Четверг, 21.09.2017, 00:56

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ПСИХОЛОГИЯ » ДЕМОНОВ ПРИВЛЕКАЮТ МАССЫ (Карл Густав Юнг)
ДЕМОНОВ ПРИВЛЕКАЮТ МАССЫ
МилаДата: Вторник, 20.06.2017, 21:23 | Сообщение # 1
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4398
Статус: Offline


Предлагая вниманию читателей малоизвестное интервью Карла Густава Юнга, видится необходимым предварить его публикацию некоторыми размышлениями.

Как известно, освоение земной территории человечеством сопровождалось кровопролитными войнами за обладание её отдельными регионами. Расширение границ приносило народам-агрессорам материальные блага и создавало дополнительное преимущество в наращивании силы, направляемой к дальнейшему покорению и порабощению других народов. По этому принципу создавались все могущественные империи далёкого и более близкого нам прошлого. Международное соперничество, прикрытое национальными интересами, лежит в основе всех мировых войн: « Война оружием, война торговая, война безработицы, война знания, война религий, разновидны войны и уже не имеют значения границы земные! Планетная жизнь разделилась по границам бесчисленным.» (МО, 1-319).

Стоит отметить, однако, что с тех пор, как в мире политики установилось некое подобие равновесия сил, прямое военное вторжение на соседнюю территорию стало происходить реже, но не прекратилось вовсе, оно лишь изменилось в своей стратегии и тактике, а одним из видов оружия, задействованного в этой бесконечной войне, стала психология.

Что же нам следует знать об этом?

Прежде всего, отметим, что психология как дисциплина подразделяется на две основные области: научную и прикладную психологию, и представляет собой обоюдоострое оружие, способное принести как пользу, так и вред, в зависимости от того, чьим интересам она призвана служить. Современное общество уже достаточно осведомлено о значении психотерапии в случае различных душевных расстройств, связанных с перенесёнными физическими и моральными травмами. Однако, оно остаётся в полном неведении относительно того, как используются последние достижения в области познания человеческой психики в целях пропаганды и внедрения в сознание больших масс тех или иных идей. Представляя собой некую вполне конкретную установку, эти идеи с помощью определённых манипуляций, внедряются в умы, самым активным образом влияя на сознательный выбор индивидуумов. Мало кто знает, что наш мозг устроен таким образом, что в целях экономии энергии он избирает самый короткий путь решения задачи. Таким образом, когда от него требуется долгое и трудоёмкое размышление, он предпочтёт уже готовый, предложенный ему пропагандой, шаблон. Эта особенность мозга, а также сила внушения, достигшая колоссальных масштабов с помощью современных способов доступа к сознанию масс, широко, открыто и активно используется в маркетинге и политике. Величайший, мастерский обман заключается в том, что у человека возникает устойчивая иллюзия, что он имеет, и, следовательно, выражает своё собственное мнение тогда, когда оно является лишь отражением заданного кем-то алгоритма. Эффективнее всего воздействие на сознание человека происходит при выработанном и более-менее устойчивом с его стороны «кредите доверия» к кому бы то ни было: государству, телеведущему, журналисту, актёру со сложившимся положительным имиджем и т.д. Такой когнитивной зависимости подвержено большинство населения, и в области мировой политики более всего этому способствует засекреченность деятельности государственных спецслужб, когда у человека отсутствует возможность анализировать события и делать выводы самостоятельно. В таком случае ему приходится не только принимать все политические реалии по факту случившегося, но и априори поддерживать свою власть. Но ведь каждому школьнику известно, сколько раз наша, например, страна пережила полное крушение именно по причине деградации правящих режимов. При чём, для всех них была характерна одна и та же общая черта: чем ниже было их падение и ближе крах, тем больше они самовозносились, прибегали к пафосу и патетике, ради собственного спасения возбуждая в обнищавщем, как правило, народе ура-патриотические чувства. Эти же признаки мы видим в нашей стране и сейчас, но униженные и одураченные собственной властью люди охотно включаются в эту психологическую авантюру. Однако, игра эта ведётся явно в одни ворота: при искусственном возбуждении беззаветной, доверчивой любви к государству, мы не видим ни малейшего признака любви государства к народу, либо эта любовь так скудна, что обнаружить её не представляется возможным.

Одной из самых актуальных проблем современного общества, и прежде всего – российского, является его национальная самоидентификация и тесно связанный с этим вопрос национального самоутверждения. Для абсолютного большинства стихийный рост русского национального самосознания кажется вполне естественным и он не вызывал бы никакого опасения у оставшегося меньшинства, если бы не окрашивался абсолютным национальным самодовольством. Весь парадокс в том, что пытаясь выбраться из ямы, в которую мы скатились в связи с распадом СССР, наше уязвлённое самолюбие не позволяет нам признать, что далеко не всё с точки зрения нравственности в государственой идеологии, политике и экономике было благополучно в нашем советском прошлом. Мы упорно продолжаем его идеализировать, а вину за крушение советского строя перекладываем на «агентов иностранного влияния». И за этим, лишь отчасти верным утверждением, не хотим увидеть и признать всей правды, которая заключается в том, что как во времена СССР, так и ныне, действующая власть широко пропагандировала и внушала массам идею собственной исключительности и непогрешимости. Но не меньший парадокс заключается в следующем: даже сознавая, что к идеалу наша власть никогда не приближалась, мы стыдимся (или боимся) в этом признаться из ложного убеждения в том, что этот честный шаг опорочит нашу страну. Но разве не вызывает уважения человек, который признаёт свои заблуждения и ошибки? Однако, наша беспрецедентная терпимость к собственному узурпатору и насилию в сочетании с крайней нетерпимостью ко всему чужому, и уже поэтому - враждебному, привела к тому, что признавать свои ошибки и заблуждения мы в основной своей массе стали не в состоянии.

Последнее время в связи с ростом русофобии обрёл особую остроту так называемый национальный вопрос. Но не пора ли задуматься о том, что помимо задействованной тёмной силы, ополчившейся против России, мы сами усиливаем подобное явление? Национальное достоинство (если в качестве аналогии взять за основу законы физики), это – однообразная жидкость, заполняющая сообщающиеся между собой сосуды, то есть государства. При равном давлении эта «жидкость» находится «в сосудах» на одной высоте, при искусственном повышении давления в одном из них, оно увеличивается и во всех остальных. Если представить себе, что в качестве поршня, нагнетающего давление, выступает идея национального превосходства, а в качестве приложенной силы – государство, то не трудно сделать вывод о том, что кто больше всего этой идеей одержим, тот больше всего возбуждает антагонизм у соседей. Иными словами, чем больше мы хотим самим себе и всему миру доказать, что мы самые лучшие и сильные, тем больше способствуем росту русофобии. Право, скромность украсила и принесла бы нам пользы больше, а врагов и завистников стало меньше.

Пока же подняться после своего национального унижения мы пытаемся не с помощью вдумчивого критического самоанализа, а методом самолюбования и самодовольства. Когда этой болезнью поражена власть, это полбеды, когда заболевает весь народ – это катастрофа.

Именно об этом говорит Карл Густав Юнг.

В заключение будет не лишним сказать, что мы не в праве забывать о Законе Кармы, свободе воли и силе предсмертной мысли: гитлеровцы, жаждущие получить наши земли и богатства и сложившие свои головы на территории России, были буквально одержимы этим желанием до последней минуты свой жизни. Именно оно должно было определить их следующее место воплощения. Следовательно, можно предположить, что немалое их число воплотилось сейчас в нашей стране, таким образом, германский фашизм вполне может возродиться в русском фашизме. Косвенным признаком этого служит постоянно поддерживаемое в России пламя лютой ненависти к евреям.

Ирония судьбы? – Спросит российский читатель, с младенчества усвоивший свою роль «победителя фашизма». – Отнюдь, всего лишь продолжающаяся борьба Света и тьмы, перешедшая в новую форму и свою заключительную фазу, – ответим мы. – Сталинизм, как разновидность фашизма, нашедший своих сторонников среди наших соотечественников в прошлом и настоящем, говорит сам за себя. И если нашей стране суждено спасти мир, то, прежде всего, многим её гражданам нужно освободиться от стремления к национальному и государственному превосходству, дабы изгнанные демоны не завладели их душами. Пусть те страны, которые не поняли этой простой истины, идут старым путём, наша Россия не должна соревноваться и соперничать с ними за право мирового господства, только в этом случае оно придёт к ней само Волею Божьей, а вместо демона государственности над нашей страной встанет непобедимый Михаил Архангел со своим Светлым Воинством.


Людмила Матвеева


Прикрепления: 9156218.jpg(1Kb)


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 20.06.2017, 21:24 | Сообщение # 2
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4398
Статус: Offline

Карл Густав Юнг


ДЕМОНОВ ПРИВЛЕКАЮТ МАССЫ




Это уникальное и почти неизвестное интервью Карла Густава Юнга, знаменитого психиатра и основателя аналитической психологии, было опубликовано 11 мая 1945 года в швейцарской газете Die Weltwoch, через четыре дня после капитуляции немецкой армии в Реймсе. «Обретут ли души мир?» – так называлась статья, в которой Юнг размышлял о причинах массового психоза немецкой нации в 30-40-е гг., о демонах, которые только того и ждут, чтобы выползти на поверхность нашей психики, и о том, что после Германии зло будет искать другие внушаемые народы для своего воплощения.

Журналист «Die Weltwoche»:
Не считаете ли вы, что окончание войны вызовет громадные перемены в душе европейцев, особенно немцев, которые теперь словно пробуждаются от долгого и ужасного сна?

Карл Густав Юнг: Да, конечно. Что касается немцев, то перед нами встает психическая проблема, важность которой пока трудно представить, но очертания ее можно различить на примере больных, которых я лечу. Для психолога ясно одно, а именно то, что он не должен следовать широко распространенному сентиментальному разделению на нацистов и противников режима. У меня лечатся два больных, явные антинацисты, и тем не менее их сны показывают, что за всей их благопристойностью до сих пор жива резко выраженная нацистская психология со всем ее насилием и жестокостью. Когда швейцарский журналист спросил фельдмаршала фон Кюхлера (Георг фон Кюхлер (1881-1967) руководил вторжением в Западную Польшу в сентябре 1939 г.; он был осужден и приговорен к тюремному заключению как военный преступник Нюрнбергским трибуналом) о зверствах немцев в Польше, тот негодующе воскликнул: «Извините, это не вермахт, это партия!» — прекрасный пример того, что деление на порядочных и непорядочных немцев крайне наивно. Все они, сознательно или бессознательно, активно или пассивно, причастны к ужасам; они ничего не знали о том, что происходило, и в то же время знали.

Вопрос коллективной вины, который так затрудняет и будет затруднять политиков, для психолога факт, не вызывающий сомнений, и одна из наиболее важных задач лечения заключается в том, чтобы заставить немцев признать свою вину. Уже сейчас многие из них обращаются ко мне с просьбой лечиться у меня. Если просьбы исходят от тех «порядочных немцев», которые не прочь свалить вину на пару людей из гестапо, я считаю случай безнадежным. Мне ничего не остается, как предложить им анкеты с недвусмысленными вопросами типа: «Что вы думаете о Бухенвальде?». Только когда пациент понимает и признает свою вину, можно применить индивидуальное лечение.

Но как оказалось возможным, чтобы немцы, весь народ, попали в эту безнадежную психическую ситуацию? Могло ли случиться подобное с какой-либо другой нацией?

К. Г. Юнг: Позвольте сделать здесь небольшое отступление и наметить в общих чертах мою теорию относительно общего психологического прошлого, предшествовавшего национал-социалистической войне. Возьмем за отправную точку небольшой пример из моей практики. Однажды ко мне пришла женщина и разразилась неистовыми обвинениями в адрес мужа: он сущий дьявол, он мучит и преследует ее, и так далее и тому подобное. В действительности этот человек оказался вполне добропорядочным гражданином, невиновным в каких-либо демонических умыслах. Откуда к этой женщине пришла ее безумная идея? Да просто в ее собственной душе живет тот дьявол, которого она проецирует вовне, перенося свои собственные желания и неистовства на своего мужа. Я разъяснил ей все это, и она согласилась, уподобившись раскаявшейся овечке. Казалось, все в порядке. Тем не менее именно это и обеспокоило меня, потому что я не знаю, куда пропал дьявол, ранее соединявшийся с образом мужа. Совершенно то же самое, но в больших масштабах произошло в истории Европы. Для примитивного человека мир полон демонов и таинственных сил, которых он боится; для него вся природа одушевлена этими силами, которые на самом деле не что иное, как его собственные внутренние силы, спроецированные во внешний мир. Христианство и современная наука дедемонизировали природу, что означает, что европейцы последовательно вбирают демонические силы из мира в самих себя, постоянно загружая ими свое бессознательное. В самом человеке эти демонические силы восстают против кажущейся духовной несвободы христианства. Демоны прорываются в искусство барокко: позвоночники изгибаются, обнаруживаются копыта сатира. Человек постепенно превращается в уробороса, уничтожающего самого себя, в образ, с древних времен являвшийся символом человека, одержимого демоном. Первым законченным примером этого типа является Наполеон.

Немцы проявляют особенную слабость перед лицом этих демонов вследствие своей невероятной внушаемости. Это обнаруживается в их любви к подчинению, в их безвольной покорности приказам, которые являются только иной формой внушения. Это соответствует общей психической неполноценности немцев, следствием их неопределенного положения между Востоком и Западом. Они единственные на Западе, кто при общем исходе из восточного чрева наций оставались дольше всех со своей матерью. В конце концов они отошли, но прибыли слишком поздно, тогда как мужик (the mujik) не порывался освободиться вообще. Поэтому немцев глубоко терзает комплекс неполноценности, который они пытаются компенсировать манией величия: «Am deutschen Wesen soil die Welt genesen» («Немецкий дух спасет мир» — это нацистский лозунг, заимствованный из поэмы Эмануэля Гейбеля (1815-1884) «Признание Германии»; строки из Гейбеля стали известны с тех пор, как их процитировал Вильгельм II в своей речи в Мюнстере в 1907 году), — хотя они не чувствуют себя слишком удобно в собственной шкуре! Это типично юношеская психология, которая проявляется не только в чрезвычайном распространении гомосексуальности, но и в отсутствии образа anima в немецкой литературе (великое исключение составляет Гете). Это обнаруживается также в немецкой сентиментальности и «Gemiitlichkeit» («Уют, приятность»), которые в действительности суть ничто иное, как жестокосердие, бесчувственность и бездушие. Все обвинения в бездушии и бестиальности, с которыми немецкая пропаганда нападала на русских, относятся к самим немцам; речи Геббельса не что иное, как немецкая психология, спроецированная на врага. Незрелость личности ужасающим образом проявилась в бесхарактерности немецкого генерального штаба, мягкотелостью напоминающего моллюска в раковине.

Германия всегда была страной психических катастроф: Реформация, крестьянские и религиозные войны. При национал-социализме давление демонов настолько возросло, что человеческие существа, подпав под их власть, превратились в сомнамбулических сверхчеловеков, первым среди которых был Гитлер, заразивший этим всех остальных. Все нацистские лидеры одержимы в буквальном смысле слова, и, несомненно, не случайно, что их министр пропаганды был отмечен меткой демонизированного человека — хромотой. Десять процентов немецкого населения сегодня безнадежные психопаты.

Вы говорите о психической неполноценности и демонической внушаемости немцев, но как вы думаете, относится ли это также к нам, швейцарцам, германцам по происхождению?

К. Г. Юнг: Мы ограждены от этой внушаемости своей малочисленностью. Если бы население Швейцарии составляло восемьдесят миллионов, то с нами могло бы произойти то же самое, поскольку демонов привлекают по преимуществу массы. В коллективе человек утрачивает корни, и тогда демоны могут завладеть им. Поэтому на практике нацисты занимались только формированием огромных масс и никогда — формированием личности. И также поэтому лица демонизированных людей сегодня безжизненные, застывшие, пустые. Нас, швейцарцев, ограждают от этих опасностей наш федерализм и наш индивидуализм. У нас невозможна такая массовая аккумуляция, как в Германии, и, возможно, в подобной обособленности заключается способ лечения, благодаря которому удалось бы обуздать демонов.

Но чем может обернуться лечение, если его провести бомбами и пулеметами? Не должно ли военное подчинение демонизированной нации только усилить чувство неполноценности и усугубить болезнь?


К. Г. Юнг: Сегодня немцы подобны пьяному человеку, который пробуждается наутро с похмелья. Они не знают, что они делали, и не хотят знать. Существует лишь одно чувство безграничного несчастья. Они предпримут судорожные усилия оправдаться перед лицом обвинений и ненависти окружающего мира, но это будет неверный путь. Искупление, как я уже указывал, лежит только в полном признании своей вины. «Меа culpa, mea maxima culpa!» («Моя вина, моя величайшая вина» (лат.)).

В искреннем раскаянии обретают божественное милосердие. Это не только религиозная, но и психологическая истина. Американский курс лечения, заключающийся в том, чтобы провести гражданское население через концентрационные лагеря, чтобы показать все ужасы, совершенные там, является поэтому совершенно правильным. Однако невозможно достичь цели только моральным поучением, раскаяние должно родиться внутри самих немцев. Возможно, что катастрофа выявит позитивные силы, что из этой погруженности в себя возродятся пророки, столь характерные для этих странных людей, как и демоны. Кто пал так низко, имеет глубину. По всей вероятности, католическая церковь соберет богатый улов душ, поскольку протестантская церковь переживает сегодня раскол. Есть известия, что всеобщее несчастье пробудило религиозную жизнь в Германии; целые общины преклоняют по вечерам колени, умоляя Господа спасти от антихриста.

Тогда можно надеяться, что демоны будут изгнаны и новый, лучший мир поднимется на руинах?


К. Г. Юнг: Нет, от демонов пока не избавиться. Это трудная задача, решение которой в отдаленном будущем. Теперь, когда ангел истории покинул немцев, демоны будут искать новую жертву. И это будет нетрудно. Всякий человек, который утрачивает свою тень, всякая нация, которая уверует в свою непогрешимость, станет добычей. Мы испытываем любовь к преступнику и проявляем к нему жгучий интерес, потому что дьявол заставляет забыть нас о бревне в своем глазу, когда мы замечаем соринку в глазу брата, и это способ провести нас. Немцы обретут себя, когда примут и признают свою вину, но другие станут жертвой одержимости, если в своем отвращении к немецкой вине забудут о собственных несовершенствах.

Мы не должны забывать, что роковая склонность немцев к коллективности в не меньшей мере присуща и другим победоносным нациям, так что они также неожиданно могут стать жертвой демонических сил. «Всеобщая внушаемость» играет огромную роль в сегодняшней Америке, и насколько русские уже зачарованы демоном власти, легко увидеть из последних событии, которые должны несколько умерить наше мирное ликование. Наиболее разумны в этом отношении англичане: индивидуализм избавляет их от влечения к лозунгам, и швейцарцы разделяют их изумление перед коллективным безумием.

Тогда мы должны с беспокойством ожидать, как проявят себя демоны в дальнейшем?


К. Г. Юнг: Я уже говорил, что спасение заключается только в мирной работе по воспитанию личности. Это не так безнадежно, как может показаться. Власть демонов огромна, и наиболее современные средства массового внушения — пресса, радио, кино etc. — к их услугам. Тем не менее христианству было по силам отстоять свои позиции перед лицом непреодолимого противника, и не пропагандой и массовым обращением — это произошло позднее и оказалось не столь существенным, — а через убеждение от человека к человеку. И это путь, которым мы также должны пойти, если хотим обуздать демонов.

Трудно позавидовать вашей задаче написать об этих существах. Я надеюсь, что вам удастся изложить мои взгляды так, что люди не найдут их слишком странными. К несчастью, это моя судьба, что люди, особенно те, которые одержимы, считают меня сумасшедшим, потому что я верю в демонов. Но это их дело так думать; я знаю, что демоны существуют. От них не убудет, это так же верно, как то, что существует Бухенвальд.

Источник: https://econet.ru/article....t-massy
Прикрепления: 3958350.jpg(10Kb)


Господь твой, живи!
 
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ПСИХОЛОГИЯ » ДЕМОНОВ ПРИВЛЕКАЮТ МАССЫ (Карл Густав Юнг)
Страница 1 из 11
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES