Пятница, 22.03.2019, 05:04

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА » ПСИХОЛОГИЯ НА СЛУЖБЕ У ПРОПАГАНДЫ (Методы манипуляции сознанием)
ПСИХОЛОГИЯ НА СЛУЖБЕ У ПРОПАГАНДЫ
СфинксДата: Четверг, 25.10.2018, 19:57 | Сообщение # 31
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1843
Статус: Offline


"Успехи" кремлевской пропаганды.
Прикрепления: 7019903.jpg(100.6 Kb)
 
СфинксДата: Пятница, 09.11.2018, 13:15 | Сообщение # 32
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1843
Статус: Offline
Приёмы пропаганды



Пропаганда побуждает людей совершать определённые действия или принимать требуемое мнение. Институт анализа пропаганды выделил несколько ключевых приёмов, которые могут при этом использоваться, в том числе:

- Манипуляция общественным мнением

- Пропагандистское клише

- Модные слова

- Промывание мозгов

- Демагогия

- Большая ложь


- Навешивание ярлыков

Пропагандисты используют приём навешивания ярлыков для того, чтобы вызвать у публики страх или предубеждение по какому-либо поводу. Целью этого является создание негативного мнения об определённой группе или определённых идеях. С помощью этого метода провоцируются выводы, не основанные на беспристрастном анализе фактов.

- Блистательная неопределенность

Термин «Блистательная неопределенность» обозначает использование по отношению к чему-либо эмоционально привлекательных слов, не являющихся при этом конкретным аргументом или анализом.

- Перенос

При использовании этого приёма позитивные или негативные качества человека или вещи переносятся на кого-то или что-то другое. Примером визуального использования этой техники является наложение каких-либо символов на сторонние изображения.

- Ссылка на авторитеты

При использовании приёма «ссылка на авторитеты» цитируются (частично вне контекста) высказывания, поддерживающие или отвергающие определённую политику, программу, личность и т. д. При этом эксплуатируется репутация человека, являющегося источником цитаты. Целью этого является идентификация публики с авторитетом и принятие предлагаемого мнения. Частный, но широко не рассматриваемый вид приёма — «ложные цитаты». В этом случае нужная пропагандисту мысль доносится в виде мнения известной личности, которая не озвучивалась публично и не публиковалась ни в произведениях, ни в дневниках, ни в частных переписках. Так, например, Ивану Бунину приписываются слова: «я с ужасом думаю, кого нарожает это пьяное кровавое быдло, захватившее власть России и что будет с моей страной через два три поколения…», Федору Достоевскому: «если кто погубит Россию, то это будут не коммунисты, не анархисты, а проклятые либералы…», а Маргарет Тэтчер: «русских должно остаться около 15 миллионов, минимальное количество, достаточное для того, что бы добывать сырьевые ресурсы и обслуживать газо- и нефтепроводы».

- Игра в простонародность

При использовании «игры в простонародность» производится попытка убеждения публики в том, что говорящий — это человек, которому данная публика может доверять, и что говорящий борется за её интересы. Для этого говорящий использует в своей речи типичный стиль данной целевой аудитории.

- Фургон с оркестром и подобные

Приёмы «фургон с оркестром» и «неизбежная победа» являются попыткой убедить целевую аудиторию присоединиться к той группе, от имени которой высказывается пропагандист и действовать «так, как действует каждый». При использовании приёма «неизбежная победа» публику призывают присоединиться к тем, кто уже находится на пути к верной победе. Те, кто уже присоединился к пропагандируемой группе, дополнительно утверждаются в вере в то, что они действуют правильно. Приём «влейся в толпу» используется для убеждения публики в том, что пропагандируемое высказывание является выражением воли неодолимого массового движения, и что в её собственных интересах влиться в это движение.


Источник https://ru.wikipedia.org/wiki....4%D1%8B
Прикрепления: 3231314.jpg(55.0 Kb)
 
СфинксДата: Понедельник, 12.11.2018, 15:40 | Сообщение # 33
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1843
Статус: Offline
Как работает пропаганда

Каким образом дурацкие лозунги, человеконенавистнические призывы или просто абсурдные утверждения становятся убеждениями миллионов? В издательстве Individuum вышла книга историка Тамары Эйдельман «Как работает пропаганда». Arzamas публикует одну из глав

В ХХ веке психологи много занимались изучением странного феномена — каким образом люди начинают верить даже в те утверждения, которые при чуть более глубоком рассмотрении оказываются совершенно бессмыс­лен­ными. Немцы в гитлеровской Германии достаточно часто встречались в пов­седневной жизни с евреями: до начала нацистских преследований числен­ность еврейского населения в стране была огромной. При этом бóльшая часть германских евреев уже давно ассимилировалась, они жили так же, как осталь­ные граждане, с ними сталкивались в школе, на работе, у многих немцев были друзья-евреи, заключалось множество смешанных браков. Фраза «Не дай евре­ям обмануть тебя» предполагала, что любой еврей всегда стремится обмануть немца. Стоило только чуть-чуть задуматься над ней, вспомнить личный опыт, чтобы понять, что это не так. То, что коммунизм невозможно построить, уста­новив советскую власть и электрифицировав всю страну, можно было понять даже после проводившихся по всей стране занятий по полит­гра­моте, но как это совместить с постоянно вбиваемым в голову лозунгом? А мож­но ли его вообще построить? Не стоит размышлять, надо идти «вперед, к победе ком­мунизма», куда, похоже, идут все, кроме тебя.



Обложка книги Тамары Эйдельман «Как работает пропаганда». Москва, 2018 год
© Издательство Individuum


Каким образом дурацкие лозунги, человеконенавистнические призывы или просто абсурдные утверждения перестают вызывать смех или ужас и ста­но­вятся убеждениями миллионов? Немецкий писатель Лион Фейхтвангер, автор «Еврея Зюсса» и многих романов, в которых вскрывается психология фашизма, приехал в СССР в страшном 1937 году и написал книгу, до сих пор вызываю­щую ужас и недоумение у поклонников его творчества. В «Москве 1937» он восхвалял советскую жизнь (понятно, что ему показывали «парад­ную» сторону действительности), восхищался Сталиным — в этом он был не одинок, многие западные интеллектуалы видели в советском вожде некий противовес европей­ским политикам и превозносили силу его личности. Но Фейхтвангер — тот самый Фейхтвангер, который так хорошо и тонко все понимал про фа­шизм — поверил омерзительному спектаклю, разыгрывав­ше­муся в то время в Колонном зале Дома союзов, где проходили публичные про­цессы над «вре­дителями», а на самом деле просто готовилось уничтожение политической элиты, составлявшей реальную или воображаемую конкуренцию Сталину.

«Признавались они все, но каждый на свой собственный манер: один с циничной интонацией, другой молодцевато, как солдат; третий — внутренне сопротивляясь, прибегая к уверткам, четвертый — как раскаивающийся ученик, пятый — поучая. Но тон, выражение лица, жесты у всех были правдивы».

Фейхтвангеру незачем было врать, он не остался жить в СССР и уехал подальше от фашизма и коммунизма — в Америку. И до самой смерти в 1958-м не выска­зывал сомнений относительно того, что увидел в Москве.

То, почему участники открытых процессов 1930-х годов публично признава­лись в совершенно диких преступлениях, — особый вопрос. Известно, что их не пытали, но вполне возможно, они ожидали, что к ним применят пытки. Кого-то, например Бухарина, очевидно, шантажировали, обещая в случае при­знания сохранить жизнь его молодой жене и ребенку (как ни странно, это обе­щание было выполнено, Анна Ларина прошла лагеря, но выжила, а их сын Юрий воспитывался родственниками, вырос под чужим именем и долго не по­дозревал, что его отец — «враг народа»). Есть даже версия, красиво изложенная в романе Артура Кестлера «Слепящая тьма», — о том, что эти люди, комму­нисты со стажем, во-первых, сами жестокими способами созда­вали тот режим, который теперь их уничтожал, и у них не было достаточно внутренней цель­ности или, скажем, достаточно чистой совести, чтобы ему сопротивляться, а во-вторых, их убеждали брать вину на себя «ради блага партии».



Плакат Виктора Дени «Контрреволюционер-вредитель». 1930 год
Государственный исторический музей


Возможно, так и было. Но почему миллионы советских людей, знавших — по крайней мере, по газетам и официальной пропаганде — и глубоко уважав­ших тех, кого судили в Колонном зале, — почему они этому поверили? Против Бухарина, Каменева и Зиновьева много лет постоянно велась дискредитирую­щая их кампания, но, кроме них, по московским процессам проходили и другие крупные партийные руководители, которые буквально за пять минут преврати­лись из почтенных, влиятельных людей в преступников. А что уж говорить о маршалах — Блюхере, Тухачевском, Егорове? Их, правда, не вывели на откры­тый процесс, но ведь всем сообщили, что эти люди, которых восхваляли и вос­пе­вали как героев Гражданской войны, вдруг оказались вредителями. Как мож­но этому поверить? Конечно, в Германии и в СССР были и те, кто не верил официальной пропаганде и просто предпочитал держать язык за зубами, опа­саясь ареста. Но большинство искренне верило в то, что им говорили. Во вто­рой половине ХХ века многие поражались тому, как просто миллионы людей, среди которых были и далеко не самые глупые, попались на удочку тотали­тарных режимов. Верили, что кулаков надо «ликвидировать как класс», а все оппозиционеры — враги народа и не стоит рассуждать, какой уклон в партии хуже — «правый» или «левый», товарищ Сталин же ответил: «Оба хуже». Вери­ли, что в 1933 году в стране, где только что умерли от голода несколько мил­лионов человек, «жить стало лучше, жить стало веселей». Верили во вреди­телей, взрывавших шахты и ломавших станки, в шпионов, пробиравшихся в самые далекие городки и деревни, чтобы вынюхивать какие-то секреты (какие там могли быть секреты?!).

Но история и психология знают примеры того, как люди начинали верить в самые удивительные вещи, и речь в данном случае не идет о Средних веках и о вере в чудеса и ведьм.

В 1973 году жительницу маленького американского городка Фоллс-Виллидж Барбару Гиббонс жестоко убили в ее собственном доме. Полицейские очень быстро нашли «убийцу» — 18-летнего сына Барбары Питера Рейли. Питер был спокойным, добрым, всеми любимым мальчиком, на его одежде не было никаких следов крови, но полицейские решили, что Барбара Гиббонс, извест­ная своей злобностью и ужасным характером, очевидно, довела сына до того, что тот убил ее в состоянии аффекта. 16 часов подряд Питера допрашивали, сменяя друг друга, четыре следователя, которые убеждали его, что он просто «забыл», как топтал ногами, колол ножом, насиловал свою мать, а потом почти отрезал ей голову. Усталый и измученный Питер поверил в то, что он действи­тельно это сделал, и подписал признание. Его не избивали, не пытали, он пре­красно понимал, что ему грозит. Он поверил, что в состоянии шока забыл о содеянном, а потом — под влиянием слов полицейских — вспомнил. Через полгода молодого человека судили и признали виновным. Жители его города, ни один из которых не поверил в вину Питера, бросились защищать несчаст­ного. Пока рассматривалась апелляция на приговор Питеру, его соседи прово­дили разнообразные благотворительные мероприятия, собрали 60 000 дол­ларов и внесли залог, под который молодой человек, уже признанный винов­ным, был выпущен на свободу. Школа, где он учился, с радостью приняла его обратно и дала возможность доучиться. Под давлением общественности было начато новое расследование, которое обнаружило документ, доказывавший, что в момент убийства Питер находился в пяти милях от дома. Невиновный был оправдан. Но почему же он сам поверил в то, что ему говорили?

Американские психологи Роберт Чалдини, Дуглас Кенрик, Стивен Нейберг в своем учебнике «Социальная психология» рассмотрели историю Питера Рейли. Все мы оцениваем окружающую среду, но какие-то наши оценки могут быть мимолетными, а есть установки, в которых мы абсолютно уверены и готовы их защищать. Установки существуют в нашей психике всегда. Авторы определяют их как «положительные или отрицательные оценки объектов, событий или ситуаций»:

«Есть две основные причины, по которым сильные установки сопро­тивляются изменению: приверженность и встроенность. Люди больше привержены сильным установкам. То есть они более уверены в их правильности. Кроме того, сильная установка в большей степени встроена в дополнительные свойства человека (то есть связана с ними), такие как его Я-концепция, ценности и социальная идентичность».

Авторы «Социальной психологии» приводят несколько факторов, которые влияют на то, что поведение человека будет соответствовать его установкам. Прежде всего они выделяют знания: «Чем больше мы знаем о чем-то, тем вероятнее, что связанные с этим установки и действия будут соответствовать друг другу». Личную вовлеченность: «Отношение к определенной теме будет лучшим предсказателем действий, когда эта тема лично касается человека». И доступность установки: «Установка тем доступнее для человека, чем быстрее она приходит на ум».



Антисемитский нацистский пропагандистский плакат. Издательская группа Leopold Stocker Verlag. Грац, 1938 год «Mander s'ischt Zeit!» — парафраз от «Männer, es ist Zeit!» («Мужчины, время пришло!»)

Что делала пропаганда — как в нацистской Германии, так и в сталинском СССР? Во-первых, люди постоянно получали некоторые сведения об их по­тенциальных врагах. Сведения эти были лживыми, но проверить их не было возможности. В газетах и по радио, в фильмах и спектаклях постоянно сооб­щалось об очередном «еврейском преступлении» или об очередных действиях вредителей, о «лживости еврейской расы» или о «троцкистско-зиновьевском заговоре». В результате людям начинало казаться, что они очень много знают о своих врагах. И эти враги были не где-то далеко — они жили на той же улице, это мог быть хозяин магазина, куда местные жители ходили каждый день, или инженер на заводе, где работали все местные жители. Это было что-то, что происходило не где-то в столице, а прямо здесь — в их городе, на их предприя­тии. Доступность — это то, что Геббельс подразумевал под «настойчивостью пропаганды». Лозунги звучали постоянно, их можно было увидеть на каждом углу — в газете или на плакате.

Срабатывал и другой психологический механизм — его изучил американский психолог Соломон Аш в своих простых и даже, можно сказать, незатейливых, но при этом наводящих ужас экспериментах. Аш предлагал участникам срав­нить длину показанной им линии с тремя другими и выбрать из них ту, кото­рая была по длине равна первой. Вот и все. Никакого труда сделать это не состав­ляло, пока… Пока «подсадные утки» не начинали с уверенностью говорить, что равна «вот эта линия», и показывать на заведомо неправильную. И тут оказалось, что многие участники — 75 % — хотя бы несколько раз, но согласились с мнением большинства. Кто-то соглашался чаще, кто-то реже, а один человек признал правильным явно неправильное утверждение в один­надцати случаях из двенадцати! Примерно так же поступали многие из тех, кого день за днем обрабатывала геббельсовская пропаганда. Когда со всех сторон постоянно, грубо, примитивно им сообщали заведомо ложные вещи и при этом еще утверждали, что так думают все, весь немецкий народ, все истинные арийцы, то люди начинали соглашаться. Сначала, может быть, «только для виду» — дело ведь происходит не в лаборатории Соломона Аша, а в нацистской Германии, где несогласные рискуют жизнью. А дальше у огром­ного количества людей срабатывала «внутренняя конформность», о которой мы говорили, рассказывая историю Павлика Морозова, когда человек не просто соглашается, но и убеждает себя, что думать заведомо неправильные вещи — это правильно. Тот участник эксперимента Аша, который согласился с один­надцатью неправильными высказываниями из двенадцати, потом утверждал, что стал жертвой «иллюзии». Он действительно убедил себя, что две линии разной длины на самом деле одинаковые. Но все-таки были же 25 % испыту­емых, которые не уступили ни разу? И эта цифра помогает не терять веру в человечество.


Источник https://arzamas.academy/mag....fPg1Z7w
Прикрепления: 6002396.jpg(62.0 Kb) · 6183352.jpg(68.9 Kb) · 1128323.jpg(59.2 Kb)
 
СфинксДата: Среда, 05.12.2018, 15:01 | Сообщение # 34
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1843
Статус: Offline
Семь заповедей фейковых новостей — The New York Times разоблачает методы Кремля



Трехсерийный мультимедийный проект The New York Times показывает, как текущие дезинформационные кампании Кремля основаны на давней традиции применения информации в качестве оружия. Документальный фильм под названием «Операция «Инфекция» рассказывает в трех частях историю «политического вируса», изобретенного КГБ несколько десятков лет назад, чтобы «медленно и методично уничтожать своих врагов изнутри», который Кремль продолжает сознательно распространять и по сей день. EU vs Disinfo подробно анализирует каждый из эпизодов и призывает вас ознакомиться с ними самостоятельно.

Преступная организация по торговле детьми работает в подвале пиццерии под контролем кандидатки в президенты США и участников ее предвыборного штаба. Кто поверит в такое? В разгар президентской кампании в США в 2016 году многие поверили. Причем некоторые поверили настолько сильно, что даже устроили стрельбу внутри упомянутой пиццерии в бессмысленной попытке спасти якобы содержащихся там несовершеннолетних рабов.

Во второй части документального фильма «Операция «Инфекция» The New York Times демонстрирует, как даже самую возмутительную ложь можно превратить в успешный фейковый новостной материал. Для этого нужно всего лишь следовать Семи заповедям фейковых новостей— пошаговому руководству из поваренной книги Кремля по подготовке идеальной бури для СМИ:

Первая заповедь: определите «болевые точки» целевых сообществ.

Вторая заповедь: создайте большую ложь — что-то настолько возмутительное, что никто не поверит в то, что это вымысел.

Третья заповедь: добавьте в эту ложь долю правды — дезинформация наиболее успешна, когда она содержит немного достоверной информации.

Четвертая заповедь: заметите следы — сделайте так, чтобы казалось, будто эти сведения поступили из несвязанных с вами источников.

Пятая заповедь: найдите себе «полезного идиота» — кого-то, кто невольно станет распространять нужное вам сообщение среди более широкой аудитории.

Шестая заповедь: если правда раскроется — отрицайте все.

Седьмая заповедь: рассчитывайте на долговременную перспективу — усилия могут не приносить плодов годами, но, накапливаясь в течение длительного периода времени, они в конечном итоге окажут политическое влияние.

EUvsDisinfo тщательно проанализировал стратегию и тактику дезинформационных кампаний Кремля. Поиск и использование различий в плюралистических обществах, тщательная калибровка дезинформирующих сообщений для целевых аудиторий, добавление достоверной информации в ложные утверждения, усиление воздействия за счет добровольных и ничего не подозревающих участников— вот основные черты дезинформационных кампаний Кремля. Все эти методы очень эффективны.

И хотя методы Кремля во многом являются достаточно старыми, для их реализации используются современные инструменты. Если советскому КГБ приходилось полагаться на малоизвестные СМИ, в распоряжении Кремля сейчас есть медиа-империя.

Ее флагманский телеканал «RT» (ранее «Russia Today») хочет, чтобы глобальная аудитория 24 часа в сутки на шести языках «задавала больше вопросов». Этот телеканал также полностью финансируется российскими властями и получает еженедельные инструкции из Кремля. Кроме того существует агентство Sputnik, учрежденное указом президента с целью «информировать о государственной политике России за границей», однако это «информирование» настолько сильно вводит аудиторию в заблуждение, что это побудило президента Франции Эммануэля Макрона назвать агентство Sputnik вместе телеканалом «RT» «органами влияния и пропаганды, лживой пропаганды — ни больше ни меньше». В дополнение к этому в арсенале Кремля есть многочисленные интернет-сайты, которые намеренно скрывают свои связи с Россией. Не самое маловажное из них — Агентство интернет-исследований (также известное как «Санкт-Петербургская «фабрика троллей»), которое играло важную роль в ходе попыток России повлиять на общественное мнение в социальных сетях до президентских выборов в США в 2016 году.

Благодаря проверенным временем методам и широкому использованию современных инструментов Кремль неустанно преследует стратегию «разделяй и властвуй» — разбивая альянсы, противопоставляя друг другу отдельных людей, социальные группы и страны и ослабляя Запад в классической игре, где победитель может быть только один.


Источник https://euvsdisinfo.eu/%D1%81%....RGGwk1o
Прикрепления: 0522316.jpg(126.2 Kb)
 
СфинксДата: Четверг, 24.01.2019, 12:04 | Сообщение # 35
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1843
Статус: Offline
Как самые жестокие идеи становятся убеждениями миллионов? На примере нацистской Германии и сталинского СССР



В издательстве Individuum вышла книга учителя с тридцатилетним стажем и популярного лектора Тамары Эдельман «Как работает пропаганда». В ней автор на примере разных стран и столетий показывает, как ангажированные медиа влияют на общественное мнение, как устроены типичные пропагандистские приемы и как следует читать новости в эпоху постправды. Мы публикуем отрывок из нее — о том, почему люди так легко становятся приверженцами самых бесчеловечных идей.

Как в это можно поверить?

В ХХ веке психологи много занимались изучением странного феномена — каким образом люди начинают верить даже в те утверждения, которые при чуть более глубоком рассмотрении оказываются совершенно бессмысленными. Немцы в гитлеровской Германии достаточно часто встречались в повседневной жизни с евреями — до начала нацистских преследований численность еврейского населения в стране было огромной. При этом бóльшая часть германских евреев уже давно ассимилировалась, они жили так же, как остальные граждане, с ними сталкивались в школе, на работе, у многих немцев были друзья евреи, заключалось множество смешанных браков. Фраза «Не дай евреям обмануть тебя» предполагала, что любой еврей всегда стремится обмануть немца. Стоило только чуть-чуть задуматься над ней, вспомнить личный опыт, чтобы понять, что это не так. То, что коммунизм невозможно построить, установив советскую власть и электрифицировав всю страну, можно было понять даже после проводившихся по всей стране занятий по политграмоте, но как это совместить с постоянно вбиваемым в голову лозунгом? А можно ли его вообще построить? Не стоит размышлять, надо идти «Вперед, к победе коммунизма», куда, похоже, идут все, кроме тебя.

Каким образом дурацкие лозунги, человеконенавистнические призывы или просто абсурдные утверждения перестают вызывать смех или ужас и становятся убеждениями миллионов?

Немецкий писатель Лион Фейхтвангер, автор «Еврея Зюсса» и многих романов, в которых вскрывается психология фашизма, приехал в СССР в страшном 1937 году и написал книгу, до сих пор вызывающую ужас и недоумение у поклонников его творчества. В «Москве 1937» он восхвалял советскую жизнь — понятно, что ему показывали «парадную» сторону действительности, восхищался Сталиным — в этом он был не одинок, многие западные интеллектуалы видели в советском вожде некий противовес европейским политикам и превозносили силу его личности. Но Фейхтвангер — тот самый Фейхтвангер, который так хорошо и тонко все понимал про фашизм, — поверил омерзительному спектаклю, разыгрывавшемуся в то время в Колонном зале Дома союзов, где проходили публичные процессы над «вредителями», а на самом деле просто готовилось уничтожение политической элиты, составлявшей реальную или воображаемую конкуренцию Сталину.

«Признавались они все, но каждый на свой собственный манер: один с циничной интонацией, другой молодцевато, как солдат, третий внутренне сопротивляясь, прибегая к уверткам, четвертый — как раскаивающийся ученик, пятый — поучая. Но тон, выражение лица, жесты у всех были правдивы».

Фейхтвангеру незачем было врать, он не остался жить в СССР и уехал подальше от фашизма и коммунизма — в Америку. И до самой смерти в 1958-м не высказывал сомнений относительно того, что увидел в Москве.

То, почему участники открытых процессов 1930-х годов публично признавались в совершенно диких преступлениях, — особый вопрос. Известно, что их не пытали, но вполне возможно, они ожидали, что к ним применят пытки. Кого-то, например, Бухарина, очевидно, шантажировали, обещая в случае признания сохранить жизнь его молодой жене и ребенку (как ни странно, это обещание было выполнено, Анна Ларина прошла лагеря, но выжила, а их сын Юрий воспитывался родственниками, вырос под чужим именем и долго не подозревал, что его отец — «враг народа»). Есть даже версия, красиво изложенная в романе Артура Кестлера «Полночная тьма», — о том, что эти люди, коммунисты со стажем, во-первых, сами жестокими способами создавали тот режим, который теперь их уничтожал, и у них не было достаточно внутренней цельности или, скажем, достаточно чистой совести, чтобы ему сопротивляться, а во-вторых, их убеждали брать вину на себя «ради блага партии».

Возможно, так и было. Но почему миллионы советских людей, знавших — по крайней мере, по газетам и официальной пропаганде — и глубоко уважавших тех, кого судили в Колонном зале, почему они этому поверили? Против Бухарина, Каменева и Зиновьева много лет постоянно велась дискредитирующая их кампания, но кроме них по московским процессам проходили и другие крупные партийные руководители, которые буквально за пять минут превратились из почтенных, влиятельных людей в преступников. А что уж говорить о маршалах — Блюхере, Тухачевском, Егорове? Их, правда, не вывели на открытый процесс, но ведь всем сообщили, что эти люди, которых восхваляли и воспевали как героев гражданской войны, вдруг оказались вредителями? Как можно этому поверить?

Конечно, в Германии и в СССР были и те, кто не верил официальной пропаганде и просто предпочитал держать язык за зубами, опасаясь ареста. Но большинство искренне верило в то, что им говорили. Во второй половине ХХ века многие поражались тому, как просто миллионы людей, среди которых были и далеко не самые глупые, попались на удочку тоталитарных режимов. Верили, что кулаков надо «ликвидировать как класс», а все оппозиционеры — враги народа, и не стоит рассуждать, какой уклон в партии хуже — «правый» или «левый», товарищ Сталин же ответил, «оба хуже». Верили, что в 1933 году в стране, где только что умерли от голода несколько миллионов человек, «жить стало лучше, жить стало веселей». Верили во вредителей, взрывавших шахты и ломавших станки, в шпионов, пробиравшихся в самые далекие городки и деревни, чтобы вынюхивать какие-то секреты (какие там могли быть секреты?!).



Но история и психология знают примеры того, как люди начинали верить в самые удивительные вещи, и речь в данном случае не идет о средних веках и о вере в чудеса и ведьм.

В 1973 году жительницу маленького американского городка Фоллс-Вилледж Барбару Гиббонс жестоко убили в ее собственном доме. Полицейские очень быстро нашли «убийцу» — 18-летнего сына Барбары Питера Рейли. Питер был спокойным, добрым, всеми любимым мальчиком, на его одежде не было никаких следов крови, но полицейские решили, что Барбара Гиббонс, известная своей злобностью и ужасным характером, очевидно, довела сына до того, что тот убил ее в состоянии аффекта. 16 часов подряд Питера допрашивали, сменяя друг друга, четыре следователя, которые убеждали его, что он просто «забыл», как топтал ногами, колол ножом, насиловал свою мать, а потом почти отрезал ей голову. Усталый и измученный Питер поверил в то, что он действительно это сделал, и подписал признание. Его не избивали, не пытали, он прекрасно понимал, что ему грозит. Он поверил, что в состоянии шока забыл о содеянном, а потом — под влиянием слов полицейских — вспомнил.

Через полгода молодого человека судили и признали виновным. Жители его города, ни один из которых не поверил в вину Питера, бросились защищать несчастного. Пока рассматривалась апелляция на приговор Питеру, его соседи проводили разнообразные благотворительные мероприятия, собрали 60 тысяч долларов и внесли залог, под который молодой человек, уже признанный виновным, был выпущен на свободу. Школа, где он учился, с радостью приняла его обратно и дала возможность доучиться. Под давлением общественности было начато новое расследование, которое обнаружило документ, доказывавший, что в момент убийства Питер находился в пяти милях от дома. Невиновный был оправдан. Но почему же он сам поверил в то, что ему говорили?

Американские психологи Роберт Чалдини, Дуглас Кенрик, Стивен Нейберг в своем учебнике «Социальная психология» рассмотрели историю Питера Рейли. Все мы оцениваем окружающую среду, но какие-то наши оценки могут быть мимолетными, а есть установки, в которых мы абсолютно уверены и готовы их защищать. Установки существуют в нашей психике всегда. Авторы определяют их как «положительные или отрицательные оценки объектов, событий или ситуаций»:

«Есть две основные причины, по которым сильные установки сопротивляются изменению: приверженность и встроенность. Люди больше привержены сильным установкам. То есть они более уверены в их правильности. Кроме того, сильная установка в большей степени встроена в дополнительные свойства человека (то есть связана с ними), такие как его Я-концепция, ценности и социальная идентичность».

Авторы «Социальной психологии» приводят несколько факторов, которые влияют на то, что поведение человека будет соответствовать его установкам. Прежде всего они выделяют знания: «Чем больше мы знаем о чем-то, тем вероятнее, что связанные с этим установки и действия будут соответствовать друг другу». Личную вовлеченность: «Отношение к определенной теме будет лучшим предсказателем действий, когда эта тема лично касается человека». И доступность установки: «Установка тем доступнее для человека, чем быстрее она приходит на ум».

Что делала пропаганда — как в нацистской Германии, так и в сталинском СССР? Во-первых, люди постоянно получали некоторые сведения об их потенциальных врагах. Сведения эти были лживыми, но проверить их не было возможности. В газетах и по радио, в фильмах и спектаклях постоянно сообщалось об очередном «еврейском преступлении» или об очередных действиях вредителей, о «лживости еврейской расы» или о «троцкистско-зиновьевском заговоре». В результате людям начинало казаться, что они очень много знают о своих врагах. И эти враги были не где-то далеко — они жили на той же улице, это мог быть хозяин магазина, куда местные жители ходили каждый день, или инженер на заводе, где работали все местные жители. Это было что-то, что происходило не где-то в столице, а прямо здесь — в их городе, на их предприятии. Доступность — это то, что Геббельс подразумевал под «настойчивостью пропаганды». Лозунги звучали постоянно, их можно было увидеть на каждом углу — в газете или на плакате.

Срабатывал и другой психологический механизм — его изучил американский психолог Соломон Аш в своих простых и даже, можно сказать, незатейливых, но при этом наводящих ужас экспериментах. Аш предлагал участникам сравнить длину показанной им линии с тремя другими и выбрать из них ту, которая была по длине равна первой. Вот и все. Никакого труда сделать это не составляло, пока… Пока «подсадные утки» не начинали с уверенностью говорить, что равна «вот эта линия», и показывать на заведомо неправильную. И тут оказалось, что многие участники — 75% — хотя бы несколько раз, но согласились с мнением большинства. Кто-то соглашался чаще, кто-то реже, а один человек признал правильным явно неправильное утверждение в одиннадцати случаях из двенадцати!



Примерно так же поступали многие из тех, кого день за днем обрабатывала геббельсовская пропаганда. Когда со всех сторон постоянно, грубо, примитивно им сообщали заведомо ложные вещи и при этом еще утверждали, что так думают все, весь немецкий народ, все истинные арийцы, то люди начинали соглашаться. Сначала, может быть, «только для виду» — дело ведь происходит не в лаборатории Соломона Аша, а в нацистской Германии, где несогласные рискуют жизнью. А дальше у огромного количества людей срабатывала «внутренняя конформность», о которой мы говорили, рассказывая историю Павлика Морозова, когда человек не просто соглашается, но и убеждает себя, что думать заведомо неправильные вещи — это правильно. Тот участник эксперимента Аша, который согласился с одиннадцатью неправильными высказываниями из двенадцати, потом утверждал, что стал жертвой «иллюзии». Он действительно убедил себя, что две линии разной длины на самом деле одинаковые.

Но все-таки были же двадцать пять процентов испытуемых, которые не уступили ни разу? И эта цифра помогает не терять веры в человечество.


Источник http://www.sobaka.ru/city/books/81888
Прикрепления: 1873327.jpg(129.6 Kb) · 6494354.jpg(190.3 Kb) · 3666367.jpg(242.6 Kb)
 
СфинксДата: Четверг, 31.01.2019, 21:11 | Сообщение # 36
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1843
Статус: Offline


Хотят ли русские войны?
 
СфинксДата: Среда, 06.03.2019, 12:45 | Сообщение # 37
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1843
Статус: Offline
Ноам Хомский: «10 жутких трюков, с помощью которых контролируют массы»

Aрсенал для зомбирования



Ноам Хомский — профессор языкознания в Массачусетском технологическом институте, лингвист, философ, общественный деятель, автор книг и политический аналитик считается одним из самых выдающихся мыслителей нашего времени, рассказывает El Club de los Libros Perdidos.
Его книги разошлись по всему миру. Особенно популярен составленный им список о способах манипулирования человеческим сознанием, к которым прибегают СМИ и правительства.


Прочитайте его — и вам много станет понятно:

1. Отвлечение внимания.

Основным элементом управления обществом является отвлечение внимания людей от важных проблем и решений, принимаемых политическими и экономическими правящими кругами, посредством постоянного насыщения информационного пространства малозначительными сообщениями.

Приём отвлечения внимания весьма существенен для того, чтобы не дать гражданам возможности получать важные знания в области современных философских течений, передовой науки, экономики, психологии, нейробиологии и кибернетики.

Взамен этому информационное пространство наполняется новостями спорта, шоу-бизнеса, мистики и прочих информационных составляющий, основанных на реликтовых человеческих инстинктах от эротики до жёсткой порнографии и от бытовых мыльных сюжетов до сомнительных способов лёгкой и быстрой наживы.

2. Проблема — реакция — решение.

Создаётся проблема, некая «ситуация», рассчитанная на то, чтобы вызвать определённую реакцию среди населения с тем, чтобы оно само потребовало принятия мер, которые необходимы правящим кругам.

Например, допустить раскручивание спирали насилия в городах или организовать кровавые теракты для того, чтобы граждане потребовали принятия законов об усилении мер безопасности и проведения политики, ущемляющей гражданские свободы.

Или вызвать некий экономический, террористический или техногенный кризис, чтобы заставить людей в своём сознании принять меры по ликвидации его последствий, пусть и в нарушение их социальных прав, как «необходимое зло». Но нужно понимать, что кризисы сами не рождаются.

3. Постепенность.

Чтобы добиться принятия какой-либо непопулярной меры, достаточно внедрять её постепенно, день за днём, год за годом. Именно таким образом были глобально навязаны принципиально новые социально-экономические условия (неолиберализм) в 1980-х и 1990-х годах.

Сведение к минимуму функций государства, приватизация, неуверенность, нестабильность, массовая безработица, зарплата, которая уже не обеспечивает достойную жизнь. Если бы всё это произошло одновременно, то наверняка привело бы к революции.

4. Отсрочка исполнения.

Ещё один способ продавить непопулярное решение заключается в том, чтобы представить его в качестве «болезненного и необходимого» и добиться в данный момент согласия граждан на его осуществление в будущем. Гораздо проще согласиться на какие-либо жертвы в будущем, чем в настоящем.

Во-первых, потому что это не произойдёт немедленно. Во-вторых, потому что народ в массе своей всегда склонен лелеять наивные надежды на то, что «завтра всё изменится к лучшему» и что тех жертв, которых от него требуют, удастся избежать. Это предоставляет гражданам больше времени для того, чтобы свыкнуться с мыслью о переменах и смиренно принять их, когда наступит время.

5. Инфантилизация народа.

В большинстве пропагандистских выступлений, рассчитанных на широкую публику, используются такие доводы, персонажи, слова и интонация, как будто речь идёт о детях школьного возраста с задержкой в развитии или умственно неполноценных индивидуумах.

Чем сильнее кто-то пытается ввести в заблуждение слушающего, тем в большей степени он старается использовать инфантильные речевые обороты. Почему?

Если кто-то обращается к человеку так, как будто ему 12 лет, то в силу внушаемости в ответе или реакции этого человека также будет отсутствовать критическая оценка, что характерно для детей.

6. Упор на эмоции.

Воздействие на эмоции представляет из себя классический приём нейролингвистического программирования, направленный на то, чтобы заблокировать способность людей к рациональному анализу, а в итоге — вообще к способности критического осмысления происходящего.

С другой стороны, использование эмоционального фактора позволяет открыть дверь в подсознательное для того, чтобы внедрять туда мысли, желания, страхи, опасения, принуждения или устойчивые модели поведения. Заклинания о том как жесток терроризм, как несправедлива власть, как страдают голодные и униженные оставляют за кадром истинные причины происходящего. Эмоции — враг логики.

7. Дебилизация населения.

Важная стратегия — добиваться того, чтобы люди стали неспособны понимать приёмы и методы, используемые для управления ими и подчинения их своей воле.

Качество образования, предоставляемого низшим общественным классам, должно быть как можно более посредственным, чтобы невежество, отделяющее низшие общественные классы от высших, оставалось на уровне, который не смогут преодолеть низшие классы.

8. Продвижение моды на посредственность.

Власти стремятся внедрять мысль о том, что модно быть тупым, пошлым и невоспитанным. Этот способ неразрывен с предыдущим, так как всё посредственное в современном мире появляется в огромных количествах в любых социальных сферах — от религии и науки до искусства и политики.

Скандалы, жёлтые газеты, колдовство и магия, сомнительный юмор и популистские акции — всё это полезно для достижения одной цели: не допустить, чтобы люди имели возможность расширить своё сознание до бескрайних просторов реального мира.

9. Культивация чувства вины.

Ещё одна задача — заставить человека уверовать в то, что только он виновен в собственных несчастьях, которые происходят ввиду недостатка его умственных возможностей, способностей или прилагаемых усилий.

В результате вместо того, чтобы восстать против экономической системы, человек начинает заниматься самоуничижением, обвиняя во всем самого себя, что вызывает подавленное состояние, приводящее, в числе прочего, к бездействию.

10. Отличное знание человеческой натуры.

За последние 50 лет успехи в развитии науки привели к образованию растущего разрыва между знаниями простых людей и сведениями, которыми обладают и пользуются господствующие классы.

Благодаря биологии, нейробиологии и прикладной психологии система получила в своё распоряжение передовые знания о человеке в области как физиологии, так и психики. Системе удалось узнать об обычном человеке больше, чем он сам о себе знает.

Это означает, что в большинстве случаев система обладает большей властью и в большей степени управляет людьми, чем они сами.

А вы замечали эти методы в действии?


Источник https://lifedeeper.ru/post....GrX05fc
Прикрепления: 7327593.jpg(60.0 Kb)
 
СфинксДата: Суббота, 09.03.2019, 00:10 | Сообщение # 38
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1843
Статус: Offline


Fake News. Фильм первый. СМЕРТЬ ДОСТОВЕРНОСТИ
 
СфинксДата: Суббота, 09.03.2019, 00:37 | Сообщение # 39
Группа: Админ Общины
Сообщений: 1843
Статус: Offline


Fake News. Фильм второй. ИСТОРИЯ ЛЖИ И КОВАРСТВ. Фейки в эпоху Борджиа.

Fake News. Фильм третий. УРОКИ ГИТЛЕРА И СТАЛИНА - См. в теме "Параллели истории" http://obshinakryliaduha.ru/forum/122-781-4 (сообщение № 39)
 
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА » ПСИХОЛОГИЯ НА СЛУЖБЕ У ПРОПАГАНДЫ (Методы манипуляции сознанием)
  • Страница 4 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES