Четверг, 23.11.2017, 04:55

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | СТАТЬИ и ЭССЕ | Регистрация | Вход

Главная » Статьи » РОМАН ОВЧИННИКОВ

ОБРАЗ ТИШИНЫ В ПОЭЗИИ Н. Д. СПИРИНОЙ. РОМАН ОВЧИННИКОВ

 

РОМАН ОВЧИННИКОВ

 

Н. Д. Спирина. Харбин (1959)

 

ОБРАЗ ТИШИНЫ В ПОЭЗИИ Н. Д. СПИРИНОЙ

 

 

   Наталия Дмитриевна Спирина (1911–2004) – известный исследователь творческого наследия семьи Рерихов, организатор одного из крупнейших в России центров рериховского движения.

   Её жизнь являет пример исключительной самоотдачи и жертвенного служения Делу Владыки – Делу распространения Учения Живой Этики.

   Одна из сторон её многогранной деятельности – поэтическое творчество, вдохновлённое идеями и образами Учения, проникнутое его духом.

   Поэзию Наталия Дмитриевна рассматривала как высшее искусство, включающее в себя элементы прочих искусств, в частности музыкального [1].

   Музыкальный аспект поэзии обнаруживает себя через фонетику, ритмику, а также – собственно в звуковых образах. Среди последних в стихах Наталии Дмитриевны можно особо выделить довольно необычное их выявление – образы безмолвия, тишины, молчания.

*  *  *

   К тишине Наталия Дмитриевна испытывает какое-то особенное – трепетное и доверительное чувство:

 

Тишина, столь любимая нами,
Ты – наш друг, ты сопутствуешь нам;
Ты в себя допускаешь ночами,
Ты зовёшь нас к себе по ночам.

Мы тебя не спугнём, не нарушим,
Мы сумеем тебя уберечь;
И с тобою сродни наши души,
И тебе так близка наша речь. […] [2]

 

   Тишина – момент, когда умолкают земные голоса, – беззвучна лишь для внешнего восприятия. Чуткий слух, наоборот, может распознать в ней нечто Невыразимое, сокровенное – тонкие звучания Мира Надземного:

 

В вечерний тихий час задумчива Природа,
И голоса Небес доходят до земли… 

 

   «У молчания много тонких голосов, и уследить их ритм – значит приблизиться к Тонкому Миру», – сказано в книге «Сердце» [3].

   И ещё: «Если же кто-нибудь будет настаивать на существовании абсолютной тишины, не считайте его сердце утончённым» [4].

*  *  *

   В мире природы тишина естественней всего устанавливается во время угасания его активности: прежде всего, ночью, а также в смежные периоды – вечером, утром. В поэзии Наталии Дмитриевны образ тишины также связывается с этими периодами суточного цикла. Подчас они обозначены в самих названиях стихов: «Вечернее», «Ночь», «Ноктюрн»…

   В одном из стихотворений, – рисующем картину вечерней природы, – звуковые образы даны в таком последовании, что вызывают впечатление постепенного истончения и затихания звучности:

 

Оркестр сверчков,
                   стрекочущий поток,
Играл, не нарушая тишины;
И ветер трогал листья –
                                как смычок
В pianissimo касается струны.

И был покой,
                       и был заката час,
И травы источали аромат,
И неподвижно шёл деревьев ряд
За солнцем, молча сговорившись враз. […] 

 

   Так первый звуковой образ – множество сверчков, звучание которых напоминает целый «оркестр», лавину звуков («стрекочущий поток»). В то же время, громкостной нюанс их звучания весьма мал – настолько, что «не нарушает тишины».

   Далее, образ листвы, колышимой ветром. Это звучность сравнима уже с единичным струнным инструментом, не с оркестром. Кроме того, касание смычком струны – при тишайшем нюансе громкостной динамики (pianissimo) – являет, определённо, более «аккуратную», более утончённую форму звучания, чем стрекот.

   Если оба приведённых образа претворяют звучание на грани «слышимого-неслышимого», то следующий (и последний) образ, могущий рассматриваться как звуковой, – деревья, ряд которых идёт «неподвижно» и «молча сговорившись [Курсив. – Р. О.]», – явно беззвучен.

*  *  *

   Тишина помогает человеку настроиться на возвышенный лад – отрешиться от земной суеты:

 

[…] В тишину погружаясь,
                  как в воды бездонного моря,
      Мы бесшумно плывём
                  к берегам пониманий без слов.
      Позади остаются
                  житейские радость и горе,
      И не наша судьба,
                  и обломки разбитых оков. […] 

 

   Тишина влечёт, устремляет человека к Миру Высшему – зовёт к нему:

 

[…] И воздух снегов мы любим,
И отблески звёзд на льдинах,
И звон тишины нездешней,
Зовущей в надземный храм. […] 

 

Н. К. Рерих. Лунные горы (эскиз; 1933)

 

*  *  *

   Помимо образа тишины внешнего мира, в стихах Наталии Дмитриевны встречаем также образ тишины внутренней:

 

Внутри тебя такая тишина,
В которой тонут шумы и тревоги...
Войди в неё и вслушайся – она
Твой верный отдых от земной дороги.
                Она в тебе.
                                   О, не забудь о ней
                В котле кипящем
                              бурных внешних дней. 

 

   Примечательно, что миру внешнему отвечают совсем иные звуковые характеристики – образы-антиподы тишины (см. последнюю строку приведённого стихотворения).

   Ещё пример подобных образов:

 

Вокруг несётся жизнь стремительным потоком,
Бурлит и пенится шумливою рекой…

 

   И ещё:

 

Путь далёк. Пустыня угрожает.
Хаос хлещет и сбивает с ног.
Голоса мирские призывают
К лёгкой жизни от крутых дорог. […] 

 

*  *  *

   В молчании, в безмолвии тишины человек опознаёт своё Высшее Я, – Образ Бога, скрытый в недрах его духа.

   Это глубинное, источное основание сущности человека в «Гранях Агни Йоги» названо Безмолвным Свидетелем.

   Подобный образ встречаем и в стихах Наталии Дмитриевны:

 

Ничто тебя не может уязвить.
Ты нерушим, ты вечен, ты нетленен.
Протянута серебряная нить,
И Щит хранит, несокрушим и верен.
                  То тень твоя, что мечется в сетях
                  И знает радости, и горести, и страх.
                  А ты – Свидетель ей,
                                           безмолвен,
                                                          беспределен. 

 

Н. К. Рерих. Два мира (1933)

 

*  *  *

   Тишина – благоприятное и весьма способствующее условие для молитвенного возношения:

 

На небе розовый безоблачный закат,
И отблески лучей пылают в стёклах окон.
Замолкло пенье птиц. Деревья не дрожат
В затихшем воздухе, в безмолвии глубоком.

Благословенный миг! Молитва полетит
На крыльях тонких напряжённых токов –
И, может быть, кого-то озарит,
И кто-то вспомнит о Мирах Высоких. 

 

   Обращение к Высшему также может происходить беззвучно. Совершенная молитва – без слов, исходящая из глубин сердца:

Листы Сада М. Озарение, 3–IV–1

Молитва сердца коротка
И не запятнана словами...
Взмахнув могучими крылами,
Любовь перелетит века,
И расстоянья, и преграды,
В едином вздохе встанет рядом...
Дорога сердца коротка! 

 

*  *  *

   Атмосфера тишины отличает духовные обители, являющие собой пространство соприкосновения двух миров – земного и Надземного.

   Подобный мотив встречаем в стихотворении Наталии Дмитриевны к картине Николая Константиновича Рериха «Твердыня Тибета»:

 

Текут века. Проходят дни,
А ты стоишь, как страж бессменный,
В себе одной соединив
Земную твердь и мир надземный.

Молчишь. И тишина – твой друг –
Вокруг тебя круги замкнула;
И тайной веет всё вокруг,
И в тайне сердце потонуло. […] 

 

Н. К. Рерих. Твердыня Тибета (1932)

 

 *  *  *

   Лишь в сокровенной глубине духа – в несказуемом безмолвии тишины можно различить Голос Учителя Света:

 

В часы Любви и высшего Покоя
Ты удаляешься в Дом Духа,
                                  в горний Скит,
И там твоя душа с Великою Душою
В безмерной радости
                        безмолвно говорит. 

 

   «Удались в тишину молчания, в покои своего внутреннего "Я". Там найдёшь ты возможность общенья со Мною», – сказано в «Гранях Агни Йоги» [5].

   Образ Великого Владыки в стихотворениях Наталии Дмитриевны также ассоциирован с тишиной:

 

В Твоём Луче – покой и тишина,
В Твоём Луче – огонь и озаренье… 

 

   Тишина, спокойствие, внутренний мир есть не только условие связи с Высочайшим Духом, но и знак и следствие её:

 

Когда Он в сердце – там царит покой,
Там тишина космических просторов,
Там глубина премудрости веков,
Извечных тайн сокрытые узоры. […] 

 

   «Всё великое совершается в молчании, – читаем в "Гранях Агни Йоги". – Даже внешнее общение углубляется моментами сосредоточенной тишины. Поэтому познающий периоды тишины любит более, нежели периоды внешних соприкасаний. Конечно, на Общение с Учителем или Доверенными Его это условие не распространяется, но даже и при внешнем соприкосновении с Учителем самое сокровенное совершается в молчании» [6].

*  *  *

   Причастность Высшему невыразима земными словами:

 

Потоки слов, каскады уверений,
Журчанье утомительное фраз...
Но если ты, хотя бы только раз,
Коснёшься сердцем Высших уявлений
И вдруг поймёшь, что значит Красота, –
Торжественность замкнёт твои уста! 

 

   Высочайшее – несказуемо:

 

Явленье звёзд. Тепло лучей.
Беззвучный Голос. Сердца жар.
Священной близости Твоей
Непостижимый, чудный дар...
Найдутся ли слова земли,
Чтоб ЭТО выразить могли?
И нужно ли? 

 

*  *  *

 

   Мотив Высшего Общения в стихах Наталии Дмитриевны являет нечто более реальное и значительное, чем собственно поэтический мотив.

   Вспомним свидетельство Елены Ивановны Рерих: «Она [Наталия Дмитриевна] может прекрасно писать под диктовку Великого Владыки [Курсив. – Р. О.] и напишет прекрасные статьи и полезные статейки» [7].

   Поэтическое творчество Наталии Дмитриевны создавалось также, несомненно, под Высочайшим Вдохновением.

   Приведём ещё несколько фрагментов из писем Елены Ивановны – её отклики на стихи из сборника «Капли»:

  «О "Каплях" Наты могу сказать, что яро они мне близки и я принимаю их всем сердцем. […] Очень хотела бы иметь ещё несколько "Капель", ибо чую Источник их» [8].

   «Жду новых "Капель" от Наты. Очень они меня трогают» [9].

* * *

   Поэтическое творчество Наталии Дмитриевны основывалось прежде всего на Учении Живой Этики. Так в одном интервью, отвечая на вопрос, что для неё «является побудительным мотивом писать стихи», она говорила: «Побудительной причиной главным образом является мой восторг перед Учением Живой Этики…» [10].

   «Начав изучать книги Учения, я стала писать стихи, а до встречи с Учением ничто меня на творчество не вдохновляло» [11], – признавалась Наталия Дмитриевна в беседе с сотрудниками.

   И ещё: «Я очень любила поэзию с самого младенчества. Мать мне читала, когда я ещё неграмотная была. Я очень любила стихи и многое помнила наизусть, но мне никогда не приходило в голову, что я сама буду писать стихи» [12].

*  *  *

   О своём первом стихотворении Наталия Дмитриевна рассказывала следующее: «Я прочла первые слова из книги Живой Этики: "Молитва есть возношение и восхищение. Молитва есть провод к потоку благодати". Это были первые слова, которые я прочла из Учения. И после этого пошли стихи. "На заре, по небу голубому розовые ангелы летят!" Я их как будто видела. Это моё первое стихотворение» [13].

   Примечательно, что уже в нём явственно выражен образ тишины:

 

На заре безмолвие в Природе,
Но слышнее Твой беззвучный Зов.
Мрак ночной в прошедшее уходит,
День грядёт от новых берегов. […]

Мир затих... и сердце ввысь влекомо...
Расцветает в тишине Твой сад.
На заре, по небу голубому
Розовые ангелы летят! 

 

*  *  *

   В одном из стихотворений Наталии Дмитриевны образ самих стихов выступает, по сути, символом пути восхождения духа, – с которым вновь сопряжён образ тишины:

 

Когда мы входим в зону света,
В благоуханье тишины,
Уносятся земные сны
В какое-то не наше «где-то».

Дорога, полная стихов,
Нас принимает – друг радушный –
Укрыв от суеты бездушной,
Дарует нам приют и кров.

Нам, вечным странникам планеты,
Дорога эта дорога́;
Мы ей приносим в волнах света
Всё благозвучие стиха. 

 

*  *  *

   Можно предполагать, что особая расположенность Наталии Дмитриевны к поэзии была связана, в том числе, с тем, что это «тихое» искусство. Стихи, читаемые вслух имеют, конечно, явное акустическое выражение. Но всё же, как правило, стихи читаются про себя, внутренним голосом, беззвучно.

   Примечательно, что творчество Наталии Дмитриевны содержит пример стихов, предполагающих именно такое, сугубо внутреннее прочтение. Это стихи из раздела «Беседы с Тобой», завершающего сборник «Перед Восходом». По крайней мере, сама Наталия Дмитриевна их «никогда не читала вслух» и сотрудников «не поощряла к тому» [14].

*  *  *

   В тишине, незаметно для внешнего наблюдателя, совершается таинство духовного преображения человека:

 

Просто распускаются цветы, –
Так же прост
рост духа.
Там и здесь – явленье красоты.
Тайно и без звука,
В тишине, весеннею зарёй
Расцветает лотос огневой. 

 

«Крылья духа растут в тишине», – говорит Учение Живой Этики [15]. И как бы продолжая эту мысль, Наталия Дмитриевна пишет:

 

Крылья растут в тишине.
Наяву и во сне
Голос беззвучно зовёт
В дальний полёт.
                И чем тише вокруг,
                Тем явственней звук
                 И сердца ответный стук. 

 

*  *  *

   Так же – неявно, в безмолвии тишины происходит преображение сущего:

   

Беззвучно Слово, но Оно творит,
Рука незрима, но Она ведёт;
И Основанье твёрже, чем гранит,
Хотя из ткани света состоит.
Твоей стрелы неуловим полёт,
Но духоразумение несёт...
Так в мир земной Мир Огненный
                                                войдёт. 

 

   Сокровенность есть атрибут Действий Иерархии Света:

   «Самые сильные действия духа происходят в тишине и молчании, – сказано в "Гранях Агни Йоги". – Так Творим Мы. Видимые усилия, и потуги, и внешняя суета – удел землян. Но сильное действие всегда совершается в молчании» [16].

   «Огни спокойствия, непоколебимые вихрями низших слоёв, ни космическими бурями и битвами, являют мощь Творящего Логоса Создателя. […] Несказуемая мощь. Несказуемое величие Огня-Отца – Созидателя. Планетные Духи в величии спокойствия Творят. Спокойствие Владыки есть мощная сила» [17].

   «Тишина молчания присуща могуществу Владыки» [18].

 

Беззвучна Речь, для слуха нет её,
Неслышна Поступь и Рука незрима,
Но скоро приближение Твоё,
И Новый Мир идёт неотвратимо.
Об этом Ты свидетельствуешь Сам
В Лучах Твоих проснувшимся сердцам. 

 

Н. К. Рерих. Fiat Rex. (1931)

Примечания:

[1] Спирина Н. Д. «Вначале было Слово...»: http://rossasia.sibro.ru/voshod/article/19856

[2] Стихи Н. Д. Спириной воспроизводятся по: http://spirina.info/poetry

[3] 327.

[4] Сердце, 330.

[5] 1958 г., 157.

[6] Т. 5, 540.

[7] Рерих Е. И. Письма: [В 9-и т.]. Т. IX: 1951–1955 г. М.: МЦР, 2009. (Письмо от 23 янв. 1951 г.).

[8] Там же. (Письмо от 24 янв. 1954 г.).

[9] Там же. (Письмо от 10 февр. 1954 г.).

[10] Спирина Н. Д. Полное собрание трудов. Т. 7: Собеседования. Интервью. Новосибирск: Издательский центр «Россазия» СибРО, 2016 [2015]. С. 369. (Интервью новосибирскому радио, прозвучавшее в программе «Встречи на Вертковской» 7 мая 1999 г.).

[11] Спирина Н. Д. Полное собрание трудов. Т. 5: Собеседования. 1991–1995. Новосибирск: Издательский центр «Россазия» СибРО, 2014. С. 28. (Беседа с сотрудниками СибРО 2 авг. 1992 г.).

[12] Там же. Т. 7. С. 359. (Интервью омскому телеканалу «Акмэ». Нояб. 1998 г.).

[13] Там же. С. 263–264. (Беседа с сотрудниками СибРО 24 марта 2002 г.).

[14] Лихачёв В. Н. «Потоки благодати». О поэзии Н. Д. Спириной: http://sibro.ru/reading/doc/390/2092

[15] Озарение, I–IX–10.

[16] 1956 г., 95.

[17] 1955 г., 579.

[18] 1959 г., 68.

Источники изображений:

Фотография Н. Д. Спириной http://spirina.info/photo/306/318

Репродукции картин Н. К. Рериха http://gallery.facets.ru

Категория: РОМАН ОВЧИННИКОВ | Добавил: Горний_Путник (25.08.2017)
Просмотров: 94 | Комментарии: 4
Всего комментариев: 4
4  
Сердечно благодарю автора за статью!
Ваша чуткость восприятия помогла уловить в поэзии Наталии Дмитриевны "звучание тишины", о которой обычно люди не думают и не замечают её. Но именно в тишине происходит восприятие Высшего, чем живёт дух.
Очень гармонично сочетаются стихи, Образы картин Н.К.Рериха и Ваш текст.
Наталия Дмитриевна оставила нам огромное наследие, но полностью оно ещё не изучено и не осмыслено. Ваша статья - ещё одна ступень на пути освоения его.

0
3  
В каждой строчке этой статьи чувствуется искренняя и глубокая любовь автора к Н.Д. Спириной.
Я не знала её, и мало что знала о ней, но благодаря таким работам начинаю понимать и чувствовать её внутренний мир.
Стихи, которые вышли из под пера Наталии Дмитриевны, говорят сами за себя. Невозможно описать так точно и выразительно то, чего не довелось пережить и прочувствовать, а внутренняя тишина - это область трансцендентального. Иными словами можно сделать предположение, что Наталия Дмитриевна самым гармоничным образом совмещала в себе земное и небесное, и на практике шла верхним путём, не отрываясь от земли. Одним из главных достоинств её стихов является то, что они проникают в сердце читателя и пробуждают в нём его собственные глубинные чувства и воспоминания. Спасибо автору за наблюдательность и верное направление мысли.

0
2  
Помолчим на крутом берегу Океана Безмолвья!
Тишина всех миров обитает в его глубине.
Междустрочья проявленной истины и междусловья
В суете очень сложно почувствовать, лишь в тишине.
Тишина! Так целительны сердцу тончайшие волны,
Расслабляются нервы, усталость уносится прочь,
Эликсирною праной душевную чашу наполнит,
Без которой земные пути не легко превозмочь.
За привычно-телесной чертой восприятия мира,
За чертой недоверия, страхов, невежества, лжи,
Океаны бездонных возможностей Жизни эфира,
Беспредельность полёта души! Скоростя! Виражи!
Как трава незаметно вздымаются душ восприятья,
Тот таинственный мир неминуемо станет родным,
Не осмелятся души лишить себя вечного счастья...
На крутом берегу Океана Тиши помолчим.

1  
Роману, как музыканту, удалось тонко прочувствовать поэзию Наталии Дмитриевны Спириной и передать её духовное воздействие...
Кто общался с Наталией Дмитриевной может честно отметить: были те, кого "обжигала" встреча с ней, те отходили... А кто понимал и принимал её влияние, старался выполнить каждое её слово, потому что знал, Откуда оно исходит. Кто любил Наталию Дмитриевну, тот чувствовал её причастность Высшему, и Роману удалось это отобразить.
Спасибо!

Имя *:
Email *:
Код *:
AGNI-YOGA TOPSITES