Четверг, 23.11.2017, 06:21

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 212»
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА » ПСИХОЛОГИЯ НА СЛУЖБЕ У ПРОПАГАНДЫ (Методы манипуляции сознанием)
ПСИХОЛОГИЯ НА СЛУЖБЕ У ПРОПАГАНДЫ
СфинксДата: Пятница, 21.04.2017, 18:25 | Сообщение # 1
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
ПСИХОЛОГИЯ В РУКАХ ПРОПАГАНДЫ




Психология – это оружие

Современные технологии манипуляции человеческим сознанием уже давно пробрались в нашу жизнь, их активно и успешно используют рекламщики, продавцы разных товаров и услуг, политики, бизнесмены, да и просто обычные рядовые граждане. Откровенно шулерских приемов, как получить свое за счет других, существует огромное количество, и они используются в разговорах, дискуссиях, передаче информации и многих других областях нашей жизни.

Это несомненный факт, но к великому сожалению, достижения психологии можно использовать не только во благо, но и во вред. И моральные соображения никогда не останавливали людей, руководствующихся принципом абсолютного эгоизма. Увы, но для многих психология это вовсе не наука, призванная уменьшить страдания людей во всем мире, а мощное психотронное оружие, которое нужно и должно использовать для достижения своих целей, не особо стесняясь в средствах и не задумываясь о последствиях.

Средства массовой информации были одними из первых для тех, кто профессионально использовал манипуляции над людьми в целях пропаганды определенных идей. И, учитывая масштаб их возможностей, можно констатировать, что возможный урон от их деятельности куда больше, чем тот, который могут нанести нам нечистые на руку продавцы смартфонов и сковородок.
В этой статье мы покажем основные методы, которые используют средства массовой информации для манипулирования массовым сознанием людей. Их знание, возможно, поможет вам отделить настоящую информацию от ангажированной лжи.


Какие СМИ наиболее опасны?

Возможно, вы скажете, что СМИ всегда и везде напропалую врут своим абонентам. Такое обобщающее мнение, вне всяких сомнений, присутствует в нашем коллективном сознании, но верно оно лишь отчасти. Разница в степени воздействия на аудиторию может быть огромной. И определяется эта разница возможностями манипулятора по воздействию на СМИ и его изначальными интересами.

Конечно, это очевидный факт, что ни в одной стране мира средства массовой информации не являются независимыми полностью. У каждого СМИ есть свой владелец, который отчасти определяет политику издания. Но в условиях независимой экономики и политических свобод особо разгуляться манипуляторам не позволяют реально работающие законы и общественный контроль. Таким образом, уровень манипуляций и лжи естественно ограничен этими факторами.

Что касается стран, где СМИ жестко контролирует власть, то они практически не ограничены ни в методах, ни в масштабах манипуляций, особенно когда заказчиком и контролером сама власть и является. И именно в условиях авторитарных и тоталитарных режимов психология в руках СМИ и превращается в оружие массового поражения.

К большому сожалению, в последние несколько лет эта проблема стала вопиюще актуальной именно для нашей страны. И в этом есть только один плюс – мы на собственном примере можем воочию наблюдать, в каких невиданных масштабах и с какой степенью бессовестности может разворачиваться это явление и как эффективно формируется в головах наших граждан виртуальная реальность.


20 способов манипулирования сознанием человека со стороны СМИ

Манипуляция сознанием построена на знаниях некоторых закономерностей человеческого поведения. Каждый из нас склонен определенным образом реагировать на воздействие внешней среды. Какие-то из этих реакций определяются факторами нашей личности, а какие-то – глобальными особенностями человеческой природы. Поэтому, зная то, как в большинстве случаев отреагирует респондент на тот или иной раздражитель, можно регулировать это воздействие и получать нужный результат.

Коварство манипуляции состоит в том, что сам человек в большинстве случаев даже не подозревает о том, что на него воздействуют в своих целях, и большинство людей наивно полагают, что получаемую информацию контролирует тот, у кого в руках пульт от телевизора. Но, если вы внимательно вчитаетесь в то, что написано далее и посмотрите новости, вооруженные этим знанием, вы отлично поймете, о чем здесь речь.

1. Принцип первой новости

Наше сознание устроено так, что информация о событии, которая первой туда поступила, будет автоматически считаться более достоверной, чем та, которая пришла к нам позже. Это правило работает настолько хорошо, что даже если потом мы получим правдивую и обоснованную информацию, то она может быть нами бессознательно проигнорирована. Поэтому СМИ часто используют этот фактор, чтобы, например, сыграть на опережение.

Заранее зная о том, что через какое-то время о нежелательном событии станет известно всем, можно представить его в нужном для заказчика свете, исказив заведомо информацию. Классический информационный вброс о готовящемся событии – «панамское досье», когда о скором выходе нежелательной информации было объявлено заранее в искаженном контексте. Тем не менее, именно это событие в головах многих граждан затмило все остальные, и даже оппозиционно настроенная аудитория еще долго обсуждало именно его, а вовсе не то, что было в этом деле основным.
Тот же принцип используется, когда нужно сформировать у аудитории определенное мнение о каком-то человеке, например, устранить политического конкурента путем использования компрометирующей информации.

Дальнейшие опровержения, даже весьма обоснованные, могут и не сыграть решающей роли, ведь мнение уже будет сформировано. Кроме того, компромат, как правило, заставляет людей объясняться и пускаться в доказательства своей невиновности, что также часто подсознательно воспринимается как доказательство вины. Используется распространенный стереотип – раз оправдывается, значит виноват.

2. Использование фактора «очевидца события»

Используется манипуляция, основанная на факторе доверия к очевидцу события. Очевидец может быть полностью подставным лицом, главное, чтобы он вызывал доверие аудитории и говорил убедительно. Также можно показать интервью и с настоящим свидетелем, но исказить информацию в нужном манипулятору контексте, например, использовать только часть правды или прокомментировать слова, исказив их смысл.
Здесь используется тот же принцип первой новости, подкрепленный фактором доверия к свидетелю. Даже если потом всплывут какие-то новые факты, более важным окажется ранее сформированное мнение.
Классический пример можно привести из известной истории на НТВ, когда новости показали интервью «свидетеля» страшного события – казни младенца на площади в Славянске. Плачущая женщина довольно убедительно рассказывает ужасные подробности о произошедшем якобы на ее глазах. Эта известная история потом получила многочисленные опровержения, но в сознании многих зрителей осталась именно первая версия несуществующего события.

3. Создание образа врага

Людьми, которые объединяются под знаменем защиты от общего врага-супостата, можно управлять легко и непринужденно. Именно поэтому сознание негативного и, главное, угрожающего образа внешнего мира, который только и ждет, чтобы разорить родную хату – один из главных мотивов психологической атаки авторитарных СМИ. В максимуме, при благоприятных для манипулятора обстоятельствах, получается создать так называемый «синдром осажденной крепости», когда население легко объединяется под знаменем общей идеи (разумеется, навязанной заказчиком) против внешних сил.
В дальнейшем, манипулируя страхом и ненавистью к врагу, можно легко проводить любые невыгодные для населения законы, и оно с легкостью пойдет на «временные» невзгоды – по принципу «лишь бы не было войны». При необходимости можно легко мобилизовать такое население и на вполне настоящую войну, которая естественно объявляется «священной» и ведущейся «во имя справедливости».
Органичной частью этой манипуляции общественным сознанием является создание противопоставления «мы и они», по принципу хороший – плохой. Подобные психологические установки, деление мира на своих и чужих, вообще очень легко приживаются в любом обществе. Пример тому Германия тридцатых годов прошлого века, когда в одной из самых культурных на тот момент стран мира появилась одна из самых «людоедских» систем в истории. Естественно, ярко выраженные формы такой идеологии создаются не без участия пропаганды, которая исключительно эффективна в условиях авторитарного или тоталитарного государства.
Прикрепления: 7326963.jpg(33Kb)
 
СфинксДата: Пятница, 21.04.2017, 22:30 | Сообщение # 2
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
4. Манипулирование информацией, смещение акцентов

Любая информация может быть представлена с различных точек зрения, поэтому этот прием используется, например, чтобы выделить (подчеркнуть) важность того, что на деле является второстепенным, и скрыть действительно важные детали. При отсутствии дискуссии на тему события, такая купированная информация – полуправда (а на деле ложь) может быть легко выдана за абсолютную истину, что часто и происходит.
Любопытно то, что как правило, при достаточной информированности аудитории и ее способности мыслить непредвзято и рационально, такой прием легко изобличается, однако этого не происходит из-за того, что подобные новости часто сменяют друг друга и представляют мешанину из фактов, логически связать которые часто бывает затруднительно. Эта технология лежит в основе следующей манипуляции.

5. Дробление информации

Целостная информация, реальное понимание которой для манипулятора является нежелательным, намеренно делится на фрагменты, так, чтобы человек не мог осознать истинную проблематику вопроса.
Приемы могут быть следующими: новость прерывается рекламой, по ходу трансляции в процесс влезает другой корреспондент, например, с шутливым комментарием, относящимся к делу только косвенно, новость сопровождается бессвязным визуальным рядом, подается с изначально нарушенной или вовсе отсутствующей логической последовательностью. Говоря иначе, все делается для того, чтобы снизить воздействие этого события на зрителя либо вообще лишить его смысла.

6. Использование значимых фигур – лидеров

Любая информация, озвученная авторитетным или даже просто известным персонажем, всегда кажется более достоверной. Даже если она впоследствии будет опровергнута, сознание многих людей подсознательно не воспримет это опровержение, потому что первоначальная информация уже успела утвердиться в сознании как истинная.
Так, известные люди используются для трансляции взглядов той или иной политической силы. И если вы услышали из уст любимого вами актера, что он голосует за определенного кандидата или партию, то это может легко повлиять на ваше решение.

7. Манипуляция с переключением внимания зрителя

В контексте этого метода можно показывать вообще любую информацию, не опасаясь последствий. Сделать это можно, если постоянно переключать внимание зрителя на что-то другое, менее значимое. Так например, во время трансляции нежелательной новости, как бы случайно, появляется еще одна, на которую незаметно происходит переключение внимания, и значимая новость незаметно уходит в тень следующей. Эффект усиливается многократно, если новость, являющаяся своеобразной «дымовой завесой», оказывается эмоционально значимой для аудитории.

8. Эмоционально заряженный материал

В случае, если требуемая для передачи информация почему-то является неприемлемой или неинтересной для зрителя, используется прием эмоционального заряда. Тогда, чтобы обойти внутреннюю установку людей на запрет подобной информации, необходимо усилить воздействие на них.
Делается это при помощи эмоционально заряженной новости либо эмоционально настроенного транслятора. Например, ведущий подает новость очень эмоционально, якобы в состоянии сильного возбуждения, что поневоле притягивает внимание и обходит таким образом цензурный барьер сознания. По той же причине, чтобы придать многочисленным шоу привлекательности, участники говорят нарочито и неестественно громко, демонстрируя перехлестывающие через край эмоции. Все это делается с одной целью – заставить зрителя сопереживать событиям на экране, даже если они и не слишком тому интересны.
Классический пример эмоционального воздействия на зрителя представляет известный лидер ЛДПР Жириновский, который в своих выступлениях использует весьма эмоциональную манеру изложения и, делая это талантливо и вдохновенно, имеет возможность продвигать мнения и идеи, которые в устах спокойно выражающего свои мысли человека иначе как идиотскими никто бы не назвал.

9. Выборочное или однобокое освещение событий

Самых разнообразных новостей в стране происходит огромное количество, но если большинство СМИ находятся под контролем людей облеченных властью, то у них есть возможность показывать новости выборочно. Это значит, что показываются только факты, выгодные заказчикам. Как вариант, потоком новостей манипулируют таким образом, чтобы невыгодная информация шла в эфире вторым планом, создавая впечатление своей незначительности на фоне якобы важных и весомых событий.
Таким образом происходит тотальное искажение происходящего, когда действительно важные и характеризующие реальное положение дел события представляются незначительными. Это дает возможность, даже фактически не искажая информацию в деталях, выдавать совершенно ложную картину в целом.
Тот же подход позволяет с легкостью манипулировать проблематикой, выдавая одни проблемы за существенные и требующие немедленного решения, а на самом деле важные проблемы представлять как или не существующие вовсе, либо же незначительные.
Метод очень удобно использовать при проведении и обосновании нужных заказчику законов. Для этого при подаче таких новостей используется обобщение, когда берется один реальный факт и незаметно распространяется на всю целевую группу. Так например, нарушения строительных норм, которые привели к обрушению какого-либо объекта, представляют таким образом, что создается впечатление, что строители массово злоупотребляют качеством, серьезная авария с неисправным автомобилем становится поводом для введения лицензий на перевозки, естественные протесты людей объявляются опасными для общества и служат поводом для введения цензуры. Стоит ли говорить, что никакой статистики при этом не приводится. Тем не менее, ужесточаются законы и правила, эффективность которых никогда впоследствии не проверяется.

10. Замалчивание информации

В общем-то это крайний вариант предыдущей манипуляции, когда нежелательная информация вообще не доходит до адресата. Что означает фактическую цензуру или самоцензуру зависимого СМИ.

11. Игра на доверии

Если СМИ заведомо транслирует информацию, которая отвечает стереотипным воззрениям целевой аудитории, то, используя тот факт, что большинство зрителей некритично воспримут эту информацию, происходит частичное добавление в этот информационный поток нужного манипулятору количества заведомо ложных фактов. Используется свойство нашей психики автоматически доверять информации, которую мы ранее априори считали достоверной, и снижающуюся на этом фоне критичность восприятия. Естественно подбираются те факты, которые могут быть быстро проверены или же для их проверки требуются значительные усилия.

12. Информационный цунами

Это трансляция огромного количества неважной или бессмысленной информации, на фоне которой теряется главное. Расчет здесь на то, что человек быстро устанет, потеряет внимательность и критичность восприятия. Этот прием используется не только для сокрытия значимой информации от зрителя, но и для продвижения нужных манипулятору идей, которые на фоне той же информационной усталости легко принимаются сознанием.

13. Будничный эффект (банальное зло)

Использование будничного тона и спокойного выражения лица диктором при трансляции негативной информации. При многократных повторениях вырабатывается эффект будничности происходящего, привыкание зрителя к негативному событию, восприятия его как должного и, как следствие, формирование равнодушного отношения, нужного манипулятору. Пример – репортажи из зон военных действий. Во время войны в Чечне сводки из зоны военных действий воспринимались как нечто само собой разумеющееся. Так, на фоне постоянной гибели многих тысяч людей в этой войне, известие о гибели подлодки Курск вызвало куда больший общественный резонанс. Уже в наше время довольно будничным языком зачитываются сообщения об очередном теракте на Северном Кавказе, однако массовая аудитория в большинстве совершенно равнодушна к этим событиям. На фоне этого особенно впечатляющим выглядит бурная реакция общества на сбитый турками российский самолет. И то и другое – в гораздо большей степени результаты соответствующей работы СМИ, нежели естественной реакции народа.

14. Одностороннее освещение события или проблемы

Подача информации в односторонней интерпретации, когда слушаются аргументы лишь нужной манипулятору стороны на фоне замалчивания или принижения мнений другой. Этот прием можно каждую неделю наблюдать в политизированных шоу, когда ведущий манипулирует мнениями дискутирующих сторон. Такой же прием используется при подборе участников дискуссии, когда на нужную сторону приглашаются адекватно выражающие свое мнение люди, а на другую выбирают людей маргинальных, косноязычных или же неприятных зрителю.

15. Информация на контрасте

Иногда серое вполне может сойти за белое, особенно если показать его на фоне черного. Девиз этой манипуляции – пока эти негодяи берут взятки, бездельничают, занимаются словоблудием, наш славный парень (вождь, лидер) трудится в поте лица ради блага страны, общества, мира во всем мире (просто подставить нужное). Очень распространенный прием, когда на фоне негативной информации, например, связанной с политическими конкурентами, деяния заказчика выглядят особенно выигрышно.
 
СфинксДата: Пятница, 21.04.2017, 22:50 | Сообщение # 3
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
16. Если большинство одобряет

Манипуляция строится на эффекте толпы – если событие одобряется и поддерживается большинством, то оно автоматически принимается как допустимое. Излишне говорить, что мнение большинства может быть легко сфабриковано. Например, на улице проводится опрос мнений людей, а выборка проводится так, что большинство из них поддерживает действия властей. При этом, во состав этого большинства заведомо выбираются люди адекватной внешности и манер, которые априори более симпатичны зрителю, чем несогласное меньшинство. Само наличие несогласных с общим мнением очень важно, ведь так поддерживается иллюзия объективности.


17. Эмоциональный шок

Еще один вариант «дымовой завесы» - это использование очень негативных новостей, например, показ жестокого преступления в подробностях, в расчете на то, что на этом эмоциональном фоне зритель не обратит внимание на нежелательную информацию. Разновидность данной манипуляции – проведение очередного жесткого и ограничивающего свободу граждан закона под эгидой показа трагических событий. Например, что нередко происходило в нашей новейшей истории, принятие законов, наделяющих силовые структуры чрезвычайными полномочиями на фоне жестокого террористического акта и т.п. При этом никакого анализа, доказывающего реальное влияние принятых мер на общественную безопасность, естественно, не приводилось.

18. Повторение


Многократная трансляция нужной информации, облеченная в простую и даже примитивную форму, наиболее эффективна при воздействии на массовую и не особо критически настроенную аудиторию. Таким путем можно за достаточно короткий срок донести до людей практически любые нужные манипуляторам идеи. У такого способа есть одно важное ограничение – средний уровень критичности воспринимающей информацию аудитории должен быть лишь слегка «выше плинтуса». Поэтому, чтобы этот метод сработал, люди в подавляющем большинстве должны уже находиться под воздействием нужных манипулятору убеждений и использовать стереотипное мышление.

19. Изменение истинного смысла слов и понятий

Любую информацию можно представить определенным образом, если интерпретировать слова с нужной точки зрения или подменить смысл сказанного. Например, во время сноса ларьков в Москве протесты предпринимателей в основном касались изначальной незаконности действий властей, поскольку у многих были документы о собственности. В то же самое время СМИ представили их действия как очередную попытку мошенничества, исказив сам смысл понятия документа о собственности в контексте заявлений власти. Вместе с тем смысл самого события, сноса, был изменен с явно отрицательного на положительный и представлен как якобы забота о состоянии городских коммуникаций и интересах жителей, хотя на деле представлял бессовестное попрание принципа частной собственности и пренебрежение собственными законами.

20. Упрощение информации, подгонка ее под стереотипы массового зрителя

Данный прием, с одной стороны, прямое следствие примитивизации аудитории, с другой это происходит из стремления эффективно этой аудиторией манипулировать. Современные зрители в своем большинстве не хотят воспринимать сложную информацию, поэтому СМИ представляют события в сильно упрощенном варианте, рассчитанном на безоговорочное восприятие, а не на рациональный анализ. Этот факт позволяет манипулятору с легкостью транслировать нужную информацию. Здесь можно привести пример с теми же ларьками, когда в СМИ приводили аргументы в пользу действий властей, о том, что якобы ларьки являются настоящим рассадником антисанитарии и криминала. Также часты были намеки на то, что в них работают выходцы из южных республик, т.е. совершенно явно распространялась информация, рассчитанная на негативные стереотипы людей в отношении предпринимателей и приезжих. Как правило, такая информация запускается в массы с прямым расчетом на то, что человек сам додумает и сделает нужные манипулятору выводы.

В чем опасность психологических манипуляций СМИ?

Скорее всего, социальной системы, полностью свободной от этого, в мире просто не существует. По крайней мере, многие приемы психологических манипуляций можно встретить в СМИ любой, даже самой либеральной и демократической страны. Однако, если со стороны общества есть реальный контроль, правосудие в стране работает на деле, а не на словах, и есть много конкурирующих друг с другом источников, то СМИ получают возможность лишь выборочного использования этих технологий.
По-настоящему большое влияние и опасность СМИ приобретают в условиях стран с авторитарными режимами и коррумпированной властью. Именно тогда появляется один главный заказчик, в интересах которого и распространяется информация. Чаще всего его истинный интерес один – сохранение существующего порядка вещей, при котором приумножаются его власть и деньги, а реальная роль СМИ состоит в том, чтобы имитировать бурную деятельность заказчика якобы в интересах народа, манипулировать информацией и в самом плохом варианте делать то, что метафорически называется «зомбированием населения», а именно осуществлять комплексную манипуляцию по воздействию на сознание людей, т.е. менять его в интересах заказчика.
Во многих случаях таким заказчиком является государство, которое при помощи средств массовой информации приобретает в глазах народа некую сакральную роль и сверхценность в противоположность другому подходу, когда государство является лишь механизмом, обслуживающим население.
В таких условиях сам термин «государство» также неизменно становится элементом манипуляции. Так например, каждый человек при здравом рассуждении понимает, что за государством стоит власть, а именно, определенная группа реальных людей, в интересах которых эта машина и работает. Однако при сакрализации этого термина, когда государство становится синонимом слова «Родина», этот очевидный факт теряет свой смысл до такой степени, что даже люди мыслящие вполне здраво попадают под магию этого убеждения. Естественно, такое отношение к государственной структуре исключительно выгодно заказчику, и поэтому воспитание такого стереотипа становится одной из целей СМИ-манипулятора.
Подобная система приводит к весьма плачевным последствиям для населения, способствует росту его зависимости от властей, обнищанию, а при определенных условиях чревата репрессиями, когда часть населения, несогласная с тем, что его грабят и насилуют, изолируется от общества и даже уничтожается.


Как защитить себя и близких от информационного воздействия?

Выше было приведено 20 способов манипуляций со стороны СМИ. Однако все эти способы основаны всего лишь на нескольких принципах, а именно, на ограничении информационного потока, интерпретации информации в своих целях (подмене ее истинного значения, т.е. превращении в ложь), а также информационном воздействии на сознание человека с целью его изменения. Зная эти три принципа, можно легко понять, каковы должны быть защитные меры.
Рецепт того, как избежать информационной блокады, прост – поиск альтернативных источников информации, благо интернет пока еще предоставляет нам такую возможность, несмотря на постоянные попытки властей ввести цензуру.
Хорошей защитой от искажений является подробный анализ информации, основанный на использовании разных источников и рациональной и критической оценке того, что вам предлагают эти источники. Естественно, знание методов манипуляций может сыграть в этом немалую роль.
Важно помнить, что простой отказ от просмотра официального телевидения и прослушивания радио здесь не сработает, поскольку это будет означать лишь то, что вы просто перекроете себе доступ к информации, не получив ничего взамен.
Ключевой момент, то, что на самом деле поможет вам защититься от манипуляций, это выработка собственной, зрелой позиции, основанной на критическом размышлении, здравом смысле и анализе различных информационных источников, в том числе и тех (а это очень важно), с которыми вы категорически не согласны.
В подтверждение сказанного и в завершение статьи хотелось бы привести цитату одного большого мастера по оболваниванию своего собственного народа.
«Пропаганда утрачивает силу, как только становится явной» – Йозеф Геббельс.
И этим все сказано.


Источник http://xn--108-iddybtxbgw3cxi.xn--p1ai/2016....chology
 
СфинксДата: Вторник, 25.04.2017, 23:00 | Сообщение # 4
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Официозное отношение к войне — преступление
перед психологическим благополучием нации




О том, что мы выиграли войну, принято говорить громко. О ранениях и увечьях победителей — тише. О психологических травмах — не говорить вообще. Но это не значит, что их нет. О том, что наносит большую травму — война, завершившаяся победой, или война без таковой. Как переживали боль победители, и какое поколение психологически пострадало от Великой Отечественной войны более всего. О современных фильмах и мировой литературе. А также о том, какое отношение к прошедшей войне имеет представление «у нас есть сервант, ковёр и муж». Размышляет Людмила Петрановская.


Война пережита недостаточно

— Людмила Владимировна, пережита ли вообще Великая Отечественная война в нашем массовом сознании?

Людмила Петрановская:

— Очень по-разному и, конечно, недостаточно. Потому что для тех поколений, по которым война ударила напрямую, эта тема была во многом табуирована. И, не имея возможности переживать, они вынуждены были уходить в защитное вытеснение.

Потом началась новая напасть — война стала темой официальной идеологии, торжественной, под трубы и знамёна. То, что во многом предлагается и сейчас.

Ещё позже был период некоего забвения военной темы. Можно было бы считать его здоровым — нельзя, чтобы всю жизнь все последующие поколения мысленно жили на войне.

Но очень быстро тема войны вновь стала идеологически востребованной, и её опять стали со страшной силой использовать в качестве пропагандистских штампов и идеологии. И это, конечно, очень грустно. Потому что такое использование как раз отрезает возможности нормального проживания — через сочувствие к людям, через конкретные судьбы. Вся это лубочно-пропагандистская позолота всегда пресекает нормальный поток чувств, нормальное живое сопереживание.

Кто пострадал больше: участники или их дети?

— Как отразилась Великая Отечественная война на психологическом здоровье её участников?

— Прежде всего, любая война, как и другие трагические события (у нас же было много всего — и репрессии, и голод, и одна волна на другую нахлёстывала — до Великой Отечественной была гражданская, а до этого Первая мировая) порождают большое количество людей с посттравматическим стрессовым расстройством.




Портрет фронтовика.
Худ. Геннадий Добров


Причём, это сейчас мы знаем, что это так называется, имеет определённые признаки. Например, в связи с украинскими событиями, как только начались болезненные, связанные с гибелью людей, события, практически сразу же начали появляться психологи, начались разговоры о том, что нужно работать с посттравматическим стрессовым синдромом. Раньше же этого никто не знал, никто не работал, и понятия никто не имел.
Это не значит, что синдрома не было, и он никак не проявлялся. Даже в художественных книжках часто звучит некая опаска перед фронтовиками, которые иногда ведут себя странно. У кого-то могли быть вспышки ярости, у кого-то это выливалось в зависимости, в разрушении прежних отношений и неспособность создать новые прочные, кто-то, пережив войну, потом вдруг в мирное время очень рано уходил из жизни. Есть сердечные заболевания, вызванные пережитым стрессом, который никуда не делся и остался запертым в психике в виде этого посттравматического стрессового синдрома.

Если говорить про Великую Отечественную — травма, конечно, смягчалась победой. Последствия травмы смягчаются, когда человек чувствует себя защитником и победителем, реализовавшим ту миссию, ради которой он через это всё прошёл. Это обстоятельство серьёзно отличало ветеранов Великой Отечественной, например, от людей с афганским синдромом, у которых победы не было, чувства своей правоты не было; и посттравматические состояния они часто переносили тяжелее.

Но кроме военных, было ещё огромное количество людей, которые были задеты войной очень сильно — мирное население, дети. Они не могли сражаться с врагом, но страдали зачастую очень сильно, переживали тяжёлые потери, имели страшный опыт. И на их посттравматический синдром вообще никто не обращал внимания.

— Как война отражалась на детях войны? Какие последствия войны они понесли дальше и передали своим потомкам?

— Из времён войны происходит очень многое. Родители со стрессовым синдромом вынуждены были защитно отключать какие-то свои чувства, и они, естественно, не могли дать детям полноценный психологический контакт. Дети вырастали «недополучившими» от родителей, и, соответственно, всю жизнь ожидающими, кто же им «додаст». Этими «кем-то» часто вынуждены были становиться их собственные дети. Поэтому сейчас моё поколение, плюс-минус несколько лет — это люди, которые к своим родителям относятся отчасти как к детям, отвечают за них.

— Насколько помню, со старшими родственниками мне, например, иногда было тяжело общаться. Можно было наткнуться, например, на вопрос: «А зачем ты дальше учишься? Профессия у тебя есть, на кусок хлеба заработать можно…»

— Ну да, потому что нужно было жить сегодня, хоть как-то, не надеясь ни на что хорошее. Я думаю, довольно многие в военном поколении были такими. Хотя был интересный эффект, когда люди, которые сами пережили трагические события, иногда бывали более сохранившимися, чем их дети.

Если человек переживает нечто страшное уже во взрослом возрасте, у него больше ресурсов, и он как-то справляется. Но если он сам при этом приходит в состояние посттравматического стрессового расстройства, то сильно достаётся его детям.

То есть пока взрослые справлялись с трудностями, стиснув зубы, они-то, стиснув зубы, преодолели, а детям не досталось ничего, кроме стиснутых зубов. У ребенка возникает серьёзная проблема с чувством своей значимости, своей принятости, с собственным ощущением права быть.

Поэтому среди детей военного времени было так много ранних заболеваний. Очень часто, насколько я могу судить по статистике, поколение детей войны уходит из жизни в более раннем возрасте, чем их родители. Хотя, казалось бы, те пережили войну, все эти травмы, потери, голод.


Люди, пережившие голод

— А что такое «блокадники»? Есть ли психология блокадника?

— Есть такое явление, как человек, переживший голод. И это тоже посттравматическое расстройство, которое может иметь длительный и очень упорный след и держаться много десятилетий.

Это может быть связано непосредственно с едой. Мы знаем, что люди, пережившие сильный голод, даже через много-много лет нормального существования могут очень нервно относиться к отсутствию, например, хлеба в доме или не могут выкинуть крошки.


Вот я в Питере вела группу, и один из участников рассказал мне про своего родственника. Человеку восемьдесят два года, он профессор, очень интеллектуальный, во всём остальном абсолютно разумный, но при этом вся семья знает, что если в доме нет хлеба, то дедушка не будет спать. Причём, печенье, пироги не в счёт, должен быть именно хлеб.

И он сам, как человек разумный, понимает, что его поведение неадекватно, и ему неудобно. Но все знают, что он будет вздыхать, ходить, пить капли, очень стараться, но ничего сделать с собой не сможет. Поэтому хоть в час, хоть в два часа ночи, — в любое время, когда это обнаружилось, кто-то встаёт и идёт за хлебом. Потому что это самый простой способ всё-таки позаботиться о дедушке. И это сколько лет прошло.

Иногда эти голодные фобии принимают и еще более тяжелые формы. Например, у меня была подружка, мама и бабушка которой пережили блокаду, маму вывезли из Ленинграда подростком. Потом из-за перенесённой дистрофии у неё долго не было детей. Наконец родился поздний ребёнок, и в семье все были просто «повёрнуты» на тему «кормить ребёнка».

Вплоть до того, что если ребёнок, по их мнению, недостаточно хорошо ел, его кормили силой. Конечно, со стороны мамы это была любовь, но для девочки она реально оборачивалась насилием. И как последствия у неё потом были довольно сложные отношения с пищей.
Прикрепления: 5760298.jpg(126Kb) · 3448363.jpg(130Kb) · 9494186.jpg(115Kb)
 
СфинксДата: Вторник, 25.04.2017, 23:43 | Сообщение # 5
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Идеология — способ прожить или закрыть?

— Хороший же букет мы тащим за собой.

— Да, люди же зависят друг от друга. Эта передача цепляется, как колёсико за колёсико.

Если честно, хотелось бы, чтобы после четвёртого поколения это всё уже как-то начало исцеляться. Потому что четыре поколения — это очень много по времени, обычно на таких расстояниях генерационные травмы, то есть травмы поколений, ослабляются, размываются своеобразием историй конкретных семей.

Это было бы хорошо, но, к сожалению, сейчас мы имеем дело с возрождением темы войны как присяги на верность. Опять ты должен думать про это определённым образом, предписанным сверху.

Мне от этого просто лично нехорошо, потому что тема реально очень тяжёлая, очень важная, травматичная, в ней много живых чувств. Но поскольку она попала в поле зрения законов, пропаганды, — она фактически заперта, закрыта.

Недавно была громкая история, когда какая-то девушка нашла историческую фотографию своего двора времён оккупации и поместила у себя на странице. С таким чувством: «надо же, оказывается, в моём собственном дворе, где я всю жизнь живу, стояли танки, было фашистское построение, флаг и так далее». В результате её привлекли к ответственности за размещение нацистской символики!

Ну что это? Зачем это? Происходит фактически вторичная травматизация, вторичное запугивание темой и затыкание рта. Даже не знаю, что про это сказать.

— А эта идеология, которая как-то криво-косо, но пытается подчеркнуть победу и победителей, и тем самым, может быть, как-то компенсировать все последующие войны без побед — это не способ прожить, закрыть тему?

— Это способ не прожить, а именно закрыть. Потому что тему можно или прожить, или закрыть. Дескать, «ура, ура, ура, кто-то там умер, но зато мы победили».

Мы видим, что в фильмах, собственно, военных лет очень мало искренних драматичных сцен, в которых были бы видны сильные чувства, переживание потери, страха, печали. Только героизм и торжество. В те времена, когда люди не могли себе позволить печалиться, они должны были быть в мобилизации, преодолевать, бороться, сражаться и т. д. Но зачем сейчас, через столько лет, людям вновь это навязывают. Я считаю, что это просто преступление перед психологическим благополучием нации.

Это и значит — не проживать, а запереть. «Не смейте об этом говорить, не смейте задавать вопросы. Есть одна официальная лубочная картинка, которую ты должен слово в слово повторять».


Как война становится «Илиадой»

— А как относиться к современным фильмам о войне? Сейчас появились картины довольно странного свойства. Если режиссёры прежних лет иногда намеренно стилизовали свои картины под хронику, то сейчас применяются современные спецэффекты. Даже старые фильмы, изначально чёрно-белые, и те раскрасили.

— Любое историческое событие, даже трагическое, через какое-то время становится просто рассказами, преданиями, в том числе красивыми, в том числе со спецэффектами.

Мы читаем романы, например, про войну Алой и Белой розы, но не как про события, к которым имеем отношение. Мы сопереживаем героям, можем испытывать какие-то чувства, но там всё равно есть некая условность. Для нас это, скорее, общечеловеческая история.

Например, в фильме «Патриот» мы, условно говоря, можем поменять Америку на другую страну, одну войну на другую. Но рассматриваем, в первую очередь, человеческую историю, и чувства героев нам близки, а что именно там происходило исторически, нам не так важно.




Кадр из фильма «Патриот»


Для нас «Илиада» не про то, кто победил — Троя или Микены. Для нас это про чувства, про страсти, про людей. И нам жалко Гектора с Андромахой ничуть не меньше, чем Ахилла и Патрокла. Нас интересуют люди. И в этом смысле нормально и понятно, что со временем фильмы про важные события становятся всё более обобщёнными, своего рода эпопеями, историями про общечеловеческое, архетипическое.

Но, во-первых, такие процессы редко происходят при жизни пострадавшего поколения. А у нас пострадавшее поколение ещё во многом живо. Это не столько ветераны, сколько дети войны. Для нас все про Отечественную войну еще очень больно, и нам совсем не все равно, кто был прав и кто победил. Для нас это не общечеловеческое еще, а наше.

Во-вторых, было бы хорошо, если бы подобные процессы естественно происходили в искусстве. Собственно говоря, культура и искусство — это и есть те, кто должен, в том числе, «переваривать» травмы поколений. Переживать, искать слова, образы, рассказывать истории, помогать людям когда-то поплакать, когда-то гордиться — и тем самым проживать.

Со временем из конкретных исторических сюжетов выплавляются сюжеты вечные, которые будут важны не только для буквальных потомков участников событий, но для всего человечества на века. А травма уже не болит.

Но когда в это примешиваются идеология и политика, весь этот живой, естественный процесс исцеления травм нарушается. И если задача фильма — не вызвать сочувствие к людям, а сформировать определённое «идеологически верное» отношение, то проживания не происходит.

У нас же сюжеты «про войну» часто используются не для того, чтобы проживать травмы, а чтобы сформировать представление, кто прав, кто виноват, чтобы воздействовать, в том числе агитировать за принятие каких-то решений власти вообще по другим вопросам. И это, конечно, аморально, потому что это использование человеческой боли, как средства для достижения своих политических целей. Это отвратительно.


«Сервант, ковёр и муж»

— Помимо прочего, война вызвала огромный гендерный перекос. По-моему, существует статистика о том, что после войны в стране один мужчина приходился на сто женщин. Это оставило какой-то отпечаток на нашем поведении?

— Безусловно. У нас выросло целое поколение, не имеющее представления о роли мужчины в семье. Моя мама рассказывала, что была в классе единственной на сорок человек, у которой папа был жив и цел. Потому что мой дед не был на фронте.

Он был в Ташкенте инженером-механиком, занимался приёмкой заводов. Они выгружали оборудование просто в степи, успевали поставить только фундамент, налаживали станки прямо под открытым небом. Стены ставили уже в процессе, когда работали и выдавали снаряды. Вот он был тем, кто всё это принимал и размещал.

Там, на палящем солнце, он заработал рак кожи, к счастью, его потом вылечили. Но он был живой и целый. И она была в классе единственной девочкой, у которой был папа, с руками, с ногами, с глазами.

А целое поколение выросло вообще без представления о том, что в семье должен быть мужчина. И когда они выросли, мальчики-то, естественно, уже были. Они выходили замуж, но у них в голове не было никакой модели: «Что с ними делать-то?»

И это до сих пор ещё очень чувствуется, особенно, когда разговариваешь с женщинами постарше. У них могут быть мужья, или не быть — это, в общем, неважно. Важно, что даже, если муж есть, о нём говорится как о неожиданном бонусе. Как розочка на торте или бантик — надо же, ещё и муж есть. А если он ещё не пьёт и не бьёт, то это вообще — невероятная удача.

Это не тот, на кого можно положиться, не тот, кого ты ощущаешь, как свою судьбу, это… «У нас есть сервант, ковёр и муж». И, безусловно, всё это было не очень хорошо ни для женщин, ни для мужчин.

Мужчины тоже ничего не могли с ним поделать, потому что у них тоже не было модели поведения мужчины в семье, они тоже росли мальчиками среди одних тётенек, и не знали, что же должны здесь делать.

Чаще всего такой мужчина занимал в доме наиболее безопасное место, — например, на диване, подтянув ноги, стараясь «не отсвечивать». И если уж это чувство собственной ненужности взрывалось, тогда начинались разводы, скандалы, запои или ещё что-нибудь.

То есть сильный гендерный перекос имеет очень тяжёлые последствия, это не проходит бесследно. И это отражается не на одном поколении, но и на следующем тоже. Соответственно, следующее поколение тоже вырастает в этой модели: «папа у нас есть, но он дырку на обоях загораживает». Это — тоже сложный вопрос.

Выравнивание, исцеление этих ролей происходит постепенно-постепенно, в третьем-четвёртом поколении, но это долгое дело.


Генерационные травмы исчезают в четвёртом поколении

— Когда последствия Великой Отечественной войны исчезнут совсем?[

— Обычно считается, что трансгенерационные травмы рассасываются к четвёртому поколению. В том смысле, что они перекрываются разнообразием жизни.

В норме никакого внятного портрета поколения быть не должно. Люди разные, семьи разные, у всех своя история, своя судьба. И в благополучное время люди похожи на такой луг с разнотравьем — такие цветочки, сякие, такие травки, эдакие — всё разное.
Когда случается травматичное событие — война, репрессии или массовый голод, раньше были ещё эпидемии — это похоже, как если по этому лугу прошлась газонокосилка. Она всё скосила, и осталась одинаковая стерня. И уже по этой стерне не поймёшь, кто был лютиком, кто — маком, а кто колокольчиком. Так формируется портрет поколения. То есть такой портрет, в принципе, — это патологическая вещь. Его не должно быть.

А потом происходит постепенное исцеление. И там дальше просматривается очень чёткий портрет первого поколения, чуть более размытый — второго, ещё более размытый — третьего. А к четвёртому должно снова быть разнотравье, все снова должны стать разными. Если, конечно, не придёт новая газонокосилка, что, к сожалению, тоже происходит.

Частично у нас такой газонокосилкой были 90-е годы. Там совсем другое, но тоже есть некоторые черты.


— Насколько оправданы попытки «объединить нацию» на истории войн?

— Понятно, что это происходит, когда больше особенно не на чем объединять. Но это, как я уже сказала, аморально, потому что нельзя использовать людей — их чувства, их боль, потери, смерти — для таких мелких целей, как политика, рейтинг, лояльность власти. Это трагедия, это область высокого. Нельзя трагедии разменивать на эту всю суету сует.

Беседовала Дарья Менделеева

Источник http://maxpark.com/community/6702/content/3458889
Прикрепления: 5759459.jpg(120Kb)
 
СфинксДата: Пятница, 05.05.2017, 02:04 | Сообщение # 6
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline


Основные принципы военной пропаганды были изложены британским дипломатом лордом Понсонби в книге «Ложь во время войны» (1928 г.). Суть этих принципов сводится к следующему:

1) Мы не хотим войны.
Главное — убедить людей, что «плохие парни» ненавидят «нас» и уже начали (или готовы начать) первыми.

2) Война ведется только по вине противника.
Это «другие», «они» начали войну, или мечтают ее начать со дня на день. «Мы» же вынуждены защищаться.

3) Лидер противоборствующей страны — сущий дьявол.
Не обязательно заставлять ненавидеть весь народ, — писал Понсонби. — Надо персонифицировать образ врага, показать своему населению, что глава, руководитель «других» — это душевнобольной, свихнувшийся, продажный человек.

4) Мы боремся за правое дело, а не за наши интересы.
Следует умалчивать, что в каждой войне в первую очередь преследуются экономические цели, подчеркивая лишь гуманитарные причины.

5) Враг целенаправленно совершает злодеяния, мы — только случайно.
Нужно максимально оперативно распространять сведения о жестокостях, совершенных противником, разъясняя, что именно ему свойственны подобные поступки.

6) Враг использует запрещенное оружие.

7) Наши потери незначительны, потери противника огромны.
Во время войны потери в живой силе и технике называют не фактические, а руководствуясь своей выгодой.

8) Представители культуры, искусства и интеллектуалы поддерживают наше дело.

9) Наша миссия священна.

10) Любой сомневающийся в нашей пропаганде — предатель.

Как можно заметить, современные СМИ многих стран мира активно следуют принципам, выработанным почти 100 лет назад.

Прикрепления: 6513383.jpg(42Kb)
 
СфинксДата: Среда, 24.05.2017, 17:02 | Сообщение # 7
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Владимир ЯКОВЛЕВ


Метод "гнилой селедки" и пр.




Интересно, разглашаю ли я сейчас государственную тайну? Я ведь хорошо помню этот учебник с синим смазанным штампом спецчасти и тетради для конспектов с пронумерованными страницами, для верности прошитые насквозь толстой вощеной нитью.

Совершенно секретно.

Я учился на журфаке МГУ, у нас была военная кафедра. В обстановке секретности нас учили боевой спецпропаганде — искусству сеять раздор в рядах противника с помощью дезинформации и манипуляции сознанием.

Страшное, доложу вам, дело. Без шуток.

Боевая, или «черная», пропаганда допускает любое искажение реальных фактов ради решения пропагандистских задач. Это эффективное оружие, используемое с единственной целью вышибания мозгов противнику.

Метод «гнилой селедки». Метод «перевернутой пирамиды». Метод «большой лжи». Принцип «40 на 60». Метод «абсолютной очевидности».

Все эти методы и техники вы тоже знаете. Просто не осознаете этого. Как вам и полагается.

Нас учили использовать техники боевой спецпропаганды против солдат армии противника. Сегодня они используются против мирного населения нашей собственной страны. Уже два года, читая российские газеты или просматривая телевизионные шоу, я с интересом отмечаю, что люди, координирующие в России вброс и интерпретацию новостей, явно учились по тому же учебнику, у того же бодрого полковника или его коллег.

Вот например метод «гнилой селедки». Работает так. Подбирается ложное обвинение. Важно, чтобы оно было максимально грязным и скандальным. Хорошо работает, например, мелкое воровство, или, скажем, растление детей, или убийство, желательно из жадности.

Цель «гнилой селедки» вовсе не в том, чтобы обвинение доказать. А в том, чтобы вызвать широкое, публичное обсуждение его… НЕсправедливости и НЕоправданности.

Человеческая психика устроена так, что, как только обвинение становится предметом публичного обсуждения, неизбежно возникают его «сторонники» и «противники», «знатоки» и «эксперты», оголтелые «обвинители» и ярые «защитники» обвиняемого.

Но вне зависимости от своих взглядов все участники дискуссии снова и снова произносят имя обвиняемого в связке с грязным и скандальным обвинением, втирая таким образом все больше «гнилой селедки» в его «одежду», пока наконец этот «запах» не начинает следовать за ним везде. А вопрос «убил-украл-совратил или все-таки нет» становится главным при упоминании его имени.

Или, например, метод «40 на 60», придуманный еще Геббельсом. Он заключается в создании СМИ, которые 60 процентов своей информации дают в интересах противника. Зато, заработав таким образом его доверие, оставшиеся 40 процентов используют для чрезвычайно эффективной, благодаря этому доверию, дезинформации. Во время Второй мировой войны существовала радиостанция, которую слушал антифашистский мир. Считалось, что она британская. И только после войны выяснилось, что на самом деле это была радиостанция Геббельса, работавшая по разработанному им принципу «40 на 60».

Очень эффективен метод «большой лжи», который немного похож на «гнилую селедку», но на самом деле работает иначе. Его суть заключается в том, чтобы с максимальной степенью уверенности предложить аудитории настолько глобальную и ужасную ложь, что практически невозможно поверить, что можно врать о таком.

Трюк здесь в том, что правильно скомпонованная и хорошо придуманная «большая ложь» вызывает у слушателя или зрителя глубокую эмоциональную травму, которая затем надолго определяет его взгляды вопреки любым доводам логики и рассудка.

Особенно хорошо работают в этом смысле ложные описания жестоких издевательств над детьми или женщинами.

Допустим, сообщение о распятом ребенке за счет глубокой эмоциональной травмы, которую оно вызывает, надолго определит взгляды получившего эту информацию человека, сколько бы его потом ни пытались переубедить, используя обычные логические доводы.

Но особенно почитал наш бодрый полковник метод «абсолютной очевидности», дающий хоть и не быстрый, но зато надежный результат.

Вместо того чтобы что-то доказывать, вы подаете то, в чем хотите убедить аудиторию, как нечто очевидное, само собой разумеющееся и потому безусловно поддерживаемое преобладающим большинством населения.

Несмотря на свою внешнюю простоту, этот метод невероятно эффективен, поскольку человеческая психика автоматически реагирует на мнение большинства, стремясь присоединиться к нему.

Важно только помнить, что большинство обязательно должно быть преобладающем, а его поддержка абсолютной и безусловной — в ином случае эффекта присоединения не возникает.

Однако если эти условия соблюдаются, то число сторонников «позиции большинства» начинает постепенно, но верно расти, а с течением времени увеличивается уже в геометрической прогрессии — в основном за счет представителей низких социальных слоев, которые наиболее подвержены «эффекту присоединения». Одним из классических способов поддержки метода «абсолютной очевидности» является, например, публикация результатов разного рода социологических опросов, демонстрирующих абсолютное общественное единство по тому или иному вопросу. Методики «черной» пропаганды, естественно, не требуют, чтобы эти отчеты имели хоть какое-то отношение к реальности.

Я могу продолжать. Учили нас вообще-то целый год, и список методов довольно велик. Важно, однако, не это. А вот что. Методы «черной» пропаганды воздействуют на аудиторию на уровне глубоких психологических механизмов таким образом, что последствия этого воздействия невозможно снять обычными логическими доводами. «Большая ложь» достигает этого эффекта с помощью эмоциональной травмы. Метод очевидности — через «эффект присоединения». «Гнилая селедка» — за счет внедрения в сознание аудитории прямой ассоциации между объектом атаки и грязным, скандальным обвинением.

Проще говоря, боевая спецпропаганда превращает человека в зомби, который не только активно поддерживает внедренные в его сознание установки, но и агрессивно противостоит тем, кто придерживается иных взглядов или пытается его переубедить, пользуясь логическими доводами. Иначе, собственно, и быть не может. Все методы боевой спецпропаганды объединяет единая цель. Она заключается в том, чтобы ослабить армию противника за счет внесения в ее ряды внутренней розни, взаимной ненависти и недоверия друг другу.

И сегодня эти методы применяются против нас самих. И результат, к которому они приводят, ровно тот, для достижения которого они и были созданы. Только взаимная ненависть и внутренняя рознь возникают не в армии противника, а в наших домах и семьях.

Просто выйдите на улицу и посмотрите, как изменилась страна за последние три года. Мне кажется, против собственного населения боевая спецпропаганда работает даже эффективнее, чем против солдат противника.

Наверное, потому, что в отличие от солдат противника мирное население не может себя защитить.


Источник: http://www.liveinternet.ru/users/3498421/post362223807#
Прикрепления: 1839994.jpg(33Kb)
 
СфинксДата: Воскресенье, 11.06.2017, 03:56 | Сообщение # 8
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Наталья Грязневич: "Глазами Данилы Багрова смотрят на мир многие россияне"




"Брат-2" в свое время воспел мировоззрение честного пацана, у которого в 91 году отняли Родину и бросили в алчный и грязный западный мир, где царят доллары и бездуховность. Именно такое мировоззрение стало мейнстримом спустя 10 лет", - пишет на своей странице в Facebook координатор движения "Открытая Россия" Наталья Грязневич.

"Глазами Данилы Багрова смотрят на мир многие россияне, даже если это не пацан, а скромная 40-летняя женщина, голосующая за Путина и войну, которая с усмешкой проходит мимо кубов Навального и кудахчет: "Как же они не понимают, что они всего лишь пешки в грязной игре этого американского шпиона. А мы - свободные люди в свободной стране, и нам ваше американское барахло не надо".

Люди, готовые жить в нищете, без горячей воды и справедливого суда, но любящие до разрыва сердца родину и вождя. Именно это мировоззрение оседлал Прилепин, со всеми вытекающими поездками на Донбасс в поисках борьбы за утраченную справедливость. Да и грех не эксплуатировать эту вечную романтизацию войны и крови, унижения и нищеты, которую по православной традиции считают путем к святости.

Так культура сначала улавливает определенные настроения, воспевает, а потом закрепляет, делая их национальной идеей. Образ преемника Ельцина позаимствовали у популярных в народе киноперсонажей, ведь мифология - сильнее любой политической программы.

С каких литературных или киногероев мы будем писать портреты будущих политических лидеров России? Вопрос к образованной публике. Какие фильмы и книги, на ваш взгляд, воспевают образы и характеры, которые пригодятся нам в постпутинской европейской России - той самой прекрасной России будущего?"


Прикрепления: 5678239.jpg(12Kb)
 
СфинксДата: Воскресенье, 09.07.2017, 14:03 | Сообщение # 9
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
ДАЛАЙ-ЛАМА О МАССИВНОМ ПРОМЫВАНИИ МОЗГА ЛЮДЕЙ



Далай-Лама всегда привлекает к себе большое внимание и не без оснований.

У Далай-Ламы есть замечательная статья о массовом «промывании мозгов» людей. Он пишет:

«Конечно, война и крупные военные учреждения являются самыми мощными источниками насилия в мире. Независимо от того, является ли их цель оборонительной или нападающей, эти огромные мощные организации существуют исключительно для того, чтобы убивать людей. Мы должны тщательно обдумать реальность войны. Большинство из нас думают, что военный бой захватывающий и гламурный, что это возможность для мужчин доказать свою компетентность и мужество. Поскольку армии являются законными, мы считаем, что война приемлема. В общем, никто не чувствует, что война является преступлением или что принятие ее является преступным отношением. На самом деле нам промыли мозги. Война не гламурна и не привлекательна. Это чудовищно. Сама ее природа является трагичной».

Это заявление действительно попадает в точку. Если вы думаете об этом, эти огромные и мощные организации и военные в целом «существуют исключительно для того, чтобы убивать людей». Несомненно, эти мужчины и женщины могут входить в службу, чтобы служить своей стране, с огромным количеством храбрости и добрых намерений, но они не знают, что эта глобальная война с терроризмом является трагедией. Враг, от которого они, как они сами верят, защищают свою страну, на самом деле является продуктом их собственной страны. Как говорит д-р Мишель Чосудовский — профессор экономики Оттавского Университета по экономике, глобальная война с терроризмом является полностью фальшивой и основана на фальшивых предпосылках. Солдатам промывают мозги, думая, что они идут за врагом и защищают свою страну, когда тот же самый враг полностью поддерживается и финансируется западным военным альянсом. Как утверждает Далай-Лама, именно поэтому «мы чувствуем, что война приемлема», потому что мы убеждены, что это необходимый курс действий.

Затем он утверждает, что:

«Современная война велась в основном различными формами, но мы настолько управляемы, что говорим о том или ином оружии как о замечательной технологии, забывая, что если оно действительно будет использовано, оно сожжет живых людей. Поскольку нам промывают мозги так, чтобы думать определенным образом, мы не рассматриваем страдания отдельных солдат. Солдаты не хотят быть ранеными или умирать. Если один солдат убит или искалечен на всю жизнь, пострадают также по меньшей мере еще пять или десять человек — его родственники и друзья. Мы все должны быть в ужасе от этой трагедии, но мы слишком запутаны».

Степень этого промывания мозгов достаточно велика, и если мы собираемся остановить убийство других людей и войну в целом, то «промытому» солдату нужно проснуться. Это человек, который держит курок, это человек, отдающий приказы, и эти люди думают, что они делают что-то хорошее. Мы — причина войны. Мы создали ее, мы участвуем в ней, и мы ее продлеваем. Представьте себе, что произойдет, если каждый человек на планете откажется участвовать в войне? Вот почему мы говорим, что изменения должны исходить изнутри.

«Независимо от того, насколько злыми являются многие смертоносные диктаторы, которые в настоящее время могут угнетать их страны и вызывать международные проблемы, очевидно, что они не могут причинить вред другим или уничтожить бесчисленные человеческие жизни, если у них нет военной организации, принятой и одобренной обществом».

Затем Далай-Лама говорит о том, насколько дорога война. Деньги, закачанные в армию и министерство обороны, могли бы полностью устранить нищету и голод на нашей планете. При этом деньги делаются из воздуха, печатаются на экране компьютера по желанию управляющей элиты.

Дело в том, что если мы собираемся использовать деньги в качестве инструмента, почему бы не взять это множество и не выделить его для обеспечения продовольствием, жильем и одеждой для всех на планете? Расходы на оборону только в нескольких странах могли бы решить эту проблему.

«Если человек убит животным, это печально, но если человек убит другим человеком, это немыслимо. Мы должны приложить особые усилия, чтобы думать друг о друге, как о человеке, как о наших братьях и сестрах». — Далай-Лама

Спасибо Далай-Ламе за смелость поделиться таким важным посланием со всем миром.


Источник https://smiruponitke.info/article....-lyudei
Прикрепления: 6988507.jpg(304Kb)
 
СфинксДата: Четверг, 21.09.2017, 00:13 | Сообщение # 10
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1094
Статус: Offline
Как телевидение манипулирует сознанием — профессор МГИМО



Как ведутся и на чем строятся информационные войны, о методах медиаманипулирования — преподаватель МГИМО, профессор Валерий СОЛОВЕЙ (Россия)

«На Донбассе нет российских войск. Вы что, это же шахтеры! — На танках? С «Градами»? — Ну да, что тут непонятного, они купили их в военторге!». Знакомо, не правда ли? Пытаясь развеять очередной бред, не рассеивающийся даже под натиском казалось бы железных аргументов, в конце концов, вы в очередной раз даете себе зарок не ввязываться в бесполезные споры с гражданами «самой миролюбивой державы». Когда российский журналист в Минске ведет себя как Шариков из любимого всеми «Собачьего сердца», лает на украинских коллег и посылает их подальше, как тут не вспомнить профессора Преображенского: «...начал возвращаться в первобытное состояние. Атавизм знаете ли...»

Как может почти вся страна сойти с ума? Ответ прост: происходит массовая обработка сознания людей, создается своя картина мира — другая реальность. Быть может, узнав некоторые секреты и механизмы манипулирования умами, к которым прибегает российское телевидение, кто-то из матрицы все же проснется? Тем более, если о тонкостях ведения информационной войны рассказывает преподаватель из России, заведующий кафедрой связей с общественностью Московского государственного института международных отношений (МГИМО) Валерий Соловей. Лекция будет полезна не только студентам, но и всем, кто не хочет разучиться критически мыслить.

«Мне нравится определение войны, которое дал один американский генерал: «Война – это узаконенный способ разрушать вещи и убивать людей». Информационная война не разрушает вещи, но влияет на души, сознание и поступки людей, то есть манипулирует ими.

В чем особенность манипулирования? Оно всегда осуществляется скрытно. Если вы понимаете, что на вас влияют, это уже не манипулирование. Ведь главной целью манипулирования является влияние на поведение людей, их сознание и мысли.

Информационная война – это максимальное выражение медиаманипулирования. Когда такие войны происходят и какова их цель? Одной из целей информационной войны является влияние на морально-психологическое состояние противоборствующей стороны. Лишить ее силы и способности к сопротивлению, деморализовать. Вторая задача – повлиять на свою сторону. Внушить ей веру в справедливость действий. И мобилизовать, если потребуется.

Как правило, информационные войны происходят вследствие межгосударственных конфликтов (как сейчас мы наблюдаем между Россией и Украиной). Информационные войны также могут быть частью внутренней политики. Когда речь идет об остром политическом столкновении (особенно во время выборов, когда ставка очень велика) или при остром политическом кризисе – тогда также возникает ситуация информационной войны.

Почему медиарегулирование становится возможным? Оно основывается на ряде психологических, социальных закономерностей и потребностей человека. Основные психологические особенности, на которых строится манипулирование: люди хотят видеть мир объясненным; люди верят в то, что существует тайна; люди хотят быть в большинстве (это дает им чувство сопричастности к чему-то большому), люди хотят быть на стороне справедливости.

Остановимся на этих особенностях поподробнее. Люди хотят понимать, что происходит. Человек не в состоянии поверить в то, что некоторые вещи просто случаются, не имеют объяснения, что некоторые вещи хаотичны. Мы нуждаемся в объяснении этого мира. Помимо этого, мы хотим, чтобы объяснение мира давалось нами самими. Нам не нравится, когда нам предлагают варианты со стороны. Нам лестно думать: мы настолько умны, что сами до этого дошли.

Вместе с тем, поскольку люди — существа ленивые, они не хотят «шевелить мозгами». Предпочитают, чтобы объяснения, к которым они приходят, были простыми и не противоречили той картине мира, которая существует у подавляющего большинства. Почему? Ответ прост: мы хотим ощущать себя частью большого целого. Нам кажется, что на стороне большинства правда, и если ты находишься на стороне большинства, ты — победитель.

Что делает масс-медиа? Создает у нас впечатление, что, разделяя их позицию, мы находимся среди большинства. Мы не решаемся бросить вызов этому большинству. Существует теория спирали молчания (которая, кстати, находит множество подтверждений): если ваша точка зрения противоречит точке зрения масс-медиа (мнению большинства), вы не решитесь высказывать ее публично. Ведь вы уверены в том, что находитесь в меньшинстве. На самом деле, вполне возможны ситуации, когда вы представляете большинство, но поскольку масс-медиа создает картину единообразия, вы не решаетесь сказать об этом.

Итак, СМИ формируют картину мира, объясняют, что в этом мире происходит. Человек не может жить в хаосе, поэтому нуждается в таком ликбезе. Но средства массовой информации не говорят нам, что есть хорошо, а что плохо. Они предлагают возможность зрителям самим сделать вывод. Для того, чтобы вывод получился «правильным», нас к этому должны подтолкнуть. Как? Возьмем события, происходящие в Киеве на Майдане. Вы смотрите ТВ и можете услышать следующие характеристики: волнения в Киеве, беспорядки в Киеве, погромы в Киеве. Описываются одни и те же события, но в зависимости от того, какой термин используется для их обозначения (например, революция или государственный переворот), у вас возникает к ним совершенно разное отношение.

Что делает ТВ? Оно лишь называет явления. Выводы делаем мы сами. В этом отличие работы современных масс-медиа от советской пропаганды. Пропаганда всегда объясняет, что хорошо, а что плохо. В то же время, вам только кажется, что это ваши выводы, вас к ним подталкивают. В чем преимущество такого метода? Мы очень дорожим собственными мыслями. Потому что очень часто у нас мыслей немного — такова природа человека. Если нас упорно в чем-то убеждают, мы начинаем сопротивляться, нам кажется, что против нас совершают акт агрессии, посягают на нашу автономность. Это вполне нормальная реакция.

ТВ нас не убеждает. Оно нам открывает возможность. «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». ТВ создает эффект живого присутствия. Не ролик на ютубе (это не замена ТВ), а именно телевидение создает у нас впечатление, что мы находимся здесь и сейчас, это происходит на наших глазах. Это чрезвычайно важно. Ни один информационный канал подобного эффекта создать не может. Поэтому Интернет не в состоянии заменить ТВ.

Зритель знает, что политики, СМИ часто обманывают. Поэтому ТВ нашло выход: ссылаться на утечки информации. В хорошем репортаже часто можно услышать о том, что есть некие конфиденциальные сведения... Почему это так важно? Потому что за этим стоит еще одна закономерность — тяга к тайне. СМИ чуть-чуть приоткрывают завесу, показывая «краешек правды».

«Вброс» в блоге — также прекрасный способ манипулирования. Нам открывают пространство для домысливания. Это называется «зона Уэйта» (или «фальшивая утечка информации». — Ред.) – по имени первооткрывателя этого феномена. На этом основана вся конспирология о неких силах: третьих, четвертых, пятых, которые стоят за политикой. Нам как бы показывают конец ниточки, и кажется, что потянув за нее, мы разгадаем этот секрет. Возникает колоссальная конспирология, строятся схемы, как объяснить мир, те или иные политические события. Возьмем Украину: там с одной стороны американцы, с другой — Европейский союз, с третьей — кто-то еще. Скажите, в вашей личной жизни очень много смысла? Нет. В нашей жизни очень много совпадений, стечения обстоятельств. В политике — то же самое.

Не нужно искать хитрости там, где есть простые человеческие мотивы — жадность, глупость и трусость. В том, что президент Янукович оставил свою страну, разве был какой-то хитрый замысел? Мне кажется, за этим стоит элементарная человеческая трусость.

О Майдане. Вы можете представить себе людей, которые умирают за деньги? Убивать других — да, но жертвовать собой — нет. Лучшие из нас могут жертвовать собой ради высоких идеалов, ради свободы, справедливости, многие из нас готовы пойти на многое ради своей семьи. Но не нужно искать в этом хитрого замысла ЦРУ. Мир гораздо проще, чем кажется. Его сложность возникает только в интерпретациях. Поскольку в мире действует много субъектов, возникает разнообразие мотивов, столкновений, которые приводят к хаосу. Мы же пытаемся все это концептуализировать, выстроить схему. И вот здесь на помощь приходит ТВ. Имейте ввиду: все схемы, на которые намекает ТВ, не просто просты, они примитивны. Они не могут быть не примитивными по одной причине: телевидение не рассчитано на интеллектуалов. Как сказал один выдающийся медиа-аналитик, «телевидение вообще не для умных людей».

Благодаря чему проводится мощная манипуляционная стратегия? Самое простое и необходимое условие: нужно это контролировать. Кто контролирует ТВ? В России самые рейтинговые каналы принадлежат государству. Поэтому у нас проводить скоординированную информационную политику, направлять обществу один сигнал без всяких разночтений проще, чем в любой другой стране. Скажем, в Украине так работать не могут: у каналов разные владельцы. На Западе также так работать не могут — там есть плюрализм.

Во время конфликта в Южной Осетии в 2008 г. РФ проиграла информационную войну. Российская информационная машина не была готова к борьбе в критической ситуации. Сейчас она оказалась готова. Из тех уроков извлекли очень важный опыт. Эта машина была заточена во время внутренней информационной войны 2012–2013 г. под ведение мощной информационной кампании. Представьте себе асфальтовый каток, который прокатывает площадь за площадью, он утюжит, его ничто не может остановить. Именно так сейчас выглядят российские масс-медиа. Несмотря на некоторый примитивизм, ряд проколов, эта информационная машина, нужно отдать должное, работает весьма эффективно. Работает лучше информационных машин Украины и Запада. Во многом это связано с профессионализмом людей, которые там работают.

Существуют некие социокультурные обстоятельства, которые облегчают работу медийной машине. Например, у русских существует комплекс превосходства по отношению к украинцам. Думаю, для большинства это не секрет. Либо же вы не решаетесь себе в этом признаться. Для подавляющего большинства граждан России украинский язык — это исковерканная версия русского языка. Украинская культура — это эрзац-культура. История Украины — это недоразумение. Я нисколько не утрирую, это массовое восприятие. Согласитесь, что в таком случае информационный посыл, который направляет медиа-машина, как зерно падает в удобренную почву.

О Крыме. У подавляющего большинства граждан России нет никаких сомнений в историко-культурной принадлежности Крыма. Для большинства россиян это даже не предмет для дискуссии. В идеологическом плане очень важный момент, какой термин вы употребляете. Вы говорите о воссоединении Крыма с Россией, присоединении или об аннексии. Всего лишь одно слово. Украинские медиа естественно говорят об аннексии, захвате, оккупации Крыма. Русские говорят одно слово «воссоединение» — и меняется вся картина. Это слово произносит ТВ. Нам его легче принять и проглотить, потому что у нас есть внутренняя историко-культурная убежденность принадлежности Крыма к России.

Кстати, слово «бандеровцы» — блестящий образец одного из приемов. Дело в том, что некоторые звукосочетания вызывают определенную психо-эмоциональную реакцию. Если много звука «и» — это что-то слабое, «о» — мягкое и доброе. А вот использование «ц», шипящих звуков вызывает ощущение чего-то тревожного и мрачного. Повторите несколько раз про себя «огурцы-огурцы-огурцы, эти зловещие темнозеленые плоды, которые с давних пор формируют заговор против помидорчиков»... Если нам постоянно говорят о бандеровцах, мы начинаем воспринимать эту угрозу как вполне реальную. Это свойство человеческой психики. Дело в том, что наш мозг не в состоянии отличать воображаемые ситуации от реальных. Например, когда вам снится, что вы опаздываете куда-то, например, на экзамен, вы переживаете практически те же ощущения, что и наяву.

Манипулирование повесткой дня. Если ради интереса посмотреть аналитические выпуски Первого канала, канала «Россия», вы заметите, что в нашей стране нет других проблем, кроме адаптации Крыма и кризиса в Украине. У нас нет инфляции, снижения наших доходов и т. п. Это называется манипулированием повесткой дня. За подобным манипулированием стоит простая психологическая закономерность: в голове у каждого из нас не может помещаться более четырех-шести мыслей (у наиболее выдающихся семь-восемь, у некоторых и того меньше — две-три).



Общественную повестку, то, какие мысли должны нас занимать, определяет телевидение. Если масс-медиа считают, что для общества нет проблемы важнее группы Pussy Riot или закона Димы Яковлева, нам об этом будут твердить постоянно. Кстати, немногие вспомнят, о чем этот закон. Знаете почему? Для ТВ совершенно не важно, чтобы вы знали это. Важно одну повестку дня заменить другой. Это происходило, когда, например, в России шли протесты — против нечестных выборов, против Путина. Что делает в этом случае ТВ? СМИ не говорят, мол, господа, не надо выходить и протестовать — это плохо. Ведь в таком случае некоторые из вас из чувства противоречия вышли бы на площади. Вам показывают: у нас есть более важные проблемы, например, осквернение храмов, проблемы усыновленных за границу детей. Особенно хорошо «идут» дети. Имейте в виду, как только возникает необходимость отвлечь общество от чего-то по-настоящему серьезного, тут же будут настойчиво всплывать проблемы детей.

Используя вышеперечисленные приемы и методы, создается картина мира — реальность. Если мы принимаем телевизионную реальность, мы начинаем поступать в соответствии с ней — это аксиома.

Цель медиаманипулирования — создать целостную картину мира, где становятся оправданными многие действия и поступки, которые никогда бы не были понятны и оправданы вне этой картины.
Почему мы соглашаемся, что картина мира именно такая? Не потому, что нас так умело водят за нос, а потому что нам лень. Для людей характерен принцип экономии мышления. Если нам предлагают определение, подходящее под наши стереотипы, картину мира, которая не разбивает наши представления, мы ее охотно принимаем. Люди ленивы. Самая тяжелая работа в мире — думать. Два часа по-настоящему интеллектуальной интенсивной работы равносильно по физиологическим затратам восьмичасовому рабочему дню грузчика. Поэтому не стоит ругать циничных политиков, прожженных журналистов, если хотите кого-то упрекнуть — упрекайте в первую очередь сами себя.

Методы медиаманипулирования. Их огромное количество, я назову несколько, с которыми мы чаще всего сталкиваемся. Если хотите, чтобы общество сделало выбор в пользу чего-то, вы можете доказывать, что это «что-то» очень хорошее — мягкое, пушистое, доброе и нежное, правильное, справедливое. А можете поступить иначе: показать, что другое (которое вы хотите, чтобы не выбирали) — ужасно. Это называется «пугающая альтернатива» — создание негативного восприятия чего-либо. Покажите ужас, который с этим связан — кровь, насилие, хаос. Тогда люди будут делать выбор в пользу того, что этому противостоит.

Теперь посмотрите, какой тон преобладает в освещении событий в Украине. С ноября 2013 года — беспорядки, волнения, погромы. Вспомните выпуски новостей, когда на Майдане произошли действительно кровавые события. Это были кадры, которые быстро менялись, пламя, горящие шины, бегущие люди на фоне тревожной музыки... Вы наверное, думаете, что это делается для пущего драматического эффекта? Нет, за этим стоит очень большой смысл — в это время людей погружают в трансовое состояние. Наша способность к критическому восприятию снижается, наше подсознание открывается. Это один из приемов нейролингвистического программирования. Когда вы видите репортажи с Украины, у подавляющего большинства зрителей возникает стойкая ассоциация: Украина — это хаос. А что тогда Россия? Это космос, порядок, оплот мира и стабильности.

Как технически можно осуществлять демонизацию? Нужно выбрать правильный ракурс. Человека можно показать по-разному (посмотрите на свои удачные и не очень фото). Есть другой метод, который называется категоризация или наклеивание ярлыков. Вы можете сказать, что это правые радикалы (слишком академично), национальные революционеры... А вот если скажете бандеровцы, то вызовете у зрителей негативный спектр ассоциаций. Еще лучше, если вы сделаете трансфер, построите репортаж следующим образом: вначале покажете дивизию СС «Галичина», входящую во Львов, а потом — людей из партии «Свобода» или из Правого сектора. Таким образом, между заведомо негативным и тем, что нужно подвергнуть критике, происходит склейка. И говорить здесь ничего не нужно. Выводы зрители сделают сами. Подчеркну: поэтому этими выводами человек очень дорожит.

Еще несколько приемов. Телевидению очень часто не нужно аргументировать какие-то свои утверждения. Вам просто показывают репортаж и говорят: население Востока Украины выступает за федерализацию. Но где свидетельства? Где данные социологии? Часто они и не нужны. А вот если ТВ нуждается в утверждении, то использует «магию чисел» и «магию авторитетов».

«Магия чисел» — это как раз данные социологии. Люди воспринимают цифры как нечто очень убедительное. Цифры при этом должны быть точными. Помните первый репортаж на ТВ о том, что в Белгород выехало 120 тыс. беженцев с Украины? Обратите внимание, хороший телевизионщик после этих данных сделал бы интервью с кем-то из беженцев. Это называется магия свидетельства. Но здесь интервью не было (впрочем, как и самих беженцев). И после этого о беженцах как-то перестали говорить.

«Магия авторитетов». Чтобы зрители сделали определенные выводы, ТВ показывает экспертов. По моему мнению, чем длиннее регалии эксперта, тем ничтожнее, как правило, личность. Зрители же воспринимают экспертов как людей, обладающих монополией на некое тайное эзотерическое знание. Кстати, очень хорошо работает осмеивание. Нельзя все время нагнетать и строить на трагизме. Когда включается сарказм, у зрителя ослабляется способность критически воспринимать информацию.

Есть ли способ защититься от медиаманипулирования? Есть. Не смотреть телевизор. Это главное противоядие. Лучше читайте. Когда вы читаете, вы можете отложить текст и подумать. У вас включается критический уровень мышления. А вот когда смотрите ТВ, этого сделать не можете. К тому же, телевидение, как мы уже говорили, создает эффект личного присутствия. Мой совет: если хотите сохранить свой мозг свободным от этой информационной радиации, просто выключите телевизор».


Источник http://racurs.ua/743-smi-televidenie-manipuliruet-soznaniem
Прикрепления: 7412518.jpg(11Kb) · 1109127.jpg(91Kb)
 
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА » ПСИХОЛОГИЯ НА СЛУЖБЕ У ПРОПАГАНДЫ (Методы манипуляции сознанием)
Страница 1 из 212»
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES