М. и заставить его верить, что он, Ферн, новый Занони en herbe[1] . Он нас испытывает самыми различными способами и, несмотря на постоянные стычки, он имеет известное и очень сильное влияние на Хьюма, которого он обманывает воображаемыми «силами», миссия которых – занять место Братьев. Косвенно он заставил его поверить, что он принадлежит к Обществу, «имя которого непроизносимо», Обществу, которое никого не ищет, в котором один член не знает другого, и не будет знать, пока истинная натура «Братьев» не будет объявлена публично, хотя система, в которой он работает, исключает какой-либо обман, и т.д. и т.д. Он пишет М., что сознает, что «ему не следовало искушать» его (Хьюма). Ибо переоценив его силы, он «невольно был причиной его падения»!! Этот индивид является причиной многого случившегося. Следите за ним и остерегайтесь его. Все же одна вещь определенна. Теперь не время, чтобы сурово карать этих двух неблагоразумных и лишь наполовину верных «светских учеников» за их оскорбления. Теперь, когда м-р Хьюм заставил отвернуться Когана и М., я остаюсь один, чтобы продолжить тяжелую работу. Вы читали письмо Х. Как вам нравится эта огромная тень Йога с торжественно протянутой рукой и вызывающе высокомерным взглядом, с презрительным жестом отрицающего намерение вредить Обществу.

Разрешите мне вторить вашему вздоху о бедном Обществе и, прежде чем я опять развеюсь в туманной дали между Симлой и Пари Дзонгом, заверить вас в моих всегда дружественных чувствах к вам. К.Х.

М-р У.Оксли желает присоединиться к «Эклектику». Я скажу ей, чтобы она послала вам его письмо. Любезно напишите ему, что он не должен сердиться на мой отказ. Я знаю, что он совершенно искренен и так же неспособен к обману и даже преувеличению, как и вы. Но он слишком доверяет своим подданным. Пусть он будет осторожен и очень бдителен; и, если он присоединяется к Обществу, я мог бы помочь ему и даже с ним переписываться через вас. Он ценный человек и, действительно, более заслуживает искреннего уважения, нежели любой другой спиритуалистический мистик, которого я знаю. И хотя я никогда не приближался к нему астрально и не разговаривал с ним, я часто исследовал его мысленно. Не забудьте ему написать первым пароходом. К.Х.



 
МилаДата: Понедельник, 14.01.2019, 19:57 | Сообщение # 104
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8468
Статус: Offline
ПИСЬМО 91

К.Х. – Синнетту


Получено в Симле в октябре 1882 г.


Мой дорогой друг!

Смещение и отречение нашего великого «Я есмь» (Хьюма) является одним из наиболее приятных событий в этом сезоне для вашего покорнейшего слуги. «Моя вина!» – я восклицаю и охотно помещаю свою повинную голову под дождь пепла от симлских сигар, если вам угодно, так, как я это сделал! Некоторая польза от этого получилась в виде превосходного литературного труда (хотя, в самом деле, я больше предпочитаю ваш стиль) для Основного Общества, но никакой для несчастного «Эклектика». Что он сделал для него? Он жалуется в письме к Шишир Кумар Гошу (из А.Б.Патрика), что вследствие его (?), Хьюма, непрестанных усилий он почти «обратил Чезни в теософа», когда великий антихристианский дух «Теософа» с силой оттолкнул полковника. Это то, что мы называем фальсификацией исторических данных. Посылаю вам его последнее письмо ко мне, в котором вы обнаружите, что он всецело находится под влиянием своего нового Гуру – «хорошего ведантиста Свами» (который предлагает учить его адвайтистской философии с Богом в ней, добавленным в качестве усовершенствования) и Сандарамского Духа. Его аргументом, как видите, является то, что у «доброго старого Свами» он во всяком случае что-нибудь узнает, тогда как у нас невозможно «что-нибудь узнать». Я «никогда не внушал ему уверенности, что все эти письма не являются плодом изобретательных мозгов Старой Леди». Даже теперь он добавляет, когда он получил субъективную уверенность, что мы являемся существами, отличными от мадам Б., «я не могу сказать, кто вы – вы можете быть Джуль Кулом или духом высокого восточного плана» и т.д. в том же духе. В прилагаемом мною письме он говорит, что мы можем быть «тантриками» (хорошо убедитесь в ценности этого комплимента) и что он приготавливается – нет, уже совсем приготовился – ринуться из крайнего адвайтизма в трансцендентальный теизм еще раз. Аминь. Передаю его в Армию Спасения.

Мне бы однако не хотелось, чтобы он совершенно порвал связь с Обществом, во-первых, из-за присущих ему литературных достоинств, а затем потому, что у вас тогда появился бы неутомимый, хотя и тайный враг, который проводил бы свое время в писании, опоражнивая свои чернила против теософии и осуждая всех и каждого в Обществе, всем и каждому вне его, и делал бы неприятности на каждом шагу тысячами других способов. Как я ранее сказал, ему может показаться, что он простил. Он как раз такой человек, который способен обманывать самого себя, полагая, что он великодушно простил, стоя перед своим отражением в зеркале, но в действительности он и не прощает и никогда не забывает. Это была приятная новость для М., и всех нас услышать, как единодушно и спокойно вы были избраны Президентом, и мы все – «Учителя» и ученики братски и горячо приветствуем ваше восшествие на пост. Это совершившийся факт, который примиряет нас даже с грустными и унизительными вестями, что м-р Хьюм выразил свое полное равнодушие к ученикам и даже их учителям, добавив, что его мало интересует встреча с теми и другими. Но довольно о нем, кто может быть лучше обрисован словами тибетской пословицы:

«... подобен птице ночной; днем он изящный кот, ночью безобразная крыса».

Краткий совет – серьезное предупреждение от нас обоих: нисколько не доверяйте Ферну – берегитесь его. Его безмятежное спокойствие и улыбки, когда он говорит «о мягком нагоняе, перемешанном с прощением» и о том, что лучше получить нагоняй, чем быть отброшенным – все это напускное. Его покаянное письмо к М. с сожалениями, которые М. посылает вам для сохранения, не искренне. Если вы не будете усиленно следить за ним, он вам спутает все карты так, что это приведет к развалу Общества, ибо он поклялся самому себе великой клятвой, что Общество должно или пасть или подняться с ним самим. Если ему опять не удастся добиться своей цели в следующем году, а несмотря на все его великие дарования, как может такой неизлечимый маленький иезуит и лжец не провалиться, он сделает все, что может, по крайней мере, свести на нет в Обществе веру в «Братьев». Попытайтесь спасти его, если возможно, мой дорогой друг, сделайте все, что можете, чтобы обратить его к правде и самоотверженности. Действительно жаль, что такие дарования должны быть потоплены в трясине порока, так глубоко привитого ему его прежними учителями. Пока что остерегайтесь допустить его, чтобы он мог увидеть какое-нибудь из моих писем.

Теперь о К.К. Мэсси и ваших письмах. И его ответ и ваш – превосходны. Несомненно, более искреннего, правдивого и благородного человека (С.Мозес не исключая) трудно найти среди британских теософов. Его единственный и главный недостаток – слабость. Если бы он когда-нибудь узнал, как глубоко несправедлив он был в мыслях по отношению к Е.П.Б., не было бы человека, чувствующего себя более несчастным, нежели он сам. Но об этом не сейчас. Если вы помните, в моем письме к X. по этому вопросу я «запретил все приготовления» по той простой причине, что Британское Теос. Общество развалилось и фактически его больше не существовало. Но, если память меня не обманывает, я добавил, что если они снова восстановят его на крепкой основе с такими членами, как м-с К. и ее писарь, то у нас не было бы возражений учить их через вас. Я определенно возражал против того, чтобы мои письма печатали и циркулировали подобно посланиям Павла на Эфесском базаре ради пользы (или, возможно, высмеивания и критики) отдельных членов, которые с трудом верят в наше существование. Но у меня нет возражений в случае такого положения, какое предложено со стороны К.К.М. Но только пусть они сперва организуют, оставляя таких изуверов, как Уайлд, строго в холодке. Он отказался допустить сестру м-ра Хьюма м-с Б. на том основании, что, никогда не видев месмерических феноменов, она не верила в месмеризм. И он отказался допустить Крукса, рекомендованного К.К.М. Я никогда не откажу в моей помощи группе людей, искренне и горячо желающих учиться, ибо, если опять будут допущены такие люди, как м-р Хьюм, которые вообще находят удовольствие играть в каждой организации, куда они попадают, роли, игравшиеся Тифоном и Ариманом в египетских и зороастрийской системах, тогда лучше этот план оставить. Я страшусь появления в печати нашей философии в изложении м-ра Хьюма. Я прочитал три его очерка или главы о Боге(?), космогонии и отрывки о происхождении всего вообще, и мне пришлось почти все вычеркнуть. Он делает из нас агностиков! Мы не верим в Бога, потому что у нас до сих пор нет доказательств и т.д. Это до нелепости смешно. Если он опубликует то, что я читал, я прикажу Е.П.Б. или Джуль Кулу все это опровергнуть, так как я не могу допустить, чтобы наша священная философия так искажалась. Он говорит, что люди не поймут всей истины, что если мы не приспособимся к ним, давая им надежду, что может существовать «любящий Отец и Творец на небесах», то наша философия будет опровергнута заранее. В таком случае, чем меньше такие глупцы будут знать о наших доктринах, тем лучше для обоих. Если же они хотят всю истину и ничего другого, кроме истины – милости просим. Но никогда они не найдут нас (во всяком случае) идущими на компромисс и потворствующими общественным предрассудкам. Назовете ли вы это все чистосердечным и честным с вашей европейской точки зрения? Читайте это письмо и судите. Правда в том, мой дорогой друг, что несмотря на большую волну прилива мистицизма, которая теперь проносится над частью образованных классов Европы, люди Запада пока что еще очень мало научились признавать то, что мы называем мудростью в ее высочайшем смысле. До сих пор только тот считается мудрым в своем круге, кто наиболее легко умеет вести свои житейские дела так, чтобы последние могли принести ему наибольшее количество материальных благ – почестей и денег. В истинной мудрости всегда было отказано и будет отказано еще на долгое время – до самого завершения пятой расы тому, кто стремится к могуществу ума ради себя, для его собственного удовольствия и целей, не имея вторичной задачи направлять ум в сторону достижения материальных благодеяний. Большинством из ваших поклоняющихся золоту земляков наши факты и положения назывались бы полетами фантазии, мечтаниями сумасшедших. Пусть «Фрагменты» и даже ваши собственные прекрасные письма, опубликованные в «Свете», попадут в руки и читаются обычной публикой, будь то материалисты, теисты или христиане, – десять шансов против одного, что каждый средний читатель искривит свои губы в усмешке и с замечанием «все это может быть очень глубоко и учено, но какая польза от этого в практической жизни?» и выбросит из своей головы и письма и «Фрагменты» навсегда.

Но теперь ваши отношения с К.К.М., кажется, изменяются, и вы постепенно приводите его в себя. Он искренне жаждет еще раз попытать оккультизм и «доступен убеждению». Мы не должны его разочаровывать. Но я не могу снабдить ни его, ни даже вас новыми фактами до тех пор, пока все данное мною ранее не будет оформлено с самого начала (смотрите очерки м-ра Хьюма), и не будет преподано им систематически, не будет усвоено и переварено ими.

А теперь я вам отвечу на бесчисленные вопросы, научные и психологические, и вам хватит материала на один-два года. Разумеется, я всегда готов давать и дальнейшие объяснения и неизбежные добавления, но я решительно отказываюсь учить дальше, прежде чем вы усвоите и поймете все, что уже дано. Также я не хочу, чтобы вы печатали что-либо из моих писем без предварительного редактирования и оформления вами. У меня нет времени писать формальные статьи. Кроме того мои литературные способности не простираются так далеко.

Теперь насчет ума К.К.М., столь настроенного против автора «Изиды» и нас самих, осмелившихся на попытку ввести Эглинтона в священные пределы Британского Т.О. и назвать <+> Братом? Не станут ли наши объединенные прегрешения и нарушения с европейской точки зрения грозно на нашем пути к взаимному доверию и не приведут ли они нас к бесконечным подозрениям и недоразумениям? Сейчас я не собираюсь доставить британским теософам доказательств о нашем существовании с плотью и костьми, или о том, что я совсем не «сообщник» Е.П.Б., ибо все это – вопрос времени и Кармы. Но даже допуская, что очень легко доказать первое, было бы гораздо труднее опровергнуть последнее. К.Х., т.е. смертный, весьма обычной наружности и довольно сносно знакомый с английским языком, с Ведантой, Буддийской философией и немножко даже с «фокусами» гостиных, легко может быть найден и доставлен, чтобы продемонстрировать его объективное существование вне всяких сомнений и придирок. Но как насчет того, чтобы создать положительную моральную уверенность, что этот индивидуум, который может таким образом появиться, не есть поддельный К.Х., какой-то сообщник Е.П.Б.? Разве Сен-Жермен и Калиостро, оба джентльмена с высшим образованием и достижениями и, по-видимому, европейцы, а не «темнокожие», вроде меня, не рассматривались в свое время, да и теперешними потомками рассматриваются, как самозванцы, сообщники, фокусники и тому подобное? Все же я морально обязан успокоить его ум через ваше любезное посредничество в отношении Е.П.Б., якобы обманувшей и введшей его в заблуждение. Он, кажется, думает, что достал об этом доказательства, которые совершенно неоспоримы. Я говорю, что он не достал. То, что он достал, есть просто доказательства подлости некоторых людей и бывших теософов, таких как Харричанд Чинтамон из Бомбея, теперь из Манчестера и еще из одного места. Этот человек, ограбивший Основателей и Даянананду на 4000 рупий, обманывал и вводил их в заблуждение с самого начала (еще в Нью-Йорке) и затем, будучи обличен и исключен из Общества, убежал в Англию и постоянно ищет и жаждет мести. Есть и другой такой, как доктор Биллинг, муж хорошей, честной женщины, единственного совершенно надежного и честного медиума, каких я только знаю – м-с М. Холлис-Биллинг, на которой он женился ради нескольких тысяч фунтов стерлингов. Он разорил ее в течение первого года супружеской жизни, после чего вошел в сожительство с другим медиумом, и когда Е.П.Б. и Олькотт яро упрекнули его, он оставил и жену и Общество и преисполнился жгучей ненавистью к обеим женщинам. С тех пор постоянно стремится отравить умы британских теософов и спиритуалистов, настраивая их против своей жены и Е.П.Б. Пусть К.К.М. сложит вместе эти факты, пусть проникнет в тайну и проследит связь между своими осведомителями и двумя клеветниками на двух невинных женщин. Пусть он исследует тщательно и терпеливо, прежде чем поверит некоторым донесениям и даже выдвигаемым доказательствам, чтобы не перегрузить собственную Карму грехом тяжелее, чем какой-либо другой. Нет камня, который бы не перевернули эти два человека для осуществления своего злобного замысла. Пока Харричанд Чинтамон никогда не упускал случая оказать свое доверие каждому попавшемуся теософу, чтобы вливать ему в уши фальшивые новости из Бомбея о двуличности Основателей и распространять слухи среди спиритуалистов о фальшивых феноменах мадам Блаватской, изображая их просто «нахальными трюками», так как она, якобы, не имела никакого действительного представления о силах йоги; или опять показывая ее письма, полученные в то время, когда она была в Америке, в которых она изображена, как советующая ему выдавать себя за одного из «Братьев» и таким образом еще лучше обманывать британских теософов. Пока Х.Ч. делает все это и гораздо больше, Биллинг в это время «обрабатывает» лондонских мистиков. Он позирует перед ними, как жертва своей слишком большой доверчивости жене, оказавшейся фальшивым хитрым медиумом, пользующейся в этом помощью и поддержкой Е.П.Б. и Олькотта. Он жалуется на свою жестокую судьбу и клянется честью (!), что он оставил ее только потому, что открыл в ней самозванца и его честь восстала против такого союза. Таким образом, в силу достоверности сведений от таких людей и доверчивости лиц, которые веря им помогают, К.К.М. постепенно доходит до того, что отрекается и не признает отвратительного и безобразного изменника, который был подсунут ему под маской Е.П.Б. Поверьте мне, это не так. Если он вам скажет, что ему даны были документальные доказательства, ответьте ему, что письмо, написанное его почерком и за собственной его подписью, которое, будучи переданное в руки закона, в 24 часа отправило бы его на скамью подсудимых, может быть подделано с такой же легкостью, как и всякий другой документ. Человек, способный на подделку подписи завещателя на поддельном завещании и затем вложение его в руки умершего человека, чтобы затем, вставив перо в руку покойника, водить этой рукой по готовой уже подписи для того, чтобы доставить свидетелям возможность присягнуть, что они видели, как человек его подписывал, такой человек готов совершить гораздо больше, чем просто оклеветать непопулярного иностранца.

Когда, мучимый стыдом вследствие разоблачения и пылая местью Х.Ч. прибыл три года тому назад из Бомбея, К.К.М. не принял бы его и не стал бы слушать его оправдания, так как Даянанд, которого он в то время признавал, как своего духовного главу, послал ему извещение, чтобы он не поддерживал никаких связей с вором и предателем. Но случилось так, что и К.К.М. и К.Картер Блэк, иезуит, исключенный из Общества за клевету в газете Пэл-Мэл на Свами и Харричанда, стали близкими друзьями. Картер Блэк более двух лет переворачивал небо и Землю, чтобы добиться снова принятия в Общество, но Е.П.Б. оказалась китайской стеной. Оба бывших члена договорились, посоветовались и с тех пор начали работать вместе в согласии. Так получился третий тайный враг. На пути им стояла преданность К.К.М. к Е.П.Б. – они начали работать на разрушение объекта этой преданности – Е.П.Б. – путем поколебания доверия К.К.М. к ней. Биллингу, который никогда не мог надеяться на успех в этом направлении, так как К.К.М. знал его слишком хорошо, выступив, как защитник закона в деле его разоренной и покинутой жены, удалось возбудить в нем подозрение к м-с Биллинг, как медиума, и против друга и защитника Е.П.Б. Так почва была хорошо подготовлена для посева любого сорняка. Затем, как молния с неба, произошла неожиданная атака Свами на Основателей и она нанесла смертельный удар дружбе К.К.М. Это произошло потому, что Свами был представлен ею, как высокий ученик, посвященный. Он же вообразил, что никогда не был таким и что Е.П.Б. обманула всех! После апрельского столкновения он стал легкой добычей для ее врагов. Возьмите «Свет», сравните даты и различные осторожные и прикрытые атаки. Увидите колебание К.К.М. и затем его внезапный наскок на нее. Разве вы не можете читать между строк, друг?

Но как относительно С.Мозеса? Он, по крайней мере, не такой человек, чтобы произнести умышленную ложь, и еще менее – повторять клеветнические слухи. Он, по крайней мере также, как и К.К.М. джентльмен до кончиков пальцев и честный человек. Ну а что из этого? Вы забываете его глубокое и искреннее раздражение на нас и Е.П.Б., как спиритуалиста и избранного сосуда Императора. К.К.М. несведущ в законах и тайнах медиумизма, и он его надежный друг. Возьмите опять «Свет» и увидите, как открыто растет его раздражение и становится громче в его «Записках Мимоходом». Он совсем неправильно понял, что вы хотели сказать, или, вернее, ваши цитаты (за которыми не следовало никаких объяснений) из моего письма к вам, кто, в свою очередь, никогда не понимал правильно ситуацию. Что я тогда сказал, повторяю теперь: между высочайшими и нижайшими степенями планетных духов – бездна (это в ответ на ваш вопрос – есть ли <+> Планетный Дух), а затем мое утверждение, что <+> есть «Брат». Но что такое «Брат» в действительности – вы знаете? За то, что Е.П.Б. добавила, возможно, из глубин ее собственного сознания, я не считаю себя ответственным, ибо она с полной уверенностью ничего не знает о <+> и часто «видя сны», извлекает свои собственные заключения. Результат: С.М. рассматривает нас, как самозванцев и лжецов, если мы только не являемся выдумкой, в каковом случае этот комплимент возвращается к Е.П.Б.

Теперь, каковы же факты и обвинения, выдвинутые против Е.П.Б. Много теней против нее в уме К.К.М., и с каждым днем они становятся чернее и безобразнее. Я дам вам пример: находясь в Лондоне у Биллингов в январе 1879 г., Е.П.Б. извлекла из-под стола фарфоровую кружку. К.К.М. просил ее дать и ему какой-нибудь произведенный феноменом предмет. Согласившись, она заставила маленькую коробочку для карт, какие изготавливаются в Бомбее, появиться в кармане его пальто, висящего в передней. Внутри ее, или тогда или позднее была найдена полоска бумаги с факсимиле подписи Х.Ч. В то время у него никакие подозрения не возникали, так как в самом деле для них не было никакого основания. Но теперь, вы видите, он верит, что это если и не совсем трюк, то, во всяком случае, полуобман. Почему? Потому что в то время он верил, что Х.Ч. есть ученик, чуть ли не великий Адепт, как было внушено и позволено думать самой Е.П.Б. А теперь он знает, что Х.Ч. никогда не был учеником, так как он сам это отрицает, что он никогда не обладал никакими силами и отрицает знание и веру в таковые и говорит каждому, что даже Даянанд никогда не был йогом, а просто «честолюбивый самозванец» наподобие Магомета. Короче говоря, уйма лжи была приписана Основателям. Затем ее письма и донесения, доверия достойных свидетелей о ее сообщничестве с м-с Биллинг. Как следствие отсюда – сообщничество между нею и Эглинтоном. Она оказалась, во всяком случае, архизаговорщицей, обманщицей, ловкой пройдохой; или же она – галлюцинирующая сумасшедшая, одержимый медиум! Европейская западная логика. Письма? Очень легко изменить слова, спутать все значение фразы. Так обстоит дело и с ее письмами к Свами, которые он свободно переводит, цитирует и комментирует в июльском «Приложении». Пожалуйста, сделайте одолжение – внимательно снова прочтите «Защиту». Обратите внимание на бесстыдную ложь «великого реформатора» Индии. Помните, в чем вам сознались и затем отрицали. И если мое честное слово что-нибудь значит, то знайте, что Д.Свами был посвященным йогом, очень высоким учеником в Бадринате, обладающим большими силами и знанием несколько лет тому назад, и теперь утерянными, что Е.П.Б. говорила вам только правду, также как и что Х.Ч. был его учеником, предпочитавшим «левый путь». А теперь посмотрите, что получилось из этого поистине великого человека, кого мы все знали и на кого возлагали надежды. Вот он – моральный калека, загубленный своим честолюбием и задыхающийся в своей последней борьбе за верховенство, которого, он знает, мы не оставим в его руках. А теперь, если этот человек, который в десять раз выше морально и интеллектуально, нежели Харричанд, мог так низко пасть и прибегнуть к таким подлым средствам, на что же тогда его экс-друг и ученик Харричанд не будет способен утолить свою жажду мести? Первый, по крайней мере, имеет одно извинение – свое свирепое честолюбие, которое он ошибочно принимает за патриотизм; его второе «я» не имеет никакого извинения, кроме как желание вредить тем, кто его разоблачили. И чтобы этого достичь, он готов делать все, что угодно. Но вы, может быть, осведомитесь, почему мы не вмешались? Почему мы, естественные покровители Основателей, если и не Общества, не остановили этих позорных заговоров? Уместный вопрос, только я сомневаюсь, будет ли мой ответ ясно понят, несмотря на всю его искренность. Вы совсем не знакомы с нашей системой, и если бы мне удалось вам ее объяснить, то будут десять шансов против одного, что «ваши лучшие чувства» европейца были бы возмущены, если не хуже, такой «шокирующей» дисциплиной. Фактом является то, что до последнего и высшего посвящения каждый ученик (и даже некоторые Адепты) предоставляется сам себе, собственному уму-разуму. Нам приходится самим сражаться в своих битвах, и старая знакомая пословица – «Адептами становятся – их не делают» – правильна буквально. Так как каждый из нас является творцом и породителем причин, которые ведут к тем или другим результатам, то мы должны пожинать то, что мы посеяли. Нашим ученикам оказывается помощь только тогда, когда они невиновны в причинах, приведшим их к неприятностям; когда такие причины порождены чужими, внешними влияниями. Жизнь и борьба за адептство были бы слишком легки, если бы за каждым из нас стояли бы мусорщики, чтобы отметать прочь следствия, порожденные нами через нашу необдуманность и самонадеянность. Каждый ученик перед тем, как ему позволяют уйти в мир, наделяется в большей или меньшей мере силами ясновидения. И за исключением этой способности, которая, если бы за ней не наблюдали и во время не останавливали, могла бы повести к разоблачению некоторых секретов, которые не должны были быть раскрыты, им предоставлена полная свобода в применении своих сил, какими бы они ни были. Почему бы им их не применять? Таким образом, шаг за шагом, и после серии наказаний на горьком опыте ученик приучается руководить своими импульсами. Он теряет свою опрометчивость, свое самодовольство и никогда не повторяет одной и той же ошибки.

Все, что теперь происходит, вызвано самой Е.П.Б., и вам, мой друг и брат, открою ее недостатки, ибо вы были проверены и испытаны и вы единственный до сих пор не провалились на испытаниях, во всяком случае в одном направлении – в осторожности и молчании. Но прежде, чем я открою один большой ее недостаток (недостаток, действительно, по своим бедственным результатам, но в то же время и добродетель), я должен вам напомнить о том, что вы всем сердцем так ненавидите, а именно, что каждый входящий в контакт с нами, каждый, выявивший желание больше узнать о нас, должен подвергнуться испытаниям и испытуется нами. Таким образом К.К.М. не больше, чем другие, мог избегнуть испытаний. Его искушали и позволили быть обманутым очевидностью, позволили пасть очень легко жертвой своей слабости – подозрительности и недостатка самоуверенности. Короче – его нашли лишенным первого элемента успешности кандидата – непоколебимой веры в то, на чем держатся его убеждения и что пустило корни в знание, а не просто веру в некоторые факты. К.К.М. знает, что некоторые ее феномены подлинны неоспоримо. Его положение в этом отношении точно такое же, как ваше и вашей супруги относительно желтого камня на кольце. Думая, что у вас имеются основания верить, что камень, о котором идет речь, был просто доставлен (перенесен откуда-то подобно кукле), а не удвоен, как она уверяла, и с неприязнью в глубине сердца к такому ненужному обману – как вы всегда думали – с ее стороны, вы из-за этого не отказались от нее, не обличали и не жаловались в газетах, как поступил он. Короче говоря, даже не признавая в глубине сердца правильности ее заявления, вы не сомневались в самом феномене, но только в точности ее объяснения. И хотя вы были совершенно не правы, несомненно, поступили правильно, действуя в таком деле с такой осторожностью. Не так было в его случае. После того, как он три года питал к ней слепую веру, доходящую почти до благоговения, при первом дуновении успешной клеветы он, верный друг и превосходный адвокат, падает жертвой гнусного заговора, и его отношение к ней меняется в решительное презрение и убеждение в ее виновности! Вместо того, чтобы поступить так, как бы вы поступили в таком случае, именно – или никогда не упоминать ей об этом факте, или просить у нее объяснения, давая обвиняемой возможность защищаться и таким образом действовать соответственно своей честной натуре, он предпочел дать выход своим чувствам через прессу и, чтобы удовлетворить свою злобу против нее самой и нас, прибег к косвенным нападкам на изложенное ею в «Изиде». Кстати, прошу у вас прощения за отклонение, он кажется, не считает ее ответ в «Теософе» – «откровенным»? Забавная логика, когда она исходит из такого строго логического человека. Если бы он провозгласил во весь голос, что автор и авторы «Изиды» не были откровенны, когда писалась эта книга, что они часто и умышленно вводили в заблуждение читателя тем, что не добавляли необходимых объяснений и давали только части истины, даже если бы он заявил, как это делает Хьюм, что этот труд кишит «настоящими ошибками» и умышленными ложными заявлениями, он был бы со славой оправдан, потому что он был бы прав «с европейской точки зрения», и мы бы от всего сердца извинили его, опять-таки из-за европейского образа суждения – это нечто врожденное, и он тут ничего не может поделать. Но назвать правильное и правдивое объяснение «неоткровенным» есть нечто, что мне трудно понять, хотя я вполне осведомлен, что его взгляд разделяется вами. Увы, мои друзья, я очень боюсь, что соответственные наши стандарты правильного и неправильного никогда не совпадают, так как побуждение, мотив для нас – все, а вы никогда не пойдете дальше очевидности. Однако, вернемся к главному вопросу.

Таким образом, К.К.М. знает. Он слишком хороший наблюдатель человеческой натуры, чтобы остаться в неведении о том, наиболее важном из фактов, именно – у этой женщины нет возможных мотивов для обмана. В его письме имеется фраза, которая, если бы была составлена в более добром духе, очень годилась бы, чтобы доказать, насколько хорошо он в состоянии оценить и признать действительные мотивы, если бы его ум не был отравлен предвзятым мнением, обязанным, возможно, больше раздражению С.Мозеса, нежели усилиям трех вышеуказанных врагов. Он замечает, говоря мимоходом, что система обмана может быть обязана своим происхождением ее усердию, но рассматривает это, как нечестное усердие. А теперь – хотите ли вы знать, насколько она виновата? Знайте тогда, что если она когда-либо была виновата в настоящем действительном обмане из-за этого «усердия», то это было, когда при совершении феноменов, за исключением таких пустяковых, как стук и звук колокольчика – постоянно отрицала, что она лично имеет к ним какое-либо отношение. С вашей европейской точки зрения это прямой обман, громкая ложь, а с нашей азиатской – это, хотя неблагоразумное, порицаемое усердие, неправдивое преувеличение или то, что янки называли «вопиющее самодовольство», предназначаемое в пользу «Братьев». Все же, если мы заглянем в мотив, побуждение, оно возвышенно, самоотверженно, благородно и заслуживающие, но не бесчестно! Да, в этом и только в этом одном она постоянно становится виноватой в обмане друзей. Ее никогда нельзя было заставить понять крайнюю бесполезность и опасность такого усердия, понять, что она ошиблась в своем мнении, что она этим увеличивает нашу славу, тогда как приписывая нам очень часто феномены весьма ребяческого свойства, она лишь понижала нас в оценке публики и подтверждала заявления своих врагов, что она «только медиум»! Но это было бесполезно. Согласно нашим правилам М. не разрешалось запрещать ей такой образ действий. Короче говоря, ей должна была быть предоставлена полная свобода действий, свобода создавать причины, которые в должное время стали ее бедствием, ее позорным столбом. Он мог, в лучшем случае, запретить ей производить феномены, и к этой последней крайности он прибегал так часто, как только мог, к великому недовольству ее друзей и теософов. Было ли это или есть недостаток умственной восприимчивости в ней? Несомненно – нет! Это психологическая болезнь, над которой у нее мало власти. Ее импульсивная натура, как вы правильно заключили в вашем ответе, всегда готова увлечь ее за пределы истины в область преувеличений, тем не менее безо всякой тени подозрения, что она этим обманывает своих друзей и злоупотребляет великим их доверием к ней. Стереотипная фраза: «Это не я. Я сама ничего не могу сделать... Это все они – Братья... Я только их смиренная рабыня и орудие» – это явное вранье. Она может и производит феномены благодаря ее природным силам и долгим годам регулярной тренировки, и ее феномены иногда лучше, чудеснее и гораздо более совершенны, нежели некоторых высоких посвященных учеников, которых она превосходит в художественном вкусе и чисто западной оценкой искусства, например – в мгновенном создании картин. Вот свидетельство – ее портрет факира Тиравалла, упомянутый в «Намеках», в сравнении с моим портретом, созданным Джуль Кулом. Несмотря на все превосходство его сил по сравнению с ее силами, его молодости, противопоставленной ее старости, а также неоспоримое и важное преимущество, которым он обладает потому, что его чистый неомраченный магнетизм никогда не имел прямого соприкосновения с великой нечистотой вашего мира и общества, все же, делай он, что хочет, он никогда не создаст такой картины просто потому, что он не в состоянии представить ее в своем уме и в тибетском мышлении. Таким образом, приписывая нам авторство всякого рода дурацких, часто неуклюжих и подозрительных феноменов, она неоспоримо помогала нам во многих случаях, сэкономив нам иногда две трети применяемой энергии, и когда ее за это упрекали, ибо часто мы были не в состоянии помешать ей и в этом на ее конце линии – она отвечала, что ей она не нужна и что ее единственная радость – быть полезной нам. И таким образом, она продолжала убивать себя дюйм за дюймом, готовая отдать ради нашей пользы и прославления, как она думала, свою кровь жизни каплю за каплей, и все же неизменно отрицая это пред свидетелями и утверждая, что она к этому ни имеет никакого отношения. Назовете ли вы это возвышенное, хотя и глупое самоотречение бесчестным? Мы – нет. И также мы никогда не согласимся рассматривать это в таком освещении. Теперь подойдем к сути: движимая тем чувством и крепко веря в то время (потому что было позволено), что Харричанд есть достойный ученик (учеником он несомненно был, хотя никогда не был достойным, так как он всегда был эгоистичным, составляющим заговоры негодяем, оплачиваемым из секретных сумм покойного Гайеквара) йога Дайянанда, она позволила К.К.М. и всем тем, кто присутствовал, находиться под впечатлением, что Харричанд является тем лицом, которое произвело феномен, а затем она в течение двух недель трещала о великих силах Свами и добродетелях Харричанда – его пророка. Как страшно она была наказана, каждый в Бомбее (так же, как и вы сами) хорошо знаете. Сперва «ученик» превратился в предателя по отношению к своему учителю и его союзникам, потом он стал обычным вором. Затем «великий йог», «Лютер Индии» принес ее и Х.С.О. в жертву своему неутолимому честолюбию. Весьма естественно, что в то время, как предательство Харричанда, как бы ни казалось возмутительно оно для К К.М. и других теософов – оставило ее не задетой, ибо Свами сам, будучи ограбленным, взялся защищать «Основателей», предательство «Верховного Главы Теософов Ария Самадж» не было рассмотрено в надлежащем свете; вышло, что не он повел фальшивую игру, но вся вина легла на эту несчастную и слишком преданную женщину, которая, превозносив его до небес, была вынуждена в целях защиты обличать его злые умыслы и истинные мотивы в «Теософе».

Такая правдивая история и факты относительно ее «обмана» или, в лучшем случае, «нечестного усердия». Нет сомнения, что она заслужила часть этих упреков; невозможно отрицать, что она увлекается преувеличениями вообще, и когда дело доходит до «раздувания» тех, кому она предана, ее энтузиазм не знает границ. Таким образом она из М. сделала Аполлона Бельведерского, ее пламенное описание его физической красоты заставило его не раз вскакивать в гневе и сломать свою озоновую трубку, бранясь подобно истинному христианину; также под ее красноречивой фразеологией я сам имел удовольствие услышать, как меня превратили в «ангела чистоты и света», только без крыльев. Иногда мы не можем не рассердиться на нее, но чаще смеемся. Все же те чувства, которые находятся в основе всех этих смешных излияний, слишком горячи, слишком искренни и правдивы, чтобы их не уважать или даже обращаться с ними равнодушно. Я не думаю, чтобы я когда-нибудь был глубоко тронут чем-либо, чему я был свидетелем в своей жизни, как я был тронут восторженной радостью этого бедного старого создания, когда мы недавно встретились оба в своих физических телах с нею, один – после трех лет, другой – почти после двух лет отсутствия и телесного расставания. Даже флегматичный М. был выведен из равновесия таким проявлением, в котором он являлся главным героем. Ему пришлось употреблять свою силу и погрузить ее в глубокий сон, иначе у нее лопнули бы некоторые кровеносные сосуды, включая почки, печень и ее «внутренности», как говорит наш друг Оксли, в ее лихорадочных попытках расплющить свой нос о его плащ для верховой езды, запачканный Сиккимской грязью! Мы оба смеялись, и все же, разве мы могли остаться нетронутыми? Разумеется, она совершенно не годна в качестве настоящего, истинного Адепта: ее натура склонна к слишком страстной привязанности, а мы не имеем права поддаваться личным привязанностям и чувствам. Вы не можете знать ее так, как мы. Поэтому никто из вас никогда не будет в состоянии судить ее беспристрастно и правильно. Вы видите поверхность вещей. И то, что вы называете «добродетелью», придерживаясь очевидности, то мы будем судить лишь после того как измерим объект до его наибольших глубин, и вообще, представляем очевидностям самим заботиться о себе. В вашем мнении Е.П.Б. в лучшем случае для тех, кто любит ее ради ее самой, необычная, странная женщина, психологическая загадка – импульсивная и добросердечная, но все же не свободная от порока неправды. Мы, с другой стороны, под одеянием эксцентричности и дурости находим в ее внутреннем «Я» более глубокую мудрость, чем вы когда-либо будете в состоянии постичь. В поверхностных деталях ее простой труженической обычной повседневной жизни и дел вы различаете только непрактичность, женские импульсы, часто – абсурдность и дурость. Мы, наоборот, наталкиваемся ежедневно на черты ее внутренней натуры, в высшей степени тонкие и изысканные, которые стоили бы непосвященному психологу годов постоянного напряженного наблюдения и многих часов тщательного анализа и усилий, чтобы составить мнение о глубинах наиболее тонкой из тайн – человеческого сознания и одной из наиболее сложных машин – ума Е.П.Б., и таким образом познать ее истинное внутреннее «Я».

 
МилаДата: Понедельник, 14.01.2019, 19:58 | Сообщение # 105
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8468
Статус: Offline

Все это вы вольны рассказать К.К.М. Я внимательно его наблюдал и чувствую достаточно уверенности, что то, что вы скажете ему, будет иметь гораздо больше влияния на него, чем дюжина К.Х. могла бы рассказать ему лично. «Император» стоит между нами двумя и будет, боюсь, стоять так навсегда. Его верность и вера в утверждения живого друга европейца никогда не может быть поколеблена обратными утверждениями азиатов, которые для него, если не только плод воображения, являются ничем не брезгующими «сообщниками». Но мне хочется, если возможно, показать вам его великую несправедливость и обиду, нанесенную им невинной женщине, во всяком случае, сравнительно невинной. Каким бы помешанным энтузиастом она ни была бы, даю вам честное слово, что она никогда не была обманщицей. Также она никогда не произносила преднамеренной неправды, хотя ее положение часто становилось нелепым, так как ей приходилось скрывать многое согласно данным ею торжественным обетам. Теперь я покончил с этим вопросом.

Я теперь собираюсь, добрый друг, подойти к предмету, который, как я знаю, очень противен вашему уму, так как вы повторно говорили и писали об этом. И все же, чтобы дать вам ясное понятие о некоторых вещах, я вынужден об этом говорить. Вы часто задавали вопрос: «почему Братья отказываются обратить свое внимание на таких достойных и искренних теософов, как К.К.М. и Худ, или такой драгоценный субъект, как С.Мозес?» Я теперь отвечу вам очень ясно, что мы так поступали с самого начала, как только перечисленные джентльмены вошли в контакт с Е.П.Б. Все они были проверены и испытаны различными способами, и никто из них на высоте желаемого положения. М. обратил особое внимание на К.К.М. по причинам, которые я сейчас объясню, и с результатами, которые в настоящее время вам известны. Вы можете сказать, что такой тайный способ испытания людей нечестен, что мы должны предупредить их и т.д. Все, что я могу сказать вам, это что так может быть с вашей европейской точки зрения, но, что будучи азиатами, мы не можем отступить от своих правил. Характер человека, его истинная внутренняя натура никогда не может быть основательно выяснена, если человек знает, что за ним наблюдают, или он стремится к цели. Кроме того, полковник О. никогда не делал секрета из этого нашего приема, и все британские теософы, если они не знают, должны бы знать, что все они в совокупности, после нашей санкции находятся под регулярным испытанием. Что касается К.К.М., из всех теософов он был тем, кого отобрал М. с особой целью вследствие настойчивых просьб Е.П.Б. и обещания его самого: «Он когда-нибудь повернется к вам спиною, pumo!» М. повторил ей этот ответ на ее мольбы принять его в регулярные ученики с Олькоттом. «Этого он никогда не сделает!» – воскликнула она в ответ. «К.К.М. лучший, благороднейший и т.д.» – последовал ряд хвалебных и полных восхищения прилагательных. Двумя годами позже она повторила то же самое о Росс Скотте. «У меня никогда не было таких верных и преданных друзей», – она уверяла своего «хозяина», который только смеялся в бороду и велел мне устраивать «теософическую женитьбу». Ладно, один подвергается испытанию в течение трех лет, другой – три месяца, с какими результатами – навряд ли мне следует напоминать. Не только никакие соблазны не помещались на пути того или другого, но последний был снабжен женой, вполне достаточной для его счастья, и связями, которые окажутся ему полезными когда-нибудь. К.К.М. получил объективный неоспоримый феномен, на что опирался; Р.Скотт, кроме того, получил посещение М. в астральном теле. Для одного из них оказалось достаточным[1] мщения трех беспринципных людей, для другого – зависти мелкого дурака, чтобы быстро разделаться с хваленой дружбой и показать Старой Леди, чего стоит эта дружба. О, бедная, доверчивая натура! Убери у нее силы ясновидения, закупорь в некотором направлении ее интуицию, как по долгу был вынужден сделать М., и что остается? Беспомощная с разбитым сердцем женщина!

Возьмите другой случай – Ферна. Его развитие, происшедшее на ваших глазах, служит вам полезным уроком и дает намек на более серьезные методы, применяемые в индивидуальных случаях, чтобы основательно проверить моральные качества человека. Каждое человеческое существо содержит в себе обширные возможности, и обязанностью Адептов является окружить кандидата с претензиями на ученика обстоятельствами, которые будут способствовать ему выбирать «правильный путь», если в нем имеется эта способность. Мы не более вольны отказывать в шансе ищущему, нежели вести и направлять по надлежащему курсу. В лучшем случае, мы только можем, после того как период его испытания успешно закончен, показать ему, что если он сделает так, то пойдет по правильному пути, если же иначе, то по неправильному. Но пока он не прошел этого периода, мы предоставляем ему самому сражаться в своих битвах, как только он может. И так мы иногда поступаем с высшими и посвященными учениками, с такими как Е.П.Б., раз им разрешено работать в миру, которого мы все более или менее избегаем. Более того, и лучше узнайте это сразу, если мои предыдущие письма вам о Ферне еще не открыли глаза достаточно – мы позволяем, чтобы наши кандидаты испытывались на тысячу разных ладов с тем, чтобы выявить всю их внутреннюю натуру и дать ей шанс остаться победительницей так или иначе. Случившееся с Ферном происходило с каждым ему предшествующим и будет происходить с различными результатами с каждым, кто последует за ним. Нас всех так проверяли, и тогда как некто Мурад Али провалился, я выдержал. Венец победы уготовлен только тому, кто сам оказывается достойным его носить; тому, кто атакует Мару в единоборстве и побеждает похоти и земные страсти, а не тому, кто сам возлагает его на свое чело. Не пустая была фраза Татхагаты: «Тот, кто побеждает себя, тот более велик, чем тот, кто побеждает тысячи в битве». Нет другой более трудной борьбы. Если бы это было не так, адептство было бы дешевым приобретением. Так вот, мой добрый брат, не удивляйтесь и не обвиняйте нас с такой готовностью, как вы это уже делали, при любом развитии нашего последовательного курса по отношению к претендентам прошлого, настоящего и будущего. Только те, кто могут заглядывать вперед в отдаленные следствия, в состоянии судить о целесообразности наших собственных действий, или тех которые мы разрешаем другим. То, что может казаться недобросовестностью, может оказаться в конце самой истинной, самой благотворной преданностью. Пусть время покажет, кто прав и кто не заслуживает доверия. Человек, правдивый и заслуживающий сегодня одобрения, может завтра оказаться, при новом стечении обстоятельств, предателем, неблагодарным, трусом, слабоумным. Тростник, перегибаемый чрезмерно, разламывается надвое. Обвиним ли мы его? Нет, но потому, что мы можем его пожалеть и жалеем, мы не можем отбирать его в число тех тростников, которые были испытаны и найдены крепкими, следовательно, годными, как материал для того неуничтожаемого храма, который мы так тщательно строим.

А теперь обратимся к другим делам.

У нас задумана реформа, и я рассчитываю на вашу помощь. Надоедливое и нескромное вмешательство м-ра Хьюма в деле Основного Общества и его страсть к верховенству везде и во всем заставили нас прийти к заключению, что стоит совершить следующую попытку. Пусть будут оповещены все, «кого это касается», через «Теософа» и циркуляры, высылаемые каждому филиалу, что до настоящего времени они слишком часто и без необходимости брали в качестве руководства пример Основного Общества. Это совсем неприменимо. Кроме того факта, что Основатели должны серьезно стараться проявить себя, как все для всех и всего – существует великое разнообразие верований, мнений и ожиданий, которые требуют удовлетворения, и им невозможно в одно и то же время удовлетворить всех, как они хотели бы. Они стараются быть беспристрастными и никогда не отказывать одним в том, в чем давалось согласие другим. Таким образом, они неоднократно публиковали критические статьи по Ведантизму, Буддизму и Индуизму в его различных разветвлениях, по «Веда Башиа» Свами Даянанда, в то время вернейшего и наиболее ценимого союзника. Но так как эта критика была направлена против не христианских религий, то никто не обращал на нее ни малейшего внимания. Более чем в течение года журнал регулярно выходил с объявлением, враждебным объявлению «Веда Башиа», напечатанному рядом с ним, чтобы удовлетворить бенаресского ведантиста. А теперь м-р Хьюм публично выступает с суровой критикой Основателей и добивается запрещения антихристианских статей. Я хочу, поэтому, чтобы вы имели в виду и указали на эти факты полковнику Чезни, который, кажется, воображает, что теософия враждебна только христианству, тогда как она только беспристрастна и, каковы бы ни были личные взгляды обоих Основателей, журналу Общества нет никакого дела до этого, и он будет так же охотно печатать критику против ламаизма, как и против христианства. Во всяком случае, так как оба этого мы хотим, Е.П.Б. всегда с благодарностью примет ваш совет в этом деле; я был тот, кто советовал ей «лягнуть», как она говорит, против попыток м-ра Хьюма на проявления авторитета, и вы вольны поставить его в известность об этом факте.

Имея в виду исправление дел, что вы думаете об идее постановки филиалов совсем на другую ногу? Даже христианство со своими божественными претензиями на Всемирное Братство имеет тысячу и одну секту, и хотя они все могут быть объединены под знаменем креста, все же по существу они враждебны друг другу, и папская власть ни во что не ставится протестантами, тогда как решения Синода последних высмеиваются католиками.

Разумеется, я даже в худшем случае не представляю, что теософические объединения могли прийти в такое состояние. Что я хочу, это просто проект о желательности перестройки нынешнего устройства филиалов и их привилегий. Пусть это будет внесено в устав и утверждено Основным Обществом, как это водилось до сих пор, и пусть зависимость филиалов станет номинальной. В то же самое время до внесения в устав пусть каждый филиал выберет для себя одну цель работы, разумеется – цель, соответствующую генеральной линии Теософического Общества, но все же особую определенную собственную цель по религиозной, образовательной или философской линиям. Это предоставит Обществу более широкие возможности по главным операциям. Увеличится количество реальной полезной работы; и каждый филиал будет, так сказать, независимым в своем modus operandi[1] . Останется меньше места для жалоб и par consequence[1] – для вмешательства. Во всяком случае этот туманный эскиз, я надеюсь, найдет прекрасную почву для своего прорастания и процветания в вашей деловитой голове. И если бы вы могли тем временем написать статью, основанную на вышеупомянутых пояснениях по поводу позиции, занятой «Теософом» в отношении всего вышесказанного и значительно больше для декабрьского номера (если не успеете для ноябрьского), – я и М. были бы вам весьма обязаны. Невозможно и опасно доверять это дело, которое требует весьма деликатного обращения, одному или другому из наших редакторов. Е.П.Б. никогда не упустила бы такой хороший случай сокрушения голов падре, а Х.С.О. тонко ввернул бы один-два лишних комплимента в адрес Основателей, что было бы совершенно бесполезно, ибо я стараюсь выставлять две сущности – редактора и основателя – четко разделенными один от другого, хотя они и слиты в одной и той же личности. Я не являюсь практичным деловым человеком и поэтому чувствую себя совершенно негодным для этой задачи. Не поможете ли вы мне, друг? Конечно, было бы лучше, если бы «пробный шар» мог появиться в ноябрьском номере как бы в ответ на весьма невежливое письмо Хьюма, которое я не разрешу опубликовать. Но вы могли бы использовать его, как фундамент и основу для построения на них ответа вашей передовой статьи. Возвратимся к реформе филиалов. Конечно, этот вопрос должен быть серьезно обсужден и взвешен, прежде чем решить его окончательно. У членов, раз они вступили в Общество, не должно быть больше разочарований. Каждый филиал должен наметить для себя четко определенную миссию для работы над ней, и величайшая заботливость должна быть проявлена при выборе Президентов. Если бы «Эклектик» сразу был поставлен в такие условия четкой независимости, – его дела могли быть лучше. Солидарность мысли и действия в широко очерченных пределах главных принципов Общества всегда должна существовать в отношениях между Основным Обществом и его филиалами; все же, во всем другом, что не противоречит этим принципам, каждому филиалу должна быть предоставлена свобода действий. Таким образом, филиал, состоящий из кротких христиан, сочувствующих целям Общества, мог бы остаться нейтральным по всем вопросам, касающимся других религий, и совершенно безразлично относиться к частным верованиям «Основателей». «Теософ» мог бы охотно предоставлять свои страницы как для гимнов в честь Агнца, так и для шлок, посвященных святости коров. Если бы только вы могли разработать эту идею, я бы преподнес нашему уважаемому Когану, который теперь ласково улыбается уголком глаза, вместо того, чтобы хмуриться как обычно, пока вы не стали Президентом. Если бы меня в прошлом году из-за свирепости экс-Президента не «послали спать» раньше мною намеченного времени, то я бы уже сделал это предложение. У меня есть письмо от 8 октября с высокомерным упреком «Я есмь». В нем он посылает за вами на пятое число и объясняет свое нежелание продолжать занимать пост и его «великое желание», чтобы вы заняли его место. Он осуждает «целиком систему и ведение дел», установленные нами. Они кажутся ему «совершенно неправильными». Он заканчивает так: «Конечно, я прошу вас воздействовать на Старую Леди, чтобы она воздержалась от выдвигания меня в Совет Общества». Нечего бояться этого. Он может спать спокойно, никем не потревоженный, и видеть себя во сне Далай Ламой теософов. Но я должен внести свой полный возмущения протест против его определения нашей системы, как «порочной». Из-за того, что ему удалось ухватить несколько случайных искорок из нашего Устава и также потому, что его не допустили к исследованию и переустройству всего, мы должны быть такими, какими он нас изображает! Если бы мы могли придерживаться учений, приписываемых им нам, если бы мы хоть сколько-нибудь походили на его изображения нас, если бы могли хоть час молча выстоять под грузом приписываемых нам обвинений, какими он забрасывает нас в своем сентябрьском письме, истинно, мы должны бы заслужить потерю всякого доверия со стороны теософов! Нас бы следовало выгнать, выбросить из Общества и людского мышления, как шарлатанов и самозванцев – волков в овечьих шкурах, которые приходят, чтобы улавливать людские сердца мистическими обещаниями, сами наполнившись деспотическими намерениями, стремящимися поработить своих доверчивых учеников, отвратить массы от истины и «божественного откровения голоса природы» с тем, чтобы направить к полному и «мрачному атеизму» через неверие в «доброго, милосердного Отца, Создателя всего» (зла и несчастья – можем мы полагать?), который сидит, развалившись, откинувшись на спинку на ложе из накалившихся метеоров и ковыряет в зубах вилами из молний...

Действительно, действительно, надоело нам это беспрестанное бряцание на иудейской арфе христианского откровения!

М. думает, что «Приложение» должно быть увеличено, если понадобится. В нем должно быть предоставлено место для выражения мысли каждого филиала, какими бы диаметрально противоположными они ни были. «Теософ» должен окраситься в определенный цвет и должен стать единственным в своем роде. Мы готовы предоставить необходимые экстра суммы для этого. Я знаю, вы поймете мою идею, как бы туманно она ни была выражена. Я оставляю наш план целиком в ваших руках. Успех в этом является противодействием циклическому кризису. Вы спрашиваете, что вам делать? Нет ничего лучшего, ни более действительного, чем предложенный план.

Я не могу закончить, не рассказав вам об одном инциденте, который, хотя и смешон, заставляет меня благословить свою судьбу, и также понравится вам. Ваше письмо со вложенным в нем письмом К.К.М. было получено мной на следующее утро того числа, когда вы передали его «Малышу». Я тогда находился поблизости Пари-Дзонга в чан-па одного друга и был очень занят важными делами. Когда я получил сообщение о прибытии письма, я как раз проходил по внутреннему двору монастыря. Так как я сосредоточенно прислушивался к голосу ламы Тэндеб Гичао, у меня не было времени читать письмо. Потому, механически вскрыв толстый пакет, я только взглянул на него и положил, как мне казалось, в дорожную сумку, которую я носил через плечо. Однако, в действительности, оказалось, что конверт упал на землю, и его содержимое рассыпалось при падении. Никого не оказалось поблизости, а мое внимание всецело было поглощено разговором. Я уже дошел до лестницы, ведущей в библиотеку, как услышал голос молодого гилунга, закричавшего кому-то из окна. Обернувшись, я с первого взгляда понял ситуацию, иначе ваше письмо никогда бы не было прочитано мною, так как я увидел почтенного старого козла, завтракающего им. Это творение уже пожрало часть послания К.К.М. и вдумчиво готовилось расправиться с вашим, как более мягким и доступным разжевыванию его старыми зубами. Выручил оставшееся в одно мгновение, несмотря на отвращение и противодействие животного. Но от письма так мало осталось! Конверт с вашей эмблемой исчез, букв нельзя было разобрать, короче, я был ошеломлен при виде этого бедствия. Теперь вы понимаете, почему я очутился в таком затруднении: я не имел права реставрировать это письмо, так как оно прошло от «Эклектика» и во всех отношениях было связано с несчастными «пелингами». Что я мог сделать для восстановления нехватающих частей? Я уже решил обратиться к Когану за таким исключительным разрешением, как увидел перед собой Его святое лицо с необычно мерцающими глазами и услышал голос: «Зачем нарушать правила? Я сам это сделаю». И он восстановил отсутствующие части и притом чисто, как вы видите, и даже превратил скомканный конверт, весьма поврежденный, в новый с эмблемой и со всем прочим. Я знаю, какую великую силу нужно применить для таких реставраций, и это дает мне надежду на уменьшение строгостей в ближайшие дни. Потому я от всего сердца поблагодарил козла. А так как он не принадлежал к подвергнутой остракизму расе пелингов, то, чтобы проявить свою благодарность, я укрепил остатки его зубов, чтобы могли пережевывать более твердую пищу, чем английские письма в течение многих лет.

А теперь несколько слов об учениках. Конечно, вы должны были заподозрить, если Учителю запрещены малейшие тамас-проявления[1] , то то же относится и к ученику. Почему же вы тогда ожидали или «чувствовали себя немножко разочарованным» его отказом отправить ко мне ваши письма через пространство в вашем присутствии. «Малыш» – многообещающий парень и гораздо старше, нежели он выглядит, но он не опытен в мудрости и обычаях европейцев, от того происходят некоторые его неблагоразумные поступки, которые, как я вам сказал, заставляют меня краснеть и неловко чувствовать себя из-за этих двух дикарей. Идея приходить за деньгами к вам была абсурдна до крайности! Любой другой англичанин, кроме вас, стал бы после этого смотреть на них, как на путешествующих шарлатанов. Я надеюсь, что к этому времени вы уже получили обратно этот заем, который я возвращаю с большой благодарностью.

Нет прав в отношении простонародного произношения слова «Кин-Ти»[1] . Люди обыкновенно произносят его, как «Кин-то», но это неправильно. Но он не прав в своих взглядах в отношении планетных духов. Он не знает этого слова и думает, что вы подразумеваете «Дэв» – слуг Дхиан-Коганов. Последние – суть Планетные Духи и, конечно, не логично сказать, что Адепты выше их, так как мы все стремимся стать Дхиан-Коганами под конец. Все же имеются Адепты, более «великие», чем наши степени Планетных Духов. Таким образом, ваши взгляды не противоречат нашим учениям, как он говорил вам, что было бы, если бы вы считали «Дэв» или ангелов «маленькими богами». Оккультизм, несомненно, не является необходимостью для доброго, чистого Эго, чтобы стать ангелом внутри или вне Дэва-Чана, так как ангельство есть результат Кармы. Полагаю, что вы не будете жаловаться, что мое письмо слишком коротко. За ним скоро последует другая объемистая корреспонденция – «Ответы на ваши многие вопросы».

Е.П.Б. поправлена, если и не совсем, то по крайней мере на некоторое время. С сердечным приветом ваш К.Х.
 
МилаДата: Понедельник, 14.01.2019, 19:59 | Сообщение # 106
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8468
Статус: Offline
ПИСЬМО 92

К.Х. отвечает на вопросы Синнетта


Получено в Симле в октябре 1882 г.


При сем – принося извинения за их количество, присылаю несколько записок с вопросами. Может, вы будете так любезны, что возьметесь за них время от времени и ответите по одному и по два на досуге, когда позволит время.

Memo – при удобном случае пошлите А.П.С. те неопубликованные записки Элифаса Леви с аннотациями К.Х.

К.Х. Посланы давно нашему другу в «Джекко»

I

Вопрос 1. В вашем последнем письме имеется несколько интересных намеков, когда вы говорите о Хьюме, вы говорите о некоторых характерных чертах, принесенных им из прежних воплощений.

Ответ. Все, все мы приносим с собой некоторые характерные черты из наших прежних воплощений. Это неизбежно.

Вопрос 2. Обладаете ли вы силой заглядывать в прошлые жизни ныне живущих людей и отождествлять их?

Ответ. К несчастью, некоторые из нас обладают. И как один из них я не люблю это применять.

Вопрос 3. В таком случае не будет ли это неподобающим любопытством просить вас о каких-либо подробностях моего собственного прошлого воплощения?

Ответ. «Человек, познай самого себя» – говорит Дельфийский оракул. Конечно, нет ничего неподобающего в таком любопытстве. Только не будет ли еще более подобающим изучать нашу собственную нынешнюю личность прежде, чем пытаться что-либо узнать о ее создателе, предшественнике и формировщике – человеке, который был? Ладно, когда-нибудь угощу вас маленьким рассказом – теперь времени нет, только я не обещаю никаких подробностей; простой набросок, один или два намека, чтоб испытать силу вашей интуиции.

II

Вопрос 1. Можно ли как-нибудь объяснить любопытную стремительность человеческого прогресса в течение последних двух тысяч лет по сравнению с относительно закостенелым состоянием людей четвертого большого круга до начала современного прогресса?

Ответ. Последний завершает очень важный цикл. Каждый большой круг, каждый малый круг, так же как каждая раса, имеют свой большой и малый циклы на каждой планете, по которой проходит человечество.

Человечество нашего четвертого большого круга имеет один свой великий цикл и также имеют его расы и субрасы. «Любопытная стремительность» обязана двойному эффекту первого – началу его нисходящего пути; и второго (меньшего цикла нашей субрасы), идущего к своей кульминации. Запомните, вы принадлежите к пятой расе, но все же вы только западная субраса. Несмотря на ваши усилия, то, что вы называете цивилизацией, ограничено только последнею и ее ответвлениями в Америке. Излучая кругом свой обманчивый свет, может казаться, что он светит на более далекие расстояния, чем на самом деле. В Китае нет никакой «стремительности», а из Японии вы делаете просто карикатуру. Ученик оккультизма не должен говорить о закостенелом сознании народов четвертой расы, ибо история почти ничего не знает об этом состоянии «до начала современного прогресса» других наций, кроме западных. Что вы знаете об Америке, например, до вторжения в эту страну испанцев? Менее, нежели два столетия до приезда Кортеса, там было такое же устремление к прогрессу между субрасами Перу и Мексики, какое наблюдается сейчас в Европе и Соединенных Штатах Америки. Их субраса закончилась почти полным уничтожением вследствие причин, порожденных ею; подобное будет и с вашей в конце ее цикла. Мы можем говорить лишь о «закостенелом состоянии», в которое, следуя закону развития, роста, зрелости и упадка, каждая раса и субраса впадает в течение ее переходного периода. Лишь с последним состоянием ознакомлена ваша «Всеобщая История», оставаясь в высшей степени невежественной даже относительно того состояния, в котором находилась Индия каких-нибудь десять веков назад. Ваши субрасы устремляются сейчас к вершине своих соответствующих циклов. История же не идет далее назад, нежели до периодов упадка нескольких других субрас, принадлежащих в большинстве к предыдущей четвертой расе. И какова площадь и период времени, захватываемые ее Мировым глазом? – В наибольшем протяжении нескольких ничтожных дюжин столетий – мощный горизонт, воистину! За этим – все тьма и ничего, кроме гипотез!

Вопрос 2. Существовала ли в какой-либо предыдущий период в течение времени обитания на Земле людей четвертого большого круга такая великая цивилизация, как наша, в отношении интеллектуального развития, совершенно исчезнувшего?

Ответ. Несомненно существовала. Египетские и Арийские рекорды, в особенности ваши таблицы Зодиака, снабжают нас всеми доказательствами, кроме еще и нашего внутреннего знания. Цивилизация есть наследие, родовое достояние, которое переходит от расы к расе по восходящей и нисходящей тропе циклов. Во время малолетства одной субрасы она охраняется ее предшественниками, которые обычно вымирают, когда первая достигает совершенства. В начале большинство из них расточают и плохо распоряжаются своим достоянием или оставляют его нетронутым в сундуках предков. Они с презрением отвергают советы своих старших и предпочитают, подобно мальчишкам, играть на улице, нежели изучать и извлечь возможно больше из нетронутого богатства, сложенного для них в рекордах Прошлого. Таким образом, во время вашего переходного периода – в средние века – Европа отвергла свидетельства Древностей, называя таких мудрецов, как Геродот и других ученых греков «отцом лжи», пока не стала больше знать и переменила это прозвище на «Отца Истории».

Вместо того, чтобы пренебрегать, сейчас вы собираете и прибавляете к вашему богатству. Как и каждая другая раса, вы имели ваши подъемы и падения, ваши периоды славы и бесславия, ваши темные полуночи, а сейчас вы приближаетесь к вашему блестящему полдню. Самая молодая в семье пятой расы, вы были долгие века нелюбимая и пренебрегаемая Сандрильона[1] в вашем доме. А теперь, когда столько ваших сестер умерло, а другие все еще умирают, тогда как несколько старых, переживших, в своем втором детстве ожидают своего Мессии – шестую расу, чтоб воскреснуть к новой жизни и снова начать с идущими сильнейшими по пути нового цикла; теперь, когда западная Сандрильона внезапно развернулась в гордую богатую принцессу, красоту которой мы все видим и восхищаемся, как же она поступает? Менее добросердечная, нежели Принцесса в сказке, вместо того, чтобы предложить своей старшей, более обиженной судьбой сестре, самой старшей сейчас, в действительности, ибо ей почти «миллион лет», и единственной, которая никогда не обращалась с нею плохо, хотя может быть и не замечала ее, вместо того, чтобы предложить ей «поцелуй мира», она применяет к ней lex talionis[1] , с такой мстительностью, которая не возвышает ее естественную красоту. Это далеко не преувеличенная аллегория, но История.

Вопрос 3. Даже пятая раса (наша) четвертого большого круга началась в Азии миллион лет тому назад. Что было с ней в течение 998 000 лет, предшествующих последним 2000? Возникли ли и приходили в упадок более великие цивилизации в течение того периода?

Ответ. Пятая раса – наша – началась в Азии миллион лет назад. Чем была она в течение 998 000 лет, предшествуя последние 2000? Подходящий вопрос, предложенный, кроме того, в совершенно христианском духе, который отказывается поверить, что нечто хорошее могло произойти где-либо и когда-либо, за исключением Назарета. Что же она делала? Она была достаточно занята также, как и сейчас, выпрашивая прощение м-ра Грант Аллена, который поместил бы нашего примитивного предка, дикообразного человека в ранний период Эоценского века. Поистине ваши ученые писатели взбираются на свои гипотезы крайне бесстрашно, как я вижу. Истинно плачевно будет узреть, как в один прекрасный день их огневые, ярые кони начнут лягаться и сломают себе шею, что совершенно неизбежно в будущем. В Эоценский период, даже в его «самой первой половине», большой цикл четвертой расы – Атланты – уже достиг своей наивысшей точки и большой континент, отец почти всех ныне существующих континентов, показал первые признаки опускания, процесс, который продолжался 11 446 лет назад, когда его последний остров, переводя его туземное название, мы можем назвать его довольно точно Посейдонис, погрузился в воду со страшным грохотом. Между прочим, кто бы ни написал рецензию на «Атлантиду» Донелли, он прав: Лемурия не более может быть смешиваема с Атлантическим континентом, нежели Европа с Америкой. Оба погрузились и были затоплены со всей своей высокой культурой и «Богами», однако между обеими катастрофами истек короткий период около 700 000 лет. Лемурия процветала и закончила свой бег как раз около этого пустяшного промежутка времени перед ранним периодом Эоценского века, так как ее раса была третьей. Усмотрите остатки этой однажды великой нации в некоторых плоскоголовых аборигенах Австралии. Не менее справедлива критика, отвергающая попытку населить Индию и Египет отбросами Атлантиды. Без сомнения ваши геологи очень учены, но почему не иметь в виду, что под измененными и исследованными ими континентами, в недрах которых они нашли Эоценский Век и принудили его выдать им свои тайны, могут быть глубоко скрытые в бездонных ложах океана и другие и гораздо древние континенты, чьи слои никогда геологически не были исследованы и что они могут в один прекрасный день совершенно перевернуть их теперешние теории, иллюстрируя таким образом простоту и великие истины, связанные с индуктивным обобщением в противовес их призрачным предположениям. Почему не допустить в действительности, никто из них никогда не подумал об этом, что наши нынешние континенты были подобно Лемурии и Атлантиде уже много раз затоплены и имели время вновь появиться и пронести новые группы человечества или цивилизаций. И что с первым большим геологическим вздыманием при следующем катаклизме в серии периодических катаклизмов, которые происходят от начала до конца каждого большого круга, наши уже вскрытые континенты опустятся, тогда как Лемурия и Атлантида поднимутся опять. Подумайте о будущих геологах шестой и седьмой расы – представьте себе их, раскапывающими глубоко в недрах того, что было Цейлоном или же Симлой, и находящих утварь веддхов или отдаленных предков цивилизованных пахари[1] – все предметы цивилизованной части человечества, населявшего эти области, будут превращены в пыль огромными массами движущихся ледников в течение следующего ледникового периода. Представьте себе их находящими лишь такие грубые орудия труда и утварь, какие сейчас находимы среди диких племен, и отсюда объявляющими, что в течение этого периода первобытный человек лазил и спал на деревьях и сосал мозг из костей животных и отсюда прыжок к заключению, что в году 1882 от Рожд. Хр. человечество состояло из животноподобных людей, черноликих и бородатых с выдающимися челюстями и большими острыми волчьими зубами. Правда, какой-нибудь представитель шестой расы, может быть не будет далек от истины и факта в своем домысле, что в течение «периода Симлы» эти зубы применялись в боях «самцов» за соломенных вдов, но в таком случае метафора будет очень мало касаться антропологии и геологии. Такова ваша наука. Вернемся к вашим вопросам. Конечно, периоды высочайших цивилизаций четвертой расы, каковы Греческая, Римская и даже Египетская, ничто в сравнении с теми цивилизациями, которые начались с третьей расой. Принадлежащие ко второй расе не были дикарями, но они не могли быть цивилизованными. А теперь, читая одно из моих первых писем о расах (этого вопроса сначала коснулся М.), пожалуйста, не обвиняйте ни его ни меня в каких-либо новых противоречиях. Перечитайте его и поймите, что оно совершенно обходит вопрос о цивилизациях и упоминает только выродившиеся остатки четвертой и третьей рас и дает вам в подтверждение последние заключения вашей собственной науки. Не рассматривайте неизбежную неполноту, как несовместимость. Вы теперь задаете мне прямые вопросы, и я на них отвечаю. Греки и Римляне были маленькими субрасами, Египтяне же часть и частица нашего «Кавказского рода». Обратите внимание на последнюю и на Индию. Достигнув высочайшей цивилизации и что еще больше – учености – обе пошли книзу. Египтяне, как определенная субраса, исчезают совершенно (ее Копты остатки гибридов). Индия, как одна из самых могущественных ответвлений основной расы и составленная из многих субрас, продолжающихся до сих пор, борется, чтоб занять еще раз свое место в Истории. История ухватывает лишь несколько беглых туманных проблесков об Египте, около 12000 лет тому назад, когда, уже достигнув вершины своего цикла на тысячу лет раньше, он начал опускаться. Что же знает или может знать она об Индии 5000 лет назад или о халдеях, которых она смешивает с ассирийцами, делая из них один день «аккадийцев» другой «туранийцев»! И потому мы говорим – ваша История находится в открытом море. Нас отрицает Journal of Science; его слова, повторенные и процитированные М.А.Оксоном с восторгом, достойным великого медиума, не признают за нами права на какое бы то ни было «высшее знание». «Предположим, что Братья сказали бы: "Направьте ваш телескоп на такую то точку на небе и вы найдете планету, до сих пор еще неизвестную; или ройте землю и т.д., и вы найдете минерал и т.д."» Прекрасно, действительно, и предположим, что это будет проделано – каков будет результат? Ну, конечно, обвинение в плагиаризме, когда все тому подобное, «каждая планета и минерал», какие только существуют в пространстве и в недрах Земли, известны и зарегистрированы в наших книгах тысячу лет тому назад; более того, многие истинные гипотезы робко выдвигались их собственными учеными и постоянно опровергаемы тем большинством, чьим предвзятым мнениям они мешали. Ваши намерения похвальны, но ничего из того, что я вам могу ответить, не будет принято от нас. Каждый раз, когда открывается, что «это действительно так», открытие будет приписано тому, кто подкрепит фактами доказательство, как было в случаях с Коперником и Галилеем, последний использовал рукописи пифагорейцев. Но вернемся к «цивилизациям». Знаете ли вы, что халдеи были на высоте своей Оккультной славы ранее того времени, которое вы называете «Бронзовым веком»? Что «сыны Ада» или дети Света предшествовали сотнями столетий «веку железа», который уже являлся древним веком, когда то, что вы называете сейчас Историческим периодом (вероятно потому, что то, что известно об этом, обычно не есть история, но вымысел), едва ли только еще начался. Мы утверждаем, что гораздо более высокие цивилизации, нежели наша поднимались и разрушались. Недостаточно сказать, наподобие некоторых наших писателей, что существовала угасшая цивилизация ранее, нежели были основаны Рим и Афины. Мы же утверждаем, что существовали серии цивилизаций ранее, как и после Ледникового периода; что они существовали на разных точках земного шара, достигали апогея славы и умирали. Всякий след и воспоминания были утеряны об Ассирийских и Финикийских цивилизациях, пока не были сделаны открытия последних лет. И теперь они раскрывают заново, хотя далеко не одну из ранних страниц в истории человечества. Тем не менее насколько древни эти цивилизации в сравнении с наиболее древними? Но даже их история боится принять. Археология достаточно доказала, что воспоминание человека идет гораздо глубже, нежели История это допускала, и сокровенные достижения однажды могущественных наций, сохраненные их наследниками, еще больше достойны доверия. Мы говорим о цивилизациях до Ледникового периода, и не только в уме простеца и невежды, но даже в мнении высокообразованного геолога наше заявление звучит нелепо. Что бы вы тогда сказали на наше утверждение, что Китайцы (я теперь говорю о внутреннем Китае, о настоящем Китайце, не о гибридном смешении между четвертой и пятой расами, занимающих сейчас престол – аборигенах, которые принадлежат своей не смешанной национальностью к высочайшей и последней ветви четвертой расы), достигли своей высшей цивилизации, когда пятая раса едва появилась в Азии и когда ее первые ответвления были еще в проекции. Когда это было? Вычислите. Вы не можете думать, что мы, имея такие огромные шансы против принятия нашей доктрины, умышленно будем измышлять расы и субрасы, если бы они не были неопровержимым фактом. Группа островов Сибирского берега, открытая Норденскольдом, была найдена усеянной остатками лошадей, баранов, быков и т.д. среди гигантских костей слонов, мамонтов, носорогов и других чудовищ, принадлежащих к периоду, когда человек – говорит ваша наука – еще не появился на Земле. Каким образом могут быть найдены лошади и бараны в сообщении с огромными допотопными? Лошадь, как нас учат в школе – совершенно новая выдумка Природы, и ни один человек никогда не видел ее pedactul предка. Группа Сибирских островов может изобличить во лжи эту удобную теорию. Область, сейчас закованная в оковы вечной зимы и необитаемая человеком, этим самым хрупким из животных, имела, как скоро будет доказано, не только тропический климат – нечто, что ваша наука знает и не оспаривает – но и была также основанием древнейшей цивилизации четвертой расы, высочайшие остатки которой находим в дегенерированном китайце, а самые низшие (для невежественного ученого) перемешаны с остатками третей. Я уже говорил вам, что самый высокий тип людей на Земле (духовно) принадлежит к первой субрасе пятой коренной расы – это Арийские азиаты. Самая высокая раса (физический ум) – последняя субраса пятой расы, вы сами, белые победители. Большинство человечества принадлежит к седьмой субрасе четвертой коренной расы; вышеупомянутые китайцы, малайцы, монголы, тибетцы, явайцы и т.п. и остатки других субрас четвертой расы. Все эти павшие и уничтоженные подобия человечества, прямолинейные потомки высокоцивилизованных наций, названия и память о которых сохранилась лишь в таких книгах, как «Popalvul»[1] и в нескольких других, неизвестных науке.

Вопрос 4. К какой эпохе относится существование континента Атлантиды, и наступило ли катаклизмическое изменение, причинившее его разрушение на каком-то назначенном этапе эволюции его круга – в соответствии с обскурациями, занимающими свое место в цикле манвантарической эволюции?

Ответ. К Миоценской эпохе. Все происходит в свое указанное время и в указанном месте в эволюции больших кругов, иначе было бы невозможно для лучшего ясновидца вычислить точный час и год, когда те или другие, большие или малые катаклизмы должны произойти. Все, что Адепт мог бы сделать, это предсказать приблизительное время; тогда так теперь события, которые отражаются в больших геологических изменениях, могут быть предсказаны с такою же математической точностью, как и затмения и другие явления в пространстве. Погружение Атлантиды (группы континентов и островов) началось во время Миоценского периода – (как и сейчас наблюдается постепенное погружение некоторых ваших континентов) – и оно достигло наивысшей точки сначала в окончательном исчезновении самого большого континента – событие, совпавшее с подъемом Альп, затем с последним из прекрасных островов, упомянутым Платоном. Египетские жрецы Саиса говорили его предку Солону, что Атлантида (единственно оставшийся большой остров) погибла за 9000 лет до их времени. Это не было вымышленное число, ибо они на протяжении тысячелетий тщательно сохраняли свои достижения. Но тогда, говорю я, они упомянули лишь о Посейдонисе, и никогда не открыли бы свою сокровенную хронологию даже великому греческому законодателю. Так как не имеется геологических причин сомневаться в этом, напротив того, масса очевидностей к принятию этой традиции, наука, наконец, признала существование великих континентов и архипелагов, и таким образом подтвердилась истина еще одной «басни». Она учит теперь, как вы знаете, что Атлантида или остатки ее продолжали свое существование до послетретичных времен и что их окончательное погружение [произошло] в Палеозоические века Американской истории! Ну и что же! Истина и факт должны быть благодарны даже и за такие малые одолжения, ввиду отсутствия таковых за многие столетия. Глубокие исследования морей, в особенности Чалленгером[1] вполне подтвердили доклады геологии и палеонтологии. Великое событие – торжество наших «Сынов Света», жителей Шамбалы (тогда еще остров в Центрально-Азиатском море) над себялюбивыми, но вполне испорченными магами Посейдониса случилось ровно 11 446 лет тому назад. Прочтите в этой связи неполную и частично завуалированную традицию в «Изиде», том I, и некоторые вещи для вас станут яснее. Подтверждение традиции и истории, приводимое Donneliy, я нахожу в главном правильным, но вы найдете все это и гораздо больше в «Изиде».

Вопрос 5. Я нахожу, что самым обычным вопросом, задаваемым об оккультной философии довольно интеллигентными людьми, начинающими интересоваться ей, является – дает ли она (оккультная философия) какое-либо объяснение происхождения зла? Это пункт, которого вы ранее обещали коснуться и за который, может быть, стоило бы взяться в ближайшее время?

Ответ. Она несомненно дает и я коснулся этого предмета давно. В моих заметках по рукописи Хьюма «О Боге», которого он любезно добавляет к нашей философии, нечто, чего последняя никогда не предполагала, этот предмет упоминался обильно. Разве он не дал вам взглянуть на него? Для вас я могу расширить свои объяснения, но не раньше, пока вы не прочтете, что я сказал о происхождении добра и зла на тех полях рукописи. Мною вполне достаточно сказано для наших нынешних целей. Довольно странно, я нашел европейского автора – величайшего материалиста своего времени, барона d’ Holbach, чьи взгляды всецело совпадают со взглядами нашей философии, читая его «Essais sur la Nature», я бы мог вообразить, что передо мной наша книга «Кин-ти»[1] . Как нечто само собою разумеющееся и также по темпераменту наш Универсальный Пандит хочет попытаться ухватиться за эти взгляды и разнести все аргументы на куски. До сих пор он только угрожает мне изменить его введение и не опубликовывать этой философии под его собственным именем. Cuneus couneum tradit – я просил его совсем не опубликовывать его очерки. М. думает, что для ваших целей лучше мне дать вам еще несколько деталей по Атлантиде, так как это весьма связано со злом, если не с его происхождением. В следующем «Теософе» вы найдете одну или две заметки, приложенные к переводу Хьюма «Preface» Элифаса Леви в связи с исчезнувшим континентом. А теперь, так как я решил из настоящих ответов составить первый том – несите свой крест с христианским мужеством и затем, может быть, после прочтения всего, вы на некоторое время больше не будете спрашивать. Но что я могу добавить к тому, что уже сказано? Я не в состоянии дать вам чисто научную информацию, так как мы никогда не придем к полному согласованию с западным заключением, а наши будут отвергнуты, как «ненаучные». Все же геология и палеонтология свидетельствуют о многом, что мы имеем сказать. Конечно, ваша наука права во многих обобщениях, но ее предпосылки не верны или, во всяком случае, ошибочны. Например, она права, что во время образования Америки древняя Атлантида погружалась, постепенно разрушаясь; но она не права ни в даваемых ею эпохах, ни в вычислениях продолжительности этого опускания. Последнее – будущая судьба ваших Британских островов, первых на списке жертв, которые будут уничтожены огнем (подводными вулканами) и водою. Франция и другие страны последуют их примеру. Когда они появятся вновь, последняя седьмая субраса шестой коренной расы настоящего человечества будет процветать в Лемурии и Атлантиде, которые снова появятся к этому времени, их новое появление последует немедленно за исчезновением теперешних островов и континентов. Очень мало морей и больших вод будут находимы тогда на нашей Земле, воды также, как и Земля, появляются и исчезают, сменяясь периодически, каждый в свой черед. Трепеща в предвидении новых обвинений в «противоречиях» в каком-нибудь неполном сообщении, я лучше объясню, что хочу этим сказать. О приближении каждой новой обскурации всегда возвещается катаклизмами – огнем или водой. Но кроме этого еще каждый малый круг или коренная раса должны быть разрезаны на двое, так сказать, тем или другим. Так, достигнув вершины своего развития и славы, четвертая раса – Атланты – были уничтожены водой, и вы находите лишь их дегенератов, упадочные останки, чьи субрасы, тем не менее и каждая из них, имели свои победоносные дни славы и относительного величия. Что они сейчас, будете тем и вы, закон циклов един и неизменен. Когда ваша раса – пятая, достигнет своего зенита физического и умственного развития, разовьет наивысшую цивилизацию (запомните разницу, которую мы делаем между материальной и духовной цивилизациями) и не в состоянии будет подниматься выше в своем цикле, ее прогресс по направлению абсолютного зла будет остановлен также, как и ее предшественники лемурийцы и атланты, люди третьей и четвертой рас, были остановлены в своем прогрессе к тому же, одной из таких катаклизмических перемен. Ее великая цивилизация будет уничтожена и все субрасы этой расы пойдут книзу в соответствующих циклах после короткого периода славы и учености. Обратите внимание на остатки атлантов – древних греков и римлян (современные все принадлежат к пятой расе), как велики и как кратковременны были дни их известности и славы. Ибо они были лишь субрасы семи ответвлений коренной расы. Коренной расе, не более нежели ее субрасам и ответвлениям, разрешается Единым Правящим Законом нарушать прерогативы расы или субрас, следующих за ней и, менее всего, захватывать знание и силы, накопленные для ее преемника. «Ты не будешь вкушать плод от древа знания добра и зла, растущего для твоих наследников». Это древо охраняется нами, доверено нам Дхиан-Коганами, Покровителями нашей расы и Охранителями тех, кто идут. Постарайтесь понять аллегорию и никогда не теряйте из виду намеков, данных вам в моем письме о Планетных Духах. При начале каждого большого круга, когда человечество появляется при совершенно иных условиях, нежели те, которые были предоставлены при рождении каждой новой расы и ее субрас, один Планетный дух должен войти в общение с этими примитивными людьми, освежить их память и раскрыть им истины, которые они знали в предшествующих кругах. Отсюда спутанные традиции об Иегове, Ормузде, Озирисе, Брахме и tutti quanti[1] . Но это случается лишь при первой расе. Это долг последней избрать приспособленных годных преемников среди ее сыновей, которые «избираются», употребляя библейское выражение, как сосуд, чтобы вместить полный запас знания, который будет разделен между будущими расами и потомствами до завершения этого круга. Почему должен я сказать еще больше, раз вы должны понять все значение данного вам, и я не дерзаю открыть это вполне. Каждая раса имела своих Адептов, и с каждой новой расой нам разрешается дать из нашего знания столько, сколько люди этой расы заслуживают. Последняя седьмая раса будет иметь своего Будду, как имела его каждая из предшественниц. Но ее Адепты будут гораздо выше, нежели этой расы, ибо среди них будет находиться Планетный Дух, Дхиан-Коган, долг которого наставить или «освежить» память первой расы пятого круга людей после будущего затемнения этой планеты. En passant[1] *, чтобы показать вам, что расы не только не изобретены нами, но они являются кардинальными догмами буддийских ламаистов и всех тех, кто изучает нашу эзотерическую доктрину, я посылаю вам объяснение по одной или двум страницам «Буддизма» Рис Девис, которые иначе непонятны, бессмысленны и абсурдны. Это написано с особого разрешения Когана (моего Учителя) для вашей пользы. Никакой ориенталист никогда не подозревал, какая истина в нем содержится – вы являетесь первым человеком Запада (за пределами Тибета), которому это теперь объясняется.

 
МилаДата: Понедельник, 14.01.2019, 19:59 | Сообщение # 107
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8468
Статус: Offline

Вопрос 6. Тесно связан с этим вопросом другой, который тоже часто задается: «Что за польза из всего циклического процесса, если дух в конце всего появляется только таким же чистым и безличным, каким он был в начале перед тем как спуститься в материю? (Отв. – А части, взятые из пятого принципа?) Я отвечаю, что в настоящее время не занимаюсь оправданием действий Природы, но их исследованием. Но может быть, тут применим более лучший ответ?

Ответ. То, что выявляется при завершении всего, есть не только «чистый безличный дух», но коллективные личные воспоминания, извлеченные из каждого нового пятого принципа в течение длинного ряда существований. И, если в конце всех вещей, скажем, через миллион лет от сего дня, дух должен будет отдыхать в его чистом, безличном Небытии, как «Единый или Абсолют», все же должно быть нечто «благое» в цикловых процессах, если каждое очищенное Эго имеет возможность в долгие промежутки между объективным бытием на планетах, существовать, как Дхиан-Коган – от самого низшего обитателя Дэва-Чана до высшего Планетного Духа, наслаждаясь плодами своих совокупных коллективных бесчисленных жизней. Но что есть «Дух» чистый и безличный per seper se[1] ? Возможно ли, что вы еще не уяснили себе нашу мысль? Но такой дух есть «ничто», чистая абстракция, абсолютный пробел для наших чувств, даже для самых духовных. Он становится чем-то лишь в сочетании с материей следовательно, он всегда есть нечто, раз материя бесконечна и неразрушима, и вне бытия без Духа, который в материи есть жизнь. Отделенный от материи, он становится абсолютным отрицанием жизни и бытия, ибо материя нераздельна с ним. Спросите тех, кто возражают, знают ли они что-либо о жизни, о «сознании» за пределами того, что они ощущают на Земле? Какое представление могут они иметь, если только не прирожденные ясновидцы, о состоянии и сознании индивидуальности после того, как она отделилась от своего грубого земного тела? В чем благо всего процесса жизни на Земле, можете в свою очередь спросить их, если мы лишь только чистые, бессознательные сущности перед рождением, во время сна и в конце нашей жизни? Разве смерть, согласно науке, не сопровождается тем же состоянием бессознания, как и перед рождением? Разве жизнь, когда она покидает наше тело, не становится безличной, какою она была до оживления утробного плода? Жизнь, в конце концов – величайшая проблема в кругозоре человеческого представления – есть тайна, которую величайшие из наших[1] ученых никогда не разрешат. Чтобы быть правильно понятою, жизнь должна быть изучаема в полном объеме ее проявлений, иначе она никогда не может быть не только исследована, но даже понята в ее простейших выявлениях – жизни, как состояния бытия на этой Земле. Никогда это не может быть постигнуто до тех пор, пока она изучается в разнообразии и особо от мировой жизни. Чтобы разрешить великую проблему, вы должны стать оккультистом; анализировать и испытывать лично во всех ее фазах, как жизнь на Земле, жизнь за пределами физической смерти, жизнь минерала, растения, животного и духовную; жизнь в сочетании с конкретной материей, также как и в невесомом атоме. Пусть они попытаются исследовать или проанализировать жизнь отдельно от организма и что останется от нее? Просто род движения, который должен остаться неразрешенным до тех пор, пока наша доктрина о Всепроникающей, бесконечной, вездесущей Жизни не будет принята, хотя бы как гипотеза, лишь немного более разумная, нежели их научные гипотезы, которые все нелепы. Если будут возражать – мы ответим им, употребляя их же оружие. Мы скажем – есть и останется навсегда доказанным, что раз движение всепроникающе, всенаполняюще, абсолютный же покой немыслим, невообразим, то под какой бы формой или видом не проявлялось движение, как свет, тепло, магнетизм, химическое сродство или электричество, все это лишь фазы Единой, той же самой мировой всемогущей Силы, Proteus, которому они тоже поклоняются, как Великому Неизвестному, а мы просто называем «Единою Жизнью», «Единым Законом», «Единым Элементом». Величайшие, наиболее ученые умы Земли проницательно устремились к разрешению этой тайны, не оставляя неисследованными ни одной боковой тропинки, ни одной потерянной, либо слабой нити в этом для них темнейшем из лабиринтов, и все должны были прийти к тому же заключению – заключению оккультистов, частично изложенному, именно, что жизнь в ее конкретных манифестациях есть законный результат и последствие химического сродства. Что касается жизни в ее отвлеченном значении, жизни чистой и простой, о ней они знают и сейчас не более, нежели знали при зарождении их Королевского Общества. Они лишь знают, что некоторые организмы, лишенные жизни, в некоторых растворах проявляют признаки жизни самопроизвольно, благодаря некоторым химическим составам подобных субстанций. Я могу доказать вам на вашем собственном столе, что жизнь, как жизнь, не только превращаема в другие виды или фазы всепроникающей Силы, но что она, действительно, может быть вселяема в искусственного человека. Франкенштейн есть миф лишь только в том, что он герой мистической сказки, в природе он возможность. Физики и медики последней субрасы шестой расы будут прививать жизнь и воскрешать трупы, как они сейчас прививают оспу и часто менее обычные болезни. Дух, жизнь и материя не есть природные принципы, существующие независимо друг от друга, но следствия комбинаций, производимых вечным движением в пространстве – им лучше понять это.

Вопрос 7. Можете ли вы, т.е. разрешено ли вам когда-либо ответить на какие-нибудь вопросы по физическим наукам? Если да, то здесь несколько пунктов, с которыми мне очень хотелось бы разделаться

Ответ. Вне всякого сомнения, мне разрешено. Теперь наиболее важный пункт – насколько удовлетворительными покажутся мои ответы даже вам? Что ни один новый явленный закон не рассматривается, как прибавляющий еще одно звено к цепи человеческого знания, доказывается тем недоброжелательством, которым каждый факт, по каким-либо причинам не приветствуемый наукой, принимается ее профессорами. Тем не менее, когда я могу ответить, я постараюсь это сделать, надеясь, что вы не пошлете это, как дань моего пера, «Журналу Науки».

Вопрос 8. Имеют ли магнетические условия какое-либо отношение к осадкам, к дождю, или же он всецело зависит от атмосферных течений при различных температурах, сталкивающихся с другими течениями различной влажности, причем все эти течения создаются давлениями, расширениями и т.д., обязанными первым делом солнечной энергии. Если тут действуют магнетические условия, то каким образом они действуют и как их можно испытывать?

Ответ. Вне всякого сомнения – они имеют. Дождь может быть вызван на небольшом пространстве искусственно и без всякого притязания на чудо или сверхчеловеческие силы, хотя его секрет не является моей собственностью, так что я не должен его разглашать. Сейчас я пытаюсь получить на это разрешение. Мы не знаем феноменов в природе, совершенно не связанных с магнетизмом, либо электричеством, ибо где есть движение, тепло, трение, свет, там магнетизм и его следствие электричество всегда обнаруживается, как причина либо следствие или же скорее, как оба, если мы исследуем проявление до его основания. Все феномены земных токов, земного магнетизма и атмосферного электричества обязаны тому факту, что Земля является наэлектризованным проводником, потенциал которого постоянно меняется благодаря его вращению и ежегодному орбитному движению, последовательному охлаждению воздуха, образованию туч и дождей, бурь и ветров и т.д. Возможно, вы найдете это в каком-нибудь учебнике. Но наука не захочет допустить, что все эти перемены обязаны своим происхождением магнетизму Акаши, беспрерывно порождающей электрические токи, которые стремятся восстановить нарушенное равновесие. Направив самую могущественную из электрических батарей – человеческую систему, наэлектризованную известным процессом, вы можете остановить дождь на известном месте, сделав «дыру в дождевой туче», как определяют это оккультисты. Употребляя другие, сильно намагнетизированные инструменты, дождь может быть вызван искусственно в пределах изолированного притяжения. Сожалею о невозможности объяснить вам этот процесс яснее. Вы знаете действия, производимые растениями на дождевые тучи, и как сильно магнетическая природа их притягивает и питает тучи над вершинами деревьев. Может быть наука объяснит это иначе, но я не могу помочь этому, ибо таково наше знание и плоды тысячелетних опытов и наблюдений. Если бы сказанное письмо попало в руки Хьюма, он несомненно сказал бы, что я оправдываю возведенное им публично на нас обвинение: «Каждый раз, когда они не в состоянии ответить на ваши аргументы, они (мы) спокойно отвечают, что их (наши) правила не допускают того или другого». Несмотря на обвинение, я вынужден ответить, что так как этот секрет не является моим, я не могу превратить его в рыночный товар. Пусть физики вычисляют количество тепла, требуемого для превращения в пар известного количества воды. Затем пусть исчисляют количество дождя, необходимого для покрытия протяжения, скажем одной квадратной мили на глубину одного инча. Для выполнения этой работы они, конечно, потребуют сумму тепла, которая будет равняться, по крайней мере, пяти миллионам тонн угля. Теперь – сумма энергии, которая будет эквивалентом этого потребления тепла, соответствует (как каждый математик скажет вам) той, которая потребовалась бы для поднятия тяжести в десять миллионов тонн на одну милю высоты. Как может один человек породить подобное количество тепла и энергии? Нелепо, бессмыслица, мы все помешанные, и вы, которые слушаете нас, будете помещены в эту же категорию, если когда-либо отважитесь повторить сказанное. И все же я утверждаю, что один человек может сделать это, и очень легко, если только он ознакомлен с некоторым психодуховным рычагом внутри себя, гораздо более могущественным, нежели рычаг Архимеда. Даже простое мускульное сокращение всегда сопровождается электричеством и магнетическим феноменом, и существует сильнейшая связь между магнетизмом Земли, переменами погоды и человеком, который есть лучший живой барометр, если бы только он умел читать его надлежащим образом. Опять состояние неба может быть установлено изменениями, указанными магнитными инструментами. У нас это установленный факт, что магнетизм Земли производит ветер, бурю и дождь. То, что наука знает об этом, есть второстепенные симптомы, всегда производимые этим магнетизмом, и очень скоро она может открыть свои настоящие заблуждения. Земное магнетическое притяжение метеорной пыли и прямое воздействие последней на внезапные изменения температуры, особенно в отношении тепла и холода, не установленный вопрос еще и по сей день. (Доктор Фипсон в 1867 году и Коупер Раньярд в 1879 г. оба предложили эту теорию, но она была отвергнута тогда.) Сомневались также, имеет ли факт прохождения нашей Земли через область пространства, в которой находится больше или меньше метеорических масс, какое-либо отношение к влиянию на нашу атмосферу в ее подъемах и падениях или даже просто на состояние погоды. Но я думаю, что мы легко могли бы доказать это. И раз они принимают факт, что относительное распределение и пропорции земли и воды на земном шаре могут быть обязаны большому скоплению над ним метеорной пыли, снег, в особенности в наших северных областях, полон метеорного железа и магнитных частиц, отложения последнего находимы даже на дне морей и океанов. Я удивляюсь, как наука до сих пор не поняла, что каждое атмосферическое изменение и все пертурбации происходят от соединенного магнетизма двух больших масс, между которыми сжата наша атмосфера. Я называю эту метеорную пыль «массой», ибо она действительно такова. Высоко над нашей земной поверхностью воздух пропитан и пространство наполнено магнитной и метеорной пылью, которая даже не принадлежит нашей солнечной системе. Наука по счастью открыла, что так как наша Земля со всеми другими планетами несется в пространстве, она получает большую часть этой космической пыли на свое северное полушарие, нежели на южное. Также знает, что этим объясняется количественное преобладание континентов в северном полушарии и большее изобилие снега и сырости. Миллионы подобных метеоров и тончайших частиц достигают нас ежегодно и ежедневно. И все наши ножи в храмах сделаны из этого небесного железа, которое достигает нас, не подвергнувшись никакому изменению – магнетизм Земли держит их в сцеплении. Газообразное вещество постоянно прибавляется к нашей атмосфере из непрекращающегося падения метеоритного, сильно магнетического вещества и, тем не менее, для них это остается еще открытым вопросом – имеют ли какое-либо отношение магнетические условия к падению дождя или нет? Я не знаю о каком-либо «виде движений, установленных давлением, расширением и т.д.», «обязанных в первую очередь солнечной энергии». Наука приписывает слишком много и в то же время слишком мало «солнечной энергии» и даже самому Солнцу. Солнце не имеет никакого касания к дождю и очень мало к теплу. Я был под впечатлением, что наука была осведомлена, что ледниковые периоды, также как и периоды, когда температура подобна «каменноугольному веку», происходят от уменьшения и увеличения или, скорее, расширения нашей атмосферы, расширения, которое само обязано тому же метеорному присутствию. Во всяком случае, мы все знаем, что тепло, которое получает Земля от лучей солнца, является, в самой большей степени, лишь третью, если не меньше, количества, получаемого ею непосредственно от метеоров.

Вопрос 9. Является ли корона Солнца атмосферой? Из каких-нибудь известных газов? И почему она принимает лучистый вид, всегда наблюдаемый во время затмения?

Ответ. Назовете ли это хромосферой или же атмосферой, оно не может быть названо ни тем, ни другим, ибо это просто магнетическое и всегда присущее состояние Солнца, видимое астрономами только на краткие мгновения во время затмения, а нашими учеными, когда они этого хотят, конечно, приведенные в известное состояние. Подобие того, что астрономы называют красным пламенем в «короне», может быть видимо в кристаллах Рейхенбаха или в другом сильно магнитном теле. Голова человека в сильно экстатическом состоянии, когда все электричество его системы сконцентрировано вокруг мозга, являет, в особенности в темноте, совершенное уподобление солнцу, во время подобных периодов. Первый художник, который нарисовал сияние вокруг голов своих Богов и Святых, не был вдохновлен, но изобразил их на основании авторитетности храмовых изображений и традиций святилищ и мест посвящений, где подобные феномены имели место. Чем ближе к голове или к телу, выделяющему ауру, тем сильнее и лучезарнее эманации (в случаях пламени, обязанные водороду, говорит нам наука) – отсюда неправильные красные лучи пламени вокруг солнца или внутренней короны. Факт, что они не всегда проявляются в одинаковом количестве, указывает лишь на постоянное изменение колебаний магнитной материи и ее энергии, от которой также зависит разнообразие и число пятен. Во время периода магнитной инерции пятна исчезают или, скорее, остаются невидимыми. Чем дальше отбрасываются эманации, тем больше они теряют в напряжении до тех пор, пока, постепенно убывая, не исчезнут. «Внешняя Корона», ее лучеобразная форма зависит вполне от последнего феномена, лучезарность которого происходит от магнитного качества энергии, а вовсе не от раскаленных частиц, как это утверждается некоторыми астрономами. Все это ужасно ненаучно – тем не менее это факт, к которому я могу добавить и другой, напомнив вам, что Солнце, которое мы видим, вовсе не центральная планета нашего маленького мира, но лишь его покров и «отражение». Наука имеет чрезвычайные препятствия в изучении этой планеты, которых, по-счастью, мы не имеем: прежде всего постоянное дрожание нашей атмосферы, которое препятствует правильно судить то малое, что они видят. Это затруднение никогда не стояло на пути древних халдейских и египетских астрономов, также не является оно препятствием и для нас, ибо мы имеем средства остановить, противодействовать подобным колебаниям, будучи ознакомлены со всеми условиями Акаши. Не более нежели секрет дождя эта тайна, и если мы ее разгласим, будет годна для практического применения вашими учеными, разве только они сделаются оккультистами и пожертвуют долгие годы на приобретение сил. Только представьте Гексли и Тиндаля, изучающих Йога-Видью! Отсюда та масса ошибок, в которые они впадают, и противоречивые гипотезы ваших лучших авторитетов. Например – Солнце полно парами железа – факт, который был доказан спектроскопом, показавшим, что свет короны состоял в большей степени из линии зеленой части спектра, очень близко совпадающей с железной линией. Тем не менее профессор Юнг и Лоскер опровергли это под остроумным предлогом, что если бы корона была составлена из мельчайших частиц, подобно туче пыли (именно это мы называем «магнитною пылью), то эти частицы: 1) упали бы на солнечное тело; 2) известно, что кометы проходят сквозь этот мир без всякого видимого последствия для них; 3) спектроскоп профессора Юнга показал, что линия короны не была тождественна с железной линией и т.д. Почему называют они эти возражения «научными», это более, нежели мы можем понять. 1. Причины, почему эти частицы, как они называют их, не падают на солнечное тело, самоочевидны. Есть силы, сосуществующие с силою тяготения, о которых они ничего не знают, кроме еще другого факта, что точно говоря, нет тяготения, а лишь притяжение и отталкивание. 2. Каким образом кометы могли бы быть затронуты указанным прохождением, раз их «прохождение сквозь» есть просто оптический обман? Они не могли бы пройти площадь притяжения, не будучи немедленно уничтоженными той силою, о которой, никакой «Врил»[1] не может дать соответствующего представления, ибо на Земле нет ничего, что могло бы быть сравнимо с нею. Проходя, как это делают кометы, через «отражение», не удивительно, что указанные пары не имеют видимого воздействия на эти легкие тела. 3. Линия короны может не казаться тождественной через лучший «грубый спектроскоп», несмотря на это, корона содержит железо также, как и другие пары. Вам бесполезно говорить, из чего она состоит, ибо я не в состоянии перевести слова, которые мы употребляем для этого, и кроме того, нигде подобного вещества не существует (во всяком случае, не в нашей солнечной системе), но лишь в Солнце. Факт тот, что то, что вы называете Солнцем, есть просто отражение огромного запасного склада нашей солнечной системы, в котором все ее силы зарождаются и сохраняются. Солнце является сердцем и мозгом нашего пигмея-мира. Мы могли бы сравнить его faculae – эти миллионы маленьких, интенсивно блестящих тел, из которых составлена поверхность солнца вне пятен, с кровяными шариками этого Светила, хотя некоторые из них, как правильно предположено наукою, также велики, как Европа. Эти кровяные шарики суть электрическое и магнитное вещество в его шестом и седьмом состоянии. Что есть эти длинные, белые волокна, скрученные наподобие веревок, из которых penumbra солнца состоит? Что это – центральная часть, которая видима, как огромное пламя, качающееся огненными лучами, и прозрачные облака или, скорее, пар, образующийся из тончайших нитей серебристого света, который висит над этим пламенем, – что это, как не магнитно-электрическая аура – флогистон[1] солнца? Наука может продолжать спекулировать, но до тех пор, пока не откажется от двух или трех главнейших заблуждений, она будет вечно блуждать во тьме. Некоторые из ее величайших ошибочных заблуждений лежат в ее ограниченных понятиях закона притяжения; ее опровержение, что материя может быть невесома; ее ново-изобретенный термин – «сила» и нелепая принятая идея, что сила способна к существованию , или же действовать, более нежели жизнь, вне, независимо или каким-либо другим образом нежели через материю. Другими словами, сила есть, нечто совершенно другое, нежели материя в одном из ее высочайших состояний – последние три по восходящей шкале отрицаются только потому, что наука ничего не знает о них. Также крайнее невежество ее об универсальном Протее, его функциях и значении в экономии природы – магнетизме и электричестве. Скажите науке, что даже в дни упадка Римской Империи, когда татуированный британец преподносил императору Клавдию свой Nazzur[1] «электронов», в виде нити янтарных бус, даже тогда были люди, остававшиеся в отдалении от безнравственных масс, которые знали больше об электричестве и магнетизме, нежели ученые наших дней, и наука будет смеяться над вами так же горько, как она теперь смеется над вашей любезной преданностью мне. Воистину, когда ваши астрономы говорят о солнечной материи, называют они эти огни и лучи облаками пара и газа, «неизвестных науке», гонимых мощными вихрями и циклонами, тогда как мы знаем, что это просто магнитная материя в своем обычном состоянии действия, у нас является желание улыбнуться этим возражениям. Можно ли представить огни солнца питаемыми «чисто минеральным веществом» – с метеоритами, сильно насыщенными водородом, создающими солнцу далеко достигающую атмосферу раскаленного газа? Мы знаем, что невидимое Солнце состоит из нечто такого, что не имеет не только наименования, но и не может быть сравнено с чем либо известным вашей науке на Земле, и что его «отражение» содержит еще меньше чего-либо подобного «газам», минеральному веществу или огню, хотя даже мы, говоря об этом на вашем цивилизованном языке, принуждены употреблять выражения подобные «пару» из «магнитной материи». Чтоб закончить эту тему – изменения в короне не имеют влияния на климат Земли, хотя пятна имеют – и профессор Н.Локье в большинстве случаев ошибается в своих выводах. Солнце не есть нечто «твердое» или «жидкое», ни даже раскаленные газы, но гигантский шар электромагнитных Сил, запас мировой жизни и движения, который пульсирует во всех направлениях, напитывая мельчайший атом также, как и величайшего гения, тем же самым веществом до конца Маха Юги.

Вопрос 10. Является ли фотометрическая величина света, испускаемая звездами, верным руководителем по отношению к их величине, и правильно ли, что астрономия принимает faute de mieux[1] как теорию, что каждая квадратная миля солнечной поверхности излучает столько же света, сколько может быть излучено любым телом?

Ответ. Думаю, что нет. Звезды отдалены от нас, по крайней мере, в 500 000 раз дальше Солнца, а некоторые во столько же раз более. Сильные скопления метеорного вещества и атмосферические колебания всегда на их пути. Если бы ваши астрономы смогли бы взобраться на высоту этой метеорной пыли со своими телескопами, они могли бы больше доверять своим фотометрам нежели сейчас. Как могут они? Никогда действительная степень интенсивности этого света не может быть известна на Земле, следовательно, невозможно иметь и достоверного основания для вычисления величины и расстояния. Также не удостоверили они ни в едином случае (за исключением одной звезды в Кассиопее), которые звезды светят отраженным, которые своим светом. Работа лучшего фотометра двойных звезд обманчива. В этом я убедился еще весною 1878 г., следя за наблюдениями, делаемыми посредством фотометра Пикеринга. Различия в наблюдениях над звездою (около Gamma Ceti) достигали временами половины величины. Лишь одна планета до сих пор была открыта ими вне солнечной системы при всех их фотометрах, тогда как мы лишь с помощью нашего духовного, обнаженного глаза знаем множество таковых. Каждая вполне созревшая солнце-звезда в действительности имеет, как и в нашей системе, несколько спутников-планет. Известный опыт поляризации света настолько же достоверен, как и все другие. Конечно, простой факт, что они исходят из ложной посылки, не может нарушить их заключения или астрономические предсказания, раз они математически точны в своих взаимоотношениях и отвечают данной цели. Халдеи также, как и наши древние Риши, не имели ни ваших телескопов, ни фотометров, но однако их астрономические предсказания были безупречны; ошибки, очень незначительные и, в действительности, приписанные им их современными соперниками, происходят от ошибок последних. Вы не должны жаловаться на мои слишком длинные ответы на ваши очень короткие вопросы, так как я отвечаю вам для вашего наставления, как изучающему оккультизм моему мирскому ученику и вовсе не имел в виду ответа «Журналу Науки». Я не ученый в отношении или в связи с современной ученостью. Мои познания в вашей западной науке, в сущности, очень ограничены. И пожалуйста, не забудьте, что мои ответы обоснованы и извлечены из восточных оккультных доктрин, не считаясь с тем, совпадают ли они или не совпадают с доктринами точных наук. Отсюда я говорю: «Солнечная поверхность распространяет на одну квадратную милю столько же света (пропорционально), сколько может быть испускаемо любым предметом». Но что же вы можете подразумевать в этом случае под «светом»? Последний не есть независимый самостоятельный принцип, и я радовался над введением, с целью облегчения средств к наблюдению «спектра преломления», ибо уничтожением всех этих воображаемых независимых существований, подобно теплу, актинизму[1] , свету и т.д., оно оказало величайшую услугу Оккультной Науке, оправдав в глазах ее современной сестры, нашу очень древнюю теорию, что всякий феномен лишь следствие видоизмененного движения того, что мы называем Акашей (не ваш эфир) и что, в действительности существует лишь единый элемент, причинный Принцип всего. Но так как ваш вопрос задан с целью разрешения спорного пункта в современной науке, я попытаюсь ответить вам со всею ясностью, на которую я способен. И я скажу – нет – и приведу вам причины, почему. Они не могут этого знать по той простой причине, что в действительности у них нет достоверных средств для измерения скорости света. Опыты, проведенные Физо и Корну, известных, как лучшие исследователи света в мире науки, несмотря на общее удовлетворение достигнутыми результатами, не являются достоверными данными ни в отношении скорости прохождения солнечного света, ни к его количеству. Методы, принятые обоими этими французами, допускают точные результаты (во всяком случае, приблизительно точные, раз существует разница в 227 миль в секунду в результатах наблюдения обоих исследователей, хотя и произведенных теми же самыми аппаратами) – только что касается скорости света между нашей Землей и верхними слоями ее атмосферы. Их зубчатое колесо, вращаясь с известной скоростью, рекордирует довольно точно сильный луч света, который проходит сквозь один из дюймов колеса, а затем это светлая точка затемняется прохождением одного из его зубьев. Инструмент очень остроумный и может едва ли ошибаться, давая прекрасные результаты на протяжении нескольких тысяч метров туда и обратно. Между обсерваторией Парижа и его укреплениями нет атмосферы, нет метеорических масс, чтобы препятствовать прохождению луча, и этот луч встречает совершенно другое качество проводимости, нежели эфир пространства, эфир между солнцем и метеорным континентом над нашими головами, и скорость света, конечно, покажет около 185 000 с чем-то миль в секунду, и ваши физики восклицают «Эврика»! Не более успешны были и другие способы, измышленные наукой с 1887 г. для измерения этой скорости. Все, что они могут сказать, это что их вычисления до сих пор точны. Если бы они могли измерить свет поверх нашей атмосферы, они скоро убедились бы, что ошиблись.
 
МилаДата: Понедельник, 14.01.2019, 20:00 | Сообщение # 108
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8468
Статус: Offline
Вопрос 11. Является ли Юпитер горячим и все еще частично светящимся телом и какой причине, так как солнечная энергия, вероятно, не имеет к этому отношения, обязаны сильные атмосферические нарушения на Юпитере?

Ответ. Пока что он является таковым, но быстро меняется. Ваша наука имеет, кажется, теорию, что если бы Земля была помещена в чрезвычайно холодные области, например, где бы она поменялась местами с Юпитером, то все наши моря и реки внезапно превратились бы в твердые горы; воздух или, скорее, часть воздушных сущностей, которая составляет его – превратились бы из своего состояния невидимого флюида, благодаря отсутствию тепла, в жидкости (которые сейчас существуют на Юпитере, но о которых жители Земли не имеют представления). Представьте или постарайтесь представить обратное условие, и оно будет условием Юпитера настоящего момента. Вся наша система незаметно изменяет свое положение в пространстве. Относительное расстояние между планетами остается всегда неизменным и никоим образом не нарушается этим передвижением всей системы. Расстояние между последней и звездами и другими солнцами слишком неизмеримо, чтоб произвести малое или вообще заметное изменение в грядущие столетия и тысячелетия. Ни один астроном не заметит его телескопом, пока Юпитер и некоторые другие планеты, чьи маленькие блестящие точки скрывают сейчас от нашего зрения миллион миллионов звезд (все за исключением 5-ти или 6-ти тысяч) внезапно не позволят нам взглянуть на нескольких Раджа-солнц, которые они сейчас скрывают. Подобная Раджа-стар (Король-звезда) находится как раз позади Юпитера, которую ни один из смертных не видел физическим глазом в течение этого нашего круга. Если бы она могла быть обнаружена, она показалась бы через лучший телескоп силою увеличения диаметра в 10000 раз все же малой, неизмеримой точкой, затемненною яркостью любой из планет; тем не менее, этот мир в тысячу раз больше нежели Юпитер. Сильные волнения атмосферы Юпитера и даже его красные пятна, которые так интригуют в последнее время науку, зависят:

1) от передвижения и

2) от воздействия этой Раджа-звезды. В ее настоящем положении в пространстве, как бы ни незаметно мало оно ни было, металлические вещества, из которых главным образом она составлена, распространяются и постепенно превращаются в воздухообразные флюиды (состояние нашей Земли и ее шести сестер-планет перед первым большим кругом), становясь частью ее атмосферы. Выводите ваши заключения и выводы из этого, мой дорогой «мирской ученик», но берегитесь, чтобы так поступая, вы не принесли в жертву вашего смиренного наставника и самое оккультную доктрину на алтарь вашей гневной богини – современной науки.

Вопрос 12. Имеется ли сколько-нибудь истин в новой теории Сименса о солнечном сгорании, т.е., что Солнце в своем прохождении через космическое пространство собирает на своих полюсах горючий газ (которым насыщено все пространство в чрезвычайно разряженном состоянии) и опять отбрасывает его на экваторе после того, как интенсивный жар этой области рассеял элементы, которые сгорание временно объединило?

Ответ. Боюсь, что мало, так как наше Солнце есть только отражение. Единственная великая истина, высказанная Сименсом, заключается в том, что межзвездное пространство наполнено сильно разжиженной материей, подобно той, которая может быть помещена в безвоздушные трубки, и которая простирается от планеты и до планеты, и от звезды до звезды. Но эта истина не имеет касания к его главным фактам. Солнце дает все и ничего не берет обратно из своей системы. Солнце ничего не собирает «на полюсах», которые всегда свободны, даже от знаменитых «красных лучей», во все моменты, а не только в течение затмений. Каким образом с их мощными телескопами упустили они заметить подобные «скопления», раз их стекла показывают им даже наитончайшие перистые облака на фотосфере? Ничто не может достигнуть Солнца извне пределов его собственной системы в виде подобной грубой материи, как разжиженные газы. Каждая частица материи во всех ее семи состояниях необходима для жизнеспособности различных систем-миров в образовании солнц, вновь просыпающихся к жизни и т.д., и они не имеют ничего, что бы они могли уступить даже их лучшим соседям или ближайшей родне. Они матери, не мачехи, и не отнимут ни одной крохи от питания своих детей. Последняя теория о лучистой энергии, которая доказывает, что, точно выражаясь, нет такой вещи в природе, как химический свет или тепловой луч, является единственной приблизительно точной. Ибо воистину, существует лишь одно – лучистая энергия, которая неистощима и не знает ни увеличения, ни уменьшения и будет продолжать свою саморождающую деятельность до конца нашей Солнечной Манвантары. Поглощение солнечных сил Землею ужасающе, однако это и есть и может быть доказано, что последняя получает едва ли не 25% химической силы его лучей, ибо они лишаются 75% во время их вертикального прохождения сквозь атмосферу в момент достижения ими внешнего предела воздушного океана. И даже эти лучи, как нам сказано, теряют 20% световой и тепловой мощи. Какова же должна быть при такой растрате возрождающая мощь нашего Отца-Матери Солнца? Да, назовите это «лучистой энергией», если хотите, мы называем это Жизнью – всепроникающей, вездесущей жизнью, вечно в работе в своей лаборатории – Солнце.

Вопрос 13. Может ли быть дан какой-либо ключ к причинам магнетических изменений – к ежедневным изменениям в некоторых местах и этому, кажущемуся капризному колебанию изгон, которые являют равносильные отклонения? Например, почему в Восточной Азии имеется область, где игла не показывает никаких отклонений от правильного севера, тогда как отклонения зарегистрированы вокруг всего этого места? (Не имеют ли Ваши Светлости какого-либо отношения к этому особому состоянию вещей?)

Ответ. Ничто не может быть дано учеными вашей науки, их напыщенность заставляет их объявить, что только для тех, для кого слово магнетизм есть таинственная сила, предположение, что Солнце есть огромный магнит, может объяснить выявление этим телом света, тепла и магнетических измерений, обнаруживаемых на нашей Земле. Они решили игнорировать и таким образом отвергнуть теорию, предложенную Дженкинсом из К.А.Н. о существовании сильно магнитных полюсов над поверхностью Земли. Но эта теория тем не менее правильна и один из этих полюсов вращается вокруг северного полюса с периодом цикла в несколько сот лет. Хелли и Хендстин, кроме Дженкинса, были учеными, которые это подозревали. На ваш вопрос я опять отвечаю, напоминая вам о другом опрокинутом предположении. Дженкинс примерно три года тому назад приложил все свои силы для доказательства, что именно северный конец компасной стрелки есть истинный северный полюс, а не наоборот, как утверждает общепринятая точная научная теория. Ему было сообщено, что местность в Бутии, где сэр Джеймс Росс поместил северный магнитный полюс Земли, была чисто воображаемой – он не там. Если он и мы ошибаемся, тогда магнетическая теория, что одноименные полюсы отталкиваются и разноименные притягиваются также должна быть провозглашена ошибочной, ибо если северный конец магнитной стрелки есть южный полюс, тогда его указание на землю Бутии, как вы это называете, должно совершаться из-за притяжения? И если там есть что-то притягивающее ее, почему же тогда стрелка в Лондоне не притягивается ни к земле Бутии, ни к центру Земли? Как очень правильно замечено, если северный полюс стрелки указал почти перпендикулярно в землю в Бутии, то это просто потому, что его отталкивал подлинный северный магнитный полюс, когда сэр Дж.Росс находился там примерно полвека тому назад. Нет, наши «Светлости» не имеют ничего общего с неподвижностью стрелки. Это происходит благодаря присутствию определенных металлов в расплавленном состоянии в той местности. Увеличение температуры уменьшает магнетическое притяжение, и достаточно высокая температура часто совсем уничтожает его. Температура, о которой я говорю, в данном случае скорее аура, излучение, чем что-либо известное науке. Конечно, это объяснение никогда не явится убедительным современной науке. Но мы можем ждать и посмотреть. Изучайте магнетизм с помощью оккультных доктрин, и тогда то, что теперь покажется не понятным, абсурдным в свете физической науки, станет совершенно ясным.

Вопрос 14. Могут ли быть открыты еще какие-либо планеты, кроме уже известных астрономам (я не подразумеваю только планетоиды), посредством физических инструментов, если они будут надлежаще направлены?

Ответ. Они должны быть открыты. Не все Интра-Меркуриальные[1] планеты, ни те, что в орбите Нептуна, еще не открыты, хотя это сильно подозревается. Мы знаем, что такие существуют и где они есть; и что есть бесчисленные планеты «сгоревшие» говорят они – в обскурации – говорим мы; планеты в образовании и еще не светящиеся и т. д. Но «мы знаем» мало пригодно для науки, когда даже спиритуалисты не хотят признать наше знание. Тасиметр Эдисона, имеющий величайшую степень чувствительности и приделанный к большому телескопу, может быть очень полезен в своем усовершенствованном виде. Приспособленный таким образом тасиметр даст возможность не только измерения тепла отдаленнейшей из звезд, но и обнаружит через их излучения, которые невидимы и иначе неулавливаемы, следовательно и планеты также. Один исследователь, член Т.О., некий Ф.Т.С., в большей мере покровительствуемый М., думает, что если в какой-либо точке пустого пространства небес, пространство, которое кажется пустым даже в величайшей силы телескоп, тасиметр указывает на подъем и делает это неизменно, то это будет точным доказательством, что инструмент находится в линии со звездным телом не лученосным или находящимся вне пределов досягаемости. Его тасиметр, говорит он, подвержен более высокой шкале эфирных колебаний, нежели это может быть обнаружено глазом. Наука услышит звуки с некоторых планет прежде, нежели она увидит их. Это пророчество. К несчастью, я не планета и даже не «Планетный Дух». Иначе я посоветовал бы вам достать от него тасиметр и тогда я избег бы беспокойства писать вам. Я бы тогда ухитрился очутиться «в линии» с вами.

Вопрос 15. Когда вы писали: «Испытывали ли вы однообразие в течение того момента, который вы считали и продолжаете теперь считать моментом величайшего блаженства, какое вы когда-либо ощущали?» Имеете ли вы тогда в виду какое-либо специфическое событие в моей жизни или же вы имеете в виду X-количество – счастливейший момент, какой бы он ни был?

Ответ. Нет, мой добрый друг, я не так уж нескромен. Я просто предоставил вас своим собственным воспоминаниям. Каждая смертная тварь, даже наименее избалованная Фортуной, имеет такие моменты относительного счастья иногда в своей жизни. Почему не вы?

Да, это было X-количество, что я имел в виду.

Вопрос 16. Вы говорите: «Запомните, мы сами создаем Дэва-Чан и наш Авитхи и более всего в течение последних дней и даже моментов наших чувствующих жизней?

Ответ. Существует широко распространенное среди Индусов поверье, что будущее состояние, как до рождения, так и само рождение зависят от последнего посмертного желания человека. Но это посмертное желание, говорят они, неминуемо зависит от образов, которые человек придал своим желаниям, страстям и т.д. в течение своей прошлой жизни. По этой самой причине, чтобы наше самое последнее желание не было бы неблагоприятным нашему будущему прогрессу, мы должны наблюдать наши действия и контролировать страсти и желания во все время нашей земной жизни.

Вопрос 17. Но разве мысли, которыми ум будет занят в последний момент, несомненно зависят от преобладающего характера прожитой жизни? Иначе получится, что характер Авитхи личности может быть определен по капризу случая несправедливо принесшего какую-нибудь особую мысль в качестве последней?

Ответ. Не может быть иначе. Опыт умирающих людей через утопление и другие случайности и возвращенных к жизни, подтвердил нашу доктрину почти во всех случаях. Подобные мысли непроизвольны, и мы имеем над ними не больше контроля, чем над сетчаткой глаза, чтоб препятствовать ощущению цвета, который наиболее влияет на нее. В последний момент вся жизнь отражается в нашей памяти, и выступают из всех забытых закоулков картина за картиной, одно событие за другим. Умирающий мозг вытесняет память сильным чрезвычайным импульсом, и память точно восстанавливает каждое впечатление, доверенное ей в течение периода мозговой деятельности. То впечатление и мысль, которые были наисильнейшими, естественно, становятся наиболее яркими и переживают, так сказать, все остальное, которое исчезает, чтобы вновь появиться в Дэва-Чане. Ни один человек не умирает сумасшедшим или в состоянии бессознания, как некоторые физиологи утверждают это. Даже безумный будет иметь свой миг совершенной ясности в момент смерти, хотя и не в состоянии сказать о том присутствующим. Человек часто может казаться умершим, тем не менее, от последнего удара пульса, и между последним биением сердца и в момент, когда последняя искра живой теплоты оставляет тело – мозг думает, и Эго переживает в эти короткие секунды всю свою жизнь вновь. Говорите шепотом у смертного одра и сознавайте себя в торжественном присутствии Смерти. Особенно должны вы сохранять спокойствие тотчас после того, как смерть наложила свою требующую руку на тело. Говорите шепотом, чтоб не нарушить покойное течение мысли и не воспрепятствовать деятельной работе Прошлого, бросающего свои отражения на Покров Будущего.

Вопрос 18. «Полное воспоминание наших жизней придет только в конце меньшего цикла». Означает ли здесь «меньший цикл» один круг или же всю Манвантару нашей планетной цепи? То есть будем ли мы помнить наши прошлые жизни в Дэва-Чане мира Z в конце каждого круга, или же только в конце седьмого круга?

Ответ. Да, «полное» воспоминание наших жизней (коллективных жизней) вернется в конце всех семи кругов на пороге долгой, долгой Нирваны, которая ожидает нас после того, как мы оставим планету Z. В конце отдельных кругов мы вспоминаем лишь сумму наших последних впечатлений, тех, которые мы избрали или, скорее, которые овладели нами, запечатлелись в нас и последовали за нами в Дэва-Чан. Все эти жизни, испытуемые с широкими снисхождениями и новыми испытаниями, даваемые с каждой новой жизнью. Но при заключении меньшего цикла, после завершения всех семи больших кругов, ожидает нас не иное милосердие, как чаша благих деяний, заслуг, перевешивающая чашу злых действий и проступков на весах Возмещающей Справедливости. Плох, безвозвратно плох должен быть тот Эго, который не уделит ни одной крохи из своего пятого принципа, и потому должен быть уничтожен, исчезнуть в восьмой сфере. Кроха, безделица, говорю я, собранная от личного Эго, достаточна, чтоб спасти его от ужасной судьбы. Но не так после завершения большого цикла: или долгая Нирвана Блаженства (хотя бы бессознательная, согласно вашим незрелым, грубым представлениям), после чего жизнь Дхиан-Когана на целую Манвантару, или другое – «Авитхи Нирвана» и Манвантара бедствий и ужаса, как... вы не должны слышать это слово, и я не должен произносить или писать его. Но «эти» не имеют никакого касания к смертным, которые проходят семь сфер. Коллективная Карма будущего Планетного Духа также прекрасна, как коллективная Карма, как.... ужасна. Довольно. Я сказал уже слишком много.

Вопрос 19. Вы говорите: «И даже оболочки тех добрых людей, чьи страницы окажутся отсутствующими в великой книге жизней, и даже они вновь обретут свою память и видимость самосознания только после того, как шестой и седьмой принципы с эссенцией пятого уйдут в состояние нарастания».

Ответ. Истинно так. Пока не начнется борьба между высшей и средней дуадою (за исключением самоубийц, которые не мертвы, но только убили свою физическую триаду, и чьи элементальные паразиты, благодаря этому, не отделены естественно от Эго, как при настоящей смерти), пока эта борьба, повторяю, не началась и не окончилась, никакая оболочка не может осознать свое положение. Когда шестой и седьмой принцип отделились, унося с собою тончайшие духовные частицы того, что когда-то было личным сознанием пятого, только тогда оболочка начинает постепенно развивать нечто вроде собственного туманного сознания из того, что остается в тени личности. Нет противоречия здесь, друг мой, лишь туманность в вашем собственном понимании.

Вопрос 20. И немного далее: «Было ли личное Эго хорошим, плохим или безразличным, его сознание покидает его так же внезапно, как пламя покидает фитиль, его воспламеняющие способности становятся погасшими навсегда». (Отв. – Ну так что? Может ли физический мозг, раз он мертв, удержать свои воспоминающие способности: то, что будет воспринимать в оболочке, есть нечто, что воспринимает занятым или отраженным светом. См. Записки). Тогда, какова природа этой памяти и самосознания оболочки? Это касается вопроса, о котором я думал и ждал дальнейших объяснений о степени тождества личности в элементарии.

Ответ. Все, что имеет отношение к материи – физиологическим свойствам и чувствованиям пяти низших Сканд; все, что будет выброшено, как отбросы вновь родившимся Эго в Дэва-Чане, как недостойное и недостаточно отвечающее чисто духовным понятиям, высоким духовным волнениям и чувствованиям шестого принципа, и как бы цементированное частью пятого, той частью, которая необходима в Дэва-Чане для сохранения божественно-одухотворенного понятия «Я» в монаде, которое иначе совершенно было бы лишено сознания в отношении предметов и субъектов – все это исчезает навсегда, именно в момент физической смерти, чтоб вернуться еще раз, проходя перед глазами нового Эго на пороге Дэва-Чана, и быть отброшенным им. Оно вернется в третий раз в полном объеме при конце меньшего цикла, после завершения семи кругов, когда сумма коллективных существований взвешивается, «заслуги» в одной чашке весов, проступки в другой. Но в этом индивидууме, в Эго, хорошем, плохом или безразличном, как отдельная личность, сознание оставляет нас внезапно, как пламя фитиль. Задуйте вашу свечу, и, пламя оставит эту свечу навсегда. Но те частицы, которые были в движении, движение которых производило объективное пламя, уничтожены ли они или рассеяны благодаря этому? Никогда. Зажгите свечу, и те же самые частицы, притягиваемые взаимным сродством, вернутся к фитилю. Поставьте длинный ряд свечей на вашем столе. Зажгите одну и потушите ее; затем зажгите другую и сделайте то же; третью, четвертую и так далее. То же вещество, те же газообразные частицы, представляющие в нашем случае Карму личности, будут вызваны условиями, данными вашей спичкой, чтоб создать новое сияние. Но можем ли мы сказать, что пламя свечи N1 не исчезло навсегда? Даже в случае ошибок природы, немедленного воплощения детей и прирожденных идиотов и т.д. мы не можем назвать их тождественными экс-личностями; хотя сумма того же самого жизненного принципа и тождественно тот же самый Манас (пятый принцип) входит в новое тело и может быть справедливо назван «воплощением личности», тогда как при нарождении Эго из Дэва-Чана и Авитхи в кармическую жизнь – вновь рождаются лишь духовные свойства монады и ее Буддхи. Все, что мы можем сказать о воплощенных «ошибках», что они воплощенный Манас, пятый принцип г-на X или г-жи А, но, конечно, они не воплощения г-на X или г-жи А. Поэтому объяснение, ясное и краткое (хотя, возможно, менее литературное, чем вы могли бы составить), данное К.К.М. в «Теософе» в ответ на злобный выпад в «Свете», не только правильно, но также и искренне, а вы сами и К.К.М. были несправедливы к Упасике и даже ко мне, сказавшему ей, что писать, поскольку даже вы ошибочно приняли мои причитания и жалобы на путанные и изуродованные объяснения в «Изиде» (за их неполноту никто, кроме нас, ее вдохновителей, неответственен) и мою жалобу, что мне пришлось применить всю мою «изобретательность», чтобы привести все к ясности, за открытое признавание изобретательности в смысле хитрости и изворотливости, тогда как мною под этим подразумевалось искреннее желание (хотя это и трудно понять) исправить и объяснить неправильно понимаемое. Я не знаю подобной вещи с самого начала нашей переписки, что так сильно не понравилось Когану, как это. Но мы к этому предмету не должны более возвращаться.

Но каково же свойство «воспоминаний и самосознания» оболочки? – спрашиваете вы. Как я уже сказал в вашей записке – не более, как отраженный или заимствованный свет. «Память» есть одна вещь, «познавательные способности» совсем другая. Сумасшедший человек может помнить очень ясно некоторую часть своей прошлой жизни, тем не менее, он не в состоянии понять что-либо в его истинном свете, ибо высшая часть его Манаса и Буддхи парализована в нем, оставили его. Если бы животные – собака, например, могла бы говорить, она доказала бы вам, что ее память соответствует ее собачьей личности и так же свежа, как и ваша. Несмотря на это, ее память и инстинкт не могут быть названы «познавательными способностями». Собака помнит, что ее хозяин побил ее, когда она ухватила его палку, в другое время она не имеет воспоминания об этом. То же и с оболочкой; раз только в ауре медиума все, что он замечает через занятые органы медиума и тех, кто в магнетической симпатии с последним, она увидит очень ясно, но не более того, что оболочка может найти в познавательных способностях и памяти кружка и медиума. Отсюда часто разумные и высокоинтеллигентные ответы, отсюда также совершенное забвение вещей, известных всем, за исключением этого медиума и круга. Оболочка высокоинтеллигентного ученого, но совершенно не духовного человека, который умер естественной смертью, будет существовать дольше, и с помощью тени его собственной памяти – тень, являющаяся отбросом шестого принципа, оставленного в пятом, она может произносить речи через находящихся в трансе и повторять, подобно попугаю, о том что он знал и очень много размышлял в течение своей жизни. Но найдите мне один-единственный пример в анналах спиритуализма, где возвратившиеся оболочки Фарадея или Брестера (ибо даже они были вовлечены в ловушку медиумистического притяжения) сказали хотя бы одно слово больше того, что они знали в течение своей жизни. Где же та ученая оболочка, которая доказала бы очевидность того, что приписывается по отношению к «развоплощенным Духам», именно, что свободная душа, Дух, освобожденный от оков тела, познает и видит то, что сокрыто от живых смертных глаз? Бесстрашно вызывайте спиритов на бой. Предложите лучшему, наиболее благонадежному из медиумов – С.Мозесу, например, дать вам через эту высокую развоплощенную оболочку, которую он принимает за «Императора» ранних дней своего медиумизма, сказать вам, что вы спрятали в ваш ящик, если С.М. не знает об этом, или повторить строку из санскритского манускрипта, неизвестного его медиуму, или что-либо в этом роде. Духи, называют они их! Духи с личными воспоминаниями? С таким же основанием назовите личными воспоминаниями изречения, выкрикиваемые попугаем.

Почему вам не попросить К.К.М. испытать <+>? Почему бы не успокоить его и собственный ваш ум, подав ему мысль попросить какого-либо друга или знакомого, который неизвестен С.М. – избрать какой-либо объект – нечто, доступное даже хорошему ясновидящему. Пусть «дух» Зелнера теперь, когда он уже находится в «четвертом измерении пространства» и появлялся у многих медиумов, скажет им последнее (заключительное) слово своего открытия, завершит свою астро-физическую философию. Нет, Зелнер, читая лекции через интеллектуального медиума, окруженного людьми, читавшими его сочинения и заинтересованными в них, будет повторять в различных тонах то, что известно другим (даже не то, что, по всей вероятности, было известно только ему одному), при этом доверчивая невежественная публика смешивает post hoc с propter hoc[1] и остается твердо убежденной в тождественности духа. Действительно, стоило бы вам стимулировать исследования в этом направлении. Да, личное сознание при смерти оставляет каждого; и даже когда центр памяти восстановлен в оболочке, она будет помнить и сообщать свои воспоминания лишь через мозг живущего человеческого существа, следовательно.

Вопрос 21. Духовное Эго путешествует, совершая круги, по мирам, утверждая всегда более или менее то, чем он обладает из тождественности и самосознания, всегда не более и не менее.

а) Но оно постоянно порождает личности, в которых, во всяком случае, чувство тождественности, пока оно с ними соединено, весьма полное.

б) Теперь эти личности, как я понимаю, в каждом случае представляют абсолютно новую эволюцию (новое творение). А.П.Синнетт, чего бы он не стоил, является абсолютно новым изобретением. Теперь он оставит за собою оболочку, которая в течение некоторого времени (после смерти) будет жить.

в) Допуская, что духовная монада, которая была временно связана с этим воплощением, найдет достаточно приличного материала в пятом принципе, чтобы захватить его с собою.

г) Эта оболочка немедленно после смерти не будет иметь никакого сознания, потому что «требуется некоторое время, чтобы учредить свой новый центр тяготения и развить его собственное восприятие».

д) Но сколько сознания у нее будет, когда она это проделывает?

е) Будет ли она все еще А.П.Синнеттом, о котором духовное Эго будет думать даже при смерти, как о личности, которую он знал, или же она будет сознавать, что индивидуальность ушла? Будет ли она в состоянии рассуждать о себе и помнить что-либо о своих интересах? Будет ли она помнить, какое имя носила?

ж) Или же она наполняется воспоминаниями такого рода в присутствии медиума, оставаясь спящей в другое время?

з) Сознает ли она, что теряет что-либо похожее на жизнь, по мере того как она постепенно разлагается?

Ответ 21. Более или менее полное, все же тусклое воспоминание своей личности и ее чисто физической жизни. Как в случае полного сумасшествия, окончательное разделение двух высших дуад (7-го и 6-го и 5-го и 4-го) в момент перехода в состояние нарастания, прорывает непроходимую пропасть между двумя. Это даже не часть пятого принципа, которая уносится (менее всего 2,5 принципа, как м-р X. примитивно изложил в своих «Фрагментах», оставляя за собою лишь 1,5 принципа). Манас, лишенный своих тончайших качеств, уподобляется цветку, внезапно лишенному своего аромата, розе, раздавленной на добывание масла для эссенции фабричных целей и то, что остается, есть лишь запах увядающей травы, земли и гнили.

а) Я полагаю, что второй вопрос достаточно освещен (Ваш второй параграф). Духовное Эго продолжает развивать личности, у которых чувство личного «Я» очень цельно при жизни. После их отделения от физического Эго, это чувство возвращается очень тускло и всецело принадлежит воспоминанию физического человека. Оболочка может быть совершенным Синнеттом, когда он всецело погружен в карточную игру в своем клубе и когда выигрывает или проигрывает крупную сумму денег, или каким-нибудь Бабу Смат Марки Дасс, пытающемуся обмануть своего хозяина на какую-то сумму рупий. В обоих случаях экс-редактор и Бабу будет в качестве оболочек напоминать каждому, кто будет иметь привилегию наслаждаться часовой беседой с этими блистательными развоплощенными ангелами, больше обитателей дома сумасшедших, которых заставили играть роли в любительском спектакле в качестве средства гигиенического развлечения, нежели тех Цезарей и Гамлетов, которых они должны были изображать. Малейшее потрясение собьет их, и они понесут чушь.

б) Ошибка. А.П.Синнетт не является «абсолютно новым изобретением». Он дитя и творение его предшествующего личного «Я»; он – кармический потомок со всем Nonius Asprena, консула императора Домициана (94 г, нашей эры) вместе с Arricinius Clementus, и друг Flamen Dealis того времени (верховного жреца Юпитера и главы Flamenes) или самого этого Flamenes, чем объяснилось бы внезапное влечение А.П.Синнетта к мистицизму. А.П.Синнетт друг и брат К.Х. пойдет в Дэва-Чан, а А.П.Синнетт, редактор и игрок в лави-теннис, слегка Дон-Жуан в дни расцвета «Святых, Грешников и Пейзажей», опознаваемый упоминанием обычно скрытых родинки или шрама, будет возможно бранить Бабу через медиума какому-нибудь старому другу в Калифорнии или Лондоне.

в) Она найдет «достаточно приличного материала» с лихвой. Несколько лет теософии доставят его.

г) Определено совершенно правильно.

д) Столько, сколько личности А.П.Синнетта заключается в зеркальном отражении живого реального А.П.Синнетта.

е) Духовное Эго не больше думает об оболочке, нежели о последнем платье, которое оно носило, также оно не будет сознавать, что индивидуальность исчезла, ибо эту единую индивидуальность и духовную личность оно будет познавать лишь в себе. Nosce te ipsum (познай самого себя) есть прямой указ оракула Духовной Монаде в Дэва-Чане. И «ересь индивидуальности» есть доктрина, выдвинутая Татхагатой, имея в виду оболочку. Последняя, чья самоуверенность вошла в пословицу так же, как самоуверенность медиума, когда ей напомнят, что она есть А.П.С., отзовется: «Конечно, никакого сомнения, протяните мне консервированных персиков, которые я с таким аппетитом поедал за завтраком, и стакан кларета!» И после этого, кто из знавших А.П.С. в Аллахабаде, посмеет усомниться в его тождественности? А когда оставлена в покое на короткое время из-за какой-либо суеты в кругу, или же мысль медиума на миг отвлеклась к другому лицу – эта оболочка начнет сомневаться, есть ли она А.П.С. или кто-либо другой и закончит она уверением, что она Юлий Цезарь.

ж) И в конечном счете «остается спящей».

з) Оболочка не сознает утрату связи, кроме того, подобное чувство в оболочке совершенно бесполезно для целей природы. Она едва ли может понять то, что недопустимо пониманию медиума или симпатизирующих ему.

Она тускло сознает свою физическую смерть, хотя и после продолжительного времени – это все. Несколько исключений этого правила – случаи наполовину успешных колдунов, очень испорченных людей, страстно привязанных к своему «Я» – представляют относительную опасность живущим. Это очень материальные оболочки, последняя предсмертная мысль которых была Я-Я-Я – и жить, жить! – будут часто ощущать ее инстинктивно. Также и некоторые самоубийцы, хотя не все. Что случается тогда – ужасно, ибо она становится случаем посмертной ликантропии. Оболочка будет цепляться так упорно к своему подобию жизни, что она будет искать пристанища в новом организме, в животном – собаке, гиене, птице, когда нет поблизости человеческого организма, скорее, нежели подчинится уничтожению.

Вопрос 22. Какова природа жизни, которая продолжается на «Планете Смерти?» Есть ли это физическое воплощение с памятью прошлой личности, или же астральное существование в Кама-Локе? Есть ли это существование с рождением, зрелостью и увяданием, или же это единообразное продолжение старой личности на этой Земле в условиях наказания?

Ответ. Вопрос, на который я не имею права отвечать.

Вопрос 23. Какие другие планеты, из известных обычной науке, кроме Меркурия, принадлежат нашей системе миров? Являются ли более духовные планеты (A, В и Y, Z) видимыми телами на небе, или же все известные астральные планеты принадлежат более материальному виду?

Ответ. Марс и четыре других планеты, о которых астрономия еще ничего не знает. Не только A, B и Y и Z неизвестны и не могут быть видимы физическим средствами, как бы ни были они совершенны.

Вопрос 24. а) Является ли Солнце, как Аллен Кардек говорит – обиталищем высоко одухотворенных существ? б) Является ли оно кульминацией нашей Манвантарной цепи? И также других цепей в этой солнечной системе?

Ответ. Решительно – нет. Даже Дхиан-Коганы малых степеней не могут приблизиться к Солнцу без того, чтобы их тела не были сожжены или вернее, уничтожены. Лишь высочайший «Планетный Дух» может углубиться в исследование его.

б) Нет, разве только мы назовем его (Солнце) вершиной угла. Но оно вершина, зенит всех цепей коллективно. Все мы обитатели цепей, все мы должны эволюционировать, жить и проходить вверх и вниз по шкале в этой высочайшей и последней из семеричных цепей (по шкале совершенства) прежде, нежели солнечная Пралайя погасит нашу маленькую систему.

Вопрос 25. Вы говорите: «Может случиться, что духовная добыча от пятого (принципа) окажется слишком слабой, чтобы родиться в Дэва-Чане, в каковом случае ее шестой (принцип) тотчас же снова оденется в новое тело и начнет новое земное существование или на этой или другой планете».

Вопрос 26. Это, кажется, требует дальнейшего разъяснения. Являются ли такие случаи исключительными, в которых две земные жизни одной и той же духовной монады могут протекать ближе по времени, чем тысяча лет, указанные некоторыми предыдущими письмами, как почти неизбежный предел таких последовательных жизней?

Ответы 25 и 26. «В каком случае оно» – «оно» относится к шестому и седьмому принципам, не к пятому, ибо Манас должен остаться в оболочке в каждом случае; только в том случае о котором идет речь, у него не будет времени для посещения медиумов, ибо он начинает погружаться в восьмую сферу почти немедленно. «Тотчас же» в вечности может представлять значительный период. Это означает только, что монада не имея кармического тела, которое она могла бы повести к новому рождению, впадает в небытие на некоторый период и затем воплощается – определенно не раньше как через одну или две тысячи лет. Нет, это не «исключительный» случай. За исключением нескольких случаев, когда это касается посвященных, таких как наши Таши Ламы, Бодхисатвы и некоторых других, никакая монада кого-либо не воплотиться прежде своего назначенного цикла.

Вопрос 27. Ссылка на случай Гито приводит к недоумению. Мне понятно, что он может находиться в состоянии, в котором совершенное им преступление всегда присутствует в его воображении, но каким образом он «приводит в смятение и перетасовывает судьбы миллионов людей?»

Ответ. «Каким образом он приводит в смятение?» ...Если вместо того, чтобы сделать сегодня что-то, что вы должны сегодня сделать, вы отложите это на следующий день, разве даже это, невидимо и неощутимо сперва, но все же насильственно не приведет в смятение многое и в некоторых случаях перетасовывает судьбы миллионов людей к лучшему, к худшему или просто приводит к переменам – может быть, незначительным самим по себе, но все же – к переменам? И вы хотите сказать, что такое неожиданное, ужасное убийство не отразилось на судьбах миллионов людей?
 
МилаДата: Понедельник, 14.01.2019, 20:04 | Сообщение # 109
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8468
Статус: Offline
Вопрос 28. Обскурация в настоящее время является предметом, окутанным неизвестностью. Она происходит, когда последний человек любого данного круга перешел на следующую планету. Но я хочу знать, как зачинаются формы следующего высшего большого круга. Когда духовные монады пятого большого круга прибывают, какие плотские обиталища уготованы для них? Возвращаясь обратно к единственному предыдущему письму, в котором вы касались обскураций, я нахожу:

а) «Мы проследили человека из одного круга до нирванического состояния между Z и A. «A» осталось в последнем круге мертвым (см. заметку). Когда новый круг начинается, он схватывает новый прилив жизни, снова пробуждается к жизненности и зарождает все царства более высокого порядка до последнего»

Ответ. Вот мы опять подошли. Истинно, с тех пор, как я имел глупость коснуться этого предмета, т.е. запряг телегу впереди лошади – мои ночи лишились такого спокойного до тех пор сна. Ради всего Святого, примите в соображение следующие факты и сопоставьте их, если можете.

1. Индивидуальные единицы человечества остаются во сто раз дольше в промежуточных сферах следствий, нежели на планетах.

2. Несколько человек пятого большого круга не рождают детей пятого, но вашего четвертого. Обскурации не есть Пралайи и продолжаются в пропорции 1 к 10. Если малый круг, период, в течение которого семь коренных рас должны развиться и достичь своего последнего появления на планете во время этого круга, продолжается, скажем, 10 миллионов лет (конечно, он продолжается гораздо дольше), то обскурация будет продолжаться не более одного миллиона. Когда наш земной шар освободится от своих последних людей четвертого большого круга и немногие, очень немногие пятого большого круга погрузятся в сон в течение его отдыха, люди пятого большого круга будут отдыхать в своих Дэва-Чанах и духовных Локах гораздо дольше, во всяком случае, нежели «ангелы» четвертого большого круга в своих, ибо они гораздо совершеннее. Противоречие и «Lapsus calami[1] М.» – говорит Хьюм; потому что М. написал нечто совершенно правильное, хотя он не более непогрешим, чем я, и мог бы выразиться не раз настороженно. «Я хочу понять, как зачинаются формы следующего высшего большого круга». Мой друг, постарайтесь понять, что вы задаете вопросы, относящиеся к высшему посвящению; что я могу вам дать общий обзор, но не осмеливаюсь вдаваться в детали, хотя хотел бы удовлетворить вас, если бы мог. Разве вы не чувствуете, что это одна из высочайших тайн, за которой нет высших?

а) «Мертв», но для того, чтобы воскреснуть в большей славе. Разве не ясно, что я говорю?

Вопрос 29. Но должен ли он начинать с начала опять между каждым большим кругом и развивать человеческие формы от животных, этих последних из растений и т.д. Если это как, то к какому кругу принадлежат первые несовершенно развитые люди?

Ответ. Конечно нет, раз это не уничтожено, но остается кристаллизованным – статус-кво. С каждым большим кругом становится все меньше и меньше животных, ибо они тоже эволюционируют в более высокие формы. Во время первого круга они были «царями создания». В течение седьмого круга люди станут Богами, а животные разумными существами. Выводите ваши заключения. Начиная со второго круга эволюция протекает уже на совершенно другом плане. Все получило развитие и должно лишь продолжать свое циклическое прохождение и усовершенствование. Лишь в первом круге человек из человеческого существа на планете В становится минералом, растением и животным на планете С. Этот метод меняется совершенно со второго круга, но я уже научился осторожности с вами и не скажу ничего более до времени, когда смогу сказать – оно наступило. Теперь у вас целый том – когда переварите его? В скольких противоречиях я буду подозреваем, пока вы поймете все правильно? Тем не менее ваш – и притом весьма искренне К.Х.
 
МилаДата: Понедельник, 14.01.2019, 20:05 | Сообщение # 110
Группа: Админ Общины
Сообщений: 8468
Статус: Offline
ПИСЬМО 93

Передайте м-ру Синнетту мои селами и попросите его прокомментировать прилагаемую при этом вырезку. Он может знать, что я хочу, чтобы он написал по этому предмету в передовой статье. Также скажите ему, что времени нет, им следует дорожить – пусть не теряет его.

Ниже приведенное может впоследствии привести к любопытному подтверждению нашей доктрины «обскураций», которая так смущает моего друга – редактора «Феникса». Будьте добры, прокомментируйте ее, чем весьма обяжете вашего, К.Х. ВЫРЕЗКА ИЗ ГАЗЕТЫ

Мнение сэра Джона Лабека подтверждает или одобряет заключение, давно выдвинутое наиболее выдающимися астрономами, а именно, что в солнечной системе, или небосводе, ныне существуют многие темные небесные тела, то есть тела не испускающие никакого света или испускающие его, в чрезвычайно малом количестве. Он указывает, например, в этом случае на Проциона, когда существование невидимого небесного тела было доказано движением видимых звезд. Другая иллюстрация, которую он приводит, относится к замечательному феномену, проявленному Альговом, яркой сияющей звездой в Голове Медузы. Эта звезда сияет без изменений в течение двух дней и тринадцати часов затем в течение трех с половиною часов уменьшается с размеров звезды второй величины до звезды четвертой величины; затем опять по истечении трех с половиной часов возобновляет свое первоначальное сияние. По мнению профессора Лабека, эти изменения должны рассматриваться как указатели, свидетельствующие о присутствии темного небесного тела, которое регулярно через определенные промежутки времени перехватывает часть света, излучаемого Альговом.
 
Форум » ЧИТАЛЬНЫЙ ЗАЛ » ПЕРВОИСТОЧНИКИ И ТРУДЫ УЧИТЕЛЕЙ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА » ПИСЬМА МАХАТМ
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES