Вторник, 11.12.2018, 03:30

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | СТАТЬИ и ЭССЕ | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » РОМАН ОВЧИННИКОВ

ГОЛОСА ПТИЦ. РОМАН ОВЧИННИКОВ
 

 

 

РОМАН ОВЧИННИКОВ

 

 

 

 

1

 

 

ГОЛОСА ПТИЦ


Опубликовано в другой редакции: На Восходе. – 2001. – № 1–2.



«Мир Высший во всех своих аспектах выражается Красотою. [...] Осколки её можно усматривать и наблюдать в мире земном... Луга, леса, реки, озёра, горы, моря, снега – всё красиво. Цветы, травы, особенно цветы, являют собою Лик Красоты» [1].


Природа в своих наиболее совершенных формах доносит до нас отблески Надземного Мира, позволяет реально ощутить, почувствовать его присутствие. «Когда вы радуетесь цветам, когда углубляетесь мыслью в их чудесное строение, создание малого зерна, когда цените свежий аромат, тогда уже прикасаетесь к Тонкому Миру. Можно и в цветах земных, и в оперении птиц, и в чудесах неба найти радость ту самую, которая готовит к вратам Огненного Мира» [2].

Среди разнообразия явлений и образов природы, её представителей, остановимся на птицах. Они все разные, но в большинстве своём это трогательные, милые существа – «ангелы животного мира», по словам Наталии Дмитриевны Спириной.




* * *

 

Нрав их мирен и незлобив. Изящество их внешнего облика и движений, красочное оперение, музыкальность и чистота голоса неизменно восхищают нас.


Птицы умеют летать, и способность эта развита в высшей степени: никакое другое животное не может так легко, красиво и просто оторваться от земли, преодолеть её притяжение и так свободно пребывать в пространстве, не быть стеснённым ничем. Не случайно в мифологии птицы выступают как символы Высших, Божественных сущностей, с ними связаны идеи восхождения, подъёма, свободы, вдохновения... [3]




2


* * *

 

Образы птиц можно встретить в легендах, притчах, сказках, среди которых есть удивительно проникновенные.
Легенду о малиновке рассказывает Сельма Лагерлёф в «Сказаниях о Христе».

В давние времена, когда Господь сотворил небо и землю, растения и животных, создал Он и «маленькую, совсем серую птичку», назвав её малиновкой. Как только Он выпустил её из рук, она полетела по райскому саду. Навстречу ей попадались другие птицы – с яркими, разноцветными перьями. Глядя на них, малиновке захотелось полюбоваться на себя. Она опустилась к озеру, но, увидев своё отражение, лишь огорчилась: вся она была серого цвета. Тогда она возвратилась к Создателю и спросила, почему же Он назвал её малиновкой, где её красивые красные перья, – ведь она вся серая, от клюва до хвостика!? Но Господь ответил, что ей самой надлежит заслужить их.

Эту историю малиновки передавали из поколения в поколение. Однажды её рассказывала своим птенцам малиновка, чьё гнездо находилось на холме близ Иерусалима. Вдруг она «замолчала, не окончив слов»: из городских ворот появились люди; беснующаяся толпа вела троих осуждённых, приговорённых к распятию. На Одного из них был возложен венец из терновника, колючки которого впивались в лоб, по Его лицу струилась кровь.


У птицы сжалось сердце. Она решила во что бы то ни стало помочь Этому человеку и хоть как-то облегчить Его страдания. Подлетев, она выхватила один из шипов, который впился особенно глубоко и причинял нестерпимую боль. Капля крови попала ей на перья, и, вернувшись, птица поспешила к ручью, чтобы смыть её. Но – удивительное дело! – сколько она ни пыталась, ей не удалось это сделать: кровь Страждущего претворилась в цвет её перьев. С тех пор у всех малиновок «грудки горят огненным красным блеском» [4].




3. Малиновка (зарянка)


* * *

 

Легенду об удоде приводит Николай Константинович Рерих.

«Охраняли удоды покой царя Соломона во время его великих трудов, и, вернувшись от трудов, царь спросил птичек, что они хотели бы получить в награду. Птички сказали: ''Дай нам, царь, золотые короны твои, они так прекрасны, и мы не видели ничего более чудесного, как ты, когда надеваешь свою корону''.

Царь улыбнулся и сказал: ''Птички, но ведь тяжела корона моя, как же можете вы желать возложить на себя такое бремя!'' Но птички продолжали просить о коронах, и царь велел своему златоковачу сделать маленькие короны по образцу царской, и эти короны были прикреплены на головы птичек. Но не успел пройти самый короткий срок, как птички снова слетелись к царю, и устало поникли под золотыми коронами их головки.

Они просили: ''Царь, освободи нас от корон. Прав Ты был, мудро предупреждая нас! Что мы можем знать, мы малые! Можем ли мы знать, что за блеском и очарованием скрывается тягота, – освободи нас, царь''.

Царь сказал: ''Видите, неразумные, к чему привело ваше стремление к бремени. Хорошо, будь по-вашему, будут сняты короны золотые – но пусть вы носите всегда на себе воспоминание о неразумном стремлении вашем к короне. Отныне носите корону из перьев, она не отяготит вас, ибо она будет только короною того тайного царства, о котором вы знали, служа труду моему''. И так птица удод – самая оккультная птица, которая знает многие тайны, носит корону из перьев. Если удод провожает караван или лодку, люди говорят – это к доброму пути; птица царя Соломона знает, что делает» [5].




4. Удод


* * *


Легенду о фантастической птице люмерпе рассказывает Леонардо да Винчи.


«Среди пустынных гор Азии обитает чудо-птица. У неё нежный, мелодичный голос, а её полёт преисполнен красоты и величия. Парит ли птица в небе или отдыхает на скале, она не отбрасывает тень, потому что её пух и перья сверкают ярким светом, подобно солнечным лучам. Даже после смерти она не исчезает бесследно, ибо её плоть неподвластна тлению, а блестящее оперение продолжает излучать свет, как и прежде.

Но если кто-то попытается овладеть этим дивным сиянием, выдернув хотя бы одно перо птицы, свет моментально померкнет, а дерзкий злоумышленник тотчас ослепнет от чёрной зависти.

Имя этой редчайшей птицы – Люмерпа, что означает ''светозарная''. Она подобна подлинной славе, нетленно живущей в веках. Никто не в силах её умалить или присвоить» [6].



* * *

 

«Ни одно существо не живёт такой полной жизнью, как птица... – писал Альфред Брэм. – Самый длинный день кажется ей недостаточно продолжительным, короткая ночь для неё всё же длинна... Почти всё дарованное ей время она проводит бодро и весело, в оживлённой деятельности» [7].


Птицы пробуждаются рано; большинство их уже бодры, когда утренняя заря лишь начинает заниматься [8].
Звонким пением птицы встречают восход. «И птицы, солнца возвестники, утром солнца лучи получая, чуют сокрытую в них сущность светила и ответствуют явно, в утренней песне хвалу воздавая ему», – говорится в «Гранях Агни Йоги» [9].
Только после песни птица отправляется на поиск пищи [10]. В этом – она и пример, и укор человеку. В книге «Аум» сказано: «Вы слышали молитву птиц – малые собратья умеют приветствовать свет. Они находят лучшее выражение для восхищения перед величием Света. Растения к свету тянутся, только люди мечтают о желудке, когда дух должен преисполниться величием Превышним. [...] Пора снова обратиться к началам, чтобы даже пример низших братьев мог опять вернуть к путям высшим» [11].


А. Брэм продолжает: «Почти все птицы утоляют самый сильный голод два раза в день: утром и вечером, а середину дня отдыхают, а также занимаются чисткой и приведением в порядок своего оперения. Исключение из этого правила составляют те птицы, добыча которых зависит от счастливого случая. [...] После еды птицы большей частью поют, а затем купаются... После этого птица некоторое время отдыхает, переваривает пищу и приводит в порядок свои перья, а затем снова отправляется за добычей. Если охота была удачная, то птица вечером ещё успевает провести некоторое время в приятном обществе других птиц на заранее условленных местах; певчие же птицы с особенным увлечением поют по вечерам» [12].
 

Пению птиц на закате дня посвящено стихотворение Н. Д. Спириной:

                                                               Вечерняя птица
                                                                                    свою произносит молитву
                                                               Вечернему тихому небу;

                                                               И солнце закатное
                                                                                        ей посылает с любовью
                                                               Свой благостный
                                                                                      розовый
                                                                                                луч [13].



«Наконец, птицы отправляются спать...» Но они «не сразу усаживаются на ветке для спанья, а перед тем долго щебечут, шумят и прыгают, как бы совещаясь между собой, пока, наконец, усталость не пересилит их любви к деятельности» [14].


* * *


Птицы знают чувство красоты. По словам Чарльза Дарвина, «вкус к прекрасному у них почти одинаков с нашим» [15].
Он проявляется по-разному. Некоторые птицы украшают свои гнёзда. Так существуют колибри, которые прикрепляют к гнезду кусочки плоских лишайников. Причём те, что покрупнее, – в середине гнезда, а те, что помельче, – в местах его крепления к ветвям. Они также вплетают или приделывают снаружи красивые перья – так, что те непременно выступают над поверхностью.

 


5. Колибри в гнезде



Беседковые птицы также украшают свои постройки, причём каждый вид – по-своему. «Атласная беседковая птица собирает ярко окрашенные предметы, например, голубые перья из хвостов паракитов, выцветшие кости и раковины, втыкая их между ветвями или раскладывая у входа». Птица-регент «украшает свою короткую беседку выцветшими раковинами наземных улиток», «разноцветными ягодами», «свеженарванными листьями» и побегами [16].



6. Беседковая птица

 

Птицы слушают пение друг друга. Ч. Дарвин сообщает историю об одном снегире, которого научили насвистывать некий мотив. Когда же его «в первый раз поместили в комнату, где содержались другие птицы, и он начал петь, то все прочие, около двадцати коноплянок и канареек, уселись на ближайшей к певцу стороне своих клеток и слушали с величайшим интересом нового исполнителя» [17].


Пение птиц имеет по преимуществу биологическое основание. Но не всегда. Оливье Мессиан, французский композитор, знаток и любитель птиц, считал, что у них есть «категория песен, совершенно великолепных... это песни бескорыстные, обычно порождаемые красотой начинающегося или угасающего дня». О. Мессиан вспоминает: «Я... знал в горах Юры одного необычайно талантливого певчего дрозда, который пел поистине гениально, когда заход солнца был особенно красив – с роскошными красными и лиловыми оттенками. Когда краски бывали не так красивы, а солнце заходило незаметно, этот дрозд не пел совсем или пел менее интересно» [18].

 


7. Певчий дрозд
Голос певчего дрозда:
http://sounds.bl.uk/environment/British-wildlife-recordings/022M-W1CDR0001406-0700V0

* * *


Способность птиц к пению имела длительную эволюцию. В «Гранях Агни Йоги» говорится: «...каждая форма в процессе своего развития постепенно овладевает всё новыми и новыми видами материи и энергий. [...] Надо понимать, как велико достижение, когда немые расы овладели способностью речи. Сколько миллионов лет потребовалось на это. Сколько времени нужно было, чтобы птицы запели и научились с помощью производимых ими звуков понимать друг друга» [19].
Птицы появились около 150 миллионов лет назад. Безусловно, на заре их существования их голоса были менее совершенными и отличались от тех, что мы слышим сейчас.



8. Археоптерикс, самая древняя из известных птиц;
обитал 150–147 миллионов лет назад

 

Птицы поют с необычайной виртуозностью, скорость их пения – до 100–300 звуков в секунду. Это значительно превосходит возможности человеческого слуха: богатство и разнообразие птичьей песни не воспринимаются нами во всей полноте. Однако если голос птицы прослушать в замедлении, то нам откроется неожиданный мир звуков. Одни из них, правда, будут походить на рёв и визг, но другие напомнят звучание народных инструментов и мелодий, их источник можно будет легко спутать с человеческим [20].

Любопытный случай рассказывал Петер Сёке, венгерский учёный, изобретатель упомянутого метода. Однажды на международном конгрессе фольклорной музыки к нему обратилась группа музыковедов с просьбой «показать им ''замедленные'' птичьи песни». Учёный согласился, решив при этом провести «маленький эксперимент». Сказав, что сначала, для сравнения, он предлагает послушать, «как поёт шаман одного из племён Чёрной Африки», – «поставил на магнитофон ленту с записью голоса американского пёстрого дрозда в 32-кратном замедлении».

Прослушав её, гости «нашли, что это красивые мелодии, даже чем-то знакомые, и в то же время они испытывали некоторое замешательство, так как никто из музыковедов (а среди них были всемирно известные фольклористы) не знал… какому народу принадлежат эти мелодии. Гости были единодушны только в одном: они сомневались, действительно ли это была песня шамана из Чёрной Африки. По их мнению... подобная многострочная строфическая структура характерна для народной музыки более развитых общественных формаций, той музыки, которая знает повторение мотивов, цепные песенные формы. И тогда Сёке признался: это и в самом деле не было музыкой Чёрной Африки, это была биологическая музыка... и извинился за маленький розыгрыш...» [21]

Птицы, согласно П. Сёке, по-разному одарены музыкальным талантом. Но в целом, чем взрослее птица и чем более позднему этапу эволюции принадлежит её вид, тем больше музыкальных звуков содержит её голос – от малых вкраплений до преобладания таковых. Стадия преобладания «особенно характерна для представителей некоторых видов воробьиных птиц», – пишет П. Сёке [22].


«Самая музыкальная птица в мире», по мнению учёного, – американский пёстрый дрозд, или дрозд-отшельник [23].




9. Американский пёстрый дрозд
Голос американского пёстрого дрозда:
http://www.xeno-canto.org/species/Catharus-guttatus



Некоторые птицы поют ансамблем – в точном смысле этого слова. Уильям Торп, исследовавший данный феномен, описывает его так: «Людям, впервые приехавшим в Восточную Африку, достаточно скоро доводится услышать в садах и парках, но чаще в лесу и саваннах удивительную песню птиц. Песня эта очень короткая, длится всего около двух секунд, но повторяется часто с правильными интервалами и довольно долгое время». Она «особенно выделяется среди прочих тем, что её звуки, очень приятные для слуха, напоминают звуки флейты или колокольчика».


Это поют птицы одного из видов сорокопутов (Laniariusaethiopicus). Их пение слажено идеально. «...многие достаточно наблюдательные люди, прожив в Восточной Африке долгое время, так и не поняли, что в таком концерте участвуют не одна, а две птицы. Только оказавшись случайно между ними, слушатель замечает, что первые несколько нот доносятся с одной стороны, а следующие – с другой, причём общий ритм воспроизводится с почти невероятной точностью».


Бывает, что «обе птицы поют одновременно, но строго согласованно». «Иногда звуки, издаваемые птицами, совпадают – они поют в унисон. В других случаях песни партнёров могут различаться по структуре, но с необыкновенной точностью накладываться друг на друга во времени» [24].


Кроме дуэтов, сорокопуты могут образовывать трио, квартет или даже квинтет [25].




10. Сорокопут (Laniarius aethiopicus)
Голос сорокопута:

https://www.xeno-canto.org/species/Laniarius-aethiopicus



Эти качества пения птиц – точность и упомянутая ранее его необычайная «частота» – свидетельствуют о нём, как о явлении, сущностно близком Огню. «Если здесь, на Земле, нечто может поражать своей быстротой и соответствием, то насколько зорок и быстр Мир Огненный!» – говорится в Учении Живой Этики [26].




* * *


У каждого вида птиц – своя манера, свой стиль пения.


Песня зарянки коротка, проста и «чиста, как вода в лесном ручье, звучна и немного грустна» [27]. «Зарянки часто поют не только в вечерней темноте, когда умолкает большинство лесных птиц, но и начинают петь задолго до наступления рассвета» [28].


Голос зарянки (малиновки):
http://sounds.bl.uk/environment/British-wildlife-recordings/022M-W1CDR0001420-0900V0



Чёрный дрозд – «скорее сумеречная, чем дневная птица»; его пение, размеренное и спокойное [29], сравнимо с таинственным заклинанием [30].


Голос чёрного дрозда:
http://sounds.bl.uk/environment/British-wildlife-recordings/022M-W1CDR0001470-1400V0


Песня юлы, лесного жаворонка, покоряет «звучностью, силой» и «какой-то особенной нежностью и красотой». Юла может петь с рассвета до заката, без «дневной перемолчки» [31]. Но, кроме того, он – мастер ночного пения. Ночью он поёт только на крыльях: его песня, раздаваясь с вышины, как будто откуда-то с неба, со звёзд, производит необычное, неземное впечатление [32].



Голос лесного жаворонка:
http://sounds.bl.uk/environment/British-wildlife-recordings/022M-W1CDR0001500-0800V0


Полевой жаворонок также любит петь в полёте. Начать он, правда, может, ещё не взлетев, но чаще, лишь «набрав высоту», он «вдруг обрушивает на притихшую землю хрустальное чудо своей песни». Полевой жаворонок – «птица свободы, величайший мастер песни открытого полевого ландшафта» [33].




11. Полевой жаворонок
Голос полевого жаворонка:
http://sounds.bl.uk/environment/British-wildlife-recordings/022M-W1CDR0001377-0700V0



Перси Биши Шелли сравнил жаворонка с «искрой огневой», устремлённой «к солнцу», – воспев его в своей оде:

                                                               Золотятся нивы,
                                                                                   В пламени восток.
                                                               Ты взлетел, счастливый,
                                                                                   От забот далёк,
                                                               Радости надмирной маленький пророк…

                                                               Сквозь туман пурпурный
                                                                                    К небесам родным!
                                                               В вышине лазурной,
                                                                                    Как звезда, незрим,
                                                               Ты поёшь, восторгом полный неземным…

                                                               Гордостью томимы,
                                                                                    Смутным страхом гроз,
                                                               Если рождены мы
                                                                                    Не для войн и слёз.
                                                               Как познать нам радость – ту, что ты принёс? [34]

Птица поёт не по принуждению и не для похвалы, не любуясь собой и не помышляя о награде и воздаянии, – поёт, потому что не может не петь. Для неё «песнь есть выражение существа» [35].


И ничто не препятствует ей свободно выражать свою индивидуальность, – и это вновь будет поучительно для человека: «Нередко люди в осуждении пытаются заставить кого-то поступить, как им хочется, – говорится в книге "Надземное". – Люди не хотят понять, что каждая птица имеет свою песню. Можно убить такого певца, но невозможно заставить его выразиться чуждым ему звуком» [36].



* * *

 

Пение птиц пробуждает самые возвышенные чувства. «Когда слышим, как певчие птицы поют всякими голосами прекрасные песни, соловьиные трели, голоса дроздов и соек, иволг и дятлов... ласточек и жаворонков и иных птиц, а они бесчисленны, – тогда мы, умиляясь, славим Творца», – писал в «Шестодневе» Иоанн экзарх болгарский [37].
Человека неизменно привлекает музыка этих малых существ. Некогда люди уходили «на подслух»: «многие дни и ночи бродили они по бескрайним весенним полям, рощам и лесам в поисках самых талантливых... певцов – жаворонков, варакушек, дроздов, зябликов, славок, соловьёв» [38].

Подобная отзывчивость к красоте пения птиц может быть благим знаком: в Учении Живой Этики Давший его называет своими («Мои люди») тех, «кто любит пение птиц» [39].


Гайятри из драмы Н. К. Рериха «Милосердие» слышит в пении птиц Глас Бога. Обращаясь к Превышнему, он произносит:

                                                               Могу ли я принести Тебе
                                                                           моё безмолвное поклонение?
                                                               Мою молитву без слов,
                                                                                              без песнопения?
                                                               Мою молитву, которую будешь знать
                                                                                                       только Ты? –

и далее –

                                                                Я пополню сердце своё
                                                                Твоим молчанием и претерплю его.
                                                                Но придёт солнце и утро, и Твоё слово
                                                                вознесётся песнею над каждым
                                                                птичьим гнездом. И Твои напевы
                                                                расцветут во всех лесных чащах [40].

Музыка птиц – «маленьких служителей неземной радости», как называл их О. Мессиан [41], – их приношение Божественному Началу и вместе с тем восхищение к Нему.
Предельно просто и искренне обращение птиц к Свету, и торжественность и радость Высших, Огненных сфер отзвучит в их голосах.
«Будьте как луч солнца и песнь птицы» [42].




12





Примечания:
1. Грани Агни Йоги, IV, 330.
2. Мир Огненный, I, 638.
3. http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_myphology/3611
4. Лагерлёф С. Сказания о Христе / Пер. Н. Смоленского. – [СПб, 1913]. – С. 163–172. (Бесплат. прил. к журн. «Отдых Христианина» за 1913-й г.).
5. Рерих Н. К. Шамбала / Предисл. и примеч. Л. В. Шапошниковой; Пер. с англ. Э. В. Стороженко под ред. Л. В. Шапошниковой. – М.: Междунар. Центр Рерихов, 1994. – С. 171. (Большая Рериховская б-ка).
6. Леонардо да Винчи. Сказки. Легенды. Притчи / Пересказал с ит. А. Махов. – М.: Пенаты, 2008. – С. 83–84.
7. Брэм А. Э. Жизнь животных: В 3 т. – Т. 2: Птицы. – М.: ТЕРРА, 1994. – С. 5.
8. Там же.
9. Грани Агни Йоги, XIV, 75.
10. Брэм А. Э. Указ. соч., с. 5.
11. Аум, 36.
12. Брэм А. Э. Указ. соч., с. 5.
13. Спирина Н. Д. Перед Восходом: Стихи разных лет / Предисл. Н. Жуковой, Н. Кочергиной. – 2-е изд., доп. – Новосибирск: Сибирское Рериховское Общество, 1996. – С. 70.
14. Брэм А. Э. Указ. соч., с. 5.
15. Дарвин Ч. Сочинения. Т. 5 / Под ред. Е. Н. Павловского. – М.: Изд-во АН СССР, 1953. – С. 440.
16. Приведённые сведения о колибри и беседковых птицах собраны Ч. Дарвиным; см. указ. изд., с. 484–485.
17. Дарвин Ч. Указ. изд., с. 448.
18. Самюэль К. Беседы с Оливье Мессианом // Советская муз. – 1982. – № 2: Февр. – М.: Советский комп. – С. 105.
19. Грани Агни Йоги, XII, 332.
20. Васильева Л. Петер Сёке: «Существовала ли музыка до возникновения жизни на земле?» // Иностр. лит.: Ежемес. лит.-художеств. и обществ.-полит. журн. – 1983. – № 9: Сент. – М.: Известия. – С. 204; Сёке П. Музыкальность птиц // Природа: Ежемес. попул. естеств.-науч. журн. АН СССР. – М.: Наука, 1972. – № 5. – С. 101.
21. Васильева Л. Указ. соч., с. 206.
22. Сёке П. Указ. соч., с. 101–102.
23. Васильева Л. Указ. соч., с. 205. В указанной работе П. Сёке приведена нотировка замедленной песни американского пёстрого дрозда (с. 101).
24. Торп В. Дуэты у птиц // Птицы / С введ. Б. Уилсона; Пер. с англ. Л. И. Александрова и Л. П. Дмитриевой; Под ред. Л. С. Степаняна и С. Н. Хаютина. – М.: Мир, 1983. – С. 243–244.
25. Там же, с. 246.
26. Мир Огненный, II, 167.
27. Семаго Л. Птицы. – М.: Мысль, 1994. – С. 234.
28. Симкин Г. Н. Певчие птицы: Справочное пособие. – М.: Лесная пром-сть, 1990. – С. 215.
29. Там же, с. 106–107.
30. Семаго Л. Указ. соч., с. 88.
31. Симкин Г. Н. Указ. соч., с. 20–22.
32. Семаго Л. Указ. соч., с. 184.
33. Симкин Г. Н. Указ. соч., с. 16–17.
34. Пер. В. В. Левика: www.stihi.ru/2004/04/28-337
35. Община, 163.
36. Надземное, 466.
37. Из «Шестоднева» Иоанна экзарха болгарского / Подготовка текста, пер. и коммент. Г. М. Прохорова // Электрон. публ. Ин-та рус. лит. (Пушкинского дома) РАН: lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=2166 (см. Пролог).
38. Декоративные и певчие птицы: Альм. – Вып. 1. – М., 1991. – С. 3.
39. Листы Сада М. Озарение, 3-II-18.
40. Рерих Н. К. О Вечном... / Сост., примеч. и слов. Д. Н. Попова. – М.: Изд-во полит. лит., 1991. – С. 421.
41. Мессиан О. Техника моего музыкального языка / Пер. и коммент. М. Чебуркиной; Науч. ред. Ю. Н. Холопова. – М.: Греко-лат. кабинет Ю. А. Шичалина, 1994. – С. 42.
42. Листы Сада Мории. Зов, 24 янв. 1922 г.


Иллюстрации:
1. .:elNico:.: flickr.com/photos/elnicofotos/2231188928
2. Paul Chioreanv: flickr.com/photos/brinzei/6484302475
3. Juan Emilio: flickr.com/photos/juan_e/11756254963
4. Татьяна Жеребцова: loveopium.ru/zhivotnye-2/ptica-udod.html
5. udivitelno.com/animals/item/612-kolibri-samaya-malenkaya-ptitsa-v-mire-30-foto-video">
6. liveinternet.ru/community/geo_club/post121911511">
7. Taco Meeuwsen: en.wikipedia.org/wiki/File:Song_Thrush_(Turdus_philomelos)_singing_in_tree.jpg
8. Orin Zebest: flickr.com/photos/orinrobertjohn/227005519
9. Ltshears: commons.wikimedia.org/wiki/File:Hermit_Thrush_034.jpg
10. Steve Garvie: flickr.com/photos/rainbirder/6726998383
11. Анатолий Кузьмин: fotki.yandex.ru/next/users/anatoliy-kuzmin-52/album/160886/view/359650
12. Don McCullough: flickr.com/photos/69214385@N04/9378737707

Изображения 2–4, 6–12 использованы в кадрированном виде.

Категория: РОМАН ОВЧИННИКОВ | Добавил: Мила (17.02.2018)
Просмотров: 172
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Все смайлы
Код *:
AGNI-YOGA TOPSITES