Вторник, 24.10.2017, 08:39

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Форум | Регистрация | Вход

[ Новые сообщения · Участники · Правила · Поиск · RSS ]
Страница 3 из 7«1234567»
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА » ДУХОВНЫЙ КРИЗИС (Кристина и Станислав ГРОФ)
ДУХОВНЫЙ КРИЗИС
МилаДата: Воскресенье, 17.09.2017, 12:54 | Сообщение # 21
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Роберто Ассаджиоли


Кризис, предшествующий духовному пробуждению


Для того чтобы лучше понять переживания, зачастую предшествующие пробуждению, мы должны рассмотреть некоторые психологические характеристики “нормального” человеческого существа.

О таком человеке можно сказать, что он скорее “позволяет себе жить”, чем живет. Он принимает жизнь такой, как она есть, и не задает вопросов о ее смысле, ее ценности или цели. Он посвящает себя удовлетворению своих личных желаний, ищет чувственных наслаждений, эмоциональных удовольствий, материальной обеспеченности или удовлетворения личных амбиций. Более зрелое человеческое существо подчиняет свои личные интересы выполнению возложенных на него разнообразных семейных и общественных обязанностей, но не стремится понять, на чем основываются эти обязанности и из какого источника они проистекают. Такой человек, возможно, считает себя “религиозным” и верующим в Бога, но его религиозность обычно является внешней и конвенциональной, и если он следует предписаниям своей церкви и участвует в ее обрядах, то чувствует, что сделал все, что от него требовалось. Короче говоря, его операциональное убеждение заключается в том, что единственной реальностью является видимый и осязаемый физический мир , и потому он сильно привязан к земному благополучию. Таким образом, с точки зрения практических целей он считает эту жизнь замкнутой и самодостаточной. Его вера в будущий “рай” — если он задумывается о таковом — является целиком и полностью теоретической и академической, что доказывает тот факт, что он изо всех сил старается как можно дольше оттянуть свое отбытие к райским блаженствам.

Но может случиться так, что этот “нормальный человек” становится озадаченным и обеспокоенным переменой — внезапной или постепенной — своей внутренней жизни. Это может случиться после череды разочарований; нередко — после эмоционального шока, такого, как утрата любимого родственника или очень близкого друга. Но порой это происходит без всякой видимой причины, когда человек сполна наслаждается отменным здоровьем и жизненным процветанием. Перемена часто начинается с растущего чувства неудовлетворенности, с ощущения, что “чего-то не хватает”, “что-то упущено”. Но это “что-то упущенное” не является чем-то материальным и определенным; это нечто смутное и неуловимое, что человек не в состоянии описать.

К этому постепенно добавляется чувство нереальности и пустоты обыденной жизни. Личные интересы и дела, прежде поглощавшие все его внимание, начинают казаться лишенными смысла; они утрачивают значимость и ценность. Возникают новые проблемы. Индивид начинает задумываться о происхождении и цели жизни; выяснять, почему прежде он так много вещей принимал на веру; задавать себе вопросы о смысле своих страданий и страданий других, о том, чем могут быть оправданы столь огромные различия в судьбах людей.

Когда человек достигает этой стадии, он склонен неправильно понимать и неправильно интерпретировать свою ситуацию. Многие, не поняв значение и важность своего нового состояния ума, смотрят на эти затруднения как на причуды и капризы. Будучи встревожены возможностью умственного расстройства, они стремятся разными способами бороться с ними, прилагая отчаянные усилия, чтобы снова закрепиться в “реальности” обыденной жизни, которая кажется им ускользающей. Часто они с жаром погружаются в вихрь внешней активности, ищут все новые занятия, новые стимулы, новые ощущения. С помощью этих или других средств им, возможно, удается на какое-то время облегчить свое расстроенное состояние, но они не в силах избавиться от него навсегда. Оно продолжает процесс брожения в глубине их существа, подрывая основы их обыденного существования, и всегда готово, быть может спустя долгое время, опять вырваться наружу с новой силой. Состояние дискомфорта и беспокойства становится все болезненнее, а чувство внутренней пустоты — все невыносимее. Индивид приходит в смятение: большая часть того, что составляло его жизнь, теперь кажется исчезнувшим как сон, а никакого нового света пока не видно. В самом деле, он пока еще не знает о существовании такого света или не способен верить, что тот его осветит.

Часто бывает, что это состояние внутреннего смятения сопровождается моральным кризисом. Ценностное сознание человека пробуждается или становится более восприимчивым, возникает новое ощущение ответственности, и индивид может быть подавлен тяжелым чувством вины. Он сурово осуждает себя и становится жертвой глубокого разочарования, даже начинает подумывать о самоубийстве. Самому человеку при этом кажется, что физическое уничтожение — это единственный логический выход из его чувств бессилия, безнадежности, крушения и распада.[1]

Вышеизложенное, разумеется, представляет собой обобщенное описание подобного рода переживаний. На практике внутренние переживания и реакции индивидов очень сильно различаются между собой. Многие никогда не достигают этой острой стадии, тогда как другие попадают в нее почти одним скачком. Некоторых людей в большей степени беспокоят интеллектуальные сомнения и метафизические проблемы; у других наиболее выраженными чертами являются эмоциональная депрессия или моральный кризис.

Важно отдавать себе отчет в том, что эти разнообразные проявления кризиса близко напоминают некоторые из симптомов, считающихся характерными для невротических и пограничных психотических состояний. В некоторых случаях стресс и напряженность кризиса могут порождать физические симптомы, такие, как нервное истощение, бессонница, и другие психосоматические расстройства.

Чтобы правильно подходить к ситуации, важно определить основной источник затруднений. Обычно это нетрудно сделать. Симптомы, наблюдаемые по отдельности, могут быть идентичными, но тщательное изучение их причин, рассмотрение личности пациента в ее целостности и — что важнее всего — понимание его реальной экзистенциальной ситуации открывают иные природу и уровень глубинных конфликтов. В обычных случаях эти конфликты происходят между “нормальными” влечениями, между этими влечениями и сознательным “я” или между индивидом и внешним миром (в частности, близкими людьми: родителями, родственниками, детьми). Однако в тех случаях, которые мы здесь рассматриваем, конфликты возникают между некоторыми аспектами личности и возникающими более развитыми тенденциями и стремлениями морального, религиозного, гуманистического или духовного характера. Не составляет труда убедиться в присутствии этих тенденций, коль скоро их признают в качестве реальных и значимых, а не объявляют фантазиями или сублимациями. В самом общем смысле возникновение духовных тенденций может считаться результатом поворотных пунктов в развитии или росте индивидуума.

Здесь есть одно возможное осложнение: иногда эти вновь возникающие тенденции оживляют или обостряют старые или скрытые конфликты между элементами личности. Такие конфликты, которые сами по себе были бы регрессивными, фактически являются прогрессивными, когда происходят в этом более широком контексте. Они оказываются прогрессивными потому, что содействуют достижению новой личностной интеграции, более полной и на более высоком уровне, — интеграции, для которой сам кризис прокладывает путь. Таким образом, эти кризисы являются позитивной, естественной и нередко необходимой подготовкой для дальнейшего развития индивидуума. Они выносят на поверхность те элементы личности, которые нуждаются в пересмотре и изменении в интересах дальнейшего личностного роста.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Воскресенье, 17.09.2017, 12:55 | Сообщение # 22
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Роберто Ассаджиоли


Кризис, вызванный духовным пробуждением


Открытие канала между сознательным и сверхсознательным уровнями, между “я” и Самостью, и наступающее вслед за этим половодье света, энергии и радости нередко приносят чудесное облегчение. Предыдущие конфликты и страдания вместе со всеми психологическими и физическими симптомами, которые они порождали, иногда исчезают с поразительной быстротой, тем самым подтверждая, что они были обусловлены не какой-то физической причиной, а являлись непосредственным результатом внутренней борьбы. В подобных случаях духовное пробуждение оказывается реальным решением проблемы.

Но в других случаях довольно часто личность не способна правильно ассимилировать приток света и энергии. Это происходит, например, когда интеллект недостаточно развит и координирован, когда эмоции и воображение не контролируются; нервная система слишком чувствительна или же когда прорыв духовной энергии подавляет человека своей внезапностью и интенсивностью.[2]

Неспособность ума выдержать просветление или склонность к само-сосредоточенности или тщеславию могут приводить к неверной интерпретации переживаний, и происходит, так сказать, “путаница уровней”. Различие между абсолютной и относительной истиной, между Самостью и “я” вуалируется, и притекающие духовные энергии могут оказывать неблагоприятное воздействие, подпитывая и раздувая личное эго.

Автор этих строк столкнулся с поразительным примером такого вредного воздействия в психиатрической больнице в Анконе, в Италии. Один из пациентов, простой маленький человек, в прошлом фотограф, тихо и упорно объявлял себя Богом. Вокруг этой центральной идеи он построил набор фантастических иллюзий о имеющемся в его распоряжении небесном воинстве; в то же время он был настолько мирным, добрым и отзывчивым человеком, насколько это можно себе представить, всегда готовым помочь врачам и другим пациентам. Он был настолько ответственным и компетентным, что ему доверяли приготовление лекарств и даже ключ от фармацевтического кабинета. Единственной недостатком его поведения в этой роли было то, что он время от времени таскал сахар, чтобы доставить удовольствие кому-нибудь из других пациентов.

Материалистически ориентированные психотерапевты, вероятно, сочли бы этого пациента просто страдающим параноидальным бредом, но этот чисто диагностический ярлык ничем или почти ничем не помогает в понимании подлинной природы и причин такого рода расстройств. Поэтому представляется полезным рассмотреть возможность более глубокой интерпретации иллюзорной убежденности этого человека.

Внутреннее переживание духовной Самости и ее теснейшей связи с личной самостью дает субъективное чувство расширения, универсальности, и убежденность в своей причастности божественной природе. В религиозных традициях и духовных учениях любой эпохи можно найти многочисленные свидетельства по этому вопросу — и некоторые из них выражены довольно смело. Так, в Библии ясно говорится: “Я сказал, что вы суть боги; и все вы сыны Высшего”. Св. Августин провозглашает: “Когда душа любит что-либо, она становится подобной этому; если она возлюбит земные вещи, она сама станет земной, но если возлюбит она Бога, разве не станет она Богом?” Наиболее сильное выражение тождества человеческого духа, в его чистой и подлинной сущности, с Высшим Духом содержится в центральных положениях философии Веданты: “Tat Tvam Asi” (“Ты есть То”) и “Aham evam param Brachman” (“Воистину я — Высший Брахман”).

Как бы ни представлять себе соотношение между индивидуальной самостью, или “я”, и Универсальной Самостью, — считать ли их похожими или непохожими, отдельными или едиными, — важнее всего ясно признавать, в теории и в практике, разницу между Самостью в ее сущностной природе — тем, что было названо “Источником”, “Центром”, “глубочайшим Существом” и “Вершиной” нас самих — и малой самостью, или “я”, обычно отождествляемым с обыкновенной личностью, которую мы в норме осознаем.[3] Игнорирование этого жизненно важного различия приводит к абсурдным и опасным последствиям.

Это различение дает ключ к пониманию психического состояния вышеупомянутого пациента и других крайних форм самоэкзальтации и самовозвеличивания. Фатальная ошибка всех, кто стал жертвой подобных иллюзий, состоит в приписывании своей личной самости, или “я”, качеств Трансперсональной, или Высшей, Самости. С философской точки зрения это смешение относительной и абсолютной истины, эмпирического и трансцендентного уровней реальности. Примеры такого заблуждения не так уж редки среди людей, ослепленных сиянием истины, которая слишком величественна, чтобы их ум мог ее постичь, или энергии, которая слишком мощна, чтобы их личность могла ее ассимилировать. Читатель, без сомнения, может сам обнаружить примеры такого самообмана, глядя на многочисленных фанатических последователей различных культов.

Ясно, что в такой ситуации попытка спорить с человеком или высмеивать его заблуждение будет в лучшем случае пустой тратой времени и вызовет лишь протест и негодование. Гораздо лучше проявить симпатию и, принимая предельную истину его убеждения, указать на природу его ошибки и помочь ему научиться проводить необходимые различия между уровнями.

Бывают и случаи, когда внезапный приток энергии порождает эмоциональный сдвиг, проявляющийся в бесконтрольном, неуравновешенном и беспорядочном поведении. Этот вид реакции характеризуют крики и плач, пение и вспышки разного рода активности. Если человек является деятельным и импульсивным, возбуждение от внутреннего пробуждения может легко заставить его играть роль пророка или спасителя; он может основать новую секту и начать впечатляющую кампанию привлечения последователей.

У некоторых восприимчивых индивидуумов пробуждается парапсихологическое восприятие. У них возникают видения высших, как они полагают, существ; они могут начать слышать голоса или автоматически писать, принимая на веру полученные таким образом послания и безоговорочно им подчиняясь. Качество таких посланий может очень сильно различаться. Некоторые из них содержат мудрые учения, другие же достаточно бедны или просто бессмысленны. К ним всегда следует относиться с большой разборчивостью и здравомыслием, невзирая на их необычное происхождение и на какие бы то ни было заявления того, кто их предположительно передает. Не следует придавать никакого значения посланиям, которые содержат прямые приказы и требования слепого подчинения, и тем, что склонны возвеличивать личность реципиента.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Воскресенье, 17.09.2017, 13:06 | Сообщение # 23
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Роберто Ассаджиоли

Реакция на духовное пробуждение


Как уже было сказано, гармоничное внутреннее пробуждение характеризуется чувством радости и умственного просветления, которое приносит с собой понимание смысла и цели жизни; оно развеивает многие сомнения, предлагает решения многих проблем и дает внутреннюю уверенность. В то же самое время человека переполняет постижение того, что жизнь едина, и изливающийся поток любви течет через такого пробуждающегося индивида к его собратьям и всем существам. Прежняя личность со всеми ее острыми углами и неприемлемыми чертами как будто отходит на задний план, и новый, любящий и любимый индивид улыбается нам и всему миру, спеша быть добрым, служить другим и делиться с ними своими новообретенными духовными богатствами, изобилие которых, как ему кажется, почти невозможно в себя вместить.

Подобное состояние возвышенной радости может длиться различное время, но рано или поздно оно проходит. Как и все во вселенной, приток света и любви подчиняется определенным ритмам. Со временем он уменьшается или исчезает, и прилив сменяется отливом. Личность наполняется и преображается, но это преображение редко бывает окончательным или полным. Гораздо чаще значительная часть элементов личности возвращается к своему прежнему состоянию.

Этот процесс станет понятнее, если мы рассмотрим природу пикового переживания с точки зрения энергий и уровней организации.[4] Из-за своей синтезирующей природы сверхсознательные энергии действуют на элементы личности так, что это переводит их на следующий, более высокий уровень организации. Когда достигается этот более высокий уровень, высвобождается синергическая* энергия, которая, в свою очередь, создает экстаз, душевный подъем и радость, характерные для такого рода переживаний. В зависимости от количества сверхсознательной энергии, излучаемой Самостью, восприимчивости личности в данное время и многих других факторов этот более высокий уровень организации может быть или не быть устойчивым. В большинстве случаев он сохраняется только до тех пор, пока Самость продолжает излучать энергию. Но как только приток этой энергии прекращается, — что в конце концов обязательно происходит ввиду циклической природы активности Самости, — у личности возникает более или менее выраженная тенденция к возвращению на прежний уровень организации. Для наглядности мы можем рассмотреть три возможных исхода, типичных для этого процесса.

1. Энергия Самости достаточно велика для достижения более высокого уровня личностной интеграции, а также для трансформации или разрушения присущих личности шаблонов и тенденций, которые бы стремились вернуть ее к прежнему состоянию. В этом случае новая интеграция сохраняется навсегда. Такой исход относительно редок и наблюдается в тех случаях, когда жизнь индивидуума внезапно и навсегда преображается и становится возвышенной непосредственно в результате духовного пробуждения.

2. Энергия, излучаемая Самостью, менее интенсивна, и/или личность менее восприимчива, так что, хотя более высокий уровень организации и достигается, только некоторые из регрессивных тенденций и паттернов личности трансформируются полностью, тогда как большинство других лишь временно нейтрализуются присутствием высших энергий. По этой причине более высокий уровень личностной интеграции поддерживается, только пока активно действует энергия Самости. Как только приток энергии прекращается, личность возвращается к прежнему состоянию. Но при этом остается — и нередко это самая полезная часть опыта — идеальная модель и чувство направления, которые можно использовать для завершения трансформации с помощью тех или иных целенаправленных методов.

3. Энергия, передаваемая Самостью, недостаточна для достижения более высокого уровня организации. В этом случае энергия поглощается скрытыми блоками и паттернами, которые препятствуют более высокой интеграции. Это вызывает их активизацию и таким образом выводит их на свет, где их можно опознать и попытаться иметь с ними дело. В подобных случаях переживание обычно носит болезненный характер и его трансперсональное происхождение часто остается нераспознанным. Но в действительности оно является не менее ценным, поскольку может показать человеку, какие следующие шаги ему нужно сделать, чтобы достичь тех же целей и состояний бытия, как и в других случаях.

Конечно, важно помнить, что реальное переживание человека редко полностью укладывается в одну из этих трех четко очерченных категорий. Большинство духовных переживаний содержит в разных соотношениях постоянные изменения, временные изменения, распознание препятствий, которые нужно преодолеть, и живое понимание на опыте, чтоґ значит существовать на этом более высоком уровне интеграции. Именно это осознание потом становится идеальной моделью, сияющим маяком, к которому человек может прокладывать путь и которого он в конечном счете может достичь своими собственными средствами.[5]

Но переживание прекращения притока трансперсональных энергий и утраты возвышенного состояния бытия с необходимостью является болезненным и в некоторых случаях склонно порождать сильные реакции и серьезные проблемы. Личность снова пробуждается и утверждает себя с новой силой. Все камни и мусор, которые были покрыты водой и спрятаны во время высокого прилива, снова выходят на поверхность. Порой случается, что низшие склонности и влечения, до того дремавшие в бессознательном, оживляются притоком высших энергий или резко восстают против новых стремлений и целей, являющихся вызовом и угрозой для их бесконтрольного выражения. Человек, чье нравственное сознание теперь стало более ясным и утонченным, чья жажда совершенства возросла, судит более строго и осуждает свою личность с большей горячностью; он даже склонен ошибочно считать, что пал еще ниже, чем раньше.

Иногда реакция личности обостряется до такой степени, что человек начинает отрицать ценность и даже саму реальность своего недавнего переживания. В его уме поселяются сомнения и критика, и он испытывает искушение считать все случившееся иллюзией, фантазией или эмоциональным опьянением. Его наполняют горечь и сарказм, он начинает высмеивать себя и других и даже отворачивается от своих высших идеалов и стремлений. Тем не менее, как бы он ни пытался, он не может вернуться к прежнему состоянию; у него уже было это видение, и его красота и притягательная сила остаются с ним вопреки его попыткам подавить их. Он не может принимать повседневную жизнь, как раньше, и быть ею удовлетворен. “Божественная ностальгия” овладевает им и не оставляет его в покое. В крайних случаях реакция может быть настолько острой, что становится патологической, порождая состояние депрессии или даже отчаяния с суицидальными побуждениями. Это состояние очень напоминает психотическую депрессию, когда-то именовавшуюся “меланхолией” и характеризующуюся острым ощущением собственной никчемности, постоянным самоуничижением и самоосуждением, которые могут становиться столь сильными, что создают у индивидуума иллюзию, будто он находится в аду и обречен на вечное проклятие. При этом возникают также острое и болезненное чувство интеллектуальной некомпетентности и паралич воли, сопровождающийся нерешительностью и неспособностью действовать. Но у тех, кто пережил внутреннее пробуждение или в какой-то степени ощутил духовную реализацию, эти проблемы не должны считаться просто патологическим состоянием; они имеют иные, гораздо более глубокие причины, как в свое время показывали посредством весьма похожих аналогий Платон и св. Иоанн Креста*.

Платон в своей знаменитой аллегории в седьмой книге “Республики” сравнивает непросветленных людей с узниками в темной норе или пещере.

“Когда любого из них освобождают и внезапно заставляют встать, повернуться и идти к свету, он сперва будет испытывать резкую боль; яркий свет будет причинять ему страдание, и он будет не в силах увидеть ту реальность, тени которой он видел в своем предыдущем состоянии”.

Св. Иоанн Креста использует поразительно похожие слова, говоря о переживаниях, которые он называет “темной ночью души”.

“Душа пребывает в темноте, потому что ее ослепляет свет больший, чем она способна вынести… Подобно тому как ослабшие и замутненные глаза страдают от боли, когда в них ударяет яркий свет, так и душа по причине своей нечистоты безмерно страдает, когда ее на самом деле озаряет Божественный Свет. И когда лучи этого чистого Света изливаются на душу, чтобы изгнать ее нечистоты, душа видится себе столь нечистой и жалкой, что кажется, будто Бог обратился против нее и сама она обратилась против Бога”.


Слова св. Иоанна о “свете”, который “изливается на душу, чтобы изгнать нечистоты”, относятся к сущностной природе процесса. Даже если с ограниченной точки зрения личности это может казаться неудачей или нежелательной стадией — “…будто Бог обратился против нее и сама она обратилась против Бога”, — то с гораздо более широкой перспективы Трансперсональной Самости эта фаза, часто справедливо именуемая “очищением”, фактически является одной из самых полезных и вознаграждающих стадий роста. Свет Души изливается на “нечистоты” и вносит их в сознание индивида, способствуя процессу работы над ними. Хотя этот процесс порой может быть весьма трудным, он является фундаментальным аспектом надежного и постоянного контакта индивида со своей трансперсональной, сверхсознательной природой.

Надлежащий подход к человеку, переживающему такого рода кризис, состоит в том, чтобы передать ему подлинное понимание природы этого кризиса. Это подобно тому, как если бы человек совершил грандиозный полет к залитой солнцем горной вершине, увидел бы ее величие и красоту открывающейся оттуда панорамы, но с неохотой был бы вынужден вернуться назад, грустно признавая, что крутой путь к высотам следует пройти шаг за шагом. Осознание того, что этот спуск — или “падение” — естественное явление, приносит эмоциональное и умственное облегчение и дает человеку мужество и решимость вступить на трудный путь к вершинам Само-реализации. В конечном счете кризис преодолевается с пониманием того факта, что подлинная и глубочайшая ценность переживания состоит в том, что оно предлагает человеку, как я уже сказал, “осязаемое видение” лучшего состояния бытия, а значит, своего рода дорожную карту, идеальную модель, по направлению к которой он может двигаться и которая затем может воплотиться в реальность.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Воскресенье, 17.09.2017, 13:10 | Сообщение # 24
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Роберто Ассаджиоли

Процесс преобразования


Эта стадия следует за осознанием того, что необходимым условием высшего достижения Само-реализации является полное обновление и преобразование личности. Это долгий и многосторонний процесс, который включает в себя несколько стадий: активного устранения препятствий для притока и действия сверхсознательных энергий; развития высших функций, до этого дремлющих или неразвитых; и периоды, в течение которых человек может предоставить работать Высшей Самости, будучи восприимчивым к ее руководству.

Это наиболее насыщенный событиями и вознаграждающий период, полный перемен и чередований света и тьмы, радости и страдания. Это переходный период, выход из старого состояния, еще твердо не достигнув нового; промежуточная стадия, на которой, как было удачно сказано, человек подобен гусенице, подвергающейся процессу превращения в крылатую бабочку. Но все дело в том, что индивид обычно не имеет защитного кокона, где он мог бы в уединении и покое претерпевать процесс трансформации. Он должен — особенно в наши дни — оставаться в том же жизненном пространстве, что и прежде, продолжая как можно лучше выполнять свои семейные, общественные и профессиональные задачи. Его проблема подобна той, с которой сталкивается инженер при необходимости реконструкции вокзала без прекращения движения поездов.

Несмотря на трудности этой задачи, по мере ее решения индивид начинает осознавать постепенный и неуклонный прогресс. Его жизнь наполняется смыслом и целью, его повседневные задачи оживляет и возвышает растущее в нем осознание их места в общем порядке вещей. Со временем индивид начинает полнее и яснее осознавать природу реальности и человека и свою собственную высшую природу. Он начинает создавать более согласованную концептуальную схему, которая позволяет ему лучше понимать то, что он наблюдает и переживает, и которая служит ему не только руководством для дальнейшего познания, но и источником ясности и порядка в гуще жизненных коллизий. В результате он ощущает, что все лучше справляется с задачами, которые раньше казались ему невыполнимыми. Во все большей степени действуя из более высокого объединяющего центра личности, он гармонизирует ее многообразные элементы, приводя их ко все большему единству, и эта более полная интеграция дает ему возможность более эффективно действовать и приносит больше радости.

Таковы результаты, которые обычно можно наблюдать в течение длительного периода времени в ходе развития процесса преобразования личности под воздействием сверхсознательных энергий. Но этот процесс не всегда идет совершенно гладко, и это неудивительно, если учесть сложность самой задачи перестройки личности в самой гуще обстоятельств повседневной жизни. Как правило, почти всегда приходится сталкиваться с определенными трудностями, и можно наблюдать временные этапы, характеризующиеся состояниями, прямо противоположными тем, что я только что описал. Это часто случается сразу после того, как схлынет прилив экзальтации и индивидуум приступает к своей двойной задаче само-преображения и одновременного выполнения многочисленных требований обыденной жизни. Обучение навыкам использования таким путем своих энергетических ресурсов, как правило, занимает некоторое время, и, быть может, нескоро человек начнет выполнять обе задачи сбалансированным образом и в конце концов осознает, что они в действительности являются одной. Вследствие этого неудивительно обнаруживать стадии, когда человек может быть столь поглощен своей задачей само-преображения, что его способность справляться с повседневными проблемами и делами оказывается нарушенной. С позиции внешнего наблюдения и оценки на основе обычных деловых критериев может казаться, что он временно стал менее эффективным и компетентным, чем прежде. Во время этой промежуточной стадии он, возможно, не избежит несправедливых суждений со стороны доброжелательных, но непросвещенных друзей или терапевтов и может стать мишенью для едких замечаний и острот, касающихся его “прекрасных” духовных идеалов и стремлений, которые делают его слабым и неэффективным в практической жизни. Такого рода критика переживается очень болезненно, и ее влияние может пробуждать сомнения и разочарование.

Подобное злоключение, когда оно случается, составляет одно из испытаний, которые, возможно, придется выдержать на пути Само-реализации. Его ценность в том, что оно преподает урок преодоления личной чувствительности и предоставляет возможность для развития внутренней независимости и уверенности без обиды на кого бы то ни было. Его следует принимать добродушно или по крайней мере невозмутимо и использовать для развития внутренней силы. Если, с другой стороны, такого индивида окружают просвещенные и понимающие люди, они могут оказать существенную поддержку и избавить его от многих ненужных трений и страданий.

Со временем эта стадия проходит, когда индивид обучается справляться со своей двойной задачей и объединяет ее в одну. Но когда сложности задачи не поняты и не приняты, естественные стрессы роста могут обостряться, тянуться в течение долгих периодов времени или повторяться чересчур часто. Это особенно типично, когда индивида слишком захватывает процесс само-трансформации и он отгораживается от внешнего мира в своей целеустремленной и чрезмерной интроверсии. Для процесса человеческого роста естественны периоды здоровой интроверсии. Но когда эта интроверсия доходит до крайности или же перерастает в общую позицию устранения от жизни мира, индивид может испытывать множество трудностей не только с нетерпеливыми и критически настроенными друзьями, сотрудниками и членами семьи, но и внутри себя самого, по мере того как естественная интроверсия становится одержимостью самим собой.

Сходные затруднения могут возникнуть и в том случае, если человек не будет заниматься негативными аспектами своей личности, вскрывшимися в процессе духовного пробуждения. Вместо того чтобы преобразовывать их, он может бежать от них в фантазии о достижении совершенства или воображаемом спасении. Но подавленное знание о действительных несовершенствах преследует его, а то, что происходит вокруг, ставит под сомнение его фантазии. Под таким двойным давлением человек вполне может стать жертвой разнообразных психологических проблем, таких, как бессонница, эмоциональная депрессия, истощение, равнодушие ко всему, умственное перевозбуждение или беспокойство. Они, в свою очередь, могут легко порождать всевозможные физические симптомы и заболевания.

Многие из этих проблем можно значительно смягчить или полностью устранить, если следовать процессу своего роста с энергией, увлеченностью и рвением, но не отождествляясь с ним. Выработка такой неотождествленной увлеченности позволяет человеку быть гибким, что необходимо для оптимального следования задаче. Тогда индивид сможет принимать неизбежные стрессы нового и сложного процесса; он сможет отказаться впадать в жалость к себе, рождающуюся из разочарованного перфекционизма. Он сможет научиться смотреть на самого себя с юмором и быть готовым к экспериментам и переменам; он сможет выработать неунывающее терпение и, принимая свои теперешние ограничения, научиться обращаться к компетентным людям — будь то профессиональные психотерапевты, консультанты или просто мудрые друзья — за помощью и руководством.

Еще один ряд трудностей может быть вызван чрезмерным личным старанием человека форсировать более высокое понимание путем насильственного сдерживания и подавления агрессивных и сексуальных влечений, — что в действительности может только усилить внутренние конфликты и их последствия. Подобная жизненная позиция нередко является результатом слишком жестких и дуалистичных моральных и религиозных убеждений, которые ведут к осуждению естественных влечений как “плохих” и “греховных”. Сегодня большинство людей сознательно отказались от этих позиций, хотя бессознательно все еще могут в той или иной степени находиться под их влиянием. Они могут проявлять либо амбивалентность, либо колебания между двумя крайними позициями — жестким подавлением и бесконтрольным выражением любых влечений. Последнее, хотя и обладает определенным очистительным действием, не может считаться приемлемым ни с этической, ни с психологической точки зрения. Оно неизбежно порождает новые конфликты — между различными основными влечениями или между этими влечениями и границами, налагаемыми общественными условностями и требованиями межличностных отношений.

Решение скорее лежит на пути постепенной переориентации и гармонической интеграции всех влечений личности, сперва через их надлежащее признание, принятие и согласование друг с другом, а затем посредством преобразования, или сублимации, неиспользованной порции энергии.[6] Достижение этой интеграции можно существенно облегчить активизацией сверхсознательных функций и намеренным обращением к Трансперсональной Самости. Эти более масштабные и более высокие интересы действуют подобно магниту, притягивая к себе “либидо”, или психическую энергию, инвестированную в “низшие” влечения.

Последний вид затруднений, заслуживающий упоминания, связан с периодами, когда поток сверхсознательных энергий обилен и легко воспринимается. Не будучи мудро контролируемым, этот поток энергии может либо рассеяться в лихорадочном возбуждении и действии, либо, наоборот, в слишком большой степени удерживаться в латентном, невыраженном состоянии, так что энергия накапливается и ее высокое давление может вызывать физические проблемы. Подходящее решение состоит в том, чтобы целеустремленно, конструктивно и гармонично направлять притекающие энергии на работу внутреннего обновления, творческого выражения и плодотворного служения.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Воскресенье, 17.09.2017, 13:19 | Сообщение # 25
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Роберто Ассаджиоли

Роль советчика


В наше время все больше и больше людей переживает духовное пробуждение. Ввиду этого может потребоваться, чтобы психотерапевты, консультанты и другие специалисты, равно как и знающие непрофессионалы, выступали в роли помощников и советчиков по отношению к людям, подвергающимся такому процессу. Поэтому полезно рассмотреть роль человека, который может оказаться рядом и поддержать того, кто проходит через этот процесс, и некоторые из его проблем.

Прежде всего важно постоянно осознавать тот основной факт, что, хотя проблемы, связанные с различными фазами Само-реализации, внешне могут казаться подобными (а иногда и полностью идентичными) проблемам, возникающим в повседневной жизни, их причины и значение являются совершенно иными, и потому подходить к ним нужно также по-другому. Иными словами, экзистенциальная ситуация в двух этих случаях может быть не только неодинаковой, но и в некотором смысле противоположной.

Психологические затруднения обычного человека в общем имеют регрессивный характер. Такие индивиды оказываются неспособными к некоторой внутренней и внешней адаптации, необходимой для нормального развития личности. В ответ на трудные жизненные ситуации они снова возвращаются к приобретенным в детстве формам поведения или же обнаруживают, что в действительности так и не переросли определенные детские стереотипы, осознают ли они их в качестве таковых или же дают им какие-то рациональные объяснения.

С другой стороны, затруднения, порождаемые стрессом и борьбой на различных стадиях движения к Само-реализации, имеют, как я уже говорил, прогрессивный характер.[7] Они обусловлены стимулирующим воздействием сверхсознательных энергий, “тягой сверху”, зовом Самости, и специфически определяются возникающим конфликтом между этими энергиями и “средними” и “низшими” аспектами личности. Этот кризис был поразительно ярко описан Юнгом:

“Быть “нормальным” — это высший идеал неудачников, всех, кто пока еще не смог адаптироваться. Но для людей, чьи способности гораздо выше средних, для тех, кому никогда не составляло труда добиваться успеха и выполнять свою долю работы в мире, — для них ограничения “нормы” означают прокрустово ложе, нестерпимую скуку, адскую бесплодность и безнадежность. Вследствие этого существует столь же много людей, которые становятся невротиками потому, что они всего лишь нормальны, как и тех, кто являются невротиками потому, что не могут стать нормальными”.

Очевидно, что способы помощи этим двум различным типам индивидов также должны быть совершенно разными.

То, что подходит для первой группы, скорее всего окажется не только неудовлетворительным, но даже и вредным для второй. Многим из этой последней группы вдвойне тяжело, если их направляет кто-то, кто не понимает или не оценивает по достоинству сверхсознательные функции, кто игнорирует или отрицает реальность Самости и возможность Само-реализации. Такой советчик может либо высмеивать неопределенные высшие стремления как простые причуды, либо интерпретировать их материалистически, либо убеждать индивида в необходимости укреплять защитную оболочку личности против настойчивого зова Трансперсональной Самости. Такой подход может отягощать ситуацию, усиливать борьбу и оттягивать решение проблемы.

С другой стороны, советчик или наставник, имеющий духовные наклонности или по крайней мере с симпатией и пониманием относящийся к высшим свершениям и реалиям, может оказать индивиду огромную помощь, когда, как это часто бывает, тот пока еще находится на первой стадии, характеризующейся неудовлетворенностью, беспокойством и бессознательным блужданием. Если человек утратил интерес к жизни, если обыденное существование ничем его не привлекает, если он ищет облегчения в ложных направлениях, без конца попадает в тупики и еще не увидел проблеска высшей реальности, — тогда раскрытие действительной причины его затруднений и указание на решение, которое он уже не надеется найти, на благополучный исход кризиса могут в огромной степени помочь внутреннему пробуждению, которое само по себе является главной частью решения проблемы.

На второй стадии, для которой типичны эмоциональное возбуждение или душевный подъем, когда человек может испытывать чрезмерный энтузиазм и питать иллюзии относительно постоянства такого состояния, его необходимо мягко предостеречь, что это благословенное состояние с необходимостью является всего лишь временным; и ему следует указать на те превратности, которые ожидают его впереди. Это подготовит его к началу неизбежной реакции на третьей стадии, где, как мы видели, возможны болезненные моменты спада и порой глубокая депрессия, когда человек “спускается вниз” с высот достигнутого им переживания. Если он будет предупрежден заранее, то сможет избежать большей части страданий, сомнений и разочарований. Когда человек лишен преимущества такого рода предупреждения, советчик может оказать ему значительную поддержку, заверив его в том, что его теперешнее состояние является временным , а вовсе не таким окончательным и безнадежным, как он чувствует себя вынужденным думать. Советчик должен настойчиво повторять, что благотворные результаты кризиса оправдывают переживаемые страдания, сколь бы интенсивными они ни были. Значительное облегчение и поддержку может дать указание на примеры людей, которые переживали подобное состояние и вышли из него обновленными.

На четвертой стадии, во время процесса преобразования — наиболее сложного и продолжительного, — работа советчика или наставника соответственно оказывается более сложной. Ниже перечислены некоторые важные аспекты этой работы:

— Разъяснить индивиду, что же в нем происходит в действительности, и помочь ему занять правильную позицию.

— Научить человека тому, как, правильно используя волю, мудро контролировать и подчинять себе влечения , исходящие из бессознательного, без их подавления из страха или осуждения.

— Научить его методам преобразования и сублимации энергий сексуальности и агрессивности. Эти методы являются наиболее подходящим и конструктивным решением многих психологических конфликтов.

— Помочь ему правильно распознавать и ассимилировать энергии, приходящие от Самости и со сверхсознательных уровней.

— Помочь ему выражать и использовать эти энергии в альтруистической любви и служении . Это особенно ценно для противодействия тенденциям чрезмерной интроверсии и эгоцентрирования, часто существующим на этой и на других стадиях саморазвития.

— Направлять его в прохождении через различные фазы перестройки личности вокруг более высокого внутреннего центра , то есть в достижении духовного психосинтеза.

Повсюду в этой статье я постоянно подчеркивал наиболее трудные и болезненные аспекты духовного развития, но из этого вовсе не следует, что те, кто находится на пути самореализации, более подвержены психологическим расстройствам, чем другие мужчины и женщины. Нередко стадия наиболее интенсивных страданий вовсе не имеет места. У многих индивидов такое развитие осуществляется постепенно и гармонично, так что преодоление внутренних трудностей и прохождение различных стадий не вызывает каких бы то ни было тяжелых реакций.

С другой стороны, эмоциональные расстройства или невротические симптомы обычных мужчин и женщин часто более серьезны, интенсивны и трудны для них самих и для психотерапевтов, которым приходится иметь с ними дело, чем проблемы, связанные с Само-реализацией. Часто к ним бывает трудно найти удовлетворительный подход, поскольку — учитывая, что более высокие психологические уровни и функции у этих индивидуумов пока еще не активированы, — можно мало к чему апеллировать, чтобы показать ценность принесения необходимых жертв или принятия дисциплины, требуемых для достижения нужной адаптации.

Физические, эмоциональные и умственные проблемы, возникающие на пути Само-реализации, какими бы серьезными они ни казались, представляют собой лишь временные реакции, так сказать, побочные продукты органического процесса внутреннего роста и обновления. Поэтому они либо спонтанно исчезают, когда заканчивается породивший их кризис, либо легко поддаются соответствующей терапии. Кроме того, страдания, вызванные периодами депрессии, ослабевания внутренней жизни, с лихвой компенсируются периодами возобновления притока сверхсознательных энергий и предвкушением освобождения и укрепления цельной личности в результате Само-реализации. Это видение дает самое мощное вдохновение, неисчерпаемую уверенность и постоянный источник силы и мужества. Поэтому, как уже было сказано, очень важно взять за правило припоминать это видение как можно ярче и чаще. Мы можем оказать тем, кто борется, находясь на пути Само-реализации, величайшую поддержку — помочь им постоянно удерживать видение цели перед своим внутренним взором.

Таким образом, человек может предчувствовать и испытывать растущее предвкушение того состояния сознания, которое возникает в результате Само-реализации. Это состояние радости, безмятежности, внутренней уверенности, ощущения спокойной силы, ясного понимания и любви. В своих высших аспектах — это реализация сущностного Бытия, соединения и отождествления с Универсальной Жизнью.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 19.09.2017, 19:46 | Сообщение # 26
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Р.Д. Лэйнг

ТРАНСЦЕНДЕНТНЫЙ ОПЫТ И ЕГО ОТНОШЕНИЕ К РЕЛИГИИ И ПСИХОЗАМ

Свечение становилось ярче и ярче, рев все громче, я ощущал тряску и вибрацию, а затем почувствовал, что выскальзываю из своего тела, облаченный в ореол света… Я чувствовал, что точка сознания, которой я был, расширяется, окруженная волнами света… Теперь я весь был сознанием, без всяких очертаний, без чего бы то ни было напоминавшего о теле, без каких-либо чувств или ощущений, исходящих от телесных органов чувств; погруженным в море света… Я больше не был самим собой, точнее, таким, как я себя знал, — маленькой точкой осознавания, заключенной в теле, — но взамен был беспредельным кругом сознания, в котором тело было лишь точкой, купающейся в свете и в состоянии экзальтации и счастья, не поддающихся описанию.
Медитативный опыт, описанный Гопи Кришной в книге “Кундалини: эволюционная энергия в человеке”*

Идея о том, что психозы представляют собой душевные болезни, которые можно адекватно понимать с точки зрения медицины и следует лечить биологическими средствами, хотя и является широко распространенной и весьма влиятельной, но отнюдь не принимается всеми без исключения. Многие клиницисты и теоретики предложили важные объяснения психотических процессов на чисто психологической основе и разработали немедицинские стратегии лечения.

Другие предположили, что доминирующая роль медицинской модели в подходе к психозам не может быть научно оправдана, поскольку для большинства состояний, с которыми имеют дело психиатры, не было найдено никаких специфических биологических причин. Таким образом, текущая ситуация не отражает реального положения дел, но вытекает из ряда факторов исторической, политической, юридической и экономической природы. Томас Зац, один из наиболее смелых представителей этой точки зрения, довел ее до крайности, говоря о “мифе душевной болезни”.

Шотландский психиатр Р.Д. Лэйнг в своем уникальном подходе к психозу соединяет проницательную критику западного общества с новаторским психологическим пониманием и лечением этого состояния. Будучи, вероятно, наиболее радикальной и противоречивой фигурой в психиатрии, он написал ряд книг, которые ставят под сомнение сами основы современной психиатрической мысли. Лэйнга обычно считают представителем “антипсихиатрии”, движения, основанного южноафриканским врачом и психотерапевтом Дейвидом Купером, хотя сам он отвергает этот ярлык.

Согласно Лэйнгу, психозы не могут быть поняты с точки зрения анормальных биологических процессов в организме человека, но являются следствием нарушения структур человеческого общения. Они отражают проблемы важных взаимоотношений индивида с другими людьми, малыми группами, наподобие семьи, и с обществом в целом.

Идеи Лэйнга представляют собой радикальный и революционный отход от основного направления психиатрии. “Душевно здоровые” люди в действительности не являются здоровыми, а психотики не столь безумны, как это кажется. Современное общество основано на отрицании души и субъективного опыта, ценности переживания; оно опасно больно, и психотики, которые находят его нормы и ценности невыносимыми, неспособны к ним адаптироваться.

Психотики — это индивиды, весь жизненный опыт которых фатально расщеплен, поскольку у них неудовлетворительная связь с миром и человеческим обществом, равно как и разрушительная взаимосвязь с собственной самостью. Их уход в мир фантазии, обусловленный их подсознанием, — это бегство от реальности, которую они не могут принять. Это приводит к неполному существованию, характеризующемуся страхом, отчаянием, одиночеством и чувством изоляции.

Такие люди ощущают себя нереальными и оторванными от мира здравого смысла, равно как и от своих собственных тел до такой степени, что их самотождественность и автономность всегда находятся под вопросом. Их страх потерять самих себя является столь поглощающим и подавляющим, что приводит к озабоченности самосохранением, а не самоудовлетворением. Лэйнг называет это “онтологической неуверенностью”.

Согласно Лэйнгу, психиатры не уделяют должного внимания внутренним переживаниям психотиков, поскольку считают их невразумительными и патологическими. Однако тщательное наблюдение и изучение показывают, что эти переживания имеют глубокий смысл и что психотический процесс может быть целительным. Лэйнг полагает, что психотики во многих отношениях могут научить психиатров большему, чем сами психиатры своих пациентов. “Психиатрическая церемония” обследования, диагноза и лечения унижает клиента как человеческое существо и препятствует целительному потенциалу его процесса.

Разработанная Лэйнгом стратегия психотерапии, заменяющая биологическое лечение, делает особый акцент на важности человеческих взаимодействий и взаимоотношений, как на уровне индивидуального общения клиента с психотерапевтом, так и в более широком масштабе — всего психотерапевтического персонала. Переживания, всплывающие из бессознательного, рассматриваются как обоснованные, важные и полные значения. Принятие их и уважительное к ним отношение облегчает коммуникацию и прокладывает путь к исцелению. Согласно Лэйнгу, необходимы специальные места, где люди могли бы получать поддержку и взаимопонимание, облегчающие процесс исцеления.

Р.Д. Лэйнг родился в 1927 г. в Глазго, Шотландия, и получил образование и медицинскую степень в местном университете. Его знакомство с миром душевнобольных пациентов состоялось, когда он два года служил психиатром в британской армии. С 1956 по 1962 г. он проводил клинические исследования в Тэвистокском институте человеческих отношений в Лондоне.

Между 1962-м и 1965 гг. он был руководителем клиники Лангама в Лондоне; именно в это время он основал клинику Кингсли Холл, где проводил уникальный эксперимент по лечению психотических пациентов без подавляющего медикаментозного воздействия. Он продолжал эту деятельность, основанную на собственной психотерапевтической философии, в Филадельфийской ассоциации — организации, занимающейся проблемами психозов и сосредоточивающейся на терапии, а также на образовательной деятельности среди профессионалов и широкой общественности посредством лекций и публикаций. Особого упоминания заслуживает то обстоятельство, что в 1973 г. Лэйнг провел год на Цейлоне, изучая буддизм Тхеравады и технику Випассана-медитации. В последнее десятилетие его профессиональная активность включает в себя писательство, частную практику, консультирование и чтение лекций.

Лэйнг — автор многих статей в профессиональных журналах и книг: “Divided Self” * и “The Self and Others”, “The Politics of Experience”, “The Bird of Paradise”, “Reason and Violence”, “Knots”, “The Facts of Life”, “The Voice of Experience”, “The Politics of Family”, “Do You Love Me? “Snity, Madness and Family” и автобиографической книги “Wisdom, Madness, and Folly”.

В предлагаемой ниже статье Лэйнг идет дальше простого признания психологической важности бессознательного содержания психотических переживаний. Он открыто признает и подчеркивает ценность трансцендентного аспекта таких переживаний и величайшую значимость духовного измерения человеческой жизни. Его обсуждение исторической важности мистического опыта и настоятельной необходимости проводить четкое различие между патологией и мистицизмом имеет большое значение для проблемы духовного кризиса.

Мы должны помнить, что живем во времена, когда смещается фундамент и потрясаются основы. Я не могу говорить о других местах и временах. Быть может, это всегда было так. Мы знаем, что это так сегодня.

В этих обстоятельствах у нас есть все причины для того, чтобы не чувствовать себя в безопасности. Когда глубинная основа нашего мира оказывается под вопросом, мы бежим к разным норам в земле; мы убегаем в роли, статусы, идентичности, межличностные отношения. Мы пытаемся жить в замках, которые могут быть только воздушными, потому что в социальном космосе отсутствует твердая почва, на которой их можно было бы строить. Как священники, так и врачи являются свидетелями этого положения дел. Временами каждый из нас по-разному видит один и тот же фрагмент целой ситуации; нередко мы озабочены различными представлениями исходной катастрофы.

В этой статье я хочу соотнести трансцендентные переживания, которые иногда прорываются при психозах, с тем опытом Божественного, который является Живым Источником всех религий.

В других своих работах я уже кратко описал, как некоторые психиатры начинают отказываться от своих клинико-медицинских категорий понимания безумия. Я верю, что, если мы сможем начать рассматривать душевное здоровье и безумие с экзистенциально-социальной точки зрения, мы, как священники и врачи, будем в состоянии более ясно увидеть, до какой степени мы сталкиваемся с общими проблемами и разделяем общие дилеммы.

Основные клинические термины для обозначения безумия, которое до сих пор не удалось связать ни с какими органическими повреждениями, — это шизофрения, маниакально-депрессивный психоз и инволюционная депрессия. С социальной точки зрения они характеризуют различные формы поведения, считающиеся в нашем обществе отклонениями от нормы. Люди ведут себя так потому, что их переживание самих себя различно. Именно на экзистенциальном значении такого необычного переживания себя я и хочу сосредоточиться.

Переживание безумно, когда оно выходит за пределы нашего здравого, то есть нашего общепринятого, смысла.

К каким же областям опыта это ведет? Это влечет за собой утрату обычных основ “смысла” окружающего мира, который все мы разделяем. Прежние значения вдруг оказываются бессмысленными; существовавшие различия между воображением, сновидением и внешним восприятием кажутся более неприменимыми. Внешние события могут казаться магически вызванными в воображении. Сны могут восприниматься как прямые сообщения от других; воображение может представляться объективной реальностью.

Но наиболее радикальным является потрясение самих онтологических основ. Бытие феноменов сдвигается, и феномен бытия может более не представать перед нами таким, как ранее. Человек погружается в пустоту небытия, в которой он тонет. Ему не на что опереться, не за что уцепиться, за исключением, разве что, каких-то обломков крушения — немногих воспоминаний, имен, звуков, одного или двух объектов, остающихся связующим звеном с давно утраченным миром. Эта пустота может быть не пустой. Ее могут населять видения и голоса, тени, странные формы и призраки. Ни один человек, который не пережил на собственном опыте, насколько невещественным может быть показной блеск внешней реальности, как он может блекнуть и угасать, не способен полностью представить себе возвышенные и гротескные проявления, которые могут замещать ее или существовать с ней бок о бок.

Когда человек сходит с ума, происходит глобальное смещение его позиции по отношению ко всем областям бытия. Центр его переживаний смещается от эго к Самости. Мирское время становится всего лишь сюжетным, только Вечное имеет подлинное значение. Однако сумасшедший пребывает в смятении. Он путает эго с Самостью, внутреннее с внешним, естественное со сверхъестественным. Тем не менее он часто может быть для нас — даже через посредство своего жалкого, раздробленного состояния — глашатаем сакрального. Изгнанник со сцены бытия, какой мы ее знаем, он — чужак, иноземец, подающий нам сигналы из пустоты, в которую он погружается. Эта пустота может быть населена сущностями, которые нам даже во сне не могут присниться. Когда-то их называли демонами и духами, которых люди знали “в лицо” и по имени. Человек утратил ощущение себя, свои чувства, свое место в мире, каким мы его знаем. Он говорит нам, что он мертв. Но этот безумный призрак отвлекает нас от нашей уютной безопасности, преследует нас своими видениями и голосами, которые кажутся столь бессмысленными и от которых мы чувствуем себя обязанными его освободить, очистить и излечить.

Сумасшествие вовсе не обязательно должно полностью быть крушением — это также и прорыв *. Оно в такой же мере является потенциальным освобождением и обновлением, как и порабощением и экзистенциальной смертью.

Сегодня растет число описаний своих состояний людьми, прошедшими через опыт безумия. (См., например, антологию “Внутренний мир душевной болезни” — “The Inner World of Mental Illness”, ed. Bert Kaplan, New York, Harper and Row, 1964.) Я хочу процитировать фрагмент одного из ранних описаний такого рода, которое Карл Ясперс приводит в своей “Общей психопатологии” — General Psychopathology. Mаnchester, 1962.)

“Думаю, я сам вызвал болезнь. В своей попытке проникнуть в иной мир я встретился с его природными стражами, воплощениями моих собственных слабостей и недостатков. Сначала я думал, что эти демоны были низшими обитателями иного мира, которые могли играть мной, как мячиком, потому что я попал в эти области неподготовленным и потерял путь. Позже я думал, что это отколовшиеся части моего собственного разума, страсти, существующие возле меня в свободном пространстве и питающиеся моими чувствами. Я думал, что каждый человек имеет их, но не воспринимает благодаря защитному и успешному обману чувства личного существования. Я полагал, что это последнее — артефакт памяти, структур мысли и т. п. — кукла, на которую достаточно приятно смотреть снаружи, но у которой внутри нет ничего реального.

В моем случае из-за затуманившегося сознания личность стала пористой. Через нее я хотел проникнуть ближе к Высшему Источнику Жизни. Мне следовало бы готовиться к этому в течение долгого периода времени путем взывания в себе к высшей, безличной самости, так как этот “нектар” — не для смертных уст. Он разрушительно подействовал на животно-человеческую душу, расщепив ее на части. Эти части постепенно разрушались, кукла была действительно сломана, а тело повреждено. Я преждевременно форсировал доступ к Источнику Жизни, и на меня пало “проклятие богов”. Я слишком поздно заметил, что в игру вступили темные силы. Я опознал их лишь после того, как они уже набрали слишком большую силу. Обратной дороги не было. Теперь я был в мире духов, который мне так хотелось увидеть. Из бездны выходили демоны, подобно стражам-церберам, не разрешая войти постороннему. Я решил принять эту борьбу не на жизнь, а на смерть. В конечном счете это означало для меня решение умереть, так как я должен был отбросить все, что поддерживало силу врага, но это также было и все, что поддерживало жизнь. Я хотел войти в смерть, не сойдя с ума, и стоял перед Сфинксом: либо ты канешь в бездну, либо я!

Затем пришло просветление. Я постился и так смог проникнуть в подлинную природу моих искусителей. Все это были иллюзорные и обманчивые аспекты моего драгоценного личного “я”, которое оказалось столь же пустым, как и они. Во мне возникла более масштабная и всеобъемлющая самость, и я мог отказаться от прежней личности со всем ее антуражем. Я ясно увидел, что эта личность никогда бы не смогла войти в трансцендентные сферы. В результате этого я почувствовал страшную боль, подобную уничтожающему удару, но я был спасен, демоны съежились, поникли и исчезли. Для меня новая жизнь началась, и с этого момента я чувствовал свое отличие от других людей. Душа, состоящая из общепринятой лжи, притворств, самообманов, образов памяти, точно такая же, как и у других людей, снова выросла во мне, но позади нее и над ней стояла большая и более всеохватывающая Самость, которая впечатляла меня чем-то вечным, неизменным, бессмертным и нерушимым и которая с того времени всегда была моей защитой и моим убежищем. Я верю, что для многих будет благом соприкосновение с такого рода высшей Самостью и что есть люди, которые действительно достигли этой цели более мягкими средствами”.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Вторник, 19.09.2017, 19:47 | Сообщение # 27
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Ясперс комментирует это так: “Подобные самоинтерпретации, очевидно, возникли под влиянием псевдоманиакальных тенденций и глубинных психических сил. Они проистекают из глубоких переживаний, и богатство такого шизофренического опыта призывает наблюдателя, равно как и рефлектирующего пациента, не считать все это просто хаотической мешаниной разнородных содержаний. Разум и дух в той же мере присутствуют в больной психике, как и в здоровой. Но интерпретации подобного рода должны быть лишены какой-либо причинной значимости. Все, что они могут, — это пролить свет на содержание и поместить его в некий контекст”.

Я бы скорее сказал, что этот пациент с ясностью, к которой мне нечего добавить, описал духовные искания со всеми их ловушками и опасностями, которые он, по-видимому, в конце концов сумел превзойти. Даже Ясперс все еще говорит об этом переживании как о патологическом и не принимает в расчет собственное построение пациента. Мне же и само переживание, и это построение представляются по-своему ценными и обоснованными.

Мне следует ясно дать понять, что я говорю об определенном трансцендентном опыте , который представляется мне первоисточником всех религий. Подобного рода трансцендентный опыт бывает у некоторых психотиков. Чаще всего (насколько они сами могут вспомнить) у них никогда не было таких переживаний прежде, и нередко они больше никогда не повторяются снова. Я, однако, не утверждаю, что психотический опыт обязательно содержит в себе этот элемент в более явном виде, чем обычный опыт.

Человек, попадающий в такие области, склонен вести себя довольно странно. В других работах я уже достаточно подробно описал обстоятельства, которые, судя по всему, способствуют переносу в эти области — по крайней мере в некоторых случаях, — так же как и великую мистификацию, которую создают язык и образ мышления медицинской клиники, когда дело касается феноменов безумия как общественного факта и экзистенциального опыта.

Шизофреник может быть действительно безумным. Он сошел с ума. Но он не болен.

Люди, прошедшие через опыт безумия, говорили мне, до какой степени то, что им открывалось, было для них истинной манной небесной. Вся жизнь человека может перемениться, однако трудно не усомниться в значимости такого видения. К тому же не каждый, прошедший через это, снова возвращается к нам. Являются ли эти переживания простым следствием патологического процесса или умопомешательства? Я так не думаю.

Если учесть все недостатки различных школ психоанализа и глубинной психологии, то одно из их великих достоинств состоит в открытом признании решающего влияния внутреннего опыта человека, в особенности так называемого “бессознательного”, на его внешнее поведение.

До сих пор бытует представление, что существует определенная корреляция между душевным здоровьем и полным или по крайней мере частичным отсутствием осознавания “бессознательного” и что некоторые формы психоза являются поведенческими нарушениями, вызванными ошеломляющим вторжением “бессознательного”.

И Фрейд, и Юнг называют “бессознательным” просто то, что мы не осознаем в силу нашего исторически обусловленного отчуждения. Это вовсе не является обязательно или по самой своей сути бессознательным.

Я не просто жонглирую бессмысленными парадоксами, когда говорю, что мы, будучи душевно здоровыми, пребываем не в своем уме. Ум — это то, чего не осознает эго. Мы не осознаем свой собственный ум. Наш ум — это не бессознательное. Наш ум осознает нас самих. Спросите себя, кто или что видит наши сны. Наш бессознательный ум? Тот Сновидец, который видит наши сны, знает о нас гораздо больше, чем мы знаем о нем. И лишь с замечательной позиции отчуждения Источник Жизни, Родник Жизни, переживается как Оно. Ум, о котором мы сами не осведомлены, осведомлен о нас. Именно мы — не в своем уме. Нам нет необходимости быть неосведомленными о своем внутреннем мире.

Большую часть времени мы вообще не отдаем себе отчета в его существовании.

Но многие люди входят в него — к несчастью, без проводников, путая внешние реалии с внутренними, а внутренние с внешними и, как правило, утрачивая способность нормально функционировать в обыденной реальности.

Это не обязательно должно быть так. Процесс вхождения в иной мир из этого мира и возвращение в этот мир из мира иного столь же “естественны”, как смерть, роды или собственное рождение. Но в нашем сегодняшнем мире, который столь же ужасается внутреннего мира, сколь его не осознает, неудивительно, что, когда “реальность”, ткань этого мира, прорывается и человек входит в иной мир, он полностью теряется и пугается, встречая у других людей одно лишь непонимание.

В некоторых случаях человеку, слепому от рождения, удается возвратить зрение с помощью хирургической операции. В результате нередко возникают болезненные ощущения, смятение и дезориентация. Свет, который освещает безумца, — это неземной свет, но я не думаю, что это проекция или эманация его мирского эго. Его озаряет свет, больший, чем он сам. Этот свет может сжечь его.

В сущности, этот “иной” мир вовсе не является полем битвы, где психологические силы, производные и отвлеченные, вытесненные или сублимированные из их первоначальных объектных инвестиций*, вовлечены в призрачную борьбу, — хотя подобные силы могут затенять эти реалии точно так же, как они могут затенять так называемую внешнюю реальность. Когда Иван в романе “Братья Карамазовы” говорит: “Если Бога нет, все дозволено”, он отнюдь не говорит: “Если мое сверх-эго в спроецированном виде отменено, я могу делать все, что угодно, с чистой совестью”. На самом деле он говорит : “Если существует только моя совесть, то нет никакого высшего обоснования для моей воли”.

Подлинная задача врача (психотерапевта, аналитика) должна состоять в том, чтобы в избранных случаях выводить человека из этого мира и вводить его в иной мир; быть для него проводником в том мире и уметь привести его обратно.

В иной мир попадают, прорывая оболочку; или же через дверь; через ширму; через поднимающийся или раздвигающийся занавес, через поднимающийся покров. Это не то же самое, что сновидение. Это “реально” совершенно по-другому, чем во сне, в воображении, в восприятии, в фантазиях. Семь покровов, семь печатей, семь небес.

Эго — инструмент, необходимый для жизни в этом мире. Если эго разрушено или повреждено (непреодолимыми противоречиями определенных жизненных ситуаций, ядами, химическими изменениями и т. п.), человек может быть открыт этому иному миру.

Мир, в который входит человек, и его способность переживать это мир, судя по всему, отчасти зависят от состояния его “эго”.

Наше время больше, чем что-либо иное, отличает овладение и управление внешним миром и почти полное забвение мира внутреннего. Если оценивать эволюцию человека с точки зрения познания внешнего мира, то мы во многих отношениях переживаем прогресс.

Но если мы в своей оценке становимся на точку зрения внутреннего мира и единства внутреннего и внешнего, то результат должен быть совершенно другим.

Феноменологическая значимость терминов “внешний” и “внутренний” весьма невелика. Но во всей этой области человек ограничен чисто вербальными средствами: слова — это просто палец, указывающий на луну. Одна из трудностей обсуждения этой темы в наши дни заключается в том, что само существование внутренних реалий ставится под сомнение.

Под “внутренними” я подразумеваю все те реалии, которые обычно не имеют “внешнего”, “объективного” существования, — реалии воображения, сновидений, фантазий, трансов, реалии состояний медитации и созерцания, реалии, о которых современный человек непосредственно чаще всего совершенно не осведомлен.

Например, в Библии нигде нет ни одного довода в пользу существования богов, демонов и ангелов. Людям не было необходимости сначала “верить” в Бога — они непосредственно переживали Его Присутствие, и то же самое справедливо в отношении иных духовных сущностей. Вопрос был не в том, существует ли Бог, а в том, является ли этот конкретный бог величайшим Богом из всех или единственным Богом; а также в том, как соотносятся друг с другом различные духовные агенты. Сегодняшние же публичные дебаты вовсе не о том, можно ли верить в Бога, не о конкретном месте тех или иных духов в духовной иерархии и т. п., а о том, существуют ли вообще Бог или духовные сущности и существовали ли они когда-либо.

Сегодня душевное здоровье, судя по всему, в значительной мере определяется способностью адаптироваться к внешнему миру — межличностному миру и сфере человеческих сообществ.

А поскольку этот внешний человеческий мир почти целиком и полностью отчужден от мира внутреннего, то любое непосредственное осознание внутреннего мира заведомо чревато серьезными опасностями.

Но поскольку общество, само того не ведая, испытывает голод по внутреннему, то потребность людей в вызывании этого внутреннего “безопасным” образом, так, чтобы все это не нужно было принимать всерьез, поистине огромна, — в то время как амбивалентность в равной степени сильна. Что же тут удивляться, что перечень людей искусства, потерпевших кораблекрушение на этих рифах за последние, скажем, 150 лет, столь длинен — Гёльдерлин, Джон Клэйр, Рембо, Ван Гог, Энтонин Арто, Ницше, Стриндберг, Мунк, Барток, Шуман, Бюхнер, Эзра Паунд…

Те, кто выжил, обладали исключительными качествами: способностью к соблюдению тайны, к хитрости, лукавству, — к сугубо реалистической оценке того риска, которому они подвергались не только со стороны духовных сфер, которые они посещали, но и от ненависти своих сограждан ко всякому, занятому подобного рода исканиями.

Давайте их вылечим . Поэта, который ошибочно принимает реальную женщину за свою Музу и поступает соответственно… Или юношу, отправляющегося в плавание на яхте в поисках Бога…

Внешнее, лишенное всякого света внутреннего, пребывает во тьме. Мы живем в эпоху тьмы. Состояние внешней тьмы — это состояние греха, то есть состояние отстранения, или отчуждения, от Внутреннего Света. Некоторые действия приводят к большему отчуждению, некоторые другие помогают не быть столь отчужденным. Первое — зло, а второе — благо.

Способов потерять свой путь — легион. Из них безумие — определенно не самый однозначный. Антибезумие психиатрии Крепелина* является точным двойником “официального” психоза. Буквально и абсолютно серьезно, оно столь же безумно , если под безумием понимать любое радикальное отчуждение от субъективной или объективной истины. Вспомним объективное безумие Кьеркегора.

Мы действуем в соответствии с тем, как мы воспринимаем мир. Мы ведем себя в соответствии с нашим представлением о том, что так, а что не так. То есть каждый человек является более или менее наивным онтологом. У каждого человека есть своя точка зрения относительно того, что есть, а чего нет.

Мне представляется несомненным, что за последнюю тысячу лет произошли глубокие изменения в человеческом опыте. В некотором отношении они даже более очевидны, чем изменения в структуре человеческого поведения. Есть все основания полагать, что в прежние времена для человека было естественным непосредственное переживание Бога. Вера была не вопросом уверенности в Его существовании, а доверием к Его Присутствию, которое переживалось и познавалось как существующее в качестве самоочевидной данности. Представляется весьма вероятным, что в наше время гораздо больше людей переживают не Присутствие Бога и не Присутствие Его отсутствия, а отсутствие Его Присутствия.

Нам требуется история феноменов, а не просто большее количество феноменов истории.

Пока что светские психотерапевты часто оказываются в роли слепцов, ведущих тех, кто слеп наполовину.

Фонтан еще не перестал играть, Пламя еще сияет, Река продолжает течь, Родник еще не иссяк и Свет не померк. Но между Ним и нами — покров, больше похожий на бетонную стену в пятьдесят футов толщиной. Deus absconditus — Бог сокрытый. Или мы сами сокрыты.

Почти все в наше время направлено на категоризацию и изоляцию этой реальности от объективных фактов. Это действительно бетонная стена. Интеллектуально, эмоционально, в межличностном взаимодействии, организационно, интуитивно и теоретически нам приходится пробиваться через эту стену, хотя и риском хаоса, безумия и смерти. Ибо с этой стороны стены это риск. Нет никаких гарантий, никакой уверенности.

Многие люди готовы иметь веру в смысле научно необоснованного доверия к непроверенной гипотезе. У очень немногих хватает веры, чтобы эту гипотезу проверить. Многие люди принимают на веру то, что они переживают. Но лишь очень немногих их переживания сделали верующими. Павел из Тарса* был схвачен за шиворот, брошен оземь и ослеплен на три дня. Непосредственный опыт был само-подтверждающим.

Мы живем в светском мире. Чтобы приспособиться к этому миру, ребенок отрекается от своего экстаза (“L’enfant abdique son extase” — Малларме). От нас ждут, чтобы мы были верующими, утратив непосредственное переживание Духа. Но эта вера становится убеждением в неочевидной реальности. Существует пророчество, что придет время, когда на земле настанет голод, “не голод о хлебе, и не жажда воды, — но голод услыхать Слово Божье”. Это время пришло. Это наше время.

С отчужденной точки зрения нашей псевдонормальности все двусмысленно. Наше душевное здоровье — это не “истинное” здоровье. И безумие наших пациентов — это не “истинное безумие”. Это продукт разрушения, причиняемого им нами и ими самими. Нелепо думать, что мы имеем дело с “истинным” безумием в сколько-нибудь большей степени, чем сами являемся “истинно” нормальными. Безумие, с которым мы встречаемся у наших “пациентов”, — это великая пародия, насмешка, гротескная карикатура на то, чем могло бы быть естественное исцеление той отчужденной интеграции, которую мы называем душевным здоровьем. Подлинная нормальность, здравомыслие так или иначе влечет за собой разрушение, смерть нормального эго, этой ложной самости, полностью приспособленной к нашей отчужденной социальной реальности; возникновение “внутренних” архетипических проводников божественной силы и через эту смерть — возрождение и в конечном счете восстановление нового типа функционирования “эго”, которое теперь будет не предателем Божественного, а его слугой.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 21.09.2017, 21:36 | Сообщение # 28
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Часть II. МНОГООБРАЗИЕ ДУХОВНОГО КРИЗИСА



Джон Уэйр Перри


ДУХОВНЫЙ КРИЗИС И ОБНОВЛЕНИЕ


Ибо когда это совсем, совсем ничто, то это все.

Когда я раздавлен, полностью и абсолютно,

Без малейшего следа, тогда я здесь

Восстаю и утверждаю свои стопы в ином мире,

Восстаю, совершая воскресение,

Восстаю, не рожденный вновь, но воскресший в прежнем теле,

Новый превыше знания новизны,

Живой за пределами жизни,

Гордый превыше всякого намека на гордыню,

Живя там, где жизнь и не снилась,

Здесь, в ином мире, все еще земном,

Я — тот же, что и прежде, но необъяснимо новый
.

Д.Г. Лоуренс. Новые Небеса и Земля
(Избранные стихи)


Джон Уэйр Перри — калифорнийский психиатр и юнгианский аналитик, специализирующийся на психотерапии пациентов-психотиков. Он получил диплом врача в Гарвардской медицинской школе в 1941 г. и во время второй мировой войны служил в военно-медицинских частях в Китае.

Это пребывание в культуре, столь радикально отличающейся от его собственной, оказало на него глубокое воздействие. Оно позволило ему увидеть относительность культурных воззрений и вдохновило его на поиск универсальных элементов человеческой психики. Понимание восточной философии и культуры также помогло ему принять радикально новые идеи в психологии и психиатрии, сформулированные Юнгом и его последователями, поскольку Юнг и сам находился под глубоким впечатлением и влиянием восточной духовной психологии.

В 1947 г. Перри был удостоен стипендии Фонда Рокфеллера для подготовки к исследованиям в области психологии и религии и провел следующие два года в Институте К.Г. Юнга в Цюрихе (Швейцария). По возвращении в США он преподавал в Калифорнийском университете и в Северо-Калифорнийском Институте К.Г. Юнга в Сан-Франциско, а также занимался частной практикой. Его открытия, сделанные в ходе систематических и интенсивных психотерапевтических исследований с госпитализированными пациентами-шизофрениками, легли в основу исследовательской программы, финансируемой Национальным институтом психического здоровья в Бетесде, штат Мэриленд.

Джон Перри — подлинный пионер в психотерапии пациентов с психотическими расстройствами. Помимо своего революционного вклада в теоретическое понимание психозов он также сделал огромный шаг в чисто практическом подходе к этим расстройствам, став одним из основателей “Диабасиса” — клинического интерната, где молодым пациентам с острыми начальными эпизодами помогают прорабатывать свои психотические переживания без смягчающего действия транквилизаторов. Свои наблюдения и открытия Перри описал в книгах “Self in Psychotic Process”, “Lord of the Four Quarters”, “The Far Side of Madness”, “Roots of Renewal in Myth and Madness” и “The Heart of History”.

Статья “Духовный кризис и обновление” является кратким изложением воззрений Перри на психотический процесс и его целительный и преображающий потенциал. В ней также описан практический клинической опыт, связанный с “Диабасисом”.


Меня постоянно озадачивают чрезвычайно бурные возмущения, сопровождающие глубокие перемены в психике. Когда происходит подлинное духовное пробуждение и преображение, человек сталкивается с образами смерти и разрушения всего мироздания. Душе не свойственно мягкое самовыражение, но хочется думать, что это движение духа могло бы происходить более упорядоченным образом через посредство семинаров, упражнений и других тренировочных методов. Те из нас, кто работает в области психотерапии, надеются, что подобные средства и методы, возможно, позволят вызывать изменение более мягко; но, как замечал Юнг, нередко существуют периоды весьма неудобной дезадаптации и эпизоды измененных состояний сознания, именуемые “переходными психозами”, которые являются относительно мягкими и короткими.


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 21.09.2017, 21:42 | Сообщение # 29
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Джон Уэйр Перри

Природа духа


Зачем вообще нужен весь этот переворот? Для этого есть серьезные причины, которые связаны со вторым вопросом: что такое дух и какова его природа?

Обычно люди определяют слово “духовное” довольно расплывчато, как обозначающее все возвышенное; в предельном случае оно ассоциируется с чем-то величественным, неземным, утонченным, стоящим над природой, принадлежащим к какому-то иному миру и потому сверхъестественным. В контексте культуры это слово нередко обозначает любой аспект, не являющийся материальным, экономическим или политическим.

Если взглянуть на действительную феноменологию духа, возникает иное впечатление. Древние слова, означающие “дух”, подразумевают “дыхание” или “воздух”, в особенности воздух в движении, и, значит, “ветер” — древнееврейское “ruach”, латинское “animus”; на Востоке — “прана” или “ци”*.

Само английское слово “spirit” имеет значение “дыхание”, от латинского “spiritus”. Все это ясно указывает на некую силу, которая невидима в качестве воздуха, но способна быть мощной в качестве ветра. Он “дует, куда пожелает”, говорится в Библии, что предполагает собственную волю. Короче говоря, дух — это мощная движущая сила, свободная от материальной структуры.

Это определение заставляет нас думать о духе как о чистой энергии, но при ближайшем рассмотрении мы обнаруживаем нечто большее — дух обычно переживается как обладающий голосом — голосом, который ведет человека. Значит, он, по-видимому, имеет свойство интенции, которая может быть нагружена информацией, и этот аспект можно было бы определить как “информированную энергию”, или энергию, обладающую качеством разума.

Понятие “дух” неотделимо от своей формы множественного числа “духи”. В старых, традиционных обществах — это невидимые силы, обитающие в мире природы, в особенности в живых организмах, но также и в горах, реках, источниках и в системе верований, именовавшейся анимизмом. Ясновидящим эти духи представляются имеющими голос и принимающими персонифицированную видимую форму. Они также требуют к себе значительного внимания со стороны человеческого сообщества в форме даров и жертвоприношений. Когда человек живет в подобном сообществе (как я жил в Китае), он постоянно осознает это иное измерение бытия — бытия, которое мы уже давно предали забвению.

Менее необычным в развитых культурах является опыт, связанный с духами, принадлежащими к загробному миру, с призраками и душами умерших. Смерть рассматривается как освобождение духа от телесной оболочки посредством процесса трансформации, именуемого преображением. В Китае Небеса почитали как силу, которая правит земными делами, представляет собой соединения духов (царственных) предков и обладает интенцией и волей. В древних традициях по всему миру духи высоко ценились как существа-предки, позволяющие себя слышать, дающие советы и рекомендации и даже высказывающие требования. Находясь среди негритянских племен в Африке, я был поражен постоянным вниманием, уделяемым этим духам как естественной составляющей повседневной жизни.

Из этого беглого взгляда на спектр проявления духа и духов можно заключить, что дух может либо быть свободным от телесной структуры, либо пребывать в борьбе за свое освобождение от нее. Мне кажется полезным констатировать это для понимания того, как дух проявляется в психологических переживаниях. Ибо здесь мы снова обнаруживаем постоянное стремление духа вырваться из ловушки рутинных или конвенциональных психологических структур. Духовная работа — это попытка высвободить эту динамическую энергию, которая должна вырваться из удушья старых форм: эмоциональных стереотипов семейных отношений, общепринятых взглядов на мир и человеческую жизнь; ценностей, нуждающихся в пересмотре в связи с изменившимися условиями; культурных форм, которые являются результатом обусловливания со стороны семьи, субкультуры или преобладающей культуры и должны изменяться с течением времени. Опять же, существуют древние традиции, выражающие эту работу по высвобождению духа, наподобие эмоционально болезненных потуг натурфилософов*, посвятивших себя задаче освобождения nous от physis : духа из заточения в материи — в природном мире и в теле.

Если в процессе личностного развития эта работа по освобождению духа становится необходимой, но не предпринимается сознательно, с пониманием цели и с приложением значительных усилий, то психика склонна перехватывать инициативу и подавлять сознательную личность своими собственными мощными процессами. Я наблюдал эти процессы во многих случаях и выявил в них специфическую последовательность, которую описал и назвал “процессом обновления” (Perry, 1953, 1974, 1976).


Господь твой, живи!
 
МилаДата: Четверг, 21.09.2017, 21:43 | Сообщение # 30
Группа: Админ Общины
Сообщений: 4753
Статус: Offline
Джон Уэйр Перри

Темы смерти и разрушения мира


Два компонента этой последовательности высвечивают ее дезинтеграционный и реинтеграционный аспекты — это эмоциональные переживания и образы смерти и разрушения мира.

Всякий раз, когда вот-вот произойдет глубокое переживание изменения, его предвестником становится мотив смерти. В этом нет ничего загадочного, поскольку необходимо перерасти и преобразовать ограниченные представление о себе и самооценку, а для того, чтобы осуществить это преобразование, образ себя должен быть разрушен. В глубоких иллюзорных состояниях человек может чувствовать, что пересек границу царства смерти и живет среди духов умерших. Он вынужден отказаться от прежних ожиданий относительно себя самого и позволить себе быть подхваченным ветрами перемен.

Гораздо менее привычным является спутник этой темы смерти — образ разрушения мира. Подобно образу самого себя, образ мира — это сжатая форма свойственного человеку очень сложного стереотипа видения мира и своей жизни в нем. Больше всего об этой форме мы знаем из культурной антропологии, которая обнаружила, что во времена резких культурных изменений мистики и провидцы переживают сокрушительный опыт, в котором они видят, как мир разрушается, превращаясь в хаос, а время закручивается назад, к своим началам. Это разрушение образа мира ясно представляет смерть старой культуры, прокладывающую путь для обновления. Таким образом, в жизни индивида, когда трансформация его собственной внутренней культуры уже началась, разрушение образа мира является предвестником изменения. Выражения изменений культуры становятся очевидными.

Эти и другие архетипические образы выполняют функцию проведения в жизнь процессов духа, высвобождения и преобразования его энергий, которые затем ускользают из старых и переходят в новые, ориентированные на будущее. Все это происходит в интересах развития, с целью формирования более широкого сознания, открытого новым измерениям опыта.

Эти два мотива — образ самого себя и образ мира — не только сопутствуют друг другу в этом процессе, но и имеют общую форму представления — “мандалу”. Очевидно, весь процесс обновления связан с действием этого мощного архетипа, символизирующего управляющий центр психики.

Энергия, которая была связана в прежних структурах образа себя и образа мира, в проблемах того, кем человек является и в каком мире он живет, огромна. Нередко в снах или видениях выражением этого мощного заряда психической энергии, высвобождающегося в процессе обновления и на какое то время приводящего к хаосу, является ядерный взрыв. Хотя наружу стремится вырваться собственная природа человека, он может чувствовать, что его существо и его ценности изо всех сил сопротивляются этому. Действительно, ценности и эмоциональные проблемы жизни кажутся сталкивающимися противоположностями.

Эта энергия не остается надолго в “подвешенном” состоянии — она быстро входит в новые структуры, выражающиеся в форме образов и переживаний возрождения и воссоздания мира. Возникает новое чувство самого себя, новые интересы и мотивации. Новое рождение активирует память о реальных событиях биологического рождения человека и таким образом связывает эти явления с теми, которые были изучены С. Грофом (1976, 1985). Вдобавок происходит внутреннее воспроизведение эмоциональных переживаний первых лет жизни.

Катаклизм такого рода кризиса духовных процессов напоминает мне о библейском предупреждении: “Это ужасающая вещь — оказаться в руках живого Бога”. Ибо в течение промежутка времени между первоначальными видениями смерти и разрушения мира и их разрешением в обновлении человек склонен пребывать в страхе и смятении, обнаруживая, что находится в изоляции, поскольку его попытки рассказать о своих переживаниях не часто встречают сочувственный прием. В то самое время, когда он больше всего нуждается в любящем приятии, он оказывается либо в одиночестве, либо в окружении профессионалов, желающих подавить процесс и заставить человека вернуться к прежнему восприятию самого себя и мира.

Этот страх (и сопровождающий его гнев) приводят к биохимическим изменениям в мозгу и во всем организме, которые медики предпочитают считать первопричиной психологического расстройства. Этот предвзятый и механистический диагноз, однако, не верен, поскольку теперь хорошо известно, что, если человек, находящийся в таком смятении, находит любовь, понимание и поддержку, духовный кризис вскоре разрешается сам по себе, без всякой необходимости в медикаментозном подавлении. Самые глубокие “умственные расстройства” могут за короткое время стать вполне упорядоченными и согласованными состояниями, если рядом есть кто-то, относящийся к ним с сочувствием. Такое отношение во многих случаях гораздо эффективнее транквилизаторов. Большим преимуществом также является наличие убежища, где проявляют внимание к внутреннему опыту и где человек, освободившись от забот обыденной жизни, может рассмотреть все свое существование.

Я описал самые крайние формы галлюцинаторных состояний, потому что здесь психический процесс проявляется столь ясно, что его можно понять. Однако более обычный опыт, хотя и демонстрирующий те же самые психические содержания и процессы, может быть гораздо менее разрушительным. Тяжесть таких состояний может быть в диапазоне от ужасающей до относительно мягкой, что, вероятно, зависит от мощности ресурсов сознания человека и богатства репертуара его бессознательной психики. Но процесс обновления нуждается в партнере.

Какова конечная цель духовного кризиса и процесса обновления? Они имеют ту же цель, что и мистический путь медитации; в буддийской практике она называется “мудростью” и “состраданием” или “любовью”.



Господь твой, живи!
 
Форум » ЧЕЛОВЕК И ОБЩЕСТВО » ПСИХОЛОГИЯ И ПЕДАГОГИКА » ДУХОВНЫЙ КРИЗИС (Кристина и Станислав ГРОФ)
Страница 3 из 7«1234567»
Поиск:

AGNI-YOGA TOPSITES