Вторник, 19.09.2017, 19:54

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 6123456»
Форум » ПОДВИЖНИКИ ДУХА » МАХАТМА ЛЕНИН » Г. Г. Хмуркин. ЛЕНИН: взгляд сквозь призму метаистории (Книга, написанная с позиций Учения Живой Этики)
Г. Г. Хмуркин. ЛЕНИН: взгляд сквозь призму метаистории
СфинксДата: Четверг, 28.01.2016, 23:27 | Сообщение # 1
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1037
Статус: Offline
Г. Г. Хмуркин

ЛЕНИН: взгляд сквозь призму метаистории

М.: Буки Веди, 2015 г.

336 с.


Космопланетарный феномен Владимира Ильича Ленина не укладывается в тесные рамки привычных схем. Осмысление жизни и деятельности Вождя требует привлечения более широкого — метаисторического — подхода. Его основой может послужить Живая Этика (Агни Йога), философское учение Рерихов, которые иначе, нежели последователи или критики коммунизма, оценивали Ленина.
Великие Учителя Востока назвали Ленина Махатмой — «наделенным великой душой». Как примирить эту высокую оценку с кровавыми распоряжениями Вождя? Можно ли считать духовным подвижником человека, испытывавшего отвращение к религии? Какими огненными качествами обладал Владимир Ильич? Что о нем говорит Живая Этика? Почему во втором издании книги «Община» были изъяты все упоминания о Ленине? Менялось ли отношение Рерихов к нему на протяжении жизни? Таковы главные вопросы, стоящие перед автором.
Специальный раздел посвящен анализу некоторых живучих мифов о Ленине.

ISBN 978-5-4465-0795-5 © OOO «Буки Веди», 2015.

=======================================

Все ясно. К этому гробу будут ходить четыре дня по лютому морозу в Москве, а потом в течение веков по дальним караванным дорогам желтых пустынь земного шара, там, где некогда, еще при рождении человечества, над его колыбелью ходила бессменная звезда.

Михаил Булгаков
27 января 1924 года,
день похорон В. И. Ленина


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

1. Что сделало Ленина народным Вождем

1.1. Колоссальная работоспособность
1.2. Дисциплина
1.3. Целеустремленность
1.4. Выдающиеся интеллектуальные способности
1.5. Бесстрашие
1.6. Любовь к детям
1.7. «Утопичность» устремлений
1.8. Ярое выявление чувств
1.9. Бодрость
1.10. Распознавание
1.11. Работа психической энергии (йогические способности)
1.12. Простота в личном общении, скромность
1.13. Обостренное чувство справедливости
1.14. Отсутствие мстительности
1.15. Говорил простыми словами
1.16. Необычно воздействовал на слушателей
1.17. Внимательность к людям

2. Ленин в наследии Рерихов

2.1. Великие Учителя о Ленине
2.1.1. Выдержки из книги «Община»
2.1.2. Слова Учителя М., не вошедшие в книги Живой Этики
2.2. Участие Н. К. Рериха в постройке памятника Ленину
2.3. Ларец со священной гималайской землей
2.4. Картины Н. К. Рериха, касающиеся Ленина
2.4.1. «Гора Ленина» (1925–1926)
2.4.2. «Явление срока» (1927)
2.4.3. Замечания о картинах
2.5. Явные упоминания Ленина у Н. К. Рериха
2.6. Неявное упоминание Ленина в очерках Н. К. Рериха?
2.7. Явные упоминания Ленина в письмах Е. И. Рерих
2.8. Неявные упоминания Ленина в письмах Е. И. Рерих
2.9. О втором издании книги «Община»
2.9.1. Почему были изъяты упоминания о Ленине
2.9.2. Какие изменения вносились в текст
2.9.3. Как Рерихи относились к улан-баторской «Общине» в 1930‑х годах и позже
2.9.4. Об отношении Рерихов к Ленину в 1930‑х годах и позже
2.10. Книга «Основы буддизма» о Ленине
2.11. Ленин и «вреднейшее недомыслие»

3. Заветы Ленина

3.1. О чем мечтал Ленин
3.2. Заветы Ленина сквозь призму книги «Напутствие Вождю»

4. Ленин и религия

4.1. Из выступлений и распоряжений Ленина
4.2. Законы, принимавшиеся при Ленине
4.3. Политика Ленина в вопросах религии
4.4. Обновленческое движение в Русской Православной Церкви
4.5. Эпоха после Ленина
4.6. Вопросы критикам Ленина
4.7. «Бездуховность» Ленина и Живая Этика

5. «Кровавый» Ленин

5.1. Как оградить себя от недоброкачественной информации
5.2. «Кровавые» эпизоды
5.2.1. Расправа с «чекистской сволочью»
5.2.2. Почему на Православную Церковь в 1922 году посыпались репрессии
5.2.3. Расправа с бандами С. Н. Балаховича
5.2.4. «Попов… расстреливать беспощадно и повсеместно»
5.3. Трагические страницы истории сквозь призму Живой Этики
5.3.1. О Высшей Справедливости
5.3.1а. «Меры Надземные так разнятся от наших земных!»
5.3.1б. «Высшая Справедливость действует безошибочно»
5.3.1в. «Они видят то, что мы не в состоянии ни предусмотреть, ни учесть»
5.3.1г. «Разрушение Называем созиданием, если существует сознание о будущем»
5.3.1д. «Вместившие Учение поймут и смысл происходящего»
5.3.2. Е. И. Рерих о революции и гражданской войне в России
5.3.3. «Жестокие» Великие Подвижники

6. Мифы о Ленине

6.1. Миф первый: «Ленин был евреем»
6.2. Миф второй: «Адвокат Ульянов не выиграл ни одного дела»
6.3. Миф третий: «Ленин был немецким шпионом»
6.4. Миф четвертый: «Ленин и большевики свергли царя»
6.5. Миф пятый: «Царская семья была расстреляна по приказу Ленина»
6.6. Миф шестой: «Ленин умер от сифилиса»

7. Рекомендуемая литература

Обратная связь

Примечания
 
СфинксДата: Суббота, 30.01.2016, 01:48 | Сообщение # 2
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1037
Статус: Offline
Предисловие

Фигура Владимира Ильича Ленина явилась одной из самых значительных в истории XX века. Его теоретическая мысль и реформы повлияли не только на миллионы людей, населявших бывшие союзные республики, но и на множество других стран.
Даже сейчас, после распада СССР, Ленин продолжает оказывать влияние на людей. Не утихает общественная дискуссия о судьбе Мавзолея на Красной площади. В соседней стране Ленин стал восприниматься как символ «ненавистной России», памятники ему сносятся и оскверняются.
В советские годы Владимир Ильич идеализировался. Авторы придерживались определенного, сложившегося канона его жизнеописания, были засекречены отдельные «неудобные» документы, замалчивались некоторые детали его личной жизни. «Перестройка» 1980‑х годов открыла архивы, дала возможность высказаться всем. Гласность и свобода слова привели к тому, что маятник качнулся в другую сторону. Журналисты, писатели-публицисты, представители церкви, политики заполнили информационное пространство таким количеством «сенсаций» и «разоблачений», что в этом мутном потоке потерялись голоса немногочисленных серьезных исследователей-лениноведов, работающих медленно и кропотливо. Особенно мощно этот поток излился в 1990‑е годы. Сейчас он несколько обмелел, страсти поутихли, и, думается, настало время говорить о Ленине спокойно, без надрыва.
Разговор этот нужен. В сознании россиян, мало знакомых с жизнью Ленина, но симпатизирующих ему, а также тех, кто «что‑то слышал» об оценке Ленина, данной в книгах Живой Этики[1], на протяжении десятилетий тлеет конфликт, до которого как бы не доходят руки. С одной стороны, Великие Учителя назвали Ленина Махатмой[2], высоко оценили его личный вклад в строительство Новой России и Нового Мира. С другой стороны, средства массовой информации навязчиво рассказывают нам о жестокости Ленина, его ненависти к религии и разрушении церквей. Сколько правды в этих рассказах и как примирить ее с характеристикой, данной Великими Учителями? В этом — корень «проблемы Ленина».

__________________

[1] Живая Этика (Агни Йога) — этико-философское учение, созданное семьей Рерихов в сотрудничестве с Великими Учителями Востока (Махатмами) в 1920‑х — 1930‑х годах. Живая Этика относит Ленина к выдающимся духовным подвижникам, строителям Новых Эпох, деятельность которых протекает под покровительством Высших Сил.

[2] Махатма (санскр. «наделенный великой душой») — так в Живой Этике именуются люди, достигшие высочайших вершин духовного самосовершенствования и посвящающие свою жизнь борьбе за благо человечества.
 
СфинксДата: Суббота, 30.01.2016, 01:53 | Сообщение # 3
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1037
Статус: Offline
1. Что сделало Ленина народным Вождем

Ни военная мощь, покоряющая обширные пространства, ни деньги, порабощающие низшую природу человека, ни физическая сила, подавляющая волю, не может сделать правителя Вождем. Истинный Вождь овладевает сердцами и думами людей необычным личным магнетизмом. Именно это качество, сквозящее, просвечивающееся в сотне других, порою как бы незначительных, выдвигает и поднимает Вождя над мятущейся толпой. А значит, разговор о Ленине — человеке, в котором сошлись народные чаяния в труднейший период русской истории, — надо начинать с его личных качеств. Вероятно, на этом пути мы приблизимся к пониманию сущности вообще всех Великих Подвижников — преобразователей внешнего и внутреннего бытия людей.
Вглядывание в личность Ленина представляется нам принципиально важным, даже ключевым, еще и с той точки зрения, что именно мотивы, напряжение чувств человека, стоящего во главе государства, должны быть главным основанием для оценки его действий. Мало процитировать распоряжение главы, мало перечислить некоторые видимые его последствия, — надо попытаться проникнуть в лабораторию внутренних побудительных импульсов, приведших к тому или иному решению.
Познакомившись с десятками воспоминаний о Ленине, мы выделили ряд его характерных черт, которые упоминаются большинством мемуаристов. Разумеется, можно говорить о некоторой «идеологизированности» использованных воспоминаний (практически все они публиковались в советское время), однако регулярные, настойчивые упоминания трогательной заботливости Ленина даже о малознакомых людях, его скромности, бесстрашии, целеустремленности, колоссальной работоспособности и других качеств не оставляют сомнений в том, что все это реальные черты Владимира Ильича. Именно такие — звучащие рефреном — качества Ленина ниже перечисляются и иллюстрируются выдержками из воспоминаний его современников. Эти черты с поразительной точностью укладываются в образ, очерченный в книге «Напутствие Вождю»[3], строками которой предваряются некоторые параграфы раздела.

_______________

[3] Анонимная книга, составленная Еленой Ивановной Рерих из Бесед с Великим Учителем М. Впервые увидела свет в Риге в 1937 году. Книга адресована просвещенному руководителю государства и содержит множество советов, касающихся воспитания, образования, экономики и многих других вопросов.
 
СфинксДата: Воскресенье, 31.01.2016, 07:45 | Сообщение # 4
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1037
Статус: Offline
1.1. Колоссальная работоспособность

Вождь понимает каждодневную работу как миг вечности. Он не может утомляться, видя медленность эволюции. На часах человеческих много времени, но Вождь живет там, где меры иные…
(Напутствие Вождю, § 109(1))

«Первой индивидуальной особенностью, бросающейся в глаза даже человеку, наблюдающему за деятельностью В. И. Ленина со стороны, является его необычайная трудоспособность. Кажется, будто этот человек никогда не знает отдыха и не нуждается в отдыхе. Изо дня в день, целыми годами он, можно сказать, стоит у своего станка, бессменно, вечно за работой, то погружаясь в книги, то с пером в руке, то в заседании, на обсуждении создающегося нового политического положения — текущего момента» (2)
Сестра Ленина свидетельствовала, что, например, 23 февраля 1921 года Владимир Ильич принимал участие в 40 заседаниях, на которых он председательствовал, давал распоряжения, писал проекты постановлений. Кроме того, в этот же день он принял 68 человек для бесед по текущим вопросам (3).


1.2. Дисциплина

«В работе у Ленина всегда бросались в глаза редкая настойчивость и упорство. Работал он не от случая к случаю, а систематически, изо дня в день. Поэтому результат его работы всегда отличается поразительной ясностью и четкостью мысли. Он работал всегда с особенной тщательностью, придавая громадное значение качеству работы. Этого обычно он требовал и от других; не раз приходилось слышать от него: "Сделано неплохо, но может быть сделано еще лучше!"» (4)
«Следует отметить исключительную дисциплинированность В. И. Ленина. Когда я вызывала его на явку (мы ведь работали нелегально), чтобы сообщить, куда он должен пойти для выступления, для доклада, то не было такого случая, чтобы он не пришел, точно так же, как не было случая, чтобы он опоздал» (5)
«Рабочий день был распределен у него точно по часам. Установлены были определенные часы подъема, обеда и ужина, для бесед и дневного отдыха. Только время, когда ложиться спать, не определялось. "Ну, это будет зависеть от продуктивности истекшего дня, чтобы не осталось чего‑либо недоделанного, — сказал Ильич, добавив: — Хотя мы и требуем для рабочих восьмичасового рабочего дня и даже шестичасового в некоторых отраслях, мы, как партийные работники, не считаемся со своим рабочим временем". И этот план Ильичем выполнялся точно. Отступления от него допускались им только тогда, например, когда из Петрограда приезжали товарищи» (6)


1.3. Целеустремленность

Вождь должен постоянно иметь перед собою конечную цель. Много начинаний разрушалось только от утраты главной цели. Обиход стирал задачи богоданные, и человеческие задачи преумножались, уничтожая размеры космические.
(Напутствие Вождю, § 117(7))

«…не только в больших, великих делах, но и в мелочах <…> Владимир Ильич проявлял силу воли и настойчивость, <...> раз взявшись за какое‑нибудь дело, он доводил его до конца, какие бы препятствия ни стояли ему на дороге» (8)
«Я остановлюсь здесь на некоторых чертах, особенно характерных для Владимира Ильича. Основной из них была целеустремленность, подчинение всего себя, всей своей деятельности одной определенной цели» (9)
«Поставив себе еще юношей цель жизни — революционную работу, он неуклонно шел к ней и ни разу в жизни не изменил этой цели, не отошел от нее ни на шаг. Помните, что он писал как‑то, что надо торопиться жить, чтобы все силы отдать революции. Характерен в этом отношении и отзыв, который дал о Владимире Ильиче его заклятый враг, меньшевик Дан на Копенгагенском конгрессе в 1910 году. На этом конгрессе резко выявились все раздражение и вся злоба представителей различных течений в русской секции конгресса против Владимира Ильича. Он был страшно одинок, но не хотел сделать ни шагу по пути соглашения со своими противниками, выступавшими довольно сплоченным фронтом. И это особенно выводило их из себя. "Один против всех, ни на что не похоже…" "Он губит партию…" "Какое счастье было бы для партии, если бы он куда‑нибудь исчез, испарился, умер…" Вот какие фразы раздавались на заседаниях русской секции во время дебатов с Владимиром Ильичем.
И когда одна старая партийка автору этих словечек, Дану, сказала: "Как же это так выходит, что один человек может погубить всю партию и что все они бессильны против одного и должны призывать смерть в сообщницы?" — он со злобой и раздражением ответил буквально следующее: "Да потому, что нет больше такого человека, который все 24 часа в сутки был бы занят революцией, у которого не было бы других мыслей, кроме мысли о революции, и который даже во сне видит только революцию. Подите‑ка справьтесь с ним"»
(10)
«Владимир Ильич принадлежал к тем немногим людям, которые, поставив себе раз и навсегда одну определенную цель в жизни, неуклонно идут к ней, не сворачивая с избранного пути, не смущаясь никакими трудностями и опасностями. Их дело становится для них высшей целью и интересом. Таким делом была для Владимира Ильича его революционная работа» (11)
 
СфинксДата: Понедельник, 01.02.2016, 02:44 | Сообщение # 5
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1037
Статус: Offline
1.4. Выдающиеся интеллектуальные способности

«Зимой 1888/89 года Владимир Ильич много играл в шахматы и ходил в клуб с одним из двоюродных братьев. Тогда мы жили в Казани, на Первой горе, в доме Орлова. Однажды в то время Владимир Ильич попробовал свои силы, "не глядя на доску". Он позвал меня к себе в комнату и сказал, что, не давая ничего вперед, будет играть со мной, не глядя на шахматы. Никогда не видевши такой игры и полагая, что это чрезвычайно трудная штука, я уверенно уселся за шахматы и решил сбивать его необычными ходами и разными "шпильками": авось не заметит. Он уселся на кровать и стал диктовать свои ходы. Несмотря на все свои выкрутасы, я был разбит очень скоро в пух и прах. Вообще же Владимир Ильич не любил играть "не глядя", и в дальнейшем я уже не помню таких партий. Следует, между прочим, сказать, что этот способ игры, несмотря на свою эффектность, чрезвычайно вреден, качество игры безусловно понижается, и в то же время требуется большое напряжение мозга» (12)
«Что прежде всего бросалось в глаза при первом знакомстве с Владимиром Ильичем — это его темперамент, его необычайная динамичность, постоянная напряженность всей нервной системы. Если он читал книгу, его зрительный и умственный аппарат работал с такой быстротой, которая посторонним людям казалась просто чудом. Восприимчивость его при чтении книги была феноменальной.
Жена моя имела возможность наблюдать Ильича за чтением книги, когда ехала с ним на пароходе из Красноярска в Минусинск. Вот что она вспоминает по этому поводу.
Ее койка находилась по соседству с койкой Владимира Ильича. В руках у него была какая‑то серьезная книга (кажется, на иностранном языке). Не проходило и полминуты, как его пальцы уже перелистывали новую страницу. Она поинтересовалась, читает ли он строчку за строчкой или скользит лишь глазами по страницам книги. Владимир Ильич, несколько удивленный ее вопросом, с улыбкой ответил:
— Ну, конечно, читаю… И очень внимательно читаю, потому что книга стоит того…
— Но как же вы успеваете так быстро прочитывать страницу за страницей?
Владимир Ильич ответил, что если бы он читал более медленными темпами, то не успел бы прочесть всего того, с чем ему нужно ознакомиться»
(13)


1.5. Бесстрашие

Страх не совместим с понятием Вождя. Каждое проявление страха уже есть уничтожение уважения к Вождю. Он не может проявить растерянности или рассеянности. Страх заставляет даже неглупых людей увеличивать около себя стражу. Но Вождь не нуждается в страже.

(Напутствие Вождю, § 91(14))

Не существовало никакой специальной организации, которая бы отвечала за безопасность Ленина (эти вопросы станут актуальными для правителей будущей эпохи). Меж тем жизнь Владимира Ильича постоянно подвергалась опасности, история знает как минимум четыре покушения на него.
Спустя несколько недель после взятия большевиками власти, в декабре 1917 года в рабочий кабинет Ленина вошел вооруженный студент (как потом выяснилось, психически нездоровый), который так и не решился выстрелить. Когда, покинув кабинет, он позже стал требовать повторного свидания, охрана выдворила его на улицу. В этот момент в его кармане случайно выстрелил заранее приготовленный заряженный пистолет.
Второе покушение произошло спустя считанные дни, 1 января 1918 года. Автомобиль, в котором ехал Ленин, обстреляли. Пули попали в кузов, задние крылья и смотровое стекло. Сидевший рядом с Владимиром Ильичом соратник пригнул Вождя рукой, которую оцарапали пули. Ленин даже не посчитал нужным начинать следствие по этому поводу.
Третье и, пожалуй, самое громкое покушение произошло 30 августа 1918 года после выступления на митинге. Стреляли три раза, причем с близкого расстояния. Владимир Ильич, истекающий кровью, призвал присутствующих к спокойствию и организованности. Его доставили в Кремль, там ему была оказана соответствующая медицинская помощь. Ленин довольно быстро окреп и вскоре вернулся к работе. Тем не менее, именно это покушение сыграло решающую роль в развитии смертельной болезни Владимира Ильича (подробнее см. §6.6).
Еще одно, весьма курьезное, покушение состоялось спустя несколько месяцев, 19 января 1919 года. Машину, в которой ехал Ленин, его сестра Мария Ульянова, шофери охранник, остановили вооруженные бандиты, заставили всех выйти из салона, отдать оружие, ценности и документы. Все остались живы, но машину угнали. Бандиты «смутились, узнав, что напали на Ильича» (15), рассказывала Н. К. Крупская.
Сестра Ленина писала: «После покушения на Владимира Ильича (по‑видимому, речь идет о покушении 30 августа 1918 года. — Г. Х.) товарищи охраняли его и противились, когда он один ходил по улицам Москвы, боясь за него, но эта охрана сильно тяготила его, и он нередко незаметно скрывался от нее, чтобы походить по улицам, поближе посмотреть на жизнь» (16).
 
СфинксДата: Вторник, 02.02.2016, 02:31 | Сообщение # 6
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1037
Статус: Offline
1.6. Любовь к детям

«…Помню маленькие личные черточки, которые могут охарактеризовать его до некоторой степени. Однажды я прихожу и застаю его за игрой и возней с 11‑летним мальчиком, моим воспитанником, который чрезвычайно привязался к Владимиру Ильичу. Владимир Ильич очень любил детей и умел подходить к ним. И вот Владимир Ильич стал бегать за этим мальчиком вокруг столового стола, мальчик был увертливый, и Владимиру Ильичу не удавалось догнать его. Тогда он протянул руку через стол, чтобы схватить его.Движение было настолько энергичное, что стол опрокинулся, полетел графин, что‑то перевернулось, разбилось. Я это рассказала для того, чтобы показать, как он мог наряду с серьезным делом увлекаться игрой». (17)
«Возможно, что моя привязанность к Владимиру Ильичу усугублялась еще тем, что я перенесла на него любовь к отцу, который умер, когда мне еще не было восьми лет. Отец очень любил возиться, бегать и играть с нами, детьми. Много возился он и со мной, как с младшей. У Владимира Ильича было такое же отношение к детям, как и у отца. В этом отношении было то, что особенно завоевывает детей. Он подходил к ним просто, ласково и, я бы сказала, как равный, как к всамделишним людям, хотя и маленьким. В его тоне и обращении с ними не было ни пренебрежительности, которая так часто чувствуется у взрослых по отношению к детям, ни особого подлаживания под детей и под детские интересы. Владимир Ильич сам слишком много детского, в лучшем смысле этого слова, сохранил до последних дней своей жизни, что выражалось в удивительной чистоте, искренности, жизнерадостности, способности увлекаться, скажем охотой, прогулкой, игрой и пр., как ребенок, а также в умении предаваться самой беззаботной веселости. Как же тут было не завоевать симпатии детей! И всегда, когда Владимиру Ильичу приходилось встречаться с детьми, у него очень быстро устанавливались с ними самые дружеские отношения, с оттенком влюбленности со стороны детей. Знакомство завязывалось быстро, и через некоторое время слышались уже громкий хохот, возня и беготня». (18)
«Владимир Ильич часто на велосипеде заезжал ко мне. У меня тогда было двое малышей: мальчик лет десяти и девочка лет тринадцати. Владимир Ильич, заезжая ко мне, иногда не заставал меня дома и оставался ожидать. И вот, возвращаясь домой, я заставал картину: мальчишка сидит у него на одном колене, девочка — на другом, и, обнявши Владимира Ильича, они с разгоревшимися глазами слушают его рассказ, и я поражался, как умел Владимир Ильич говорить с детьми — просто и ясно, как друг и учитель. А после серьезных разговоров Владимир Ильич иногда говорил сыну: "Ну, Сергей, засучивай рукава, давай драться". И мой флегматик-малыш деловито засучивал рукава, серьезно становился в позу против Владимира Ильича, и они начинали боксировать». (19)
«Вспоминаю, как Владимир Ильич и Надежда Константиновна пришли к нам в гости, на именины моей дочери, 30 января (12 февраля) 1917 года. Девочке исполнилось два года. Мы просили Владимира Ильича и Надежду Константиновну прийти к 4 часам в воскресенье. Наше приглашение было встречено с радостью. Но они запоздали. <…> Распахиваем двери. Входят улыбающиеся Надежда Константиновна и Владимир Ильич с небольшим пакетом в руке. Оба они явно чем‑то очень довольны.
Не выпуская пакета из рук, Владимир Ильич поздоровался со всеми товарищами и начал развязывать веревочку и разворачивать бумагу. Он торопился: ему не терпелось скорей показать свою удачную покупку. Смеясь, он при этом рассказывал:
— В магазине игрушек у нас глаза разбежались. Смотрим: на полках и стойках кругом множество всяких игрушек; мы растерялись, не знали, что и выбрать. "Купим вот ту красивую куклу", — говорит Надя. "Нет, это не пойдет, — отвечаю я, — не станем мы покупать куклу, поищем что‑нибудь поинтереснее". Продавец все подавал нам игрушки: были тут и зайцы, и кролики, и котята, и мячи и т. д. "Нет, — говорю я, — все не то". Осматриваю полку за полкой и вдруг на самой верхней полке вижу вот эту самую собачонку. Одно ушко у нее торчит кверху, на шее красная ленточкас бубенцом, острая мордочка, и такой у нее шельмоватый р-р-революционный вид. "Вот, — говорю я Наде, — эту собачку мы и возьмем!" Ну, какова? Нравится?
Владимир Ильич при этом так заразительно смеялся, показывая нам игрушку со всех сторон и любуясь ею сам, что мы все пришли в восторг. Надежда Константиновна глядела на Ильича, и лицо ее светилось радостью: Владимир Ильич отдыхал от своего напряженного труда, и именно это радовало ее. Безусловно, это была ее инициатива пойти вместе в магазин игрушек, и как естественно было ее предложение купить для двухлетней девочки куклу! Но предложение не пришлось по душе Ильичу. Ему хотелось найти игрушку, созвучную его настроению. И он остановил выбор на собачке с красной ленточкой. Владимир Ильич принес девочке не только понравившуюся ему игрушку, но и радость, которую он испытал от удачной покупки.
А именинницу больше всего занимал весело смеющийся дядя, который смотрел на нее сияющими глазами, протягивал чудесную собачку с бубенцом на шее. Она схватила игрушку обеими ручками и бросилась ко мне.
Владимир Ильич знал, что девочка целую неделю находится в яслях и только по воскресеньям бывает дома, что она разговаривает только на немецком языке. Через несколько минут девочка заливалась радостным смехом, подпрыгивая на коленях Владимира Ильича в такт его песенке на немецком языке.
Когда они наконец устали от "скачек", Владимир Ильич подбежал к двери и спрятался за нее, малышка с визгом понеслась за ним, хватая его за полу пиджака.
Всем нам было весело в этот памятный день, но Владимиру Ильичу игра с ребенком доставила особенно большое удовольствие. Такая радость доступна только людям большой души». (20)
 
СфинксДата: Среда, 03.02.2016, 00:59 | Сообщение # 7
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1037
Статус: Offline
1.7. «Утопичность» устремлений

Вождь являет, в самом значении слова, будущее. Он не получил уже сложенного, он ведет, и каждое его действие устремляет вперед. <…> …Вождь не имеет утвержденного ранее и должен привести народ к Горе Совершенства.

(Напутствие Вождю, § 4(21))

Обязанность Вождя — устремлять народ в будущее.

(Напутствие Вождю, § 27 (22))

Каждый Вождь в своем поле будет мыслить о будущем, иначе он не Вождь.

(Напутствие Вождю, § 151 (23))

Взор Вождя обращен в будущее.

(Напутствие Вождю, §190 (24))


Герберт Уэллс, английский писатель, классик научно-фантастической литературы, был на приеме у Ленина 6 октября 1920 года:
«…Ленин, который, как подлинный марксист, отвергает всех "утопистов", в конце концов сам впал в утопию, утопию электрификации. Он делает все, что от него зависит, чтобы создать в России крупные электростанции, которые будут давать целым губерниям энергию для освещения, транспорта и промышленности. Он сказал, что в порядке опыта уже электрифицированы два района. Можно ли представить себе более дерзновенный проект в этой огромной равнинной, покрытой лесами стране, населенной неграмотными крестьянами, лишенной источников водной энергии, не имеющей технически грамотных людей, в которой почти угасли торговля и промышленность? Такие проекты электрификации осуществляются сейчас в Голландии, они обсуждаются в Англии, и можно легко представить себе, что в этих густонаселенных странах с высокоразвитой промышленностью электрификация окажется успешной, рентабельной и вообще благотворной. Но осуществление таких проектов в России можно представить себе только с помощью сверхфантазии»25
Напомним, план ГОЭЛРО (Государственной комиссии по электрификации России) — это масштабный план электрификации страны, разработанный в 1920 году и рассчитанный на 10‑15 лет. Он предусматривал коренное переустройство сельского хозяйства на базе электрификации (сооружение гидроэлектростанций, строительство крупных предприятий
и т. п.). Ленин был инициатором и активным поборником этого грандиозного проекта. Вопреки недоумению Герберта Уэллса, план ГОЭЛРО был в основном выполнен к 1931 году.


1.8. Ярое выявление чувств

«Все, кто близко знал Владимира Ильича, помнят, как менялось у него настроение: то веселый, смеющийся заразительно, как ребенок, увлекающий собеседника быстрым бегом своей мысли, хохочущий без конца, до слез, то мрачно-сдержанный, строгий, ушедший в себя, сосредоточенный, властный, бросающий короткие, резкие фразы, углубленный в разрешение какой‑то трудной, важной задачи». (26)
«"Вот именно так, — говорил он, — если здоровый человек хочет есть — так уж хочет по‑настоящему; хочет спать — так уж так, что не станет разбирать, придется ли ему спать на мягкой кровати или нет, и если возненавидит — так уж тоже по‑настоящему…" Я взглянул тогда на яркий румянец его щек и на блеск его темных глаз и подумал, что вот ты‑то именно и есть прекрасный образец такого здорового человека». (27)
«Никогда я не встречал человека, который умел бы так заразительно смеяться, как смеялся Владимир Ильич. Было даже странно видеть, что такой суровый реалист, человек, который так хорошо видит, глубоко чувствует неизбежность великих социальных трагедий, непримиримый, непоколебимый в своей ненависти к миру капитализма, может смеяться по‑детски, до слез, захлебываясь смехом. Большое, крепкое душевное здоровье нужно было иметь, чтобы так смеяться». (28)
«Ух, как умел хохотать. До слез. Отбрасывался назад при хохоте.
Ни так называемой вежливой улыбки или смеха, натянутости. Они были всегда очень естественны».
(29)
 
СфинксДата: Среда, 03.02.2016, 23:27 | Сообщение # 8
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1037
Статус: Offline
1.9. Бодрость

Вождь должен быть постоянно бодрым, чтобы никто не получил от него эманации уныния.
(Напутствие Вождю, §122 (30))

Вождь не огорчается кажущимися неудачами…
(Напутствие Вождю, §150 (31))

«Когда во время дебатов противники подвергали Ленина критике, он обычно сохранял спокойствие и даже умелподмечать смешные стороны в происходящем. Закончив речь на IV съезде Советов, он занял свое место в президиуме, чтобы выслушать нападки пятерых оппонентов. Всякий раз, когда он находил, что оппонент сделал удачный ход, Ленин широко улыбался и вместе со всеми аплодировал. Но если кто‑нибудь начинал нести чушь, Ленин иронически усмехался и "аплодировал", постукивая ногтем одного большого пальца о другой…». (32)
«Ленин всегда казался мне оптимистом, его оптимизм действовал освежающе и ободряюще. Всякий, кто с ним соприкасался, возвращался полным новой силы и бодрости к своей работе. Но его оптимизм был и другого рода. У большинства людей оптимизм и пессимизм являются результатами той или иной оценки, безразлично правильной или неправильной, данного положения или явления. У Ленина это было не так. Его глубоко продуманное мировоззрение, полнота, с которой он владел революционной боевой тактикой и стратегией, находчивость и способность не потеряться в любых обстоятельствах не оставляли места для пессимизма. Все эти элементы были в нем развиты гармонически, как ни у одного другого из наших современников». (33)


1.10. Распознавание

Вождь должен ясно различать, с кем именно может он работать.
(Напутствие Вождю, §132 (34))

«Далеко вперед видел он и, размышляя, разговаривая о людях в [19]19–[19]21 годах, нередко и безошибочно предугадывал, каковы они будут через несколько лет. Не всегда хотелось верить в его предвидения, и нередко они были обидны, но, к сожалению, не мало людей оправдало его скептические характеристики». (35)
«Людей Владимир Ильич чувствовал, должно быть, очень хорошо. Как‑то, входя в его кабинет, я застал там человека, который, пятясь к двери задом, раскланивался с Владимиром Ильичом, а Владимир Ильич, не глядя на него, писал.
— Знаете этого? — спросил он, показав пальцем на дверь; я сказал, что раза два обращался к нему по делам [издательства] "Всемирной литературы".
— И — что?
— Могу сказать: невежественный и грубый человек.
— Гм-гм… Подхалим какой‑то. И, вероятно, жулик. Впрочем, я его первый раз вижу, может быть, ошибаюсь.
Нет, Владимир Ильич не ошибся; через несколько месяцев человек этот вполне оправдал характеристику Ленина». (36)


1.11. Работа психической энергии
(йогические способности)

«…Если Ленин не был чрезмерно занят, он довольно охотно, запросто беседовал с нами, и эти беседы заряжали нас новым приливом энергии и энтузиазма. Признаться, довольно частенько мы злоупотребляли своей близостью и бегали к нему даже тогда, когда это и не представлялось крайне необходимым. Но чувствовалось, что это ему не было в тягость. Я не помню ни одного недовольного выражения или досадливого жеста Владимира Ильича. Впрочем этого и не нужно было: он умел как‑то погружаться в свои мысли, отходить от беседы, и собеседник тут же чувствовал, что надо стушеваться.
Ленин сразу отрывался от беседы, задумывался и, очевидно, прежде чем приступить к разработке охватившей его идеи, мысленно набрасывал основные ее положения.
Надежда Константиновна в своих воспоминаниях рассказывает, как Ленин шепотком, прежде чем засесть за работу, на ходу излагал свои мысли. При нас, посторонних, он этого не делал, но как‑то сосредотачивался и отходил от нас. Это всегда было так заметно, что не нужно было никакого напоминания, чтобы раскланяться, причем Ленин прощался уже рассеянно, точно не видя тебя. Надежда Константиновна, зная эту черту Ленина, спрашивала иногда, не обижаются ли на это товарищи. Обижаться! Такого понятия вообще не существовало. Мы любили Ленина, с восторгом ловили каждое его слово, каждый готов был умереть за него». (37)
«Обычное, преобладающее настроение — напряженная сосредоточенность. <…> Колоссальная сосредоточенность». (38)
«На заседании обсуждались сравнительно небольшие текущие вопросы. Ленин взял слово и говорил не больше пяти — восьми минут. С тех пор прошло более 45 лет, и я, к сожалению, не помню этой речи Ильича. Но никогда не забуду, как она коренным образом изменила мое самочувствие. Состояние усталости, физической разбитости совершенно исчезло. Казалось, я выздоровела от тяжелого недомогания». (39)
«Во всех случаях жизни он проявлял исключительное самообладание. События, в результате которых другие теряли голову, служили для Ленина лишь поводом продемонстрировать свое спокойствие и душевное равновесие.
Единственное заседание Учредительного собрания проходило бурно. На нем в смертельной схватке сцепились две фракции. Боевые выкрики делегатов, стук пюпитров, громы и молнии, которыми разражались ораторы, страстное пение "Интернационала" и революционного марша, звучавших в устах двух тысяч человек, — все это наэлектризовывало атмосферу. С приближением ночи напряжение все нарастало. Мы сидели на балконе, вцепившись руками в барьер и стиснув зубы, наши нервы были напряжены. Ленин сидел в первом ряду ложи, и лицо его выражало полнейшее отсутствие интереса.
Наконец он встал, прошел за трибуну и сел там на покрытые ковром ступеньки. Изредка он поднимал голову и окидывал взглядом огромное скопление народа. Затем подпер голову рукой и закрыл глаза, будто говоря себе: "Так много людей понапрасну растрачивает свои силы, пусть хоть один их побережет". Громкие голоса ораторов и шум собрания прокатывались над его головой, но он продолжал преспокойно сидеть. Раза два он приоткрывал глаза, прищурившись, осматривался вокруг и снова опускал голову». (40)
«Когда он задавал важный вопрос, то садился прямо на край дивана, опустив слегка плечи и искоса поглядывая на меня, пока я долго отвечал на вопрос. И вообще я постоянно чувствовал его взгляд на себе, внимательный, испытующий, которым он, кажется, мог прочитать мысли, так как часто дополнительные вопросы Ленина касались того, о чем я только еще собирался сказать». (41)
 
СфинксДата: Четверг, 11.02.2016, 14:21 | Сообщение # 9
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1037
Статус: Offline
1.12. Простота в личном общении, скромность


Каждая беседа с Вождем должна приносить ободрение. Не может иметь место угроза или умаление. Каждый, даже не великий служащий, может быть поддержан в его лучшем качестве. Даже малые могут дать полезное замечание; и радуется сердце человеческое, когда чувствует, что его лучшие качества оценены.

Напутствие Вождю, § 100 (42)


Мудрый Вождь, прежде всего, выслушает собеседника и лишь потом скажет свое мнение. Он выслушает не только, чтобы знать сущность мысли, но и понять язык собеседника. <...> Так, искусство освоения языка собеседника относится к большому развитию сознания. Оно усваивается Иеровдохновением или сознательным утончением внимания.

Напутствие Вождю, § 175 (43)


«Никогда мне не приходилось видеть человека, до того естественного и простого в каждом своем слове, в каждом движении. Сам он, казалось, совершенно не чувствовал своей исключительности, не то чтобы дать ее почувствовать другим. Мы же знали, с каким необыкновенным человеком имеем дело, знали, что такие родятся не каждое столетие. Понимали, что сопутствуем человеку, который призван стать во главе восставшего народа. И все-таки никто не чувствовал себя подавленным его личностью, даже смущения перед ним не испытывал. Он внушал лишь беспредельную любовь, с ним было радостно и счастливо. Человек чувствовал себя способным на гораздо большее, чем был способен до знакомства с ним, а главное, и сам становился проще, естественней.
Рисовка в присутствии Ильича была невозможна. Он не то чтобы обрывал человека или высмеивал его, а просто как-то сразу переставал тебя видеть, слышать, ты точно выпадал из поля его зрения, как только переставал говорить о том, что тебя действительно интересовало, а начинал позировать. И именно потому, что в его присутствии сам человек становился лучше и естественней, было так свободно и радостно с ним» (44)
«...автомобиль Владимира Ильича навлек на себя подозрение усердных охранителей московских улиц и был под охраной препровожден в отделение милиции. С вооруженными милиционерами на подножках автомобиля подкатили мы к милиции, нас высадили, провели в отделение, где Владимир Ильич с улыбкой показал свой пропуск и был отпущен. Задержавшие Владимира Ильича товарищи были немало смущены этим случаем, но Владимир Ильич просто и ласково успокоил их» (45)
«Когда Владимир Ильич незадолго до своей роковой болезни поехал в Костино, он в один из последующих дней по приезде направился к скотному двору, чтобы осмотреть его. Служащие совхоза "Костино" еще не знали Владимира Ильича, и, так как вход на скотный двор для посторонних был запрещен, сторож не пропустил Ленина. Владимир Ильич спокойно повернул вспять, не сказав ни слова.
Дело доходило до того, что, приходя в кремлевскую парикмахерскую, Владимир Ильич садился, чтобы дождаться своей очереди, но тут уже присутствовавшие восставали, они не могли допустить, чтобы он так непроизводительно тратил свое время» (46)
«Первая же встреча моя с Владимиром Ильичем в Минусинске окончательно рассеяла мои представления о нем как о "генерале". Своей приветливостью и простотой он производил чарующее впечатление. Он совершенно не давал чувствовать своего интеллектуального превосходства, охотно делился с нами своими задушевными мыслями и настроениями, своими взглядами на ту или иную только что прочитанную им книжку, сведениями о политических новостях. <...> ...ему хотелось бы, чтобы мы столь же страстно, с таким же горением пламенной мысли воспринимали тот или иной теоретический вклад в наше мировоззрение, с каким обычно и он искал новое в прочитываемой или изучаемой им книжке» (47)
«Замечательная была черта у Ленина — он никогда не давал чувствовать своего превосходства, не давил своим авторитетом, считался с мнением других, видел в каждом товарище равного себе. Оттого так легко было с ним, так радостно и свободно дышалось около него. Он умел внимательно выслушать собеседника, втянуть в спор, заставить высказаться до конца, а если видел, что собеседник не сводит концов с концами, путается в противоречиях, он, добродушно посмеиваясь над зарвавшимся спорщиком, доведшим свою мысль до логического абсурда, направлял его на правильный путь, не задевая самолюбия, не обескураживая, как делал бы обязательно в таком случае Плеханов. Тот доводил иногда застенчивых людей до желания провалиться сквозь землю. Владимир Ильич никогда не спрашивал, что вы читали, как усвоили прочитанное, а просто беседовал с вами по поводу отдельных вопросов и сразу видел и пробелы, и слабые места, причем и собеседнику становилось ясно, над чем надо ему поработать.
В присутствии Ленина мысль обострялась, хотелось больше знать, думать, читать, учиться и, главное, работать. От одной мысли, что Ленин знает о твоей работе, удесятерялись силы» (48)
«...поражало, до чего Ленин был внимателен и терпелив с каждым товарищем.
С Лениным никто не старался казаться умным, говорить о высоких материях, становиться на носки. Он видел человека насквозь, и каждый чувствовал, что с Ильичем надо говорить только просто, щеголять не нужно.
Сколько раз мне приходилось присутствовать при его беседах с товарищами, и меня всегда поражало, с каким доверием и вниманием он всех слушал. Это был такт большого человека: ободрить работника, поднять в нем веру в свои силы, зажечь бодростью и энергией. Не в этом ли исключительный успех и влияние Ленина, что он умел, как никто, воодушевить волей к работе, и человек, соприкоснувшись с ним, трудился с удесятеренной энергией. Каждый чувствовал, что у него точно крылья выросли» (49)
«Это было в 1918 году, вскоре после приезда Владимира Ильича из Петрограда в Москву, когда он поселился в Кремле.
В том коридоре, который вел в квартиру Владимира Ильича, комендант Кремля установил пост курсантов школы ВЦИК. Там было много молодежи, не знавшей Владимира Ильича в лицо. Комендант дал приказ: никого не допускать в квартиру Ленина без пропуска. И вот однажды Владимир Ильич пошел в свой кабинет в Сов¬наркоме , а постоянный пропуск забыл дома. Днем ему что-то понадобилось в квартире, и он пошел к себе, подошел к дежурному курсанту, а тот спросил у него пропуск. Владимир Ильич указал на дверь в свою квартиру и говорит:
— Вот же дверь в мою квартиру...
Курсант отвечает:
— Не могу знать. Есть приказ: никого не пускать без пропуска.
Владимир Ильич повернулся, пошел в комендатуру, взял разовый пропуск и пришел к себе домой.
Кончилось суточное дежурство. Дежурный пришел к своему командиру и доложил об инциденте с человеком
без пропуска. Тот уже знал об этом. Выслушав курсанта, командир спросил его:
— А знаешь, кого ты не пропустил?
— Не знаю.
— Председателя Совнарокома Ленина.
Курсант схватился за голову и побежал к Владимиру Ильичу извиняться.
Но Владимир Ильич сказал:
— Нет, вам извиняться нечего. Распоряжение или приказ коменданта на территории Кремля — это закон. Как же я, Председатель Совета Народных Комиссаров, мог этот закон нарушить? Я был виноват, а вы — правы» (50)
Ленин, 3 года стоящий во главе государства, пишет записку в библиотеку Румянцевского музея с просьбой выдать ему на ночь, когда библиотека закрыта, два словаря греческого языка, лучшие философские словари и две книги по истории греческой философии, обещая вернуть их к утру: «Если, по правилам, справочные издания не выдаются на дом, то нельзя ли получить на вечер, на ночь, когда библиотека закрыта. Верну к утру...» (51)
«Ленин горячо пожал нам руки и засыпал вопросами о семьях, о заработках, о настроениях рабочих, о том, чего ждут они от конференции. У Ильича была присущая только ему, особая манера слушать и расспрашивать. Он затрагивал только то, что больше всего интересовало в данный момент. Веселый, бодрый, жизнерадостный, он как-то сразу сблизился с нами, будто мы знали его долгие годы. Ленин умел допытываться до самого главного, самого основного. И как нас сразу покорила и пленила эта удивительная ленинская простота и доступность. Мы с Ильичем чувствовали себя совершенно непринужденно, как с самым близким товарищем» (52)
«После Октябрьской революции, когда В.И. Ленин стал главой Советского правительства и его имя стало известно миллионам трудящихся во всем мире, он продолжал оставаться скромным, чутким товарищем, с величайшим вниманием относившимся к мнениям других работников. Выработав принципы коллективности руководства партией, Ленин сам следовал им.
Вот яркий пример, рисующий облик В. И. Ленина. 5 апреля 1920 года делегаты IX съезда партии чествовали В. И. Ленина в связи с приближавшимся пятидесятилетием со дня его рождения. После выступления двух ораторов Владимир Ильич сказал, что этого вполне достаточно, и предложил поговорить о насущных вопросах партии и советского строительства. Однако делегаты съезда не согласились с этим: они хотели выразить свои чувства, свою горячую любовь к В. И. Ленину. Тогда Владимир Ильич ушел. Это было чрезвычайно характерно для него: он не терпел хвалебных речей по своему адресу. Подошла моя очередь председательствовать на заседании. Мне сказали, что Владимир Ильич вызы¬вает меня к телефону. Он спросил, что происходит на съезде. Я ответил: "Продолжаются выступления о пятидесятилетии Владимира Ильича Ленина". Владимир Ильич настойчиво потребовал от меня, как председателя, прекратить эти выступления. Но сделать это было невозможно» (53)
«Было начало апреля 1917 года. Мучительно переживал В. И. Ленин в последние дни своего изгнания отрыв от родины, где бушевала [февральская] революция. <...>
В последний день пребывания в Цюрихе Владимир Ильич вручил мне свою сберегательную книжку, в которой значился остаток вклада 5 франков и 5 сантимов, с просьбой "реализовать" эти деньги и принять их в уплату членских взносов за себя и Надежду Константиновну за апрель месяц. "Простите, что обременяю вас этим поручением, но не хватило времени сделать это самому", — с извиняющейся улыбкой сказал Владимир Ильич, пожимая мне руку на прощание.
Я была ошеломлена. В такой волнующий момент В. И. Ленин подумал об уплате членских взносов за апрель месяц. Никто из отъезжающих товарищей не вспомнил об этом. Да и я, как казначей Цюрихской секции большевиков, не напоминала им об этом, так как считала, что еще в апреле они будут в Петрограде»54
«Возвращаясь из Кремля, я думал: видел ли я когда-нибудь человека его калибра, который обладал бы таким же жизнерадостным темпераментом? Мне никто не приходил на ум. Этот невысокий, лысоватый, с морщинками на лице человек, который, покачиваясь на стуле, смеется то по одному, то по другому поводу, в то же время всегда готов каждому дать обстоятельный совет; при этом совет настолько хорошо аргументирован, что делается для его сторонников убедительнее любого приказания. Его морщины — морщины смеха, а не горя. Я думаю, что это именно так, ибо он первый великий вождь, который полностью отрицает значение своей собственной личности. Ему совершенно несвойственно честолюбие. Более того, как марксист, он верит в народное движение, которое с ним или без него все равно будет поступательным... Поэтому он свободен, как не был свободен ни один выдающийся человек до него. Доверие к нему рождает не столько то, что он говорит, сколько эта ощущаемая в нем внутренняя свобода и это его бросающееся в глаза самоотречение. Исходя из своей философской концепции, он ни на минуту не допускает, чтобы ошибка одного человека могла испортить все дело. Сам он, по его мнению, только участник, а не причина событий, которые навеки будут связаны с его именем» (55)
 
СфинксДата: Пятница, 12.02.2016, 17:41 | Сообщение # 10
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1037
Статус: Offline
1.13. Обостренное чувство справедливости

«Упорная теоретическая работа не делала Владимира Ильича сухим книжным человеком. Ту страсть, которую он вкладывал в работу, он вкладывал в отдых, прогулки и пр. Он любил жизнь во всех ее проявлениях, любил людей. Болел душой за их страдания, за несправедливость по отношению к ним.
Прав был Горький, который писал, что он не встречал, не знает человека, "который с такой глубиной и силой, как Ленин, чувствовал бы ненависть, отвращение и презрение к несчастиям, горю, страданию людей"» (56)


1.14. Отсутствие мстительности

...Вождь не должен знать месть как одно из самых животных чувств. Некогда Вождю мстить, когда он не знает ущемления, ибо находится в постоянном движении.


Напутствие Вождю, §6 (57)


Вождь не должен омрачать исторические события никаким личным чувством. Невозможно окрашивать событие целого народа личною радостью или печалью. Многие события были искажены именно личным произволом, который вносил насилие в широкие устремления.


Напутствие Вождю, § 154 (58)


«Нередко меня очень удивляла готовность Ленина помочь людям, которых он считал своими врагами, и не только готовность, а и забота о будущем их. Так, например, одному генералу, ученому, химику, угрожала смерть.
— Гм-гм, — сказал Ленин, внимательно выслушав мой рассказ. — Так, по-вашему, он не знал, что сыновья спрятали оружие в его лаборатории? Тут есть какая-то романтика. Но — надо, чтоб это разобрал Дзержинский, у него тонкое чутье на правду.
Через несколько дней он говорил мне по телефону в Пе-троград:
— А генерала Вашего — выпустим, — кажется, уже и выпустили. Он что хочет делать?
— Гомоэмульсию.
— Да, да — карболку какую-то! Ну вот, пусть варит карболку. Вы скажите мне, чего ему надо.
И для того, чтобы скрыть стыдливую радость спасения человека, Ленин прикрывал радость иронией.
Через несколько дней он снова спрашивал:
— А как — генерал? Устроился?». (59)
Характерен случай, имевший место в марте 1919 года. 17-летняя Валентина Першикова из Царицына была арестована за то, что исчеркала и разрисовала портрет Ленина, вырванный из брошюры с краткой биографией Владимира
Ильича. Начальник одного из царицынских отделений милиции и красноармеец написали письмо с просьбой об освобождении девушки из-под стражи и направили его... Ленину. Вот его телеграмма председателю губернского ЧК: «За изуродование портрета арестовывать нельзя. Освободите Валентину Першикову немедленно, а если она контрреволюционерка, то следите за ней». (60) В связи с распоряжением Ленина В. Першикова была освобождена из-под стражи на следующий день, а дело в отношении нее было прекращено 9 марта 1919 года.


1.15. Говорил простыми словами

Практически все современники Ленина, вспоминавшие его выступления, отмечают необычайную простоту речи Владимира Ильича. Никакой рисовки, никаких риторических приемов, никакой вычурности. Мысль проста и прозрачна. Бывало, слушатели, подуставшие от череды ораторов, ждали, когда же наконец на трибуну выйдет Ленин, чтобы разобраться, в чем собственно «гвоздь» проблемы, о которой так страстно вещают выступающие.


«...вот поспешно взошел на кафедру Владимир Ильич, картаво произнес "товарищи". Мне показалось, что он плохо говорит, но уже через минуту я, как и все, был "поглощен" его речью. Первый раз слышал я, что о сложнейших вопросах политики можно говорить так просто. Этот не пытался сочинять красивые фразы, а подавал каждое слово на ладони, изумительно легко обнажая его точный смысл. Очень трудно передать необычное впечатление, которое он вызывал». (61)
«Ленин берет слово. Его доклад — мастерской образец его искусства убеждать. Ни малейшего признака риторических прикрас. Он действует только силой своей ясной мысли, неумолимой логикой аргументации и последовательно выдержанной линией. Он кидает свои фразы, как не¬отесанные глыбы, и возводит из них одно законченное целое. Ленин не хочет ослепить, увлечь, он хочет только убедить. Он убеждает и этим увлекает. Не при помощи звонких, красивых слов, которые пьянят, а при помощи прозрачной мысли, которая постигает без самообмана мир общественных явлений в их действительности и с беспощадной правдой вскрывает "то, что есть"». (62)
«Речь простая была, не вычурная и не театральная, не было ни "естественной искусственности", "певучая"типа французской речи (как у Луначарского, например), не было и сухости, деревянности, монотонности типа английской — русская речь посередине между этими крайностями. И она была у Ильича такая — посредине — типичная русская речь. Она была эмоционально насыщена, но не театральна, не надуманна; естественно эмоциональна. Модулирования не были штампованно однообразны и стереотипны». (63)

В чем причина простоты ленинских выступлений? Во-первых, Ленин не думал о себе — о том, как он выглядит на сцене, что о нем скажут и т. п. Все его мысли были о деле — о том, как убедить, как показать привлекательность и осуществимость предлагаемых планов. Почему люди пишут «заумные», малопонятные статьи в то время, как излагаемый в них материал можно пересказать очень простыми словами без потери смысла? Очевидно, потому что они хотят казаться умными, боятся потерять лицо перед «учеными» коллегами и т. п. Они движимы эгоистическими мотивами — страхом и честолюбием.
Во-вторых, мысль Ленина работала ясно и точно. Он видел примитивность и однообразие человеческих мотивов, понимал, как из этих мотивов «собираются» масштабные социальные явления, которые в сути своей тоже были простыми. Когда видишь простоту процесса, незачем говорить о нем многословно и трудно.
Важность этого качества сложно переоценить. Именно так, выражаясь просто и понятно, можно было «достучаться» до всех слушателей — и до малограмотного крестьянина, и до профессора.
 
Форум » ПОДВИЖНИКИ ДУХА » МАХАТМА ЛЕНИН » Г. Г. Хмуркин. ЛЕНИН: взгляд сквозь призму метаистории (Книга, написанная с позиций Учения Живой Этики)
Страница 1 из 6123456»
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES