Вторник, 24.10.2017, 08:51

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | СТАТЬИ и ЭССЕ | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » ЛЮДМИЛА МАТВЕЕВА

ВСТАНЬ И ИДИ. Психологическая драма. ЛЮДМИЛА МАТВЕЕВА

 

ЛЮДМИЛА МАТВЕЕВА

 

 

Древний Рим

 

ВСТАНЬ И ИДИ

Психологическая драма

1.

  Необыкновенно суровая в этом году зима, наконец, отступила, а за быстро промелькнувшей весной, пришло лето. Солнце стало ярче и горячее, в горах Западных Саян усиленно таял снег, и в долину устремилось множество ручьёв. Они собирались в мелкие, но бурные потоки и с восторгом неслись вниз, подхватывая по пути ветки и стволы упавших деревьев. Напоённый их свежестью воздух проникал в лёгкие, будто касался самой души, пробуждая в ней новые чувства и ожидания. Он разливался внутри бодрящим напитком, слегка покалывая мелкими иголками в разных частях тела, и только ноги у Ильи по-прежнему оставались бесчувственными, словно чужими.

  В прошлом году, возвращаясь домой после выпускного вечера в школе, он попал под колёса автомобиля. Водитель хладнокровно скрылся с места происшествия, и его имя так и не удалось установить. Получив тяжелейшую травму позвоночника, Илья потерял способность самостоятельно передвигаться. Бывшие одноклассники, изредка навещающие его, старались избегать этой темы, однако, о чём бы ни зашла речь, болезненный контраст между его ограниченным кругом возможностей и их энергичным образом жизни устранить, или хотя бы смягчить, не удавалось. Жизнь – это непрестанное движение, но как они могли рассказать ему о своих обычных делах и планах, не напомнив невольно, что он лишён этого, став узником инвалидной коляски? Возникшее затруднение было очень сложным препятствием, с которым они столкнулись, и матери Ильи, – психологу по образованию, пришлось много приложить усилий, чтобы помочь всем, в том числе и самой себе, его преодолеть.

  Но сейчас перед ней встала другая задача. Ей было совершенно очевидно, что сын не смог переработать негативную информацию, причиняющую ему душевные страдания, а это могло привести к тяжёлой психологической патологии. По своему опыту она знала, что люди, столкнувшиеся с подобной проблемой и вовремя не получившие квалифицированную помощь психотерапевта, очень часто попадают в когнитивную [1] и эмоциональную «мёртвую петлю». Однажды полученная психическая травма становится причиной для развития целого ряда комплексов, причиняющих новые страдания. Нарастая как снежный ком, они в критической ситуации могут привести к суициду.

  Картины трагических и иных травмирующих психику событий прочно впечатываются в память и подобно компьютерному вирусу возникают перед внутренним взором человека всякий раз, когда появляются какие-то способствующие этому обстоятельства. Переживая снова и снова одни и те же события и чувства, он попадает в замкнутый круг, из которого выбраться в одиночку бывает почти невозможно. В большинстве случаев, прилагаемого собственного волевого усилия для овладения ситуацией, пострадавшему не хватает и возникает необходимость в прямом вмешательстве психотерапевта.

  Существует множество методов и техник оказания психологической помощи, но в каждом отдельном случае врач разрабатывает индивидуальную программу. Терапевтический эффект достигается тогда, когда картина, травмирующая психику пациента, теряет силу воздействия на его эмоциональную сферу, а реакция сознания становится уравновешенной и в некотором смысле отстранённой. В результате этого, решаются многие поведенческие и межличностные проблемы, и повышается качество жизни, попавшего в безвыходное положение человека даже в том случае, если отягчающие её обстоятельства сохраняются.

  Вторым фактором, говорящим в пользу оказания психотерапевтической помощи людям с деформированной психикой, служит показатель снижения у них тревожного, а порой и агрессивного состояния, из-за которого такие люди составляют прямую опасность обществу.

  Эта двусторонняя гуманистическая цель привлекает и объединяет сегодня многих людей доброй воли, стремящихся помочь другим, и избравшим психиатрию своим полем деятельности. Алла Васильевна долгое время работала в составе мобильной группы МЧС России, по первой команде вылетая в зоны стихийных бедствий. К сорока годам, уже имея большой опыт и широкую практику оказания психологической помощи, она постепенно всё больше и больше стала отдавать предпочтение гипнозу и трансперсональной психотерапии. [2] Обстоятельства, в которых ей приходилось оказывать помощь пострадавшим, постоянно подтверждали мысль о том, что за всеми чрезвычайными событиями стоит неумолимый закон причин и следствий. Довольно часто для того, чтобы примирить человека со случившимся, ей приходилось прибегать к методу регрессивного гипноза [3], когда под её руководством человек сам исследовал своё прошлое и находил там причину своего бедственного положения. Обнаружив её, можно было приступать собственно к терапии. По её личному мнению, и коллег, идущих тем же путём исследования и практики, метод глубокой ретроспекции [4], выходящий за рамки текущей жизни и позволяющий исследовать события более ранних реинкарнаций, имеет для общества чрезвычайно важное значение. Он позволяет и лечить раненную душу человека, и воспитывать её не малоэффективным нравоучением при местном обезболивании, а наглядным примером, взятом из собственной жизни пациента. В этом случае он сам выступает одновременно в роли обвиняемого и пострадавшего, прокурора, судьи и адвоката; психотерапевт лишь помогает ему быть объективным и не потерять нить, связующую прошлое с настоящим.

  Начало трансперсональной психотерапии было заложено в конце 18-го века, когда в поле зрения учёных всё чаще стали оказываться так называемые паранормальные явления человеческого организма, - левитация, психокинез, ясновидение, пророчествование, чревовещание и масса других проявлений. Для их изучения было создано Общество психических исследование в Англии и США, включающее в себя учёных, философов и политиков. В России начало изучению сверхфизических человеческих способностей было положено в 1875 году Д. И. Менделеевым [5], возглавившем при Петербургском университете специальную медиумическую комиссию. Другой не менее известный русский учёный В.М. Бехтерев [6], также проявлявший большой интерес к паранормальным явлениям, в 1885 году основал первую в России экспериментально-психологическую лабораторию. Однако, за недостатком экспериментальных данных, отвечающих классическому научному методу, это направление психиатрии до сих пор не обрело научный статус, несмотря на то, что исследований в этой области по всему миру, подкреплённых практическим результатом, уже более, чем достаточно.

  Впрочем, скептицизм коллег из области клинической психиатрии Алле Васильевне был вполне понятен. Преследуя цель по оздоровлению повреждённой психики человека, они исключили из своего научного лексикона непосредственно термин «психе», что означает — «душа», оперируя таким понятием как «подсознание». Однако, ни для кого не является секретом бытующее в кругу психологов мнение, основанное на аналогии, что как физическое тело восстанавливает свои повреждённые клетки, точно так же может быть восстановлено и душевное здоровье. В этой связи Алла Васильевна была убеждена, что так называемое подсознание — это не только и не столько самостоятельная область деятельности физического мозга. Повреждение чего-либо предполагает наличие материи. Следовательно, подверженная повреждению и наделённая функцией репаративной регенерации [7] материя так называемого подсознания, представляет собой второе, более тонкое тело человека, скрытое внутри физического; это оно наделёно индивидуальным сознанием, на которое и направляет свою целительную волю психотерапевт, активизируя заблокированный механизм переработки негативной информации. Под душевным здоровьем подразумевается гармоничное состояние души. Но, что же в таком случае оно должно собой представлять, если не уравновешенные взаимоотношения её тонкого телесного естества и присущего ему сознания?

  Эти выводы получают подтверждение в методологии лечения психических травм. Считается, что сама травма появляется и усугубляется в силу существующего в сознании препятствия по переработке негативной информации, и прямое вторжение психотерапевта в подсознание пациента имеет своей целью активизировать этот процесс, сравнимый с переработкой бытового мусора. Врождённое или приобретённое нарушение в психической сфере человека в полной мере сравнимо с ошибками программирования и искажениями компьютерных программ под воздействием проникших в них вирусов. Работа над устранением вируса в компьютерной программе аналогична работе психотерапевта, работающего с живым компьютером – человеком. Психические вирусы – это своеобразный мусор в его психической сфере. Но вся суть в том, что появляется он там не случайно сам по себе, а в результате обратного удара по энергетической системе человека, вызывая её частичное разрушение. Этот, безусловно, вредоносный агент, внедрившийся в подсознание, должен быть обнаружен и переработан по принципу утилизации, чтобы внутренний мир человека вновь стал чистым, а душа – свободна, здорова и счастлива. В переводе на обычный язык это означает, что человек должен найти и осознать ошибки, совершённые им на своём длинном пути, примириться с постигшим его следствием, сделать выводы о недопустимости их вторичного совершения и двигаться дальше. Ничто не должно задерживать его в этом; получив воздаяние за содеянное, он уже искупил его, но высшее милосердие проявляется в том, что психотерапевт помогает ему сделать это быстрее и легче.

  Появление посттравматического синдрома у сына Алла Васильевна предполагала с большой долей вероятности и её опасения подтвердились. Сильнейшая психофизическая травма впервые дала о себе знать через три месяца после случившегося. У Ильи появилось устойчивое убеждение, что все бывшие друзья отстранились от него. В то же время, болезненно переживая свою беспомощность и не желая, чтобы они видели его в таком состоянии, он сам не стремился напоминать им о себе. Ограниченность движения воздвигла перед ним, казалось, непреодолимый барьер, преградив ему путь к полноценной жизни непосредственно в обществе. Это грозило глубокой депрессией и могло иметь непредсказуемые последствия. Её коллеги-психотерапевты сошлись во мнении, что Илье необходим курс гипнотерапии.

 

Саяны

2.

  С наступлением летних каникул они всей семьёй выехали в санаторий, расположенный в Тункинской долине у подножья Саянских гор, на берегу горной реки Кынгарги. Отец работал геологом и вскоре отправился в экспедицию по Саянам, а Илья с матерью остались в лечебнице дожидаться его возвращения к концу лета. Обстоятельства сложились самым удачным образом: Алла Васильевна заняла в санатории освободившуюся ещё зимой должность врача психотерапевта. В её личном распоряжении был большой и удобный кабинет, где она могла беспрепятственно заниматься с сыном по составленному ею плану. Наряду с гипнотерапией проводились занятия по лечебной физкультуре в комплексе с лечебными ваннами, один за другим назначались курсы интенсивной физиотерапии. Всё это вместе взятое достаточно быстро принесло заметный, положительный результат. Перепады настроения у Ильи случались всё реже, на его лице чаще стала появляться улыбка, он охотно общался с персоналом и очень любил проводить время на открытой террасе, с которой открывался великолепный вид на Саяны и бурлящую Кынгаргу.

  Алла Васильевна укрывала сына тёплым пледом, оберегая его от налетающих порой прохладных потоков воздуха и в свободное от работы время устраивалась в шезлонге с ним рядом. Последнее время они стали намного ближе друг другу. Илья вполне отдавал себе отчет в том, сколько она прикладывала своего труда, стараясь облегчить его положение. Они говорили о многом. Иногда она тут же, на террасе, погружала его в гипнотический сон, и он, отвечая на её вопросы, пересказывал картины, возникавших в его сознании образов, а она всё это тщательным образом записывала в свою тетрадь.

  Но сегодня Алла Васильевна не заметила, как сама задремала. Илья решил не тревожить её и тоже закрыл глаза, с наслаждением подставив лицо солнцу. Его тёплые лучи и лёгкий ветерок ласкали и успокаивали. Мерно журчала Кынгарга, где-то рядом ритмично и деловито постукивал по стволу дерева дятел. Дышалось легко. Аромат хвойных деревьев смешивался с благоуханием ранних цветущих растений и после заточения в городской квартире этот букет запахов действовал на него очень сильно, устраняя остаточные признаки внутреннего напряжения. Полное умиротворение снизошло в его душу. На мгновение он забыл о своей болезни. Всё существо его слилось с природой, которая так щедро делилась с ним своей материнской нежностью, обдавая волной блаженства.

  - О, если бы только было возможно удержать этот миг и не отпускать его!

  Почему так сурова жизнь?

  Страдание пронзает душу и поселяется в ней если не навсегда, то надолго.

  А кратковременная радость подобна вспышке молнии, - блеснёт, окропит как живой водой измученную душу, и исчезнет.

  На смену ей обязательно придёт другое страдание.

  Где же найти вечное счастье?

  - Там, где рождаются молнии…

  Эти мысли-образы спонтанно возникли в сознании Ильи, однако он без труда понял сложный язык символов. Состояние высшего блаженства постепенно улетучилось, не смотря на это, он ощущал себя намного комфортнее и увереннее, чем раньше.

  Ему не хотелось нарушать тишину и спокойный сон матери, хотя на солнце стало уже довольно жарко, а покинуть террасу без её помощи он не мог. Прикрыв глаза козырьком сдвинутой на лоб кепки, Илья принялся разглядывать стройную вереницу облаков, плывущих по небу.

  - Какой там простор, - подумалось ему. – Так и поплыл бы тоже по небу как эти облака.

 

Саяны и бурлящая Кынгарга

  Невольно его взгляд упал на солнце, и он зажмурился, но не отвернулся, а сквозь ресницы полусомкнутых век попытался рассмотреть солнечный диск. Ему долго это не удавалось, - зрачки не выдерживали такого яркого света. Тогда он применил метод «рассеянного взгляда», с помощью которого рассматриваемая голограмма обретает объём, и получил неожиданный результат: мировое светило смотрело на него с неба подобно глазу густого сине-серебристого цвета, окаймлённого развевающимися огненными полотнищами. Но через мгновенье грозное око преобразовалось в своеобразный портал в форме спирали. Илья увидел как по ней, сжатой с невероятной плотностью, в направлении туда и обратно с огромной скоростью неслись светящиеся предметы, напоминающие шаровые молнии различного диаметра. Их было бесчисленное множество; двигаясь по строго установленному маршруту, они создавали впечатление бесконечного светящегося туннеля, темнеющая середина которого была пуста. Илья ощутил сильное притяжение и почувствовал, что его стало затягивать в открытый портал как в воронку. Какая-то невидимая, но более значимая часть его существа, с которой он ощущал свою абсолютную идентичность, словно отделилась от тела и, начав круговое движение помимо его воли, уже была готова влиться в общий поток, текущий «туда». Ещё мгновенье, и он вместе с мириадами светящихся огней помчался бы навстречу неведомому… Но чья-то твёрдая рука остановила это движение.

  Странное явление длилось не более нескольких секунд. Но Илья отметил, что объём впечатлений и знаний, полученных за этот невероятно короткий промежуток времени, имел какую-то иную природу и был им усвоен несколько иначе, в отличие от обычного способа обучения. На память ему пришли Элевсинские мистерии Греции и Древнего Рима, историей и культурой которых он чрезвычайно увлёкся года три назад. До сих пор для него оставалось загадкой, что они собой представляют. Он смог понять только, что с их помощью участникам мистерий передавались какие-то особые знания, но какова была в этом роль ритуальных обрядов и чем этот метод обучения отличался от обычного, осталось для него тайной за семью печатями. Теперь этот вопрос разрешился сам собой таким неожиданным образом. Он получил практический опыт познания инобытия через глубинное его со-переживание и со-чувствование.

3.

  Утро. Едва-едва показалось Солнце, залив вершины гор ослепительным светом. Илья любил это время суток, оно всегда вызывало подъём внутренних сил, словно пара невидимых крыльев вырастала за спиной и поднимала его над всеми тяготами жизни. В эти исключительные минуты он был счастлив. Ограниченность движения не могла не угнетать, но открыв для себя иное состояние сознания, он обрёл истинную духовную свободу.

  Нет, он не отрывался от Земли и не стремился изолироваться от жизни, какой бы сложной она ни была. Напротив, он нашёл источник пополнения своих сил для преодоления выпавших на его долю невзгод. Их пребывание в санатории близилось к концу. Илья возмужал, окреп, старался обходиться без посторонней помощи и строил планы на будущее.

  Но ему предстояло пережить ещё одно событие, выходящее за рамки обычных явлений.

  Психотерапевтические сеансы научили его исследовать свой внутренний мир. Иногда на экране сознания возникали кадры давно прошедших событий, о которых он успел забыть. Но память услужливо прокручивала перед его внутренним взором не только обыденные картины. Она позволяла ему вновь пережить сопутствующие им чувства и прикоснуться ко всем испытанным ощущениям – прикосновениям, запахам, звукам и вкусам. Всё это было настолько реалистично, что стирались временные границы между прошлым и настоящим, сливаясь в один миг, вмещающим в себя то и другое. Поэтапно, словно по ступеням, продвигаясь в глубь себя, он получил возможность устанавливать причинно-следственную связь между событиями своей жизни и полностью давать себе отчёт в этом. К концу лета вся его короткая жизнь была исследована вдоль и поперёк вплоть до момента его рождения. Илья пережил этот процесс снова, правда, понял это не сразу вероятно потому, что сознание младенца, с которым он себя в тот момент идентифицировал, было мало к этому приспособлено. Но, отложившись в коре головного мозга на уровне чувств, это событие постоянно напоминало о себе. Он мучительно пытался понять, что означает всплывающее в его памяти ощущение упругого сдавливания всего тела с одновременным продвижением головой вперёд, но с крепко закрытыми глазами и прижатыми к груди руками. В конце концов, его осенило, что это - момент продвижения плода по родовым путям матери во время его собственного появления на свет. Как только пришла эта ясность понимания, настойчивое воспоминание перестало ему докучать.

  Заново переживая некоторые свои совершённые поступки, Илья уже понимал, какие они принесут ему следствия. Содержание каждого сеанса было записано в тетради и подробно проанализировано с помощью матери. По ним можно было сделать относительный прогноз его будущего.

  Но им так и не удалось найти ответ на вопрос, интересующий их больше всего. Он затерялся где-то в недоступной ячейке подсознания. До отъезда оставалось еще три недели. Этого времени должно было хватить для того, чтобы провести несколько сеансов регрессивного гипноза, целью которого была предыдущая реинкарнация Ильи.

4.

  - Один… два… три… четыре… пять… шесть… семь… восемь…девять…

  Илья уснул. Полное спокойствие и безмятежность отражались на его лице, и она невольно залюбовалась своим сыном. Мальчик её был ещё совсем юным, и как две капли воды похож на своего отца. Та же твёрдая линия рта, правильной формы нос и густые брови с ресницами.

  Вдруг они вздрогнули и пришли в движение, указывая на активизацию мозговой деятельности.

  – Здравствуй, – услышал Илья за своей спиной чей-то голос и обернулся. Совершенно невероятно, но это была незнакомая ему девушка лет тринадцати-четырнадцати. – Кто она? – пронеслось в его голове, – и как она тут оказалась?

  – Так же, как ты, – словно прочитала она его мысли.

  – Ты хочешь сказать, что… ­– он замолк, не решаясь высказать своё предположение.

  – Да, - коротко ответила она, не дожидаясь, когда он закончит свою мысль.

  – Значит, мы с тобой друзья по несчастью?

  Девушка пристально посмотрела ему в глаза и его будто ударило током.

  – Совершенно точно я уже где-то видел этот взгляд, – мгновенно отреагировал он, но в сердце что-то громко ухнуло, оно будто закувыркалось и полетело куда-то в бездну. Сеанс прервался, Илью била мелкая дрожь, руки похолодели, а на лбу выступила испарина.

  Появление нового персонажа в подсознании сына и возбуждённая реакция Ильи была явным признаком того, что они приблизились к своей цели, - терра инкогнита его души. Впервые за всё время своей практики Алла Васильевна ощутила внутреннюю тревогу и неуверенность, но отступать было уже некуда.

5.

  - Я рада тебя видеть снова. Надеюсь, ты не уйдёшь сегодня так же быстро, как прошлый раз.

  Юная незнакомка шла ему навстречу по аллее оливковой рощи, где он оказался во время очередного сеанса. На ней была та же самая василькового цвета туника до колен, с широким вышитым орнаментом красно-коричневого цвета по низу. Тёмные как вороново крыло и отливающие густой синевой волосы, аккуратно уложены на затылке и перевиты золотистой тесьмой. На ногах – лёгкие сандалии с ремешками, плотно охватывающими открытые голени её стройных ног. Тонкие запястья украшало несколько скромных браслетов. Красивую шею и открытые, уже округлившиеся плечи, руки и грудь покрывал мягкий загар, придавая коже матовый оттенок цвета созревающего персика.

  - Я тоже рад, - слегка смущаясь и волнуясь ответил он.

  - Мне кажется, ты хочешь спросить, как меня зовут, - с улыбкой сказала она. - Дана, - протянула девушка ему свою ладошку. - Меня зовут Дана. А как зовут теперь тебя?

  - Илья.

  - Красивое имя.

  Дана немного помолчала, теребя пальцами конец пояса, повязанного на талии поверх туники.

  - Скажи, а ты меня совсем не помнишь? – спросила она, подняв на него глаза, и сердце Ильи снова вздрогнуло, пространство словно задрожало и стало тускнеть и гаснуть. Откуда-то издалека он услышал команду, отдаваемую знакомым голосом, которому он полностью доверял.

  - Илья, останься рядом с Даной! Не бойся, я с тобой.

  Он подчинился, и его сознание вновь обрело ясность и чёткость.

  Дана смотрела на Илью ласковыми глазами, полными печали. Её ладошки сжимали его руку, она силилась что-то сказать, но не решалась. Наконец, собравшись с духом, она промолвила:

  - Пришла пора тебе тоже всё вспомнить. Надеюсь, ты простишь меня так же, как я давно простила тебя. Много веков мы ждали этого дня, чтобы исправить свои ошибки, из-за которых теперь оба так сильно страдаем.

  - Я, кажется, начинаю понимать, - ответил Илья. -Ты знаешь то, чего я или не знаю, или не помню.

  - Не помнишь, - уточнила Дана. – Ты готов принять то, что может быть невыносимо тяжело, но без чего смысл твоей жизни останется запечатанным, и ты так и не сможешь понять зачем живёшь, а самое главное, - почему живёшь так, а не иначе?

  Инстинктивно Илья чувствовал, что должен принять чрезвычайно важное решение, но страх, вдруг сковавший его, мешал собраться. Дана напряжённо ждала, но его сознание снова стало колебаться и заволакиваться туманной дымкой.

  - Это наша единственная возможность исправить свою судьбу, пожалуйста, не упусти её, взмолилась Дана, всё сильнее сжимающая его руку, стараясь удержать его возле себя.

  - Илья, ты – мужчина! Действуй без промедления! – принесло пространственное эхо слова матери, неотступно следящей за каждым его шагом, и он ощутил мощный прилив сил.

  - Я готов, Дана, - твёрдо сказал он. - Что бы ни ждало меня за порогом этой тайны, я принимаю всё. Что я должен делать?

  - Следовать за мной,- тихо сказала она ему в ответ.

6.

  По беспорядочно расположенным улицам и переулкам древнего Рима сновали его жители, занятые своими обыденными делами. Большей частью они были узки и извилисты. Болотистая местность, на которой основался Рим, делала их непроходимыми, на некоторых из улиц грязь доходила до колен. По этим грязевым потокам состоятельные патриции перемещались на носилках, которые несли носильщики. Господин, с важностью возлежащий на шёлковых подушках, мог всю дорогу спать, или читать.

  Нижняя часть Рима, лежащая в долине между семью холмами, была заселена рабочим людом, ремесленниками и торговцами. Центром одной из таких низин был Форум, от которого во все стороны расходились улицы. Сам Форум окаймлялся торговыми рядами; по южной его стороне тянулись Старые лавки, а по северной – Новые. В толчее и гвалте, перекрикивая друг друга, торговцы на все лады нахваливали свой товар. Жизнь рынка кипела подобно бурлящему котлу. Изобилие товаров могло удовлетворить любой самый изысканный вкус римской знати, здесь было всё: золотые вещи и драгоценные камни, цветы и фрукты, сандалии и туники, дичь и товары из железа, книги и колбасы, вино и масло, рабы и рабыни, привезённые из соседних покорённых стран.

  От храма Ларов через Форум проходила Священная Дорога, соединявшая его с Капитолием – одним из семи холмов, где проживала римская знать. Это был единственный доступный путь для повозок, запряжённых лошадьми. Пешеходы поднимались и спускались по специально построенным для них широким лестницам, некоторые из которых имели немалое количество ступеней.

  Со времён основания Рима прошло уже много столетий. Население его сильно разрослось, найти место для постройки дома становилось всё труднее. Фалия с маленькой дочкой жили в жалкой лачуге на Этрусской улице, доставшейся ей в наследство от отца. Когда-то вся улица была заселена семьями этрусских мастеров, которые построили храм Юпитера Капитолийского.

  Очень рано Фалия осталась без родителей. Отец погиб на строительстве храма, когда на телеге, перевозившей доски, подломилась ось и вся тяжесть посыпавшихся досок обрушилась на него. Мать же она не помнила вовсе. Нужда вынудила Фалию рано выйти замуж, но несчастья упорно преследовали молодую женщину: через семь лет муж умер от малярии, оставив её одну с маленькой дочерью на руках.

  Единственным средством их существования были циновки, которые они плели из камыша, благо недостатка в нём не было, - болотистые низины густо поросли этим растением. Продажа циновок, от постоянного плетения которых руки Фалии и юной Домиции стали грубыми и шершавыми, часто трескались и кровоточили, давала ровно столько средств, чтобы на столе была бобовая похлёбка и хлеб.

  Стараясь выжить и вырастить дочь, Фалия выбивалась из последних сил. Ветхая лачуга приходила в окончательную негодность, болотная сырость разрушала и жильё, и его обитателей. Здоровье Фалии стало ухудшаться, и очень скоро туберкулёз сделал её совсем немощной. Страшный кашель, раздирающий лёгкие, не давал ей покоя ни днём, ни ночью. Всё чаще горлом шла кровь, но она тщательно скрывала это от Домиции, не желая расстраивать её. Прошедшая ночь была особенно тяжёлой, - Фалия не смогла сомкнуть глаз. Истерзанная и обессиленная, она тихо передвигалась по лачуге, с трудом переводя хриплое дыхание. Серый, как и вся её жизнь, рассвет просочился в отверстие в крыше. Пора было собираться на рынок. Стопа готовых циновок лежала у входа в жилище.

  В завешенном серой холстиной углу, зашевелилась Домиция.

  - Мама, ты опять не спала всю ночь? – спросила она, откинув занавес тонкой рукой. - Может тебе не стоит ходить сегодня на рынок, я справлюсь сама. Смотри, опять идёт противный дождь, ты снова промокнешь.

  - Ты не можешь торговать одна, - возразила ей Фалия. - Посмотри, какая ты красавица, много найдётся охотников на такой цветок.

  - Я сумею постоять за себя, - горячо возразила ей девушка. - Нож моего отца всегда при мне.

  - О, Боги! – взмолилась Фалия, сокрушённо качая головой. - За что вы так немилосердны к нам? Чем мы вас прогневили? Или я не жертвовала на Храм от своей бедности последнее?..

  Тяжко вздыхая, она дрожащими от слабости руками налила молока в глиняные плошки. После скудного завтрака мать и дочь, нагруженные циновками, отправились на рынок.

  - Эй, Фалия, ты всё ещё таскаешь свои дряхлые кости, старая ведьма?!

  - Домиция, Домиция, иди ко мне, я покажу тебе, на что способен римский солдат!

  - Ну же, детка, куда ты так спешишь? Я дам тебе столько денег, сколько ты никогда не заработаешь своими циновками.

  - Кому ты нужна, нищая оборванка, ты всё равно от меня никуда не денешься!

  Грубые выкрики и оскорбления преследовали их со всех сторон, пока они добирались до рынка. Тяжела судьба женщины, честь которой некому защитить. У Фалии уже не было сил, что-либо отвечать обидчикам, а Домиция только яростно сверкала глазами, крепко сжимая рукоятку ножа, спрятанного в складках туники, поверх которой был наброшен латанный-перелатанный плащ с капюшоном.

  Холодный дождь шёл весь день. Они едва нашли себе место там, где Священная Дорога вливалась в рыночную площадь, и покупатели не задерживались около них. Торговля шла плохо, продали всего одну циновку. На вырученные деньги купили немного хлеба, да и тот тут же съели. Пора было собираться домой. Циновки отсырели и стали ещё тяжелее, а у Фалии опять пошла горлом кровь. На этот раз она не смогла этого скрыть, и Домиция, перепуганная до смерти, оторвала кусок ткани от туники, чтобы было чем утереть окровавленное лицо матери. Соседи-торгаши стали закрывать свои лавки, брезгливо косясь на мертвенно-бледную Фалию.

  Приступ прошёл так же неожиданно, как и начался. Но Фалия понимала, что конец близится. Сердце её сжимал ужас от мысли, что её Домиция, такая чистая и нежная, останется без всякой защиты и помощи. Она молила своих богов даровать ей ещё хотя бы лет пять жизни, чтобы иметь возможность быть рядом с дочерью до тех пор, как она повзрослеет, а там, - да будут милостивы боги к её невинной девочке, – она выйдет замуж, и тогда Фалия спокойно покинет этот мир.

  Но боги рассудили иначе.

  Фалия попросила пить, и Домиция пошла за водой. По Священной Дороге на уже пустеющую в темноте вечера торговую площадь на всём скаку летела повозка, запряжённая парой лошадей. Она во весь опор неслась на Фалию, которая, обессилев, полулежала на циновках, почти слившись с ними. В считанное мгновенье колесница подмяла под себя бедную женщину в тот момент, когда Домиция с небольшим глиняным кувшином в руке показалась из-за угла. Пронзительный крик дочери раскалённым железом прошёл сквозь сердце Фалии. Она не чувствовала своей физической боли, но поняла, что минуты её жизни сочтены.

  Молодой наездник, - сын знатного патриция, развернул лошадей и подъехал к покалеченной женщине. На лице его была досада господина, которому нарушили ход личных планов. С безучастным видом смотрел он в глаза жертве своего показного лихачества, и ни один мускул не дрогнул на его лице, ни тени жалости или сострадания не отпечаталось во взоре.

  Фалия захрипела. Переломанные рёбра пронзили и без того истерзанные лёгкие; жизнь покидала её. Слабым движением пальцев она сжала руку дочери, тихий стон вырвался из её груди. Вдруг, последняя вспышка жизни придала ей сил, она повернула голову в сторону своего убийцы и, пронзив его взглядом, проговорила чётко и внятно:

  -Будь ты проклят! – и, запрокинув голову, умерла.

  Хладнокровный виновник её смерти бросил к ногам Домиции несколько монет и стал разворачивать коней, намереваясь продолжить свой путь. В глазах у девушки потемнело. С молниеносной скоростью, подобно ловкой пантере, в один прыжок она оказалась в колеснице рядом с ним, и нож по самую рукоятку вошёл ему в сердце…

  Медленно опускаясь на колени, он с изумлением встретился с полным яростной ненависти взглядом синих глаз юной римлянки…

7.

  Дана пристально вглядывалась в глаза Ильи, смотревшие сквозь время. Дыхание его остановилось, и сердце, в котором всё ещё ощущалось холодное лезвие ножа, - тоже. Торговая площадь древнего Рима стала размываться в своих очертаниях, затихли все её звуки; постепенно его сознание возвращалось туда, откуда началось это тяжёлое путешествие в далёкое прошлое. Два женских облика – Домиции и Даны поочередно возникали перед его взором, на него смотрели одни и те же синие глаза, но одни с ненавистью, а другие – с любовью.

  Илья судорожно вздохнул и закашлялся. Позвоночник снизу доверху пронзила острая боль, будто сжатая с невероятной силой пружина внутри его вдруг распрямилась, а по нервным каналам вдоль позвоночного столба потекла раскалённая лава.

  - Встань и иди! - долетел до него повелительный голос Даны в последний миг перед тем, как она совсем исчезла.

  И он повиновался ей. Ещё не вполне очнувшись, Илья резко встал, и мать едва успела подхватить его, чтобы он не упал. Поддерживая сына, она готова была заплакать от радости. Илья тоже обнял её, но в его душе шевельнулось странное чувство. Слегка отстранившись от неё, он внимательно посмотрел ей в глаза и узнал в ней раздавленную его колесницей женщину.

  - Я тоже узнала тебя, мой мальчик, - подтвердила его догадку мать. – Дорогую цену заплатила я за брошенное тебе проклятие, - сказала она, вытирая текущие по щекам слёзы.

8.

  С тех пор прошло пятнадцать лет. Илья окончательно поправился и стал врачом в области хирургии. В сеансах психотерапии больше не было необходимости, и образ Даны постепенно стал тускнеть в его памяти. Но жизнь полна самыми разными неожиданностями.

  Борт МЧС России вылетел для оказания помощи пострадавшим от сильного землетрясения в Болгарии. В составе группы медиков были он и двое его коллег, а также группа психологов, под руководством Аллы Васильевны.

  Прибыв на место, они оперативно развернули полевой госпиталь и начали принимать раненых, разной степени тяжести. В первые же часы было госпитализировано несколько десятков человек. Одна девушка поступила без сознания со сложным переломом правой ключицы и тяжёлым врождённым пороком сердца. Её жизнь висела на волоске, требовалась сложнейшая операция, и времени на раздумья не было. Илья принял решение оперировать.

  Операция прошла успешно. Заполняя её медицинскую карту, он узнал, что его пациентку зовут Дана. - Совпадение? Скорее всего, - подумал он, и, отложив её карту, продолжил приём раненых. Утром, делая обход прооперированных пациентов, он присел на складной стул рядом с её кроватью. Только теперь у него появилась возможность рассмотреть девушку. Она была бледна и слаба, но они сразу узнали друг друга. Теперь их жизни были связаны навсегда, и только они сами, да их общая мать знали всю длинную и трагическую предысторию этой удивительной встречи.

  Примечания:

1. Когнитивный - [< лат. cognitio - восприятие, познание] - относящийся к познанию, к функциям мозга, которые обеспечивают формирование понятий, оперирование ими и получение выводных знаний; синонимы – познавательный, умственный. Словарь иностранных Комлев Н.Г. 2006

2. Трасперсональная психотерапия - психотерапевтический подход, возникший на основе эмпирического опыта нетрадиционных и эзотерических учений, акцентирующих внимание на так называемых феноменах измененного состояния сознания (таких, как «мистический опыт», «космическое сознание», «экстаз», медитативные состояния и др.), а также теоретических представлений, традиционных для западноевропейской психотерапии психоаналитической ориентации.

3. Регрессивный гипноз, или возрастная регрессия техника использования гипноза для обнаружения того, что практикующие эту технику считают воспоминаниями людей о прошлых жизнях или реинкарнациях. Используется в парапсихологии в связи с попытками подтвердить гипотезу существования феномена реинкарнации.

4. Ретроспекция – мысленное выстраивание в определённый временной ряд прошедших событий жизни. /Словарь практического психолога. С.Ю. Головин.

5. Наумов Э.К., Виленская Л. В., Шпилева Н. К. Парапсихология в России. М., 1993.;

6. Дубров А. П., Пушкин В. Н. Парапсихология и современное естествознание. М.: СП «Соваминко», 1989.

7. Репаративная регенерация - репаративной называют регенерацию, происходящую после повреждения или утраты какой-либо части тела.

Оформление: Татьяна Бойкова.

 
Категория: ЛЮДМИЛА МАТВЕЕВА | Добавил: Горний_Путник (13.01.2017)
Просмотров: 356
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
AGNI-YOGA TOPSITES